«Обладатель» Юрий Иванович читать онлайн - страница 1. Обладатель книга


Обладатель (Юрий Иванович) серия книг в правильном порядке: 7 книг

Обладатель

Серия «Обладатель» автора Юрий Иванович список книг по порядку.

Переключить стиль отображения :

Книга #1 (2012)

Обладатель

Юрий Иванович

Городское фэнтези

Обладатель, книга #1

Однажды москвич Иван Загралов потерял все! Квартиру, машину, жену и даже работу. Вчера еще он был уважаемым специалистом в солидной компьютерной фирме, а сегодня – пьет с бомжами в подвале и ни на что уже больше не надеется. Но жизнь горазда на сюрпризы. Совершенно случайно Загралов становится свид…

Книга #2 (2013)

Обладатель-десятник

Юрий Иванович

Боевая фантастика

Обладатель, книга #2

Случайно завладев уникальным прибором сигвигатором, Иван Загралов становится обладателем необыкновенных способностей. Теперь он может даже материализовать на время фантомы умерших. Однако это не делает его счастливым. Спасаясь от преследования таинственного Безголового – прежнего владельца сигвигат…

Книга #3 (2013)

Обладатель-двадцатник

Юрий Иванович

Боевая фантастика

Обладатель, книга #3

Если вы можете все – это не значит, что счастливая и спокойная жизнь вам гарантирована. Москвич Иван Загралов давно в этом убедился. Ведь иномирское устройство сигвигатор, способное создавать полноценные фантомы других людей, не в силах подсказать Загралову, в каких целях их использовать. Тут уже н…

Книга #4 (2014)

Обладатель-тридесятник

Юрий Иванович

Боевая фантастика

Обладатель, книга #4

Кошмарный террористический акт произошел в московском спортивном комплексе «Лужок». Жертвами стали пятьдесят два человека. Среди них известные депутаты Госдумы, сотрудники прокуратуры, иностранные дипломаты. Дело получило международный резонанс, и президент России принял решение допустить иностранц…

Книга #5 (2014)

Обладатель-сороковник

Юрий Иванович

Боевая фантастика

Обладатель, книга #5

Всё больше Москва становится полем боя съехавшихся со всех сторон Обладателей. Такого количества особей, владеющих сигвигаторами, столица России ещё не видывала. Отныне совместные действия всех порожденных сигвигаторами фантомов способны перевернуть жизнь москвичей. Станет ли столичным жителям от э…

Книга #6 (2016)

Обладатель-полусотник

Юрий Иванович

Боевая фантастика

Обладатель, книга #6

Удивительные иномирные устройства, сигвигаторы, позволяли своим земным обладателям совершать невероятное – создавать неотличимых от людей фантомов и даже управлять ведьмами. Иван Загралов и его союзники употребляли полученное могущество исключительно во благо человечества. Но зло вездесуще, да и от…

Книга #7 (2016)

Обладатель-шестидесятник

Юрий Иванович

Боевая фантастика

Обладатель, книга #7

На Землю нежданно свалилась беда в виде серой глыбы неразрушимого вещества, бомбардирующего планету с явной целью уничтожения всего живого. Если кто ей и сможет что-то противопоставить, то лишь союз обладателей. Они и пытаются это сделать, используя уникальные возможности сигвигаторов и прикрываясь…

bookash.pro

Обладатель читать онлайн - Юрий Иванович

Юрий Иванович

Обладатель

Пролог

Иван Загралов ненавидел табачный дым. Хотя и сам довольно долго покуривал. Но вот когда бросил четыре года назад, как отрезало: некогда приятный запах стал восприниматься как непереносимая вонь. Он стал с презрением относиться и к курильщикам. И старался по улице рядом с ними не ходить. Но сегодня, будучи в гостях, да ещё и при сложившихся жизненных обстоятельствах, свои законы диктовать было не с руки. Ничего не оставалось, как молча скрипеть зубами, проклинать судьбу да пытаться залить возмущение дешёвой водкой.

Увы! Водка помогала слабо!

Поэтому последние полчаса Ивану, которого ещё не так давно чаще величали «господин Загралов», было совсем дурно в этом прокуренном, зловонном и жарком подвале. И он еле дождался, пока его собутыльники, они же добрые, приютившие его обитатели данного помещения, вырубятся от явно лишней дозы алкоголя. Погасил свет, просто выкрутив свисавшую на тонком проводе с потолка лампочку, и направился к единственному окошку, расположенному под потолком. Оно было закрыто наглухо. Мало того, что двойное, так между рамами стоял ещё и деревянный щит, и со двора не было видно, что творится в подвале. Даже если тут кого-то убивают.

«Вряд ли эти бомжи на такое способны, — подумал Иван, взгромоздившись на ящики. — Обокрасть кого по пьяни да собутыльнику все карманы вычистить — запросто. А на что-то страшное они не пойдут никогда… вот потому здесь и обитают… И я таким же скоро стану…»

Он справился с внутренней рамой, сбросил на пол щит и открыл вторую раму. Лица коснулся свежий влажный воздух, и грудь расширилась, набирая как можно больше живительного кислорода.

Еще в начале общения ныне спящие хозяева подвала, Егорыч и Панфа, от предложения Загралова открыть окно, чтобы проветрить помещение, чуть не взбеленились. Еле удалось их успокоить разлитой по стаканам водкой. По их словам получалось, что в мрачном дворе и в домах вокруг него жили одни вурдалаки, злобные чудовища и самые скандальные монстры вселенной. И лишь один проблеск света наружу может обрушить массу неприятностей на головы обитателей подвала. После третьего стакана Егорыч, ссутулившись, шёпотом поведал, что во дворе уже массу несчастных и зарезали, и пристрелили, и на кусочки растерзали. И если заглядывать туда даже в дневное время, то «мурашки по телу лошадками скачут!»

Ну а малахольный Панфа после пятого стакана заговорил чуть ли не пословицами:

— Если хочешь долго жить — далеко не ходи! А те, кто много знали об этих вурдалаках — уже молчат, развеянные прахом. Меньше шевелишь копытами — крепче спишь. Хочешь с нами жить-дружить — надо водкой дорожить. Наливай… Осторожней!

Иван наконец-то дышал полной грудью. Взгляд, пытавшийся выхватить из полутьмы двора хоть что-то, натыкался на горки подтаявшего снега, груды гнилых деревянных ящиков, помятые мусорные баки и перекосившуюся будку, похожую то ли на газетный киоск, то ли на дачный туалет. Хотя не было еще и двенадцати ночи, но стояла почти полная тишина. Ивану даже казалось, что он слышит шорох редких падающих снежинок. А значит, те, кто здесь живет, ни в коей мере не могли считаться мировым злом, и процент скандальных упырей здесь, похоже, стремился к нулю. Судя по запустению, царившему во дворе, сюда никто не наведывался с прошедшей осени.

За спиной у застывшего любителя чистого воздуха что-то скрипнуло, зашуршало, и после глухого удара послышалось неразборчивое ругательство. Иван направил на звуки луч фонарика, который составлял значительную часть всего его теперешнего имущества. Оказалось, что Егорыч свалился с узкого лежака вместе с одеялом, и теперь лежал на полу, на животе, продолжая спать.

Загралов погасил фонарик, уложил его в карман куртки и вновь повернулся к окну.

И тут началось…

Откуда-то сверху спиной рухнуло на заснеженный двор тело довольно массивного мужчины. Несомненно, это упал уже труп — живые так не шлёпаются. Тут же в поле зрения Ивана появился другой мужчина. Он сделал шаг к трупу и замер. И если бы только это! Вокруг него, словно в плохом чёрно-грязном мультфильме, возникли сразу трое мужчин: один сзади и двое по сторонам и чуть спереди. Этот другой произнес:

— Вот ты, урод, и долетался!

Потом достал из-под мышки пистолет с коротким толстым глушителем и метров с трёх всадил в голову трупа сразу три пули. И скомандовал:

— Обыскать! Все, что найдёте, в сумку!

Стоявший сзади телохранитель не пошевелился, а два других ринулись исполнять приказ. И, наверное, их второе или третье прикосновение к телу убитого привело к тому, что труп… взорвался! Не громче, чем лопнувший шарик. Но последствия этого взрыва оказались впечатляющими. От трупа остались только куски окровавленного мяса. Тех, кто обыскивал, тоже разорвало на мелкие кусочки и разметало во все стороны. Третьему телохранителю оторвало верхнюю часть туловища, ну а тому, кто ими командовал, снесло голову. Его тело, раскинув руки, пролетело метров пять спиной вперёд и рухнуло на снег.

Взрывная волна толкнула Ивана, и он едва не свалился с ящиков. В лицо ему полетели снежные брызги вперемешку с кровью, да и что-то более тяжёлое ударило в бок и отскочило.

«Это разборки! — лихорадочно подумал он, машинально вытираясь рукавом. — Если меня заметят — убьют! Немедленно закрыть окно!»

Он захлопнул наружную раму, спрыгнул с ящиков и поднял с пола щит. Вновь забрался на ящики, поставил щит на место, и тут его отличный музыкальный слух, которым Иван по одному только «да?» определял любого человека по телефону, распознал голос того самого мужчины, которому полминуты назад оторвало голову!

Первая фраза состояла сплошь из нецензурных слов. Следующие были более информативны:

— Я выпустил из руки сигвигатор!. Искать!

Послышался топот, который могли создать не менее чем шесть, а то и восемь человек. А потом раздался капризный женский голос:

— Фу! Сколько здесь кровищи!.. Я испачкала туфли… и мне холодно!..

— Помолчи! — грубо оборвал женщину немыслимо как оживший мужчина. — Зато здесь ты в безопасности!

— Неужели? Разве это не твоя кровь по стенам разбрызгана?

— Ерунда. Главное, что ловушки больше нет… Ха! Представляешь, до чего этот хитрый урод додумался? Первый раз меня так подловили… — Мужчина помолчал и обратился к другим: — Ну что, долго ещё копаться будете?

— Ищем! — последовал лаконичный ответ.

Чьи-то шаги начали приближаться к окошку, и это вывело Ивана из ступора. Включив фонарик, он устремился было к выходу из подвала, но тут луч света, упавший на грязный пол, выхватил из темноты странный предмет. Иван поднял его. Величиной и формой он напоминал пульт для телевизора и видеоаппаратуры. И с точно такими же многочисленными кнопочками, да еще и с экранчиками с обеих сторон. И самое главное, что этот предмет своим видом словно орал: «Я — не от мира сего!» Уж в подобных вещах господин Загралов считал себя докой!

И естественно, что такой вещицы в данном подвале, в переписи имущества бомжей, не могло числиться по умолчанию. И большого ума не надо иметь, чтобы догадаться: это и есть тот самый сигвигатор, который с таким тщанием пытаются отыскать люди во дворе. Он влетел в окно, угодил в Ивана и упал на пол.

Загралов понимал, что у него в руке очень и очень странная штуковина, и чувство самосохранения требовало немедленно бросить ее и убираться как можно дальше от этого подвала.

Случись подобное событие неделю назад, он прислушался бы к голосу рассудка. И отбросил бы диковинный пульт от себя, словно гадюку. В те времена он себя считал очень рассудительным и всегда поступал правильно.

«И что мне эта правильность дала?! — набатом ударила в голову мысль. — Я превратился в ничтожество, ночую с бомжами и потерял всё! Но хуже всего, что я смирился с таким положением! Я — не протестую! А ведь мне, по сути, и терять-то больше нечего… И последние три дня я готов умереть… Так что меня в этой штуковине пугает? Смерть? Ха! Плевать и на неё, и на всех в этом подлом мире!»

Он упрятал сигвигатор во внутренний карман ещё вполне прилично смотревшейся куртки и посветил фонариком на недавних собутыльников. Те дрыхли без задних ног и не собирались в ближайшие час-полтора требовать продолжения банкета. Иван вкрутил лампочку обратно и напоследок забрал свой стакан. Стаканы для себя и своих новых знакомых он купил вместе с водкой и закуской. Егорыч и Панфа и знакомиться с ним не стали бы, а уж тем более никогда не пригласили бы в этот подвал, но Иван сильно замёрз и решил не зажимать последние деньги. От такой щедрости уже напившиеся пива бомжи расчувствовались и пригласили его в своё «очень тёплое и самое уютное местечко во всём городе».

Познакомились они в полумраке пивбара, да и вообще в этот злачный район теперь уже не «господин» Загралов попал чуть ли не впервые в жизни. Так что вряд ли Егорыч и его молодой напарник по кличке Панфа его видели раньше. А судя по их пьяным разговорам и попыткам назвать его каким-то «Саньком», а потом и «Дарчем», они уже после первой порции водки стали путать новенького соседа со своими старыми товарищами по образу жизни и смыслу существования.

То есть описать его они не смогут, если те типы их обнаружат. Но очень хотелось верить, что не обнаружат… Хотя, если уж действовать по совести, то следовало разбудить мужиков, предупредить об опасности, и пусть бегут отсюда. Но пока разбудишь, пока растолкуешь… И не факт, что в ответ не понесётся громкая брань, а то и с рукоприкладством. А при своих физических данных Иван сомневался, что даже с Панфой справится. А Егорыч его вообще с одного удара вырубит.

Последние рассуждения окончательно решили всё и заставили Ивана живо перебирать ногами.

Он выбрался на улицу и поспешил прочь от страшного места. А перед глазами стояли недавно увиденные картины: падение трупа, неожиданно появившийся человек, потом ещё трое… Откуда они могли взяться? Этот взрыв… И голос… Голос человека, которому полминуты назад оторвало голову!

Не может такого быть? Конечно нет…

Но еще совсем недавно Загралов и о такой вот своей жизни бесправного бомжа заявил бы с полной уверенностью: не может быть! С ним — никогда!

И тем не менее…

Страх растворился в ночи, а мысли незаметно переключились на то, что случилось с ним в последний месяц. Память перетекла в иное время, когда он был полностью счастлив. Тогда он считал себя очень умным, рассудительным и дальновидным. Тогда он жил в уюте, покое и достатке, тогда он имел право брезговать струящимся в лицо дымом. Тогда он считал себя преуспевающим специалистом…

Глава первая

Биография

Обычно человек в тридцать два года уже полностью формируется как личность, определяется с профессией и довольно ясно видит, куда его приведёт выбранная в жизни дорога. Иван Фёдорович Загралов, как ему казалось уже лет десять, тоже сформировался, определился и видел. Чёткие моральные принципы, политика невмешательства, умение хорошо учиться и много помнить, неприхотливость и отсутствие желания добиваться власти обусловили его положение в обществе.

Это положение определялось так: крепкий середнячок. Или: инженерно-технический работник. По-другому: белый воротничок, который понимает, что место начальника отдела ему, в лучшем случае, дадут за два месяца до ухода на пенсию. Но никаких обид на окружающих Загралов не держал. Никакие карьерные амбиции не мешали ему спать. Никакая зависть не тревожила его, когда он смотрел на роскошный джип своего соседа. Никакое возбуждение его не терзало при виде очаровательной блондинки в дорогой шубе. Никакие желания не давили ему на мозг при редком наблюдении величественных особняков или роскошных вилл на берегу моря. Всё это ему казалось чем-то далёким, его совершенно не касающимся и поэтому недостойным внимания.

Ну, блондинка! Ну, грудастая и губастая! И что? Ничем не лучше сотен таких же девиц, которых можно отыскать на страницах модных журналов и на порнографических сайтах. А сколько на неё надо потратить сил, средств, энергии, чтобы убедиться в итоге короткой совместной жизни, что она тебя за скота последнего считает. Имелись десятки печальных примеров из жизни окружающего электората.

Что там дальше?.. Ну, джип, стоящий миллионы. А счастья с него? Если сосед бледнеет уже при виде околачивающегося рядом с его машиной мальчугана. А иные тревоги и заботы, связанные с наличием у тебя ну очень дорогостоящей машины? Их можно перечислять часами…

Ну, вилла на берегу тёплого моря. Правда, это уже как-то согревало… Но ещё в юности он узнал, какие огромные средства идут на содержание подобных домов. Какой смысл тратиться на бассейн, в котором хозяин не купается одиннадцать месяцев в году? Зачем тратить тысячи евро только на охрану виллы? Лучше уж за эти деньги каждый год совершать путешествия, видеть что-то новое.

Кто не копит — тому терять нечего! Кто не жадный — тому дышится легко! Кто не трясётся над своим златом — не чахнет в тоске и печали!

Три этих фразы довольно точно выражали кредо Ивана. А уж на хлеб с маслом, да ещё и на икорку (пусть только на красную), сил и ума заработать хватит. Всё остальное приходит с болью и переживаниями, а уходит без следа, но чаще всего со слезами. Так что стоит ли горбатиться и грызть ежедневно горло ближнему своему?

Вот господин Загралов и не грыз. А жил пусть и довольно скромно, но в своё удовольствие.

Конечно, многое ему в этом мире не нравилось. Очень многое. Список несправедливости, цинизма, подлости и жестокости получался очень и очень длинный. Но сознание уже давненько выработало иммунитет против многих пунктов, отторгая их подспудно от ежедневного существования простым вопросом: «А что я могу сделать?» На что чувство самосохранения сразу же чётко заявляло: «Ни-че-го!» Ведь любая конфликтная ситуация могла перерасти в крупные неприятности, а то и катастрофу. Любая ссора могла довести до драки. И любой инцидент мог завершиться летальным исходом. Жизнь стоила дороже всего остального. Ради возможности видеть мир и вольно дышать полной грудью не следовало впутываться в неприятности.

Но если человек не борется за справедливость, то наверняка у него и совесть отсутствует?

Нет, с совестью у Ивана Фёдоровича всё было в полном порядке. Но вот вмешиваться он ни во что не собирался, действуя по принципу: «глаза не видят, душа не болит». К примеру, если за углом слышится ругань, а то и звуки драки, то не стоит за тот угол заглядывать.

Вот господин Загралов никуда никогда и не заглядывал. В герои он не рвался…

Но так получилось, что потерял всё. Кроме жизни, естественно. Ну, и той одежды, в которой он передвигался по мокрому холодному мартовскому городу.

Ещё месяц назад у него была жена, работа, две квартиры и довольно приличная, по меркам среднего класса, машина. В одной, двухкомнатной, квартире он с супругой жил, вторая, трёхкомнатная, выгодно сдавалась внаём. Подобным образом неплохо существовали многие владельцы недвижимости в столице. Причём настолько неплохо, что могли откладывать и на чёрный день. Москвичи не гнушались подобным заработком, даже гордились им, совершенствовали его, холили, лелеяли и добавляли к нему новые красочные грани.

Вот одна из этих граней и сделала тридцатидвухлетнего Ивана Фёдоровича нищим и бесправным бомжом. Хотя… если смотреть правде в глаза, наверное, в любом случае его доля определилась бы подобным образом. Одно следствие вытекало из другого, а вдуматься и рассмотреть надвигавшуюся угрозу мешали некоторая наивность и принцип невмешательства.

Обе квартиры Загралова были на его имя. Одна ему досталась от деда по материнской линии, а вторую оставили ему родители, которые ещё десять лет назад уехали в сибирскую тайгу и жили где-то недалеко от Байкала. Втемяшилось им в голову, что именно там будет наилучшее место для выживания человека в условиях грядущих всепланетных катаклизмов.

Иван тогда заканчивал обучение в Бауманке и ехать никуда не собирался. По этому вопросу родители с ним и разругались настолько, что громогласно отреклись от собственного сына и в последние годы поддерживали отношения только краткими поздравлениями на Новый год и на день рождения. А самые худшие слова, сказанные отцом на прощание, звучали так:

«Ничего, ничего, ты ещё попросишь, чтобы мы тебя приютили! А мы ещё подумаем и на твоё поведение посмотрим!»

Ну как на такие речи молодому парню не обидеться?

Вот так и остался Иван почти сиротой при живых родителях. Может, и загрустил бы он да стал менять свои воззрения, но как раз на последнем курсе и встретилась ему та самая нежная, самая понимающая и самая любящая. Она была с периферии и в прежние годы совместной учёбы даже не смотрела в сторону довольно скромного, не хватавшего звёзд с неба парня. Всего два месяца они встречались, а после защиты дипломного проекта супруга переехала к нему жить и стала распоряжаться домашним хозяйством. О детях сразу сказала: «Вначале поживём пару лет для себя, а потом — сколько пожелаешь, столько и нарожаю».

Но как-то так сложилось, что дети все не появлялись. Наконец жена заявила, что у неё не всё в порядке со здоровьем, и зачастила по разным врачам и санаториям. Причём она ни дня не работала, несмотря на высшее образование. Более подозрительного мужчину такое насторожило бы, заставило хоть раз проверить если не саму необходимость лечения, то хотя бы места ежедневных многочасовых визитов.

А ведь частенько тот, кто наивен и доверчив, получает на свою голову огромные неприятности.

К тому всё и пришло. Многоходовая подлая афера оставила Загралова нищим, скомпрометированным, униженным и бесправным. Началось всё с того, что на работе прошла реорганизация, и новый начальник разрешил определённой категории специалистов работать на дому. В условиях глобализации и засилья Интернета подобное было возможно, удобно и выгодно всем сторонам творческого процесса. Загралов являлся специалистом робототехнических систем и комплексов, а поскольку окончил факультет информатики и систем управления, то создавал сложные программы да шлёпал по производственной необходимости нужные сайты. Потому в последние годы работал только за компьютером. Громоздкие чертёжные доски и другие приспособления давно канули в Лету, уступив место компактным принтерам и сканерам, ну а проверять работу подчинённого в любом случае удобнее и дешевле по конечному результату.

Вот Иван и получил право работать дома, а на работу являлся только в случае острой необходимости.

В первые дни после этих изменений супруга ходила какая-то взвинченная и недовольная. На вопрос о таком настроении нервно ответила, что дома, конечно, работать лучше, но лучше бы зарабатывать больше. И добавила:

— А если у нас будет ребёнок? На что мы в три рта станем жить, когда нам и на себя не хватает?

Иван растерялся от такого заявления и попытался выяснить, чего конкретно не хватает. Ведь в холодильнике имелось всё, чего душа пожелает, и с деньгами проблем не было.

Жена пояснять не стала.

А однажды примчалась вся радостная, раскрасневшаяся и с порога заявила:

— Я придумала, как нам разбогатеть! Тем более что твоя система работы даёт возможность для любых пространственных перемещений.

knizhnik.org

Серия: Обладатель - 7 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 283

Магоискин. Том второй (СИ) Astrollet

М-да, ну такое себе чтиво, рояль на рояле, гг просто Демиург, постоянные напоминания о мести за учителя и ничего после этого не делая, обретение 'семьи' только из за того что его накормили кашей. В общем, на 3 балла из 10,читайте только если совсем все перечитали.

Иван   14-10-2018 в 13:45   #283 Осколки (СИ)Сергей Соловьев

Прочитал тут серию "Добро пожаловать во Мрак"... Ну, то могу сказать ?! Отныне ВСЕ книги этого авторства буду сразу же отфильтровывать в мусор.. ибо точно не мое… ну не понимаю, при всех прочих посредственных показателях (язык изложения, сюжет книги, характеры героев и пр.), зачем было ажно три книги высасывать из пальца, столь подробно излагая все ужасы, через которые герои проходят, чтобы в конце разродиться пшиком..

Вообще, изложенная в серии история ГГ напоминает пузырь, который дулся, дулся (характеристики качал, чуть не до уровня бога…) и лопнул. Сразу скажу – в конце все герои умерли, преданные и оставленные друзьями и богами… или оказались в дурке, мир погрузился в безнадегу и помойку, в которую и книгу следом следует отправить… Вот, собственно, я и рассказал весь сюжет на уровне «убийца - дворецкий». Такая маленькая месть с моей стороны автору за бездарно потерянное на прочтение время…

Игорь Мальцев   08-10-2018 в 12:54   #281 Айдол-ян [с иллюстрациями]Андрей Геннадьевич Кощиенко

Понравилось, не совсем для меня интересная субкультура айдолов. Но узнал очень многое о Ю. Корее и даже проникся всем этим Корейским шоубизнесем. Герои и сюжет очень увлекательны. Хочется еще проды или хотя бы что то в таком стиле. Очень не типичное и не обычное "попаданство"

sazonenkov_pm   08-10-2018 в 10:20   #280 Режим бога Скс

Спасибо автору. Тема интересная, хотя есть некоторые неточности. Например Ладожский вокзал был открыт к 300-летию города, в 2003 году. А в основном хорошо написано!

Виктор   03-10-2018 в 14:17   #276 Механики (24 части)Александр Март

Автор столько закладок под дальнейшее развитие сделал, что становится жуть как интересно куда и как он будет писать дальше. Части проглатываю сразу после публикации. Всегда новые обновлнения на Механиков и многое другое Вы найдёте по адресам: http://mehaniki.co.nf http://mechaniki.byethost4.com

Babuin   03-10-2018 в 13:24   #275

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Читать книгу Обладатель Юрия Ивановича : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Юрий ИвановичОбладатель

Пролог

Иван Загралов ненавидел табачный дым. Хотя и сам довольно долго покуривал. Но вот когда бросил четыре года назад, как отрезало: некогда приятный запах стал восприниматься как непереносимая вонь. Он стал с презрением относиться и к курильщикам. И старался по улице рядом с ними не ходить. Но сегодня, будучи в гостях, да ещё и при сложившихся жизненных обстоятельствах, свои законы диктовать было не с руки. Ничего не оставалось, как молча скрипеть зубами, проклинать судьбу да пытаться залить возмущение дешёвой водкой.

Увы! Водка помогала слабо!

Поэтому последние полчаса Ивану, которого ещё не так давно чаще величали «господин Загралов», было совсем дурно в этом прокуренном, зловонном и жарком подвале. И он еле дождался, пока его собутыльники, они же добрые, приютившие его обитатели данного помещения, вырубятся от явно лишней дозы алкоголя. Погасил свет, просто выкрутив свисавшую на тонком проводе с потолка лампочку, и направился к единственному окошку, расположенному под потолком. Оно было закрыто наглухо. Мало того, что двойное, так между рамами стоял ещё и деревянный щит, и со двора не было видно, что творится в подвале. Даже если тут кого-то убивают.

«Вряд ли эти бомжи на такое способны, – подумал Иван, взгромоздившись на ящики. – Обокрасть кого по пьяни да собутыльнику все карманы вычистить – запросто. А на что-то страшное они не пойдут никогда… вот потому здесь и обитают… И я таким же скоро стану…»

Он справился с внутренней рамой, сбросил на пол щит и открыл вторую раму. Лица коснулся свежий влажный воздух, и грудь расширилась, набирая как можно больше живительного кислорода.

Еще в начале общения ныне спящие хозяева подвала, Егорыч и Панфа, от предложения Загралова открыть окно, чтобы проветрить помещение, чуть не взбеленились. Еле удалось их успокоить разлитой по стаканам водкой. По их словам получалось, что в мрачном дворе и в домах вокруг него жили одни вурдалаки, злобные чудовища и самые скандальные монстры вселенной. И лишь один проблеск света наружу может обрушить массу неприятностей на головы обитателей подвала. После третьего стакана Егорыч, ссутулившись, шёпотом поведал, что во дворе уже массу несчастных и зарезали, и пристрелили, и на кусочки растерзали. И если заглядывать туда даже в дневное время, то «мурашки по телу лошадками скачут!»

Ну а малахольный Панфа после пятого стакана заговорил чуть ли не пословицами:

– Если хочешь долго жить – далеко не ходи! А те, кто много знали об этих вурдалаках – уже молчат, развеянные прахом. Меньше шевелишь копытами – крепче спишь. Хочешь с нами жить-дружить – надо водкой дорожить. Наливай… Осторожней!

Иван наконец-то дышал полной грудью. Взгляд, пытавшийся выхватить из полутьмы двора хоть что-то, натыкался на горки подтаявшего снега, груды гнилых деревянных ящиков, помятые мусорные баки и перекосившуюся будку, похожую то ли на газетный киоск, то ли на дачный туалет. Хотя не было еще и двенадцати ночи, но стояла почти полная тишина. Ивану даже казалось, что он слышит шорох редких падающих снежинок. А значит, те, кто здесь живет, ни в коей мере не могли считаться мировым злом, и процент скандальных упырей здесь, похоже, стремился к нулю. Судя по запустению, царившему во дворе, сюда никто не наведывался с прошедшей осени.

За спиной у застывшего любителя чистого воздуха что-то скрипнуло, зашуршало, и после глухого удара послышалось неразборчивое ругательство. Иван направил на звуки луч фонарика, который составлял значительную часть всего его теперешнего имущества. Оказалось, что Егорыч свалился с узкого лежака вместе с одеялом, и теперь лежал на полу, на животе, продолжая спать.

Загралов погасил фонарик, уложил его в карман куртки и вновь повернулся к окну.

И тут началось…

Откуда-то сверху спиной рухнуло на заснеженный двор тело довольно массивного мужчины. Несомненно, это упал уже труп – живые так не шлёпаются. Тут же в поле зрения Ивана появился другой мужчина. Он сделал шаг к трупу и замер. И если бы только это! Вокруг него, словно в плохом чёрно-грязном мультфильме, возникли сразу трое мужчин: один сзади и двое по сторонам и чуть спереди. Этот другой произнес:

– Вот ты, урод, и долетался!

Потом достал из-под мышки пистолет с коротким толстым глушителем и метров с трёх всадил в голову трупа сразу три пули. И скомандовал:

– Обыскать! Все, что найдёте, в сумку!

Стоявший сзади телохранитель не пошевелился, а два других ринулись исполнять приказ. И, наверное, их второе или третье прикосновение к телу убитого привело к тому, что труп… взорвался! Не громче, чем лопнувший шарик. Но последствия этого взрыва оказались впечатляющими. От трупа остались только куски окровавленного мяса. Тех, кто обыскивал, тоже разорвало на мелкие кусочки и разметало во все стороны. Третьему телохранителю оторвало верхнюю часть туловища, ну а тому, кто ими командовал, снесло голову. Его тело, раскинув руки, пролетело метров пять спиной вперёд и рухнуло на снег.

Взрывная волна толкнула Ивана, и он едва не свалился с ящиков. В лицо ему полетели снежные брызги вперемешку с кровью, да и что-то более тяжёлое ударило в бок и отскочило.

«Это разборки! – лихорадочно подумал он, машинально вытираясь рукавом. – Если меня заметят – убьют! Немедленно закрыть окно!»

Он захлопнул наружную раму, спрыгнул с ящиков и поднял с пола щит. Вновь забрался на ящики, поставил щит на место, и тут его отличный музыкальный слух, которым Иван по одному только «да?» определял любого человека по телефону, распознал голос того самого мужчины, которому полминуты назад оторвало голову!

Первая фраза состояла сплошь из нецензурных слов. Следующие были более информативны:

– Я выпустил из руки сигвигатор!. Искать!

Послышался топот, который могли создать не менее чем шесть, а то и восемь человек. А потом раздался капризный женский голос:

– Фу! Сколько здесь кровищи!.. Я испачкала туфли… и мне холодно!..

– Помолчи! – грубо оборвал женщину немыслимо как оживший мужчина. – Зато здесь ты в безопасности!

– Неужели? Разве это не твоя кровь по стенам разбрызгана?

– Ерунда. Главное, что ловушки больше нет… Ха! Представляешь, до чего этот хитрый урод додумался? Первый раз меня так подловили… – Мужчина помолчал и обратился к другим: – Ну что, долго ещё копаться будете?

– Ищем! – последовал лаконичный ответ.

Чьи-то шаги начали приближаться к окошку, и это вывело Ивана из ступора. Включив фонарик, он устремился было к выходу из подвала, но тут луч света, упавший на грязный пол, выхватил из темноты странный предмет. Иван поднял его. Величиной и формой он напоминал пульт для телевизора и видеоаппаратуры. И с точно такими же многочисленными кнопочками, да еще и с экранчиками с обеих сторон. И самое главное, что этот предмет своим видом словно орал: «Я – не от мира сего!» Уж в подобных вещах господин Загралов считал себя докой!

И естественно, что такой вещицы в данном подвале, в переписи имущества бомжей, не могло числиться по умолчанию. И большого ума не надо иметь, чтобы догадаться: это и есть тот самый сигвигатор, который с таким тщанием пытаются отыскать люди во дворе. Он влетел в окно, угодил в Ивана и упал на пол.

Загралов понимал, что у него в руке очень и очень странная штуковина, и чувство самосохранения требовало немедленно бросить ее и убираться как можно дальше от этого подвала.

Случись подобное событие неделю назад, он прислушался бы к голосу рассудка. И отбросил бы диковинный пульт от себя, словно гадюку. В те времена он себя считал очень рассудительным и всегда поступал правильно.

«И что мне эта правильность дала?! – набатом ударила в голову мысль. – Я превратился в ничтожество, ночую с бомжами и потерял всё! Но хуже всего, что я смирился с таким положением! Я – не протестую! А ведь мне, по сути, и терять-то больше нечего… И последние три дня я готов умереть… Так что меня в этой штуковине пугает? Смерть? Ха! Плевать и на неё, и на всех в этом подлом мире!»

Он упрятал сигвигатор во внутренний карман ещё вполне прилично смотревшейся куртки и посветил фонариком на недавних собутыльников. Те дрыхли без задних ног и не собирались в ближайшие час-полтора требовать продолжения банкета. Иван вкрутил лампочку обратно и напоследок забрал свой стакан. Стаканы для себя и своих новых знакомых он купил вместе с водкой и закуской. Егорыч и Панфа и знакомиться с ним не стали бы, а уж тем более никогда не пригласили бы в этот подвал, но Иван сильно замёрз и решил не зажимать последние деньги. От такой щедрости уже напившиеся пива бомжи расчувствовались и пригласили его в своё «очень тёплое и самое уютное местечко во всём городе».

Познакомились они в полумраке пивбара, да и вообще в этот злачный район теперь уже не «господин» Загралов попал чуть ли не впервые в жизни. Так что вряд ли Егорыч и его молодой напарник по кличке Панфа его видели раньше. А судя по их пьяным разговорам и попыткам назвать его каким-то «Саньком», а потом и «Дарчем», они уже после первой порции водки стали путать новенького соседа со своими старыми товарищами по образу жизни и смыслу существования.

То есть описать его они не смогут, если те типы их обнаружат. Но очень хотелось верить, что не обнаружат… Хотя, если уж действовать по совести, то следовало разбудить мужиков, предупредить об опасности, и пусть бегут отсюда. Но пока разбудишь, пока растолкуешь… И не факт, что в ответ не понесётся громкая брань, а то и с рукоприкладством. А при своих физических данных Иван сомневался, что даже с Панфой справится. А Егорыч его вообще с одного удара вырубит.

Последние рассуждения окончательно решили всё и заставили Ивана живо перебирать ногами.

Он выбрался на улицу и поспешил прочь от страшного места. А перед глазами стояли недавно увиденные картины: падение трупа, неожиданно появившийся человек, потом ещё трое… Откуда они могли взяться? Этот взрыв… И голос… Голос человека, которому полминуты назад оторвало голову!

Не может такого быть? Конечно нет…

Но еще совсем недавно Загралов и о такой вот своей жизни бесправного бомжа заявил бы с полной уверенностью: не может быть! С ним – никогда!

И тем не менее…

Страх растворился в ночи, а мысли незаметно переключились на то, что случилось с ним в последний месяц. Память перетекла в иное время, когда он был полностью счастлив. Тогда он считал себя очень умным, рассудительным и дальновидным. Тогда он жил в уюте, покое и достатке, тогда он имел право брезговать струящимся в лицо дымом. Тогда он считал себя преуспевающим специалистом…

Глава перваяБиография

Обычно человек в тридцать два года уже полностью формируется как личность, определяется с профессией и довольно ясно видит, куда его приведёт выбранная в жизни дорога. Иван Фёдорович Загралов, как ему казалось уже лет десять, тоже сформировался, определился и видел. Чёткие моральные принципы, политика невмешательства, умение хорошо учиться и много помнить, неприхотливость и отсутствие желания добиваться власти обусловили его положение в обществе.

Это положение определялось так: крепкий середнячок. Или: инженерно-технический работник. По-другому: белый воротничок, который понимает, что место начальника отдела ему, в лучшем случае, дадут за два месяца до ухода на пенсию. Но никаких обид на окружающих Загралов не держал. Никакие карьерные амбиции не мешали ему спать. Никакая зависть не тревожила его, когда он смотрел на роскошный джип своего соседа. Никакое возбуждение его не терзало при виде очаровательной блондинки в дорогой шубе. Никакие желания не давили ему на мозг при редком наблюдении величественных особняков или роскошных вилл на берегу моря. Всё это ему казалось чем-то далёким, его совершенно не касающимся и поэтому недостойным внимания.

Ну, блондинка! Ну, грудастая и губастая! И что? Ничем не лучше сотен таких же девиц, которых можно отыскать на страницах модных журналов и на порнографических сайтах. А сколько на неё надо потратить сил, средств, энергии, чтобы убедиться в итоге короткой совместной жизни, что она тебя за скота последнего считает. Имелись десятки печальных примеров из жизни окружающего электората.

Что там дальше?.. Ну, джип, стоящий миллионы. А счастья с него? Если сосед бледнеет уже при виде околачивающегося рядом с его машиной мальчугана. А иные тревоги и заботы, связанные с наличием у тебя ну очень дорогостоящей машины? Их можно перечислять часами…

Ну, вилла на берегу тёплого моря. Правда, это уже как-то согревало… Но ещё в юности он узнал, какие огромные средства идут на содержание подобных домов. Какой смысл тратиться на бассейн, в котором хозяин не купается одиннадцать месяцев в году? Зачем тратить тысячи евро только на охрану виллы? Лучше уж за эти деньги каждый год совершать путешествия, видеть что-то новое.

Кто не копит – тому терять нечего! Кто не жадный – тому дышится легко! Кто не трясётся над своим златом – не чахнет в тоске и печали!

Три этих фразы довольно точно выражали кредо Ивана. А уж на хлеб с маслом, да ещё и на икорку (пусть только на красную), сил и ума заработать хватит. Всё остальное приходит с болью и переживаниями, а уходит без следа, но чаще всего со слезами. Так что стоит ли горбатиться и грызть ежедневно горло ближнему своему?

Вот господин Загралов и не грыз. А жил пусть и довольно скромно, но в своё удовольствие.

Конечно, многое ему в этом мире не нравилось. Очень многое. Список несправедливости, цинизма, подлости и жестокости получался очень и очень длинный. Но сознание уже давненько выработало иммунитет против многих пунктов, отторгая их подспудно от ежедневного существования простым вопросом: «А что я могу сделать?» На что чувство самосохранения сразу же чётко заявляло: «Ни-че-го!» Ведь любая конфликтная ситуация могла перерасти в крупные неприятности, а то и катастрофу. Любая ссора могла довести до драки. И любой инцидент мог завершиться летальным исходом. Жизнь стоила дороже всего остального. Ради возможности видеть мир и вольно дышать полной грудью не следовало впутываться в неприятности.

Но если человек не борется за справедливость, то наверняка у него и совесть отсутствует?

Нет, с совестью у Ивана Фёдоровича всё было в полном порядке. Но вот вмешиваться он ни во что не собирался, действуя по принципу: «глаза не видят, душа не болит». К примеру, если за углом слышится ругань, а то и звуки драки, то не стоит за тот угол заглядывать.

Вот господин Загралов никуда никогда и не заглядывал. В герои он не рвался…

Но так получилось, что потерял всё. Кроме жизни, естественно. Ну, и той одежды, в которой он передвигался по мокрому холодному мартовскому городу.

Ещё месяц назад у него была жена, работа, две квартиры и довольно приличная, по меркам среднего класса, машина. В одной, двухкомнатной, квартире он с супругой жил, вторая, трёхкомнатная, выгодно сдавалась внаём. Подобным образом неплохо существовали многие владельцы недвижимости в столице. Причём настолько неплохо, что могли откладывать и на чёрный день. Москвичи не гнушались подобным заработком, даже гордились им, совершенствовали его, холили, лелеяли и добавляли к нему новые красочные грани.

Вот одна из этих граней и сделала тридцатидвухлетнего Ивана Фёдоровича нищим и бесправным бомжом. Хотя… если смотреть правде в глаза, наверное, в любом случае его доля определилась бы подобным образом. Одно следствие вытекало из другого, а вдуматься и рассмотреть надвигавшуюся угрозу мешали некоторая наивность и принцип невмешательства.

Обе квартиры Загралова были на его имя. Одна ему досталась от деда по материнской линии, а вторую оставили ему родители, которые ещё десять лет назад уехали в сибирскую тайгу и жили где-то недалеко от Байкала. Втемяшилось им в голову, что именно там будет наилучшее место для выживания человека в условиях грядущих всепланетных катаклизмов.

Иван тогда заканчивал обучение в Бауманке и ехать никуда не собирался. По этому вопросу родители с ним и разругались настолько, что громогласно отреклись от собственного сына и в последние годы поддерживали отношения только краткими поздравлениями на Новый год и на день рождения. А самые худшие слова, сказанные отцом на прощание, звучали так:

«Ничего, ничего, ты ещё попросишь, чтобы мы тебя приютили! А мы ещё подумаем и на твоё поведение посмотрим!»

Ну как на такие речи молодому парню не обидеться?

Вот так и остался Иван почти сиротой при живых родителях. Может, и загрустил бы он да стал менять свои воззрения, но как раз на последнем курсе и встретилась ему та самая нежная, самая понимающая и самая любящая. Она была с периферии и в прежние годы совместной учёбы даже не смотрела в сторону довольно скромного, не хватавшего звёзд с неба парня. Всего два месяца они встречались, а после защиты дипломного проекта супруга переехала к нему жить и стала распоряжаться домашним хозяйством. О детях сразу сказала: «Вначале поживём пару лет для себя, а потом – сколько пожелаешь, столько и нарожаю».

Но как-то так сложилось, что дети все не появлялись. Наконец жена заявила, что у неё не всё в порядке со здоровьем, и зачастила по разным врачам и санаториям. Причём она ни дня не работала, несмотря на высшее образование. Более подозрительного мужчину такое насторожило бы, заставило хоть раз проверить если не саму необходимость лечения, то хотя бы места ежедневных многочасовых визитов.

А ведь частенько тот, кто наивен и доверчив, получает на свою голову огромные неприятности.

К тому всё и пришло. Многоходовая подлая афера оставила Загралова нищим, скомпрометированным, униженным и бесправным. Началось всё с того, что на работе прошла реорганизация, и новый начальник разрешил определённой категории специалистов работать на дому. В условиях глобализации и засилья Интернета подобное было возможно, удобно и выгодно всем сторонам творческого процесса. Загралов являлся специалистом робототехнических систем и комплексов, а поскольку окончил факультет информатики и систем управления, то создавал сложные программы да шлёпал по производственной необходимости нужные сайты. Потому в последние годы работал только за компьютером. Громоздкие чертёжные доски и другие приспособления давно канули в Лету, уступив место компактным принтерам и сканерам, ну а проверять работу подчинённого в любом случае удобнее и дешевле по конечному результату.

Вот Иван и получил право работать дома, а на работу являлся только в случае острой необходимости.

В первые дни после этих изменений супруга ходила какая-то взвинченная и недовольная. На вопрос о таком настроении нервно ответила, что дома, конечно, работать лучше, но лучше бы зарабатывать больше. И добавила:

– А если у нас будет ребёнок? На что мы в три рта станем жить, когда нам и на себя не хватает?

Иван растерялся от такого заявления и попытался выяснить, чего конкретно не хватает. Ведь в холодильнике имелось всё, чего душа пожелает, и с деньгами проблем не было.

Жена пояснять не стала.

А однажды примчалась вся радостная, раскрасневшаяся и с порога заявила:

– Я придумала, как нам разбогатеть! Тем более что твоя система работы даёт возможность для любых пространственных перемещений.

– В смысле? – заволновался Загралов. – О каких перемещениях речь?

– Ну, ты ведь давно мечтаешь побывать в Индии! – с напором напомнила благоверная. – И наша мечта осуществится! Мало того, сегодня я проверилась и могу смело заявить: у нас будет ребёнок! Ура!

Давно ожидаемая Заграловым новость расслабила его, выбила из колеи здравомыслия, и он от радости поглупел. Поэтому, не сопротивляясь, согласился на предложение супруги, реализация которого должна была ежемесячно приносить в бюджет семьи дополнительные пятьсот евро.

Суть заключалась в следующем: сдать квартиру в дорогостоящей Москве, а самим пожить временно в более дешёвом месте. Так уже делали многие столичные жители, повышая свой уровень жизни до комфортного. А далёкая, но страшно экзотичная Индия предоставляла для этого все возможности. Квартира в Москве сдаётся, к примеру, за тысячу евро в месяц, а для проживания небольшой семьи в одном из шикарных особняков в нищей Индии и с питанием вдвое лучшим, чем прежде, хватает четырехсот евро. Ну, и ещё сто – сто пятьдесят евро нужно будет тратить на перелёты два раза в год туда и обратно.

Отличное предложение? Безусловно!

Да и побывать в этой далёкой экзотической стране Иван Фёдорович Загралов в самом деле мечтал с самого детства.

И супруги взялись за претворение этого плана в жизнь. Подходящий особняк в Индии отыскался почти сразу. Билеты можно было купить в любой момент. Желающих снять московскую квартиру, благо что почти в самом центре, нашлось более чем предостаточно. Клиентами занималась сама госпожа Загралова, кого-то там она приводила, показывала, шепталась потом с ними заговорщически на кухне. Ну и на работе никаких сложностей у Загралова не возникло: со всеми и обо всём договорился.

Несколько напрягло то обстоятельство, что на новое, пусть и временное место жительства приходилось отправляться вначале одному. Жена должна была прилететь через неделю, объяснив это так:

– Пока ты там немножко освоишься, я прослежу, как сюда наши квартиранты вселятся. А ты меня в Индии встретишь уже как знаток тамошних достопримечательностей.

Неделя – срок небольшой. Тем более что и билет, уже купленный на должное число, был торжественно продемонстрирован. Наивный москвич собрал чемодан, прихватил ноутбук и отправился в страну своих детских мечтаний. Особняк и в самом деле оказался выше всяких похвал и гораздо комфортнее московской квартиры. Обильное и роскошное питание заставляло опасаться скорой смерти от переедания. А многочисленные соседи русского происхождения, коих там оказался чуть ли не целый городок, позволили чувствовать себя как дома. Многие советовали сразу нанять симпатичную служанку, которая обходилась в сущие гроши. Сказка, претворившаяся в жизнь! Иван подробно рассказывал обо всем супруге, общаясь с ней по телефону и по скайпу.

Но тут у жены умерла мать, и прибытие в Индию пришлось отложить. Теща Ивана не любила, поэтому у него и мысли не возникло мчаться на ее похороны в российскую глубинку. Но свою половинку он жалел и искренне сочувствовал её горю.

Так прошла вторая неделя его одиночества. А потом позвонила супруга и сказала, что новый билет на самолёт куплен и через восемь дней она наконец-то прибудет.

– Почему не завтра? Или не послезавтра? – попытался возмутиться Иван.

– Ох! У меня столько забот после смерти матери! – застенала вторая половинка. – Столько дел утрясти надо! Хотя бы с тем же наследством. Ничего не успеваю!

Пришлось погрустневшему Загралову смириться. А чтобы не хандрить, он с головой ушёл в работу. Благо её хватало – руководство специалиста ценило, ему давали самые ответственные задания.

Первый тревожный звоночек прозвучал, когда за два дня до намеченного вылета жены Иван не смог до нее дозвониться. «Абонент недоступен!» – вот и все, что прозвучало в трубке. Связь в Инете тоже не действовала, словно скайп на ноутбуке супруга отключила или перевела в режим невидимости.

Ночью спалось плохо. А утром пришёл владелец особняка. По договорённости следовало оплачивать за следующий месяц двадцать первого числа текущего месяца. И этот день был вчера. Иван извинился, посетовал на свою забывчивость и бросился к ноутбуку, чтобы сделать перевод. Но в течение получаса отправить деньги так и не удалось. По неизвестным причинам доступа к банковскому счёту не было.

Индиец нервно заявил, что если денег не будет немедленно, то до конца месяца придется освободить особняк. Не желая с ним препираться, Загралов рассчитался наличными. Хозяин удалился, а Иван с нарастающим беспокойством опять засел за ноутбук. И через несколько часов усиленной работы окончательно убедился: пароли доступа к его счетам изменены.

Иван был хорошо знаком с компьютерными злоупотреблениями и знал, как надо поступать в подобных случаях. Позвонил куда надо, попросил заблокировать что следует и потребовал начать банковское расследование. Если правильно и своевременно среагировать, деньги должны вернуться к владельцу.

Потом вновь попытался связаться с супругой. Безрезультатно! Попробовал разыскать её через московских знакомых. Кто-то ничего сказать не мог, кто-то удивлялся: «А разве вы не вместе уехали в Индию?»

Вторая ночь получилась более кошмарной из-за всяких мыслей и опасений. Так и не выспавшись, Иван ранним утром помчался в аэропорт, надеясь, что жена прилетит указанным ею ещё восемь дней назад рейсом. Но её там не оказалось, и Загралов запаниковал. Ринулся в российское посольство, переполошил там всех, и дипломаты начали действовать по своим каналам.

А вернувшись в особняк, обнаружил в электронной почте сообщение со своей работы:

«Безотлагательно прибыть для выяснения некоторых обстоятельств!»

Нужно было немедленно возвращаться домой.

Билет в Москву съел почти все наличные средства, но и после возвращения на родную землю проблемы не исчезли. Наоборот! Самые главные неприятности и страшные новости посыпались как из рога изобилия.

В двухкомнатной квартире, где он с женой проживал до недавнего времени, оказались не квартиранты, а полноправные новые хозяева. На Ивана они уставились с недоумением и враждебностью:

– Что за наезды?! Мы выплатили вашей жене все деньги, и документы нам оформляли в самой солидной риелторской конторе!

Одураченный владелец мотал головой, краснел, пыхтел, но, даже будучи в шоке, просмотрел показанные бумаги, сделал должные выписки и поспешил на другую квартиру, которая сдавалась уже давно и там проживали хорошо знакомые, «солидные» квартиранты. Увы! Вместо старых знакомых там оказались новые владельцы, которые, выплатив сумму полностью, въехали в квартиру буквально несколько дней назад на полных юридических основаниях.

Уже догадавшись, что произошло, Загралов бросился в гараж, намереваясь использовать свою машину для намечающейся эпопеи восстановления справедливости. Но и там ему обломилось: на воротах висели новые замки. После расспросов и поисков он нашел нового владельца гаража. Тот показал документы на покупку, а по поводу прежде стоявшей здесь машины сказал:

– Так твоя жена её продала сразу же, за полцены. Я сам удивился такой поспешности…

Похоже, что и гараж ему достался со скидкой.

Ивану не составило труда вспомнить, что он давал супруге доверенности и на машину, и на гараж. Так что долго распинаться об этой потере не стал. Тысячекратно важней сейчас было вернуть свою недвижимость. То есть в тот момент он ещё держался и намеревался сражаться до конца. Понял, что жена его жестоко предала, обокрала до нитки и выставила на улицу, но ведь жизнь на этом не кончается. Ведь у него есть работа и куча друзей и приятелей.

Решил наведаться к некоторым из них и получил новые удары. Потому что каждый встречал его примерно одинаково:

«Принёс деньги? Даже раньше срока?»

Оказывается, его подлая жена и тут устроила полный Армагеддон. У многих его друзей и приятелей она заняла различные суммы, сколько у кого смогла вырвать со слезами и причитаниями. Действуя артистично, используя наилучшие трагические образы из мировой классики в качестве подражания, она со слезами описывала сцену ареста своего любимого мужа. Якобы его подставили, засунув в чемодан пакет с наркотиками, и теперь ему грозит долгое тюремное заключение. Но если дать взятку кому следует, то дело замнут, тем более всем и так понятно, что оно шито белыми нитками. Вот все и давали… И эти деньги в сумме тянули ещё на одну квартиру.

Всем пострадавшим от коварной аферистки Иван объяснял происшедшее уже на последних крохах своих моральных сил. Ему вроде и верили, даже сочувствовали, но собственной злости и расстройства скрыть не могли. То есть обстоятельства прояснились, виновных определили, а вот неприятный осадок в любом случае останется. Тем более что вопрос о возвращении долга так и продолжал оставаться в подвешенном состоянии.

Практически всю ночь Загралов провёл в отделении полиции, давая показания и строча заявления.

А утром, опившись до тошноты крепким кофе, подался на свою работу. И успел прямо к началу тотальных полицейских и ведомственных разбирательств. Счета фирмы оказались обокрадены начисто, банк секретных технологических данных вскрыт и ограблен, куча наработок и готовых к лицензированию работ уничтожена вирусами. И всё это не без помощи тех паролей, которые были известны Ивану…

Арест. Пять суток пребывания в следственном изоляторе. Бесконечные допросы. Жуткий надлом. Постоянно усиливающееся желание покончить с собой. И освобождение из-под ареста в связи с недостаточностью улик.

Полный жизненный крах. Даже дикое желание растерзать подлую тварь, которая была его женой, исчезло под пеплом сгоревшей веры и обломками разрушившейся судьбы.

Первую ночь слабо соображавший Иван провёл в какой-то грязной подворотне. Во вторую – прибился к каким-то бомжам, которые ночевали в конструкциях моста. Ну а на третью его пригласили переночевать в свой подвал Егорыч и Панфа.

Попойка. Засилье табачного дыма. Окно. Свежий воздух. Жуткие кровавые разборки. Сигвигатор в кармане. Страх. Тоска.

И всё то же полное одиночество в центре многомиллионного города. И дорога под ногами под названием «куда глаза глядят»…

iknigi.net

Книга: Юрий Иванович. Обладатель

Юрий ИвановичОбладательОднажды москвич Иван Загралов потерял все! Квартиру, машину, жену и даже работу. Вчера еще он был уважаемым специалистом в солидной компьютерной фирме, а сегодня – пьет с бомжами в подвале и ни на… — Эксмо, Обладатель электронная книга Подробнее...2012139электронная книга
Юрий ИвановичОбладательОднажды москвич Иван Загралов потерял все! Квартиру, машину, жену и даже работу. Вчера еще он был уважаемым специалистом в солидной компьютерной фирме, а сегодня - пьет с бомжами в подвале, и ни на… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Русский фантастический боевик Подробнее...201250бумажная книга
Юрий ИвановичОбладательОднажды москвич Иван Загралов потерял все! Квартиру, машину, жену и даже работу. Вчера еще он был уважаемым специалистом в солидной компьютерной фирме, а сегодня - пьет с бомжами в подвале, и ни на… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Русский фантастический боевик Подробнее...2012175бумажная книга
Юрий ИвановичОбладательОднажды москвич Иван Загралов потерял все! Квартиру, машину, жену и даже работу. Вчера еще он был уважаемым специалистом в солидной компьютерной фирме, а сегодня – пьет с бомжами в подвале и ни на… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 416 стр.) Обладатель Подробнее...2012бумажная книга
Стивен ДональдсонОбладатель Белого ЗолотаПоход к Острову Первого Дерева потерпел неудачу, надежда обрести новый Посох Закона рухнула. Но миссия Томаса Ковенанта еще не выполнена. Он должен вернуться в Страну. Но в Стране по - прежнему… — АСТ, Terra Fantastica, (формат: 84x104/32, 640 стр.) Хроники Века Дракона Подробнее...1998350бумажная книга
Обладатель кубкаВ сборник вошли произведения видных алжирских писателей М. Уари, К. М'Хамсаджи, Р. Буджедры. Они посвящены событиям, предшествовавшим национально-освободительной революции в Алжире, суровым будням… — Радуга, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Подробнее...198760бумажная книга
Юрий ИвановичОбладатель-десятникСлучайно завладев уникальным прибором сигвигатором, Иван Загралов становится обладателем необыкновенных способностей. Теперь он может даже материализовать на время фантомы умерших. Однако это не… — Эксмо, Обладатель электронная книга Подробнее...2013139электронная книга
Юрий ИвановичОбладатель-десятникСлучайно завладев уникальным прибором сигвигатором. Иван Загралов становится обладателем необыкновенных способностей. Теперь он может даже материализовать на время фантомы умерших. Однако это не… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Русский фантастический боевик Подробнее...2013180бумажная книга
Дм. ДурасовОбладатель дивной "Лебеды"Рассказы и очерки Дмитрия Дурасова хорошо знакомы читателям альманахов "Рыболов-спортсмен" и "Охотничьи просторы", где были опубликованы его первые произведения. Они отличаются самобытностью языка… — Физкультура и спорт, (формат: 84x108/32, 112 стр.) Подробнее...1982180бумажная книга
Юрий ИвановичОбладатель-двадцатникЕсли вы можете все – это не значит, что счастливая и спокойная жизнь вам гарантирована. Москвич Иван Загралов давно в этом убедился. Ведь иномирское устройство сигвигатор, способное создавать… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 112 стр.) Обладатель электронная книга Подробнее...2013139электронная книга
Юрий ИвановичОбладатель-тридесятникКошмарный террористический акт произошел в московском спортивном комплексе «Лужок». Жертвами стали пятьдесят два человека. Среди них известные депутаты Госдумы, сотрудники прокуратуры, иностранные… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 112 стр.) Обладатель электронная книга Подробнее...2014139электронная книга
Борис ЛевандовскийОбладатель великой нелепостиСначала он думал, что умирает. Потом тысячу раз пожалел, что не умер. Потому что теперь, чтобы выжить, он вынужден убивать. Потому что теперь он – уже не человек, а скрывающийся во тьме… — Автор, (формат: 84x108/32, 112 стр.) электронная книга Подробнее...200424.95электронная книга
Юрий ИвановичОбладатель-десятникСлучайно завладев уникальным прибором сигвигатором. Иван Загралов становится обладателем необыкновенных способностей. Теперь он может даже материализовать на время фантомы умерших. Однако это не… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Русский фантастический боевик Подробнее...2013211бумажная книга
Юрий ИвановичОбладатель-двадцатникЕсли вы можете все – это не значит, что счастливая и спокойная жизнь вам гарантирована. Москвич Иван Загралов давно в этом убедился. Ведь иномирское устройство сигвигатор, способное создавать… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 416 стр.) Русский фантастический боевик Подробнее...2013130бумажная книга
Юрий ИвановичОбладатель-сороковникВсё больше Москва становится полем боя съехавшихся со всех сторон Обладателей. Такого количества особей, владеющих сигвигаторами, столица России ещё не видывала. Отныне совместные действия всех… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 416 стр.) Русский фантастический боевик Подробнее...2014131.8бумажная книга

dic.academic.ru

fb2world.ru | Юрий Иванович: Обладатель-шестидесятник

Автобиография:

Уже больше девяти лет живу и работаю в Испании. Только за это время, можно сказать, прожил вторую жизнь. Но характер мало в чём изменился, да и отношения к другим людям остались прежними. Прекрасно осознаю, что индивидуумов с испорченным или недоразвитым сознанием уже ничем не исправишь, поэтому стараюсь дружить и общаться с людьми честными, добрыми и открытыми. Уж это в моём возрасте я себе позволить могу. Много чего насмотрелся за эти годы. Как хорошего, так, к сожалению, и плохого. Но зато очень много сделал. Особенно в творческом плане. Написал шесть полноценных книг. Если появляется возможность и время, сотрудничаю с газетами выходящими в Испании на русском и украинском языках. Написал более двадцати песен, которые в скором времени выйдут на одном диске. Хотя ещё раньше планирую выложить все песни на своей странице уже озвученными в МП3. Очень много романов у меня начатых, над ними надо работать до глубокой старости. Если будет время. А его катастрофически не хватает. Всегда повторял и повторяю свою главную мечту: чтобы научиться создавать себе ещё несколько ипостасей и заниматься несколькими делами одновременно. Ведь хотелось бы ещё так многому научиться, познать массу прекрасного и прочитать горы увлекательного и интересного. Всегда любил море, лес, хорошую компанию и неизменные шашлыки. Не мыслю своего существования без музыки и опять повторюсь, как жалко, что нам не дано жить сразу в нескольких физических телах: обязательно обучился бы играть на всех инструментах. Отслужил срочную службу на атомной подводной лодке, на Севере. Только описание этих трёх лет жизни вдохновляет меня создать произведение о флотских приключениях. Уже есть много набросков, но это дело будущего. И может очень далёкого. Самое большое моё увлечение — фантастика. Да и беда, в некотором смысле тоже. Ведь если дорываюсь до хорошего произведения, то не сплю, не ем, только читаю. Писать стал уже давно. Ещё в школьные годы меня пытались прославить за мои поэтические пробы пера. Но! Жизнь не всегда подсказывает нужную дорогу, которая сейчас видится ясной и простой. А тогда, в молодости..... Зато есть что вспомнить! И даже описать в якобы выдуманных сценах.

Четыре книги, из шести уже написанных — это фантастика или фэнтези. И лишь одна из них — лёгкий иронический детектив, который я написал для пробы пера. Предоставлял его первым, для ознакомления с журналом «Самиздат» и усвоения процесса публикации произведений. Потом пошли рассказы и более серьёзные произведения. В данный момент сотрудничаю с издательством «Альфа-книга», в котором издают мои последние книги. Да и судя по той огромной массе читателей, что посещают мой раздел, на «Самиздате» тоже занимаю далеко не последнее место. Чем без всякой ложной скромности горжусь. Помимо этого «Самиздат» мне дал возможность познакомиться с огромным количеством уникальных и талантливых личностей. И численность моих друзей за это время увеличилась многократно.

fb2world.ru

Читать онлайн книгу Обладатель-двадцатник - Юрий Иванович бесплатно. 1-я страница текста книги.

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Назад к карточке книги

Юрий ИвановичОбладатель-двадцатник

Пролог

За огромным, во всю стену, окном открывался великолепный вид на Москву. Центр города, с одним из самых красивых проспектов и половиной Кремля, смотрелся как на ладони. Светило солнце. Мчались куда-то вечно опаздывающие горожане. Сплошными вереницами разноцветных пятен поблёскивали автомобили. За окном бурлила жизнь.

Тогда как внутри помещения, где царил густой полумрак и не раздавалось ни звука, казалось, ничто уже не шевельнётся, застыв в вечном покое. Настолько дряхлыми и старыми выглядели двое восседающих в креслах мужчин и настолько тусклыми, казалось бы, безжизненными взглядами они уставились друг на друга. Статуи и то выглядят более одушевлёнными. Стариканы или в самом деле умерли, или им настолько некуда было спешить. Минут пять прошло с момента нахождения в креслах, пока хозяин этих роскошных апартаментов, так ни разу не моргнув, почти не открывая рта, заговорил:

– Всё пытаюсь вспомнить, сколько мы с тобой не виделись? Двадцать три?..

– Проклятый разжиревший склероз уже вовсю пасётся на ниве твоей памяти, – без тени эмоций отозвался гость. – Двадцать четыре… с половиной прошло.

– Хм! А кажется, словно вчера это было… Хочешь чего-нибудь выпить?

– Пока не хочу… напился в дороге. И честно говоря, знал бы, как она меня утомит, настаивал бы на твоём приезде ко мне.

– Увы, Леон! Такой дальний перелёт я уже не переживу.

– Значит, наша встреча последняя, Поль! Больше ты меня не уговоришь на такую авантюру… Или ты уже привык к обращению Пётр? Кстати, всё хочу спросить, почему не Павел?

Владелец апартаментов только чуть шире рот открыл, обозначая смех:

– Ха. Как хочешь, так и называй, только в печь не засовывай. Так русские говорят… Хе-хе! Да и вообще… я здесь Петром родился, Петром и умру.

После смешка собеседника некие эмоции прорезались и в голосе Леона:

– Совсем обрусел? – ехидничал гость. – А обратно в Европу не тянет?

– Плевать я на неё хотел. Где мне хорошо, там и живу. Да и тут самая что ни на есть Европа. М-да… – Поль, он же Пётр, покрутил затёкшей шеей и сменил положение тела в кресле. – Но раз мы с тобой в загул не пускаемся… как в былые годы… то давай перейдём к делу?

– Давай… раз уж ты не доверил такую беседу обычному скайпу. Или телефону…

– Хе-хе! Доверишь тут! Я даже сейчас не чувствую уверенности в том, что нас не подслушивают. Но раз ты уже приехал…

Гость сразу задвигался в кресле, подобрался и словно скинул с себя десяток лет:

– Всё настолько серьёзно? Тогда пусть несут кофе со сливками и сухарики. Я тогда лучше соображаю.

Не прошло и пары минут, как примчавшаяся прислуга всё, что надо, поставила, расставила, оставила и бесшумно удалилась. А хозяин апартаментов, тоже несколько оживший, взбодрившись первыми глотками кофе, приступил к изложению проблемы:

– Наше количество осталось прежним, а вот Туза Пик, как он себя пышно именовал и которого мы называли Тузиком, уже нет в живых. Всё-таки не внял нашим предупреждениям, рекомендациям и советам и сложил голову в попытках отвоевать свой сигвигатор. А ведь мог бы преспокойно протянуть ещё лет тридцать безбедной жизни… Ведь обладатель может одного фантома удерживать до пятисот суток без сигвигатора! А если их больше сорока? Этот идиот мог до старости дотянуть, а потом ещё и до нашего возраста в роскоши, достатке и полной безопасности.

– Дураку и бузотёру одна дорога – в могилу! – с каким-то облегчением выдохнул Леон. – И кто его умудрился убрать: Волох или Адам? Или эти два трусливых антагониста в кои веки объединились и действовали сообща?

– Нет, они к уничтожению Туза вообще не причастны. Я проверил.

– Что значит проверил?! – стал повышать тон собеседник в явном удивлении. – Ведь кроме тебя тогда – больше некому! Или объявился какой-то наследничек из родни да влез в тайны папочки?

– Ты ведь знаешь, что Туз никогда с сигвигатором не расставался, подсадить его было некому. Так и воевал болезный с Адамом и Волохом, причём кроваво, жестоко и… бессмысленно. Не раз я его предупреждал, что обладание вторым устройством ему никаких льгот или преференций не даст, так он и слышать ничего не хотел… А скорей всего это у него натура такая мерзкая и скотская, потому не поверю, что нападал он из чисто спортивного интереса.

– Да… уж! Он такой… был…

– И вот в одной из кровавых разборок с Волохом Туз при невероятном стечении обстоятельств потерял свой сигвигатор.

– Как это потерял?! – воскликнул Леон уже совсем иным, вполне сочным баритоном. – И не смог тут же его отыскать?

– От подобного никто из нас не застрахован. Особенно в нынешнее просвещённое время. Сейчас на каждом углу стоит если не хакер, то уж точно специалист по компьютерному программированию или просто грамотный студент, который из утюга одним молотком склепает летающую тарелку. В России талантов хватает… Вот и устройство было подобрано кем-то из дюже умных и толковых. Как его Туз Пик ни ловил, как ни вычислял – ничего ему не удалось сделать. Грешил на Волоха, потом на Адама, но те засели в своих катакомбах и носу боялись высунуть. Только слали своих фантомов на бойню. У нас тут в Москве уже тогда страшные слухи да сплетни разгулялись. Чуть мы все не засветились…

– Ну да, ты тогда звонил и всё намёками жаловался.

– Так вот… Чуть позже этот дуралей стал такие силы тратить на поиски, что к недавнему времени его возможности упали с сорока двух до тридцати шести фантомов. Хотя и такое количество поражает. После нескольких наездов и преследований новый обладатель исчез, похоже, спрятавшись на краю света. А дней десять тому назад всё-таки появился в Москве, но уже не сам, а со своими фантомами. Причём не простыми духами, а с таюрти! Да, да! И не кривись с недоверием! Только фантомы-убийцы, остающиеся в ипостасях духов, могли бы справиться с массированной атакой всех фантомов Туза, которые в полном вооружении штурмовали позавчера одну из дач в Подмосковье. И у них, кажется, ничего не получилось… Ну и бузотёр наш откинул копыта…

– Как именно откинул?

– Кто-то там, на поле боя, покалечил его фантомов, но умереть не дал. Вот те и вытягивали непомерно энергию из своего обладателя, пока тот не умер от истощения всех сил. Глупейшая смерть!

Леон задумчиво кивнул и потом стал рассуждать вслух:

– Несомненно… Будь он в пределах видимости своих атакующих фантомов, легко оборвал бы контакт и выжил. А так получается, он атаковал, находясь далеко от места событий… Ведь устройства нет, свою копию на место событий не перебросишь… Да и, видимо, был уверен в численном преимуществе своих вояк… Но тех убивали… несколько раз. Всех! Потом ещё и поломали… но не до смерти… Хм! – пришёл он к очевидному выводу. – В самом деле, такое под силу только таюрти! Но кто сумел разгадать утерянную тайну создания подобных рабов? Неужели ничего не знающий и никем не опекаемый новичок? Мне лично всегда подобное казалось не больше чем сказкой…

– Неважно кто! – Пётр-Поль нравоучительно поднял указательный палец. – Важно, кого новый обладатель сигвигатора выберет в качестве очередной жертвы!.. Если он, конечно, не защищался по необходимости…

Минуты на две оба собеседника примолкли, задумавшись. Хотя со стороны могло показаться, что они перешли на мысленное общение. Но тишину гость всё-таки нарушил, явно сомневаясь в своих словах:

– Но ведь с нами он не справится?..

Хозяин шикарной комнаты и плечами шевельнул, и ладони развёл, и бровями пошевелил, показывая свои огромные сомнения. Потом всё-таки дал разъяснения:

– Убравший Тузика человек – очень опасен. И особенно тем, что мы не знаем его дальнейших планов. Это если не связывать его появление с прошедшей в Москве нежданной чисткой преступного мира…

– Идеалист?! – не поверил Леон. – Сомневаюсь… Тем более что во всём мире уверены, что эти кровавые разборки устроил ваш президент со своей кликой. Решил укрепить свою власть, убрав мешающих авторитетов и примерить на себя корону императора. Ха-ха!.. Смешно, ей-богу!

– Ладно, если так… А вдруг этот новичок по своему незнанию к власти попёрся? Нас-то это никак не коснётся, но и уменьшать количество коллег – чревато. Поэтому нужно с ним определиться как можно скорей. Вот поэтому я тебя и вызвал, что сам опасаюсь не справиться в случае резкой конфронтации. Этого молодого мужчину мы всё-таки высчитали, но выйти с ним на контакт я сам не решился. Нужна подстраховка. А Волох с Адамом ведут себя словно недоразвитые пугливые щенки. Не знай я правды, никогда бы не подумал, что они обладатели двадцати восьми и тридцати одного фантома! Настолько их покойный Туз запугал…

– Ну и кто этот… – Прежде чем квалифицировать нового обладателя, Леон покачал перед собой чашечку с недопитым кофе. – Коллега?

– Некий Иван Фёдорович Загралов, тридцати двух лет, закончил Бауманку, специалист широкого профиля (как раз о таком, умеющем тыкать кнопки, я и упоминал!). Не судим, но несколько тёмных страниц в своей биографии имеет, хотя бы со странным убийством его жены и мести уголовникам. Однозначно он уже для этих жестоких целей применял фантомы. Опять собирается жениться на одной смазливой актрисе. Но папа этой актрисы – большая шишка в неких полутеневых структурах. Товарищи папы – ещё большие бонзы в силовых ведомствах. То есть с той стороны к Загралову не подобраться. И просто страшно становится, если он уже вместе с сигвигатором стал работать на государство. Сейчас, помимо моих фантомов с полным сознанием, все мои оплаченные шпионы собирают срочно остальной материал про этого человека. С часу на час мы его получим.

– Это хорошо… Потому что перед общением с этим Иваном желательно знать о нём всё…

– Узнаем!

– …И уже с позиций этих знаний строить разговор. Ведь иначе, как по каналу настоятелей, мы на него не выйдем.

– Именно! – одобрил вывод гостя Поль-Пётр. – В любом ином варианте молодой обладатель может принять наши попытки контакта за агрессию, броситься в драку, и тогда уже точно переговоров не получится. Начнётся конфронтация, и вместо понятного нам и знакомого Туза Пик мы получим неизвестного мистера Икс, который в свою очередь может оказаться ещё более наглым, чем Тузик. И талантливым! Или более удачливым… Вон, уже таюрти у себя имеет, и не одного!

– М-да! – Гость озадаченно мотнул головой. – За такой короткий срок он не только себя обезопасил, но собрал силы для уничтожения сороковника! Не иначе как он запряг Удачу и погоняет Фортуной.

– Вот-вот! И я о том же! – Хозяин жилища стал с кряхтением подниматься. – Ну а пока нам соберут окончательную информацию, поднимаемся на самый верх. Там у меня сауна и всё остальное… как ты любишь. Ну и, как полагается по русскому обычаю, может, хоть по рюмочке бальзама за встречу опрокинем?

Леон встал не в пример легче, да и появившаяся у него на лице улыбка показала, что чувствует он себя значительно лучше. Кофе и сухарики старикана и в самом деле взбодрили:

– Ох уж эти твои русские обычаи! Как вспомню, так и вздрогну, словно холодец на вилке… ха-ха! Но чтобы ты знал, я могу ещё не только одну рюмашку, а… а целых… полторы!

И оба старых, очень, очень старых приятеля подались в сторону лифта. Причём о деле они говорить перестали, а начали вспоминать о бурных приключениях молодости, оживая при этом и расправляя плечи прямо на ходу.

Глава 1Беглец

До вожделенной и такой безопасной виллы оставалось всего несколько поворотов дороги, когда идущий в пятистах метрах впереди головной джип с охраной стал резко тормозить. Тут же в динамиках переговорного устройства послышался голос Савена, командующего всей личной гвардией олигарха:

– Гегам Оганесович, полиция. Из местных, знаю их в лицо.

Господин Шелосян, очнувшийся от своих тяжких дум, вскинул голову и стал лихорадочно осматриваться. Тут же прочувствовал, как по всему телу прокатываются волны отчаянной паники и страха. Невероятно сильно сработала его врождённая интуиция, предупреждая не только о неприятностях, а о крайней, смертельной опасности для жизни.

– Сколько их?! Что им надо?! – Голос непроизвольно задрожал, а рука уже сжимала плечо своего водителя, он же родной племянник, готовый за дядю Гегама грызть зубами любого недоброжелателя: – Притормаживай…

– Три человека, патрульная служба. Наверное, документы проверяют, у них тут иногда…

Но Шелосян дослушивать не стал:

– Не останавливайтесь! Мчи дальше! Потом разберёмся!

– Э-э-э? – растерялся Савен. – Да никак нельзя, Гегам Оганесович… – джип уже остановился на обочине. – Да и дело-то минутное…

– Стой! – Это уже богач прошипел в спину своему племяннику. – И будь готов к развороту! – Машина резко затормозила, приняв к обочине, готовая моментально развернуться на дороге. Сзади послышался визг тормозов второго джипа с охраной, тому лишь сантиметров двадцати не хватало для соприкосновения бамперов. – Держите оружие наготове, и если что, валите этих поли насмерть! – жёстко приказал побледневший шеф стоящему всего лишь в пятидесяти метрах авангарду.

В замыкающей машине слышали каждое слово переговоров, так что в отдельных командах не нуждались. Сомневаться не приходилось, отстреливаться будут все и до последнего патрона, даже в случае появления здесь хоть всей армии Новой Зеландии. Потому что собрались вокруг не просто высокооплачиваемые профессионалы, а те, у кого руки по локти в крови и которые все лично с потрохами повязаны преступлениями на преданность своему боссу.

– Понял… – кислым голосом отозвался начальник охраны. Кажется, он совершенно не понимал такой крайней настороженности и недоверчивости к происходящему заурядному событию. И уже через десяток секунд продолжил бормотать с плохо скрываемым ехидством: – Ну вот, проверка… Только один возле нас, двое сидят в машине и чего-то там хохочут… Наверное, анекдоты рассказывают… На нас и не смотрят…

Но олигарха буквально колотили нехорошие предчувствия. В чудеса он не верил никогда. Экстрасенсов презирал. Гадалок и пророков ненавидел, утверждая, что те «хуже подлых цыган!». О владеющих телекинезом или какими иными удивительными свойствами заявлял, что они шарлатаны. О духах и привидениях – вообще слышать не хотел. А вот своей уникальной, зверской, божественной, таинственной интуиции доверял всегда и везде. Поэтому очень часто встревал без страха в весьма рискованные махинации, спокойно отправлялся на встречи с опаснейшими людьми и смело шёл с предложениями криминального толка к лицам, обязанным бороться с тем самым криминалом.

Именно после сигналов своей интуиции Шелосян сбежал сутки назад из Москвы и теперь приближался к «запасному аэродрому», вилле на территории Новой Зеландии. О вилле из живых никто не знал, кроме Савена, и в ней можно было переждать нападение отборной мотострелковой дивизии.

В данный момент олигарх старался отмежеваться от бормотания преданного уголовника и сосредоточиться на выборе направления, откуда шла главная опасность. Но та, казалось, шла отовсюду. Даже от днища надёжного бронированного «Мерседеса».

«Надо покинуть машину! – вдруг закрутилась в голове нехорошая и совсем уже неуместная мысль. А за ней – другая, итог наверняка здравой логики: – Что-то я не то думаю… Скорей за бортом опасность, и это у меня, наверное, от волнения проскочило».

Раздался голос старшего в арьергарде:

– Шеф, сзади два микроавтобуса. Вроде с туристами или с отдыхающими.

– Двигайтесь задом к ним навстречу! И чуть что, валите из всех стволов!

Джип тут же лихо помчался задом по дороге обратно. Наверное, это стало главной неожиданностью для приближающихся водителей. Первый из них запетлял по дороге, как в панике, а потом неожиданно пошёл на столкновение. Джип успел затормозить, и всё равно сильный удар по левому борту чуть не опрокинул его в кювет.

Водители в штат олигарха подбирались из тех, что могли лихо ездить как на двух колёсах, так и выполнять иные сложнейшие трюки автородео. Резкий газ, и под грохот автоматных очередей джип выскочил на асфальт, начав разворачиваться с пробуксовкой шин буквально на месте. Но не успел завершить манёвр, второй удар всё по тому же борту нанёс уже второй микроавтобус. На этот раз шикарное авто с охраной нелепо завалилось на бок и стало бесполезно как транспортное средство. Два автоматчика высунулись из оказавшихся наверху выбитых окон, а ещё четверо, словно десантники, высыпались наружу через проём выбитого лобового стекла. Судя по тому, как они бросались и откатывались в стороны, на обочины, и стреляли при этом прямо в падении, война началась нешуточная и любые измышления в непричастности каких-то туристов рассеивались напрочь. А уж когда донёсся грохот пулемёта, в сердце закралась безнадёга…

«Значит, и в самом деле надо вон из машины!» – уже возвращая себе некоторое хладнокровие, решил Шелосян, но не успел претворить подсказку интуиции в жизнь. Племянник проявил неожиданную инициативу, решив спасать обожаемого родственника по собственному разумению. Тем более что тоже считался несомненным асом даже в управлении таким тяжёлым бронированным «Мерседесом». Он резко рванул с места, спросив:

– Прорываемся вперёд?

– Стоять, баран! Назад! – заорал несколько противоречиво дядя.

Но его поняли буквально. Торможение, резкие манипуляции с рулём и сразу же полный газ, разворачивающий машину на сто восемьдесят градусов. И тут по броне застучали, словно молотками, удары тяжеленных пуль. То ли из автоматов прицельно били, то ли из пулемёта. И вполне возможно, что из того самого оружия, которое в своё время ушлый и деятельный торговец Гегам продавал по всему миру. Ну и как тут запоздало не пожалеешь о своей неразборчивости?

Пожалел! Так резко пожалел о своей преступной деятельности, что в двух словах проклял всю свою прошлую жизнь. Страх настолько сковал пожилого армянина, что он даже дышать перестал. Потому что раньше себе представить не мог, насколько это ужасно: вначале услышать и понять, что тебя расстреливают, как безмозглую овцу, а потом увидеть, как голова племянника разрывается кровавыми ошмётками, забрызгивая кожаный салон шикарного автомобиля и всех в нём сидящих.

Но разворот транспорта всё-таки спас самого олигарха, потому что оба разбитых пулями окна находились с левой стороны, и именно там теперь обмякло два трупа. Сидящего у окна телохранителя тоже приложило, навсегда выводя из игры.

Повезло, что газ был сброшен, а руль оказался чуток повернут вправо. Автомобиль на малом ходу скатился в глубокий кювет возле дороги и там с грохотом уткнулся в один из крупных валунов. Зато при этом стал недоступен для попадания со стороны неизвестного врага.

Теперь обладатель невероятной интуиции мешкать не стал. Действуя синхронно вместе с бойцом, сидевшим на переднем сиденье перед ним, он выскочил из машины и, совершенно не задумываясь о направлении, двинулся по кювету чуть дальше. Потом по стоку небольшого распадка вбежал в скалы, а там выбрался к месту, весьма удобному в плане круговой обороны. Этакий холм, в центральной выемке которого хоть в полный рост стой и отстреливайся по всему зубчатому периметру. Боец тоже прибежал следом за боссом. Мало того, их действия заметили все остальные вояки. И следом от лежащего на боку и уже начавшего загораться джипа арьергарда ринулось сразу три человека. Увы, но до распадка, а потом и к новому месту обороны смогло добежать только двое.

Возле передового джипа тоже велась какая-то редкая пальба, а потом и оттуда бросился кто-то из своих. Причём он скорей бежал не на помощь к олигарху, а в попытках возле него самому спрятаться от врага. Ловко бежал, петляя и пригибаясь, чудом избегая пуль, которые неслись к нему сразу с обеих сторон дороги. Да ещё и автомат при этом не бросил. Как его только не подстрелили, оставалось лишь поражаться. Скорей всего сам факт, что можно ранить своих встречным огнём, не дал врагу толком прицелиться по бегущему. Так что тот удачно добежал до распадка, где был узнан уже всеми.

– Савен! – удовлетворённо воскликнул телохранитель с переднего сиденья. – Вырвался всё-таки!

Гегам Оганесович, когда начальнику охраны оставалось пробежать метров двадцать, вдруг ощутил очередной наплыв предстоящих неприятностей. Но задуматься о причине не успевал и не смог. Страх глушила тривиальная злость на ближайшего доверенного помощника. Потому и кричать начал издалека:

– Сразу приказал тебе не останавливаться! Почему ослушался, дерьмо ишачье?!

Тот вначале проскочил среди скальных выступов и, только оказавшись в безопасности, замер, хватая воздух открытым ртом. Красный, поцарапанный, весь в крови, то ли своей, то ли чужой, и пытающийся отдышаться после стремительного бега, он мог вызвать только жалость, но олигарху хотелось удушить помощника собственными руками.

И чтобы со злости не сорваться, он с досадой махнул рукой, развернулся и пристроился на наблюдательном посту рядом с иными спасшимися охранниками своей персоны. А посмотреть в самом деле было на что.

Сомневаться не приходилось, что положение резко изменилось. В данной ситуации уже обороняющиеся имели неоспоримое преимущество перед неизвестными нападающими. Это подтвердил один мрачный тип из арьергарда:

– Отличная позиция, шеф! Хрен они нас отсюда выкурят! Разве что миномёт подтащат…

– Чем дольше мы тут продержимся – тем лучше! – авторитетно заявил его товарищ, морщась от боли и постоянно вытирая сочащуюся кровь, которая капала из рассечённого лба. – Не могут же они тут быть все заодно? Грохот выстрелов слышно далеко, скоро настоящая полиция подтянется. Чай не в России находимся…

Свободной рукой достав из кармана упаковку с бинтом, а может, и с пластырем, он уже стал разворачиваться, чтобы присесть на камень и сделать себе перевязку, как вдруг за спинами всех четверых грохнула автоматная очередь. Вначале окаменевшему от страха Шелосяну показалось, что стреляют ему прямо в лицо, и, наверное, только через минуту он осознал, что так и стоит, замерев в ступоре. Но у него ничего не болит, кроме сознания, и кровавые раны отсутствуют. А вот три последних защитника лежали в несуразных позах, словно изломанные куклы. Сомневаться в их смерти не приходилось.

А там и слух вернулся, донося до хозяина ожившие звуки:

– …Сядь! Немедленно сядь на землю и руки в замок на затылок! Не слышишь? Повторяю: сядь! Руки в замок и на затылок…

Наведя на него свой автомат, всего лишь в метре стоял преданный минуту назад Савен. В глазах – лёд. В тоне – ледяное равнодушие. Во всей позе – несомненное презрение и к происходящему, и к самому боссу. Наверняка – уже давно бывшему…

Гегам Оганесович аккуратно сел на землю, выполнил требуемое с руками, косясь по сторонам и прислушиваясь к себе. Рядом валялось оружие убитых охранников, готовое к стрельбе, только метнись к нему, подхвати и стреляй.

Однако пожилой армянин никогда в своей жизни оружия в руках толком не держал, хотя продал его немерено. Да и киношные трюки с перекатыванием не для него, о таком и задумываться не хотелось. Но не это сейчас беспокоило влипшего в крупные неприятности олигарха.

«Куда делась моя интуиция? – недоумевал он. – Почему молчит? Или это уже конец? Предвидеть больше нечего? И меня сейчас… – логика подсказывала: – Хотели бы убить, предатель сделал бы это сразу. Значит, хотят поговорить… Или обокрасть перед смертью! М-да, скорей всего… И раз никого нет…»

Заговорить с предателем и в самом деле следовало. К тому же Гегам не без основания считал себя великим оратором, трибуном, человеком с харизмой, психологом и при необходимости – душой любой компании. Всегда умел втереться в доверие. Даже в такой ситуации следовало не сидеть молча, а выяснить хоть что-то:

– Савен! Как же ты мог?! Разве я тебе мало платил?

Казалось, предатель промолчит, настолько равнодушным выглядел. Но снизошёл до того, что буркнул:

– Не ты мне платил, не тебе и жаловаться.

– То есть тебя кто-то перекупил большими суммами?

– Это ты меня пытался перекупить, – нагло заявил уголовник, которого босс знал чуть ли не с юных лет.

– Получается, что даже в доверие ко мне втирался уже по заданию иных работодателей? – стал догадываться поверженный в прах олигарх.

– Получается, – не стал предатель отрицать очевидное, уже косясь куда-то над головой своего пленника и вчерашнего кормильца.

– На кого хоть работаешь?

– На себя…

– И совесть тебя после измены не мучает? Я ведь для тебя столько сделал…

– А тебя не мучает? Я ведь для тебя тоже что только не делал. Столько людишек на тот свет отправил! Хорошо хоть, большинство из них – такие же гниды, как и ты!.. Были…

Понималось, что пустыми разговорами предателя не пронять. Оставалось попробовать перекупить. И Гегам Оганесович стал менять тему, кивнув головой на лежащие рядом трупы:

– А друзей своих по оружию не жалко?

– У этих шакалов не было друзей.

– Э-э-э?.. А мне вот для тебя ничего не жалко… Хочешь получить от меня десять миллионов зелени?

Под нарастающий топот шагов нешевельнувшийся вояка только криво ухмыльнулся:

– А ты думаешь, эта зелень до сих пор у тебя в кармане?

Умершая интуиция ничем не побеспокоила олигарха после таких слов. А вот жадность и отчаяние так ударили душевной мукой по сознанию обкраденного армянина, что тот застонал непроизвольно и громко. А потом чуть не бросился к лежащему оружию. Настолько ему хотелось в последние секунды своей жизни рвать, резать, душить всех окружающих, весь этот тупой и равнодушный вокруг мир.

Но так и замер, перестав дышать. Окаменел он совсем не по причине чуточку сместившегося ствола автомата на его коленку. И не из-за появления в поле зрения сразу нескольких военных в полном боевом обмундировании, в бронежилетах и камуфляжной сетке. А из-за того, что интуиция вопила, предупреждая: «…Не шевелись! Иначе будет больно! Этот урод только и ждёт повода отстрелить тебе ногу!»

И как это ни казалось парадоксальным, факт вновь начавшей действовать уникальной способности порадовал олигарха и даже чуточку успокоил:

«Значит, меня убивать не собираются? И наверняка имеется возможность поторговаться за свою жизнь? В таком случае плевать и на ту зелень, и на этого предателя. В любом случае выкручусь и на хлеб с икрой заработаю. Как и этого двурушника со всем его выводком обязательно уничтожу! Надо понять, что от меня хотят… И кто это так на меня ополчился…»

Тем временем прибежавшая солдатня в течение всего лишь одной минуты зачистила пространство от трупов, оружия и даже стреляных автоматных гильз. А в поле зрения появился он. Сухонький старичок лет семидесяти. В шортах и в сандалиях на босу ногу. Рубашка с коротким рукавом и белая шляпа в сеточку. Рядом с ещё не впитавшейся почерневшей кровью на земле он смотрелся не от мира сего.

Другой вопрос, что, несмотря на более чем тридцатилетний срок с последней встречи, Шелосян сразу узнал неуместного здесь туриста. А не узнал бы, так ещё более знакомый голос, не раз слышимый по телефону, поднял бы его на ноги не только со сна или с больничной кровати, а и со смертного одра.

– Сиди, Гегам, сиди! – доброжелательно затараторил старичок, аккуратно обходя участок с кровью и стараясь не измазать шикарные по качеству сандалии. – Я тебя вряд ли долго задержу. Так, буквально несколько слов… По старой дружбе…

Он встал чуточку сзади Савена, за его левым плечом, словно отгораживаясь от опасного заразного больного. Судя по затихшему топоту, на пятачке между скал больше никого не осталось, чем пленённый олигарх и попытался воспользоваться:

– Рад вас видеть, мистер Даркли… – Голос получился сиплым, заставляя прокашляться. – Несказанно рад…

– Неважно, чему ты рад, – оборвал его старик. – Важно, готов ли ты ответить всего на три моих вопроса.

– Готов! – Пожилой армянин, которому уже перевалило за пятьдесят пять, вдруг вспомнил эпоху Советского Союза, пионерское детство, комсомольскую юность и чуть не брякнул «Всегда готов!»

– Итак! Почему ты уехал из Москвы? – последовал первый вопрос.

– Потому что началось повальное уничтожение таких, как я, – зачастил словами Шелосян. – По замолкшим телефонам своего окружения и ближайших соратников я понял, что они уже либо арестованы, либо уничтожены. Поэтому сразу же прервал контакты со всем миром, оговорёнными сигналами поднял отряд боевиков и попытался залечь в данном, неизвестном для всех месте. Если говорить конкретно, то…

Рассказывать о причинах побега из России он готов был часами и сутками, не переставая. Причём аргументированно, последовательно и с множеством перекрёстных доказательств. Сам во время дальнего пути это проанализировал и разложил по полочкам. Но это, кажется, старичка не интересовало.

– Почему ты не сообщил нам о своём выезде? – перебил он олигарха вторым вопросом.

И тут опять неприятно кольнули душу плохие предчувствия. Если прорвётся два-три неправильных слова, не сносить головы. Третьего вопроса уже не последует, Савен получит команду «Убрать!». Тем более что под словом «нам» крылось пресловутое особое отделение британской разведки МИ-5. И как раз именно этот мистер Ричард Даркли тридцать девять лет назад завербовал наивного армянского юношу, которому ещё и шестнадцати не исполнилось, работать на великий и просвещённый Запад. И ни разу в последующей жизни Гегам не пожалел о своём предательстве (сиюминутный ужас пока ещё не стал историей, и его принимать в расчёт не следовало).

Англичане дали Шелосяну всё: знания, знакомства, деньги, компромат на тех, кто мешал в карьере, и даже вооружённое прикрытие, убирая по всему миру соперников, завистников и прочих. То есть тех, кто мешал спокойно работать простому функционеру по культуре, представителю Россотрудничества за рубежом, а на самом деле мафиози и торговцу оружием. К сожалению, договор о предупреждении по поводу любого выезда, даже внутри России, имелся на самом деле.

Поэтому по сути заданного вопроса не оставалось ничего, как ответить почти полную правду:

– Ваш московский резидент на мой звонок не ответил, связной пропал, представитель посольства не брал демонстративно трубку. Мне показалось, что и по ним пошла чистка. Ничего иного не оставалось, как бежать, обрывая все концы. Я был уверен, что через несколько дней обстановка определится и я смогу без опасений связаться с вами, мистер Даркли.

Судя по скептическому взгляду выпуклых холодных глаз англичанина, тот не до конца поверил в высказанное искренним тоном решение выйти на связь, но всё-таки принял сделанные отговорки как данность. Ибо вежливо улыбнулся и спросил:

– Готов ли ты немедленно вернуться на своё рабочее место?

Олигарх (скорее всего, уже бывший, раз у него забрали или заберут накопленные средства) не был готов. Он даже хотел было выкрикнуть: «Нет! Ни за что! Лучше сразу пристрелите!» Но смолчал, чуть не прикусив язык, потому что интуиция подсказала: «Пристрелят и не почешутся!» Хотя она же шептала по поводу возвращения, да ещё и немедленного: «Вот там тебя, голубчика, и возьмут в оборот!»

Назад к карточке книги "Обладатель-двадцатник"

itexts.net