Oblivion Книга:2920, Высокое солнце. Книга 7. Oblivion книги


Oblivion Книга:Воин — Tiarum

Это третья книга из цикле из четырех книг. Если вы не читали первые две - "Нищий" и "Вор"- то я настоятельно рекомендую вам это сделать.

Суойбуд Эрол мало что знал о своем прошлом, да и не хотел знать.

В детстве он жил в Эролгарде, но с каждым днем это королевство нищало, а налоги взлетали вверх. Он был слишком мал, чтобы распоряжаться своим состоянием, и его слуги, опасаясь разорения, перевезли его в Джалленхейм. Никто не мог объяснить, почему они переехали именно туда. Какая-то старая служанка решила, что именно это место будет для ребенка лучшим, и других предложений ни у кого не было.

Возможно, на свете и есть дети, более избалованные, чем Суойбуд, но это сомнительно. Когда он повзрослел, он понял, что он богат, что у него есть деньги - и ничего, кроме денег. У него не было ни семьи, ни положения в обществе, ни защиты, и неоднократно он убеждался в том, что верность нельзя купить за деньги. Он понимал, что у него есть только одно - его огромное состояние, и он решил сделать все, чтобы сохранить его, а при случае и приумножить.

Бывают жадные, но в целом хорошие люди, но у Суойбуда в жизни была всего одна цель: копить золото. Он был готов на все, лишь бы увеличить свое состояние. Наконец он занялся тем, что стал набирать наемников и приказывать им нападать на поместья. После таких нападений уже никто не хотел жить там, и Суойбуд скупал их за бесценок, после чего нападения чудесным образом прекращались. Суойбуд начал с нескольких небольших ферм, но со временем у него появились более честолюбивые планы.

На севере Скайрима есть местность под названием Аальто, непохожая ни на одну другую землю. Это долина вулканического происхождения, окруженная со всех сторон ледниками. Земля в ней теплая от спящего вулкана, но дожди идут там часто, а воздух холодный. В долине растет уникальный сорт винограда, Джазбай, который не может выжить ни в одном другом месте Тамриэля. Эти виноградники - частная собственность, и вино, которое там производится, редкое и исключительно дорогое. Говорят, что сам император вынужден просить разрешения Имперского Совета, чтобы раз в год выпить бокал этого вина.

Чтобы запугать владельца Аальто, пары наемников было бы недостаточно. Суойбуду нужна была лучшая армия во всем Скайриме.

Суойбуд не любил тратить деньги, и он договорился с генералом армии, женщиной по имени Лайкифитра, что отдаст ей драгоценный камень размером с яблоко. Все расчеты были отложены до успешного завершения задания, но Суойбуду не давала покоя мысль о том, что он расстанется с таким сокровищем. Обычно он спал днем, а ночью наблюдал за своей сокровищницей, ибо он знал, что воры орудуют именно по ночам.

И вот однажды в полдень Суойбуд очнулся от неспокойного сна и обнаружил в своей спальне вора. Этим вором был Эслаф.

Эслаф думал о том, чтобы выпрыгнуть из окна, уцепиться за ветви дерева, стоявшего за стенами крепости, и соскользнуть в стог сена, но окно находилось на высоте ста футов от земли, а каждый, кто хоть раз совершал подобный прыжок, знает, что для этого нужны мужество и внимание. Увидев, что богач проснулся, Эслаф потерял и то, и другое. Он спрятался за высоким, богато украшенным щитом, стоявшим у стены, и стал ждать, пока Суойбуд снова заснет.

Суойбуд не заснул. Он ничего не услышал, но почувствовал, что в комнате кто-то есть. Он встал и стал расхаживать по комнате.

Суойбуд ходил и ходил, и в конце концов решил, что ему померещилось. В комнате никого не было. Его сокровища были в безопасности.

Он снова лег в постель, как вдруг услышал глухой стук. Оглянувшись, Суойбуд увидел камень, который предназначался для Лайкифитры. Камень лежал на полу, у большого кавалерийского щита из Атморы. Из-за щита высунулась рука и схватила драгоценность.

"Вор!" - закричал Суойбуд, схватил со стены акавирскую катану и сделал выпад.

"Поединок" между Эслафом и Суойбудом не войдет в историю великих дуэлей. Суойбуд не умел фехтовать, а Эслаф не знал, как действовать щитом. Оба двигались медленно и неуклюже. Суойбуд был в ярости, но не мог нанести хороший удар, так как боялся повредить меч и уменьшить его стоимость. Эслаф двигался из стороны в сторону, волоча за собой щит и пытаясь держать его между лезвием и собой, что, в конце концов, является главным элементом защиты.

Суойбуд орал от беспомощности. Он даже пытался договориться с вором, сказав, что камень предназначен для великого воина по имени Лайкифитра и что он, Суойбуд, с радостью даст вору в обмен на этот камень что-нибудь столь же ценное. Эслаф не был умен, но он не поверил этим обещаниям.

Когда охрана услышала крики Суойбуда и прибежала на помощь, Суйобуду уже удалось оттеснить щит к окну.

Стражники, куда более опытные фехтовальщики, чем Суойбуд, напали на щит, но обнаружили, что за ним никого нет. Эслаф выпрыгнул из окна и скрылся.

Он тяжело бежал по улицам Джалленхейма, слыша звон монет в карманах и чувствуя, как камень, спрятанный под лохмотьями, натирает ему кожу. Эслаф не знал, куда идти дальше. Он просто понимал, что ему нельзя показываться в этом городе и следует избегать этого воина по имени Лайкифитра, который может предъявить права на его драгоценный камень.

Продолжение истории Эслафа Эрола читайте в книге "Король".

tiarum.com

Oblivion Книга:Краткая история Империи — Tiarum

о начала правления Тайбера Септима Тамриэль пребывал в хаосе. Поэт Тракизис назвал этот период постоянных беспорядков "днями и ночами крови и злобы". Короли были просто жадными тиранами, пытавшимися помешать попыткам Тайбера навести в стране порядок. Но они были столь же неорганизованны, сколь и распущенны, и сильная рука Септима принесла в Тамриэль мир. То был год 2E 896. Следующий год император объявил началом новой эры - так началась Третья эра, Год нулевой.

Тридцать восемь лет всей полнотой власти обладал император Тайбер. Это было время славы, праведности, торжества закона, когда правосудие было одинаковым для всех, от раба до монарха. Когда Тайбер умер, целую ночь шел дождь, как будто сама земля Тамриэля плакала о нем.

Трон занял внук императора, Пелагиус. Хотя правление его было коротким, он оказался таким же сильным и решительным, как его отец, и Тамриэль наслаждался продлением Золотого века. Однако к несчастью неизвестный враг семьи Септимов нанял головорезов из богомерзкого Темного Братства, чтобы убить императора Пелагиуса I, когда он опустился на колени, чтобы помолиться в Храме Единого в Имперском городе. Правление Пелагиуса I продолжалось менее трех лет.

Пелагиус не оставил наследников, так что корона Империи перешла к его старшей двоюродной сестре, дочери брата Тайбера, Агнорита. Кинтира, бывшая королева Сильвенара, заняла трон под именем Кинтиры I. Время ее правления было временем процветания и хороших урожаев, а сама она была покровительницей живописи, музыки и танцев.

Сын Кинтиры был коронован после ее смерти, и стал первым императором Тамриэля, принявшим имя Уриэль. Уриэль I был крупнейшим законотворцем династии Септимов и покровителем независимых организаций и гильдий. Во время его великодушного, но твердого правления, в Тамриэле усилилось влияние гильдий бойцов и магов. Его сын и наследник Уриэль II правил восемнадцать лет, со смерти Уриэля I в 3E64 до восшествия на престол Пелагиуса II в 3E82. К несчастью, правление Уриэля II было отмечено болезнями, эпидемиями, и восстаниями. Мягкость, которую он унаследовал от своего отца, не сослужила Тамриэлю хорошей службы, и правосудие было забыто.

Пелагиус II унаследовал от своего отца не только трон, но пустую казну и пошатнувшуюся систему правосудия. Пелагиус распустил Совет Старейшин, и позволил снова занять свои места только тем, кто согласен был заплатить за это крупную сумму. Он вдохновил на подобные действия своих вассалов, королей Тамриэля, и к концу его семнадцатилетнего правления Тамриэль вернулся к процветанию. Однако критики утверждали, что советники, обладавшие мудростью, но не деньгами, были безжалостно изгнаны Пелагиусом. Возможно, именно это стало причиной трудностей, с которыми столкнулся его сын Антиохус, когда в свою очередь стал императором.

Антиохус, безусловно, был одним из самых легкомысленных представителей обычно аскетичной семьи Септимов. У него было множество любовниц и почти столько же жен, он славился изяществом платья и остроумием. К несчастью, во время его правления разразилась гражданская война, превзошедшая жестокостью даже мятежи, происходившие при его дедушке Уриэле II. Война Острова в 3E110, начавшаяся через двенадцать лет после того, как Антиохус занял трон, едва не привела к выходу острова Саммерсет из состава Империи. Объединенным силам короля Саммерсета и Антиохуса удалось победить короля Оргама из островного королевства Пиандонея только благодаря ужасному шторму. Согласно легенде, этот шторм был создан благодаря чародейству Псиджикского ордена острова Артейум.

История Кинтиры II, наследницы трона ее отца, Антиохуса, безусловно, одна из печальнейших повестей во всей истории Тамриэля. Ее старший двоюродный брат Уриэль, сын королевы Потемы из Солитьюда, обвинил Кинтиру в том, что она незаконнорожденная, ссылаясь на ставшую притчей во языцех распущенность нравов в Имперском городе во время правления ее отца. Хотя Уриэлю не удалось отменить ее коронацию, он заручился поддержкой нескольких недовольных королей Хай Рока, Скайрима и Морровинда, а затем, с помощью королевы Потемы, организовал три атаки на Империю Септима.

Первая атака имела место у залива Илиак, отделявшего Хай Рок от Хаммерфелла. Свиту Кинтиры перебили и императрицу захватили в плен. Целых два года Кинтира II чахла в имперской тюрьме, очевидно, в Гленпойнте или в Гленмориле, после чего была убита в своей камере при загадочных обстоятельствах. Вторая атака была предпринята на имперские гарнизоны на прибрежных островах Морровинда. Консорт императрицы, Контин Аринкс, пал, защищая эти форты. Третьей и последней атакой была осада самой столицы, начавшаяся после того, как Совет Старейшин разделил армию и направил часть ее в западный Хай Рок, а часть в восточный Морровинд. Правительству нечем было защититься от агрессии Уриэля, и город сдался, выстояв лишь одну ночь. Уриэль занял трон в тот же вечер и объявил себя Уриэлем III, императором Тамриэля. То был год 3E 121. Так началась война Красного алмаза, описанная во II томе этой серии.

ом I этой серии коротко описывает жизнь первых восьми императоров династии Септимов, начиная от достославного Тайбера Септима и заканчивая его пра-пра-пра-пра-правнучкой Кинтирой II. Убийство Кинтиры, находившейся в плену в Гленпойнте, по мнению некоторых исследователей означало прерывание чистой крови Септимов в императорской семье. Как бы то ни было, ее гибель безусловно стала концом очень значительного периода.

Уриэль III объявил себя не только императором Тамриэля, но и Уриэлем Септимом III, взяв родовое имя Септим как знак императорской власти. На самом деле, по линии отца он был урожденным Мантиарко. Через некоторое время Уриэль III был смещен и получил сполна за все свои преступления, но традиция принятия имени Септим как титула императора Тамриэля была положена.

Шесть долгих лет война Красного Алмаза (получившая свое название благодаря знаменитой эмблеме рода Септимов) разрывала Империю на части. В борьбе за власть сошлись все трое оставшихся в живых детей Пелагиуса II, Потема, Сефорус и Магнус, а также их бесчисленное потомство. Потема, разумеется, поддерживала своего сына, Уриэля III, на ее стороне был весь Скайрим и северный Морровинд. Однако усилиями Сефоруса и Магнуса провинция Хай Рок отвернулась от Потемы и перешла на сторону братьев. Мнения в провинциях Хаммерфелл, остров Саммерсет, Валенвуд, Эльсвейр и Чернотопье разделились, но большинство королей поддерживало все же Магнуса и Сефоруса.

В 3E127 Уриэль III был захвачен в плен во время битвы при Ичидаге в Хаммерфелле. Когда его везли на суд в Имперский город, чернь захватила повозку арестованного императора и сожгла его живым. Его дядя продолжил свой путь в столицу и, к общей радости, был провозглашен Сефорусом I, императором Тамриэля.

Правление Сефоруса не было примечательно ничем, кроме войн. Он был мягким и умным человеком, но Тамриэлю в тот момент нужен был великий воин, и, по счастью, Сефорус подошел на эту роль. Ему потребовалось еще десять лет непрерывных военных действий, чтобы окончательно разбить свою сестру Потему. Так называемая Королева-Волчица Солитьюда погибла в 137 году при осаде ее города-государства. Сефорус пережил свою сестру только на три года. Из-за постоянных войн у него не нашлось времени жениться, так что трон перешел к его брату, четвертому ребенку Пелагиуса II.

Император Магнус был уже в почтенном возрасте, когда получил императорскую корону, ему выпало наказать королей-изменников, участвовавших в войне Красного Алмаза, и это отняло у него оставшиеся силы. Легенды обвиняют сына и наследника Магнуса Пелагиуса III в отцеубийстве, но это маловероятно - по той простой причине, что после смерти Потемы Пелагиус стал королем Солитьюда и редко бывал в Имперском городе.

Пелагиус III, иногда называемый Пелагиусом Безумным, был провозглашен императором в 145 году Третьей эры. Практически с самого начала его правления многие при дворе отмечали его эксцентричность. Он сбивал с толку сановников, оскорблял королей-вассалов и, в конце концов, предпринял попытку повеситься на императорском балу. После этого его многострадальная жена получила статус регентши, а Пелагиус III был отправлен в соответствующие лечебные учреждения, где и пробыл до самой смерти, наступившей в 153 году Третьей эры. Он прожил всего тридцать четыре года.

После смерти супруга регентша была провозглашена императрицей Катарией I. Некоторые считают, что восшествие на престол темного эльфа обозначило очередной (вспомним смерть Кинтиры II) конец рода Септимов. Другие возражают, что, хотя Катария и не была связана с Тайбером кровными узами, их с Пелагиусом сын был связан, так что династия не прерывалась. Чтобы не говорили ревнители чистоты крови, сорокашестилетнее правление Катарии было одним из самых блистательных в истории Тамриэля. Чувствуя себя неловко в Имперском городе, Катария путешествовала по Империи больше любого из императоров со времен Тайбера. Она исправила почти весь вред, причиненный ошибками предыдущих монархов. Простой народ Тамриэля любил свою императрицу гораздо больше, чем знать. Гибель Катарии в незначительной стычке в Чернотопье - любимая тема обожающих скандалы историков. Взять хоть исследование мудреца Монталиуса, в котором он рассматривает возможную причастность к событиям лишенной престола ветви рода Септимов.

Кассиндер занял трон после смерти своей матери, уже достигнув среднего возраста. Будучи эльфом лишь наполовину, он был подвержен старению примерно в том же темпе, как бретонцы. Из-за плохого здоровья он уже передал управление Вэйрестом своему сводному брату Уриэлю. Несмотря на это, как единственный кровный родственник Пелагиуса, а следовательно, и Тайбера, он был вынужден занять трон. Правление императора Кассиндера, как все и ожидали, не продлилось долго. Через два года он присоединился к своим предкам в мире ином.

Уриэль Лариат, сводный брат Кассиндера, сын Катарии I и консорта Галливера Лариата (после смерти Пелагиуса III), покинул королевство Вэйрест, чтобы занять трон как император Уриэль IV. Формально Уриэль IV был Септимом: Кассиндер принял его в королевскую семью, когда он стал королем Вэйреста. Однако для Совета и народа Тамриэля он был всего лишь незаконным сыном Катарии. Уриэль не обладал энергичностью своей матери, и во время его долгого сорокатрехлетнего правления мятежи стали обычным делом.

История Уриэля IV рассказана в третьем томе этой серии.

ервый том этой серии вкратце излагает историю правления первых восьми императоров династии Септимов, от Тайбера I до Кинтиры II. Второй том описывает войну Красного Алмаза и жизнь шести императоров, взошедших на трон во время и после нее, от Уриэля III до Кассиндера I. В конце второго тома было описано, как сводный брат императора Кассиндера Уриэль IV занял трон Империи Тамриэля.

Следует напомнить, что Уриэль IV не был Септимом по рождению. Его мать, хотя и правила Империей много лет, была темным эльфом и женой императора крови Септимов, Пелагиуса III. Отец Уриэля IV, бретонский аристократ по имени Галливер Лариат, был консортом Катарии I после смерти Пелагиуса. До восшествия на трон Империи, Кассиндер I правил королевством Вэйрест, но из-за плохого здоровья вынужден был отойти от дел. У Кассиндера не было детей, так что он официально признал наследником своего брата Уриэля и отрекся от королевского престола. Семь лет спустя, по смерти его матери, Кассиндер унаследовал Империю, а еще через три года Уриэль снова оказался преемником Кассиндера.

Правление Уриэля IV было долгим и трудным. Несмотря на то, что он был официально признанным членом семьи Септимов и, вдобавок, дальним родственником Септимов по линии его отца, Лариата, лишь немногих из Совета Старейшин удалось убедить считать его кровным потомком Тайбера. Совет приобрел большой вес за время долгого правления Катарии I и короткого - Кассиндера I, и "чужой" монарх с сильной волей, каким был Уриэль IV , обнаружил, что управлять им очень и очень нелегко. Раз за разом Совет и император мерялись силами, и раз за разом Совет выигрывал бой. Со времен Пелагиуса II Совет Старейшин состоял из богатейших мужчин и женщин Империи, и обладал исключительной властью.

Последняя победа Совета над Уриэлем IV была посмертной. В 3E247 Андорак, сын Уриэля IV, был лишен Советом права наследования, а его двоюродный брат, более тесно связанный с первоначальной линией Септимов, был провозглашен Сефорусом II. В течение первых девяти лет правления Сефоруса II, те, кто был предан Андораку, сражались с войсками Империи. Тогда Совет сделал жест, который мудрец Эреинтин прокомментировал так: "Сердце Тайбера Септима больше не бьется". Совет даровал Андораку королевство Шорнхельм в Хай Роке, чтобы положить конец войне. Потомки Андорака правят там до сих пор.

Отметим, у Сефоруса II были враги, которые требовали его внимания значительно больше, чем Андорак. "Словно из киммерианского ночного кошмара", выражаясь словами Эреинтина, возник человек, называвший себя Камораном Узурпатором. Узурпатор провел армию дэйдра и нежити через Валенвуд, захватывая королевство за королевством. Немногие могли хоть как-то противостоять его силе, в 3E249 один кровавый месяц сменялся другим, все меньше становилось тех, кто пытался оказать сопротивление. Сефорус II направлял в Хаммерфелл все новых и новых наемников, чтобы остановить наступление Узурпатора на север, но их перекупали или убивали и превращали в нежить.

История Узурпатора Каморана заслуживает того, чтобы стать темой отдельной книги. (Тем, кто заинтересовался, мы рекомендуем найти "Падение Узурпатора" Палокса Иллтри.) Вкратце, сообщим, что уничтожением войск Узурпатора мы обязаны отнюдь не усилиям императора. Победу праздновали провинции, а отношение их к очевидно "бесполезной" Империи резко ухудшилось.

Уриэлю V, сыну и наследнику Сефоруса II, удалось изменить это мнение и показать силу Империи. Уриэль V переключил внимание народа Тамриэля с внутренних свар на серию захватнических войн, начатую им практически в момент вступления на престол в 3E268. Уриэль V завоевал Роскреа в 271, Катноквей в 276, Инслеа в 279 и Эсрониэт в 284. В 3E288 он приступил к своему самому амбициозному плану, захвату континентального королевства Акавир. И это, безусловно, была ошибка, ибо всего через два года Уриэль V был убит в Акавире на поле боя у Ионита. Несмотря на это, Уриэль V удерживает репутацию второго после Тайбера величайшего воина на троне Империи.

Последние пять императоров, начиная с маленького сына Уриэля V, описаны в четвертом и заключительном томе этой серии.

ервый том этой серии вкратце излагает историю правления первых восьми императоров династии Септимов, от Тайбера I до Кинтиры II. Второй том описывает войну Красного Алмаза и жизнь шести императоров, взошедших на трон во время и после нее, от Уриэля III до Кассиндера I. Третий том рассказывает о следующих трех императорах: разочарованном Уриэле IV, слабом Сефорусе II и героическом Уриэле V.

К моменту смерти Уриэля V за морем в далеком враждебном Акавире, его сыну Уриэлю VI было всего пять лет. Уриэль VI родился незадолго до того, как его отец отправился в Акавир. Кроме него, у Уриэля V было двое детей от морганатического брака, близнецы Морихата и Элоиза, которые родились через месяц после отъезда Уриэля V. Уриэль VI был коронован в 290 году Третьей эры. Вдова императора и мать его сына, Тоника, получила ограниченное право на регентство, пока Уриэль VI не достигнет совершеннолетия. Реальной властью обладал Совет Старейшин, как это и было еще со времен Катарии I.

Совет так наслаждался ничем не ограниченной свободой издавать законы (и получать выгоду), что Уриэль VI не мог получить права на трон вплоть до 307 года, когда ему исполнилось 22 года. Его потихоньку готовили к предстоящей ему ответственности, но и Совет, и его мать, радовавшаяся даже своему ограниченному регентству, не спешили передавать ему бразды правления. К тому времени, когда он взошел на престол, у него не было практически никаких рычагов власти за исключением императорского права вето.

Однако этим рычагом он регулярно и сознательно пользовался. К 313 году Уриэль VI мог похвастаться тем, что действительно правил Тамриэлем. Он использовал обширную сеть шпионов и гвардейцев, чтобы сдерживать и запугивать несговорчивых членов Совета Старейшин. Его сводная сестра Морихата была (что неудивительно) его верной союзницей, особенно после того, как, выйдя замуж за барона Ульфа Герсена из Винтерхолда, стала распоряжаться значительными средствами и приобрела большое влияние. Как сказал мудрец Угаридж, "Уриэль V завоевал Эсрониэт, но Уриэль VI завоевал Совет Старейшин".

Когда Уриэль VI упал с лошади, и его не смогли спасти лучшие целители Империи, императорская корона перешла к его возлюбленной сестре Морихате. Ей было 25 лет, и все дипломаты (разумеется, исходя из собственных интересов) описывали ее, как самое прекрасное создание во всем Тамриэле. Она, безусловно, была хорошо образованной, жизнелюбивой, атлетически сложенной и очень практичной женщиной. Она привезла в Столицу архимагистра Скайрима и сделала его имперским боевым магом - вторым со времен Тайбера Септима.

Морихата закончила дело, начатое ее братом, и заставила Имперскую провинцию полностью подчиниться императрице (а впоследствии императорам). Однако вне Имперской провинции Империя медленно разрушалась. Открытые мятежи и гражданские войны бушевали повсюду еще со времен ее деда, императора Сефоруса II. Тщательно координируя свои контрудары, Морихата медленно завоевывала восставших вассалов, при этом никогда особенно не истощая ресурсы.

Хотя военные кампании Морихаты всегда были успешными, ее манера тщательно обдумывать свои действия часто расстраивала Совет. Один из советников, аргонианин, принявший коловианское имя Торикл Ромус, в ярости от ее отказа послать войска в Чернотопье, как говорит молва, нанял убийц, лишивших ее жизни в 3E 339. Ромус был схвачен и казнен, хотя до последнего момента утверждал, что ни в чем не виновен.

У Морихаты не осталось детей, а Элоиза умерла от лихорадки за 4 года до смерти сестры. Так был коронован 25-летний сын Элоизы Пелагиус, взошедший на трон под именем Пелагиус IV. Пелагиус IV продолжил дело своей тетки, медленно прибирая под свое крыло восставшие королевства, герцогства, и баронства по всей Империи. Как и Морихата, он действовал очень осторожно и взвешенно - но, увы, ему не удалось достичь таких успехов, как ей. Королевства так долго были свободны от всякой узды, что даже незначительное вмешательство Империи в их дела вызывало возмущение. Однако, когда Пелагиус скончался, процарствовав целых сорок девять лет, Тамриэль был близок к единству даже более, чем во времена Уриэля I.

Наш нынешний император, грозный и ужасный его величество Уриэль Септим VII, сын Пелагиуса IV, обладает усердием своей двоюродной бабушки Морихаты, политической мудростью двоюродного деда Уриэля VI и военным дарованием своего прадеда Уриэля V. Он правит уже двадцать один год и принес в Тамриэль закон и порядок. Однако в 3E389 его императорский боевой маг Джагар Тарн предал его.

Уриэль VII был заключен в другом измерении, созданном Тарном, а злокозненный маг использовал иллюзии, чтобы выдавать себя за императора. На протяжение последующих десяти лет Тарн правил страной, но не продолжил список завоеваний Уриэля VII. До сих пор точно неизвестно, каковы были истинные цели и достижения Тарна в те десять лет, когда он выдавал себя за своего господина. В 3E399 загадочный Воитель покончил с боевым магом в подземельях под Имперским дворцом и освободил Уриэля VII из заключения.

С момента своего освобождения Уриэль Септим VII сражается за воссоединение Тамриэля. Правление Тарна отбросило страну назад, это верно, но прошедшие с той поры годы вновь вернули нам надежду на возвращение Золотого века славного правления Тайбера Септима.

tiarum.com

Oblivion Книга:2920, Вечерняя звезда. Книга 12 — Tiarum

1, месяц Вечерней звезды, год 2920-й Балмора, Морровинд

Зимнее утреннее солнце мерцало сквозь изморозь на окне, и Альмалексия открыла глаза. Старый лекарь провел по ее лбу влажной тканью, облегченно улыбаясь. Рядом с ее кроватью в кресле спал Вивек. Лекарь поспешил к шкафу и вернулся с кувшином воды.

"Как вы себя чувствуете, богиня?" - спросил лекарь.

"Как будто я очень долго спала", - ответила Альмалексия.

"Так и было. Прошло пятнадцать дней, - сказал лекарь и коснулся руки Вивека. - Господин, проснитесь. Она заговорила."

Вивек поднялся и, увидев Альмалексию живой и в сознании, широко улыбнулся. Он поцеловал ее в лоб и взял за руку. Наконец-то она начала согреваться.

Внезапно окончился ее мирный отдых: "Сота Сил..."

"Он жив и невредим, - ответил Вивек. - Снова занялся какой-то своей машиной. Сота бы тоже остался здесь, но понял, что поможет тебе больше, занимаясь своим волшебством."

В дверях появился управляющий замком: "Простите, что прерываю вас, господин, но я хотел сообщить вам, что ваш самый быстрый гонец прошлой ночью отправился в Имперский город."

"Посланник? - спросила Альмалексия. - Вивек, что случилось?"

"Я должен был подписать соглашение с императором шестого числа, так что я предупредил его, что это событие надо отложить."

"Ты мне здесь не поможешь, - проговорила Альмалексия, приподнимаясь с трудом. - Но если ты не подпишешь это соглашение, Морровинд снова может быть втянут в войну, еще на восемьдесят лет. Если сегодня ты выедешь с эскортом и поторопишься, ты можешь опоздать в Имперский город только на день или два."

"Ты уверена, что я тебе не понадоблюсь здесь?" - спросил Вивек.

"Я уверена, что Морровинду ты нужен больше."

6, месяц Вечерней звезды, год 2920-й Имперский город, Сиродил

Император Реман III восседал на троне, осматривая приемную залу. Вид был захватывающий: серебряные ленты свисали со стропил, подогреваемые котлы сладких трав стояли в каждом углу, пиандонейские ласточки кружили в воздухе, распевая песни. Когда зажгут факелы и слуги будут ходить повсюду, вся зала будет казаться сказочной страной. Он уже чувствовал ароматы с кухни, запах специй и жаркого.

Потентат Версидью-Шайе и его сын Савириен-Чорак проскользнули в залу, оба в головных уборах и драгоценностях цаэски. Их золотистые лица не улыбались, по правде говоря, они вообще редко улыбались. Все же император с энтузиазмом приветствовал своего доверенного советника.

"Это должно произвести впечатление на этих дикарей, темных эльфов, - рассмеялся он. - Когда они прибудут?"

"Только что прибыл посланник от Вивека, - важно сказал потентат. - Я полагаю, вашему императорскому величеству лучше встретиться с ним наедине."

Император перестал смеяться и кивком отпустил своих слуг. Дверь открылась и в залу вошла леди Корда, неся с собой пергамент. Она закрыла за собой дверь, но не смотрела императору в глаза.

"Посланник отдал письмо моей любовнице? - недоверчиво спросил Реман, поднимаясь, чтобы взять письмо. - Весьма необычный способ доставить послание."

"Само послание тоже весьма необычно", - сказала Корда, посмотрев в его здоровый глаз. Одним быстрым движением она сунула письмо прямо к лицу императора. Его глаза расширились и кровь хлынула на чистый пергамент. Чистый, за исключением маленького черного знака, подписи Мораг Тонг. Пергамент упал на пол, открыв скрытый за ним небольшой кинжал, который женщина повернула, разрезав горло до кости. Император свалился на пол.

"Сколько времени тебе нужно?" - спросил Савириен-Чорак.

"Пять минут, - ответила Корда, вытирая кровь с рук. - Если вы сможете дать мне десять, я буду вдвойне благодарна."

"Хорошо, - сказал потентат в спину Корде, пока она уходила из приемной залы. - Ей бы следовало быть акавиркой, она замечательно управляется с клинком."

"Я должен позаботиться о нашем алиби", - промолвил Савириен-Чорак, исчезая в одном из тайных проходов, о которых знали только доверенные императора.

"Помните, почти год назад, ваше императорское величество, - улыбнулся потентат, глядя вниз на умирающего. - Вы наказали мне запомнить ваши слова :"У вас, акавирцев, множество эффектных приемов, но стоит пройти одному нашему удару, и для вас все кончено." Я это запомнил, как видите."

Император сплюнул кровь и кое-как пробормотал: "Ты змей."

"Я и есть змей, ваше императорское величество, и внутри, и снаружи. Но я не солгал. И в самом деле прибыл посланник от Вивека. Правда, он несколько запоздал, - пожал плечами потентат, прежде чем исчезнуть в тайном проходе. - Не беспокойтесь, я уверен, что яства не пропадут впустую."

Император Тамриэля умер в луже собственной крови в пустой зале, украшенной к большому празднику. Его нашел один из его телохранителей пятнадцатью минутами позже. Корду нигде не удалось отыскать.

8, месяц Вечерней звезды, год 2920-й Кейр Сувио, Сиродил

Лорд Главиус, рассыпающийся в извинениях из-за плохого состояния дороги, проходящей через лес, был первым эмиссаром, приветствовавшим Вивека и его сопровождающих. Горящие шары украшали безлистые деревья, окружавшие виллу, покачиваясь от легкого, но прохладного ветерка. До Вивека доносились запахи простой еды и грустная мелодия. Это было традиционное зимнее песнопение акавирцев.

Версидью-Шайе встретил Вивека у входа.

"Я рад, что вы получили известия прежде, чем проделали весь путь до города, - сказал потентат, провожая своего гостя в большую, согретую комнату. - У нас сейчас сложный переходный период, и лучше не заниматься нашими делами в столице."

"Наследника нет?" - спросил Вивек.

"Прямого - нет, но есть дальние, соперничающие из-за трона. Пока мы с этим разбираемся, по крайней мере временно, дворяне решили, что я могу действовать от имени своего покойного повелителя, - Версидью-Шайе сделал знак слугам придвинуть к огню два удобных кресла. - Вы хотите сейчас официально подписать соглашение, или сначала поедите?"

"Вы намереваетесь выполнить соглашение императора?"

"Я намереваюсь во всем поступать как император", - ответил потентат.

14, месяц Вечерней звезды, год 2920-й Тель Арун, Морровинд

Корда, вся в пыли после дороги, бросилась в объятия Матери Ночи. Мгновенье они стояли так, Мать Ночи поглаживала волосы дочери, целовала ее в лоб. Потом, она достала письмо из рукава и отдала его Корде.

"Что это?" - спросила она.

"Письмо от потентата, выражающее восхищение твоим мастерством, - ответила ей Мать Ночи. - Он обещал прислать награду, но я уже написала ему ответ. Покойная императрица довольно заплатила нам за смерть ее мужа. Мефале бы не понравилась излишняя жадность. Двойной платы за одно убийство не надо, так и будет."

"Он убил Риджу, мою сестру", - тихо сказала Корда.

"И потому именно ты должна была убить его."

"Куда мне теперь идти?"

"Когда любой из наших работников становится слишком знаменитым, чтобы продолжать работу, мы посылаем таких на остров, названный Воуноура. Путешествие на корабле займет около месяца, и я уже приготовила замечательную усадьбу, где ты укроешься, - Мать Ночи поцеловала девушку в щеку. - Ты встретишь там много друзей, и наконец обретешь спокойствие и счастье, дитя мое."

19, месяц Вечерней звезды, год 2920-й Морнхолд, Морровинд

Альмалексия наблюдала за восстановлением города. Дух горожан поистине воодушевлял, подумала она, проходя мимо каркасов новых домов, вырастающих среди почерневших обломков старых. Растительность тоже оказалась очень живучей. Кусты комберри и рубраша, посаженные вдоль главной улицы, не погибли полностью, в них все еще чувствовалось дыхание жизни. Она чувствовала биение пульса. Приходи, весна, зелень пробьется сквозь угли пожарища.

Наследник герцога, данмер, обладающий большими знаниями и храбростью, направлялся сюда с севера, чтобы занять место своего отца. Земли не только выживут: они усилятся и расширятся. Она чувствовала грядущее лучше, чем видела настоящее..

И она была уверена, что отныне и навсегда, Морнхолд будет домом для одной богини.

22, месяц Вечерней звезды, год 2920-й Имперский город, Сиродил

"Линия рода Сиродилов оборвалась, - объявил потентат толпе, собравшейся под Балконом объявлений Имперского дворца. - Но Империя жива. Дальние родственники нашего возлюбленного императора были признаны недостойными трона доверенным дворянством, дававшим советы императору на протяжении его долгого и славного правления. Было решено, что как беспристрастный и верный друг Ремана III, я буду править от его имени."

Акавирец помолчал, ожидая, пока его слова раскатятся эхом и население поймет их. А они просто молча смотрели на него. Дождь омывал улицы города, но на миг из-за облаков выглянуло солнце.

"Я хочу прояснить, что не принимаю титула императора, - продолжил он. - Я был и продолжаю быть потентатом Версидью-Шайе, чужаком, которого милостиво приняли у вас. Моим долгом будет защищать приемную родину, и я обещаю неустанно трудиться над этим, пока кто-то более достойный не избавит меня от этого бремени. Своим первым указом я объявляю, что в ознаменование этого исторического события, с первого числа Утренней звезды мы вступим в первый год Второй эры и время будет отсчитываться заново. Таким образом мы отдадим дань мертвому императору и сосредоточимся на нашем будущем."

Только один человек зааплодировал этим словам. Король Дро'Зел из Сенчала на самом деле верил, что это будет самое лучшее, что случалось в Тамриэле. Разумеется, он был несколько не в своем уме.

31, месяц Вечерней звезды, год 2920-й Эбонхарт, Морровинд

В дымных катакомбах под городом, где Сота Сил создавал будущее своим мистическим часовым аппаратом, случилось нечто непредвиденное. Масляный пузырь просочился из прибора и лопнул. Немедленно, внимание волшебника было привлечено к нему, и к тому, что последовало за этим незначительным происшествием. Труба на полдюйма отклонилась влево. Соскочил протектор. Катушка размоталась, и начала вращаться в противоположном направлении. Поршень, тысячелетиями двигавшийся слева направо, внезапно стал двигаться справа налево. Ничто не сломалось, просто все изменилось.

"Теперь этого не исправить", - тихо проговорил чародей.

Он посмотрел сквозь трещину в потолке на ночное небо. Была полночь. Вторая эра, эпоха хаоса, началась.

tiarum.com

Oblivion Книга:Ящик Азуры — Tiarum

Нчильбар провел молодость, полную приключений, но, выросши, стал мудрым и старым двемером, проводящим жизнь в поисках истины и развеивании суеверий. Он многое изобрел и произвел на свет множество научных теорий и логических построений, которым было дано его имя. Но множество вещей в мире все же ставили его в тупик, и не было для него более сложной задачи, чем понимание истинной природы эйдра и дэйдра. Исследуя мир, он также пришел к выводу, что множество богов были созданы людьми и мерами.

Был один неразрешимый для Нчильбара вопрос - границы божественной силы. Являются ли величайшие Существа полновластными владыками мира, или же меньшие создания имеют возможность определять собственную судьбу? И когда Нчильбар почувствовал, что жизнь его подходит к концу, он понял, что должен постичь эту последнюю истину.

Среди знакомых мудреца был жрец-каймер, по имени Азиник. Когда жрец был в Бзалаг-Жтурамц, Нчильбар рассказал ему, что намерен заняться природой божественной силы. Азиник пришел в ужас и умолял своего друга не касаться этой мистической загадки, но решимость Нчильбара перебороть было нельзя. В конце концов, жрец решился даже помочь ему в изысканиях во имя их дружбы, но втайне боялся последствий богохульства.

Азиник призвал Азуру. После свершения обычного ритуала, во время которого он провозгласил свою веру в ее божественную мощь, и Азура, явившись, согласилась не причинять ему вреда, Нчильбар и дюжина его учеников вошли в часовню и принесли с собой большую коробку.

"Ты пришла в нашу землю, Азура, Богиня Заката и Рассвета и тайн меж ними... - сказал Нчильбар, пытаясь притвориться подобострастным и мягким изо всех сил. - Говорят, что твое знание абсолютно".

"Это так", - улыбнулась дэйдра.

"Ты ведь знаешь наверняка, что находится в этой коробке", - сказал Нчильбар.

Азура повернулась к Азинику, нахмурив брови. Священник немедленно начал объяснять: "Богиня, этот двемер - очень уважаем и мудр. Поверь мне, он не собирается высмеивать твое величие, но всего лишь продемонстрировать его ученым мужам своего народа, традиционно скептически настроенным. Я пытался рассказать ему о твоей силе, но его философия не принимает ничего на веру без демонстрации".

"Я могу продемонстрировать свою мощь народу двемеров, но смотрите, как бы эта демонстрация не оказалась большим, чем вы хотите видеть, - заворчала Азура, и посмотрела Нчильбару в глаза. - В коробке лежит цветок с красными лепестками".

Нчильбар не стал ни улыбаться, ни хмуриться. Он просто открыл коробку, и все увидели, что она пуста.

Когда глаза учеников повернулись к Азуре, ее уже не было на прежнем месте - она исчезла. Только Азиник увидел выражение на лице Азуры перед тем, как она пропала, и он не смог сказать ни слова, дрожа от страха. Он знал, что на них всех пало проклятие, но еще страшнее было осознание продемонстрированной божественной силы. Лицо Нчильбара тоже было бледным, и он нетвердо держался на ногах, но его лицо выражало не страх, а блаженство. Улыбка двемера, который обнаружил истину, о которой только догадывался ранее.

Два его ученика поддержали его, препровождая к выходу, и еще два поддерживали Азиника.

"Я учился всю жизнь, произвел бесчисленное множество экспериментов, выучил тысячи языков, но то умение, которое открыло мне истину, я приобрел еще тогда, когда был бедным молодым человеком, пытающимся добыть кусок хлеба", - прошептал мудрец.

И когда его вели к постели, красный цветок выпал из рукава его объемистой робы. Нчильбар умер этой же ночью, и лицо его было исполнено удовлетворения, которое приходит только от постижения знания.

Комментарий издателя:

Это - еще один рассказ о мудром, никогда не ошибающемся двемере. Переводы на альдмерский могут разниться в интерпретациях, но суть рассказа всегда одна. У данмеров есть похожая легенда о Нчильбаре, но в данмерской версии Азура распознает обман и отказывается отвечать на вопрос. Она убивает всех двемеров, присутствующих при этом, и проклинает род данмеров за скептицизм.

В альдмерской версии, Азура обманута не пустой коробкой, а коробкой, в которой находилась сфера, каким-то образом превратившаяся в плоский квадрат. Конечно же, альдмерская версия легенды ближе к двемерскому оригиналу, но и гораздо более сложна для понимания. Быть может, это объяснение в духе "сценической магии" было добавлено Гор Фелимом, поскольку сам Гор Фелим не был чужд подобных трюков, когда использование магии было недоступно.

"Маробар Сул" упоминает и о Нчильбаре, действующем в одиночку, и он в классической версии рассказа воплощает множество двемерских добродетелей. Его скептицизм, пусть даже и не такой абсолютный, как в альдмерской версии, прославляется даже, несмотря на то, что он вызвал проклятие на род двемеров и безымянный Дом бедняги жреца.

Что бы не представляла собой истинная природа Богов, и ошибались ли на их счет двемеры, или были правы, этот рассказ может объяснить, из-за чего двемеры исчезли с лица Тамриэля. Хотя Нчильбар и подобные ему, быть может, и не ставили своей целью насмешки над эйдра и дэйдра, их скептицизм определенно навлек на них гнев божеств.

tiarum.com

Oblivion Книга:Астрология — Tiarum

Звезды, видимые в Тамриэле, разделены на тринадцать созвездий. Три из них являются главными, их называют хранителями. Это созвездия Воина, Мага и Вора. Каждый из хранителей защищает трех своих подданных от тринадцатого созвездия, Змея.

Когда солнце восходит рядом с одним из созвездий, начинается сезон этого созвездия. Сезон каждого созвездия составляет приблизительно один месяц. У Змея нет сезона, поскольку он путешествует по всему небосклону, обычно угрожая одному из других созвездий.

Воин

Воин (Warrior)

Воин - созвездие хранителя, он защищает своих подданных во время своего сезона (от месяца Первого зерна до месяца Второго зерна). Его подданные - это Леди, Конь и Лорд. Рожденные под знаком воина хорошо владеют всеми видами оружия, но обладают вспыльчивой натурой.

Маг

Маг (Mage)

Это созвездие хранителя, чей сезон длится от месяца Заката солнца до месяца Утренней звезды. Его подданные: Ученик, Атронах и Ритуал. Рожденные под знаком Мага имеют предрасположенность к магии, но часто надменны и рассеянны.

Вор

Вор (Thief)

Вор - это последнее созвездие-хранитель. Его время: темные месяцы от месяца Заката солнца до месяца Утренней звезды. Подданные: Любовник, Тень и Башня. Рожденные под знаком Вора не обязательно являются ворами, но они чаще ими становятся и очень редко попадаются. Они, однако, порой будут ощущать нехватку удачи, поэтому они будут жить меньше, чем рожденные под другими знаками.

Змей

Змей (Serpent)

Змей путешествует по небу. У него нет своего сезона, но передвижения его можно предсказать с определенной долей вероятности. Никаких определенных качеств нельзя выделить у рожденных под этим знаком. Они могут быть как благословенными, так и проклятыми.

Леди

Леди (Lady)

Леди - одна из подданных Воина, ее время - месяц Огня очага. Рожденные под знаком Леди всегда очень приятные люди, обладающие большим терпением.

Конь

Конь (Steed)

Это один из подданных Воина, его сезон - месяц Середины года. Рожденные под знаком Коня очень нетерпеливы, все время куда-то торопятся.

Лорд

Лорд (Lord)

Его сезон - месяц Первого зерна, он следит за всеми в Тамриэле во время посева. Рожденные под знаком Лорда сильнее и здоровее рожденных под другими знаками.

Ученик

Ученик (Apprentice)

Сезон Ученика - месяц Высокого солнца. Рожденные под знаком Ученика предрасположены к магии любого рода, но также и более уязвимы для нее.

Атронах

Атронах (Atronach)

Атронах (очень часто его называют Голем) - один из подданных Мага. Его сезон - месяц Заката солнца. Рожденные под этим знаком - прирожденные маги, однако, они не могут генерировать свою магическую энергию.

Ритуал

Ритуал (Ritual)

Это один из подданных Мага. Его сезон - месяц Утренней звезды. Рожденные под этим знаком обладают различными способностями в зависимости от положения лун и богов.

Любовник

Любовник (Lover)

Любовник - один из подданных Вора, его сезон - месяц Восхода солнца. Рожденные под знаком Любовника очень привлекательны и страстны.

Тень

Тень (Shadow)

Сезон Тени - месяц Второго зерна. Рожденные под знаком Тени умеют прятаться в тени.

Башня

Башня (Tower) Это один из подданных Вора. Ее сезон - месяц Начала морозов. Рожденные под знаком Башни умеют находить золото, а также могут открывать любые замки.

tiarum.com

Oblivion Книга:2920, Высокое солнце. Книга 7 — Tiarum

4, месяц Высокого солнца, год 2920-й Имперский город, Сиродил

Император Реман III и его потентат Версидью-Шайе совершали прогулку в Имперских Кущах. Северные сады, украшенные изваяниями и фонтанами нравятся императору, потому что они - прохладнейшее укрытие в городе посреди летнего зноя. Незатейливые, выстроенные ярусами клумбы с серо-голубыми цветами и зеленью окружали их со всех сторон.

"Вивек принял условия мира от принца, - сказал Реман. - Мой сын возвратится, не минет и двух недель."

"Превосходная весть, - осторожно заметил потентат. - Надеюсь, данмеры будут чтить условия. Мы могли бы попросить и большего. Крепость у Черных Врат, к примеру. Но, полагаю, принц знает, что разумно. Он не станет вредить Империи всего лишь ради мира."

"Намедни я думал о Ридже и о том, что побудило ее участвовать в заговоре против меня, - сказал император, остановившись, чтобы полюбоваться статуей Королевы Рабов Алессии, а затем продолжил. - И единственная причина, которая приходит мне на ум, в том, что она тоже чрезмерно обожала моего сына. Она могла любить меня за власть и силу, но все же он юн, красив и когда-нибудь наследует мой трон. Должно быть, она решила, что когда смерть настигнет меня, ей достанется император, обладающий и властью, и молодостью."

"Принц... был ли он вовлечен в этот заговор?" - спросил Версидью-Шайе. Непросто было играть в эту игру, ибо никто не знал, кто падет следующей жертвой мнительности императора.

"О нет, не думаю, - молвил Реман с улыбкой. - Нет, его сыновняя любовь весьма крепка."

"А известно ли вам, что Корда, сестра Риджи, состоит послушницей в консерваториуме Морвы, что в Хегате?" - спросил потентат.

"Морва? - озадачился император. - Я забыл, а что это за божество?"

"Страстная богиня плодородия йокуданцев, - ответил потентат. - Но не чересчур страстная, в отличие от Дибеллы. Скромна, но, безусловно, чувственна."

"Я устал от страстных женщин. И императрица, и Риджа - все они слишком страстны, а жаждущие любви потом жаждут власти, - император пожал плечами. - Но жрица-послушница, которой не чужды плотские влечения, - это мне по сердцу. А что ты говорил о Черных Вратах?"

6, месяц Высокого солнца, год 2920-й Крепость Турзо, Сиродил

Риджа стояла безмолвно и смотрела в холодный каменный пол, пока император говорил. Никогда прежде не видел он ее столь бледной и безрадостной. Она лишь могла тешиться тем, что обрела свободу и возвращалась в родные земли. Что ж, если она отправится в путь тотчас, то еще поспеет в Хаммерфелл к Празднику Торговли. Казалось, ничто из сказанного им не находило отклика в ее душе. Казалось, полтора месяца заточения в крепости Турзо сломили ее дух.

"Я подумывал о том, - сказал, наконец, император, - чтобы взять твою младшую сестру Корду во дворец на время. Полагаю, она предпочла бы двор консерваториуму в Хегате, а ты как считаешь?"

Наконец-то хоть какое-то движение души. Риджа глянула на императора со звериной ненавистью и в ярости бросилась на него. За время заточения ее ногти отросли изрядно, и сейчас она вонзила их в его лицо, целя в глаза. Он вскричал от боли, и стражи оттащили ее, избивая рукоятями своих мечей, покуда она не лишилась чувств.

Целителя позвали немедля, но император Реман III все же лишился правого глаза.

23, месяц Высокого солнца, год 2920-й Балмора, Морровинд

Вивек вынырнул из воды, ощутив, как влага смыла летний зной с его кожи, и принял полотенце от одного из слуг. Сота Сил наблюдал за старинным приятелем с балкона.

"Похоже, ты заработал еще несколько шрамов с тех пор, как я видел тебя в последний раз", - заметил чародей.

"Хвала Азуре, новых нет, - засмеялся Вивек. - Когда ты прибыл?"

"Чуть более часа назад, - сказал Сота Сил, спускаясь по ступенькам к краю водоема. - Я думал, что явлюсь положить конец войне, однако ты справился и без меня."

"Да, довольно и восьмидесяти лет беспрестанных битв, - ответил Вивек, обнимая Соту Сила. - Мы пошли на уступки, но и они тоже. Когда старый император почиет, может наступить золотой век для нас. Принц Джуйлек мудр не по годам. А где Альмалексия?"

"Отправилась за герцогом Морнхолда. Они будут здесь завтра пополудни."

Тут друзей отвлекло зрелище, открывшееся за углом дворца - всадница ехала по городу, держа путь к ступеням парадного входа. Было очевидно, что женщина скакала во весь опор. Они приняли ее в кабинете, куда она ворвалась, тяжело дыша.

"Нас предали, - выдохнула она. - Имперская армия осадила Черные Врата."

24, месяц Высокого Солнца, год 2920-й Балмора, Морровинд

Впервые за семнадцать лет с тех пор, как Сота Сил отбыл в Артейум, три члена Трибунала Морровинда встречались в одном месте. И все трое предпочли бы встретиться при иных обстоятельствах, чем нынешние.

"Насколько я знаю, когда принц возвращался на юг в Сиродил, вторая имперская армия пришла с севера, - сообщил Вивек своим соотечественникам, хранившим каменное выражение на лицах. - Разумно предположить, что Джуйлек не знал о предстоящей атаке."

"Но нельзя исключать и того, что он заранее задумал отвлечь нас, пока император готовил поход на Черные Врата, - заметил Сота Сил. - Случившееся следует считать нарушением перемирия."

"Где герцог Морнхолда? - спросил Вивек. - Мне хотелось бы выслушать его соображения."

"Он встречается с Матерью Ночи в Тель Аруне, - тихо молвила Альмалексия. - Я убеждала его прежде переговорить с тобой, но он сказал, что дело нельзя более откладывать."

"И он призовет Мораг Тонг? Для внешних дел? - Вивек покачал головой и обратился к Сота Силу, - Пожалуйста, сделай, что сможешь. Убийство лишь все усугубит. Это дело следует решить дипломатией или битвой."

25, месяц Высокого солнца, год 2920-й Тель Арун, Морровинд

Мать Ночи приняла Сота Сила в своей зале, освещенной лишь луной. Она была смертоносно прекрасна в своем простом платье черного шелка, ниспадавшим на диван. Жестом она отпустила стражей в красных одеждах и предложила чародею вина.

"Ты лишь немного разминулся со своим другом, с герцогом, - прошептала она. - Он был очень несчастен, но я думаю, что мы в силах помочь его горю."

"Он нанял Мораг Тонг для убийства императора?" - спросил Сота Сил.

"А ты прямолинеен в речах, не так ли? Это хорошо. Люблю людей, говорящих прямо: они не тратят время зря. Но, конечно, я не стану обсуждать с тобой наш разговор с герцогом, - она улыбнулась. - Ведь это повредит моим делам."

"А что, если я предложу тебе равную плату золотом за то, чтобы император остался жив?"

"Мораг Тонг убивает во славу Мефалы и корысти ради, - сказала она задумчиво, словно обращаясь к своему бокалу вина. - Мы не убиваем просто так. Это было бы опошлением идеи. И если герцог доставит свое золото в трехдневный срок, мы доведем до конца наше дело. Боюсь, мы и помыслить не можем о принятии встречного предложения. Хотя мы и дельцы в той же мере, что и религиозный орден, мы не подчиняемся закону предложения и спроса, Сота Сил."

27, месяц Высокого солнца, год 2920-й Внутреннее море, Морровинд

Сота Сил смотрел на воды уже два дня кряду, ожидая известного ему судна, и, наконец, увидел его. Большой корабль под флагом Морнхолда. Чародей взлетел и перехватил корабль прежде, чем тот вошел в гавань. Из пальца его вырвался сноп пламени, скрыв его голос и внешность под обличием дэйдра.

"Покиньте корабль! - проревел он. - Или вы все потонете вместе с ним!"

В действительности Сота Сил мог бы спалить судно единым огненным шаром, но он предпочел выждать, покуда моряки не попрыгают с палубы в теплую воду. Когда он удостоверился, что на борту не осталось ни души, он собрал свою силу в разрушительную волну, сотрясшую воздух и воду. Корабль вместе с герцогскими деньгами, предназначенными для Мораг Тонг, пошел ко дну Внутреннего моря.

"Мать Ночи, - подумал Сота Сил, направляясь к берегу, чтобы известить начальника порта о моряках, требующих спасения. - Все подчиняются предложению и спросу - такова правда жизни!"

Год продолжается, наступает месяц Последнего зерна.

tiarum.com

Oblivion Книга:Книга дэйдра — Tiarum

Книга дэйдра

Это выдержки из огромного тома, описывающего характер всех дэйдра.

Азура, чья сфера заря и закат, магия междуцарствия сумерек, известна как Лунная Тень, Мать Розы и Королева Ночного Неба.

Боэтия, чья сфера обман и тайные сговоры, планы убийств, покушений, предательства и свержения власти.

Клавикус Вайл, чья сфера дарование сил и исполнение желаний посредством ритуалов и соглашений.

Хермеус Мора, чья сфера чтение потоков Судьбы, прошлого и будущего, небес и звезд, он властелин сокровищ знаний и памяти.

Херсин, в чьем ведении находятся Охота, спорт дэйдра, Великая Игра, Погоня, известный как Охотник и Отец Зверолюдей

Малакат, чья сфера покровительство изгнанникам и презираемым, хранитель Верных Клятв и Кровавых Проклятий.

Мерунес Дагон, чья сфера разрушение, изменения, революции, энергия и амбиции.

Мефала, чья сфера смертными не познана; известна под именами Прядильщица Сетей, Прядильщица и Паучиха; известно лишь, что она вмешивается в дела смертных для собственного развлечения.

Меридия, чья сфера смертными не познана; связана с энергиями всего живущего.

Молаг Бал, чья сфера господство над смертными и порабощение их; более всего он жаждет пожинать души смертных и заманивать их в свои сети, сея семена споров и раздоров в царствах смертных.

Намира, чья сфера древняя Тьма; известная как Дух Дэйдра, правитель разных духов тьмы и теней; ассоциируется с пауками, насекомыми, личинками, и прочими отталкивающими тварями, внушающими смертным непреодолимое отвращение.

Ноктюрнал, чья сфера ночь и тьма; известна как Повелительница Ночи.

Периайт, чья сфера низшие уровни Обливиона, известен как Надзиратель.

Сангвин, чья сфера радость жизни и пирушки, а также снисходительность к темным натурам.

Шеогорат, чья сфера Безумие, и чьи мотивы неизвестны.

Вермина, чья сфера царство снов и ночных кошмаров, и из чьего царства исходят злые предзнаменования.

Под заголовком "Малакат" вы обнаружите особо выделенную ссылку на БИЧ, благословленный Малакатом и предназначенный для смертных. Вкратце, там говорится о том, что всякий дэйдра, пытающийся воззвать к силе этого оружия, будет изгнан в потоки Обливиона.

"Из легендарных артефактов дэйдра многие хорошо известны, как например Звезда Азуры или Вабба Шеогората. Другие менее известны, как Бич, он же Молот Маккана и Погибель Дэйдра...."

"...хотя Малакат благословил Бич для использования против дэйдра, он не думал, что булава попадет в руки дэйдра и будет служить инструментом в междуусобных войнах между кайтифами и проклятыми. Тогда Малакат проклял оружие так, что если кто-то из темных попытается воззвать к его силе, пустота откроется и захватит этого дэйдра, и бросит его в потоки Обливиона, откуда невозможно выбраться в Реальный и Нереальный Миры."

tiarum.com