Книга #Одноклассник (СИ). Автор: Килина Диана. Страница 8. Одноклассник книга


#Одноклассник (СИ). Страница 1 - Книги «BOOKLOT.RU»

#ОДНОКЛАССНИК

Диана Килина

Моя любовь умеет убивать.

Прости, что не сказал об этом раньше.

Когда вжимал в скрипучую кровать

и целовал покусанные пальцы.

 

Моя любовь тягучая, как мёд,

и сладкая, и горькая, и злая.

Она тебя когда–нибудь убьет,

уже сейчас немного убивая.

 

И как теперь смотреть в твои глаза,

покрытые янтарной рыжей крошкой?

Весь город спит и стихли голоса,

и ночь легла на крыши черной кошкой.

 

А ты идешь, твой нос укутан в шарф,

и каблуки сбивают лёд с асфальта.

И я срываюсь вслед, ускорив шаг,

осатаневшей и голодной тварью.

 

Я одержим, и болен, и простыл,

в изгибе твоей шеи грею губы.

И те слова, что в общем–то, просты,

цепляются за стиснутые зубы.

 

Так съешь меня, и выпей, и сожги,

и расскажи об этом своим детям.

Что в прошлом был один такой дебил,

и он любил, и он же был в ответе

 

за зацелованную кожу век

и красные следы на голой шее,

Что это был ужасный человек,

похожий на затравленного зверя.

 

Так улыбайся, ласково, как черт.

Рука моя – твоя, и там же сердце.

Танцует на замёрзшей глади вод

Луна, как на тарелке рыжий персик.

 

Взлетают в небо дети птичьих стай.

Я был когда–то так же беззаботен.

Моя любовь умеет убивать.

Твоя – сжигать.

 

А значит, мы в расчете.

 

(С) Джио Россо

НОВОСТИ

Somebody stepped inside your soul

Somebody stepped inside your soul

Little by little they robbed and stole

Till someone else was in control

U2 «Troubles»

 

Вы любите встречи одноклассников? Те самые, раз в несколько лет, когда директор школы толкает свою речь в актовом зале; а бывшие ученики хвастаются сомнительными успехами, пытаясь доказать вам и самим себе, что они чего–то достигли.

Какая чушь… Оглядывая зал, я то и дело натыкалась на любопытные взгляды и в буквальном смысле слышала их мысли:

«Так и не получила высшее, а как сыр в масле катается»

«Как она смогла сохранить фигуру, после родов? Надо спросить у нее про диету»

«Палец о палец не ударила в жизни, а кто–то горбатится на двух работах»

И так далее, и тому подобное.

Я привыкла к этому. В смысле, к таким взглядам. Они перестали меня удивлять еще в двенадцатом классе, когда я вышла замуж, да еще и за мужчину намного старше меня. На тринадцать лет. Тогда эта разница не ощущалась, мне – восемнадцать, ему – тридцать один, но людям слишком скучно жить своими жизнями, поэтому они активно обсуждают чужую.

Перед выпускным даже делали ставки – когда мне рожать. Я знала это, слышала перешептывания в коридорах, поэтому пришла на последний звонок в обтягивающем ультра–мини, показывая всем, что никакого живота у меня в помине нет и не намечается. Глупо, знаю, но тогда я могла себе позволить такие глупости.

И вот, прошло семь лет. Я – разведенная женщина, правда удачно разведенная – с квартирой, машиной и алиментами. И да, я все–таки родила, правда четыре года назад, а не сразу после школы, как все предсказывали. Смотрю на сутулых, поплывших людей, моих ровесников между прочим, и не понимаю – какого хрена я вообще здесь делаю?

Встав на ноги и тихо извиняясь, я выбралась в проход и вышла из актового зала. Дышать сразу стало легче. Не долго думая, я решила спуститься в раздевалку за своим плащом, и выйти на улицу.

Отойдя подальше и свернув за угол, вытащила пачку сигарет из сумочки. Чиркнула зажигалкой, вдохнула дым с легким сладковатым привкусом и расслабленно выдохнула. Неподалеку маячила мужская фигура, с то и дело мелькающим оранжевым огоньком – еще один преступник. В сумерках я не могла его разглядеть, но наверняка ведь кто–то из бывших учеников. Захочет – поздоровается.

Выкурив сигарету наполовину, я затушила ее о кирпичную стену и выстрелила окурком за забор. Усмехнулась про себя и тут же рядом раздался мужской голос:

– Только похрюкать осталось, Мартынова.

Обернувшись, я невольно растянулась в улыбке:

– Ромка!

– Я тоже рад тебя видеть, – он шутливо толкнул меня плечом и улыбнулся во все тридцать два, – Маргарита Викторовна все еще на сцене? – спросил, поморщась.

– Когда я уходила, она только вошла в раж.

– Прискорбно. Это затянется надолго.

– Как и всегда, – я вздохнула и переступила с ноги на ногу, – Ну, было приятно встретиться.

– Ты уходишь?

Пожав плечами, я посмотрела в сторону стоянки. Потом натянуто улыбнулась Роме:

– Я отметилась, когда пришла, так что… Не вижу смысла оставаться.

Задумчиво хмыкнув, он спрятал руки в карманы брюк. Посмотрел туда же, куда и я пару секунд назад, а потом уставился на меня.

– Как жизнь вообще?

– А ты не знаешь? – съязвила я.

– Слышал, ты в разводе.

– Все слышали, – резко ответила я и тут же осеклась, – Извини.

Это же Рома. Лидер нашего класса, староста и один из самых популярных мальчиков в школе. Один из немногих, с кем я общалась в гимназии.

– Спрячь колючки, Ёжик, я просто спросил, – отшутился он с улыбкой.

– Да нормально все. Переехала на новую квартиру, сейчас ремонт во всю идет, – вздохнула я.

Ромка передернулся:

– Не завидую. Ремонты имеют свойство затягиваться.

– Типун тебе на язык. Пока все идет по плану, – рассмеялась я, – Ну а ты?

– А что я? Работаю у отца, – он вытащил пачку сигарет, взял одну и протянул мне. Я отрицательно покачала головой, и Рома продолжил, – Сама ж знаешь, я удачно устроился, – он ухмыльнулся и прикурил, выпуская дым тонкой струйкой из уголка рта.

– Да, знакомо. Похоже, для всех мы оба – приживалы.

– Да и похер, – невнятно произнес он, зажав сигарету между губами, – Кого ебет, что они там думают. Сборище неудачников.

Я удивленно моргнула, услышав такое резкое, но тем не менее точное определение.

– До сих пор помню, как мне шептались в спину, когда я начал приезжать в школу на машине. Ленивые, завистливые жопы, – Рома затянулся, тут же выпуская дым через ноздри, заставив меня восхититься такой непосредственности,

– Ты приезжал на БМВ, – с укором сказала я, – Не каждый мог себе такую позволить.

– Но каждый мог сдать на права и пойти работать, – он пренебрежительно пожал плечами, – Отсутствие возможностей – не отмазка. Просто всем было легче думать, что я брал машину отца, чем поверить в то, что я работал и оплачивал кредит. Или что ты обрюхатилась и потому вышла замуж. Как будто в тебя невозможно влюбиться, – фыркнул он.

– Давай не будем о грустном, – протянула я, переводя тему.

– И правда. Не хочешь прокатиться, кофе выпить?

– Я на машине.

– Оставь здесь, я подброшу тебя за ней, – он докурил сигарету, а потом вот так просто бросил ее на дорожку и придавил туфлей.

– Только похрюкать осталось, – поддела я, на что он усмехнулся.

– Язва. Ну, так что? Пообщаемся вне этих стен?

– Ладно, уговорил, – я кивнула в сторону стоянки и пошла по дорожке, – Только недолго, мне завтра рано вставать.

– Работа?

– Нет, садик, а потом тот самый ремонт. Завтра будут плитку в ванной класть, надо проконтролировать.

– Понятно, а малая с кем?

– С мамой. Ну, в смысле, с бабушкой.

– Дети под присмотром, значит, – усмехнулся Рома, шагая рядом, – И на работу не надо.

– А я фрилансером работаю, – я показала ему язык и он рассмеялся, – Переводами занимаюсь.

www.booklot.ru

#Одноклассник (СИ). Автор Килина Диана. Страница 8

Я лишилась дара речи – он просто разглядывал меня, невозмутимо откусывая от тарталетки и жуя, словно полуголая девица, сидящая на столе его кухни – это нормальное явление. Словно мой вид не волнует его – так, украшение и не больше. Это задело меня, и, прищурившись, я перехватила его запястье, потянула на себя и откусила добрую половину десерта прямо из его руки. Рома медленно моргнул, а затем сглотнул, когда я облизала крем с губ.

Остановив взгляд на моей груди, он задумчиво хмыкнул, посмотрел на остатки пирожного, а затем зачерпнул крем на кончик пальца и мазнул им мой сосок. Я вздрогнула от неожиданности, и втянула воздух в легкие, когда он наклонился, чтобы слизать его с моей груди.

– Я буду липкая, – прошептала я.

– Ты итак будешь, – пробормотал Рома, переключаясь на вторую грудь, – Я собираюсь кончить на твои сиськи сегодня.

Я вознесла глаза к потолку и пробормотала одними губами: «Господи». Почему эти словечки, вылетающие из его рта, так меня заводят? Когда я опустила взгляд, я дернулась, увидев, что Ромка смотрит на меня – ухмыляясь.

– Ты можешь не скрывать тот факт, что тебе это нравится, – заговорщицки прошептал он, наклонившись.

– Нравится, что?

– Нравятся пошлости.

– Они мне не нравятся, – вяло запротестовала я.

Снова хмыкнув, Рома провел кончиком пальца между моих грудей; ниже, ниже, еще ниже, пока не остановился у кромки пояса для чулок.

– Тогда почему, при слове «сиськи», твоя киска сжимается? – просипел он, смотря вниз.

Это действительно было так и…

– Тебе нравится, – констатировал он, опуская палец ниже, скользя внутрь, – Очень нравится, – простонал он, вместе со мной.

Мои бедра двинулись навстречу его руке, ноги сами собой раскинулись шире. Ромка мягко надавил другой рукой на мое плечо, заставляя лечь на спину, а затем пододвинул высокий стул и уселся на него. Подняв мои пятки на стол, он обхватил бедра ладонями и придвинул меня к краю. Поймал мой затуманенный взгляд и поцеловал чувствительную кожу с внутренней стороны, а затем наклонился ниже и прошептал:

– Кажется, я по–прежнему голоден.

Я не смогла ответить ничего вразумительного, только приподняла бедра над поверхностью стола, толкаясь навстречу его лицу, языку, губам и пальцам.

***

Oh, when you think about it

Do you remember me?

Do you remember the way it made you feel?

Do you remember the things that let you feel?

Jarryd James «Do you remember?»

Незаметно для меня пролетел октябрь, за ним ноябрь. Я все чаще ловила себя на мысли, что постепенно открываю Роме какие–то сокровенные, личные – слишком личные вещи.

– Расскажи, почему у тебя не сложилось с бывшим? – прошептал Ромка как–то утром, когда мы пили кофе и завтракали прямо в его постели.

Я пожала плечами и сделала глоток, отводя взгляд в сторону. Почему–то вспоминать об этом стало больно, хоть и научилась прятать эту боль в себе и справляться с ней; а в последнее время как острым бритвенным лезвием по сердцу – жжет, ноет и кровоточит.

– Что ты хочешь знать? – старалась говорить спокойно, но голос все равно дрогнул.

– Почему ты ушла от него? – Ромка перехватил мою ладонь и поцеловал тыльную сторону, – Хочу знать, каких ошибок нельзя повторять, – вроде бы и отшутился, но взгляд был серьезным и испытующим.

– Просто он предал меня, – я вытянула руку из его пальцев, отвернулась и опустила ноги на пол, – Должен был поддержать, а не сделал этого, – отрезала, пытаясь встать, но Ромка обхватил мою талию рукой и притянул к себе.

– Изменил? – шепотом спросил он, поглаживая рукой мое плечо.

– Клянусь, иногда мне кажется, что лучше бы изменил, – честно ответила я, – После Милены я очень хотела второго ребенка, но у нас никак не получалось. Когда, спустя год попыток, я все–таки увидела на тесте две полоски, моя радость была недолгой. Через три дня началось кровотечение. Самопроизвольный аборт, – я сглотнула и продолжила сидеть к нему спиной, вздрогнув от того, как сильно его ладонь сжала мою талию, – Артем не сказал мне ни слова – ни поддержки, ни сочувствия. Я думала, что он просто переживает все в себе, поэтому старалась не лезть в душу.

– И? – подтолкнул рассказывать дальше, когда я замолчала.

– Что «И»? Он продолжил жить, как ни в чем не бывало. Недели две не трогал меня, а потом как с цепи сорвался – потребовал исполнять супружеский долг, – я горько усмехнулась, повернув голову, – На мое: «Надо немного подождать, еще рано для новых попыток» он небрежно бросил: «Я никогда не хотел второго ребенка, это была твоя прихоть». Конец истории.

– Ежик… – Ромка прижался губами к моему плечу, но я отстранилась:

– Надо в душ, пусти.

Он разжал руки, и я поспешно вскочила на ноги. Так же поспешно вышла из спальни и спряталась в ванной, открыв кран и встав под теплую струю. Закрыла глаза, позволяя слезам перемешаться с водой и стать незаметными – словно их не было никогда.

– Кать, мне очень жаль, – прошептал Ромка, обнимая меня сзади – на холод, который он принес с собой, открыв дверь даже не обратила внимания, – Я не хотел тебя расстроить.

– Все в порядке, – соврала я, оборачиваясь и обвивая руками его шею.

Посмотрел на меня с нежностью, и от этого взгляда захотелось взвыть волком. Я прикрыла глаза и спрятала лицо в изгибе его шеи, вместе с «несуществующими» слезами. Вздрогнула, когда он мягко подтолкнул меня к стене и прислонил к ней спиной, а затем отстранился.

Большие пальцы легли на мои щеки, и Рома наклонился ко мне, целуя. Медленно скользнул языком – ласкает; потянул зубами нижнюю губу – дразнит. Хрипло простонав, я начала жадно отвечать на поцелуи, моля о большем.

Его рот так же жадно спускается к шее, оставляя слабые отметины на нежной коже. Медленно опускается к груди, а затем Рома по очереди захватывает мои соски и посасывает их – сначала нежно, а потом грубо и болезненно – тут же зализывая и целуя ноющие места. Еще ниже, и я чувствую язык во впадинке пупка и ахаю от того, как его скольжение отдается пульсацией между ног. Ниже, и я запрокидываю голову, ощутив его рот на внутренней стороне бедра…

– Рома, – выдохнула я, когда он начал пожирать меня – без нежности и осторожности – дико; вцепившись в мои бедра пальцами и двигая меня напротив своего лица, – Рома! – крикнула, когда он прижал меня к стене одной рукой, а другой положил мою ногу себе на плечо, раскрывая.

Рассыпалась на части; разрывалась на куски; разбивалась на осколки от его ласк. Взлетала и падала навзничь от слов, которые он говорил мне:

– Не могу без тебя, – медленно произнес, подняв голову, и мои глаза снова наполнились слезами, – Нуждаюсь в тебе, – прошептал он, прислонившись лбом к моему животу и продолжая медленно ласкать меня пальцами до тех пор, пока я не обмякла, удерживаемая его руками.

Я все чаще ловила себя на мысли, что влюбляюсь в бывшего одноклассника. И дело не в том, что он оказался превосходным любовником – страстным, умелым, дико сексуальным и ненасытным. Дело не в том, что он был заботливым и внимательным, а его ухаживания – красивыми. Он дарил мне цветы без повода – просто приносил букеты, едва прежний в хрустальной вазе начинал увядать. Оставлял в кармане куртки леденцы Halls со вкусом лайма и мяты – именно их он любил посасывать в течении дня и именно их вкус хранил его рот. Звонил каждый день чтобы сказать: «Я скучаю», заезжал на чашечку кофе и всегда целовал в висок на прощание, нежно и бережно обнимая.

Он был идеальным во всех смыслах. Я знала его – знала, и потихоньку начинала доверять.

Но между нами была одна–единственная преграда, разрушить которую не представлялось возможным. Моя дочь.

– Может, вы переедете ко мне? – вкрадчиво предложил Рома, поглаживая мою ладонь кончиками пальцев.

www.booklot.ru

#Одноклассник (СИ) - Диана Килина

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 4137

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • Просмотров: 2422

    Подмена (СИ)

    Ирина Мудрая

    В жестоком мире двуликих любовь - непозволительная роскошь. Как быть презренной полукровке?…

  • Просмотров: 2138

    Ришик или Личная собственность медведя (СИ)

    Анна Кувайкова

    Жизнь - штука коварная. В один момент она гладит тебя по голове, в другой с размаху бьёт в спину.…

  • Просмотров: 2137

    Босс с придурью (СИ)

    Марина Весенняя

    У всех боссы как боссы, а мой — с придурью. Нет, он не бросается на подчиненных с воплями дикого…

  • Просмотров: 1657

    Истинная чаровница (СИ)

    Екатерина Верхова

    Мне казалось, что должность преподавателя — худшее, что меня ожидает на жизненном пути. Но нет! Я…

  • Просмотров: 1652

    Босс-обманщик, или Кто кого? (СИ)

    Ольга Обская

    Антон Волконский, глава успешной столичной компании, обласканный вниманием прекрасного пола,…

  • Просмотров: 1562

    Никуда не денешься (СИ)

    Татьяна Карат

    В новый год случается разное. Все ждем чуда, сказки, и сказка приходит, хоть и не совсем такая о…

  • Просмотров: 1561

    Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ)

    Анна Кувайкова

    Не доверяйте рыжим. Даже если вы давно знакомы. Даже если пережили вместе не одну неприятность и…

  • Просмотров: 1494

    Горничная особых кровей (СИ)

    Агата Грин

    Чужакам, которые покупают титулы, у нас не место! Так думали все, глядя на нашего нового владетеля…

  • Просмотров: 1446

    Притворись, что любишь (СИ)

    Ева Горская

    Он внезапно появился на пороге их дома, чтобы убить женщину, которая Ее воспитала. Он считал, что…

  • Просмотров: 1425

    Мой предприимчивый Викинг (СИ)

    Марина Булгарина

    Всегда считала, что настойчивые мужчины — миф. Но после отпуска, по возвращению обратно в Россию,…

  • Просмотров: 1417

    И при чем здесь лунный кот? (СИ)

    Nia_1976

    В Империю демонов прибывает эльфийская делегация со странным довеском. Кто эта мелкая человечка, и…

  • Просмотров: 1369

    Босс в нокауте (СИ)

    Tan Ka

    Чёрный пояс по каратэ кому-нибудь помог найти свою любовь? Мне - нет. Зато, благодаря ему, я…

  • Просмотров: 1269

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 1244

    Вас подвезти? (СИ)

    Татьяна Карат

    Никогда не замечала за собой излишней сентиментальности. А тут решила подвести бомжеватого…

  • Просмотров: 1178

    Похищенная инопланетным дикарем (ЛП)

    Флора Дэр

    Любовь? Это для подростков.Не поймите меня неправильно, я в восторге, моя подруга Жасмин нашла…

  • Просмотров: 920

    Не пара (ЛП)

    Саманта Тоул

    Дэйзи Смит провела за решёткой полтора года своей жизни, отбывая наказание за преступление, которое…

  • Просмотров: 919

    Мы не будем друзьями (СИ)

    SashaXrom

    — Давай, будем друзьями? — Ну, конечно, давай.— Я не буду тебя трогать, ты не будешь меня…

  • Просмотров: 824

    Паучий заговор (СИ)

    Дарья Острожных

    Союз заложницы короля и его честолюбивого вассала не обещал стать радостным. Но у героини есть…

  • Просмотров: 808

    Шантаж чудовища (ЛП)

    Джорджия Ле Карр

    ЧелсиКогда я была маленькой, моей любимой сказкой была "Красавица иЧудовище". Я мечтала…

  • Просмотров: 785

    Мой Нежный Хищник (СИ)

    Регина Грез

    Девушка Катя отправилась на болото за клюквой и увидела Волка. А Волк увидел Катюшу и решил…

  • Просмотров: 748

    Магическая сделка

    Елена Звездная

    Всегда помни — драконы выполняют свои угрозы, особенно если речь идет о Черном драконе. Всегда знай…

  • Просмотров: 747

    Скажи, что любишь (СИ)

    Ева Горская

    Стая оборотней – это все, что у меня было. Все, что я хотела. Все, что я любила. Единственное…

  • Просмотров: 707

    Костолом (ЛП)

    Джоанна Блэйк

    Я завязал с женщинами много лет назад. Мне лучше быть одному.Пока великолепная мать-одиночка не…

  • Просмотров: 660

    Мужчина моей судьбы (СИ)

    Алиса Ардова

    Когда-то герцог Роэм Саллер позволил невесте сбежать, чтобы избавить ее и себя от нежеланного…

  • Просмотров: 636

    Академия десяти миров (СИ)

    Снежана Альшанская

    Меня прокляли. Наложили чары, от которых нельзя избавиться. Проклятие угрожало всем вокруг.…

  • Просмотров: 605

    Сюрприз (СИ)

    Евгения Кобрина

    "Разве могут люди кардинально меняться за несколько минут? Или просто вся накопившаяся лавина…

  • Просмотров: 605

    Воровство не грех, а средство выживания (СИ)

    Ольга Олие

    Я дипломат, уважаемый в своих кругах человек. Но никому невдомек, что есть у меня еще одна…

  • itexts.net

    Одноклассники — ТОП КНИГ

    Автор: Юрий Поляков

    Год издания книги: 2009

    Книги Юрия Полякова уже давно известны среди любителей современной российской прозы. Его произведения не раз экранизировались и удостаивались самых разнообразных наград. Сборник пьес Полякова «Одноклассники» так же был достаточно положительно встречен критиками и уже не раз ставился в театрах по всей стране.

    Сюжет книги «Одноклассники» кратко

    В книге Юрия Полякова «Одноклассники» читать можно три пьесы – «Халам-бунду, или Заложники любви», «Демгородок» и «Одноклассники». Первая пьеса разворачивается вокруг бизнесмена, на которого охотятся индейцы одного из племен, где он недавно сам убивал животных. Спастись от неминуемой смерти ему помогает дедушка молодой и принципиальной девушки, которая в конце пьесы получает щедрое вознаграждение за свою принципиальность. Кроме того, здесь присутствуют «челночники», представители дворянства и огромное количество других героев, каждый из, которых как в сказке, получает должное в конце пьесы.

    Во второй пьесе книги «Одноклассники» Полякова автор пытается, как в книге Тода Штрассера «Волна» переосмыслить политический строй нашей страны. Сравнивая в неподражаемой критической манере советский союз, монархию и демократию. И итог этого сравнения не утешителен. Простой человек везде остается не удел.

    И наконец третья пьеса, которая и дала общее название книге «Одноклассники» Полякова разворачивается вокруг одноклассников. Им уже по сорок лет и вот они собираются на дне рожденья инвалида-афганца – Ванечки Костромитина. У всех из них судьба сложилась по-разному. Кто-то стал предпринимателем, может и не очень успешным, кто-то уже метит в меры городка, а некогда успешные и подающие большие надежды стали алкоголиками или раздеваются за деньги. И лишь Ванечке практически каждый из них чем-то обязан и лишь о нем нельзя сказать плохого слова.

    По книге Юрия Полякова «Одноклассники» отзывы практически одноголосно твердят, что книга достойна вашего внимания. Поднимаемые в ней темы актуальны, а способ подачи материала автором заставляет задуматься. Книга наполнена жизненными ситуациями и назвать ее вымыслом едва ли получится. Ведь каждый из эпизодов книги «Одноклассники» Полякова буквально списан из жизни.

    Книга «Одноклассники» на сайте Топ книг

    Сборник пьес Юрия Полякова «Одноклассники» читать настолько популярно, что произведение заняло высокое место в нашем рейтинге лучших книг современной российской прозы. Но интерес к произведению достаточно нестабилен. Поэтому вполне возможно, что в наших последующих рейтингах этот сборник Полякова заменит другая книга писателя.

     

    Одноклассники      

     

    top-knig.ru

    #Одноклассник (СИ). Автор Килина Диана. Страница 5

    ***

    I have a will for survival

    So you can hurt me

    And then hurt me some more

    I can live with denial

    But you’re not my troubles anymore

    U2 «Troubles»

     

    – Сегодня у меня очень ответственный день, – воодушевленно пропела я, обхватив ладонями чашку капучино.

    – Переезд? – Рома вальяжно раскинулся на диванчике и жмурился от яркого солнца – сегодня на редкость теплая погода для середины сентября, и он наконец–то смог вытащить меня в город.

    – Ага. Вчера полдня расставляла вещи по местам, пока Артем собирал кровать и ставил перегородку в моей комнате. Получилось так, как я и задумывала.

    – Ну, поздравляю, – пробубнил он, опустив взгляд на свои руки, – Новоселье будешь праздновать?

    – Нет, просто с Миленой почаевничаем вечером, – я пожала плечами, – Я не любитель гостей в дом тащить.

    – Да ну? – Рома изогнул бровь и ухмыльнулся.

    – Ты – исключение из правил.

    Рассмеявшись, он потянулся к блюду с сырами, что мы взяли на закуску.

    – Значит, я желанный гость в любое время? – невнятно спросил Рома, жуя кусочек горгонзолы.

    Опешив от прямоты вопроса, я застыла с раскрытым ртом, ища подходящую и, главное, мягко звучащую формулировку слова «Нет». Ответить я не успела, потому что к нашему столику подплыла высокая брюнетка – жгучая, загорелая и эффектная. Она приземлилась на подлокотник диванчика, на котором сидел Рома и широко улыбнулась ему.

    Я впервые в жизни опешила дважды за минуту.

    Девица, не обращая никакого внимания на мое присутствие, заговорила низким голосом с хрипотцой:

    – Привет, – и естественно это было адресовано не мне.

    – Привет, – Рома и бровью не повел, лишь фальшиво улыбнулся и окинул девушку оценивающим взглядом, – Я не один.

    – Я недолго, – наконец–то моя скромная персона удостоилась внимания – мимолетный взгляд и сморщенный носик.

    Дама наклонилась ниже и что–то зашептала Роме на ухо. Он напрягся, но продолжал сидеть с невозмутимым лицом. Даже тогда, когда рука мадам спустилась на его… Кхм, детородный орган и сжала его хозяйским жестом прямо через брюки. Я прочистила горло, недоуменно вскинув брови и посмотрела на Рому, который внимательно слушал, о чем вещает его знакомая.

    – Вечером, – коротко сказал он.

    – Буду ждать, – промурлыкала его пассия, поднимаясь.

    Покачивая бедрами, она удалилась даже не удостоив меня взглядом на прощание.

    – Извини, – Рома поправил галстук и закинул лодыжку на колено.

    – Боже, только не говори, что у тебя встал, – я прикрыла глаза рукой и в щекам начала приливать краска, – Это омерзительно.

    – Еще раз, pardonne moi, – натянуто улыбнувшись, он пристально посмотрел на меня, – Зато, у кого–то будет секс сегодня вечером, – ехидно пробасил он.

    – Сейчас умру от зависти, – пробормотала я, делая глоток кофе, – Твоя девушка слышала о словах «приличия» и «общественное место»?

    – Она не моя девушка, – равнодушно пожав плечами, пояснил он.

    – Можно без подробностей? – попросила я, склонив голову набок и одарив его широкой улыбкой.

    Удивительно, каким самообладанием владеет этот мужчина. Его только что облапали на глазах у меня и еще десятка человек, а он сидит абсолютно расслабленный и невозмутимый.

    – Мартынова, мы взрослые люди, – отзеркалив мое выражение лица, он вскинул бровь.

    – Ромка, почему все наши разговоры сводятся к сексу? – выпалила я, звонко стукнув чашкой о блюдце.

    – Может быть, потому что я – чертовски привлекателен? – он подмигнул мне, и я невольно расхохоталась.

    – Павлин.

    – Ты, между прочим, тоже секси.

    – Да ну тебя.

    Принесли наш заказ, и разговор плавно сошел на нет. Я снова ловила короткие любопытные взгляды, и сама, признаюсь, украдкой наблюдала за ним.

    Попрощавшись, я села в свою машину и судорожно вздохнула, едва увидела, что на мое место пришла другая. Странное чувство появилось в груди – неприятное и липкое, поэтому я включила музыку погромче и открыла окно, впуская теплый осенний воздух в салон авто. До меня донеслись звуки смеха – противного женского и хриплого мужского – я дала по газам и сорвалась с места.

    Вечером мы с Миленой восседали на новом диване и смотрели мультик, уплетая шоколадный торт. Дочери понравилась и ее комната – она даже успела что–то нарисовать на стене и выглядела очень довольной. Я потратила несколько часов, раскладывая и расставляя ее вещи в том же порядке, что они лежали на прежней квартире и боялась – не упустила ли чего, но все прошло спокойно. Кровать у стены, шкаф напротив, игрушки в комоде – Милена словно и не заметила изменений.

    Она уснула у меня на плече и пришлось перекладывать ее в детскую. В такие моменты я всегда вспоминаю старую шутку про разминирование бомбы – недалеко от истины. Посидев у кровати чуточку, я перебирала рыжие кудряшки и улыбалась. Оставив приглушенный свет ночника, я вышла из комнаты и прикрыла дверь.

    Тихая вибрация мобильного заставила нахмурится. Взглянув на кран, я усмехнулась.

    – Я думала, ты сейчас очень занят, – без приветствий сказала я, ответив на звонок.

    – Это был провал, – устало протянул Ромка, – Я не выдержал ее напора.

    Я закатила глаза и прижала трубку к плечу, снимая халат. Забралась под одеяло и выключила телевизор, оставив гореть только напольную лампу.

    – Да ну? Я–то подумала, что тебе наоборот нравятся настойчивые дамы. Во всяком случае, когда она погладила твой член прямо у меня на глазах, ты не возражал.

    Рома глубоко вздохнул, в динамике послышался тихий шорох. Помолчав секунду, он произнес:

    – Она делала минет с таким звуком, будто она пылесос. Клянусь, это был худший оральный секс в моей жизни.

    Я не смогла удержаться и тихо рассмеялась. Он что–то проворчал в трубку, и, когда я снова заговорила, продолжил делиться:

    – Почему женщины думают, что рычать с членом во рту – сексуально? Я испугался, что она его откусит.

    – Ну, а вы не бреетесь, так что все честно. Ты хоть можешь себе представить, насколько неприятно, когда о твою вагину трется колючий подбородок? – похоже и меня потянуло на откровенность.

    – Вагину? – сипло произнес он, – Фу, Катя.

    – А что? Женские половые органы именно так и называются.

    – Вагина звучит отвратительно.

    – Влагалище.

    – Еще хуже.

    – Твои предложения? – я усмехнулась, глядя в потолок и поерзала головой на подушке, устраиваясь поудобнее.

    – Мне больше нравится – киска.

    – Ты что, тайно читаешь любовные романы?

    – Нет, но согласись, звучит намного лучше.

    – Когда я слышу слово «киска», я представляю милого пушистого белого котенка. Или рыжего. Но уж никак не…

    – Киска, – мягко произнес он.

    Странная теплая волна пробежалась по моему телу. Я судорожно вздохнула и открыла рот, чтобы что–то съязвить, но мысли из головы просто испарились.

    – Катя? – голос Ромы снова вызвал непонятное ощущение – будто все внутренности в животе сделали сальто, – Все в порядке?

    – Скажи еще что–нибудь, – тихо попросила я.

    Моя рука самопроизвольно опустилась под одеяло. Кончики пальцев нащупали резинку трусиков, а потом просто отодвинули ее в сторону.

    Какого хрена я делаю?

    Втянув воздух в легкие, я замерла – он ведь мог услышать, как изменилось мое дыхание.

    – Скажи мне, – вкрадчиво произнес Рома в трубку, но я слышала его так отчетливо, словно он лежит рядом и шепчет мне на ухо, – Что ты сейчас делаешь?

    Прямо сейчас я трогаю себя. Но произнести это вслух я не смогла.

    – Я догадываюсь, но хочу услышать. Ты ласкаешь свою киску? – тягуче, так тягуче и томно он произнес последние два слова, что я шумно выдохнула, – Ты просто гладишь себя, или ты засунула свои тонкие пальчики внутрь?

    Что он несет? Но это звучит так…

    Господи, это же Рома! Я что, сошла с ума?

    – Ты возбуждена, да? – его голос понижается и становится немного хриплым, – Ты ведь наверняка течешь.

    www.booklot.ru

    #Одноклассник (СИ). Автор Килина Диана. Страница 6

    – Я здорова, – сдавленно ответила и удивленно ахнула, когда он резко переместил ладони на мои ягодицы и поднял меня в воздух, заставляя обхватить ногами.

    – Я тоже, – разворачиваясь со мной на руках, просипел Рома.

    Я рухнула на диван в буквальном смысле, а затем почувствовала его руки, снимающие с меня одежду. Клянусь, мне показалось, что Рома еле сдерживается, чтобы не разорвать ее в клочья – настолько резкими были его движения. Толстовка была заброшена за спинку и судя по звонкому стуку – шлепнулась об окно и свалилась на пол. Лифчик практически трещал по швам, пока Рома чертыхаясь расстегивал застежку и тоже улетел куда–то в сторону. Штаны вместе с трусиками оказались на кофейном столике, который я не заметила раньше.

    От каждого движения мое естество болезненно сжималось, и я уже не скрывала отчаянные стоны. Тело предвкушало что–то запретное; что–то, чего у меня никогда не было, но к такому я не была готова вовсе – раздев меня, Рома навис надо мной, вцепился глазами в мои, расстегнул брюки, освобождая свой член и, едва я успела подумать, вошел в меня одним мощным толчком.

    Мой крик был настолько громким, что на долю секунды мне послышался звон оконных стекол, но это был крик удовольствия – первобытного и дикого. Сжав мои волосы в кулаке, он потянул их и начал покусывать мою шею – слишком сильно и болезненно, но тут же зализывая ноющие места, подводя меня к какой–то новой грани удовольствия.

    Меня никогда не брали так жестко – я билась о спинку дивана и мне пришлось поднять руки, чтобы хоть как–то держаться и не отбить себе голову. Не останавливаясь ни на секунду, Рома трахал меня – просто трахал – по–настоящему и по–мужски. Молча. Грубо. Дико.

    Запрокинув голову, он стал толкаться еще глубже, сбиваясь с бешеного ритма. Хрипло простонал, прислонившись лбом к моему, и вздрогнул всем телом, а затем тихо выругался. Открыл глаза – светлые и лучистые, как первая изморозь. Не удержавшись, провела рукой по его лицу – с колючей дневной щетиной, резко вступающими скулами и четко очерченной челюстью. Как я не заметила раньше, что он перестал быть мальчишкой?

    Ромка поцеловал кончик моего носа, а затем поднялся со мной на руках – вот так легко и ловко. Пронес меня через всю квартиру, поднялся по лестнице и толкнул какую–то дверь ногой. Поставив на пол, он отошел в сторону, щелкнул выключателем и только теперь я поняла – мы в спальне.

    – Повернись, – прохрипел Рома, снимая рубашку через голову.

    Я изогнула бровь и проследила за его руками, отмечая точеный рельеф груди и живота с подрагивающими мышцами. Опустила взгляд ниже и жадно смотрела, как Рома стягивает брюки вместе с трусами, освобождая полутвердый член. Кожа вокруг была начисто выбритой, и я судорожно сглотнула – захотелось вылизать его всего, каждый сантиметр этого совершенства. Он усмехнулся и покрутил указательным пальцем в воздухе, повторяя свою просьбу жестом.

    – Ты всегда так командуешь? – спросила, поворачиваясь к нему спиной.

    – Временами, – прошептал, прижимаясь ко мне сзади и толкая вперед, до тех пор, пока мои колени не уперлись в кровать, – Наклонись, – погладив мои предплечья, он опустил ладони на мои запястья.

    Его член потирался о мои ягодицы, пока он опускал меня и укладывал руки на матрас. Я выдохнула, когда выпрямился за спиной, и провел пальцами по внутренней стороне бедер. Смутившись, сжала ноги, инстинктивно закрываясь.

    – Ром, подожди, мне надо в душ, – попыталась выпрямиться, но его ладонь легла на мою поясницу и остановила меня.

    – Не надо, – отрезал он, – Мне нравится, что моя сперма стекает по твоей коже, – провел по тому месту, где была липкая влага, и я не сдержала стон с дрожью в голосе, – Еще ниже и встань на колени, – перебирая мои позвонки, Рома не давал мне подняться, – И ножки пошире.

    – Рома, – отчаянно прошептала я, упираясь ладонями.

    Он громко вздохнул и схватил мои руки, положив их мне за спину. Я уткнулась лицом в матрас и вздрогнула, ощутив его пальцы на клиторе.

    – Никогда не стесняйся меня, – прорычал он, крепко держа меня одной ладонью, а другой продолжая сладкую ласку, скользя пальцами вверх–вниз и проникая одним внутрь – не глубоко, только кончиком – дразня, – Мне нравится, что из твоей киски стекает моя сперма, прямо по этим молочным бедрам, – повторил, раздвигая меня, размазывая мою смазку и свое семя по моей коже.

    Меня чуть не накрыло от одних его слов – он говорил, как ненормальный, как извращенец, но мне это нравилось.

    – Не закрывайся, – это прозвучало слишком близко к моему влагалищу, и я вскрикнула, почувствовав его язык на себе.

    Меня словно ударило током – неужели он не брезгует? Он ведь только что кончил в меня и любой другой мужчина не стал бы делать кунилингус после такого, но похоже, что Роме было плевать.

    – Боже, – вскрикнула я, впиваясь ногтями в свои ладони.

    Он по–прежнему держал мои запястья и заставлял прижиматься щекой к постели, а сам вылизывал меня с гортанными стонами; с тихим рычанием и что–то бормоча. Звуки, которые он издавал были невероятными – возбуждающими, сумасшедшими, нереальными.

    – Рома, – застонала, пытаясь освободиться – мне нужна была хоть какая–то опора, потому что я стою прямо на краю пропасти.

    Он понял – отпустил. Я вытянула руки над головой и – немыслимо – начала толкать бедра навстречу его лицу. Раздвинув мои ягодицы двумя руками так сильно, что я чувствовала каждый натянутый нерв, он продолжал поглощать, пожирать, посасывать и лизать, до тех пор, пока я не почувствовала приближающийся оргазм, и мои стоны не стали отчаяннее.

    – Не смей кончать без меня, – Рома шлепнул меня по промежности, от чего я вскрикнула и забилась в каком–то диком экстазе – не оргазме, но близко к нему, – Блять, не смей, – проревел он, отстраняясь.

    Я жалобно заскулила – как собака, потерявшая своего хозяина. Матрас прогнулся, на мою шею легла горячая рука и в туже секунду он с громким стоном вошел в меня – на этот раз медленно, растягивая до невозможности, на грани между удовольствием и дискомфортом.

    Кажется, слезы счастья полились по моему лицу. Во всяком случае, под моей щекой было влажно. Я уже не кричала – нет – только хрипела, чувствуя его сильную руку, сжимающую мой затылок и пальцы, запутавшиеся в волосах. Кажется, он меня шлепнул – потому что попа загорела огнем, но тут же этот огонь растёкся по коже и проник в кровь, как горячий растопленный шоколад. Я не осознавала, что делаю, двигаясь ему навстречу и скуля от каждого глубокого толчка; кончая раз за разом, потому что Рома просто не давал мне передышки и доводил до оргазма сначала членом, потом пальцами на моем клиторе, снова ласкал языком каждый уголок моего естества – и так по кругу.

    Он не спрашивал, что мне нравится и что я люблю – просто делал. Словно он знает мое тело, словно оно создано только для него, и никто кроме к нему не прикасался. Входил медленно и глубоко; затем поднимал мою голову и заставлял облизывать свои пальцы, которыми прикасался к запретному месту – слишком чувствительному и тугому. Он брал меня – брал полностью, забирая все без остатка и разрушая все мыслимые и немыслимые преграды. И я отдавала, словно под кайфом от какого–то наркотика, умоляя о большем.

    – Малышка, я перестарался, – прошептал он, когда мы оба рухнули без сил, – Кажется, завтра ты не сможешь сидеть, – провел языком по моим ягодицам – кожу зажгло.

    Ответила бы словами, до только не могла пошевелить ни языком, ни конечностями – меня просто раскинуло на кровати, и казалось, что я существую отдельно от своего тела. Что–то промычав, я судорожно вздохнула, когда он потянулся вверх по моей спине, целуя каждый позвонок. Как оголенный провод – вздрагивала от каждого прикосновения, от ощущения дыхания, от поцелуя и улыбки, которую чувствовала кожей.

    С трудом повернув голову, я поморщилась от яркого света, ударившего в глаза и, простонав, снова уткнулась лицом в матрас. Вздрогнула, когда Рома отдалился и услышала щелчок – комната погрузилась в темноту. Вернувшись в кровать, он притянул меня к себе, и я уткнулась носом в изгиб его шеи. Вдохнула запах и не удержалась – лизнула кожу, посмаковав привкус соли на языке. Рома шумно выдохнул, накрыл нас одеялом и стиснул меня в объятиях еще сильнее.

    www.booklot.ru

    #Одноклассник (СИ). Автор Килина Диана. Страница 12

    - Что, Гром, успокоил страдалицу-недотрогу? – хохотнул он, протянув мне ладонь, когда я подошел ближе.

    Я не пожал ее, лишь смерил его внимательным взглядом. Оглядел остальных, и они отступили на шаг – знают, что сейчас будет. Встал вплотную, выхватив у него окурок и бросил о в сторону, замечая мелькнувший в глазах страх.

    - Думаешь, это смешно? – прорычал, схватив его за ворот куртки, - Думаешь, над этим можно смеяться?

    - Гром, ты чего я же просто, - замямлил он, - Я же просто прикалывался…

    Я не стал слушать эти нелепые оправдания, просто дернул его вниз – носом на свое колено. Толпа медленно отступала назад – никто не рискнет связываться со мной. Я редко дрался; редко использовал силу или связи отца, но я мог – и все это знают. Никто не встанет на пути у Громова старшего, как и у младшего.

    Мои руки были в крови, когда я отпустил Шнура. Поглядел на костяшки – кожа содрана, но моя жертва выглядела куда хуже.

    - Завтра, - наклонившись, я прошептал ему на ухо, - Завтра же переводишься в другую школу. Понял?

    Он кивнул – слабо и осторожно и тут же простонал – от боли, по всей видимости. Я выпрямился и достал сигарету, а закурив посмотрел на одноклассников, что молча переглядывались и стояли рядом, пока я избивал этого урода.

    - А теперь идете в актовый зал и ты, - указав оранжевым огоньком на Шнура, я прищурился, - На коленях извиняешься перед Катей. Вы все – свидетели и расскажете в подробностях, как он это сделает. Слово в слово.

    Я обвел взглядом толпу и усмехнулся, когда головы синхронно закивали. Затянулся еще раз и сразу достал вторую сигарету.

    - После этого ни слова ни о нем, - брезгливо кивнул на встающего и пошатывающегося Шнурова, - Ни о Мартыновой. Все поняли?

    Снова судорожные кивки и тихое перешептывание.

    - Кыш отсюда, - рыкнул, выпуская дым из ноздрей.

    Оставшись один, прислонился боком к ближайшему столбу и коснулся прохладного металла.

    «Сила, сын» - сказал мне отец во вр емя одной из наших бесед , - «Сила – вот то, что побеждает подлость. Подлец по натуре – слабак и трус, а слабость и трусость боится силы. Будь сильным, чтобы ломать слабаков и трусов, Рома. Будь сильным, чтоб ы уничтожать подлость. Не бойся использовать кулаки, не бойся откусывать уши тому, кто обидел то , ч то тебе дорого; вгрызайся в глотку тем, кто тронул твое. Будь сильным, сынок, и стой до конца за тех, кого любишь ; стой д о оконца за мораль и принципы, ибо они должны быть н ерушимы».

    2006 г.

    - Громов, ты в курсе, что о тебе сплетничают? – пропела Мартынова, когда я вышел из машины.

    Я обернулся с улыбкой и подошел к ней, поймав брошенную мне зажигалку.

    - Что сплетничают?

    - Не насосала, а подарили, - она указала тоненькой сигареткой на мою машину, и тихо рассмеялась, - Половина параллели женского пола хочет дать тебе на переднем сидении.

    Тихо фыркнув, я встал рядом с ней и посмотрел на предмет, судя по всему, обсуждаемый всей школой.

    - Машина, как машина. Что в ней такого?

    - Ты, когда покупал ее, на ценник смотрел? – она с укором глянула на меня и толкнула плечиком.

    - Я работаю, - вернув ей зажигалку, я решил перевести тему, - Как дела?

    - Нормально, - она улыбнулась и мне стало немного теплее. Подняла руку и пошевелила пальчиками, продемонстрировав кольцо, - Замуж выхожу.

    - Я в курсе, - выдавив из себя улыбку, я отвернулся, сделав вид, что стряхиваю грязь со своего пальто.

    Крепко зажмурился и тут же вернул лицу прежнее выражение – не хочу, чтобы она видела, что со мной делает эта «радостная новость». Да и кольцо я заметил еще неделю назад – такое грех не заметить. Сам подарил бы подобное.

    - Придешь? – с надеждой просит Катя, - Я кроме тебя ни с кем не общаюсь, - полушепотом добавляет, - Ты, вроде как, мой единственный друг.

    Я посмотрел на нее и привычным жестом заправил прядку волос за ухо. Натянув на лицо улыбку, ответил:

    - Приду, - голос дрогнул, но она не заметила.

    - Мы не будем пышно праздновать – только близкие. Но ты можешь взять с собой какую-нибудь из своих пассий, - подмигнув мне, она бросила окурок на траву и придавила его кончиком своей туфли.

    - Только похрюкать осталось, Мартынова, - с укором сказал я.

    - Иди ты, - она высунула свой язычок и сморщилась, - Ты делаешь так же.

    - Неа, я за забор бросаю.

    Надув губки, Катька посмотрела вдаль и вздохнула.

    - Завидую. Я пробовала – никак не выходит. Наверное, из-за ногтей.

    - Нет, - промычал я, затягиваясь в последний раз, - Не в ногтях дело. Смотри.

    Встав позади нее, обнял ее и на секунду замер, впитывая и запоминая это ощущение.

    - Возьми хапец большим и указательным пальцем, - прохрипел я, и Катя вздрогнула – наверное мое дыхание пощекотало. Выполнив мои указания, она снова замерла, а я изо всех сил сдерживался, чтобы не сжать ее в объятиях, схватить и убежать далеко-далеко.

    Туда, где не будет ее будущего мужа; где не будет этой школы и мерзотных, завистливых взглядов. На меня. На нее. Туда, где она будет со мной и будет моей, только моей.

    - Прижми и резко отпускай, - я провел пальцем по ее руке и зажмурился, вдыхая ее запах – что-то пряное и сладкое, как выпечка.

    Секунда тишины, а потом она тихо пищит и поворачивается в моих руках.

    - Получилось, - улыбается широко, а у меня сердце пару ударов пропускает – так хочется ее поцеловать, прижать к себе и никогда не отпускать, - Ты – мой герой, - шепчет она.

    - Я всего лишь показал тебе, как за забор окурком выстрелить, - невольно рассмеялся, а потом застыл, когда она привстала на цыпочки и поцеловала меня в щеку.

    - Ты знаешь, о чем я, - вытирая помаду с моей кожи пальцами, Катька грустно улыбнулась и посмотрела мне в глаза.

    Знаю, Ежик. Знаю…

    2007 г.

    - Сын, - отец крепко обнял меня и похлопал по плечу, - Горжусь тобой.

    - Гордишься тем, что я закончил школу на одни тройки?

    - Горжусь тем, что ты, слава тебе Господи, - он вознес глаза к потолку и тут же посмотрел на меня, - Вообще закончил ее.

    Мы оба рассмеялись, а мама взглянула на нас с укором:

    - Два дурака пара, - пробормотала она, и тут же тихо пискнула, когда я сжал ее в объятиях и приподнял над полом.

    К отцу подошла наша директриса – наверняка будет выпрашивать не бросать спонсорскую деятельность, после того, как Громов-младший, т.е. я, выйдет за двери этого заведения и больше никогда не войдет в них. Я оглядел зал, в пол-уха слушая щебетание матери и увидел Катю.

    Она стояла в углу. Красивая, до боли красивая и все такая же невинная, как и раньше. Стойкая и сильная – моя заслуга. Счастливая, да вот только не я сделал ее такой – мой промах.

    Не думая, шагнул в ее сторону и подошел в тот же момент, как рядом с ней вырос ее супруг – взрослый и приятный на вид. Он поцеловал ее в макушку и щеки Катьки, моей Катьки, вспыхнули, окрашиваясь красивым розовым цветом.

    - Привет, - просипел я, когда подошел ближе, - Я могу украсть у тебя один танец?

    - Ромка, - она искренне улыбнулась и отставила свой бокал с шампанским в сторону, - Артем, ты не против если я потанцую с одноклассником? – обратилась к мужу, а я старательно игнорировал его – смотрел лишь на нее.

    - Конечно, милая. Иди, - снова поцелуй, а затем он отпускает ее талию, и она подходит ко мне.

    Касаюсь ее там же, где только что касался он и мечтаю, чтобы мое прикосновение было единственным. Чтобы кроме меня никто больше не касался ее, но…

    - Ты какой-то хмурый, Громов, - ласково спрашивает она, положив ладонь мне на шею.

    Я с трудом сдерживаюсь, чтобы не зажмуриться от удовольствия – ее пальцы такие мягкие и теплые.

    - Просто устал. Тяжелый день.

    - Да, понимаю, - она движется со мной в такт музыке, а потом придвигается ближе и кладет щеку мне на плечо, - Я счастлива, что наконец-то это закончилось.

    www.booklot.ru