Текст книги "Пленник ада". Олард диксон книги


Диксон Олард - краткая биография

Род Оларда Эльвиля Диксона по материнской линии происходит с берегов реки Мологи, где сейчас находится Рыбинское водохранилище. Это древнее, священное для многих народов место, где некогда жил народ веси. По преданию, там располагаются врата Ирия - рая, которые искал хан Батый. Его прабабушка была убита при посредничестве собственной сестры. За воспитание его матери взялась тетка, которая в 1930 гг. была отдана в услужение в богатую семью. Предки по линии отца проживали в Чегоракских степях. Его прадед по отцу был мельником. В годы становления советской власти его, вместе с женой, зарубили косой красноармейцы. Дед бежал и обосновался в Царицыно (тогда - пригород Москвы), где стал заниматься садоводством. В конце 1960-х гг. был арестован за незаконную предпринимательскую деятельность и вскоре умер.

О. Диксон унаследовал кровь многих народов, преимущественно угро-финской и тюркской групп: весей (основная ветвь), карела, мери, татар. Восстановленное родословие идет с начала XIX века, мифологическое - уходит вглубь времен. По легендам, собранным в «Родовой книге», род берет начало от женщины, которая вступает в инцестуальную связь со своим братом. Брат узнает об этом и убивает ее вместе с родившимся сыном. Из пролитой крови вырастает растение порых. Его съедает медведица и производит на свет человеческое дитя. Усыня - Городской Богатырь убивает медведицу на охоте, а ее человеческую дочь берет себе в жены. Девушка не может ходить в одежде и прикрывается только своими длинными волосами, потому что ее тело от соприкосновения с ней покрывается язвами и коростой. Из-за этого ей дают прозвище - Парша. От Парши и Городского Богатыря берет начало весь род по материнской линии. Источником силы рода является Черный Бык.

С детских лет О. Диксон отличался достаточно разнообразными способностями и любознательностью, интересуясь историей первобытности, мистикой, астрономией, обрядовой практикой различных племен и народов. В начале 1980-х гг. обучался дзюдо в одном из спортивных обществ, самостоятельно освоил хатха-йогу. В 1988 г. написал свою первую мистическую повесть. Работал бутафором в «Союзгосцирке» и художником-оформителем, мастером по изготовлению витражей. В конце 1989 г. тяжело заболел. Врачи подозревали малярию. На фоне высокой температуры возникали видения: кто-то резал его на части, сдирал мясо с костей. Температура не спадала около месяца, оставаясь на 2 градуса выше нормы. В одном из видений появилось странное шарообразное существо с одной рукой, растущей из уха. Оно схватило за горло и сказало, что если он ничего не изменит в своей жизни, то оно убьет и его, и всю его семью. Утром болезнь отступила, хотя ее последствия в виде постоянно повышенной температуры имеют место быть до сих пор. Вскоре после этого, умирает мать О. Диксона, и он понимает всю серьезность нависшей угрозы. Разорвав всякое общение с внешним миром, он на полтора года становится затворником, глубоко погружаясь в оккультизм и мистические традиции Востока. Обо всем этом, а так же о приключениях на Северной Камчатке рассказывается в автобиографической повести «Духи тундры».

Официально, профессиональная творческая деятельность Оларда Диксона началась в первой половине 1990-х гг., после выхода из затворничества и прохождения обучения у шаманов Сибири и Крайнего Севера. В это время он обретает свое духовное имя - Эльвиль, что значит «Дикий Олень». Далее следует череда встреч с посвященными в различные духовные традиции мира. Его учителями в разное время были корякский шаман Кочап Тыкентекьев, казахский мистик Александр Богит, мастер сновидений Тэневил (Владимир Котов), тувинский шаман Николай Ооржак и другие.

В 1996 году у Оларда Диксона вышла работа, посвященная каббалистике и средневековой криптографии «Символика чисел. Книга Песка», впоследствии не раз переизданная. Позже на ее основе была создана компьютерная программа «Full Name Code». В то время он работал в различных этнографических, оккультных и духовных периодических изданиях, как автор статей о духовном осмыслении окружающего мира, а также пробовал себя как этно-музыкант. Несколько его наигрышей на демир-хомусе были представлены на аудиокассете «Мистика Севера. Сборник хамушной музыки» («Guffy records». М., 1996).

В том же году О.Э. Диксоном было создано Творческое объединение «Странник», переименованное в 1999 г. в Общество исследователей протокультуры «Мезосознание ?» («Клан Ворона»), которое стало заниматься изучением традиционного шаманизма коренных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.

В серии «Сокровищница мудрости» увидели свет еще две работы О. Диксона: «Шаманские учения клана Ворона. История, теория и практика коренных шаманских традиций» (2000 г.) и «Шаманские практики в кланах Ворона и Малого Лебедя» (2001 г.), последняя – в соавторстве с известным ненецким шаманом и мастером арктических стилей боевых искусств Иваном Ядне. Вскоре, эти книги стали культовыми у городских шаманов, и нашли признание в этнической среде Тывы, Хакасии, Чукотки, Ямала, Якутии и других регионов. За вклад в дело сохранения и развития шаманизма Олард Эльвиль Диксон неоднократно отмечался дипломами. Его имя занесено в «Энциклопедию традиционной народной медицины», составленную И.М. Минеевым, а так же в биографический справочник В.В. Огрызко «Североведы России».

В 2003 г. Олард Эльвиль Диксон проходит обряд передачи духов и получает еще одно посвящение от тувинского шамана Н.М. Ооржака. В 2004 г. в рамках Международного интердисциплинарного научно-практического конгресса, организованного научно-исследовательской группой «Центр по изучению шаманизма и иных традиционных верований и практик» при Институте этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН О. Диксон проводит ритуал открытия пути потомственному ненецкому шаману И.К. Ядне, в присутствии многочисленных шаманов из различных регионов и научной общественности России и стран зарубежья. Результатом проведенного обряда, по решению представителей двух шаманских линий, явилось создание Объединения шаманских кланов Ворона и Малого Лебедя, которое получило название «Хохорэй-Кутх». В том же году у О. Диксона выходит новая книга – фундаментальное исследование «Шаманское целительство», впервые объединившее разрозненные доктрины в целостную систему. Далее последовала череда других работ автора, среди которых особое место занимает книга «Мистерии Мухомора», ставшая настоящим культовым бестселлером.

О. Диксон владеет древнетюркским трансовым дыханием - чангаа и многими стилями горлового пения (чукотским - питчъэйнъын, хакасским - хай, тувинскими - хоомей, сыгыт, думчуктар и др.), техникой осознанного сна, различными предсказательными практиками, методами погружения в измененное состояние сознание (медитация, транс, шаманские путешествия) и т.д. Проводит различные шаманские обряды и ритуалы.

Во время очередной экспедиции в Тыву, в 2005 г., О.Э. Диксон, по рекомендации пожизненного президента тувинских шаманов, обладателя звания «Живое сокровище шаманизма», доктора исторических наук М.Б. Кенин-Лопсана, становится членом Общества тувинских шаманов Республики Тыва Российской Федерации «Дунгур» («Бубен») (хамнын шынзылгазы, удостоверение №38).

В 2004 - 2006 гг. на фирме «Нада» в Москве у Оларда Диксона выходят семь CD альбомов, посвященных различным шаманским техникам (впоследствии они были объединены в МР3 «Шаманские практики»).

О.Э. Диксон был участником многих фестивалей, симпозиумов и конференций: Этнографический фестиваль психоделических искусств народов мира «Север-Юг» (2001), Фестиваль «Шаманы мира» (2001), Духовно-оздоровительная выставка «Новая Эра» (дважды - в 2002, дважды - в 2003), Всероссийский фестиваль этнических культур в Театре на Таганке (2003), Танцевальный фестиваль «INBI» (2004), Этно-фестиваль «Женщина в мировых традициях (2004), Фестиваль «Диалог культур» (2004), Международный конгресс «Сакральное глазами «профанов» и «посвященных» (2004), Фестиваль Кызыл-Москва (2004), Международный семинар «Шаманизм и шаманское целительство» (2006), Фестиваль культуры северных народов «Путешествия шамана» (2007), Выставка космического искусства «Art of Space Dreams» (2009), Арт-проект «Гейзеры Подсознания-3» (2009), Международный этнографический фестиваль мастеров древнесибирских духовных практик и неошаманских психотехнологий «Конь-Самолет, или Небесное зеркало» (2009).

Принимал участие в съемках нескольких документальных фильмов: «Российский гербарий. Фильм 1. Иудино дерево» (Центрнаучфильм, 2003 г.), «Шаманы в городе» (режиссер Л. Кичаева, 2006 г.), «Измененные состояния сознания» (по заказу Министерства культуры РФ, 2008), «Солнечный бубен» (режиссеры Денис Евсеев и Анна Капустина. ВГИК, мастерская Мирошниченко, 2009) и др.

Женат на преподавательнице искусства северного танца Шончалай Ховенмей, внучке классика тувинской литературы Байкарая Ховенмей (по отцу) и хакасской шаманки Анбус Чаптыковой (по матери). С Ш. Ховенмей О. Диксон выступает в Театре шаманских мистерий «Камлат-Кам».

На данный момент Олард Эльвиль Диксон является руководителем экспедиций, организатором международного этнографического фестиваля «Конь-Самолет», проводит тренинги и семинары по шаманизму в ОИП «Мезосознание ?» и в Центре этнической экологии и культурного развития человека «ИндрикГрад», выступает как исполнитель на сибирских народных инструментах и горловой певец в Театре шаманских Мистерий «Камлат-Кам», занимается традиционной резьбой по кости, пишет картины на мифологические сюжеты.

fb2.net.ua

Олард Диксон

О. Диксон – организатор Общества исследователей традиционных верований «Мезосознание альфа»; член Общества тувинских шаманов Республики Тыва Российской Федерации «Дунгур»; автор культовых книг «Мистерии Мухомора», «Шаманские учения. История, теория и практика коренных шаманских традиций», «Шаманские практики». Принимает участие во многих фестивалях, симпозиумах и конференциях, среди которых: Этнографический фестиваль психоделических искусств народов мира «Север-Юг», Фестиваль «Шаманы мира», Международный конгресс «Сакральное глазами «профанов» и «посвященных», Международный семинар «Шаманизм и шаманское целительство» , XVII Всемирный Трансперсональный Конгресс «Революция сознания» и другие. Он так же принимал участие в съемках нескольких документальных фильмов: «Российский гербарий», «Шаманы в городе», «Солнечный бубен», «Тайна волшебных трав», «Царство мертвых» и т.д.

По материнской линии род Оларда происходит с берегов реки Молога, священного для многих народов места, где некогда жил народ веси. Говорят, что там располагаются врата Ирия – рая, которые искал хан Батый. По древним легендам, собранным в «Родовой книге», род Оларда берет начало от женщины, которая вступает в инцестуальную связь со своим братом. Позже брат узнает об этом и убивает ее вместе с родившимся сыном. На месте, где была пролита их кровь, вырастает растение порых, которое съедает медведица и производит на свет человеческое дитя. Однажды некий богатырь убивает медведицу на охоте, а ее человеческую дочь берет себе в жены. По легенде эта девушка не могла ходить в одежде, из-за соприкосновения с которой ее тело покрывалось язвами да коростой; свою наготу она прятала под своими длинными волосами. По этой причине ей дали прозвище – Парша. От Парши и ее мужа, известного как Городской Богатырь, берет начало весь род по материнской линии.

Жизнь Диксона круто перевернулась в конце 1989 г., когда он тяжело заболел. По предположению врачей это была малярия. На фоне высокой температуры у Оларда возникали видения: некто резал его на части, сдирал мясо с костей. Критическая температура держалась около месяца. В одном из видений появилось странное шарообразное существо с одной рукой. Существо схватило Диксона за горло и сказало, что если он ничего не изменит в своей жизни, то оно убьет его, а затем и всю его семью. Утром после видения болезнь отступила, хотя ее последствия в виде постоянно повышенной температуры сохранялись еще несколько лет. Вскоре после этого случая, умерла мать Диксона, и только тогда он осознал всю серьезность нависшей угрозы. Разорвав всякое общение с внешним миром, он на полтора года стал затворником, погрузившись с головой в оккультизм и мистические традиции Востока. Обо всем этом опыте, а так же и о приключениях на Северной Камчатке Диксон впоследствии написал в своей автобиографической повести «Духи тундры».

В первой половине 1990-х гг. после выхода из затворничества начинается основная творческая деятельность Оларда Диксона. В то время он получает свое духовное имя ─ Эльвиль (Дикий Олень), встречается с людьми, посвященными в различные духовные традиции мира, имеет поддержку и одобрение от коренных носителей культуры в Сибири и на Крайнем Севере. Несколько лет он работает в различных этнографических, оккультных и духовных периодических изданиях, в качестве автора статей о духовном осмыслении окружающего мира, а так же пробует себя как этно-музыкант. В это время вышла его работа, посвященная кабалистике и средневековой криптографии «Символика чисел. Книга Песка», впоследствии не раз переиздававшаяся.

В 1996 году Диксон создал Творческое объединение «Странник», которое далее в 1999 г. было переименовано в Общество исследователей протокультуры «Мезосознание альфа», которое занялось изучением традиционного шаманизма коренных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока. Сейчас в его рамках совершаются экспедиции в труднодоступные районы Сибири и Заполярья, в удаленные от туристических маршрутов регионы Горного Таиланда; ведется исследовательская работа на Кубе, в Мьянме, Лаосе и т.д.

В 2000-2001 гг. выходят еще две работы Диксона: «Шаманские учения клана Ворона. История, теория и практика коренных шаманских традиций» (2000 г.) и «Шаманские практики в кланах Ворона и Малого Лебедя» (2001 г.), последняя написана в соавторстве с известным ненецким шаманом и мастером арктических стилей боевых искусств Иваном Ядне. Вскоре эти книги стали культовыми у городских шаманов, и нашли признание в этнической среде Тувы, Хакасии, Чукотки, Ямала и других регионах. За вклад в дело сохранения и развития шаманизма Олард неоднократно отмечался дипломами. Имя Диксона занесено в «Энциклопедию традиционной народной медицины», составленную И.М. Минеевым, а так же в биографический справочник В.В. Огрызко «Североведы России».

В 2003 г. Диксон получил еще одно посвящение от тувинского шамана Н.М. Ооржака, после прохождения обряда передачи духов. В 2004 г. в рамках Международного интердисциплинарного научно-практического конгресса, организованного научно-исследовательской группой «Центр по изучению шаманизма и иных традиционных верований и практик» при Институте этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН О. Диксон провел ритуал открытия пути потомственному ненецкому шаману И.К. Ядне, в присутствии многочисленных шаманов из различных регионов и научной общественности России и стран зарубежья. В результате проведенного обряда, по решению представителей двух шаманских линий, было создано Объединение шаманских кланов Ворона и Малого Лебедя, получившее название «Хохорэй-Кутх».

На 2004 - 2006 гг. приходится запись и выход семи CD-альбомов Диксона, посвященных различным шаманским техникам, впоследствии объединенных в МР3 «Шаманские практики»: Шаманский бубен; Очищение силовых центров; Регрессия; Искусство тувинского горлового пения и другие работы.

Во время очередной экспедиции в Туву, Диксон, по рекомендации пожизненного президента тувинских шаманов, обладателя звания «Живое сокровище шаманизма», доктора исторических наук М.Б. Кенин-Лопсана, стал членом Общества тувинских шаманов Республики Тыва Российской Федерации «Дунгур» («Бубен»). В 2004 году вышла его новая книга – «Шаманское целительство», фундаментальный труд, который впервые объединил разрозненные доктрины в целостную систему. Далее была выпущена череда других работ автора, среди которых особое место занимает книга «Мистерии Мухомора. Применение галлюциногенного гриба в шаманской практике» (2005), ставшая настоящим культовым бестселлером, выдержавшим много переизданий. Вдохновленный этой работой, режиссер Леонид Машинский приступает к съемкам сюрреалистического художественного фильма «Страна Мухоморов» (2009), в котором играют многие представители московского Нью-эйджа и андерграунда.

С 2009 года по инициативе Оларда Диксона ежегодно проходит Международный этнографический фестиваль мастеров древнесибирских духовных практик и неошаманских психотехнологий «Конь-Самолет», на который съезжаются представители этнических культур не только из России, но и из США, Хорватии, Мексики, Мали, Гвинеи.

Во время летнего солнцестояния в 2011 году, в ходе экспедиции в Западную Туву, Диксон получает еще одно посвящение, на этот раз от потомственного тувинского шамана Чочагара Кес-Кама, который подключает его к древним знаниям шаманов Бай-Тайги (бассейн реки Алаш). В 2012 году, в Гаване, он проходит инициацию в сантерианский культ лукуми (йоруба) ориша Элеггуа в Templ religioso «Kole Mocha» («Дракон») на Кубе, под руководством бабалаво (жреца сантерии) Ирете Нтелу они Шанго.

Жена Оларда – Шончалай Ховенмей, тоже не случайный человек в его жизни. Шончалай происходит из хакасского рода Ах Хасха (Белая Кость) – по матери и тувинского рода Бай-Кара (Великий Черный) – по отцу. Она внучка классика тувинской литературы Байкора Ховенмей и известна, как исполнитель хакасского горлового пения (хай), чатханистка (древнетюркский музыкальный инструмент типа цитра), преподаватель искусства северного танца.

Под руководством Диксона совершаются этнографические экспедиции в Туву, Хакасию, Таиланд, Кубу. Он проводит тренинги и семинары по горловому пению, осознанным сновидениям и искусству медитации в Центре тибетской медицины «Менла» и ряде московских клубов. Помимо этого, выступает как исполнитель на сибирских народных инструментах и горловой певец в созданном им Театре шаманских Мистерий «Камлат-Кам», занимается традиционной резьбой по кости в северном стиле, пишет картины на мифологические сюжеты.

Сейчас он работает над новой книгой, основанной на материалах экспедиций: «Экстаз: боги, люди и демоны. Психоделическое путешествие вокруг света», главы из которой в ближайшее время будут опубликованы в тематических журналах. На 2012-13 гг. О. Диксон планирует экспедиции на Амазонку, к индейцам шипибо-конибо; на Кубу, для дальнейшего изучения религиозной традиции лукуми (йоруба) сантерия; в Индию, в Город Мертвых на Маха Шива ратри, священную ночь для саджу и шиваитов всего мира.

Шеф-редактор портала "КУДЕСНИК" Антон Бандурко в гостях у Оларда Диксона. Москва, 2012г.

 

koodesnik.su

Читать онлайн книгу Пленник ада

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Назад к карточке книги
Олард ДиксонПленники ада

Самая опасная демонская ересь – отрицание демонов и существования ада.

Генрих Инститорис

…А человек взывает ко злу так же, как он взывает к добру; ведь человек терпелив.

Коран 17:12(11)

…тела человеческие, наделенные душой и жизнью, не только не распадаются и не разлагаются после смерти, но бытие их продолжается и среди мук вечного огня.

Св. Августин «Град Божий»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Доктор Женарт сидел в крутящемся кресле и задумчиво смотрел на пациента, время от времени записывая что-то в историю болезни – толстый растрепанный том, лежащий перед ним на столе. Его тонкие аристократические пальцы нервно теребили синюю перьевую ручку, заставляя ее очерчивать в воздухе невидимые фигуры. Еще в колледже он пытался избавиться от этой привычки, скрывая от всех свою нервозность, но после бесчисленных и безрезультатных попыток плюнул и оставил все как есть. Сейчас ему уже перевалило за сорок, наметилось круглое брюшко – факт пока не дающий о себе знать, но тем не менее довольно неприятный. Прямые черные волосы доктор Женарт тщательно зачесывал назад, открывая миру свой высокий покатый лоб.

Кабинет, в котором принимал своих пациентов доктор Женарт, имел квадратную форму, стены его были выкрашены в ярко-желтый цвет. Они были абсолютно голые, лишь небольшой плакат, изображающий человеческую голову в разрезе, одиноко висел над сейфом в углу.

Перед столом, прикрученный к полу винтами, стоял высокий, грубо сколоченный табурет, на котором, как на коне, восседал худенький человек в желтой пижаме. Он все время поправлял очки на носу и размахивал руками.

– Ну-с, что же вы замолчали, – обратился к нему доктор Женарт, привычно растянув губы в деланной, все понимающей улыбке.

– Прислушайтесь, – прошептал пациент. – Слышите, как мысли уходят, пронзая пространство… Вы слышите, как токи создают энергию, способную разорвать все на своем пути?

– Простите, я что-то не понимаю. О чем вы?

– А вы внимательно проследите за движением разума. Вот ОНА… МЫСЛЬ, а вот ее уже нет… Куда она делась? Не знаете?

– Не знаю, – согласился доктор.

– А я знаю. – Пациент замолчал, самодовольно подбоченившись и взирая вокруг с видом полнейшего превосходства.

– Ну, хорошо. Если вы знаете, поделитесь со мной. Я ваш лечащий врач – все останется между нами.

– Вы действительно никому не скажете? – засомневался больной.

– Обещаю, – положа руку на историю болезни, торжественно произнес доктор Женарт.

Пациент поерзал на табурете и сказал, понизив голос до шепота.

– Наши мысли, уходя из сознания, порождают отрицательную или положительную энергию. Эта энергия – продукт распада эмоций. Она может пробить стену, взорвать мир, – вещал он, форсируя голос. – Ей не нужно прохода, она не материальна, как пища. Но она колоссальна!

– Так, так. Это интересно! – доктор Женарт многозначительно качнул головой, с трудом подавляя желание зевнуть.

– И после смерти, – больной снова перешел на еле слышимый шепот, – из ячеек мозга высвобождается значительное количество энергии, ее еще называют душой. Да что душа. Дьявол – сгусток энергии, неважно – негативная она или позитивная. Энергия стремится к своему заряду и отталкивается от противоположного. Не так ли?

Женарт мучительно вспоминал что-нибудь из области школьной физики, он поднял брови и открыл было рот, но, к счастью, пациент перебил его, не дав сказать ни слова.

– Не здесь ли идет вечная борьба добра и зла, Бога и Сатаны! Кто такой Дьявол? Это не материальный, это эфирный образ. Он может показываться людям в любом обличье, причем сгусток энергии принимает именно тот вид, который ассоциируется у конкретного индивидуума с нечистой силой. В Средние века это был козел, в наше время – НЛО. Все прогрессирует, все развивается. Человек сам породил Дьявола, своей негативной энергией, своей жадностью, своей жестокостью, своей необузданностью! И он поплатится за это!

– Так, понятно, – доктор Женарт покрутил в воздухе ручкой. – А почему же эта энергия приносит людям столько несчастий? Ведь, по вашим словам, это человек породил ее.

– А разве продукты отходов вашей пищи не пачкают вам руку? – С этим трудно было не согласиться, и Женарт нажал на кнопку, прикрепленную к внутренней поверхности его стола.

Где-то за дверью, в коридоре раздался еле слышный звонок. Дверь открылась, и в приемную вошли два мощных молодца с квадратными челюстями; голубые халаты без рукавов на них казались детскими майками, напяленными на греческие статуи олимпийских атлетов.

– Уведите, – бросил им Женарт.

– Подождите! – запротестовал больной, видя, что голубые гиганты уже зашли ему за спину. – Я вам не все сказал… Я знаю, как уничтожить эту энергию, применив ее потенциал…

– Уведите, – еще раз жестко повторил доктор.

– На терапию? – деловито спросил его один из санитаров.

– Нет, в одиночку. И тащите ко мне этого… как его… – он перевернул другую папку, лежащую на его столе, – Брауна.

Дверь за санитарами захлопнулась.

«Кто они, эти психи? – хмуря брови, думал Женарт, водя ручкой по чистому тетрадному листу. – Люди с ненормальной психикой?» Добрая половина пациентов сходит с ума без всякого видимого повода. По крайней мере, с медицинской точки зрения их мозг вполне нормален. Истинная причина многих помешательств – демоническая одержимость. А происходит это потому, что их угораздило взглянуть на вещи, которые человеку видеть не положено.

И доктор знал это. Недаром, посвятив психоанализу половину своей жизни, он никак не мог найти ответа на мучивший его вопрос.

В дверь постучали, она открылась. Те же два здоровенных санитара появились с другим пациентом – он был в смирительной рубахе, рукава которой были связаны за спиной.

Усадив больного на табурет, напротив Женарта, они удалились, защелкивая за собой замок двери. Связанный пациент демонстративно отвернулся, проявив интерес к висевшему в углу плакату с изображением человеческого мозга.

– Ну, что вы, мой дорогой, – в голосе доктора появились ласковые нотки. – Не надо нервничать, мистер…

Женарт еще раз перевернул увесистую историю болезни и взглянул на имя.

– …Мистер Браун!

– Я уже сто пять лет здесь, а вы все еще не знаете, как меня зовут, – заметил Браун.

– Извините меня, пожалуйста. Я постараюсь запомнить ваше имя.

– Снимите с меня эту чертову рубаху!

– Я думаю, не стоит. Вы помните, как вы вели себя во время нашей последней встречи?

Сморщив лоб и походя на растревоженного сыча, пациент сказал:

– Этого больше не повторится. Нам ведь так много нужно сказать друг другу.

– Надеюсь, – Доктор поставил ручку в стаканчик с карандашами, положил руки перед собой и сцепил их в замок. – В прошлый раз мы говорили, с вами, кажется, о вечности. Не продолжить ли нам разговор, м-м-м-м-мистер Браун?

– Почешите мне нос!

Перегнувшись через стол, Женарт выполнил просьбу.

– Вы очень любезны, – поблагодарил больной.

– Итак? – произнес доктор.

– Значит, насколько я понимаю, вам тоже захотелось жить вечно, не старея, как я? Ну, что ж, похвальное желание. Но его одного мало. На вашем месте, сначала я постарался бы узнать механизм действия. Начнем с того, что, как утверждал в своих парадоксах греческий философ Зенон, движение невозможно, ибо чтобы достичь цели, движущийся объект должен пройти половину расстояния, а до того – половину половины, а еще раньше – половину той половины и так далее. Думаю, старик из Элея знал, что говорил, хотя жил давненько – умер он где-то в 430 году до новой эры. А век спустя китайский софист Уй Цзы доказывал, что палка, у которой ежедневно отрезают половину, бесконечна. Но ведь то же можно сказать и о цифрах. Ни одно число не имеет непосредственно за ним следующего или, предшествующего.

Доктор взглянул на Брауна с интересом и взял из стаканчика ручку.

– Итак, что стоит между единицей и двойкой? – пациент задал этот вопрос и ждал ответа, улыбаясь, словно понимал, что все сказанное доктором будет обычной глупостью.

– Полтора…

– А между полутора и двойкой? Видите… Всегда найдется число, которое можно поставить перед предыдущим. Отсюда вывод – между ними бесконечность. После каждого числа и перед ним – пропасть, края которой приближаются, но никогда не сходятся до конца. Их нельзя соединить. Они существуют независимо друг от друга. Сложение невозможно, и поэтому время – по отношению к Вселенной – немыслимо. Отсчет времени бред. Старение – ерунда, потому что между двадцатью и двадцатью одним годом – бесконечность. Часы могут сколько угодно перешагивать этот рубеж из нарисованных на них цифр, но время вообще перешагнуть они не могут.

– Очень интересно, – заметил Женарт, записывая что-то в историю болезни.

– Поэтому я и буду жить вечно. И вы можете.

– Но ведь, к примеру, я же старею.

– А вы это делаете искусственно. Вы, доктор Женарт, знаете, что старитесь, потому старение и происходит. Реальность существует только в нашем воображении. Посмотрите на меня. Я у вас уже сто пять лет, но на мне это нисколько не отразилось, – и Браун гордо повертел головой в разные стороны.

Взглянув на него, Женарт открыл самое начало истории болезни. Там значилось, что Майкла Брауна поместили в психиатрическую лечебницу два года назад по настоянию его сестры Джудит Браун, диагноз – параноидальная шизофрения.

Женарт снова посмотрел на пациента, который все еще продолжал с гордым видом вертеть головой, и нажал на кнопку под столом.

– Ну что же, вы свободны, мистер Браун! Встретимся мы с вами на следующей неделе. Посмотрим, как пойдут дальше ваши дела. – Доктор Женарт захлопнул папку и кивнул вошедшим санитарам. – Продолжить курс лечения бензодиазелином. Соотношение то же.

Взяв Майкла Брауна под локти, санитары удалились.

Доктор остался один. «Все не то… – думал он созерцая свои тщательно ухоженные ногти, – все не то». Посидев неподвижно, он поднялся со своего кресла, сгреб в охапку папки, лежащие на столе, и отправился к стоявшему в углу темно-зеленому несгораемому сейфу. В нем хранились документы и наркотики, вызывающие у пациентов бурные галлюцинации. Набрав код и повернув ручку, он открыл стальную дверцу. Из глубины сейфа на него смотрели пожелтевшие от времени корешки толстых и тонких папок, в каждой – история болезни, какие-то книги в потрепанных кожаных и матерчатых переплетах. Все истории болезни были расставлены строго в алфавитном порядке, разделенные по группам картонными полосками, на которых были четко выведены большие красные буквы. Доктор посмотрел на них, его рука пробежала по стертым картонкам, пока не остановилась на литере «С». Он вытянул из середины ряда новую папку с вложенными в нее двумя мелко исписанными листами. На папке фломастером было выведено: «Керсти Алан Коттон». Закрыв сейф, Женарт вернулся в свое вращающееся кресло, раскрыл папку и углубился в чтение.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Сознание медленно, но неуклонно возвращалось к Керсти. Сначала она слышала нарастающий гомон голосов, болью отзывавшийся в голове, затем все стихло. Остался только один. Он говорил строго, словно обращаясь к кому-то, но смысл его слов был абсолютно непонятен: как только говоривший заканчивал фразу, все уходило, разбиваясь на пульсирующие отзвуки и теряясь где-то в темных уголках сознания.

Керсти попробовала приоткрыть глаза. Это далось ей с трудом: веки были словно свинцовые, их хотелось смежить. Яркий солнечный свет острой стрелой врезался в сознание. Перед глазами поплыли круги, они вертелись в неистовом хороводе радужных пятен. Керсти зажмурилась, собираясь с силами, чтобы открыть глаза. На этот раз свет уже не так больно обжег хрусталик, но все же был еще невыносим. Среди хаотично двигающихся пятен взгляд Керсти выхватил размытую голубую фигуру. Постепенно контуры ее обозначились более четко. Голубое пятно оказалось пиджаком, хорошо сидевшим на мужчине с гладкими каштановыми, чуть засаленными волосами. Помимо пиджака, на нем была одета светлая рубашка и галстук в тонкую синюю полоску. Увидев, что Керсти очнулась, он заулыбался и что-то произнес. Смысл его слов вновь ускользнул от Керсти, и она повертела головой на белоснежной подушке. Тогда человек повторил свою фразу, изобразив на своем полном лице что-то похожее на улыбку:

– Добро пожаловать обратно, Керсти!

Керсти уставилась на него, ничего не понимая, обшарив глазами помещение, в центре которого стояла ее железная никелированная кровать. Потом она спросила:

– Обратно? Где я?

Голос ее звучал так, будто спрашивала не она, а кто-то другой. Тембр не соответствовал привычному звучанию, и Керсти невольно посмотрела по сторонам, еще раз повторяя свою фразу, чтобы убедиться, что это действительно ее речь.

– Где я?

– Это институт Женерро, – получила она ответ. – Психиатрическая больница.

– Психиатрическая? – вздрогнула Керсти, вновь чуть не теряя сознание.

– Помнишь, ты и твой приятель Стив… – заметив, что Керсти волнуется, человек поспешил добавить:

– Не волнуйся, с ним все в порядке, мы его отправили домой несколько часов назад. Да… – незнакомец помолчал. – Ну и истории он нам тут рассказывал.

– Кто вы такой, черт возьми! – воскликнула Керсти, с трудом сдерживаясь.

– Извините, на этой работе часто бывает не до хороших манер, – человек в голубом пиджаке вытащил из внутреннего кармана удостоверение с приколотым к нему полицейским значком. – Ронсон. Отдел по расследованию убийств. Я был в доме вашего отца…

– Папа… – Керсти прижала холодные ладони к вискам, чтобы как-то успокоить внезапно нахлынувшую боль. События вихрем пронеслись в голове, заставляя сознание цепенеть. Лица каруселью пронеслись в памяти, накладываясь друг на друга и создавая чудовищные образы: человек, утыканный гвоздями, Джулия, папа, смеющийся Стив, Фрэнк, растянутый на крюках и проклинающий Христа. Все беспрестанно крутилось и перемешивалось, пока не остановилось на образе Святой Троицы со сверкающими нимбами вокруг голов: Отец, Сын и Святой Дух.

– Мне нужен священник, – твердо выговорила Керсти. Она четко осознала, что все, ею рассказанное, полиция посчитает нереальным, а тогда попробуй докажи, что ты не верблюд, то бишь не сумасшедшая!

– Священник? – повторил задумчиво инспектор Ронсон. Вы хотите и ему наплести истории про демонов?

– Мне нужен священник!

– Ну хорошо, хорошо, – согласился Ронсон. – В общем-то, в вашей просьбе нет ничего противоречащего закону. Я оповещу врача.

Керсти, казалось, успокоилась.

– Можно мне встать? – спросила она.

– Я думаю, можно.

Она сбросила с себя одеяло и поднялась, держась за спинку кровати. Ее качнуло, и Керсти опустилась на пружинный матрас, повернув голову к окну. У самой рамы, в углу каждого стекла стоял синий штамп «Закаленное, пуленепробиваемое. Сделано в Соединенных Штатах Америки». Керсти сделалось неприятно от мысли, что ее как душевнобольную держат здесь за небьющимися стеклами на зарешеченном для верности окне. Стараясь отогнать от себя эти мысли, она встала, ухватившись за каменный подоконник. «Хорошо еще, что не в комнате с мягкими стенами и не в наручниках», – размышляла она, глядя на окно, за которым мелко моросил дождь. На деревьях, обнесенных высоким белым забором, желтели листья. Небо заволокли тучи, не предвещающие скорое окончание дождя. Все было серым и унылым, совсем не улучшало и без того скверное настроение.

Сзади к ней подошел инспектор и тоже выглянул на улицу, он посмотрел на лужи и вспомнил, что забыл дома зонт.

– Давай поговорим с тобой серьезно, – обратился он к Керсти. – Только не рассказывай мне сказки про демонов и вампиров.

– Сказки? – Керсти оторвала взгляд от пейзажа за окном.

– Сказки, – утвердительно кивнул Ронсон.

– Мой отец тоже не верил в сказки.

– Что? – не понял инспектор.

– Некоторые из сказок становятся правдой, мистер Ронсон, причем, самые плохие.

– Да-да, конечно, – поспешил согласиться инспектор, чтобы не потерять возможность вести откровенный разговор. – Но я не понимаю…

– У вас есть семья, мистер Ронсон?

Разговор прервал резкий щелчок, исходивший из кармана инспектора и голос, немного искаженный диктофоном.

Уполномоченный Робинсон шагал по паркетному полу холла. В доме Ларри Коттона царили разруха и запустение. На ковре валялись куски штукатурки и лепнины, отбитой с потолка. Тишина была настолько полной, что был слышен стук сердца молодого полицейского.

Робинсон перешагнул через осколки стекла и расстегнул кобуру с пистолетом у себя на поясе. Пощелкав выключателем, он убедился, что света нет, и включил карманный фонарик с длинной круглой ручкой. Луч выхватил сломанные перила лестницы, ведущей на второй этаж.

Раздавшийся сзади шорох заставил Робинсона оглянуться, рука невольно потянулась к пистолету. Мимо опрокинутого стула прошмыгнула крыса с огрызком карандаша в зубах.

Робинсон расслабился, пригладил пышные черные усы и снова направил свет на ступеньки.

Доски громко скрипели под его ногами, когда он, держа руку на кобуре, поднимался по лестнице. Выйдя на лестничную площадку второго этажа, он увидел три двери: две рядом, а одна чуть подальше по коридору. Подумав, полицейский толкнул ближнюю дверь. Это оказался черный ход с небольшой кладовой. Здесь стоял вместительный, неуклюжий шкаф, занимающий почти все свободное место. Повернувшись, чтобы рассмотреть противоположную стену, полицейский задел ручку, и дверца шкафа открылась. Резко повернувшись и выхватывая из кобуры «Смит энд Вессон», Робинсон несколько раз выстрелил в падающую на него фигуру Иисуса Христа с лампочками вокруг головы. Выстрелы эхом разнеслись по всему дому.

– Дьявол! – процедил он сквозь зубы, увидев, что на него упала просто гипсовая статуя.

Выйдя из кладовой, он спустился по узкой железной лестнице. Наружная дверь была полуоткрыта и свисала на единственной петле. Рядом, с уличной стороны, стоял мусорный контейнер, от него исходил тошнотворный запах гниющего мяса. Откинув крышку, Робинсон отшатнулся от роя мух, вылетевших из бака. Зажав нос платком, он осторожно заглянул внутрь и встретился глазами с остекленевшим взором изувеченного трупа. Преодолевая тошноту, он захлопнул контейнер и поспешил снова наверх. Открыв следующую дверь, он увидел лежащего на полу человека, с которого была содрана кожа. Крысы выели его глаза, а в пустых глазницах копошились черви.

Зажимая рот рукой, Робинсон выскочил на площадку и, перегнувшись через перила, выплеснул содержимое своего желудка.

– Черт возьми! – выругался он, утираясь носовым платком. – Если в спальне меня ожидает такая же картина, мои нервы просто не выдержат, и у меня поедет крыша, как у его дочки…

Постояв немного и придя в себя, полицейский шагнул в дверь спальни.

Сквозь не плотно зашторенное окно пробивался слабый луч обложенного тучами осеннего солнца, высвечивая окровавленный матрас на большой двуспальной кровати. На нем валялись обрывки каких-то цепей с крюками. Один из крюков, вспоров матерчатую обивку, глубоко вошел в поролон. Разбитое трюмо, стоявшее у стены, повторяло царивший в спальне разгром в десятках разбитых зеркальных кусочков.

– Да-а… – выдохнул Робинсон и выдвинув антенну радиопереговорного устройства, болтающегося на груди, нажал на клавишу вызова.

Сквозь помехи на линии он услышал хриплый голос:

– Инспектор Ронсон слушает.

– Это Робинсон, сэр! Только что нашел еще одного. В мусорном контейнере. Правда, сильно попорчен разложением и крысами. Единственная улика, которая у нас есть, кроме трупов, это матрас. Кто-то на нем пострадал. Прислать его?

– Да, Робинсон. Матрас – это улика. Упакуй его и привези.

– Слушаюсь, сэр.

Ронсон отключил рацию и положил ее обратно в нагрудный карман пиджака.

– Что такое? – обратился он к Керсти, у которой от ужаса расширились глаза.

– Джулия, – прошептала она и присела на кровати, сдерживая готовый вырваться крик.

– Сознание – это лабиринт, дамы и господа, – через марлевую повязку на лице проговорил доктор Женарт, обращаясь к молодым психиатрам, столпившимся вокруг операционного стола.

Круглые мощные лампы хорошо освещали лежащую на столе молодую девушку. Она была под общим наркозом. Забинтованная голова покоилась на резиновой подушке, руки и ноги были крепко привязаны к поручням кожаными ремнями. Энцефалограф жужжал, выписывая кривую деятельности головного мозга.

– Это лабиринт, – повторил Женарт. – Загадка. В то время, как части мозга явно видны, пути его работы неизведанны. Назначение многих его участков непознано. Секреты остаются секретами, и мы будем предельно откровенны, если мы согласимся, что именно запутанный лабиринт притягивает нас открыть эту загадку. Как знать, что скрывается в центре, не мифическое ли чудовище – Минотавр, который заставляет людей сходить с ума? Этот монстр, по легенде, родился от любовного союза царицы Крита Пасифаи с белым быком, который, по велению Посейдона, вышел из моря. Дедал построил лабиринт, дабы заточить и скрыть от посторонних глаз сына. Минотавр требовал от Афин ежегодную дань – семерых юношей и семерых девушек. Тесей, решивший избавить Родину от повинности, вызвался пойти и уничтожить Минотавра. Чтобы он не заблудился, дочь критского царя Ариадна дала ему клубок пряжи, с помощью которой он вышел из лабиринта невредимым.

Но это всего лишь миф. Тесей не оставил нам знаков и Ариадна не даст нам клубок ниток, чтобы выйти наружу. Мы сами должны идти вперед и исследовать неизвестные отсеки, отыскивая окончательное решение. Мы должны увидеть. Мы обязаны узнать, как и почему у человека возникают те или иные эмоции. Это долг врача. Это долг врача-психиатра.

Женарт замолчал. Ощущая наполнившую его уверенность, он внимательно оглядел слушающих его молодых врачей и, довольный произведенным впечатлением, подвел итог:

– Итак, часть моей работы закончена, – Женарт еще раз осмотрел выбритый участок кожи на голове пациентки, рассеченный кровавым рубцом, и, кивнув одному из врачей, добавил: – Карр, идемте со мной, а вы… наложите шов.

Выйдя из операционной, они сняли с лиц марлевые повязки, и, оставив их болтающимися на груди, пошли по коридору, выстланному в шахматном порядке двухцветной линолеумной плиткой.

Женарт относился к Карелу Макгрею с отеческой любовью, считая его лучшим своим учеником и верил, что он станет талантливым психиатром. Несмотря на ветреность, свойственную молодости, Карел подавал стойкую надежду на то, что лет через пять из него получится выдающийся специалист своего дела.

– Это интересный случай, Карел, – сказал доктор Женарт, кивая головой проходящим мимо врачам и медсестрам. – Девушка травмирована. Она была свидетельницей многочисленных убийств, в том числе – и убийств членов ее семьи. Ее привезли сюда несколько часов назад. Она была почти потеряна, а сейчас – вернулась в сознание. Какие рассказы принесет ее мозг с той стороны сознания? – Они повернули за угол и остановились у лифта, вызвав его на этаж. Войдя в кабину, Женарт ткнул пальцем в кнопку и заявил:

– Да, аналитику необходимо воображение, но все диагнозы начинаются с обследования.

– С обследования, – согласился с ним Карел.

Лифт приехал на нужный этаж, и двери его раздвинулись. Мимо выходящих врачей санитары провезли в лифт кушетку на колесиках с привязанным к ней бородатым человеком. Когда их взгляды встретились, он окатил доктора полным ненависти взглядом и сделал попытку порвать связывающие его путы, при этом он дико вращал глазами. Зеленый потертый плащ упал с перекладины каталки, санитар поспешил его поднять и повесить на место.

С сожалением посмотрев на нового пациента, Женарт взял Карела под руку и продолжил разговор.

– Диагнозы начинаются с обследования пациентов, – значит, нужно добиться у них доверия и забрать их боль.

За разговором они дошли до нужного бокса, Женарт повернул ручку на двери с большим глазком, закрывающимся круглой железной пластиной.

Керсти металась по палате, опрокидывая все на своем пути, а инспектор Ронсон пытался ее успокоить, хватая за талию и бедра.

– Подожди, не горячись, – упрашивал ее Ронсон. – Все кончено. Что бы ты не видела – их больше нет.

– Я видела…

– О'кей.

– Я видела его, а потом я взяла кубик, похожий на шкатулку, а затем появились ОНИ.

– Кто?

– Кенобиты… демоны, – Керсти пыталась вспомнить спрятанные далеко-далеко в сознании слова, так необходимые ей сейчас. Она постояла, закрыв глаза ладонями, и вдруг ее словно током ударило. Она произнесла: «Исследователи далеких областей сознания. Демоны для одних, ангелы для других», – Взглянув на инспектора, она поняла, что его недоверие к ней так и не было поколеблено.

– Я доктор Женарт, – представился психиатр, входя в бокс вместе с Карелом.

Полицейский посмотрел на них, оставив в покое Керсти и, достав удостоверение, назвал свое имя:

– Ронсон. Инспектор Ронсон, Отдел по расследованию убийств.

– Это мой помощник, – кивнул на своего спутника Женарт, – Карел Макгрей.

Немного помолчав, доктор повернулся к Керсти, которая отпрянула от его взгляда к подоконнику.

– А это видимо, наша больная. Да, малышка?

Керсти не ответила.

– Я прочитал показания ее парня, – обратился Женарт к Ронсону. – Ну и приключения у них были… Я хотел бы поговорить с ней наедине. Вы не возражаете?

– Пожалуйста, – пожал плечами инспектор. – Она, скорее, ваш клиент, чем мой.

– Вот и славно.

– Керсти, – сказал Ронсон девушке в больничной пижаме. – Теперь тобой займется доктор Женарт. А мы, может быть, поговорим завтра. Хорошо?

Ронсон взял со стула плащ и стал одевать его, неуклюже просовывать руки в рукава.

– Подождите! – метнулась к нему Керсти, пытаясь его удержать. – Постойте! Этот матрас… Вы должны уничтожить его. Джулия умерла на нем. Она теперь может вернуться, как Фрэнк.

– Да, конечно, – не стал спорить Ронсон, осторожно убирая ее руки.

– Вы должны уничтожить этот матрас! – настаивала Керсти. – Вы должны… обязаны его сжечь!..

Ронсон взглянул в окно, за которым по-прежнему моросил дождь, и повернулся к доктору Женарту, протягивая руку для прощания.

– Присмотри за ней, – кивнул Женарт Карелу. – Нам с инспектором надо потолковать.

– Хорошо.

– Инспектор, – сказал доктор, когда они вышли в коридор. – Я смогу помочь девушке, но без вашей поддержки мне будет трудно.

– Я к вашим услугам, доктор, – ответил Ронсон, не торопясь повернулся и пошел по коридору, стараясь ступать на каждую вторую пластину выложенного разноцветным пластиком пола.

Карел и Керсти остались вдвоем.

Керсти улеглась в постель, отвернувшись от молодого врача.

– Меня зовут Карел Макгрей, – подошел он к кровати. – Зови меня просто Карел.

Керсти повернулась, с любопытством разглядывая его круглое лицо с чуть выступающими скулами, крепко сбитую фигуру, руки с узкими крепкими ладонями и длинными пальцами, такие часто встречаются именно у скульпторов и хирургов. Чуть раскосые глаза глядели на нее тепло и понимающе.

Почувствовав к нему доверие, Керсти расслабилась и произнесла с горечью:

– Они не верят мне…

– Может, и не верят, но ведь это не значит, что ты говоришь неправду. Доктор Женарт один из ведущих специалистов по нервным заболеваниям и ты можешь…

– Но я не душевнобольная, – Керсти поднялась на локте.

– Конечно, нет! Просто у тебя, скажем так, немного расшатались нервы.

Керсти рывком натянула на себя одеяло, поняв, что этот молодой симпатичный парень, как и все остальные, не поймет ее.

Дверь отворилась, появился доктор Женарт и подошел к лежащей девушке.

– Прошу меня извинить, Керсти. Мне сейчас надо заняться одним моим больным. Карр даст тебе что-нибудь, что поможет уснуть. Поговорим завтра. Хорошо?

– Доктор, – сказала Керсти. – Мне можно выходить?

– Да, разумеется. Карел, распорядись, чтобы привинтили ручку на эту сторону.

Макгрей кивнул.

– И еще, – Керсти села на постели. – Я хотела бы поговорить со священником.

– Инспектор Ронсон мне передал. Сегодня, конечно, не получиться. Но я это устрою как можно быстрее.

– Спасибо.

Керсти уставилась в потолок, где была прикреплена изогнутая трубка лампы дневного освещения, спрятанная под квадратом матового стекла. «Интересно, почему они отпустили Стива, – размышляла Керсти. – И сколько я еще тут проваляюсь. Некоторые лежат здесь годами, а то и всю жизнь, – от этой мысли ей сделалось не по себе. – Правда, этот институт основан на добровольном излечении… А что с теми, которых никто не ждет? Которым некуда пойти? Правда, у меня есть комната и… работа. – Керсти усмехнулась – с работы ее, наверняка, уже выперли. – В общем, все не так плохо. Нужно только найти выход. Единственное правильное решение… Но они не верят мне…» А сама, Керсти, поверила бы, еще неделю назад, если бы кто-нибудь рассказал ей что-либо подобное? Немного поразмыслив, она пришла к выводу: НЕТ! Слишком уж все казалось, на первый взгляд, неправдоподобным и нереальным. Но ведь это было! БЫЛО. Она видела все своими глазами и может поклясться, что все было именно так. А доказательства – мертвые, истерзанные тела. И среди них – ее отец.

– Папа! – шепотом произнесла она и заплакала, уткнувшись в подушку.

Назад к карточке книги "Пленник ада"

itexts.net

Диксон Олард - Энциклопедия сибирского знахаря

Поддержи нас в социальных сетях!

формат .pdf,  575 стр.,  с иллюстрациями,  размер архива - 95,7 Мб

Эта книга поистине не имеет аналогов. Практикующий шаман Олард Диксон откроет вам тайны древнего шаманского целительства, научит использовать магичес­кую силу заклинании для исцеления от многих болезней. Вы также узнаете о чудодейственных свой свойствах лекарст­венных трав, сможете развить в себе сверхъестественную интуицию и дар предвидения, остановить развитие тяжелого недуга, оградить родных и близких от воздействия темных сил, получите в свои руки магические амулеты и талисманы, дающие мощный прилив благотворной жизненной силы, Добрые духи придут вам на помощь и защитят от несчастий, ваше тело и дух будут здоровы, а сердце наполнится счастьем и гармонией.

 

Писатель, журналист, этнограф и практикующий шаман Олард «Эльниль» Диксон - автор более ста публикаций. И многих книг, посвященных тайнам и загадкам древних цивилизаций, проблемам духовного поиска и самосовершенствования.

 

В конце XX века Олард Диксон становится учени­ком корякского шамана и получает имя Эльвиль, а в начале XXI века уже сам имеет учеников и возглавляет Об­щество исследователей протокультуры «Мезосознания», которое занимается изучением традиционных верований и коренных форм шаманизма. Благодаря умелой подаче материала, накопленного за годы обще­ния с посвященными, такие книги как «Шаманские учения клана Ворона» и написанная в соавторстве с ненецким шаманом И. Ядне «Шаманские практики в кланах Ворона и Малого Лебедя», не только принесли Оларду Диксону известность среди поклонников Нью-Эйджа, но и были взяты на «вооружение» многими этническими представителями сибирского и арктического шаманизма.

 

Предлагаемая вашему вниманию книга «Шаман­ское целительство в кланах Ворона и Орла. Это первая попытка систематизации всего опыта древней­шей медицины от экстатического возвращения потерянной души до архаичной психологии, которая может потягаться с самыми современными методами лечения различных заболеваний, в том числе неизле­чимых с ортодоксальной точки зрения. В книге по­дробно и доступно описываются взгляды древних шаманов на окружающую Природу и на место человека в ней. Это настоящее, богато иллюстрированное руководство по миру духов, открывающее границы неизвестного.

Ссылка для скачивания: СКАЧАТЬ КНИГУ

 

 

ezocat.ru