Северо-осетинский информационный портал. Осетинские книги


8 книг для «настоящих осетин» « ABON

Всем любителям проводить выходные с книжкой в руках редакция портала «abon» рекомендует ознакомиться со списком ниже. Популярный блогер Магас Дедяков предлагает вашему вниманию книги для «настоящих осетин». Мы уверены, эти произведения придутся вам по вкусу. Для вашего удобства все названия кликабельны — по ссылкам можно скачать книги бесплатно.

1. «Нарты кадджытæ» («Сказания о нартах»).

Этот шедевр литературы мирового уровня не нуждается в представлении. Для многих людей увлечение осетинской историей и культурой началось именно с того, что им на глаза попался перевод одного из нартовских кадагов. Строго говоря, Нартиада – это не отдельная книга, но рассматривать «осетинство» без этого эпического основания всего национального, было бы всё равно, что заниматься химией в обход «таблицы Менделеева».

 

2. «Ирон фæндыр» («Осетинская лира») Коста Хетагурова.

Эта тонкая книжица, выпущенная в 1899 г., представляет собой всего лишь сборник стихов. Однако судьбой ей было уготовано полностью поменять лицо осетинской культуры. Васо Абаев писал: «Не будет преувеличением сказать, что начало национальному самосознанию осетин положено книгой «Ирон фæндыр».

Литературовед Ирлан Хугаев определяет «Ирон фæндыр» как «краеугольный камень осетинской литературы». После выхода этой книги Коста почитается «основоположником» этой самой литературы, хотя по справедливости, она много лет как существовала. Коста заслужил такую всенародную любовь, что его стихи читают практически в каждом осетинском доме. Его детские стихи осетины знают наизусть еще до того, как начинают учиться читать. Коста неотделим от Осетии, как и Осетия неотделима от Коста.

3. «Осетинские этюды» Всеволода Миллера.

Эта этнографическая и лингвистическая работа – результат огромных многолетних усилий Миллера по изучению и систематизации данных об осетинском народе. «Осетинские этюды» состоят из двух частей. В первой (1881 г.) Миллер публикует собранные им же материалы осетинского фольклора: нартовские сказания, сказки, предания и песни. Во вторую часть (1882 г.) вошли исследования осетинского языка, истории и религиозных воззрений осетин. Значение работы Миллера для осетинского народа трудно переоценить. Широта охваченных тем, эрудиция автора и его смелые гипотезы превращают эту научную работу в поистине захватывающее чтиво.

4. «Историко-этимологический словарь осетинского языка» Васо Абаева.

Фундаментальное исследование одного из патриархов осетиноведения. Тоже, по сути, не является книгой. Это четыре тома (плюс пятый том-указатель), написанных в период с 1958 по 1990 гг. Абаев проделал титанический труд. В словаре прослеживается этимология и история осетинских слов на материале 190 языков мира и связи осетинского языка с индоевропейскими, а также с тюркскими, финно-угорскими и другими. Безусловно, т.к. это все-таки словарь, его не обязательно читать «от корки до корки», хотя и весьма полезно, ведь помимо чисто лингвистических данных, в книге приводится и много разнообразных сведений из истории, культуры и этнографии осетинского народа.

5. «Ирæф» Георгия Малиева.

Сборник, представляющий собой одну из жемчужин осетинской культуры. Литературовед Хадзибатыр Ардасенов писал, что Малиев – «один из лучших осетинских лириков», и с этой оценкой трудно не согласится. Его стихи ярки и проникновенны, а их мелодичностью восхищался Васо Абаев: «Именно Малиев, и только он, сумел раскрыть и показать во всей полноте, какие красоты ритма напевности, свободного и плавного течения таит в себе дигорская речь». Однако книга содержит не только стихи, но и знаменитые «малиевские новеллы», самой известная из которых, безусловно, «Федоги мæлæт» («Смерть глашатая»).

6. «Осетины» Бориса Калоева.

Еще одно фундаментальное исследование осетин. Сам автор определял её как «первую обобщенную работу в осетиноведении, пытающейся подвести некоторые итоги». Книга посвящена процессу формирования осетинской народности со времен античности. Автор дает развернутую характеристику хозяйства, материальной и духовной культуры, обычаев и верований осетин. Огромное количество собранного полевого материала и иллюстраций делает эту книгу ценнейшим приобретением. По ссылке выше можно скачать не только эту книгу Калоева, но и две другие его важные работы: «Материальная культура и прикладное искусство осетин» и «Осетинские историко-этнографические этюды».

7. «Фыдæлты туг» («Кровь предков») Нафи Джусоева.

Из-под пера Нафи вышло много отличных книг, как художественных, так и исследований. В литературоведении он больше всего известен своими монографиями об осетинских писателях и поэтах, но, на мой взгляд, его magnum opus – это именно «Фыдæлты туг» (1965 г.), довольно смелое произведение для своего времени.

В центре повествования – судьба осетинских крестьян Чесельтского ущелья, не желающих подчиняться грузинским феодалам. Чтобы сломить сопротивление царской администрацией была послана карательная экспедиция (1830 г.) во главе с генералом Ренненкампфом с артиллерией, поддержанная грузинским ополчением. Книга читается на одном дыхании.

8. «Гъе, мардзæ, исчи!..» («Пробуждение») Владимира Гаглоева.

Довольно тяжелая книга, как и в смысле описываемых событий, так и в смысле восприятия текста. В романе довольно много персонажей, и их судьбы тесно переплетены. Из-за этого не покидает ощущение, что несколько книг были «сжаты» до одной. Но несмотря ни на что, «Пробуждение» занимает одно из важнейших мест в осетинской литературе. Автору мастерски удалось передать дух одного из самых интересных периодов осетинской истории (к. XIX – н. XX вв.). Кроме того, в центре сюжета трагичная, но красивая история любви. «Гъе, мардзæ, исчи!..» – однозначный мастрид для настоящего осетина.

Приятного чтения!

abon-news.ru

Осетинская литература |  Читать онлайн, без регистрации

Осетинская литература

Общая характеристика

Современный осетинский язык относится к северо-восточной скифской ветви иранских языков, но дополнен кавказскими элементами в фонетике и лексике. Есть предположения, что прямые предки современных осетин – аланы – имели письменность еще в V веке н. э. Средневековое аланское государство было разгромлено монголо-татарским нашествием и культурная традиция оборвалась.

С середины XVIII в. в национальном сознании осетин укрепляется идея необходимости экономической, политической и культурной ориентации на Россию. Создается осетинская письменность на основе русской графики. В 1798 г. вышла в свет первая книга на осетинском языке – «Краткий катехизис».

У истоков просветительства в Осетии стоял Иван Ялгузидзе (Габараев) (1775–1830). Отданный на воспитание в Грузию, Ялгузидзе создал осетинскую письменность на основе грузинской графики, а в 1821 г. составил первый букварь на родном языке, переводил на осетинский грузинские книги. Но как писатель Ялгузидзе обращался к грузинскому литературному языку, создав поэму «Алгузиани», сыгравшую большую роль в становлении исторического и художественного сознания осетин. Конец XVIII – первая половина XIX вв. осознается как первый этап развития осетинской литературы.

Вторая половина XIX в. в осетинской литературе представлена именами Т. Мамсурова, И. Канукова, К. Хетагурова, С. Гадиева.

Первый осетинский литератор Темырболат Мамсуров (1842–1899) большую часть жизни тоже провел на чужбине. В его «Осетинских песнях» звучали обостренные разлукой с родиной патриотические, а также религиозно-философские и сатирические мотивы. Мамсуров зло высмеивал приспособленчество своих соплеменников, перенявших многие черты уклада жизни мусульманской Турции и предавших забвению свое национальное и человеческое достоинство. В цикле его стихотворений «Думы» впервые нашло художественное выражение чувство национального самосознания осетинского народа, понимание причин трагедии, толкнувшей часть осетин на переселение.

На русском языке писал свои научные труды, очерки, публицистические статьи воспитанник Ставропольской гимназии, осетинский просветитель второй половины XIX века Инал Кануков (1852–1899). Наибольшую известность получили очерки Канукова «В осетинском ауле», «Заметки горца», «Амрхан», «Горцы-переселенцы», где очевидна ориентация на европейский путь развития, на культуру России. Особое место в осетинской литературе занимает писатель-билингв Коста Хетагуров (1859–1906), творчеству которого ниже посвящена глава – персоналия.

Современником Хетагурова был поэт и прозаик Сека Гадиев (1855–1915). Родившийся в семье осетинского бедняка писатель сделал этот социальный тип центральной фигурой своего творчества. Борясь за свободу, герои Гадиева идут на смерть, как Туган из рассказа «Мать и сын», Ахмат из рассказа «Айсса». Активные выступления народа, показаны в исторической повести «Арагвийский князь Эристави». Тяжкая судьба женщины, оставшейся во власти феодалов и горских адатов легла в основу рассказа «Азау», где причиной трагедии влюбленных Азау и Таймураза стали изжившие себя обычаи предков.

В начале XX века успешно развивалась осетинская драматургия, ярчайшим представителем которой был Елбыздыко Бритаев (1881–1923). Активный участник революционных событий 1905–1907 гг., Бритаев был приговорен к тюремному заключению, а затем выслан за пределы Осетии. Его драма «Хазби», созданная в 1905 году, отражала исторические события 1830 г. – восстание тагаурских алдаров (князей) против царизма. Ранее созданные пьесы Бритаева «Побывавший в России» (1902) и «Лучше смерть, чем позор» (1903) пришедшие к читателю в 1905 г., также воспринимались как новаторские. Первая из них с горечью и болью показала отрыв ряда осетинских интеллигентов от родной среды, их духовное оскудение вследствие такого отрыва. Вторая пьеса призывала отстаивать свободу и честь человека, угнетаемого царской администрацией. В пьесе «Две сестры» (1908) была поднята традиционная для северокавказской литературы тема раскрепощения горянки.

Осетинские писатели часто опирались на образ героя мировой литературы, генетически связанного с Кавказом, – Прометея (Амирани), несущего людям огонь. Так, уже будучи смертельно больным, Е. Бритаев в 1922 году завершил работу над трагедией «Амран», над которой он работал с 1913 г… Писатель дает оригинальную трактовку вечному сюжету, используя мотивы осетинского фольклора. Драматурга интересовал не столько образ самого богоборца, сколько путь к его освобождению. Эту миссию в произведении взял на себя главный герой пьесы. Трагедия Еста – в его одиночестве, в противопоставлении себя народу, ради которого он гибнет, пытаясь освободить Амрана. Пафос произведения в том, чтобы земную жизнь сделать достойной небес и тогда люди сами станут богами. Опыт Е. Бритаева предвосхищал «прометеевские» пьесы второй половины XX века – литовца Ю. Марциикявичуса и башкира М. Карима.

В начале XX столетия интенсивно формировалась национальная демократическая печать. «Ирон-газет» («Осетинская газета»), созданная в 1906 г., была закрыта царским правительством через… 29 дней. На ее страницах прозвучали слова поэта Цомака Гадиева: «Мы уже не можем жить по-прежнему, мы больше не в состоянии терпеть наши мучения и страдания. Наш гнев дошел до предела». Выходили также газеты «Ног Цард» – «Новая жизнь» (1907), «Хабар» – «Известия» (1909–1910). Е. Бритаев издавал в Петербурге литературно-художественный журнал «Хуры-Тын» – «Луч солнца» (вышло три номера).

Достижения осетинской литературы 1920–1930 гг. во многом связаны с именами А. Коцоева, Ц. Гадиева, И. Нигера, К. Фарниона, Г. Малиева, эмигранта Г. Газданова и др. Одним из почитаемых представителей осетинской прозы был Арсен Коцоев (1872–1944). В рассказах «Охотники», «Друзья», «На заре», «Бывает и так», «Двадцать четыре дня», «Безымянный рассказ» он показал трудную жизнь осетинского крестьянства, судьбы интеллигентов, произвол царских чиновников, вред, наносимый кровной местью, калымом. Цомак Гадиев (1883–1931) родился в семье известного писателя С. Гадиева, получил университетское образование. В 1908 г. за участие в революционном движении был сослан в Сибирь. Позже были полностью опубликованы стихи поэта, в том числе цикл «Тюремные записки». В драматической поэме «Идущие к счастью», в драме «Ос-Багатар» Ц. Гадиев продолжает начатое Бритаевым глубокое исследование социальных процессов. Он осознавал драматизм судьбы малочисленных народов Северного Кавказа, которым социальные катаклизмы XVIII–XIX веков нанесли невосполнимые потери, но понимал и невозможность их политического нейтралитета.

Иван Джанаев (1896–1947), писавший под псевдонимом Нигер, родился в крестьянской семье, окончил духовную семинарию. Был активным участником гражданской войны, писавшим стихотворения-призывы: «Проснись же, о горец! Сегодня народ На суд беспощадный Алдара зовет». Активно откликнулся поэт и на события Великой Отечественной войны. Позже Нигер продолжал образование в Северо-Осетинском пединституте, занимался научной деятельностью, создав первые работы об осетинских писателях. В историю осетинской литературы Нигер вошел как реформатор стиха, как автор эпических поэм «Гыцци» («Мать»), «На берегу Терека», воссоздавших картину жизни осетинского народа в исторической ретроспективе.

В 1920-е и 1930-е гг. закладываются основы осетинского исторического романа (К. Фарнион. Т. Бесаев).

В годы Великой отечественной войны осетинские писатели встали на защиту Родины. В их числе и Татари Епхиев (1911–1958). Он получил высшее философское образование в Москве. Его творческий путь начался в 1927 г. На счету поэта поэтический сборник «Бурлящая эпоха»; поэмы «Безымянный курган», посвященная пограничникам предвоенных лет, «Близнецы» – о трагической гибели двух девочек, расстрелянных пулеметной очередью с фашистского самолета в годы Великой Отечественной войны. В поэме-балладе «О чем говорил дуб» рассказывается об израненном вражескими снарядами могучем дубе, ставшем символом мужества и бессмертия защищавших свою Родину солдат. В годы войны также звучали голоса Б. Боциева, Т. Мамсурова, Т. Джадиева.

В послевоенные годы выходили произведения Г. Кайтукова, Т. Епхиева, А. Гулуева, Г. Плиева, Т. Мамсурова. Развивалась публицистика Т. Джатиева, Е. Уруймаговой, М. Цагараева, Т. Бесаева и многих других.

Несколько подробнее надо сказать о Хаджи-Мурате Гокоеве (1929–1998). Его детство прошло на родине, а юность – в Казахстане. В 1953 г. Гокоев окончил отделение журналистики Казахского государственного университета и вернувшись в Осетию, работал в газете «Молодой коммунист», в спортивном отделе, затем зав. отделом культуры в газете «Социалистическая Осетия», главным редактором газеты «Социалистическая Осетия». Был внештатным корреспондентом газеты «Комсомольская правда». На его счету много прозаических произведений: повести «Каменная бурка», «Вольное копье», роман «Башня» (они изданы в однотомнике в 1997 г.), но у юного читателя пользуется непреходящим успехом повесть «В дороге», где разработан мотив военного детства. Все события Великой Отечественной войны воссозданы через восприятие мальчика Таймураза: он едет с матерью на Северный Кавказ, в осетинское село из блокадного Ленинграда. На протяжении всей повести Таймураз вспоминает мирную, довоенную жизнь. И хотя по всему видно, что это только начало войны, прошлое воспринимается мальчиком как бы в другом измерении, как что-то далекое и прекрасное, совершенно невозможное в настоящем. В той, мирной, а теперь такой далекой жизни, были прогулки по прекрасному городу с широкими проспектами, с удивительными домами, каждый из которых стал историей, были встречи с отцом, возвращающимся из геологической экспедиции в любимый город; были конфеты «Мишка на Севере», которые сейчас кажутся Таймуразу уже мифическими.

Мальчику вспоминается и моросящий дождь за окном, но тогда вернувшийся отец напевал что-то веселое, доставал из рюкзака камни и подмигивал сыну. А теперь Таймураз, когда вспоминает любимый город, думает о мрачном слове «блокада», он рад жареной сое, которая стала самым вкусным лакомством на свете. Мальчика удручает то, что от отца уже давно нет никаких известий. Путники едут по дороге ярким солнечным днем, но ни мать, ни Таймураза, ни возницу Гомбола не радует прозрачное небо. Более того, все это пугает, так как именно в такую погоду летят фашистские самолеты, чтобы бомбить село, в котором живут дедушка и бабушка маленького героя повести. Психологически достоверно описывает Гокоев, как воспринимает Таймураз самолеты врага, когда видит их впервые: «Качнулось огромное, в полнеба, крыло с черным крестом. Таймураз тесно прижался к матери, зажмурил глаза. Теперь он понял: это другие – фашистские самолеты, и они несут бомбы, чтобы сбросить их на город, где остались дедушка с бабушкой. И от этой мысли ему стало так страшно, что даже заныло под ложечкой». Страх за себя и за жизнь близких ему людей становится естественным состоянием ребенка в эти тяжелые годы.

Рамки небольшой повести исключают возможность пространных описаний. Благодаря отдельным скупым деталям чувствуется постепенное нарастание тревоги, ожидание надвигающейся опасности. Встретившиеся на пути солдаты советуют ехавшим в повозке людям вернуться назад, чтобы не попасть в плен к немцам. Большое село, через которое проезжают герои повести, выглядит безлюдным, как будто все вымерли, а у единственного человека на улице такой настороженный вид, какой бывает у людей, ждущих беды. Драматизм повествования усиливается, его кульминацией стало появление немцев. Эта сцена, психологически острая, ясно обнаруживает скрытые до сих пор возможности в характерах героев.

Гомбол, к которому Таймураз относился со скрытой неприязнью и презрительно и которого про себя называл «гномом» за маленький рост, показал себя настоящим героем. В сцене столкновения с немцами он как бы вырастает в глазах мальчика до богатырских размеров, превращается в сказочного исполина: «Он как будто стал выше ростом, раздался в плечах, заслоняя ущелье». Гомбол не отдает врагам колхозной лошади, и, размахнувшись, широко, по-крестьянски бьет своим чугунным кулаком немца в лицо. Яростная ненависть охватывает его, и он кричит фашистам: «Ничего вы на нашей земле не получите, бешеные псы!.. Стреляй, дьявольское отродье, все равно вы разобьете лбы!» С этими словами Гомбол погибает, оставшись в глазах Теймураза настоящим героем.

Иначе ведет себя молодой Ахсарбек, высокий и красивый, к которому юный наблюдатель и все окружающие относились с большим уважением и глубоким сочувствием, потому что он представился раненым лейтенантом. Увидев немцев, Ахсарбек быстро сбрасывает с себя благородную личину, становится на путь предательства, вызывая презрение даже у врагов. Он почти падает перед фашистами на дорогу, руки у него трясутся, он неестественно хохочет. Поведение Ахсарбека воспринимается читателями глазами Таймураза: «И от этого его хохота у Таймураза пошли по спине мурашки. Он прижался к матери и отвернулся, чтобы не смотреть на этого человека, который еще недавно казался ему красивым, сильным и смелым». Теперь Ахсарбек вызывает у мальчика не восхищение, как совсем недавно, а стыд и отвращение.

Все это: и героическая гибель обыкновенного, незаметного человека, каким казался Таймуразу возница Гомбол, и трусливое, подлое предательство молодого, здорового, сильного Ахсарбека – производят на мальчика огромное впечатление. Под влиянием пережитого потрясения, сурового жизненного урока Таймураз сразу взрослеет. Он чувствует свою причастность к происходящему и свою ответственность за будущее. Таймураз стоит перед необходимостью выбора, ему нужно принять твердое мужское решение. И он с честью выходит из этого испытания, принимает единственно верное и достойное решение: «Мама, – сказал Таймураз как можно более твердо, как подобает мужчине… – не надо плакать, мы не пойдем в Уалагкау. Мы пойдем в Кадрабынский лес». Как найдет Таймураз партизан, как он будет им помогать, остается за рамками повествования, но что это будет именно так, не оставляет в читателе никаких сомнений. В конце повести мальчик озабочен одним: как добраться до партизан, еще на рассвете, чтобы остаться незамеченными фашистами. Гокоев не пишет прямо, но в подтексте повести чувствуется, что у мальчика зреет решение сражаться с врагом. Он уже как взрослый утешает мать, когда она плачет. На наших глазах происходит раннее возмужание, взросление героя.

Говоря о творчестве Х.-М. Гокоева, которому принадлежат также повести «Пояс чемпиона», «Путь к Асага Клыч», «Пылающие рельсы» и др., мы уже вступаем в осетинскую литературу 1960-1970-х гг., когда в ней активно выступали В. Гаглаев, Н. Джусойты, М. Булкаты, Ш. Джигкаев, Г. Бицоев (ему так же посвящена глава-персоналия) и автор полюбившихся читателю стихотворений в прозе – А. Кодзати.

Еще один ракурс осетинской прозы тех лет – противопоставление духовных ценностей аульчан мнимым ценностям городской жизни. Этому посвящены рассказы Гастана Агнаева, представленные в его сборнике «Утро Нового года» (М., 1975). Болью в сердце читателя отдаются попытки старой Файри завязать добрые отношения с попутчиками по купе, которые так и не оценили ее любви к людям («Мать»). Скрытого драматизма исполнен рассказ Агнаева «Старые соседи», и хотя читатель понимает, что ритм официальной жизни города диктует Олегу Бероеву свои нормы поведения, щемящее чувство жалости к старику-односельчанину, обманувшемуся в своих ожиданиях, не покидает читателя. В рассказе «Встреча» преуспевающего Сафара шокирует непосредственность друга детства. Меркантилизм и рационализм, разъедающие человеческую душу, когда она отрывается от родных корней, убедительно показан в образе Сафара, который теперь рад только тем «друзьям», которые могут помочь ему с докторской диссертацией. Драматичная судьба городского ребенка, заточенного в стены квартиры, показана в повести «Мальчик смотрит в окно». Юный герой оторван от жизни, он не видел ничего, кроме уличного происшествия, но и здесь живая реакция гасится равнодушием родителей. «Человек рожден природой и сам же отгораживается от нее каменными стенами, добровольно заточая себя в комфортабельные темницы», – с грустью заключает Г. Агнаев. Естественная природа человека требует от него выхода в жизнь, пусть порой грубую и полную неожиданностей.

В 1980–1990 гг. осетинская литература пополнилась новыми именами: Г. Тотров, В. Колиев, Т. Кибиров, А. Черчесов и др.

К талантливым осетинским писателям, создающим произведения на русском языке относится Тимур Кибиров (Запоев) (р. 1955), идентифицирующий себя с русской литературой. Т. Кибиров, сын офицера, которого служба бросала из одного края огромной страны в другой. Мальчик рос убежденным интернационалистом, и это убеждение легло в основу его творчества. В его поэзии нет осетинских национальных тем и мотивов. О своей «родословной» поэт упоминает вскользь, и в основном после событий 1991 гг.: «…Князь Шаликов – вот кто мне сват и брат (кавказец, кстати, тоже)». Высший приоритет для поэта – единое полиэтническое государство – Россия. «Кто куда – а я в Россию» – так назвал он сборник своих стихотворений, вышедший в 2001 г. В стихотворении «Хорошо Честертону – он в Англии жил…» лирического героя мучает вопрос о судьбе всей страны: «Ну а нам-то, а нам, России сынам, Как же все-таки справиться нам?». А еще раньше он посвятил другу, тоже по крови нерусскому, проникновенные стихи: «Что ж мы плачем неприлично над Россиею своей?». Ощущение «своей России» Кибиров пронес через всю творческую жизнь.

Тимур Кибиров – представитель поэтического авангарда. Он одним из первых (уже в 1980-е гг.) мастерски использовал открываемые постмодернизмом возможности интертекстуальности, делая искусную вязь известных классических строк. Печатать его начали только в 1988 г., но уже в его рукописном сборнике «Рождественская песнь квартиранта» (1986) были представлены зрелые стихи поэта, перешагнувшего свое тридцатилетие.

И пустота, пустырь, голяк.

И на корню хиреют всходы,

Напрасны новые методы,

напрасна зоркость патруля.

Пока осквернена земля —

не переменится погода!

Алан Черчесов ныне – крупнейший мастер современной осетинской прозы, которому так же посвящена глава-персоналия. Протест против скверны жизни, надежда на изменение «погоды» характерны для лучших произведений молодых писателей Осетии.

Завершая общую характеристику осетинской литературы, надо подчеркнуть плодотворную роль выходившего многие десятилетия журнала «Литературная Осетия». Ныне ее сменил (с 1991 г.) литературно-художественный журнал «Дарьял».

velib.com

Осетинская литература - Все для студента

Орджоникидзе: Ир, 1984. — 641 с. В книгу вошли лучшие произведения осетинских поэтов — как переводные, так и написанные на русском языке. Народная поэзия, Из нартского эпоса, Трудовые и охотничии песни, Песни любви, Колыбельные и детские песни. Авторы: И.Ялгузидзе, Т.Мамсуров, И.Кануков, С.Гадиев, К.Хетагуров, Б.Гуржибеков, А.Кубалов, Г.Цаголов, Ц.Гадиев, Д.Хетагуров,...

  • №1
  • 46,87 МБ
  • добавлен 08.06.2013 17:19
  • изменен 09.01.2016 04:34

Владикавказ: Ир, 2015. — 51 с. Переводы Анны Ахматовой из осетинской поэзии — неотъемлемая часть ее творчества. Впервые они изданы отдельной книгой, в которой представлены осетинские тексты с ее параллельными переводами на русский язык. Издание предназначено для исследователей осетинской литературы и ахматоведов, а также для широкого круга почитателей творчества Анны...

  • №2
  • 1,81 МБ
  • добавлен 09.02.2016 16:45
  • изменен 17.06.2016 16:41

Орджоникидзе: Ир, 1986. 331 с. В книгу вошли лучшие рассказы, а также отрывки из романов и повестей писателей Чечено-Ингушской АССР второй половины XX века. Среди представленных авторов Юша Адаев, Идрис Базоркин, Ахмет Боков, Ахмет Ведзижев, Магомет Сулаев, Магомет-Саид Плиев, Саид Чахкиев, Хамзат Саракаев, Зелимхан Яндарбиев, Виктор Богданов, Билал Саидов, Михаил Лукин,...

  • №3
  • 5,40 МБ
  • добавлен 31.07.2013 17:27
  • изменен 12.02.2017 20:22

Выходные данные отсутствуют. Исторический роман. «Книга эта — не энциклопедия жизни ингушского народа за минувшее столетие. В ней пойдет речь о становлении личности, о борьбе характеров в условиях значительных исторических событий, о людях, создававших эту историю.1968г Самая значительная и важная книга ингушской литературы. Роман Идриса Базоркина охватывает последнее десятилетие...

  • №4
  • 606,18 КБ
  • добавлен 25.09.2018 15:35
  • изменен 25.09.2018 18:03

Владикавказ: Ир, 1995. 419 с. ISBN 5-7534-0663-7. В книгу вошли наиболее известные произведения классиков осетинской литературы Ч. Беджизаты и С. Кулаева.

  • №5
  • 7,83 МБ
  • добавлен 27.07.2013 18:43
  • изменен 12.02.2017 20:23

www.twirpx.com

Осетинская литература, устное народное творчество, зарождение осетинской литературы, осетинская литература с 1859 по 1905 годы

Осети́нская литерату́ра (Ирон литературæ) — литература, написанная на осетинском языке, в более широком понятии — литература осетинского народа.

Произведения осетинских писателей, в том числе на осетинском языке, публиковались уже в конце XIX века (поэма Александра Кубалова «Афхардты Хасана» в 1897 году и др.). Однако расцвет осетинской литературы начался уже в советские годы. За один только 1930 в одной Северной Осетии издано столько, сколько было издано за всё 209-летнее существование осетинской письменности (если считать от издания первой печатной книги — «Краткого катехизиса», изданного в Московской типографии Синода в 1798 году).

Устное народное творчество

Осетинский фольклор многообразен по своему содержанию. Сохранился героический нартовский эпос — сказания о нартах. Особенно популярны сказания о похождениях нартов — Урузмага, Хамыца, Сослана, Сырдона и других, бедняках, о нартовском голоде и прочие. Сохранилось также большое количество разных песен, сказок, пословиц, поговорок. Из них выделяются песни, отражающие быт осетинских трудящихся масс, связанный с земледелием, овцеводством, охотой и т. д. Особое место занимают исторические (героические) песни, наиболее ярко отражающие классовую борьбу осетинских трудящихся против феодалов-помещиков, известных под названием тагаурских алдаров и дигорских баделят. Таковы например исторические песни «Мисирби Караджаев», «Кантемиров Мазук-Алдар» и некоторые другие.

Позднее традиция исторических (героических) песен получила своё продолжении в виде песен о героях гражданской войны в Осетии, об осетинах-участниках Великой Отечественной войны и о героях новейшего времени.

Необходимо отметить факт огромного влияния богатого и разнообразного по своему содержанию осетинского фольклора на всех почти без исключения осетинских писателей.

К устному творчеству обращались многие осетинские писатели, в том числе Коста Хетагуров, Сека Гадиев, Александр Кубалов, Мисост Камбердиев и другие. Наиболее активными собирателями осетинского фольклора стали Цоцко Амбалов, Г. А. Дзагуров, Гагудз Гуриев, Б. А. Алборов, Д. Бердиев, П. Гадиев, Г. Темираев, А. Тибилов, В. Карсанов, М. К. Горданов и др.

Зарождение осетинской литературы

Зарождение осетинской литературы относится к концу XVIII и началу XIX веков.

Первым осетинским писателем был — дворянин-аристократ Иван Ялгузидзе. Активный проводник царской колониальной политики на Кавказе, миссионер, распространявший православие среди осетин, он был первым переводчиком книг священного писания на осетинский язык. Иван Ялгузидзе написал поэму на грузинском языке «Алгузиани» (переведённую на русский язык), в ней он пытался идеализировать прошлое «могущественной Осетии», возвеличить её мифического царя Алгуза, якобы покорившего многочисленные народности Кавказа. Основные идеи этого произведения: монархизм, национализм и православие.

Осетинская литература с 1859 по 1905 годы

Со времени покорения Кавказа и до 1905 в Осетии происходили весьма значительные социально-политические сдвиги, которые не могли не отразиться на росте и развитии осетинской литературы. Эксплуатация феодалами малоземельного и безземельного крестьянства всё более усиливалась. В 1861—1865 были освобождены так называемые холопы, однако взаимоотношения между широкими крестьянскими массами и феодалами-помещиками, наделёнными самодержавием лучшими землями, резко обострялись, доходя до вооруженных столкновений. Переход от натурального хозяйства к товарному способствовал нарождению осетинского кулачества и торговой буржуазии. Промышленность в Осетии развивалась крайне медленно. В атмосфере национального гнёта, административного произвола и всё более обостряющихся социальных противоречий развивали свою литературную деятельность писатели: Темирбулат Мамсуров, Инал Кануков, Гаппо Баев, Александр Кубалов, Блашка Гуржибеков, Сека Гадиев, Георгий Цаголов и Коста Хетагуров.

www.cultin.ru

Книги — с русского на осетинский

  • КНИГИ — Книга есть способ существования сериалов вне телевидения. Леонард Луис Левинсон Книги делятся на две половины: те, которых никто не читает, и те, которых никто не должен читать. Генри Луис Менкен В книгах мы жадно читаем о том, на что не обращаем …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Книги — Книга  некоторое количество бумаги, пергамента или другого листового материала, содержащих каким либо способом[1] перенесённые на них текст и/или иллюстрации, скреплённая по одному краю и защищённая обложкой. Каждая сторона листа в книге… …   Википедия

  • Книги —     Приятные устремления, занятия, почет, уважение и богатство – вот что значит видеть во сне, что Вы рассматриваете или читаете книги. Для автора видеть во сне, что его произведения идут в печать – сон предупреждение: у него будет много… …   Сонник Миллера

  • Книги — евр. сфар Книгами в Библии называются различные письменные документы, напр., родословия (Быт. 5:1), юридические документы (1 Цар. 10:25) или исторические записки (Исх. 17:14; Ис. 30:8; срав. Отк. 1:11). Книг в таком виде, как теперь, в древние… …   Словарь библейских имен

  • КНИГИ — BOOKSСм. УЧЕТ В БАНКЕ …   Энциклопедия банковского дела и финансов

  • книги — (пергамент ) (2 Тим. 4: 13). Израильтяне с древних времен употребляли для письма особо выделанные козьи и овечьи кожи (Чис. 5: 23; Иер. 36:2,23). По сведениям Геродота, этот письменный материал, вместе с уменьем писать, был заимствован от… …   Словарь библейских имен

  • (книги). — [тэфра] ουσ. Θ. пепел, зола, прах …   Λεξικό Ελληνικά-ρωσική νέα (Греческо-русский новый словарь)

  • Книги Просперо — Prospero’s Books …   Википедия

  • Книги на цепях — способ хранения книг в общественных библиотеках средневековой Европы, при котором книги приковывались к полкам. В Англии эти библиотеки называли англ. Chained library (например, Francis Trigge Chained Library «Библиотека Франциска Тригге с… …   Википедия

  • Книги Просперо (фильм) — Книги Просперо Prospero s Books Жанр притча …   Википедия

  • Книги Иеу — Книги Иеу  два гностических текста, новозаветные апокрифы. Датируются III веком н. э. Древнейшая известная копия написана на коптском и является частью кодекса Брюса. Тексты стали известны относительно недавно, и академических… …   Википедия

  • translate.academic.ru

    Осетинская литература — Википедия РУ

    Сидят (слева направо): Федр Гаглоев (Гафез), Резо Чочиев, Лади Газзаев, Пауле Санакоев, Елиоз Бекоев, Георгий Джаттиев. Стоят (слева направо): Алекси Букулов, Нафи Джуссоев, Реваз Асаев, Петр Пухаев, Георгий Дзугаев, Ила Плиев, Григол Гаглоев

    Осети́нская литерату́ра (осет. Ирон литературæ) — литература, написанная на осетинском языке, в более широком понятии — литература осетинского народа.

    Произведения осетинских писателей, в том числе на осетинском языке, публиковались уже в конце XIX века (поэма Александра Кубалова «Афхардты Хасана» в 1897 году и др.). Однако расцвет осетинской литературы начался уже в советские годы. За один только 1930 в одной Северной Осетии издано столько, сколько было издано за всё 209-летнее существование осетинской письменности (если считать от издания первой печатной книги — «Краткого катехизиса», изданного в Московской типографии Синода в 1798 году).

    Устное народное творчество

    Осетинский фольклор многообразен по своему содержанию. Сохранился героический нартовский эпос — сказания о нартах. Особенно популярны сказания о похождениях нартов — Урузмага, Хамыца, Сослана, Сырдона и других, бедняках, о нартовском голоде и прочие. Сохранилось также большое количество разных песен, сказок, пословиц, поговорок. Из них выделяются песни, отражающие быт осетинских трудящихся масс, связанный с земледелием, овцеводством, охотой и т. д. Особое место занимают исторические (героические) песни, наиболее ярко отражающие классовую борьбу осетинских трудящихся против феодалов-помещиков, известных под названием тагаурских алдаров и дигорских баделят. Таковы например исторические песни «Мисирби Караджаев», «Кантемиров Мазук-Алдар» и некоторые другие.

    Позднее традиция исторических (героических) песен получила своё продолжении в виде песен о героях гражданской войны в Осетии, об осетинах-участниках Великой Отечественной войны и о героях новейшего времени.

    Необходимо отметить факт огромного влияния богатого и разнообразного по своему содержанию осетинского фольклора на всех почти без исключения осетинских писателей.

    К устному творчеству обращались многие осетинские писатели, в том числе Коста Хетагуров, Сека Гадиев, Александр Кубалов, Мисост Камбердиев и другие. Наиболее активными собирателями осетинского фольклора стали Цоцко Амбалов, Г. А. Дзагуров, Гагудз Гуриев, Б. А. Алборов, Д. Бердиев, П. Гадиев, Г. Темираев, А. Тибилов, В. Карсанов, М. К. Горданов и др.

    Зарождение осетинской литературы

    Зарождение осетинской литературы относится к концу XVIII и началу XIX веков.

    Первым осетинским писателем был — дворянин-аристократ Иван Ялгузидзе. Активный проводник царской колониальной политики на Кавказе, миссионер, распространявший православие среди осетин, он был первым переводчиком книг священного писания на осетинский язык. Иван Ялгузидзе написал поэму на грузинском языке «Алгузиани» (переведённую на русский язык), в ней он пытался идеализировать прошлое «могущественной Осетии», возвеличить её мифического царя Алгуза, якобы покорившего многочисленные народности Кавказа. Основные идеи этого произведения: монархизм, национализм и православие.

    Осетинская литература с 1859 по 1905 годы

    Со времени покорения Кавказа и до 1905 в Осетии происходили весьма значительные социально-политические сдвиги, которые не могли не отразиться на росте и развитии осетинской литературы. Эксплуатация феодалами малоземельного и безземельного крестьянства всё более усиливалась. В 1861—1865 были освобождены так называемые холопы, однако взаимоотношения между широкими крестьянскими массами и феодалами-помещиками, наделёнными самодержавием лучшими землями, резко обострялись, доходя до вооруженных столкновений. Переход от натурального хозяйства к товарному способствовал нарождению осетинского кулачества и торговой буржуазии. Промышленность в Осетии развивалась крайне медленно. В атмосфере национального гнёта, административного произвола и всё более обостряющихся социальных противоречий развивали свою литературную деятельность писатели: Темирболат Мамсуров, Асламурза Кайтмазов, Инал Кануков, Гаппо Баев, Александр Кубалов, Блашка Гуржибеков, Сека Гадиев, Георгий Цаголов и Коста Хетагуров.

    Темирбулат Мамсуров и Инал Кануков являлись представителями алдарско-феодальной группы; оба они — участники переселения горцев в Турцию в 1861—1865 — происходили из осетинских алдаров и были офицерами царской армии.

    Творчество Мамсурова отражало пессимистические переживания переселенцев алдаров, не ужившихся на чужбине, осознавших неудачу этого переселения. В его произведениях сильны элементы национализма и религиозности. В отношении формы он близок к народной поэзии.

    Творчество Инала Канукова проникнуто тоской о «великом прошлом» осетинского алдарства. Вернувшись на родину, поэт погрузился в воспоминания о былом. Разочарованный в жизни, оторванный от реального настоящего, поэт искал утешения и покоя на кладбище, «где смерть сравняет всех». Инал Кануков писал исключительно на русском языке. Он был под сильным влиянием русской поэзии, в особенности Лермонтова и Пушкина. Инала Канукова роднит с Мамсуровым пессимизм, вызванный крушением той социальной группы, к которой они принадлежали (феодалов-алдаров).

    Гаппо́ Ба́ев, Александр Кубалов и Блашка Гуржибеков начали литературную деятельность в 1890-х годах. После революции Баев уехал в Германию, где продолжал заниматься литературным творчеством и переводами (в том числе некоторых библейских текстов).

    Александр Куба́лов — автор поэмы «Афхардты Хасана» и других произведений на тему «о героическом прошлом Осетии». Его поэма «Афхардты Хасана», направленная против обычая кровной мести, считается одним из лучших произведений осетинской литературы, она настолько близка к устному творчеству, что доказательству личного авторства Кубалова посвящены статьи исследователей[1]. При советской власти Кубалов «не смог перестроиться», был арестован в 1937 году и пропал без вести в лагерях.

    Бла́шка Гуржибе́ков являлся первым дигорским поэтом, то есть осетинским поэтом, писавшим исключительно на дигорском диалекте (в 1920-х годах этот диалект развивался как «дигорский язык», но позже было принято политическое решение признать такое разделение «контрреволюционным», дигорский снова стал диалектом[2]). Основные мотивы его творчества: монархизм, верность царской колониальной политике на Кавказе, православию и осетинским народным верованиям и традициям. Блашка Гуржибеков ценен тем, что в своей пьесе «Недоросль» (Æдули) первый показал рост торговой буржуазии в Осетии и противоречия, обострявшиеся между феодально-родовой верхушкой и вновь народившейся буржуазной верхушкой. В отношении формы Блашка Гуржибеков был под сильным влиянием устного народного творчества.

    Сека́ Га́диев (1865—1915) занимает в осетинской литературе своеобразное место. Выходец из горской бедняцкой семьи, поэт-самоучка, он более тридцати лет был псаломщиком. Симпатии Сека Гадиева — на стороне горской бедноты: он бичевал феодалов, угнетавших бедноту, но не призывал к борьбе. Наоборот, поэт настроен христиански. Он — националист, активный миссионер православия. Действие большинства произведений Гадиева разворачиваются в сёлах Южной Осетии.

    Весьма значительную эволюцию проделал в своём творчестве Георгий Цаго́лов (р. в 1871). В начале своей литературной деятельности он был оппозиционно настроен против царизма и национального угнетения, однако не звал трудящихся к борьбе против угнетателей. Сочувствуя бедноте (стихотворение «Иналук»), поэт не видел выхода из положения. Лишь с приближением революции поэт начал преодолевать свою мечтательную пассивность и стал наконец на путь активной борьбы с поработителями. В стихотворении «Песня Кудайната» поэт восклицает. «Берите силой все… И дней не бойтесь бурных», «правда сама на землю к нам не спустится». В осетинской литературе Цаголов первый художественно изобразил новый тип осетинского кулака, являвшегося опорой царской администрации в угнетении и эксплуатации трудящихся Осетии («Осетинские мотивы», стр. 46, стихотворение «Темболат»). Необходимо отметить, что Цаголов писал преимущественно на русском языке и был под сильным влиянием русских поэтов, в особенности Некрасова и украинского поэта Шевченко. При советской власти он переводил на русский язык произведения осетинских писателей, был известен как талантливый публицист.

    Коста́ Хетагу́ров (1859—1905) — остаётся самым популярным осетинским писателем. Выходец из феодально-дворянской среды, Коста Хетагуров позже отрёкся от дворянства. В своей басне «Гуси» и в неоконченной поэме «Хетаг» он высмеял дворянскую заносчивость и чинопочитание. Основные мотивы творчества Коста Хетагурова — протест против административного произвола, призыв к единению осетин без различия классов. Поэт сочувственно изображал жизнь горской бедноты («Вдова», «Пастух-батрак», «Кубади»). Он протестовал против национального гнёта, против такого специфического явления осетинской жизни, как шпионаж в пользу администрации («Додой», «Солдат», «Шпион» и др.). Литературная энциклопедия 1934 года называет Коста Хетагурова «религиозно настроенный пессимист». Произведения Хетагурова, разоблачающие произвол самодержавия, имели в своё время «революционизирующее значение».

    Осетинская литература 1905 по 1917 годы

    Революция 1905 прокатилась широкой волной по Осетии. Социальная дифференциация к этому времени значительно углубилась. Наряду с группой феодалов, крупных помещиков, владевших огромными латифундиями, на социальную арену выступила значительно окрепшая деревенская буржуазия. Выросла осетинская интеллигенция, разнородная по своему происхождению и по своим социально-политическим устремлениям. На данном этапе продолжают быть активными писатели — Гаппо Баев, Александр Кубалов, Г. Цаголов, Сека Гадиев. Они занимают те же позиции, что и в предшествующий период. В этот период выдвигается ряд новых писателей: Шамиль Абаев, Михаил Гарданов, Георгий Малиев, Андрей Гулуев, Илас Арнигон, Алихан Токаев, Хох Тлатов, Давид Короев, Цомак Гадиев, Ахмет Цаликов, Батырбек Туганов, Елбаздуко Бритаев, Арсен Коцоев, Роза Кочисова, Борис Алборов, Георгий Цаголов и переводчики Цоцко Амбалов и Быбиц Датиев.

    Осетинская литература данного периода вращается в кругу национально-бытовых вопросов, получающих социальное заострение.

    Протест против административного гнета и произвола получил наиболее яркое выражение в произведениях Короева и Кочисовой. Романтизация героического прошлого кавказских горцев, ведших борьбу против царизма за национальное освобождение, дана в творчестве Б. Туганова. Призывом к борьбе против царизма и его устоев проникнуто творчество Ц. Гадиева, Е. Бритаева, Ш. Абаева, М. Гарданова. Проповедь национального единения осетинского народа характерна для творчества А. Токаева и Мзурона. Неудовлетворенность современностью и культивирование «социалистической утопии» с сильным налётом национализма — основная черта сочинений Тлатова Хоха. Многие писатели этого периода изображают тёмные стороны быта осетин (конокрадство, знахарство, кровная месть и т. д.).

    Драматургия

    К этому периоду относится и зарождение осетинской драматургии, основоположником которой является осетинский драматург Елбаздуко Бритаев. В 1908 году свою единственную пьесу «Ног ахуыргæнæджы фыццаг бон скъолайы» (Первый день нового учителя в школе) издала Лена Коцоева. В 1912 году на сцене Владикавказского русского театра была поставлена первая пьеса драматурга Дмитрия Кусова под названием «Дети гор».

    Осетинская литература после Октябрьской революции. Период 1917—1921

    Советская власть окончательно утвердилась в Северной Осетии в марте 1920, в Южной Осетии — в 1921, одновременно с советизацией Грузии. В этот период из подпольной литературы выделяется несколько революционных стихотворений (К. Бутаева, Г. Баракова, Созура Баграева). С восстановлением советской власти выходит первая большевистская газета на осетинском языке — «Кермен», которая первоначально и явилась центром возрастающей в новых советских условиях осетинской литературы. На страницах газеты «Кермен» помещали свои стихи Цомак Гадиев, Гино Бараков, Борис Алборов и др.

    В 1921 году вышли два небольших сборника литературных произведений. Один из этих сборников под названием «Вождь» принадлежит перу осетинского писателя, красного партизана, видного коммуниста Гино Баракова. Второй сборник «Книга осетинских песен» (1921) содержит стихи разных осетинских поэтов. Он также снабжен предисловием Гино Баракова. В сборнике помещены стихи Гино Баракова, Коста Хетагурова, Цомака Гадиева, Быдтаева, Казбека Бутаева, Алборова, Байзера, Ч. Бегизова, Нигера и Турмега.

    Для полноты обзора осетинской литературы данного периода следует ещё отметить пьесу «столпа осетинской контрреволюции» Гаппо Баева «Осетинская молитва». Эта пьеса, напечатанная в 1920 в Тифлисе в меньшевистской газете «Ног Цард», является конденсированным выражением осетинского национализма, связанного самыми крепкими узами с осетинским кулачеством. В этот период острой гражданской войны обнаруживаются зародыши революционной пролетарской литературы.

    Осетинская литература 1920-х годов

    Двадцатые годы XX века стали временем расцвета национальной культуры осетинского народа, в частности, осетинской литературы. В 1920 году советская власть была установлена на территории Северной Осетии, а в 1921 — и Южной Осетии. Открылись новые учебные заведения, книжные издательства, периодические издания. На этом этапе новая власть, руководствуясь ленинской национально-языковой политикой, многое делала для развития национальной литературы, образования и театра.

    В 1920 году во Владикавказе открылся Институт народного просвещения, с 1924 преобразованный в Горский педагогический институт (ныне Северо-Осетинский государственный университет). В те же годы начал работать Осетинский педагогический техникум. Здесь готовились кадры для национальной школы, прессы и литературы. В сельских районах открывались клубы и библиотеки[3].

    В 1924 году на базе Осетинского историко-филологического общества был основан Научно-исследовательский институт. Аналогичный институт открылся и в Цхинвали. Эти научные заведения проделали большую работу по кодификации осетинского языка, по сбору и публикации фольклорных произведений[4].

    Для национальной школы были переведены учебники по ряду предметов, а также многие художественные произведения.

    В апреле 1923 года во Владикавказе вышел первый номер осетинской газеты «Растдзинад» (издаётся до сих пор), в 1924 в Цхинвали — первый номер газеты «Хурзарин» (издаётся до сих пор).

    Только в 1920-х годах появляются первые объединения осетинских писателей. Так в 1922 году появилась организация «Осетинская литературная группа» (осет. Ирон литературон къорд), которая занималась книгоиздательством, распространением книг, а также организацией просветительских мероприятий. Среди участников этой группы были Цомак Гадиев, Гино Бараков и другие[5]. В том же году они издали литературный альманах «Малусаг» с предисловием Георгия Бекоева. Альманах содержал дореволюционные произведения Елбаздуко Бритаева, Сека Гадиева и других авторов — за это и за изложенные в предисловии мнения книга надолго была признана «контрреволюционной», один из критиков даже ввёл в употребление слово «малусаговщина» по названию альманаха[6].

    В 1924—1925 годах при Московской ассоциации пролетарских писателей был основан кружок осетинских пролетарских писателей «Зиу». В 1925 году организация основалась в Осетии. В ней активно участвовали Созруко Кулаев, Кудзаг Дзесов, Геор Кокиев, Сергей Джанаев и другие молодые писатели. Группа издавала свой альманах (вышло два тома — в 1925 и 1927 годах). Стремлением участников «Зиу» было порвать с предыдущей традицией, создать литературу на основе пролетарской идеологии. В предисловии к альманаху лидер группы Сармат Косиров писал: «Из всех известных нам до сих пор осетинских писателей ни один не встал на путь революционной литературы… Оторвались они от строящего новую жизнь народа, остались поодиночке».

    В целом, развитие литературы этого периода характеризуется приходом нового поколения писателей, расширением тематики произведений, появлением возможностей публикации и, через распространение грамотности, увеличением числа потенциальных читателей.

    Осетинская литература 1930-х годов

    В 1936 году вышла в свет книга Барона Боциева"Порванная цепь"

    Осетинская литература в военные годы (1941—1945)

    Ряд осетинских поэтов писали стихи на фронтах Великой Отечественной войны. Некоторые, как Мухарбек Кочисов (1920—1944), погибли в бою. На стихи Кочисова были написаны песни[7].

    Осетинская литература 1940—1950-х годов

    Осетинская литература 1950—1990-х год

    Козаев Исидор Софромович(1929—1986).Он красивый и мужественный человек с незащищёным взглядом и обнажённым сердцем, полный трагических предчувствий. Мысль о неразрывном единстве человеческого рода, о том, что все люди на Земле рождены братьями, пронзительно звучит через все его книги, в которых не мало стихов о любви, порою неутолённой, но всегда возвышенной до самоотречения, о любви к женщине к древнему краю отцов и дедов, к его удивительной природе, исполненной аскетического величия и одухотворённости.

    Осетинская литература 1990-наше время

    Литературные журналы

    В Северной Осетии выходят литературные журналы: «Дарьял» (на русском языке), «Ираф» (на дигорском диалекте осетинского языка) и «Мах дуг» (на иронском диалекте осетинском языке). Литературные произведения также публикуются в осетинских и двуязычных газетах. В Южной Осетии издаётся журнал «Фидиуаг».

    Литература

    • Очерк истории осетинской литературы. Орджоникидзе, 1967.
    • Джыккайты Шамил. Ирон литературæйы истори (1917—1956 азтæ). Дз.: Ир, 2003. 464 ф.

    Ссылки

    Примечания

    1. ↑ Джыккайты Шамил. Æхсар æмæ намысы кадæггæнæг. // «Мах дуг», 11/2001. Ф. 97.
    2. ↑ Революция и национальности. 1937, № 5. С. 81-82
    3. ↑ Культурное строительство в Северной Осетии (1917—1941 гг.). Сб. документов и материалов. Т. 1. Орджоникидзе: Ир, 1974. С. 13—14.
    4. ↑ Памятники народного творчества осетин. Том 1. 1925. И другие издания.
    5. ↑ «Рæстдзинад», 1923, № 20.
    6. ↑ Фарнион К. Против контрреволюционной малусаговщины. — На литературном посту. 1931, № 9.
    7. ↑ Некоторые стихотворения Мухарбека Кочисова и песни на его слова

    http-wikipediya.ru

    Осетинские нартские сказания - Автор Неизвестен

  • Просмотров: 2805

    Ядовитый привкус любви (СИ)

    Есения

    Мне предстоит выйти замуж. Ну и что? - спросите вы. Это делает каждая вторая, ничего необычного в…

  • Просмотров: 2667

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 2615

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2427

    Отдай свое сердце (СИ)

    Уля Ласка

    Я - Светлана Колосова, няня-психолог, работающая с детьми очень богатых и влиятельных родителей. У…

  • Просмотров: 2244

    Мой любимый босс (СИ)

    Янита Безликая

    Безответно любить восемь лет лучшего друга. Переспать с ним и уехать на два года в другой город.…

  • Просмотров: 2212

    Между Призраком и Зверем

    Марьяна Сурикова

    Одна роковая встреча, и жизнь неприметной библиотекарши бесповоротно изменилась. Теперь ей…

  • Просмотров: 2208

    Измена (СИ)

    Полина Рей

    Влад привык брать всё, что пожелает, не оглядываясь на ту, что рядом с ним. И когда встречает…

  • Просмотров: 2162

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 1969

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 1699

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем! (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 1682

    Не люблю тебя, но уважаю (СИ)

    Лилия Швайг

    Утонула и очнулась в другом мире? Не беда! Главное, что ты в своём теле и обрела новую семью. Пусть…

  • Просмотров: 1620

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 1556

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1416

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 1318

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1144

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 1137

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 1021

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 981

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 951

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 949

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 926

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 834

    Замуж за миллиардера (ЛП)

    Мелани Маршанд

    Мэдди Уэнрайт давно уже плюнула на брак и на мужчин. После многочисленных свиданий с неудачниками,…

  • Просмотров: 758

    ФЗЗ. Книга 2 (СИ)

    Маргарита Блинова

    «Ноэми, хочешь ли ты изменить мир?»Знала бы черная пантера-оборотень заранее, чем дело обернется,…

  • Просмотров: 753

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 745

    Кувырком (СИ)

    Анна Баскова

    Университет окончен, с работой в родном городе туго. Что остается делать? Отправляемся покорять…

  • Просмотров: 744

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • Просмотров: 681

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • itexts.net