Читать онлайн "Поллианна" автора Портер Элинор - RuLit - Страница 1. Поллианна книги


Читать онлайн электронную книгу Поллианна Pollyanna - 8. ПОЛЛИАННА НАНОСИТ ВИЗИТ бесплатно и без регистрации!

Вскоре в Харрингтонском поместье установилось нечто вроде режима дня. Правда, он не совсем укладывался в ту жесткую схему, которую первоначально предполагала мисс Полли. Поллианна и впрямь шила, играла на рояле, читала вслух и училась готовить. Но она уделяла всем этим занятиям куда меньше времени, нежели планировалось ранее.

Вся вторая половина дня, с двух и до шести, целиком и полностью находилась в ее распоряжении, и она могла доставлять себе все удовольствия, кроме тех, что уже успела категорически запретить тетя Полли, Словом, вопреки всем ее опасениям, времени на то, чтобы «жить», у нее оставалось предостаточно.

Считалось, что это делается для того, чтобы Поллианна как следует отдохнула от занятий. Однако, неизвестно еще, кому больше требовался отдых, ей или мисс Полли. Чем дольше Поллианна жила в ее доме, тем чаще достойная мисс Харрингтон восклицала: «Ну, что за непонятный ребенок!» А завершая ежедневные занятия с племянницей, она чувствовала себя совершенно разбитой и опустошенной.

Нэнси со своей частью уроков на кухне справлялась куда лучше и не чувствовала себя ни разбитой, ни опустошенной. Наоборот, среды и субботы она воспринимала почти так же радостно, как праздники.

Поместье Харрингтонов располагалось как раз на границе города и деревни. И в городских, и в деревенских домах поблизости в это время не оказалось ни одного сверстника Поллианны, и ей не с кем было играть. Но, похоже, это ее ничуть не обескураживало.

— Меня это совершенно не волнует, — объяснила она Нэнси. — Мне нравится гулять и смотреть на дома и на людей. Я просто обожаю людей. А ты, Нэнси?

— Не скажу, что я так уж их обожаю, во всяком случае, не всех, — ядовито проговорила Нэнси.

Поллианна старалась использовать для прогулок каждый погожий день. В такие дни она просто умоляла, чтобы ей дали какое-нибудь поручение в городе. Во время прогулок ей часто встречался человек, которого она тут же стала называть Мой Незнакомец, тем самым отличая его ото всех прочих незнакомцев, которых вообще никак не называла. Этот человек всегда носил длинное черное пальто и высокий шелковый цилиндр. Другие незнакомцы одевались не так, и уже этим он выделялся на общем фоне. Он был всегда гладко выбрит, бледен, держался подчеркнуто прямо, ходил очень быстро. Волосы с сильной проседью выбивались у него из-под шляпы. Ни разу еще Поллианна не видела его в чьем-либо обществе, и ей показалось, что Ее Незнакомец очень одинок. Ей стало его настолько жаль, что в конце концов она решилась заговорить с ним.

— Здравствуйте, сэр. Не правда ли, сегодня чудесный день? — весело спросила она.

Мужчина испуганно огляделся и чуть замедлил шаг.

— Ты это мне? — резко произнес он.

— .Да, сэр, — радостно подтвердила Поллианна, — конечно же вам. Не правда ли, сегодня просто чудесный день?

— Э-э-о-о-хм-м! — издал сложное восклицание

Ее Незнакомец, неуклонно продвигаясь дальше. Поллианна засмеялась. «Забавный какой!» — подумала она.

На следующий день они вновь столкнулись.

— Конечно, сегодня не такой хороший день, как вчера, но тоже ничего! — весело крикнула она ему вслед.

— Э-э-о-о-хм-м! — повторил свое восклицание Ее Незнакомец, и Поллианне стало еще веселее.

Когда она в третий раз заговорила с ним, Ее Незнакомец вдруг остановился и спросил:

— Кто ты, дитя мое, и почему каждый день заговариваешь со мной?

— Я Поллианна Уиттиер. А вы все один и один. Вот я и подумала, что вам, наверное, очень одиноко. Я рада, что вы остановились, иначе мы бы с вами и сегодня не узнали друг друга. Правда, вы еще не представились.

— Ну и ну, — выдохнул мистер Ее Незнакомец. Больше он ничего не сказал, лишь изо всех сил припустился вперед.

Поллианна провожала его разочарованным взглядом. «Может быть. Ее Незнакомец чего-то не понял? Ведь так не полагается себя вести, когда знакомишься. Он не назвал мне своего имени», — подумала она, тоже продолжая путь.

Сегодня Поллианне поручили отнести миссис Сноу студень из телячьей ножки. Миссис Сноу и мисс Полли принадлежали к одному церковному приходу. Миссис Сноу уже давно болела, и, так как она очень нуждалась, все более или менее состоятельные члены прихода считали своим долгом помогать ей. Мисс Полли исполняла свой долг по отношению к миссис Сноу каждый четверг; он заключался в том, что Нэнси приносила больной женщине что-нибудь на обед. Однако, в один из четвергов Поллианна выговорила это право себе, и Нэнси, узнав, что мисс Полли не против, без малейших колебаний уступила.

— Не очень-то я горюю, что не пойду к ней сегодня, — честно сказала Нэнси, когда они остались с Поллианной наедине. — Но я-то считаю, что не больно хорошо с ее стороны спихивать это дело на тебя, ягненочек мой. Вот так я тебе и скажу: нехорошо. Нехорошо, вот так я тебе и скажу.

— Но я с удовольствием пойду, Нэнси.

— Сначала разок сходи, а потом посмотрим, как ты запоешь, — ехидно отозвалась Нэнси.

— А что такое? — удивилась Поллианна.

— А то, что никому к ней ходить не нравится. Если бы в людях было поменьше жалости, к ней бы и близко никто не подошел, до того она сварливая. Жаль только ее дочку. Вот уж досталось бедняжке… А то послушать миссис Сноу, так все в этом мире происходит неправильно. Даже дни недели наступают не так. В понедельник она жалуется, что кончилось воскресенье, а если ей принесешь студень, она вмиг заявит, что ей охота цыпленка, а притащи ей цыпленка, тут же скажет, что мечтала о бараньем бульоне.

— Вот так смешная женщина! — расхохоталась Поллианна. — Знаешь, Нэнси, мне теперь еще больше хочется на нее посмотреть. Она ведь совсем не похожа на других, а когда люди не похожи, это так интересно!

— Хм-м. Да уж, что верно, то верно. Миссис Сноу и впрямь на других не походит. Хотелось бы верить, что не походит. Вот так я тебе и скажу: хотелось бы верить, что мы-то с тобой не такие! — угрожающе проговорила Нэнси.

Вспоминая об этом разговоре, Поллианна завернула в калитку, за которой стоял маленький облезлый коттедж. Она предвкушала встречу с этой удивительной миссис Сноу, и глаза ее просто горели от нетерпения. Она постучалась. Дверь открыла девушка с очень бледным лицом; ото всего ее облика веяло страшной усталостью.

— Здравствуйте, — вежливо проговорила Поллианна. — Я от мисс Полли Харрингтон. Мне очень хотелось бы повидать миссис Сноу.

— Если ты говоришь правду, ты первая, кому хотелось бы ее увидеть, — тихо ответила девушка, но Поллианна не разобрала слов.

Девушка открыла дверь в прихожей, впустила Поллианну в полутемную комнату и, затворив дверь, удалилась. Поллианна поморгала глазами, чтобы привыкнуть к темноте, потом посмотрела в глубь комнаты и заметила женщину, сидящую на постели.

— Здравствуйте, миссис Сноу, — тут же подбежав к ней, заговорила Поллианна. — Как в ы поживаете? Мисс Полли просила передать, что надеется, что вы сегодня хорошо себя чувствуете. Она прислала вам телячий студень.

— О, Боже! — раздалось с постели. — Я, конечно, очень благодарна, но я так надеялась сегодня поесть бараний бульон.

Поллианна несколько оторопела.

— Странно, — удивленно сказала она, — а мне говорили, что, когда вам приносят студень, вам хочется цыпленка.

— Что? — резко повернула голову больная.

— Да так, ничего, — безо всякого смущения продолжала Поллианна. — В общем-то это не имеет никакого значения, что за чем идет. Просто Нэнси сказала, что обычно, когда от нас приносят студень, вам хочется цыпленка, а когда приносят цыпленка, вам хочется бараний бульон. Но, может быть, Нэнси просто спутала.

Больная взялась за спинку кровати, подтянулась и села прямо. Такая поза для нее была чем-то из ряда вон выходящим, но Поллианна об этом не знала и не обратила внимания.

— Ну-ка, мисс Дерзость, отвечай кто ты такая? — спросила миссис Сноу.

— Да нет, меня совсем по-другому зовут! — засмеялась Поллианна. — И я очень рада, что меня зовут по-другому. Ведь это имя будет даже похуже Гипзибы, правда ведь, миссис Сноу? Я Поллианна Уитгиер, племянница мисс Полли Харрингтон. Я приехала и теперь живу вместе с тетей. Потому-то я и принесла сегодня студень.

Первую часть рассказа Поллианны миссис Сноу выслушала с большим интересом. Но как только речь зашла о студне, тело ее обмякло, и она снова устало откинулась на подушки.

— Да, да, большое вам спасибо. Разумеется, твоя тетя очень добра ко мне. Но у меня сегодня совсем нет аппетита. Вот если бы бара… — она неожиданно замолчала и резко переменила тему: — Я сегодня совсем не спала. Ну, просто ни на минуту даже глаз не сомкнула.

— Ох, миссис Сноу! Как же я вам завидую! — воскликнула Поллианна. Она поставила студень на маленькую тумбочку и, удобно устроившись на стуле рядом с кроватью, продолжала: — Мне всегда очень жалко тратить время на сон. И вам тоже жалко, миссис Сноу?

— Тратить время на сон? — в полном недоумении переспросила больная.

— Ну, да, — убежденно подтвердила девочка. — Ведь вместо того, чтобы спать, можно просто жить. Мне так жалко, что ночь пропадает зря.

Миссис Сноу снова поднялась с подушек и села очень прямо.

— Ну, ты просто потрясающее дитя! — воскликнула она. — Слушай, подойди-ка к тому окну и подними шторы[3]Здесь имеются в виду американские шторы, которые поднимаются вверх с помощью веревки и специального блока.. Мне хочется как следует разглядеть тебя.

Поллианна встала со стула.

— Ой, но ведь тогда вы заметите мои веснушки, — горестно усмехнулась она. — Я как раз радовалась, что тут так темно, и вы не сможете их увидеть. Ну, а теперь вы смо… Ой! — снова воскликнула она, и в голосе ее послышалось восхищение. — Теперь я так рада, что вы сможете их увидеть. Потому что теперь я вижу вас. Ни тетя Полли, ни Нэнси не сказали мне, что вы такая хорошенькая.

— Я? Хорошенькая? — горестно отмахнулась больная.

— Ну, да. И даже очень. Неужели вы сами не знаете? — удивилась Поллианна.

— Представь себе, нет, — сухо отозвалась миссис Сноу.

Из своих сорока лет пятнадцать она посвятила недовольству всем, что ее окружает. У нее просто времени не хватало подмечать что-то хорошее.

— Но у вас большие темные глаза. И волосы у вас темные, и к тому же вьются, — заворожено глядя на больную, говорила Поллианна. — Обожаю черные кудри! Я мечтаю, что у меня будут такие, когда я попаду в рай. А на щеках у вас такой чудесный румянец. Ну, ясно, вы очень хорошенькая, миссис Сноу. Думаю, вы просто не можете не заметить этого, когда смотритесь в зеркало.

— Зеркало! — возмущенно повторила больная и в отчаянии откинулась на подушки. — Увы, я не слишком-то часто гляжусь в него. Думаю, и тебе, моя милая, было бы трудно в него глядеться, если бы ты лежала, как я.

Это верно, — с сочувствием отозвалась Поллианна. — Дайте-ка я вам принесу зеркало.

Она вприпрыжку подбежала к комоду и схватила маленькое зеркало с ручкой. Вернувшись к кровати, она окинула больную придирчивым взглядом.

— Если вы не против, я сначала чуть-чуть причешу вас, а потом вы посмотрите на себя в зеркало. Я очень хотела бы, чтобы вы согласились на это. Ладно?

— Ну, я… Да, если ты хочешь… Только это бесполезно. Прическа долго не продержится.

— Ой, спасибо! Я обожаю причесывать других!

Поллианна осторожно положила зеркало, схватила расческу и увлеченно принялась за дело.

— Сегодня я ничего особенного не сооружу, — сказала она. — Мне просто хочется, чтобы вы увидали, какая же вы хорошенькая. А в следующий раз я уж займусь вами как следует, — добавила она, нежно касаясь пальцами вьющихся волос надо лбом больной женщины.

Следующие пять минут Поллианна провела в напряженной работе. Она начесывала, укладывала, поправляла сбившиеся пряди на затылке. Потом взбила подушку, чтобы придать голове больной наиболее эффектное положение. Больная хмурилась, усмехалась, и то и дело отпускала язвительные замечания, из коих явствовало, что она совершенно не верит в успех. Однако, несмотря на всю язвительность ее тона, чувствовалось, как ее все больше и больше охватывает волнение.

— Ну, вот! — отдуваясь сказала Поллианна. Она вдруг заметила рядом с кроватью вазу с цветами. Выхватив розовую гвоздику, она воткнула ее в волосы больной.

— Теперь, мне кажется, вы уже готовы, — сказала она, с некоторой опаской протягивая миссис Сноу зеркало. — Глядите.

— Хм-м-м! — произнесла больная, недоверчиво изучая свое отражение. — Вообще-то красные гвоздики мне нравятся куда больше, но какая разница, если цветок к вечеру все равно завянет.

— Но вы как раз должны быть рады, что цветы вянут! — воскликнула Поллианна. — Ведь это так чудесно, когда в вазе каждый день появляются новые цветы! Мне очень-очень нравится, когда у вас так пышно уложены волосы, — удовлетворенно добавила она.

— В-в-возможно, — ответила миссис Сноу таким тоном, словно с неохотой признавала очевидное. — Все равно эта прическа не продержится долго. Я, дорогая моя, только и делаю, что верчусь с боку на бок на подушках.

— Правильно, не продержится! Но ведь это как раз и хорошо. Я очень рада. Потому что я смогу приходить и причесывать вас! — весело защебетала Поллианна. — И еще больше радоваться, потому что у вас такие замечательные черные волосы. Потому что они прекрасно выглядят на фоне подушки. Мои волосы на белом выглядят куда хуже.

— Может быть. Но мне никогда не нравились черные волосы. Малейшая седина в них сразу заметна, — капризно проговорила миссис Сноу, однако зеркала от лица так и не отвела.

— Нет, я очень люблю черные волосы. Я была бы рада, если бы у меня были такие, — со вздохом произнесла Поллианна.

Миссис Сноу уронила зеркало на постель и раздраженно посмотрела на девочку.

— Нет, моя дорогая, сомневаюсь, что ты была бы рада, окажись ты на моем месте, — сварливо проговорила она. — Попробуй полежать с мое, и тебя не обрадуют ни черные волосы, ни что-нибудь другое.

Поллианна задумчиво наморщила лоб. «Наверное, в таком положении и впрямь трудно радоваться», — подумала она.

— Ну, что же мне прикажешь делать? — торжествующе спросила больная.

— Радоваться всему, — ответила девочка.

— Радоваться всему? Чему же, позволь узнать, можно радоваться, когда лежишь больная в постели все дни напролет? Думаю, тебе это было бы не очень просто. Что ж ты молчишь?

В следующее мгновение Поллианна весело захлопала в ладоши, чем окончательно сбила с толку миссис Сноу.

— Да, трудновато! — воскликнула девочка. — Но ведь как раз это и хорошо, правда, миссис Сноу? Всю дорогу до дома я буду думать, чему вам можно радоваться. Может быть, я придумаю, и тогда скажу вам, когда приду в следующий раз. А теперь мне уже пора. До свидания. Я просто потрясающе провела у вас время. До свидания! — еще раз крикнула она и исчезла за дверью.

— С ума сойти! Что она хотела этим сказать? — не отрывая глаз от закрывшейся за девочкой двери, пробормотала миссис Сноу. Она взяла с постели зеркало и снова посмотрелась в него. — А эта крошка умеет обращаться с волосами, — некоторое время спустя, тихо сказала она. — Я и не знала, что могу выглядеть так привлекательно. Только какой мне от этого прок, — горестно добавила она и вновь опустив зеркало на простыню, откинулась на подушку и капризно замотала головой.

Зеркало все еще оставалось в ее постели, когда некоторое время спустя в комнату вошла ее дочь Милли. Только теперь оно не валялось на простыне, а было тщательно укрыто от посторонних взоров.

— Мама! — едва открыв дверь, воскликнула Милли. — Да у тебя занавески подняты!

Не успела она удивиться яркому свету в комнате, как заметила гвоздику в волосах матери, и это поразило ее еще больше.

— А что тебя, собственно, удивляет? — обиженно отозвалась мать. — Неужто я должна всю жизнь просидеть в темноте только из-за того, что больна?

— Правильно, мама, — поспешно согласилась Милли и извлекла на свет бутылку с лекарством. — Ведь я и сама тебя столько раз уговаривала открыть шторы, но ты никогда раньше не соглашалась.

Миссис Сноу молча перебирала пальцами кружева ночной рубашки.

— Неужели никто не может подарить мне новую ночную рубашку? — послышался, наконец, ее капризный голос. — Ну, хоть бы для разнообразия кто-нибудь прислал ее вместо бараньего бульона.

— Но, мама! — воскликнула вконец пораженная Милли, и в возгласе ее не было ничего удивительного. Дело в том, что ящик комода таил целых две новых ночных рубашки и уже несколько месяцев Милли тщетно пыталась уговорить мать воспользоваться хоть одной из них.

librebook.me

Поллианна (Элинор Портер) серия книг в правильном порядке: 3 книги

Поллианна

Серия «Поллианна» автора Элинор Портер список книг по порядку.

Переключить стиль отображения :

Книга #1 (1913)

Поллианна - Элинор Портер

Поллианна

Элинор Портер

Детская проза

Поллианна, книга #1

После смерти папы маленькую Поллианну отправляют жить к сварливой тётке. Впереди у неё ещё много испытаний… Эта книга, написанная ровно сто лет назад, вошла в золотой фонд литературы для детей. …

Книга #2 (1915)

Поллианна выросла - Элинор Портер

Поллианна выросла

Элинор Портер

Детская проза

Поллианна, книга #2

Продолжение романа Элинор Портер «Поллианна», самой читаемой книги в Америке после Библии. В ней Поллианна выросла. Какие приятные и неприятные сюрпризы ждут молоденькую девушку, вернувшуюся в городок своего детства? А главное, поможет ли повзрослевшей героине неожиданно напомнившая о себе необыкн…

Книга #2 (1912)

Поллианна вырастает - Элинор Портер

Поллианна вырастает

Элинор Портер

Детская проза

Поллианна, книга #2

Поллианна, любимая героиня множества девчонок, подросла. И, как всякая молодая девушка, влюбилась. Сколько всего придется пережить юному сердцу! Но даже в самые трудные моменты Поллианна не забудет свою знаменитую «игру в радость»! …

bookash.pro

Читать книгу Поллианна

Немного об этой книге и ее авторе

«Поллианна» впервые издана в 1912 году. Давно нет в живых ее автора — известной американской писательницы Элинор Портер (1868-1920), давно уже первые поклонники книги превратились не только в дедушек и бабушек, но и в прадедушек и прабабушек, а приключения девочки со странным именем Поллианна по-прежнему дороги и близки юным читателям англоязычного мира.

Элинор Портер родилась в Нью-Гемпшире. Предки ее из тех, о ком в США с почтением говорят: "Они прибыли на «Мэйфлауэре»! С детства Элинор обожала музыку, и все думали, что она станет певицей. Завершив музыкальное образование в Бостоне, она и впрямь пела в церковных и светских хорах. Но, выйдя замуж, оставила музыку. Позже она переезжает в Нью-Йорк. Там из-под ее пера один за другим выходят сборники рассказов и первый роман «Пересечь поток». Живость персонажей и ситуаций, глубоко христианское осмысление мира сразу привлекли внимание к молодой писательнице. А подлинную славу ей принесла «Поллианна». Элинор Портер написала ее в саду, разбитом прямо на крыше нью-йоркского дома. По словам автора, о лучшем кабинете она и мечтать не могла. Тому, кто прочтет «Поллианну», тут будет о чем задуматься…

Ныне «Поллианна» давно признана классикой детской литературы. Самые престижные издательства публикуют ее рядом с такими произведениями, как «Маленькие женщины» Луизы Олкотт или «Серебряные коньки» Мэри Додж.

Книга несколько раз была экранизирована в США и других странах; одной из исполнительниц роли Поллианны была Мэри Пикфорд. Мы верим, что и ты полюбишь «Поллианну» не меньше, чем твои американские и английские сверстники.

Издатели

1. МИСС ПОЛЛИ

В это июньское утро мисс Полли Харрингтон вошла в кухню чуть быстрее обычного. Для уравновешенной и невозмутимой мисс Полли это было столь странно, что мывшая посуду Нэнси рот раскрыла от изумления. Правда, она служит на кухне у мисс Полли всего два месяца, но ей уже известно, что хозяйка привычкам своим изменять не любит. Мисс Полли сегодня и впрямь торопилась:

— Нэнси!

— Да, мэм? — продолжая мыть посуду, весело ответила Нэнси.

— Нэнси, — на этот раз голос мисс Полли прозвучал гораздо строже, — мне бы хотелось, чтобы ты, когда я с тобой говорю, прекращала работу и внимательно меня слушала.

Нэнси смутилась и покраснела. Она быстро поставила кувшин на стол, но полотенце, которым она его вытирала, зацепилось за ручку, и кувшин едва не полетел на пол. Нэнси смутилась еще больше.

— Вы совершенно правы, мэм, конечно, мэм, — поймав в воздухе кувшин, пролепетала она. — Я продолжала работать, чтобы быстрее покончить с посудой. Вы ведь сами велели мне поскорее помыть ее.

Хозяйка нахмурилась.

— Хватит, Нэнси. Я не просила тебя ничего объяснять. Я просто хочу, чтобы ты внимательно меня выслушала.

— Слушаю, мэм, — едва подавив вздох, сказала Нэнси.

«В жизни мне не угодить этой женщине!» — сокрушенно подумала она. Нэнси никогда не предполагала, что ей придется идти в прислуги. Но, неожиданно овдовев, мать ее тяжело занемогла от горя и кому-то надо было кормить семью, в которой было еще трое детей младше Нэнси. Вот почему, получив место на кухне в большом Доме на холме, Нэнси очень обрадовалась.

Нэнси и ее родные жили в местечке Корнере, в шести милях от Дома на холме, и о мисс Полли Харрингтон девушка знала только то, что она единственная владелица поместья Харрингтонов и одна из самых богатых жительниц города. За два месяца Нэнси успела неплохо узнать мисс Харрингтон. Хозяйка оказалась педантичной особой с суровым лицом и строгим взглядом. Она так хмурилась при любом непорядке, точно от звука свалившегося на пол ножа или хлопанья двери и впрямь могла произойти трагедия. Но даже когда с ножами, дверьми и прочим не происходило ровно никаких неприятностей, мисс Полли не становилась ни веселей, ни приветливей.

— Когда закончишь все, что обычно делаешь утром, — продолжала мисс Полли, — разбери маленькую комнату на чердаке. Вытащи оттуда все сундуки и ящики, подмети и вымой как следует пол и поставь кровать.

— Хорошо, мэм. Только вот куда мне девать все, что я вытащу?

— Перенесешь в другую часть чердака… Мисс Полли задумалась, потом сказала:

— Думаю, Нэнси, лучше уж сразу все рассказать. Сюда приезжает моя племянница, мисс Поллианна Уиттиер. Ей одиннадцать лет, Нэнси. Она и будет спать в этой комнате.

— Ох, мисс Харринггон! Сюда приедет девочка! Вот хорошо! — в восторге выпалила Нэнси. Она-то уж знала, сколько радости в доме от младших сестер.

— Хорошо? — сухо отозвалась мисс Полли. — Я бы этого не сказала. Конечно же, я сделаю для нее все, что от меня зависит. Надеюсь, у меня хватит чувства долга и доброты.

Нэнси опять покраснела.

— Разумеется, мэм. Я ведь только хотела сказать, что ребенок в доме, наверное, будет вам в радость.

— Спасибо на добром слове, милая, — совсем ледяным голосом произнесла мисс Полли, — но мне не кажется, что в моей жизни должно еще что-то быть.

— Захотели же вы, чтобы она сюда въехала, — не сдавалась Нэнси. Она уже чувствовала: если не постараться самой, маленькая незнакомка вряд ли тут встретит радушный прием.

Мисс Полли вздернула подбородок и смерила служанку надменным взглядом.

— Вот уж действительно, Нэнси. Ума не приложу, почему только из-за того, что моя сестра имела глупость выйти замуж и подарить ребенка миру, в котором, по-моему, и без того слишком много людей… Почему, я тебя спрашиваю, мне из-за этого должно захотеться кого-то воспитывать? Нет, моя дорогая, тут дело не в том, что мне хочется и чего не хочется. Просто у меня, в отличие от многих других, очень развито чувство долга. Хочу еще раз напомнить тебе, Нэнси: убери комнату как следует и не забудь хорошенько промести углы, — закончила мисс Полли и, резко повернувшись, вышла из кухни.

— Слушаюсь, мэм, — прошептала Нэнси ей вслед и, вздохнув, снова взялась за посуду.

Вернувшись в свою комнату, мисс Полли взяла в руки письмо, которое и внесло неожиданную сумятицу в ее жизнь. Оно пришло из маленького городка на Дальнем Западе. Мисс Полли снова внимательно взглянула на конверт, словно еще надеялась, что письмо адресовано не ей. Но на конверте значилось: «Мисс Полли Харрингтон, Белдингсвилль, Вермонт». Мисс Полли достала сложенный вдвое листок. Текст она знала почти наизусть:

Дорогая мадам!

Вынужден с прискорбием сообщить, что преподобный Джон Уиттиер скончался две недели назад. Как Вам, наверное, известно, покойный был пастором-миссионером в маленькой церкви и получал крайне скромное жалованье. Вот почему состояние, которое он оставил после себя, ограничивается лишь несколькими книгами. Таким образом, дальнейшая судьба его ребенка — девочки одиннадцати лет — совершенно неясна.

Мистер Джон Уиттиер рассказывал мне, что его безвременно умершая жена приходилась Вам сестрой. Но он также дал мне понять, что Ваши семьи не поддерживали дружеских отношений. Несмотря на это, перед смертью он выражал надежду, что Вы, в память о покойной сестре, не оставите девочку своей заботой и, взяв ее к себе, дадите ей подобающее воспитание.

По этой причине я и решился обеспокоить

Вас. К тому времени, как Вы получите это письмо, девочка будет готова отправиться в путь, и все зависит от Вашего решения. Если оно окажется положительным, мы все будем очень Вам благодарны. Единственная просьба — не задерживать в таком случае с ответом. Дело в том, что в Ваши края как раз отправляется супружеская чета, которой я мог бы доверить девочку. Она доехала бы с ними до Бостона, а там они посадили бы ее на Белдингсвилльский поезд. Разумеется, дату ее приезда и номер поезда мы сообщим дополнительно.

Очень надеюсь, дорогая мадам, на скорый положительный ответ.

Искренне Ваш Иеремия О. Уайт.

Мисс Полли с хмурым видом засунула письмо обратно в конверт. Она уже послала вчера ответ, и заверила мистера Иеремию О. Уайта, что, конечно же, возьмет к себе девочку. «Если у человека так развито чувство долга, как у меня, — удовлетворенно подумала она, — он просто не может поступить иначе».

Мисс Полли вспомнила, как ее двадцатилетняя сестра Дженни, несмотря на протесты родителей, настояла на своем и вышла замуж за молодого пастора. А ведь за ней ухаживал богатый человек, и домашние считали, что она должна выбрать его. Но Дженни и слушать о нем не хотела. Богатый жених, с ее точки зрения, сильно проигрывал пастору, который был молод, беспечен и беден, зато обладал пылким сердцем. Дженни, не задумываясь, предпочла положению в обществе молодость и любовь. Словом, она стала женой миссионера и отправилась с ним на Юг.

С той поры родители разорвали с ней всякие отношения. Мисс Полли в то время было всего пятнадцать лет, но она хорошо запомнила эту историю. Родители не пожелали иметь ничего общего с семьей миссионера. Дженни какое-то время пыталась наладить мир, и даже единственного ребенка, оставшегося в живых (остальные ее дети умерли), назвала в честь своих сестер Полли и Анны — Поллианной. Но и письмо, в котором она сообщала об этом, родные ответа не удостоили. Больше писем от Дженни не было. А несколько лет спустя из маленького городка на Дальнем Западе пришла короткая записка, в которой пастор уведомлял их о смерти жены.

Но и обитателей Дома на холме время не пощадило. Глядя на простирающуюся внизу долину, мисс Полли вспомнила все, что ей пришлось пережить за эти двадцать пять лет. Теперь ей уже было сорок, и она осталась совсем одна в этом мире. Отец, мать, сестры — все умерли. Уже много лет она была единственной хозяйкой этого огромного дома и крупного состояния, которое завещал ей отец. Иные из знакомых откровенно сочувствовали ее одиночеству. Иные даже советовали поселить в доме подругу или компаньонку. Но мисс Полли уверяла, что совершенно не жаждет общества, напротив, ей очень нравится жить в тишине и покое. И вот теперь…

По-прежнему хмурая, с плотно сжатыми губами, мисс Полли поднялась со стула. Конечно, ей было чем гордиться. Она снова доказала себе, что у нее «достаточно развито чувство долга и хватает характера, чтобы жить согласно этому чувству». Но Поллианна… Надо же было догадаться дать ребенку такое нелепое имя!

2. СТАРЫЙ ТОМ И НЭНСИ

Нэнси яростно скребла и мыла в комнате на чердаке. Особенное внимание она уделяла углам. Это была поистине титаническая работа. Но усилия, которые вкладывала в нее Нэнси, свидетельствовали скорее о гневе, чем о слишком большом усердии. Да, да, именно гневе, ибо, несмотря на внешнюю покорность и почтительность к хозяйке, Нэнси совсем не была безропотным существом.

— Если бы я могла выудить на свет закоулки ее души! — возмущенно шептала она, вкладывая весь свой пыл в скребок, которым извлекла пыль из углов и щелей. — Уж я бы почистила эти закоулки как надо, — продолжала она, еще яростнее скребя пол. — И приходит же некоторым в голову запихнуть несчастного ребенка в такую комнату! Летом тут жарко, как в печке, а зимой как раз печки и не хватает. И это при том, что у нее дом в столько комнат, где все равно жить некому! «Подарить ребенка миру, в котором и без того много людей!» — свирепо передразнила она хозяйку. — И что у нее только с совестью!

Нэнси с такой силой выжала тряпку, что чуть пальцы себе не вывихнула.

— В мире, может, и впрямь слишком много людей, — снова проворчала она, — только вот не детей там слишком много, а таких бессердечных особ!

Покончив с уборкой, Нэнси окинула маленькую комнату недовольным взглядом.

— Свою работу я, во всяком случае, сделала на славу, — выдохнула она. — Теперь тут нет ни соринки. Правда, — она невесело усмехнулась, — ничего другого тут тоже нет. Бедная крошка! Нечего сказать, хорошенькое местечко для одинокой души!

Гнев снова овладел ею и, выходя из комнаты, Нэнси изо всей силы хлопнула дверью.

— Ой! — тут же спохватилась она. Но сейчас ее даже не страшил выговор, который она могла получить от хозяйки за шум в доме. — Мне все равно, — пробормотала Нэнси. — По мне, так даже лучше. Пусть слышит, как я хлопнула дверью!

В тот же вечер, улучив свободную минутку, Нэнси разыскала старика Тома — садовника, много лет проработавшего у Харрингтонов. Она нашла его у клумбы. Низко склонившись, старый Том колдовал над цветами.

— Мистер Том, — начала Нэнси. Она быстро оглянулась и, убедившись, что за ними никто не следит, продолжала: — Вы знаете, мистер Том, к мисс Полли приезжает девочка. Она будет житье тут.

— Какая девочка? — с трудом разгибаясь, спросил старик.

— Такая. Она будет жить у мисс Полли.

— Болтай, болтай! Ты мне еще расскажи, что завтра солнце закатится на востоке.

— Да я правду говорю, мистер Том. Мне мисс Полли сама сказала. Эта девочка — ее племянница, ей одиннадцать лет.

Старик замер от изумления.

— Ну и ну! — воскликнул он, и его выцветшие глаза вдруг засветились каким-то удивительно ласковым светом.

— Быть того не может, — продолжал он так, словно мыслил вслух. — И все-таки, да. Ну да, так и есть. Больше некому. Другие две никогда и замужем не были… Нэнси! — радостно закричал он. — Да это, верно, маленькая дочурка мисс Дженни. Все-таки Господь дал мне дожить до этого! Неужто я и впрямь увижу ее?

— А кто такая мисс Дженни?

— О, она была ангелом во плоти, — с нежностью прошептал Том. — Но старым хозяину и хозяйке она приходилась просто дочерью. Старшей дочерью. Когда ей было двадцать лет, она вышла замуж и уехала. Я слышал, она родила несколько детей, но все они умерли, кроме последней девочки. Вот она-то, видно, и приезжает к нам.

— Ей одиннадцать лет.

— Вполне вероятно, — утвердительно кивнул головой старик.

— Знаете, мистер Том, она отвела ей место на чердаке. И как только ей не стыдно? — сердито проговорила Нэнси и не слишком дружелюбно глянула на хозяйский дом.

Старый Том нахмурился. Но мгновение спустя его губы скривились в усмешке.

— Представить себе не могу, как будет мисс Полли уживаться с ребенком, — проговорил он. Нэнси презрительно хмыкнула. I

— Что до меня, не представляю, как ребенок сможет ужиться с мисс Полли, — резко ответила она.

Старик засмеялся.

— Сдается мне, ты не слишком-то любишь мисс Полли.

— Можно подумать, что ее вообще можно любить, — угрюмо отозвалась Нэнси.

Том как-то странно взглянул на нее, потом опять склонился над клумбой.

— Конечно, ты и слышать не могла о любовной истории мисс Полли, — медленно проговорил он.

— Любовной истории? Мисс Полли? — вытаращилась на садовника Нэнси. — Вот уж никогда б не подумала, что с ней могло приключиться такое!

— Понимаю, понимаю, — кивнул головой старик. — И все-таки это было. А ее возлюбленный до сих пор живет в нашем городе.

— Кто же он, мистер Том?

— Этого я тебе говорить не имею право. Старик кинул горделивый взгляд на хозяйский дом. Ото всего его облика веяло сейчас достоинством старого слуги, который прослужил в семье много лет и всецело стоит на страже ее интересов.

— Ну, дела… — Нэнси все еще не могла оправиться от потрясения. — Мисс Полли и возлюбленный!

Старый Том задумчиво посмотрел на девушку.

— Если бы ты знала ее столько, сколько я, тебя бы это совсем не удивило, — сказал он. — Поверь уж мне, она была просто красавицей. Да она бы и сейчас выглядела отменно, если бы ней носила старушечьи платья да не забирала волосы в пучок.

— Мисс Полли? Она была красавицей? — по-прежнему недоумевала Нэнси.

— Да, и если бы она сейчас распустила волосы, как раньше, надела шляпку с цветами и белое кружевное платье, ты сама сразу бы убедилась. Она ведь еще совсем не старая, Нэнси.

— Не старая? — усмехнулась Нэнси. — В таком случае, скажу вам, мистер Том, она очень хорошо представляет старуху.

— Знаю, милая. Такая она с тех пор, как рассталась с возлюбленным, — ответил старик. — С той поры она словно одними колючками питается. Она стала такой сухой, желчной…

— Это уж точно, — с возмущением подхватила Нэнси. — Что ей ни сделаешь, она всегда недовольна. Не плати она мне такие хорошие деньги и не нуждайся так мои домашние, ни за что бы не пошла к ней работать. Но все равно я когда-нибудь не выдержу и выскажу ей все. Тогда мне придется распроститься с этим домом. Вот так я вам и скажу, мистер Том, не выдержу. Вот так я вам и скажу.

Старый Том с грустью взглянул на Нэнси.

— Я понимаю, — спокойно ответил он. — В том, что ты говоришь, нет ничего удивительного. Но, поверь мне, так поступить легче всего. Это не лучший выход, дитя мое. Не лучший.

И он опять принялся обрабатывать свою клумбу.

— Нэнси! — послышался резкий голос.

— Иду, мэм, — робко промолвила Нэнси и поспешила домой.

3. ПРИЕЗД ПОЛЛИАННЫ

Некоторое время спустя пришла телеграмма. В ней сообщалось, что Поллианна прибудет в Белдингсвилль на следующий день — двадцать пятого июня, в четыре часа дня. Прочитав телеграмму, мисс Полли с хмурым видом направилась в комнату на чердаке. Она придирчиво осмотрела ее. В комнате стояли маленькая,, аккуратно застланная кровать, два жестких стула, комод без зеркала и маленький столик. Штор на окнах не было, и ни одна картина не украшала стены. Весь день солнце нещадно палило крышу, и маленькая комната раскалилась словно духовка. Жара усиливалась из-за того, что на окнах не было защитных сеток от насекомых и их приходилось держать закрытыми. В стекла, сердито жужжа, билась большая муха.

Мисс Полли прихлопнула муху, чуть приподняв окно, выбросила ее на улицу и снова плотно закрыла раму. Затем она поправила стул и со столь же хмурым видом покинула комнату.

Мгновение спустя она остановилась у кухонной двери.

— Нэнси, — сказала она. — Я была в комнате мисс Поллианны и нашла там муху. Видно, кто-то открывал окно. Я заказала сетки от насекомых. Но пока они не готовы, прошу тебя проследить, чтобы окна в комнате мисс Поллианны не открывались. Моя племянница приедет завтра в четыре часа дня. Я хочу, чтобы ты встретила ее на станции. Тимоти заложит открытую коляску, и ты поедешь вместе с ним. В телеграмме сказано: «Светлые волосы, платье из хлопка в красную клетку и соломенная шляпа». К этому я ничего не могу добавить. Но, думаю, ты и так узнаешь ее.

— Хорошо, мэм, но… вы…

Несмотря на невнятное бормотание Нэнси, мисс Полли прекрасно поняла, что та хотела сказать.

— Нет, — резко возразила она, — я не поеду. В этом нет никакой необходимости. Надеюсь, ты все поняла?

И, повернувшись, мисс Полли вышла из кухни с сознанием выполненного долга. По ее мнению, подготовка к приезду племянницы завершилась наилучшим образом.

Не успела она покинуть кухню, как Нэнси, которая в это время гладила, с силой вдавила утюг в полотенце.

— «Светлые волосы, платье из хлопка в красную клетку и соломенная шляпа». «К этому я ничего не могу добавить. Но, думаю, ты и так узнаешь ее», — передразнила она хозяйку. — На вашем месте мне было бы стыдно, мисс Полли. Если бы моя единственная племянница ехала бы ко мне через весь континент, а я бы почти ничего не знала о ней и даже встречать не захотела бы ехать! Какой позор! Вот так и скажу: позор!

И вконец разгневанная Нэнси еще долго высказывала свое возмущение ни в чем не повинным полотенцам.

На другой день, ровно без двадцати четыре Тимоти и Нэнси выехали из дома в открытой коляске. Тимоти был сыном старого Тома, и в городе часто повторяли: если старый Том — правая рука мисс Полли, то Тимоти — левая. Это был добродушный молодой человек чрезвычайно привлекательной наружности. Хотя Нэнси работала у мисс Полли совсем недавно, они уже успели подружиться с Тимоти, и с удовольствием болтали при каждой встрече. Однако сейчас Нэнси была настолько взволнована возложенной на нее миссией, что даже разговаривать не могла и, к удивлению Тимоти, они почти весь путь до станции проделали молча. Когда же они, наконец, добрались до места, Нэнси выпрыгнула из коляски и поспешила на платформу. «Светлые волосы, платье из хлопка в красную клетку и соломенная шляпа», — беспрестанно твердила она про себя, снова и снова пытаясь представить, какой же окажется эта Поллианна?

Тимоти догнал Нэнси уже на платформе.

— Знаешь, — сказала ему Нэнси, — лучше всего, если Поллианна окажется тихой, разумной и не станет ронять на пол ножи или хлопать дверьми.

— Прямо не знаю, что будет со всеми нами, если она окажется другой, — со смехом ответил Тимоти, — ты только вообрази себе, Нэнси, мисс Полли и строптивый ребенок под одной крышей! Ой! — вдруг крикнул он. — Уже поезд подходит! Слышишь свисток?

— Знаешь, Тимоти, по-моему, это ужасно с ее стороны, что она послала меня сюда! — выпалила Нэнси и помчалась на другой конец платформы. Ей казалось, что оттуда она сможет лучше разглядеть пассажиров, которые сойдут с поезда на их маленькой станции.

Вскоре Нэнси увидела ее. Две светлые косички, лицо, усеянное веснушками, глаза, напряженно что-то высматривающие… И, вдобавок ко всему, платье в красную клетку и соломенная шляпа. Ну, конечно же, это Поллианна!

Нэнси еще какое-то время оставалась на месте; ей надо было унять дрожь в коленках. Справившись немного с волнением, она подошла к девочке.

— Вы мисс Поллианна? — спросила она. В следующий миг на ее шее сомкнулись две руки в клетчатых рукавах, и Нэнси едва не задохнулась в объятиях.

— Ой! Я так рада! Так рада увидеть вас! — крикнула Поллианна прямо в ухо Нэнси. — Ну, конечно же, я Поллианна! Я так рада, что вы приехали встретить меня! Я так мечтала об этом!

— Ты мечтала? — переспросила Нэнси, которую совершенно ошеломило это заявление. Она решительно не могла взять в толк, каким образом Поллианна не только узнала о ее существовании, но даже мечтала, чтобы она ее встретила?

— Ты мечтала? 

www.bookol.ru

Читать онлайн "Поллианна" автора Портер Элинор - RuLit

Элинор ПОРТЕР

ПОЛЛИАННА

Немного об этой книге и ее авторе

«Поллианна» впервые издана в 1912 году. Давно нет в живых ее автора — известной американской писательницы Элинор Портер (1868-1920), давно уже первые поклонники книги превратились не только в дедушек и бабушек, но и в прадедушек и прабабушек, а приключения девочки со странным именем Поллианна по-прежнему дороги и близки юным читателям англоязычного мира.

Элинор Портер родилась в Нью-Гемпшире. Предки ее из тех, о ком в США с почтением говорят: "Они прибыли на «Мэйфлауэре»! С детства Элинор обожала музыку, и все думали, что она станет певицей. Завершив музыкальное образование в Бостоне, она и впрямь пела в церковных и светских хорах. Но, выйдя замуж, оставила музыку. Позже она переезжает в Нью-Йорк. Там из-под ее пера один за другим выходят сборники рассказов и первый роман «Пересечь поток». Живость персонажей и ситуаций, глубоко христианское осмысление мира сразу привлекли внимание к молодой писательнице. А подлинную славу ей принесла «Поллианна». Элинор Портер написала ее в саду, разбитом прямо на крыше нью-йоркского дома. По словам автора, о лучшем кабинете она и мечтать не могла. Тому, кто прочтет «Поллианну», тут будет о чем задуматься…

Ныне «Поллианна» давно признана классикой детской литературы. Самые престижные издательства публикуют ее рядом с такими произведениями, как «Маленькие женщины» Луизы Олкотт или «Серебряные коньки» Мэри Додж.

Книга несколько раз была экранизирована в США и других странах; одной из исполнительниц роли Поллианны была Мэри Пикфорд. Мы верим, что и ты полюбишь «Поллианну» не меньше, чем твои американские и английские сверстники.

Издатели

В это июньское утро мисс Полли Харрингтон вошла в кухню чуть быстрее обычного. Для уравновешенной и невозмутимой мисс Полли это было столь странно, что мывшая посуду Нэнси рот раскрыла от изумления. Правда, она служит на кухне у мисс Полли всего два месяца, но ей уже известно, что хозяйка привычкам своим изменять не любит. Мисс Полли сегодня и впрямь торопилась:

— Нэнси!

— Да, мэм? — продолжая мыть посуду, весело ответила Нэнси.

— Нэнси, — на этот раз голос мисс Полли прозвучал гораздо строже, — мне бы хотелось, чтобы ты, когда я с тобой говорю, прекращала работу и внимательно меня слушала.

Нэнси смутилась и покраснела. Она быстро поставила кувшин на стол, но полотенце, которым она его вытирала, зацепилось за ручку, и кувшин едва не полетел на пол. Нэнси смутилась еще больше.

— Вы совершенно правы, мэм, конечно, мэм, — поймав в воздухе кувшин, пролепетала она. — Я продолжала работать, чтобы быстрее покончить с посудой. Вы ведь сами велели мне поскорее помыть ее.

Хозяйка нахмурилась.

— Хватит, Нэнси. Я не просила тебя ничего объяснять. Я просто хочу, чтобы ты внимательно меня выслушала.

— Слушаю, мэм, — едва подавив вздох, сказала Нэнси.

«В жизни мне не угодить этой женщине!» — сокрушенно подумала она. Нэнси никогда не предполагала, что ей придется идти в прислуги. Но, неожиданно овдовев, мать ее тяжело занемогла от горя и кому-то надо было кормить семью, в которой было еще трое детей младше Нэнси. Вот почему, получив место на кухне в большом Доме на холме, Нэнси очень обрадовалась.

Нэнси и ее родные жили в местечке Корнере, в шести милях от Дома на холме, и о мисс Полли Харрингтон девушка знала только то, что она единственная владелица поместья Харрингтонов и одна из самых богатых жительниц города. За два месяца Нэнси успела неплохо узнать мисс Харрингтон. Хозяйка оказалась педантичной особой с суровым лицом и строгим взглядом. Она так хмурилась при любом непорядке, точно от звука свалившегося на пол ножа или хлопанья двери и впрямь могла произойти трагедия. Но даже когда с ножами, дверьми и прочим не происходило ровно никаких неприятностей, мисс Полли не становилась ни веселей, ни приветливей.

— Когда закончишь все, что обычно делаешь утром, — продолжала мисс Полли, — разбери маленькую комнату на чердаке. Вытащи оттуда все сундуки и ящики, подмети и вымой как следует пол и поставь кровать.

— Хорошо, мэм. Только вот куда мне девать все, что я вытащу?

— Перенесешь в другую часть чердака… Мисс Полли задумалась, потом сказала:

— Думаю, Нэнси, лучше уж сразу все рассказать. Сюда приезжает моя племянница, мисс Поллианна Уиттиер. Ей одиннадцать лет, Нэнси. Она и будет спать в этой комнате.

— Ох, мисс Харринггон! Сюда приедет девочка! Вот хорошо! — в восторге выпалила Нэнси. Она-то уж знала, сколько радости в доме от младших сестер.

— Хорошо? — сухо отозвалась мисс Полли. — Я бы этого не сказала. Конечно же, я сделаю для нее все, что от меня зависит. Надеюсь, у меня хватит чувства долга и доброты.

Нэнси опять покраснела.

— Разумеется, мэм. Я ведь только хотела сказать, что ребенок в доме, наверное, будет вам в радость.

— Спасибо на добром слове, милая, — совсем ледяным голосом произнесла мисс Полли, — но мне не кажется, что в моей жизни должно еще что-то быть.

— Захотели же вы, чтобы она сюда въехала, — не сдавалась Нэнси. Она уже чувствовала: если не постараться самой, маленькая незнакомка вряд ли тут встретит радушный прием.

Мисс Полли вздернула подбородок и смерила служанку надменным взглядом.

— Вот уж действительно, Нэнси. Ума не приложу, почему только из-за того, что моя сестра имела глупость выйти замуж и подарить ребенка миру, в котором, по-моему, и без того слишком много людей… Почему, я тебя спрашиваю, мне из-за этого должно захотеться кого-то воспитывать? Нет, моя дорогая, тут дело не в том, что мне хочется и чего не хочется. Просто у меня, в отличие от многих других, очень развито чувство долга. Хочу еще раз напомнить тебе, Нэнси: убери комнату как следует и не забудь хорошенько промести углы, — закончила мисс Полли и, резко повернувшись, вышла из кухни.

— Слушаюсь, мэм, — прошептала Нэнси ей вслед и, вздохнув, снова взялась за посуду.

Вернувшись в свою комнату, мисс Полли взяла в руки письмо, которое и внесло неожиданную сумятицу в ее жизнь. Оно пришло из маленького городка на Дальнем Западе. Мисс Полли снова внимательно взглянула на конверт, словно еще надеялась, что письмо адресовано не ей. Но на конверте значилось: «Мисс Полли Харрингтон, Белдингсвилль, Вермонт». Мисс Полли достала сложенный вдвое листок. Текст она знала почти наизусть:

Дорогая мадам!

Вынужден с прискорбием сообщить, что преподобный Джон Уиттиер скончался две недели назад. Как Вам, наверное, известно, покойный был пастором-миссионером в маленькой церкви и получал крайне скромное жалованье. Вот почему состояние, которое он оставил после себя, ограничивается лишь несколькими книгами. Таким образом, дальнейшая судьба его ребенка — девочки одиннадцати лет — совершенно неясна.

Мистер Джон Уиттиер рассказывал мне, что его безвременно умершая жена приходилась Вам сестрой. Но он также дал мне понять, что Ваши семьи не поддерживали дружеских отношений. Несмотря на это, перед смертью он выражал надежду, что Вы, в память о покойной сестре, не оставите девочку своей заботой и, взяв ее к себе, дадите ей подобающее воспитание.

По этой причине я и решился обеспокоить

Вас. К тому времени, как Вы получите это письмо, девочка будет готова отправиться в путь, и все зависит от Вашего решения. Если оно окажется положительным, мы все будем очень Вам благодарны. Единственная просьба — не задерживать в таком случае с ответом. Дело в том, что в Ваши края как раз отправляется супружеская чета, которой я мог бы доверить девочку. Она доехала бы с ними до Бостона, а там они посадили бы ее на Белдингсвилльский поезд. Разумеется, дату ее приезда и номер поезда мы сообщим дополнительно.

Очень надеюсь, дорогая мадам, на скорый положительный ответ.

Искренне Ваш Иеремия О. Уайт.

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Поллианна» бесплатно — Страница 1

Элинор Ходжман Портер

Поллианна

Моей кузине Белле

Eleanor H. Porter

POLLYANNA

First published in the U.S.A. 1913

© Магомет С.А., перевод, 2014

© Коверзнева В.О., иллюстрации, 2014

© Оформление, вступительная статья.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2014

Machaon®

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru), 2014

Книга с секретом

Как часто про какую-нибудь книгу говорят, что она удивительная, необыкновенная, что другой такой не найти! А на самом деле оказывается, что книга самая обыкновенная и никакого открытия в ней нет. Что же удивительного в «Поллианне», романе о маленькой девочке, знакомство с которой захватывает уже не одно поколение юных и взрослых читателей?

Жизнь самой писательницы внешне небогата событиями, которые могли бы послужить созданию яркой биографии. Но, с другой стороны, главное событие жизни писателя – это его внутренний мир, а точнее, художественное пространство его произведений.

Элинор Портер родилась в небольшом городке Литтлтоне, что в Новой Англии, так похожем на описанный в «Поллианне» городок Белдингвилль. В девичестве Портер получила музыкальное образование, училась пению, потом вышла замуж, переехала в город побольше и занялась литературой.

Даты жизни Элинор Портер: 1868–1920. То есть она – современница Марка Твена, и нет сомнений, что великий американский писатель – её литературный кумир, а его знаменитый персонаж Том Сойер – предмет подражания. Вероятно, Поллианна, девочка с тонкими пшеничными косичками, мечтающая о «шикарных чёрных кудрях», изначально задумывалась как «девчоночий» аналог Тома: та же соломенная шляпка, те же веснушки-конопушки. Её тётушку тоже зовут тётя Полли. Всё это прямые метки-отсылки к книгам Твена. Однако на этом сходство персонажей и повествования заканчивается.

Перед нами провинциальная Америка начала века. Здесь уже гудят паровозы и автомобили, звонят телефоны и играют граммофоны. После смерти мамы девочка Поллианна живёт с отцом, бедным священником. Единственный источник пропитания и жизни – благотворительная помощь местного дамского комитета. Через некоторое время умирает и отец, и девочку отправляют через всю страну к чёрствой, одинокой тётке. В этой, казалось бы, беспросветной обстановке, не предвещающей ничего, кроме бесконечной череды горестей и унижений, вдруг пробивается яркий луч света.

Если в книгах о Томе Сойере дети «выживают» в опасной близости жестокого мира взрослых благодаря детским проказам, фантазиям, жажде приключений, мечте о кладе и богатстве (и в конечном счёте его находят), то у Портер заветный ключ к миру взрослых не деньги, а нечто действительно необыкновенное – это игра в поиски радости.

Игра Поллианны – краеугольный камень, на котором строится весь сюжет. Её секрет достался девочке от папы, бедного священника, для которого христианский идеал и христианские заповеди, судя по всему, не были отвлечёнными понятиями, а составляли основу его повседневной жизни. Для маленькой Поллианны это обстоятельство стало главным уроком и примером, которому девочка будет следовать, а повзрослев, пронесёт через всю жизнь.

Критики и читатели справедливо отмечают, что в книге Портер прослеживается элемент протестантизма. Да иначе и быть не могло, ведь писательница родом из глубинки, и её мир – это жизнь американской провинции, известной своими крепкими религиозными устоями и пуританской моралью. Подобный пример духовной жизни без пафоса и навязчивости понятен даже детям. А словосочетание «пуританская мораль» в данном случае употреблено в самом положительном смысле, поскольку речь идёт об искреннем стремлении вести жизнь чистую в нравственном отношении, без лицемерных нравоучений.

Благодаря игре маленькая Поллианна не только противостоит взрослым, но и решительно вмешивается в их жизнь. Более того, преобразует и исправляет несчастливые обстоятельства взрослого мира. В этом смысле книга Портер, пожалуй, единственный в литературе прецедент – пример такой непосредственной, реальной возможности, когда ребёнок и правда может что-то изменить.

И что особенно замечательно, история девочки Поллианны – в высшей степени реалистическая книга, почти практическое руководство, которое состоит из множества эпизодов-примеров, так или иначе иллюстрирующих мысль о том, что пропасть между миром взрослых и миром детей не такая уж бездонная. И преодолеть её можно не столько силой и хитростью, сколько добрым словом, искренней улыбкой.

Можно порадоваться за тех ребятишек, кому посчастливится раскрыть эту удивительную книгу. Они узнают секрет успеха взаимоотношений со взрослыми, узнают, как добиться того, чтобы взрослые тебя услышали, поняли, пошли навстречу. Каждому ребёнку хочется владеть этим секретом. И, конечно, словно палочку-выручалочку, он возьмёт его с собой в будущую взрослую жизнь – не выдуманную, а настоящую – со всеми трудностями, подводными камнями…

Вот почему книгу о Поллианне дети и взрослые читают уже целых сто лет!

Сергей Магомет,

писатель, литератор, переводчик

Глава I

Мисс Полли

Походку мисс Полли Харрингтон отличала горделивая неторопливость. Как и подобает уважающей себя хозяйке. Но этим июньским утром – небывалое дело! – мисс Полли влетела в кухню как ракета. Если не сказать, как фурия.

Нэнси, кухарка, как раз протирала посуду перед раковиной. Нэнси служила у мисс Полли почти два месяца, но ни разу не видела госпожу в таком нетерпении.

– Эй, Нэнси!

– Да, мэм? – робко отозвалась девушка, поднимая глаза на госпожу и продолжая протирать кувшин тряпкой.

– Сколько раз повторять, – раздражённо сказала мисс Полли, – когда к тебе обращаются, не хлюпай тряпкой, а слушай, что тебе говорят!

Покраснев от смущения, Нэнси замерла на месте как вкопанная, прижав к себе кувшин и полотенце.

– Да, мэм. Понятно, мэм, – пробормотала она, боясь вздохнуть от страха, неловко перехватывая кувшин из одной руки в другую. – Я что, я ничего… Вы же сами с утра приказали, чтоб я побыстрее закончила с посудой…

Хозяйка сдвинула брови.

– Поговори ещё! Мне твоих объяснений не требуется. Ты должна молчать и слушать.

– Как угодно, мэм, – пролепетала Нэнси.

«Чёрту угодить легче, чем ей!» – подумала она в отчаянии.

Прежде Нэнси никогда нигде не служила, да нужда заставила: мать-вдова тяжко занедужила, а кроме Нэнси в семье ещё четверо маленьких детей. Бедная девушка была на седьмом небе от счастья, когда её взяли помощницей на кухню в шикарный дом на горе. К тому же Нэнси была нездешняя, из захолустного местечка, за шесть миль отсюда. Понятия не имела, кто такая эта мисс Полли. Слышала лишь, что та заправляет всем хозяйством старика Харрингтона, известного богача. Но это было два месяца назад. Теперь-то девушка узнала, что это за мисс: вечно недовольная, лицо как у мымры. Стоит звякнуть ложкой или ножом или скрипнуть дверью, зеленеет от злости. А если тебя не видно, не слышно, даже не улыбнётся. Не то что похвалить.

– Когда доделаешь здесь, – продолжала мисс Полли, – поднимись наверх, приберись в маленькой комнате на чердаке, приготовь постель. Да не забудь хорошенько подмести пол. Но сначала, конечно, протри все коробки и чемоданы.

– Слушаюсь, мэм. А куда положить вещи из чемоданов?

– Сложи рядом на чердаке… – Мисс Полли задумчиво покачала головой. – Да, вот ещё что, Нэнси! Тебе следует знать. Сегодня приезжает моя племянница, мисс Поллианна Уиттиер. Ей одиннадцать лет. Теперь она будет жить здесь. В комнате на чердаке.

Кухарка обрадовалась, сразу вспомнив о своих собственных младших сестрёнках, с которыми ей пришлось разлучиться.

– Так у нас будет жить маленькая девочка, мисс Харрингтон? – вырвалось у неё. – Вот здорово!

– Гм-м. Я бы так не сказала, – сухо заметила мисс Полли. – Но что поделаешь! Такое у меня доброе сердце. Кроме того, это как-никак мой долг.

– Конечно, мэм, – восторженно подхватила Нэнси. – Только подумайте: маленькая хорошенькая девочка будет жить с вами! Так и жить веселее… – Но, взглянув на госпожу, решила не продолжать.

– Тоже мне веселье! – поджала губы мисс Полли. – Одна обуза. Я и без неё не скучала.

– Оно, конечно, так, – кивнула Нэнси. – Всё-таки это ваша племянница, дочка вашей родной сестры… – набравшись духу, прибавила она. Ей от души хотелось, чтобы девочку в этом доме встретили как можно приветливее.

– Ну и что, что родной! – фыркнула мисс Полли. – Много ты понимаешь! Если она моя сестра, это не значит, что она наплодит детей, а мне потом за ними ухаживать! С какой такой радости, я тебя спрашиваю?.. – Мисс Полли направилась к двери. – И не забудь хорошенько вымести сор из всех углов! Слышишь, Нэнси! – проворчала она, выходя из кухни.

– Само собой, мэм, – кивнула ей вслед девушка.

Вода в раковине успела остыть, и кувшин пришлось ополаскивать ещё раз.

Вернувшись в свою комнату, мисс Полли снова достала это неприятное письмо, которое получила два дня тому назад. На конверте стоял штамп захолустного городишки на востоке страны. Письмо было адресовано лично госпоже Полли Харрингтон, город Белдингвилль, Вермонт, и начиналось так:

«Уважаемая госпожа! С прискорбием вынужден сообщить, что преподобный Джон Уиттиер скончался две недели тому назад, оставив после себя сироту-девочку одиннадцати лет. Кроме нескольких книг, у него не было никакой собственности. Как Вам должно быть известно, он служил простым пастором в маленьком приходе с мизерным жалованьем.

Смею предположить, покойный являлся мужем Вашей сестры, также умершей. Сам он, ввиду каких-то семейных обстоятельств, не любил об этом распространяться. Тем не менее выражал надежду, что Вы, быть может, по-родственному соизволите взять на себя заботу о сироте-девочке, устроите жить в своих краях.

Именно поэтому я Вам и пишу.

Когда Вы получите это письмо, всё будет готово к отправке сироты. Если Вы соблаговолите её принять, пожалуйста, сразу подтвердите это ответным письмом. Времени у нас в обрез, так как супруги, которые отправляются в Ваши края и согласились взять девочку с собой, долго ждать не могут. Они довезут девочку до Бостона, а там посадят на поезд до Белдингвилля. Само собой, они сообщат Вам номер поезда и день прибытия.

Надеюсь на Ваш скорый и благоприятный ответ.

С уважением,

Иеремия О. Уайт».

Мисс Полли нахмурилась, сложила письмо и сунула обратно в конверт. Ответное письмо она отправила ещё накануне. О да, она имеет представление о долге и порядочности и, конечно, приютит сироту. Даже если для этого потребуется пожертвовать собственным спокойствием.

Ещё некоторое время мисс Полли сидела с письмом в руках и вспоминала сестру Дженни. Как давно это было! Двадцатилетняя девушка огорошила семейство, заявив, что выходит замуж за молодого священника. Родители, естественно, были против. У них на примете имелся куда более подходящий жених для дочери – к тому же и богатый. Но Дженни слышать ничего не хотела. Не пойдёт за старика, хоть и при деньгах, и всё тут. Другое дело молодой пастор – энтузиаст, подающий надежды. Золотое сердце, полное любви. Естественно, Дженни выбрала его и отправилась на далёкий Юг в качестве верной миссионерской жены.

Потом произошёл разрыв. Мисс Полли, младшая в семье, прекрасно помнила, как случился этот разрыв, хотя тогда ей было не больше пятнадцати. Обиженное семейство решило вычеркнуть Дженни, жену нищего миссионера, из памяти. Какое-то время Дженни писала родителям. В частности, о том, что у неё опять родилась девочка, которую она назвала Поллианна. Двойное имя – в память о двух сестричках, умерших в младенчестве, – Полли и Анне. Это было её последнее письмо. Затем, спустя несколько лет, пришло короткое известие о её смерти. Об этом написал сам пастор. На этот раз на конверте стоял штамп этого самого захолустного городишки на далёком Западе.

Между тем для самих обитателей богатого дома на горе время как будто остановилось. Вот и сейчас, глядя из окна на простиравшуюся перед ней сколько хватало глаз долину, мисс Полли думала: вот прошло четверть века, а ничего не изменилось. Правда, теперь ей было не пятнадцать, а сорок. Одна-одинёшенька на целом свете. Мать, отец, сёстры – все давным-давно в могиле. Вот уже много лет она была хозяйкой этого громадного дома и приличного состояния.

Некоторые знакомые пытались её жалеть. Даже подыскивали кого-нибудь – просто для компании, – чтобы не коротать век в одиночестве. Но мисс Полли не нуждалась ни в жалости, ни в советах. Да и не чувствовала себя одинокой. Так и заявила. Это даже лучше – жить спокойной жизнью, ни от кого не зависеть.

И вот теперь…

Мисс Полли поднялась с места. С поджатыми губами, всё ещё продолжая хмуриться. Что бы там ни говорили, она не какая-нибудь бессердечная особа, не знающая, что такое чувство долга. Но и не размазня, позволяющая собой помыкать, однако…

И вот теперь… Поллианна!

Надо же было так назвать! До чего нелепое имя!

Глава II

Старик Том и Нэнси

Уж как Нэнси её скребла и мыла, эту комнатку на чердаке, особенно по углам. Не за страх, а за совесть. Наводила порядок с таким рвением, словно боролась не с пылью и паутиной, а с самой злючей хозяйкой. Даже на душе полегчало.

– На́ тебе, паутина! Получай, пыль! – весело приговаривала девушка, орудуя шваброй. – Прочь, моль и плесень! Полетят клочки по закоулочкам!

От одной мысли, что она устроит в этой комнатке уютное гнёздышко для славной маленькой девочки, у неё на душе звучала музыка. Подумать только: «одна обуза»! Надо же такое сказать! Ну уж нет!

Закончив уборку, Нэнси окинула критическим взглядом жалкую комнатёнку, ободранные стены.

– Ну что ж, – вздохнула она, – хотя бы чисто. Жаль, что малышке, да ещё сиротке, придётся жить в эдакой норе, да ничего не поделаешь!

Выходя из комнаты, девушка в сердцах так громко хлопнула дверью, что сама испуганно вздрогнула. Потом отчаянно махнула рукой:

– Ну и хорошо! Пусть слышит!

Днём в саду Нэнси сумела улучить минутку, чтобы перекинуться словечком со стариком Томом. Садовник, согнувшись в три погибели, пропалывал многолетний бурьян.

– Вы слышали, Том, – обратилась к нему девушка, опасливо оглядываясь, не подслушивает ли хозяйка, – к нам приезжает маленькая девочка? Она теперь будет жить с мисс Полли!

– А? Что? – пробормотал глуховатый старик, с трудом распрямляясь.

– Девочка! Она приезжает жить к мисс Полли!

– Быть того не может! – недоверчиво хмыкнул Том. – Скорее эта гора стронется с места!

– Правда, правда! – заверила его Нэнси. – Госпожа мне сама сказала. Это её племянница. Ей всего одиннадцать лет.

У старика от удивления отвисла челюсть.

– Ну и дела! – пробормотал он. В его пожухлых глазах заблестел тёплый огонёк. – Неужели это дочурка мисс Дженни?! Дженни – единственная, кому посчастливилось выйти замуж и вырваться отсюда… Вот радость-то, слава тебе Господи! Никак не думал дожить до этого!

– А кто такая эта мисс Дженни?

– О! Это был чистый ангел, спустившийся с Небес! – с жаром выдохнул старик. – Хотя старые господин и госпожа думали, что она их старшая дочь. В двадцать лет она вышла замуж и уехала отсюда навсегда. Давно это было… У неё были ещё дети, – печально продолжал Том, – но все они поумирали. Кроме одной дочки. Она-то, должно быть, и приезжает…

– Ей одиннадцать лет.

– Ну да. Похоже на то, – кивнул старик.

– И её поселят в комнатке на чердаке! Вот ужас-то! – воскликнула Нэнси, бросив негодующий взгляд в сторону громадного дома.

Старик неодобрительно тряхнул головой. Потом недоуменно приподнял брови.

– Чудеса! – вырвалось у него. – Я имею в виду, что девочка будет жить здесь, у мисс Полли. Не представляю себе.

– Я тем более, – вздохнула Нэнси.

Старик усмехнулся.

– Кажется, ты не в восторге от нашей госпожи?

– Можно подумать, вы в восторге! – в свою очередь проворчала девушка.

Старик неопределённо покачал головой и вновь взялся за тяпку.

– Похоже, – негромко проговорил он, – ты одна ничего не слышала о том романе, который был у мисс Полли…

– Романе?! У мисс Полли? Разве такое возможно? – изумилась Нэнси.

– Представь себе, да, – кивнул старик. – И предмет её любви до сих пор живёт в нашем городе.

– Неужели? А кто он?

Старик снова оторвался от работы и выпрямился.

– Нет, этого я не могу тебе сказать. – Было видно, что в душе старика ещё живёт преданность старым хозяевам. – Никак не могу!

– Вот бы никогда не подумала! – недоверчиво сказала Нэнси. – Чтобы у неё был возлюбленный!

Старик снова покачал головой.

– Я-то знаю хозяйку получше тебя, – сказал он. – В молодости она была хорошенькой. Да и сейчас могла бы… если бы хотела…

– Кто? Мисс Полли?!

– Ну да, она. Если бы ей распустить волосы, вплести в них ленты да цветы, одеть в кружева, и всякое такое… Она была бы настоящей красавицей!.. Она ведь ещё не старуха, Нэнси!

– Вот бы никогда не подумала, глядя на неё, – фыркнув, повторила Нэнси.

– Всё началось с той любовной истории, – сказал Том. – С тех пор она сама не своя – сплошь колючки и шипы. Как засохший терновник.

– Вот это больше похоже на правду, – согласилась девушка. – На неё никак не угодишь! Я бы здесь и дня не осталась, если бы так не нуждалась в деньгах. Ну ничего, когда-нибудь вырвусь с этой каторги, ноги моей здесь не будет!

– Может, и так. Это и понятно, – кивнул старик. – Но… не суди её строго.

Он вздохнул и снова принялся за работу.

– Эй, Нэнси! – раздался резкий голос.

– Иду, мэм! – откликнулась Нэнси и поспешила к дому.

Глава III

Приезд Поллианны

Мисс Полли держала в руках телеграмму, в которой сообщалось, что Поллианна приезжает в Белдингвилль на следующий день, то есть двадцать пятого июня, в четыре часа пополудни.

Сдвинув брови, хозяйка оглядела комнату.

Из мебели в комнате были лишь кроватка, два стула с прямыми спинками, рукомойник, крохотный комод без зеркала и столик. На слуховом окошке никаких занавесок. На стене ни одной картины. Целый день солнце припекало крышу, и в комнате было жарко, как в духовке. Рамы были закрыты наглухо, жалюзи отсутствовали. Большая муха тупо билась в стекло, то поднимаясь, то опускаясь, не находя выхода.

Мисс Полли прихлопнула муху и, чуть-чуть приподняв раму, выбросила на улицу. Потом переставила один из стульев и, недовольно покачав головой, вышла из комнаты.

– Эй, Нэнси! – снова крикнула она уже несколько минут спустя, просовывая голову в кухню. – Я обнаружила в комнате у мисс Поллианны громадную муху. Комнату нужно время от времени проветривать. Я уже заказала сетки на окна, но пока их не привезли, окно не открывай. Моя племянница приезжает завтра в четыре часа. Я не поеду на станцию встречать её. Тимоти приготовит открытую коляску и заедет за тобой. В телеграмме говорится, что у девочки светлые волосы, соломенная шляпка и клетчатое платье. Больше ничего не сказано. Думаю, этого вполне достаточно, чтобы ты её узнала…

– Слушаюсь, мэм, но разве вы…

– Нет! – резко оборвала её хозяйка, снова грозно сдвинув брови. – Сказано тебе, я не поеду. В этом нет никакой необходимости.

И отвернулась, давая понять, что не собирается менять своего решения.

Этим и ограничились все приготовления к приезду Поллианны.

На кухне, чтобы дать выход своему возмущению, Нэнси рьяно схватилась за утюг и принялась гладить кухонное полотенце.

«Светлые волосы, соломенная шляпка и клетчатое платье…» Прямо скажем, не много, чтобы отыскать девочку в толпе. Да как у госпожи только язык повернулся! Если к тому же учесть, что маленькой девочке пришлось ехать сюда чуть ли не через полстраны.

На следующий день двадцать минут четвёртого пополудни Тимоти и Нэнси погрузились в открытую коляску и отправились встречать гостью.

Тимоти был сыном старика Тома. В городе старика считали «правой рукой» хозяйки, а Тимоти – её «левой рукой». Симпатичный паренёк доброго нрава. Когда Нэнси поступила на службу, они быстро подружились.

По дороге на станцию, вся в мыслях о предстоящей встрече, обычно разговорчивая Нэнси была погружена в себя. А на станции даже вылезла из коляски, чтобы дожидаться поезда на перроне. В голове у неё вертелось одно и то же: «Светлые волосы, соломенная шляпка и клетчатое платье…» Она пыталась представить себе, как выглядит девочка Поллианна, и не могла.

– Очень надеюсь, что девочка тихая и воспитанная, – со вздохом сказала она подошедшему Тимоти. – Не будет бряцать ножами и вилками. Или, упаси Боже, хлопать дверью…

– Да уж, – усмехнулся паренёк, – иначе нам всем несдобровать! Могу себе представить, что будет с мисс Полли, если Поллианна окажется шумным ребёнком… Слышишь? – встрепенулся он. – Паровозный гудок!

– Знаешь, Тимоти, – воскликнула Нэнси, вытягивая шею, – мне кажется, что сам Господь послал нам эту малышку!

Девушка торопливо подошла к маленькому перрону, чтобы лучше видеть выходящих из вагонов пассажиров.

И сразу увидела девочку. Такую маленькую, хрупкую, в платье в красно-белую клетку, с двумя толстыми косами, отброшенными за спину. Под соломенной шляпкой виднелось веснушчатое личико. Девочка беспокойно оглядывалась по сторонам, явно высматривая кого-то.

Нэнси сразу поняла, что это Поллианна, и у неё у самой от волнения задрожали коленки. Она не сразу решилась подойти. Люди вокруг уже начали расходиться, когда она наконец поборола застенчивость и подошла.

– Вы, случайно, не… мисс Поллианна? – начала она.

В ту же секунду девочка бросилась к Нэнси, крепко обнимая её своими тоненькими ручонками.

– Как я рада! Как я рада! Здравствуйте! – восклицала малышка. – Ну конечно, я Поллианна! Кто же ещё! Как я рада, что вы меня встретили! Я так об этом мечтала!

– Мечтала? – удивилась Нэнси. Ведь они даже не были знакомы. – Как это «мечтала»? – пробормотала она, поправляя шляпку.

– Ну конечно! Ещё бы! Я всю дорогу пыталась представить, – воскликнула девочка, пританцовывая от радости, – какая вы из себя, как выглядите! Только о вас и думала! Надо же, вы точно такая, как я себе представляла! Как я рада!

Маленькие ладошки ласково гладили оторопевшую Нэнси по плечам, рукам.

Подошёл Тимоти. Нэнси смущённо представила его:

– Его зовут Тимоти… У тебя есть чемодан? – спросила она Поллианну.

– Конечно, есть, – с важным видом кивнула девочка. – Совершенно новый. Дамский! Как у настоящей леди! Его купили мои благодетельницы. Они такие добрые. Даже не знаю, сколько может стоить такой прекрасный чемодан. Наверное, целое состояние. Они ведь копили на красную ковровую дорожку в церковь, хоть до половины прохода… Постойте! – спохватилась она. – Тут у меня какая-то квитанция. Мистер Грей сказал, что этот чек нужно отдать вам, прежде чем я смогу забрать мой чемодан. Мистер Грей – муж миссис Грей. Они родня жене пастора Карра. Я ехала с ними. Они такие замечательные!.. А, вот она! – Девочка протянула Нэнси мятую бумажку.

Удивлённая этой энергичной речью, Нэнси смущённо посмотрела на Тимоти. Тот понимающе кивнул.

Наконец все трое двинулись с перрона. Поллианна шла между Нэнси и Тимоти и ни на секунду не закрывала рот. Вопросы, восклицания, замечания лились из неё таким бурным, нескончаемым потоком, что изумлённая Нэнси отчаялась за ними уследить.

Когда уселись в коляску, устроив рядом чемодан, Поллианна облегчённо вздохнула.

– Ну вот, слава Богу! – Коляска тронулась с места. – А нам далеко ехать? – поинтересовалась девочка. – Если далеко, то и ладно. Я обожаю путешествовать! Только, конечно, если не слишком далеко. Просто потому, что хочется побыстрее приехать домой. Ой, смотрите! – продолжала щебетать она. – Какая красивая улица! Я так и знала! Папа рассказывал мне, что здесь очень красиво… – Тут она запнулась и умолкла.

Нэнси заметила, что у малышки горестно задрожал подбородок. Девушка и сама была готова расплакаться. Но уже в следующую секунду девочка справилась с собой и продолжала щебетать:

– Ну да, папа мне рассказывал… Ах да, забыла! Миссис Грей сказала мне, чтобы я обязательно объяснила, почему на мне не траурное чёрное платье, а это – в красно-белую клетку. Чтобы вы чего не подумали про меня. Просто там у них не было других вещей. А бархатная накидка жены пастора Карра оказалась мне слишком велика. К тому же эта накидка всё равно была вся в белых пятнах и немножко рваная. На выделенные деньги благодетельницы сначала хотели купить мне чёрное платье. Потом решили купить этот замечательный чемодан. Всё равно денег на ковровую дорожку не хватало. Миссис Уайт сказала, что не любит детей в чёрном. То есть детей-то она, конечно, любит. Но просто не любит, когда их одевают в чёрные платья…

Поллианна умолкла, чтобы немножко перевести дыхание. Воспользовавшись паузой, Нэнси вставила:

– Ну да. Это правильно…

– Ещё бы! Конечно, правильно! – с жаром подхватила Поллианна. – Как я рада, что вы такого же мнения! Если носить чёрное, труднее радоваться!

– Как это – труднее? – удивлённо переспросила Нэнси.

– Конечно, труднее! Когда папочка отправлялся на Небеса к мамочке, чтобы оттуда смотреть на нас, он сказал, что я должна этому радоваться! Он так сказал!.. Но, к сожалению, мне трудно радоваться. Даже в таком весёленьком красно-белом платьице. Я так скучаю по папочке! Так скучаю! Ничего не могу с собой поделать! Конечно, он сейчас там с мамочкой – у Бога с ангелами… А я совсем одна. Нет, конечно, у меня есть благодетельницы, но… хотя… – Малышка радостно встрепенулась. – Теперь у меня есть вы, моя милая, милая тётушка Полли! Как я рада, что вы у меня есть!

От жалости и смущения у Нэнси чуть сердце не оборвалось.

– Погоди, миленькая! – пробормотала она, чуть не плача. – Ты ошиблась. Я совсем не твоя тётя Полли…

– Как не моя?.. – в ужасе пролепетала малышка. – А кто же вы тогда?!

– Я всего лишь Нэнси. Мне и в голову не могло прийти, что ты примешь меня за хозяйку… Я ведь совершенно не… не похожа на неё!

Тимоти подмигнул Нэнси, чтобы та перевела разговор на что-нибудь более весёлое. Однако Нэнси была слишком расстроена.

– Кто же вы? – всхлипнула девочка. – Вы не похожи на даму из благотворительного комитета.

Тимоти весело рассмеялся.

– Говорю же, – пробормотала Нэнси, – я просто служанка. Кухарка. Делаю всю работу. Кроме большой глажки. Ею занимается мисс Дерджин…

– А как же тётушка Полли? Она вообще существует? Жива? – нетерпеливо прервала её девочка.

– Ещё как существует и жива! – усмехнулся Тимоти. – Можешь не сомневаться!

Поллианна облегчённо вздохнула.

– Ну, слава Богу! – воскликнула она и после небольшой паузы продолжала: – Вы знаете, это даже хорошо, что не она, а вы приехали меня встречать. Как здорово, что я с вами познакомилась! Вы мне так нравитесь! А с ней познакомлюсь немножко попозже. И тогда буду совершенно счастлива, – радостно прибавила она.

Нэнси немного покраснела.

– Юная леди очень добра к тебе, – промолвил Тимоти, подмигнув Нэнси. – Поблагодари её за доброту, Нэнси!

– Конечно… Но мисс Полли…

– Мне уже не терпится с ней познакомиться, – заверила её Поллианна. – Я её заранее люблю. Она ведь моя тётушка. Единственный родной человек, который у меня остался. Раньше я даже не знала, что она у меня есть. Но потом папа рассказал… рассказал, что она живёт в таком большом, красивом доме на горе.

– Так и есть. Скоро сама увидишь, – кивнула Нэнси. – Большой, белый. С зелёными ставнями. Издалека видно. Да вон он!

– Какой красивый! Сколько вокруг зелени, деревьев! Никогда в жизни не видела таких зелёных лужаек. Наверное, она богатая, моя тётушка Полли?

1 2 3

www.litlib.net

Поллианна, сюжет

значения

НазваниеПоллианна
Название-оригиналPollyanna
Жанрдетская литература
АвторЭлеанор Портер
Язык оригиналаанглийский
Публикация1913 год
ПереводАнтон Иванов и Анна Устинова
ИздательствоL.C. Page

«Поллианна» (Pollyanna) — роман-бестселлер американской писательницы Элеанор Портер, опубликованный в 1913 году. Существует продолжение книги «Поллианна вырастает» (Pollyanna Grows Up), написанное самой Элеанор Портер, и множество сиквелов других авторов, в частности, Elizabeth Borton, Гарриет Ламмис Смит (Harriet Lummis Smith) и Колина Л. Риса (Colleen L. Reece).

По мотивам «Поллианны» снято несколько телесериалов и фильмов, из которых наиболее известны экранизация 1920 года с Мэри Пикфорд в главной роли и экранизация 1960 года компании Disney, главную роль в которой исполнила Хейли Миллс.

Сюжет

Одиннадцатилетняя Поллианна Уиттиер (Pollyanna Whittier) приезжает к своей тёте мисс Полли Харрингтон (Polly Harrington) в штат Вермонт. Отец Поллианны Джон Уиттиер скончался, не оставив практически никакого наследства: будучи бедным пастором в маленькой церкви и получая небольшое жалованье, он оставил после себя лишь несколько книг. Так как мать Поллианны давно умерла, а других родственников у неё нет, она вынуждена переехать к тёте Полли, которая всё это время не поддерживала никаких контактов с семьей Поллианны. Старшая сестра тёти Полли в своё время вышла за Джона Уиттиера вопреки желанию родителей, настаивавших на свадьбе с богатым человеком. Но мать Поллианны стала женой миссионера и отправилась с ним на юг, с тех пор семья разорвала с ней всякие отношения. Теперь, двадцать пять лет спустя, тётя Полли живёт одна в огромном доме, унаследовав крупное состояние после смерти всех её близких. Она педантична, строга и принимает племянницу исключительно из чувства долга. Поллианне она выделяет комнату на чердаке, без зеркала, с голыми стенами и практически без мебели, потому что «ей хотелось по возможности отдалиться от общества ребенка и, одновременно, уберечь богатую обстановку: уж она-то была наслышана, как плохо обращаются дети с хорошими вещами».

Поллианна же является полной противоположностью Полли: очень живая, говорливая и жизнерадостная. Она учит окружающих игре «в радость» (The Glad Game). Играть начали они с отцом давным-давно, когда им среди пожертвований достались костыли: «Мне тогда ужасно хотелось куклу, вот папа и попросил женщину, которая собирала пожертвования. А та леди ответила, что кукол никто не жертвовал, поэтому вместо куклы посылает маленькие костыли». Тогда отец объяснил Поллианне, что нужно радоваться, раз костыли им не нужны. С тех пор они всегда играли «в радость», находя повод для оптимизма в каждом событии. В первый же день после приезда Поллианны тётя Полли оставляет её без ужина, велев ужинать хлебом с молоком на кухне, вместе со служанкой Нэнси, на что Поллианна отвечает: «Что вы, тетя, я очень рада. Я люблю хлеб с молоком, и Нэнси мне очень нравится. Мы так хорошо поужинали вместе». Все нравоучения и наказания тёти Полли её племянница воспринимает с восторгом и благодарностью, чем приводит мисс Полли в замешательство. Постепенно тётя Полли привязывается к Поллианне.

www.cultin.ru