Читать онлайн "Сделай последний шаг" автора Глайнз Эбби - RuLit - Страница 1. Последний шаг книга


Сделай последний шаг (Эбби Глайнз) читать онлайн книгу бесплатно

Блэр Винн всего девятнадцать лет. Она наивна и чиста душой. Три последних года Блэр провела, ухаживая за тяжелобольной матерью. Рашу Финли двадцать четыре года. Он богат, избалован и испорчен. И для него не существует слова «нет». После смерти матери Блэр вынуждена продать дом в захолустном городке в Алабаме и переехать в красивый особняк во Флориде к отцу и мачехе. Но она не готова к радикальным переменам в своей жизни. Тем более она не готова к тому, что отец и мачеха уедут развлекаться в Париж и ей придется остаться один на один с новым родственником – Рашом Финли. Она знает, что ей не стоит ждать от Раша ничего хорошего. Она знает о его отвратительной репутации. Но она чувствует, что влюбляется в него без оглядки…

О книге

  • Название:Сделай последний шаг
  • Автор:Эбби Глайнз
  • Жанр:Современные любовные романы, О любви
  • Серия:Слишком далеко
  • ISBN:978-5-389-06134-7
  • Страниц:49
  • Перевод:Илона Русакова
  • Издательство:Азбука, Азбука-Аттикус
  • Год:2014

Электронная книга

Посвящается Лиз Рейнхардт,

которая в процессе написания этой книги

была моим личным чирлидером.

Бывает, в жизни сталкиваешься с людьми,

которые становятся твоими друзьями,

и дальше ты уже не можешь представить

без них свою жизнь.

Лиз – именно такой человек

Благодарности

Эта книга никогда не была бы издана, если бы не люди, которые читали рукопись, подбадривали меня и давали ценные советы. Вот эти люди: Колин Хувер, Лиз Рейнхардт, Элизабет Рис, Трейси Гарвис-Грейвс, Энджи Стэнтон, Таммара Веббер, Отумн Халл и Николь Чейз. Все они были рядом, когда я теряла веру в то, что смогу закончить эту книгу. Они не позволяли мне сомневаться в себе. Эта книга – благодарность им всем. Спасибо, леди.

Сара Хансен – автор...

lovereads.me

Сделай последний шаг читать онлайн

Посвящается Лиз Рейнхардт,

которая в процессе написания этой книги

была моим личным чирлидером.

Бывает, в жизни сталкиваешься с людьми,

которые становятся твоими друзьями,

и дальше ты уже не можешь представить

без них свою жизнь.

Лиз – именно такой человек

Эта книга никогда не была бы издана, если бы не люди, которые читали рукопись, подбадривали меня и давали ценные советы. Вот эти люди: Колин Хувер, Лиз Рейнхардт, Элизабет Рис, Трейси Гарвис-Грейвс, Энджи Стэнтон, Таммара Веббер, Отумн Халл и Николь Чейз. Все они были рядом, когда я теряла веру в то, что смогу закончить эту книгу. Они не позволяли мне сомневаться в себе. Эта книга – благодарность им всем. Спасибо, леди.

Сара Хансен – автор чудесной обложки. Она замечательная. Я люблю ее, а еще она веселая и с ней всегда можно отлично провести время. Поверьте… я знаю.

Кейт, мой муж, терпел неприбранный дом и нехватку чистой одежды, мирился с перепадами моего настроения, что было, пока я писала эту книгу, да и все мои другие книги тоже.

Мои три драгоценных ребенка, которые, пока я, запершись в кабинете, работала над этой книгой, питались корн-догами, пиццей и «Фростед флейкс». Обещаю, когда закончу писать, наготовлю им много хорошей горячей еды.

Джейн Дистел – самый крутой агент в литературном мире. Я ее обожаю. Да, вот так просто. А еще огромное спасибо моему агенту по иностранным правам Лорен Абрамо, она проделывает невероятную работу, чтобы распространить мои книги по всему миру. Она бриллиант чистой воды.

Стефани Т. Лотт. Я работала со многими редакторами, ее я люблю по-настоящему. Она потрясающая.

Я привыкла, что на загородных вечеринках возле дома паркуются грузовики с перепачканными в грязи колесами. Дорогие машины мне в таких местах не встречались, а вот на подъездной дорожке у этого дома их было не меньше двадцати. Чтобы никого не заблокировать, я припарковала пятнадцатилетний грузовичок «форд» моей мамы подальше на траве. Папа не сказал мне, что планирует на сегодня вечеринку. По большому счету, вообще ничего не сказал.

И на похоронах мамы не появился. Если бы у меня было где жить, я бы сюда не приехала. Чтобы оплатить счета за лечение мамы, пришлось продать небольшой дом, который нам оставила бабушка, и на тот момент у меня, кроме одежды, был только мамин грузовичок. Отец за все три года, что мама боролась с раком, ни разу нас не навестил, так что мне было непросто ему позвонить, но пришлось, потому что теперь он вся моя семья.

Я смотрела на трехэтажный дом на белом песке Розмари-Бич во Флориде. Это был новый дом моего отца. Его новая семья. Я должна была туда вписаться.

Вдруг кто-то рывком распахнул дверь грузовичка. Я инстинктивно выхватила из-под сиденья девятимиллиметровый пистолет и, держа его двумя руками, направила ствол в лицо незнакомца. Это был парень с взлохмаченными каштановыми волосами, заправленными за уши.

– Эй-эй, потише… – Парень вытаращил глаза и поднял руки. – Я хотел сказать, что ты заехала не туда, но теперь, когда ты наставила на меня пушку, скажу все, что пожелаешь.

Я приподняла бровь, но пистолет не опустила. Кто этот парень? Без стука распахивать дверь чужого грузовика не лучший способ поприветствовать его хозяина.

– Нет, я не думаю, что заехала не туда. Это дом Абрахама Винна?

Парень нервно сглотнул:

– Плохо соображаю, когда мне в лоб целятся. Милая, ты заставляешь меня нервничать. Не могла бы опустить пистолет, а то еще выстрелишь случайно.

Случайно? Так бывает? Этот тип начинает меня раздражать.

– Я тебя не знаю. Уже темно, я одна в незнакомом месте. Так что извини, но я не чувствую себя в безопасности. Можешь мне поверить, случайно я не выстрелю. Я умею обращаться с оружием. Очень хорошо умею.

Судя по взгляду, он не поверил, а я, присмотревшись к нему получше, поняла, что он ничем не угрожает. Но я еще не была готова опустить пистолет.

– Абрахам? – переспросил парень и отрицательно покачал головой, но потом словно передумал и сказал: – Подожди-ка, Эйб – новый отчим Раша. Я встречался с ним, перед тем как они с Джорджиной уехали в Париж.

Париж? Раш? О чем он? Я ждала, что этот тип скажет что-нибудь еще, но он молчал и, как загипнотизированный, смотрел в дуло пистолета. Не отрывая от парня глаз, я опустила пистолет и, предварительно поставив на предохранитель, убрала под сиденье. Мне казалось, что после этого парень восстановит способность соображать и все нормально объяснит.

– У тебя хоть есть разрешение на ношение оружия? – с сомнением в голосе поинтересовался он.

Я была не в настроении обсуждать это, мне нужны были ответы совсем на другие вопросы.

– Абрахам в Париже? – уточнила я.

Он знал, что я приеду в этот день. Мы разговаривали на прошлой неделе, сразу после того, как я продала дом.

Парень кивнул и вроде бы расслабился.

– Ты его знаешь? – спросил он.

Не очень. С тех пор как он бросил нас с мамой пять лет назад, я видела его всего два раза. Я хорошо помню папу, который приходил посмотреть, как я играю в американский футбол, и жарил на гриле бургеры во время вечеринок с соседями. Помню папу, который был у меня до того дня, когда моя сестра-близнец погибла в аварии. За рулем был отец. В тот день он стал другим человеком. Этот человек, пока я ухаживала за больной мамой, не звонил и не интересовался, как у меня дела. Этого человека я не знала. Совсем не знала.

– Я Блэр, его дочь.

Парень выпучил глаза, потом откинул голову и рассмеялся. Что смешного я сказала? Я ждала объяснений, но он только протянул руку и проговорил:

– Пошли, Блэр, хочу тебя кое с кем познакомить. Ему это понравится.

Я посмотрела на его руку и потянулась к своей сумочке.

– У тебя и сумочка заряжена? Мне, наверное, стоит всех предупредить, чтобы тебя не злили?

Веселые нотки в его голосе удержали меня от грубости.

– Ты не постучал, вот я и испугалась.

– Ты всегда, когда пугаешься, сразу хватаешься за пистолет? Ну и девчонка. Откуда сама? Большинство моих знакомых девчонок, когда пугаются, визжат или что-нибудь в этом роде.

Большинству его знакомых девчонок не приходилось самим себя защищать последние три года. Я должна была позаботиться о маме, но обо мне не заботился никто.

– Из Алабамы, – ответила я и, не обращая внимания на протянутую руку, самостоятельно выбралась из кабины.

Свежий ветерок подул в лицо, и я сразу почувствовала соленый запах океана. Я никогда раньше не видела пляжа на берегу океана. Ну, во всяком случае, воочию. На фотографиях и в кино – конечно. Но запах был точь-в-точь таким, каким я его себе представляла.

– Так, значит, то, что говорят о девчонках из Бамы, – правда, – сказал парень.

Я снова переключила внимание на него:

1

Загрузка...

bookocean.net

Читать онлайн "Сделай последний шаг" автора Глайнз Эбби - RuLit

Эбби Глайнс

Сделай последний шаг

Посвящается Лиз Рейнхардт,

которая в процессе написания этой книги

была моим личным чирлидером.

Бывает, в жизни сталкиваешься с людьми,

которые становятся твоими друзьями,

и дальше ты уже не можешь представить

без них свою жизнь.

Лиз – именно такой человек

Благодарности

Эта книга никогда не была бы издана, если бы не люди, которые читали рукопись, подбадривали меня и давали ценные советы. Вот эти люди: Колин Хувер, Лиз Рейнхардт, Элизабет Рис, Трейси Гарвис-Грейвс, Энджи Стэнтон, Таммара Веббер, Отумн Халл и Николь Чейз. Все они были рядом, когда я теряла веру в то, что смогу закончить эту книгу. Они не позволяли мне сомневаться в себе. Эта книга – благодарность им всем. Спасибо, леди.

Сара Хансен – автор чудесной обложки. Она замечательная. Я люблю ее, а еще она веселая и с ней всегда можно отлично провести время. Поверьте… я знаю.

Кейт, мой муж, терпел неприбранный дом и нехватку чистой одежды, мирился с перепадами моего настроения, что было, пока я писала эту книгу, да и все мои другие книги тоже.

Мои три драгоценных ребенка, которые, пока я, запершись в кабинете, работала над этой книгой, питались корн-догами, пиццей и «Фростед флейкс». Обещаю, когда закончу писать, наготовлю им много хорошей горячей еды.

Джейн Дистел – самый крутой агент в литературном мире. Я ее обожаю. Да, вот так просто. А еще огромное спасибо моему агенту по иностранным правам Лорен Абрамо, она проделывает невероятную работу, чтобы распространить мои книги по всему миру. Она бриллиант чистой воды.

Стефани Т. Лотт. Я работала со многими редакторами, ее я люблю по-настоящему. Она потрясающая.

Я привыкла, что на загородных вечеринках возле дома паркуются грузовики с перепачканными в грязи колесами. Дорогие машины мне в таких местах не встречались, а вот на подъездной дорожке у этого дома их было не меньше двадцати. Чтобы никого не заблокировать, я припарковала пятнадцатилетний грузовичок «форд» моей мамы подальше на траве. Папа не сказал мне, что планирует на сегодня вечеринку. По большому счету, вообще ничего не сказал.

И на похоронах мамы не появился. Если бы у меня было где жить, я бы сюда не приехала. Чтобы оплатить счета за лечение мамы, пришлось продать небольшой дом, который нам оставила бабушка, и на тот момент у меня, кроме одежды, был только мамин грузовичок. Отец за все три года, что мама боролась с раком, ни разу нас не навестил, так что мне было непросто ему позвонить, но пришлось, потому что теперь он вся моя семья.

Я смотрела на трехэтажный дом на белом песке Розмари-Бич во Флориде. Это был новый дом моего отца. Его новая семья. Я должна была туда вписаться.

Вдруг кто-то рывком распахнул дверь грузовичка. Я инстинктивно выхватила из-под сиденья девятимиллиметровый пистолет и, держа его двумя руками, направила ствол в лицо незнакомца. Это был парень с взлохмаченными каштановыми волосами, заправленными за уши.

– Эй-эй, потише… – Парень вытаращил глаза и поднял руки. – Я хотел сказать, что ты заехала не туда, но теперь, когда ты наставила на меня пушку, скажу все, что пожелаешь.

Я приподняла бровь, но пистолет не опустила. Кто этот парень? Без стука распахивать дверь чужого грузовика не лучший способ поприветствовать его хозяина.

– Нет, я не думаю, что заехала не туда. Это дом Абрахама Винна?

Парень нервно сглотнул:

– Плохо соображаю, когда мне в лоб целятся. Милая, ты заставляешь меня нервничать. Не могла бы опустить пистолет, а то еще выстрелишь случайно.

Случайно? Так бывает? Этот тип начинает меня раздражать.

– Я тебя не знаю. Уже темно, я одна в незнакомом месте. Так что извини, но я не чувствую себя в безопасности. Можешь мне поверить, случайно я не выстрелю. Я умею обращаться с оружием. Очень хорошо умею.

Судя по взгляду, он не поверил, а я, присмотревшись к нему получше, поняла, что он ничем не угрожает. Но я еще не была готова опустить пистолет.

– Абрахам? – переспросил парень и отрицательно покачал головой, но потом словно передумал и сказал: – Подожди-ка, Эйб – новый отчим Раша. Я встречался с ним, перед тем как они с Джорджиной уехали в Париж.

Париж? Раш? О чем он? Я ждала, что этот тип скажет что-нибудь еще, но он молчал и, как загипнотизированный, смотрел в дуло пистолета. Не отрывая от парня глаз, я опустила пистолет и, предварительно поставив на предохранитель, убрала под сиденье. Мне казалось, что после этого парень восстановит способность соображать и все нормально объяснит.

– У тебя хоть есть разрешение на ношение оружия? – с сомнением в голосе поинтересовался он.

Я была не в настроении обсуждать это, мне нужны были ответы совсем на другие вопросы.

– Абрахам в Париже? – уточнила я.

Он знал, что я приеду в этот день. Мы разговаривали на прошлой неделе, сразу после того, как я продала дом.

Парень кивнул и вроде бы расслабился.

– Ты его знаешь? – спросил он.

Не очень. С тех пор как он бросил нас с мамой пять лет назад, я видела его всего два раза. Я хорошо помню папу, который приходил посмотреть, как я играю в американский футбол, и жарил на гриле бургеры во время вечеринок с соседями. Помню папу, который был у меня до того дня, когда моя сестра-близнец погибла в аварии. За рулем был отец. В тот день он стал другим человеком. Этот человек, пока я ухаживала за больной мамой, не звонил и не интересовался, как у меня дела. Этого человека я не знала. Совсем не знала.

– Я Блэр, его дочь.

Парень выпучил глаза, потом откинул голову и рассмеялся. Что смешного я сказала? Я ждала объяснений, но он только протянул руку и проговорил:

– Пошли, Блэр, хочу тебя кое с кем познакомить. Ему это понравится.

Я посмотрела на его руку и потянулась к своей сумочке.

– У тебя и сумочка заряжена? Мне, наверное, стоит всех предупредить, чтобы тебя не злили?

Веселые нотки в его голосе удержали меня от грубости.

– Ты не постучал, вот я и испугалась.

– Ты всегда, когда пугаешься, сразу хватаешься за пистолет? Ну и девчонка. Откуда сама? Большинство моих знакомых девчонок, когда пугаются, визжат или что-нибудь в этом роде.

Большинству его знакомых девчонок не приходилось самим себя защищать последние три года. Я должна была позаботиться о маме, но обо мне не заботился никто.

– Из Алабамы, – ответила я и, не обращая внимания на протянутую руку, самостоятельно выбралась из кабины.

Свежий ветерок подул в лицо, и я сразу почувствовала соленый запах океана. Я никогда раньше не видела пляжа на берегу океана. Ну, во всяком случае, воочию. На фотографиях и в кино – конечно. Но запах был точь-в-точь таким, каким я его себе представляла.

– Так, значит, то, что говорят о девчонках из Бамы, – правда, – сказал парень.

Я снова переключила внимание на него:

– О чем это ты?

Парень просканировал взглядом мое тело и посмотрел мне в глаза. Его губы медленно растянулись в улыбке.

– Узкие джинсы, майка и пушка. Проклятье! Я прожил жизнь не в том штате.

Я только закатила глаза и полезла в кузов. У меня один чемодан и несколько коробок. Их надо забросить в Гудвилл.

– Давай помогу, – предложил парень.

Он обошел меня и потянулся за вещами, которые мама приготовила для нашего с ней «путешествия», но они так и пролежали в кладовке до ее смерти. Мама любила говорить о том, что когда-нибудь мы с ней поедем через всю страну, а потом на запад к океану. Но она заболела.

Я встряхнулась и сосредоточилась на настоящем.

– Спасибо… только я не помню, чтобы ты называл свое имя.

Парень вытащил чемодан из кузова и повернулся ко мне:

– Да? А может, просто забыла спросить, когда держала меня на мушке?

Я вздохнула. Что ж, с пистолетом, наверное, все-таки вышел перебор, но ведь этот парень же меня напугал.

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Сделай последний шаг» бесплатно — Страница 1

Эбби Глайнс

Сделай последний шаг

Посвящается Лиз Рейнхардт, которая в процессе написания этой книги была моим личным чирлидером. Бывает, в жизни сталкиваешься с людьми, которые становятся твоими друзьями, и дальше ты уже не можешь представить без них свою жизнь. Лиз – именно такой человек

Благодарности

Эта книга никогда не была бы издана, если бы не люди, которые читали рукопись, подбадривали меня и давали ценные советы. Вот эти люди: Колин Хувер, Лиз Рейнхардт, Элизабет Рис, Трейси Гарвис-Грейвс, Энджи Стэнтон, Таммара Веббер, Отумн Халл и Николь Чейз. Все они были рядом, когда я теряла веру в то, что смогу закончить эту книгу. Они не позволяли мне сомневаться в себе. Эта книга – благодарность им всем. Спасибо, леди.

Сара Хансен – автор чудесной обложки. Она замечательная. Я люблю ее, а еще она веселая и с ней всегда можно отлично провести время. Поверьте… я знаю.

Кейт, мой муж, терпел неприбранный дом и нехватку чистой одежды, мирился с перепадами моего настроения, что было, пока я писала эту книгу, да и все мои другие книги тоже.

Мои три драгоценных ребенка, которые, пока я, запершись в кабинете, работала над этой книгой, питались корн-догами, пиццей и «Фростед флейкс». Обещаю, когда закончу писать, наготовлю им много хорошей горячей еды.

Джейн Дистел – самый крутой агент в литературном мире. Я ее обожаю. Да, вот так просто. А еще огромное спасибо моему агенту по иностранным правам Лорен Абрамо, она проделывает невероятную работу, чтобы распространить мои книги по всему миру. Она бриллиант чистой воды.

Стефани Т. Лотт. Я работала со многими редакторами, ее я люблю по-настоящему. Она потрясающая.

Глава 1

Я привыкла, что на загородных вечеринках возле дома паркуются грузовики с перепачканными в грязи колесами. Дорогие машины мне в таких местах не встречались, а вот на подъездной дорожке у этого дома их было не меньше двадцати. Чтобы никого не заблокировать, я припарковала пятнадцатилетний грузовичок «форд» моей мамы подальше на траве. Папа не сказал мне, что планирует на сегодня вечеринку. По большому счету, вообще ничего не сказал.

И на похоронах мамы не появился. Если бы у меня было где жить, я бы сюда не приехала. Чтобы оплатить счета за лечение мамы, пришлось продать небольшой дом, который нам оставила бабушка, и на тот момент у меня, кроме одежды, был только мамин грузовичок. Отец за все три года, что мама боролась с раком, ни разу нас не навестил, так что мне было непросто ему позвонить, но пришлось, потому что теперь он вся моя семья.

Я смотрела на трехэтажный дом на белом песке Розмари-Бич во Флориде. Это был новый дом моего отца. Его новая семья. Я должна была туда вписаться.

Вдруг кто-то рывком распахнул дверь грузовичка. Я инстинктивно выхватила из-под сиденья девятимиллиметровый пистолет и, держа его двумя руками, направила ствол в лицо незнакомца. Это был парень с взлохмаченными каштановыми волосами, заправленными за уши.

– Эй-эй, потише… – Парень вытаращил глаза и поднял руки. – Я хотел сказать, что ты заехала не туда, но теперь, когда ты наставила на меня пушку, скажу все, что пожелаешь.

Я приподняла бровь, но пистолет не опустила. Кто этот парень? Без стука распахивать дверь чужого грузовика не лучший способ поприветствовать его хозяина.

– Нет, я не думаю, что заехала не туда. Это дом Абрахама Винна?

Парень нервно сглотнул:

– Плохо соображаю, когда мне в лоб целятся. Милая, ты заставляешь меня нервничать. Не могла бы опустить пистолет, а то еще выстрелишь случайно.

Случайно? Так бывает? Этот тип начинает меня раздражать.

– Я тебя не знаю. Уже темно, я одна в незнакомом месте. Так что извини, но я не чувствую себя в безопасности. Можешь мне поверить, случайно я не выстрелю. Я умею обращаться с оружием. Очень хорошо умею.

Судя по взгляду, он не поверил, а я, присмотревшись к нему получше, поняла, что он ничем не угрожает. Но я еще не была готова опустить пистолет.

– Абрахам? – переспросил парень и отрицательно покачал головой, но потом словно передумал и сказал: – Подожди-ка, Эйб – новый отчим Раша. Я встречался с ним, перед тем как они с Джорджиной уехали в Париж.

Париж? Раш? О чем он? Я ждала, что этот тип скажет что-нибудь еще, но он молчал и, как загипнотизированный, смотрел в дуло пистолета. Не отрывая от парня глаз, я опустила пистолет и, предварительно поставив на предохранитель, убрала под сиденье. Мне казалось, что после этого парень восстановит способность соображать и все нормально объяснит.

– У тебя хоть есть разрешение на ношение оружия? – с сомнением в голосе поинтересовался он.

Я была не в настроении обсуждать это, мне нужны были ответы совсем на другие вопросы.

– Абрахам в Париже? – уточнила я.

Он знал, что я приеду в этот день. Мы разговаривали на прошлой неделе, сразу после того, как я продала дом.

Парень кивнул и вроде бы расслабился.

– Ты его знаешь? – спросил он.

Не очень. С тех пор как он бросил нас с мамой пять лет назад, я видела его всего два раза. Я хорошо помню папу, который приходил посмотреть, как я играю в американский футбол, и жарил на гриле бургеры во время вечеринок с соседями. Помню папу, который был у меня до того дня, когда моя сестра-близнец погибла в аварии. За рулем был отец. В тот день он стал другим человеком. Этот человек, пока я ухаживала за больной мамой, не звонил и не интересовался, как у меня дела. Этого человека я не знала. Совсем не знала.

– Я Блэр, его дочь.

Парень выпучил глаза, потом откинул голову и рассмеялся. Что смешного я сказала? Я ждала объяснений, но он только протянул руку и проговорил:

– Пошли, Блэр, хочу тебя кое с кем познакомить. Ему это понравится.

Я посмотрела на его руку и потянулась к своей сумочке.

– У тебя и сумочка заряжена? Мне, наверное, стоит всех предупредить, чтобы тебя не злили?

Веселые нотки в его голосе удержали меня от грубости.

– Ты не постучал, вот я и испугалась.

– Ты всегда, когда пугаешься, сразу хватаешься за пистолет? Ну и девчонка. Откуда сама? Большинство моих знакомых девчонок, когда пугаются, визжат или что-нибудь в этом роде.

Большинству его знакомых девчонок не приходилось самим себя защищать последние три года. Я должна была позаботиться о маме, но обо мне не заботился никто.

– Из Алабамы, – ответила я и, не обращая внимания на протянутую руку, самостоятельно выбралась из кабины.

Свежий ветерок подул в лицо, и я сразу почувствовала соленый запах океана. Я никогда раньше не видела пляжа на берегу океана. Ну, во всяком случае, воочию. На фотографиях и в кино – конечно. Но запах был точь-в-точь таким, каким я его себе представляла.

– Так, значит, то, что говорят о девчонках из Бамы, – правда, – сказал парень.

Я снова переключила внимание на него:

– О чем это ты?

Парень просканировал взглядом мое тело и посмотрел мне в глаза. Его губы медленно растянулись в улыбке.

– Узкие джинсы, майка и пушка. Проклятье! Я прожил жизнь не в том штате.

Я только закатила глаза и полезла в кузов. У меня один чемодан и несколько коробок. Их надо забросить в Гудвилл.

– Давай помогу, – предложил парень.

Он обошел меня и потянулся за вещами, которые мама приготовила для нашего с ней «путешествия», но они так и пролежали в кладовке до ее смерти. Мама любила говорить о том, что когда-нибудь мы с ней поедем через всю страну, а потом на запад к океану. Но она заболела.

Я встряхнулась и сосредоточилась на настоящем.

– Спасибо… только я не помню, чтобы ты называл свое имя.

Парень вытащил чемодан из кузова и повернулся ко мне:

– Да? А может, просто забыла спросить, когда держала меня на мушке?

Я вздохнула. Что ж, с пистолетом, наверное, все-таки вышел перебор, но ведь этот парень же меня напугал.

– Я Грант, ну и друг Раша.

– Друг Раша?

Опять это имя. Кто такой Раш?

Грант снова широко улыбнулся:

– Ты не знаешь, кто такой Раш? – Ему явно было весело. – Я чертовски рад, что сегодня приехал. – Грант кивнул в сторону дома. – Пойдем, я тебя представлю.

Он повел меня к дому, и чем ближе мы подходили, тем громче звучала музыка. Если там нет отца, кто тогда устроил вечеринку? Я знала лишь то, что его новую жену зовут Джорджина. Вечеринку устроили ее дети? Сколько им лет? У нее же есть дети? Я точно не помнила. По телефону отец говорил как-то расплывчато. Он сказал, что мне понравится моя новая семья, но что это за семья – не сказал.

– Значит, Раш живет здесь? – спросила я.

– Да, живет, то есть летом точно живет. Он кочует по своим домам в зависимости от сезона.

– По своим домам?

– Ты ничего не знаешь о новой семье отца, да, Блэр? – усмехнулся Грант.

Грант был не в курсе. Я отрицательно покачала головой.

– Тогда быстренько тебя проконсультирую, пока мы не вошли в царство безумия. – Грант остановился на верхней ступеньке парадного крыльца. – Раш Финли – твой сводный брат. Он единственный ребенок Дина Финли, знаменитого барабанщика из «Слэкер демон». Его родители так и не поженились. Мать Раша в те времена была фанаткой из группы поддержки. Это его дом. Мамаша живет здесь, потому что он ей позволяет. – Грант замолчал и снова посмотрел на дверь, которая в ту же секунду открылась. – Это все его друзья.

Прямо передо мной стояла стройная рыжеватая блондинка в коротком ярко-синем платье и туфлях на таких высоченных каблуках, что если бы их надела я, то наверняка свернула бы себе шею. От меня не ускользнуло презрение в ее взгляде. С этим типом людей мне еще не приходилось общаться, но я точно знала, что моя одежда, купленная на распродажах, ей не по вкусу. В общем, либо ей не понравилось то, как я одета, либо по мне ползали вши.

– О, а вот и Нанетта, – раздраженным голосом поприветствовал блондинку Грант.

Блондинка перевела взгляд с меня на Гранта:

– Кто это?

– Друг. Нэн, не делай недовольное лицо, тебе это не идет, – бросил Грант, взял меня за руку и потянул внутрь.

В доме было не так много людей, как я предполагала, глядя на него с улицы. Мы прошли по просторному холлу и дальше через арочную дверь в комнату, которая, как я тогда подумала, была гостиной. В любом случае по площади это помещение было больше, чем весь мой дом, вернее – мой бывший дом. За распахнутыми стеклянными дверями от пола до потолка открывался великолепный вид на океан. Мне захотелось подойти поближе.

– Сюда, – позвал Грант.

Он не останавливался и подвел меня… Куда? К бару? Может быть в доме бар?

Я посмотрела на людей, мимо которых мы прошли. Они на секунду перестали разговаривать и тоже мельком оценили меня. Слишком уж я выделялась в этой компании.

– Раш, познакомься с Блэр. Думаю, эта девочка к тебе. Я нашел ее у дома. Мне показалось, что она потерялась, – сказал Грант, а я отвернулась от любопытных, чтобы посмотреть, кто такой Раш.

О!

О мой бог!

Раш с бутылкой пива в руке сидел в расслабленной позе на белом диване. Он чуть подался вперед и произнес, лениво растягивая слова:

– Неужели? Она миленькая, но слишком молодая. Это явно не моя девочка.

– Но она точно по твою душу. Раз уж ее папочка на ближайшие несколько недель сбежал с твоей мамочкой в Париж, можно сказать, теперь она принадлежит тебе. Если хочешь, я с радостью предложу ей комнату в своем доме. Правда, только если она пообещает оставить свое смертоносное оружие в грузовике.

Раш прищурился и посмотрел на меня уже внимательнее. Глаза у него были очень странные, я ни у кого таких не видела. Не темно-карие, но и не светло-карие, они были такого теплого цвета с тонкими серебряными нитями. Может, контактные линзы?

– Это обстоятельство не делает ее моей девочкой, – наконец сказал Раш и снова развалился на диване.

Грант откашлялся и спросил:

– Ты ведь это не всерьез?

Раш, вместо того чтобы ответить, отпил пиво из бутылки с длинным горлышком и перевел взгляд на приятеля. Я увидела в его глазах предупреждение. Похоже, меня сейчас попросят покинуть дом. Дело принимало плохой оборот. У меня в кошельке было ровно двадцать долларов, в баке практически не осталось бензина, а все ценное я уже продала. Когда я позвонила отцу и объяснила, что мне просто нужно где-то перекантоваться, пока не найду работу, чтобы самой снимать жилье, он сразу согласился, дал мне этот адрес и сказал, что будет рад, если я приеду и поживу с ним.

Раш снова переключил внимание на меня. Он ждал моего хода. Что я должна была сказать? Его губы дрогнули в улыбке, и он мне подмигнул.

– У меня сегодня полон дом гостей, а моя кровать уже занята. – Раш посмотрел на Гранта. – Думаю, пока я не свяжусь с ее папочкой, будет лучше, если мы отпустим ее пожить в отеле.

Отвращение, с которым он произнес «с ее папочкой», не осталось незамеченным. Ему не нравился мой отец. Вообще-то, я не могла винить Раша за это. Отец пригласил меня в дом Раша. В дороге я потратила почти все деньги на бензин и еду. Почему я ему поверила?

Я взялась за ручку чемодана, который все еще держал Грант, и сказала:

– Он прав. Мне лучше уйти. Это была плохая идея.

Я потянула ручку чемодана на себя, и он неохотно ее отпустил. При мысли о том, что я вот-вот стану бездомной, слезы начали щипать мне глаза. Я не могла посмотреть ни на Гранта, ни на Раша. Так, глядя в пол, развернулась и пошла к выходу.

Я слышала, как Грант спорит с Рашем, но мысленно отгородилась от них. Я совсем не хотела услышать, что этот красивый мужчина говорит обо мне. Я ему не понравилась. Это было ясно. Моего отца в этой семье не любили. Это тоже было очевидно.

– Так быстро уходите? – спросил кто-то сладким, как сироп, голосом.

Я подняла голову и увидела довольную улыбку на лице девушки, которая встретилась нам у парадной двери. Она тоже не была рада меня здесь видеть. Почему я вызывала отвращение у всех этих людей? Я опустила голову и открыла дверь. Злобная сучка не должна видеть мои слезы.

Выйдя из дома, я позволила себе расплакаться и пошла обратно к своему грузовичку. Если бы не чемодан, я бы, наверное, побежала. Мне надо было где-то укрыться. Мое место было в машине, а не в обществе надменных и самовлюбленных придурков. Я скучала по своему дому. Я скучала по маме. Дав волю слезам, я закрыла за собой дверь грузовичка.

Глава 2

Я вытерла глаза и заставила себя успокоиться и дышать ровно. Мне нельзя было расклеиваться. Я не сломалась, когда держала маму за руку в последние минуты ее жизни. Не сломалась, когда мамин гроб опускали в холодную землю. Не сломалась после того, как продала дом и лишилась жилья. Я не собиралась сдаваться после всего этого, я собиралась идти дальше.

У меня не было денег на номер в отеле, но был грузовичок. Я могла жить и в машине. Возникла только одна проблема: найти среди ночи безопасное место для стоянки. Розмари-Бич, по ощущению, вполне безопасное место, но я не сомневалась в том, что мой старый «форд», где бы я его ни припарковала, обязательно привлечет к себе внимание, и копы постучат в окно еще до того, как я успею заснуть. Значит, надо потратить последние деньги на бензин и ехать в более населенное место, где мой грузовик остался бы незамеченным на любой стоянке.

В большом городе можно припарковаться за каким-нибудь рестораном, а потом попробовать устроиться на работу. В случае успеха не нужно было бы тратиться на бензин, чтобы мотаться туда-сюда. Желудок урчанием напомнил, что я не ела с самого утра. Придется потратить пару долларов на еду. А потом молиться, чтобы утром подвернулась работа.

Все будет в порядке. Перед тем как завести грузовик и чуть сдать назад, я обернулась – на меня смотрели серебристые глаза.

Я вскрикнула и только потом поняла, что это Раш. Что он делает здесь? Пришел убедиться, что я покинула его владения? У меня нет никакого желания с ним разговаривать. Я уже хотела отвернуться, но тут он приподнял бровь. Что бы это значило?

И знаете, мне вообще это было не интересно. Пусть он и выглядел при этом сексуально. Я повернула ключ зажигания, но вместо урчания двигателя услышала только один щелчок.

О нет! Только не сейчас. Пожалуйста, только не сейчас.

Я поворачивала ключ и молилась, чтобы все получилось. Датчик топлива был сломан, но я, зная об этом, следила за пробегом. Бензин еще должен был остаться, у меня в запасе есть несколько миль. Уверена в этом.

Я ударила ладонью по рулю и пару раз выругала машину, но это не помогло. Я застряла. Теперь Раш вызовет полицию? Он так хотел, чтобы я убралась с его земли, что даже решил лично в этом убедиться. Я не могу уехать, означает ли это, что он сдаст меня копам? Или того хуже – вызовет эвакуатор? Если он это сделает, у меня не хватит денег, чтобы выкупить грузовик. Правда, в тюрьме есть постель и еда.

От волнения у меня сжалось горло, но я решила надеяться на лучшее и открыла дверь.

– Проблемы? – поинтересовался Раш.

Я была готова закричать от бессилия, но сумела сдержаться и кивнула в ответ:

– Бензин кончился.

Раш вздохнул. Я решила, что лучше молча ждать, какой он вынесет приговор. Умолять можно и после.

– Сколько тебе лет?

Что? Ему действительно интересно, сколько мне лет? Я торчу на его подъездной дорожке, он хочет, чтобы я уехала, и при этом интересуется моим возрастом? Очень странный парень.

– Девятнадцать.

– Правда?

Я изо всех сил старалась не злиться, надо было, чтобы он проявил сочувствие, поэтому не стала ехидничать и улыбнулась:

– Да, правда.

Раш тоже улыбнулся и пожал плечами:

– Извини, просто ты выглядишь моложе. – Он замолчал и оглядел меня с головы до ног. Я вдруг почувствовала, что краснею. – Беру свои слова обратно, – продолжил он. – Тело у тебя точно на девятнадцать. А вот лицо слишком свежее и юное. Ты что, не пользуешься косметикой?

Это вопрос? Что у него на уме? Я хотела знать, чего мне ждать, а не беседовать на тему «Косметика слишком дорогое для меня удовольствие». К тому же Кейн, мой бывший парень и теперешний лучший друг, всегда говорил, что мне не надо ничего добавлять к своей внешности. Что бы это ни значило, косметикой я не пользовалась.

– У меня кончился бензин. В кармане всего двадцать долларов. Отец сбежал, после того как пообещал, что поможет мне снова встать на ноги. Поверь, он последний человек, которого я хотела бы просить о помощи. И да, я не пользуюсь косметикой. У меня есть проблемы поважнее, чем забота о собственной внешности. Что теперь? Ты вызовешь полицию или эвакуатор? Если у меня есть выбор, я предпочла бы полицию.

Это было глупо. Он достал меня своими вопросами, и я не смогла сдержаться. В результате моей тирады у него могла появиться гениальная идея: вызвать эвакуатор. Просто замечательно!

Раш, склонив голову, внимательно меня разглядывал. Его молчание угнетало. Я выдала слишком много информации этому парню, и если бы он захотел, то мог бы значительно усложнить мою жизнь.

– Мне не нравится твой отец, и, судя по твоему тону, тебе он тоже не нравится, – задумчиво произнес Раш. – В доме есть одна свободная комната. Она будет пустовать, пока не вернется моя мать. Если мама у меня не живет, я не пользуюсь услугами ее горничной. Миссис Генриетта, когда мама на отдыхе, приходит убираться один раз в неделю. Можешь остановиться в ее комнате под лестницей. Комната маленькая, но кровать там есть.

Он предложил мне остановиться в его доме. Я готова была расплакаться. Но поплакать можно будет и позже, ночью. Меня не посадят в тюрьму. Слава богу!

– Кроме грузовика, мне ночевать негде, так что любая комната будет мне в самый раз. Спасибо тебе.

Раш нахмурился, но через секунду на его лице снова появилась беспечная улыбка.

– Где твой чемодан? – спросил он.

Я закрыла дверь кабины и подошла к кузову, чтобы достать чемодан, но не успела. Раш уже был рядом, я чувствовала восхитительный запах его тела. Не оборачиваясь, я замерла на месте, а он схватил мой чемодан и вытащил его из кузова.

Я повернулась и посмотрела ему в лицо.

– Я в состоянии донести твой багаж, – сказал он и подмигнул. – Не такой уж я хам.

– Еще раз спасибо, – запинаясь, промямлила я, а сама не могла оторвать от него глаз.

У него были скульптурные черты лица и неправдоподобно красивые глаза. Ресницы густые и черные, как будто подведенные. Это было несправедливо. У меня ресницы светлые. Я бы что угодно отдала за такие, как у него.

– О, здорово. Ты ее остановил. Я дал тебе пять минут – и вот вышел посмотреть, выставил ты ее или нет.

Я узнала голос Гранта, он привел меня в чувство, и я была благодарна ему за это. До этого я пялилась на Раша, как последняя идиотка, было бы неудивительно, если бы он снова предложил мне собирать вещи.

– Она поживет в комнате Генриетты, пока я не свяжусь с ее отцом, – раздраженно сказал Раш, обошел меня и передал чемодан Гранту. – Вот, держи, проводишь ее в комнату. Меня уже заждались.

И он, даже не взглянув на меня, пошел к дому. Мне потребовалась вся сила воли, чтобы не смотреть вслед. Особенно потому, что его зад в обтягивающих джинсах притягивал мой взгляд, как магнит. Раш был не тем парнем, которым я могла позволить себе увлечься.

Грант покачал головой и посмотрел на меня:

– У этого сукина сына настроение как качели.

С этим трудно было не согласиться.

– Тебе не обязательно снова тащить мои вещи в дом. – Я потянулась за чемоданом.

Грант отвел мою руку в сторону:

– Так случилось, что я здесь на правах брата. К тому же у меня есть две очень сильных – не говоря уже о том, что очень красивых, – руки, так что я не позволю тебе самой таскать тяжести.

Я улыбнулась бы, если бы не одно слово, проскочившее в его шутливой фразе.

– Брата? – переспросила я.

Грант улыбнулся, но глаза у него не были веселыми.

– Кажется, я забыл упомянуть, что я сын второго мужа Джорджины. Она вышла замуж за моего отца, когда мне было три, а Рашу – четыре. Мы жили вместе, пока мне не исполнилось пятнадцать. В ту пору мы с Рашем считались братьями. Развод моего отца с его мамой ничего для нас не изменил. Мы ходили в одну и ту же школу и даже состояли в одном студенческом братстве.

Так, понятно. Этого я не ожидала.

– А сколько мужей было у Джорджины?

Грант безрадостно усмехнулся и зашагал к дому.

– Твой отец – муж номер четыре, – ответил он на ходу.

Мой отец – идиот. Судя по тому, что я услышала, эта женщина меняла мужей, как перчатки. Когда она решит, что пришла пора пятого?

Мы во второй раз поднялись на крыльцо и вошли в дом. Грант, пока мы шли к кухне, не сказал ни слова. Обстановка в кухне напомнила мне картинки из дизайнерских журналов: массивные столешницы из черного мрамора и всякие хитрые агрегаты. Потом Грант открыл дверь, которая, как мне показалось, вела в кладовую. Я немного замешкалась, а затем двинулась следом. Грант миновал кладовую и открыл еще одну дверь.

Он втиснулся в крохотную комнатушку и поставил чемодан на пол. Я проследовала за Грантом и быстро обошла кругом двуспальную кровать которую от двери отделяли всего несколько дюймов. Было очевидно, что мы находимся под лестницей. Маленькая тумбочка еле-еле вмещалась между кроватью и стенкой. Кроме этих предметов мебели, в комнате больше ничего не было.

– Даже не представляю, где ты будешь держать свои вещи. Слишком уж маленькая комнатка. Признаюсь, я здесь никогда не был. – Грант покачал головой и вздохнул. – Послушай, если хочешь, можешь пожить в моей квартире. У меня хотя бы найдется спальня, по которой ты сможешь передвигаться.

Каким бы милым ни был Грант, я не собиралась принимать его предложение. Ни к чему ему незваная гостья. А в комнате под лестницей я могла жить так, что меня никто в доме и не заметил бы. Можно было заниматься уборкой в перерывах между поисками работы. Я подумала о том, что Раш, наверное, разрешит мне пожить в этой маленькой комнатке, пока я не скоплю достаточно денег, чтобы снимать жилье. Меня не пугала перспектива жить в тесноте. Завтра найду продуктовый магазин. На арахисовом масле и хлебе можно протянуть неделю или даже больше.

– Все отлично, – сказала я. – Здесь я никому не помешаю. И потом, завтра Раш позвонит моему отцу и узнает, когда он думает возвращаться. Может, у моего отца есть какой-то план. Не знаю. Но все равно большое спасибо за приглашение. Я это ценю. Правда.

Грант еще раз оглядел комнату. Вид у него был недовольный, а мне нравилось, что ему не нравится эта комната.

– Не хочу оставлять тебя здесь. Это как-то неправильно, – заявил Грант, и я услышала в его голосе просительную интонацию.

– Комната замечательная. Здесь намного лучше, чем в грузовике.

– В грузовике? – Грант нахмурился. – Ты собиралась ночевать в грузовике?

– Да. Собиралась. А здесь у меня хоть появится время подумать о том, что делать дальше.

Грант провел пятерней по взлохмаченным волосам и спросил:

– Можешь кое-что пообещать?

Я не любительница давать обещания. Мне хорошо известно, что их очень легко нарушают. Я пожала плечами. Это был лучший вариант ответа.

– Если Раш заставит тебя уехать, ты мне позвонишь.

Я хотела было согласиться, но тут вспомнила, что у меня нет его номера.

– Дай сотовый, я забью тебе свой номер, – предложил Грант.

– У меня нет телефона.

Вот так, честный и просто душераздирающий ответ. Грант даже рот разинул от удивления.

– У тебя нет сотового? Теперь понятно, почему ты таскаешь с собой этот чертов пистолет. – Он достал из кармана какой-то похожий на квитанцию листок. – А ручка у тебя есть?

Я нашла в сумочке ручку и передала Гранту. Он быстро нацарапал свой номер и вернул мне ручку вместе с «квитанцией».

– Если что, звони, я серьезно.

Я не собиралась звонить Гранту, но все равно это было мило с его стороны. Я кивнула. Кивок не обещание.

– Надеюсь, ты здесь хорошо выспишься, – сказал Грант и еще раз с озабоченным видом оглядел комнату.

– Высплюсь отлично, – уверенно ответила я.

Грант кивнул, вышел и закрыл за собой дверь. Я подождала, пока он закроет за собой и дверь в кладовую, а потом села на кровать рядом со своим чемоданом. Все складывалось хорошо. Я должна была справиться.

Глава 3

В комнате под лестницей окон, естественно, не было, но я поняла, что солнце уже давно взошло. Восемь часов за рулем вымотали меня, но топот на лестнице долго не давал заснуть. Я потянулась, села и щелкнула выключателем на стене. Маленькая лампочка осветила комнату, и я вытащила чемодан из-под кровати.

Надо было принять душ, а еще хотелось в туалет. Я надеялась, что все уже спят и я смогу незаметно воспользоваться ванной. Грант накануне не показал мне, где в доме санитарные удобства. Мне выделили только комнату под лестницей. Но не выгонят же меня из-за того, что я минутку постояла под душем?

Я схватила чистые трусики, черные шорты и белый топик. Если повезет, я успею помыться до того, как Раш проснется и спустится вниз.

В кладовой на полках было столько продуктов, что их все невозможно было съесть и за год. Я осторожно открыла дверь и вышла в кухню. Свет был выключен, хотя солнечного света, который проникал через большие окна с видом на океан, было более чем достаточно. Если бы мне так сильно не хотелось в туалет, я бы обязательно остановилась, чтобы полюбоваться океаном, но физиология заставила пойти дальше. В доме было тихо: повсюду расставлены пустые бутылки и бокалы, тарелки с остатками еды, и еще валялись разные предметы одежды. Неплохо было бы прибраться. Если доказать, что я могу быть полезной, хозяин может разрешить мне остаться подольше, пока я не найду работу или даже пока не начну получать зарплату.

Я тихонько открыла первую попавшуюся на моем пути дверь. Была опасность, что это спальня, но оказалось, что это гардероб. Я закрыла дверь и пошла по коридору в сторону лестницы. Если все ванные связаны со спальнями, мне конец. Но ведь должна же быть душевая для тех, кто весь день провел на пляже и хочет просто обмыться? И Генриетта тоже не могла обойтись без душа и туалета. Я пошла обратно через кухню к стеклянным дверям, которые были открыты накануне вечером. Оглядевшись у дверей, я заметила лестницу, которая вела вниз, и решила спуститься.

1 2 3

www.litlib.net

Сделай последний шаг читать онлайн - Эбби Глайнс

Эбби Глайнс

Сделай последний шаг

Посвящается Лиз Рейнхардт,

которая в процессе написания этой книги

была моим личным чирлидером.

Бывает, в жизни сталкиваешься с людьми,

которые становятся твоими друзьями,

и дальше ты уже не можешь представить

без них свою жизнь.

Лиз — именно такой человек

Благодарности

Эта книга никогда не была бы издана, если бы не люди, которые читали рукопись, подбадривали меня и давали ценные советы. Вот эти люди: Колин Хувер, Лиз Рейнхардт, Элизабет Рис, Трейси Гарвис-Грейвс, Энджи Стэнтон, Таммара Веббер, Отумн Халл и Николь Чейз. Все они были рядом, когда я теряла веру в то, что смогу закончить эту книгу. Они не позволяли мне сомневаться в себе. Эта книга — благодарность им всем. Спасибо, леди.

Сара Хансен — автор чудесной обложки. Она замечательная. Я люблю ее, а еще она веселая и с ней всегда можно отлично провести время. Поверьте… я знаю.

Кейт, мой муж, терпел неприбранный дом и нехватку чистой одежды, мирился с перепадами моего настроения, что было, пока я писала эту книгу, да и все мои другие книги тоже.

Мои три драгоценных ребенка, которые, пока я, запершись в кабинете, работала над этой книгой, питались корн-догами, пиццей и «Фростед флейкс». Обещаю, когда закончу писать, наготовлю им много хорошей горячей еды.

Джейн Дистел — самый крутой агент в литературном мире. Я ее обожаю. Да, вот так просто. А еще огромное спасибо моему агенту по иностранным правам Лорен Абрамо, она проделывает невероятную работу, чтобы распространить мои книги по всему миру. Она бриллиант чистой воды.

Стефани Т. Лотт. Я работала со многими редакторами, ее я люблю по-настоящему. Она потрясающая.

Глава 1

Я привыкла, что на загородных вечеринках возле дома паркуются грузовики с перепачканными в грязи колесами. Дорогие машины мне в таких местах не встречались, а вот на подъездной дорожке у этого дома их было не меньше двадцати. Чтобы никого не заблокировать, я припарковала пятнадцатилетний грузовичок «форд» моей мамы подальше на траве. Папа не сказал мне, что планирует на сегодня вечеринку. По большому счету, вообще ничего не сказал.

И на похоронах мамы не появился. Если бы у меня было где жить, я бы сюда не приехала. Чтобы оплатить счета за лечение мамы, пришлось продать небольшой дом, который нам оставила бабушка, и на тот момент у меня, кроме одежды, был только мамин грузовичок. Отец за все три года, что мама боролась с раком, ни разу нас не навестил, так что мне было непросто ему позвонить, но пришлось, потому что теперь он вся моя семья.

Я смотрела на трехэтажный дом на белом песке Розмари-Бич во Флориде. Это был новый дом моего отца. Его новая семья. Я должна была туда вписаться.

Вдруг кто-то рывком распахнул дверь грузовичка. Я инстинктивно выхватила из-под сиденья девятимиллиметровый пистолет и, держа его двумя руками, направила ствол в лицо незнакомца. Это был парень с взлохмаченными каштановыми волосами, заправленными за уши.

— Эй-эй, потише… — Парень вытаращил глаза и поднял руки. — Я хотел сказать, что ты заехала не туда, но теперь, когда ты наставила на меня пушку, скажу все, что пожелаешь.

Я приподняла бровь, но пистолет не опустила. Кто этот парень? Без стука распахивать дверь чужого грузовика не лучший способ поприветствовать его хозяина.

— Нет, я не думаю, что заехала не туда. Это дом Абрахама Винна?

Парень нервно сглотнул:

— Плохо соображаю, когда мне в лоб целятся. Милая, ты заставляешь меня нервничать. Не могла бы опустить пистолет, а то еще выстрелишь случайно.

Случайно? Так бывает? Этот тип начинает меня раздражать.

— Я тебя не знаю. Уже темно, я одна в незнакомом месте. Так что извини, но я не чувствую себя в безопасности. Можешь мне поверить, случайно я не выстрелю. Я умею обращаться с оружием. Очень хорошо умею.

Судя по взгляду, он не поверил, а я, присмотревшись к нему получше, поняла, что он ничем не угрожает. Но я еще не была готова опустить пистолет.

— Абрахам? — переспросил парень и отрицательно покачал головой, но потом словно передумал и сказал: — Подожди-ка, Эйб — новый отчим Раша. Я встречался с ним, перед тем как они с Джорджиной уехали в Париж.

Париж? Раш? О чем он? Я ждала, что этот тип скажет что-нибудь еще, но он молчал и, как загипнотизированный, смотрел в дуло пистолета. Не отрывая от парня глаз, я опустила пистолет и, предварительно поставив на предохранитель, убрала под сиденье. Мне казалось, что после этого парень восстановит способность соображать и все нормально объяснит.

— У тебя хоть есть разрешение на ношение оружия? — с сомнением в голосе поинтересовался он.

Я была не в настроении обсуждать это, мне нужны были ответы совсем на другие вопросы.

— Абрахам в Париже? — уточнила я.

Он знал, что я приеду в этот день. Мы разговаривали на прошлой неделе, сразу после того, как я продала дом.

Парень кивнул и вроде бы расслабился.

— Ты его знаешь? — спросил он.

Не очень. С тех пор как он бросил нас с мамой пять лет назад, я видела его всего два раза. Я хорошо помню папу, который приходил посмотреть, как я играю в американский футбол, и жарил на гриле бургеры во время вечеринок с соседями. Помню папу, который был у меня до того дня, когда моя сестра-близнец погибла в аварии. За рулем был отец. В тот день он стал другим человеком. Этот человек, пока я ухаживала за больной мамой, не звонил и не интересовался, как у меня дела. Этого человека я не знала. Совсем не знала.

— Я Блэр, его дочь.

Парень выпучил глаза, потом откинул голову и рассмеялся. Что смешного я сказала? Я ждала объяснений, но он только протянул руку и проговорил:

— Пошли, Блэр, хочу тебя кое с кем познакомить. Ему это понравится.

Я посмотрела на его руку и потянулась к своей сумочке.

— У тебя и сумочка заряжена? Мне, наверное, стоит всех предупредить, чтобы тебя не злили?

Веселые нотки в его голосе удержали меня от грубости.

— Ты не постучал, вот я и испугалась.

— Ты всегда, когда пугаешься, сразу хватаешься за пистолет? Ну и девчонка. Откуда сама? Большинство моих знакомых девчонок, когда пугаются, визжат или что-нибудь в этом роде.

Большинству его знакомых девчонок не приходилось самим себя защищать последние три года. Я должна была позаботиться о маме, но обо мне не заботился никто.

— Из Алабамы, — ответила я и, не обращая внимания на протянутую руку, самостоятельно выбралась из кабины.

Свежий ветерок подул в лицо, и я сразу почувствовала соленый запах океана. Я никогда раньше не видела пляжа на берегу океана. Ну, во всяком случае, воочию. На фотографиях и в кино — конечно. Но запах был точь-в-точь таким, каким я его себе представляла.

— Так, значит, то, что говорят о девчонках из Бамы, — правда, — сказал парень.

Я снова переключила внимание на него:

— О чем это ты?

Парень просканировал взглядом мое тело и посмотрел мне в глаза. Его губы медленно растянулись в улыбке.

— Узкие джинсы, майка и пушка. Проклятье! Я прожил жизнь не в том штате.

Я только закатила глаза и полезла в кузов. У меня один чемодан и несколько коробок. Их надо забросить в Гудвилл.

— Давай помогу, — предложил парень.

Он обошел меня и потянулся за вещами, которые мама приготовила для нашего с ней «путешествия», но они так и пролежали в кладовке до ее смерти. Мама любила говорить о том, что когда-нибудь мы с ней поедем через всю страну, а потом на запад к океану. Но она заболела.

Я встряхнулась и сосредоточилась на настоящем.

— Спасибо… только я не помню, чтобы ты называл свое имя.

Парень вытащил чемодан из кузова и повернулся ко мне:

— Да? А может, просто забыла спросить, когда держала меня на мушке?

Я вздохнула. Что ж, с пистолетом, наверное, все-таки вышел перебор, но ведь этот парень же меня напугал.

— Я Грант, ну и друг Раша.

— Друг Раша?

Опять это имя. Кто такой Раш?

Грант снова широко улыбнулся:

— Ты не знаешь, кто такой Раш? — Ему явно было весело. — Я чертовски рад, что сегодня приехал. — Грант кивнул в сторону дома. — Пойдем, я тебя представлю.

Он повел меня к дому, и чем ближе мы подходили, тем громче звучала музыка. Если там нет отца, кто тогда устроил вечеринку? Я знала лишь то, что его новую жену зовут Джорджина. Вечеринку устроили ее дети? Сколько им лет? У нее же есть дети? Я точно не помнила. По телефону отец говорил как-то расплывчато. Он сказал, что мне понравится моя новая семья, но что это за семья — не сказал.

— Значит, Раш живет здесь? — спросила я.

— Да, живет, то есть летом точно живет. Он кочует по своим домам в зависимости от сезона.

— По своим домам?

— Ты ничего не знаешь о новой семье отца, да, Блэр? — усмехнулся Грант.

Грант был не в курсе. Я отрицательно покачала головой.

— Тогда быстренько тебя проконсультирую, пока мы не вошли в царство безумия. — Грант остановился на верхней ступеньке парадного крыльца. — Раш Финли — твой сводный брат. Он единственный ребенок Дина Финли, знаменитого барабанщика из «Слэкер демон». Его родители так и не поженились. Мать Раша в те времена была фанаткой из группы поддержки. Это его дом. Мамаша живет здесь, потому что он ей позволяет. — Грант замолчал и снова посмотрел на дверь, которая в ту же секунду открылась. — Это все его друзья.

Прямо передо мной стояла стройная рыжеватая блондинка в коротком ярко-синем платье и туфлях на таких высоченных каблуках, что если бы их надела я, то наверняка свернула бы себе шею. От меня не ускользнуло презрение в ее взгляде. С этим типом людей мне еще не приходилось общаться, но я точно знала, что моя одежда, купленная на распродажах, ей не по вкусу. В общем, либо ей не понравилось то, как я одета, либо по мне ползали вши.

— О, а вот и Нанетта, — раздраженным голосом поприветствовал блондинку Грант.

Блондинка перевела взгляд с меня на Гранта:

— Кто это?

— Друг. Нэн, не делай недовольное лицо, тебе это не идет, — бросил Грант, взял меня за руку и потянул внутрь.

В доме было не так много людей, как я предполагала, глядя на него с улицы. Мы прошли по просторному холлу и дальше через арочную дверь в комнату, которая, как я тогда подумала, была гостиной. В любом случае по площади это помещение было больше, чем весь мой дом, вернее — мой бывший дом. За распахнутыми стеклянными дверями от пола до потолка открывался великолепный вид на океан. Мне захотелось подойти поближе.

— Сюда, — позвал Грант.

Он не останавливался и подвел меня… Куда? К бару? Может быть в доме бар?

Я посмотрела на людей, мимо которых мы прошли. Они на секунду перестали разговаривать и тоже мельком оценили меня. Слишком уж я выделялась в этой компании.

— Раш, познакомься с Блэр. Думаю, эта девочка к тебе. Я нашел ее у дома. Мне показалось, что она потерялась, — сказал Грант, а я отвернулась от любопытных, чтобы посмотреть, кто такой Раш.

О!

О мой бог!

Раш с бутылкой пива в руке сидел в расслабленной позе на белом диване. Он чуть подался вперед и произнес, лениво растягивая слова:

— Неужели? Она миленькая, но слишком молодая. Это явно не моя девочка.

— Но она точно по твою душу. Раз уж ее папочка на ближайшие несколько недель сбежал с твоей мамочкой в Париж, можно сказать, теперь она принадлежит тебе. Если хочешь, я с радостью предложу ей комнату в своем доме. Правда, только если она пообещает оставить свое смертоносное оружие в грузовике.

Раш прищурился и посмотрел на меня уже внимательнее. Глаза у него были очень странные, я ни у кого таких не видела. Не темно-карие, но и не светло-карие, они были такого теплого цвета с тонкими серебряными нитями. Может, контактные линзы?

— Это обстоятельство не делает ее моей девочкой, — наконец сказал Раш и снова развалился на диване.

Грант откашлялся и спросил:

— Ты ведь это не всерьез?

Раш, вместо того чтобы ответить, отпил пиво из бутылки с длинным горлышком и перевел взгляд на приятеля. Я увидела в его глазах предупреждение. Похоже, меня сейчас попросят покинуть дом. Дело принимало плохой оборот. У меня в кошельке было ровно двадцать долларов, в баке практически не осталось бензина, а все ценное я уже продала. Когда я позвонила отцу и объяснила, что мне просто нужно где-то перекантоваться, пока не найду работу, чтобы самой снимать жилье, он сразу согласился, дал мне этот адрес и сказал, что будет рад, если я приеду и поживу с ним.

Раш снова переключил внимание на меня. Он ждал моего хода. Что я должна была сказать? Его губы дрогнули в улыбке, и он мне подмигнул.

— У меня сегодня полон дом гостей, а моя кровать уже занята. — Раш посмотрел на Гранта. — Думаю, пока я не свяжусь с ее папочкой, будет лучше, если мы отпустим ее пожить в отеле.

Отвращение, с которым он произнес «с ее папочкой», не осталось незамеченным. Ему не нравился мой отец. Вообще-то, я не могла винить Раша за это. Отец пригласил меня в дом Раша. В дороге я потратила почти все деньги на бензин и еду. Почему я ему поверила?

Я взялась за ручку чемодана, который все еще держал Грант, и сказала:

— Он прав. Мне лучше уйти. Это была плохая идея.

Я потянула ручку чемодана на себя, и он неохотно ее отпустил. При мысли о том, что я вот-вот стану бездомной, слезы начали щипать мне глаза. Я не могла посмотреть ни на Гранта, ни на Раша. Так, глядя в пол, развернулась и пошла к выходу.

Я слышала, как Грант спорит с Рашем, но мысленно отгородилась от них. Я совсем не хотела услышать, что этот красивый мужчина говорит обо мне. Я ему не понравилась. Это было ясно. Моего отца в этой семье не любили. Это тоже было очевидно.

— Так быстро уходите? — спросил кто-то сладким, как сироп, голосом.

Я подняла голову и увидела довольную улыбку на лице девушки, которая встретилась нам у парадной двери. Она тоже не была рада меня здесь видеть. Почему я вызывала отвращение у всех этих людей? Я опустила голову и открыла дверь. Злобная сучка не должна видеть мои слезы.

Выйдя из дома, я позволила себе расплакаться и пошла обратно к своему грузовичку. Если бы не чемодан, я бы, наверное, побежала. Мне надо было где-то укрыться. Мое место было в машине, а не в обществе надменных и самовлюбленных придурков. Я скучала по своему дому. Я скучала по маме. Дав волю слезам, я закрыла за собой дверь грузовичка.

Глава 2

Я вытерла глаза и заставила себя успокоиться и дышать ровно. Мне нельзя было расклеиваться. Я не сломалась, когда держала маму за руку в последние минуты ее жизни. Не сломалась, когда мамин гроб опускали в холодную землю. Не сломалась после того, как продала дом и лишилась жилья. Я не собиралась сдаваться после всего этого, я собиралась идти дальше.

У меня не было денег на номер в отеле, но был грузовичок. Я могла жить и в машине. Возникла только одна проблема: найти среди ночи безопасное место для стоянки. Розмари-Бич, по ощущению, вполне безопасное место, но я не сомневалась в том, что мой старый «форд», где бы я его ни припарковала, обязательно привлечет к себе внимание, и копы постучат в окно еще до того, как я успею заснуть. Значит, надо потратить последние деньги на бензин и ехать в более населенное место, где мой грузовик остался бы незамеченным на любой стоянке.

В большом городе можно припарковаться за каким-нибудь рестораном, а потом попробовать устроиться на работу. В случае успеха не нужно было бы тратиться на бензин, чтобы мотаться туда-сюда. Желудок урчанием напомнил, что я не ела с самого утра. Придется потратить пару долларов на еду. А потом молиться, чтобы утром подвернулась работа.

Все будет в порядке. Перед тем как завести грузовик и чуть сдать назад, я обернулась — на меня смотрели серебристые глаза.

Я вскрикнула и только потом поняла, что это Раш. Что он делает здесь? Пришел убедиться, что я покинула его владения? У меня нет никакого желания с ним разговаривать. Я уже хотела отвернуться, но тут он приподнял бровь. Что бы это значило?

И знаете, мне вообще это было не интересно. Пусть он и выглядел при этом сексуально. Я повернула ключ зажигания, но вместо урчания двигателя услышала только один щелчок.

О нет! Только не сейчас. Пожалуйста, только не сейчас.

Я поворачивала ключ и молилась, чтобы все получилось. Датчик топлива был сломан, но я, зная об этом, следила за пробегом. Бензин еще должен был остаться, у меня в запасе есть несколько миль. Уверена в этом.

Я ударила ладонью по рулю и пару раз выругала машину, но это не помогло. Я застряла. Теперь Раш вызовет полицию? Он так хотел, чтобы я убралась с его земли, что даже решил лично в этом убедиться. Я не могу уехать, означает ли это, что он сдаст меня копам? Или того хуже — вызовет эвакуатор? Если он это сделает, у меня не хватит денег, чтобы выкупить грузовик. Правда, в тюрьме есть постель и еда.

От волнения у меня сжалось горло, но я решила надеяться на лучшее и открыла дверь.

— Проблемы? — поинтересовался Раш.

Я была готова закричать от бессилия, но сумела сдержаться и кивнула в ответ:

— Бензин кончился.

Раш вздохнул. Я решила, что лучше молча ждать, какой он вынесет приговор. Умолять можно и после.

— Сколько тебе лет?

Что? Ему действительно интересно, сколько мне лет? Я торчу на его подъездной дорожке, он хочет, чтобы я уехала, и при этом интересуется моим возрастом? Очень странный парень.

— Девятнадцать.

— Правда?

Я изо всех сил старалась не злиться, надо было, чтобы он проявил сочувствие, поэтому не стала ехидничать и улыбнулась:

— Да, правда.

Раш тоже улыбнулся и пожал плечами:

— Извини, просто ты выглядишь моложе. — Он замолчал и оглядел меня с головы до ног. Я вдруг почувствовала, что краснею. — Беру свои слова обратно, — продолжил он. — Тело у тебя точно на девятнадцать. А вот лицо слишком свежее и юное. Ты что, не пользуешься косметикой?

Это вопрос? Что у него на уме? Я хотела знать, чего мне ждать, а не беседовать на тему «Косметика слишком дорогое для меня удовольствие». К тому же Кейн, мой бывший парень и теперешний лучший друг, всегда говорил, что мне не надо ничего добавлять к своей внешности. Что бы это ни значило, косметикой я не пользовалась.

— У меня кончился бензин. В кармане всего двадцать долларов. Отец сбежал, после того как пообещал, что поможет мне снова встать на ноги. Поверь, он последний человек, которого я хотела бы просить о помощи. И да, я не пользуюсь косметикой. У меня есть проблемы поважнее, чем забота о собственной внешности. Что теперь? Ты вызовешь полицию или эвакуатор? Если у меня есть выбор, я предпочла бы полицию.

Это было глупо. Он достал меня своими вопросами, и я не смогла сдержаться. В результате моей тирады у него могла появиться гениальная идея: вызвать эвакуатор. Просто замечательно!

Раш, склонив голову, внимательно меня разглядывал. Его молчание угнетало. Я выдала слишком много информации этому парню, и если бы он захотел, то мог бы значительно усложнить мою жизнь.

— Мне не нравится твой отец, и, судя по твоему тону, тебе он тоже не нравится, — задумчиво произнес Раш. — В доме есть одна свободная комната. Она будет пустовать, пока не вернется моя мать. Если мама у меня не живет, я не пользуюсь услугами ее горничной. Миссис Генриетта, когда мама на отдыхе, приходит убираться один раз в неделю. Можешь остановиться в ее комнате под лестницей. Комната маленькая, но кровать там есть.

knizhnik.org

Читать онлайн "Сделай последний шаг" автора Глайнз Эбби - RuLit

Раш провел пальцем по моей щеке, потом обвел им ухо и подбородок.

– У меня было много девушек, Блэр. Поверь, я не встречал ни одной такой же чертовски красивой, как ты. Невинность светится в твоих глазах. Я хочу сорвать с тебя всю одежду и войти в тебя, но не могу. Ты видела меня сегодня вечером. Я испорченный больной подонок. Я не должен к тебе прикасаться.

Да, я видела его вечером. И другим вечером тоже. Он трахал многих девушек, но не хотел прикасаться ко мне. Он считал, что я совершенна. Он поставил меня на пьедестал и хотел, чтобы я там оставалась. Возможно, он был прав. Я не могла переспать с ним и не отдать ему кусочек своего сердца. Он и так уже в него проник. Если я позволю ему овладеть моим телом, он может причинить мне такую боль, какую еще никто никогда не причинял. Я буду перед ним беззащитна.

– Хорошо, – согласилась я. Я не собиралась спорить, и это было правильным решением. – Мы можем хотя бы быть друзьями? Я не хочу, чтобы ты меня ненавидел. Я хочу, чтобы мы были друзьями.

Я была так одинока, что скатилась до просьбы о дружбе.

Раш закрыл глаза и сделал глубокий вдох.

– Я буду твоим другом, – сказал он. – Я чертовски постараюсь быть твоим другом, но мне надо соблюдать осторожность. Я не должен держаться к тебе слишком близко. Ты заставляешь меня желать того, что я не могу иметь. Твое маленькое чудесное тело под моим, твой вкус… – Раш понизил голос и приблизил губы к моему уху. – Это как наркотик. Мне это снится. Я переживаю это в своих фантазиях. Я знаю: твои… другие места так же восхитительны. – Раш задышал тяжелее, я склонилась к нему и закрыла глаза. – Будь я проклят, мы не можем, – шепотом продолжил он. – Мы не можем сделать это. Мы друзья, милая Блэр. Мы просто друзья.

После этого он отстранился и, пошатываясь, пошел к лестнице. Я стояла, прислонившись к стене, и смотрела, как он уходит. У меня не было сил сдвинуться с места, мое тело еще было раскалено от близости к нему и от его слов.

– Я не хочу, чтобы ты жила под этой треклятой лестницей. Мне тошно от этого. Но я не могу переселить тебя наверх. Там я не смогу держать дистанцию. Мне надо, чтобы ты была подальше от меня, – сказал Раш, не глядя на меня.

Он так вцепился в перила, что даже костяшки пальцев побелели. Так он простоял где-то с минуту, потом оттолкнулся от перил и бегом поднялся наверх. Хлопнула дверь, и я по стене медленно опустилась на пол.

– О Раш. Как же нам это сделать? Мне надо на что-то переключиться, – шепотом сказала я себе, сидя на полу в пустом холле.

Мне необходимо было отвлечься, найти кого-то, кто вытеснил бы из моей головы Раша и был более доступен, чем он. Только так я могла удержаться от того, чтобы не зайти слишком далеко в наших отношениях. Раш был реальной опасностью для моего сердца. Для того чтобы стать ему другом, мне надо было найти человека, который переключил бы мое внимание на себя. И сделать это надо было быстро.

Дарла совсем не обрадовалась моему переводу в ресторан. Она хотела, чтобы я работала на поле. А еще она хотела, чтобы я присматривала за Бети. Бети сказала, что больше не встречается с Джейсом. Она пересеклась с ним в кафе, потому что в тот день он звонил ей раз двадцать. Там она сообщила Джейсу, что больше не намерена оставаться его маленьким секретом. Он умолял ее продолжить отношения, но отказался ввести ее в круг своих друзей, так что она дала ему от ворот поворот. Я гордилась Бети.

Накануне моего выходного Бети заглянула в ресторан, чтобы убедиться, что наш поход в ночной клуб не отменяется. Естественно, ничего не изменилось. Мне нужен был мужчина, любой парень, чтобы отвлечься от мыслей о Раше.

Весь день я хвостиком ходила за Джимми. Он меня обучал. Джимми был высоким, привлекательным, харизматичным и на сто процентов голубым. Правда, о последнем его качестве члены клуба не подозревали. Джимми наглым образом флиртовал с женщинами, а они принимали это за чистую монету. Иногда, когда одна из них нашептывала ему на ухо что-то неприличное, он оглядывался на меня и подмигивал. Этот парень играл роль плейбоя и очень неплохо с ней справлялся.

Когда смена закончилась, Джимми пошел в комнату отдыха для персонала. Он снял длинный черный фартук, который полагалось носить поверх униформы, повернулся ко мне и сказал:

– Тебя ждет успех, Блэр. Мужчины увлечены тобой, и на женщин ты тоже производишь впечатление. Без обид, сладкая, но платиновые блондинки вроде тебя обычно и шагу не ступят, чтобы не захихикать.

– Неужели? – улыбнулась я. – Я сейчас обижусь.

Джимми закатил глаза и погладил меня по голове:

– Нет, ты не обидишься. Ты же клевая, сногсшибательная блондинка.

– Уже подкатываешь к новенькой, Джим?

Это был Вудс. Джимми одарил его нахальной улыбкой.

– Ты же в курсе – у меня особые предпочтения, – сказал он, понизив голос до сексуального шепота, и оглядел Вудса с головы до ног.

Я тоже посмотрела на Вудса. Тот явно почувствовал себя неловко. Я не сдержалась и рассмеялась. Джимми тоже.

– Натуралы всегда стесняются любви, – шепнул он мне на ухо, потом хлопнул меня по попке и вышел.

Вудс закатил глаза и направился в комнату отдыха. По всей видимости, он был в курсе сексуальных предпочтений Джимми.

– Как прошел день? – вежливо поинтересовался Вудс.

Мой день прошел хорошо. Очень даже хорошо. Работать в ресторане лучше, чем весь день потеть на площадке для гольфа под похотливыми взглядами престарелых игроков.

– Хорошо. Просто замечательно. Спасибо, что дал мне шанс поработать здесь.

– Не за что, – кивнул Вудс. – А теперь скажи, как ты смотришь на то, чтобы отметить твое продвижение в лучшем мексиканском ресторане на побережье?

Он снова приглашал меня на свидание. Я решила, что неплохо было бы согласиться. С Вудсом я могла бы отвлечься. Он, конечно, не был простым парнем, которого я искала, но я ведь не собиралась за него замуж или рожать ему детей.

У меня в голове промелькнул образ Раша, его измученное лицо, которое я видела накануне вечером. Я не могла позволить себе пойти на свидание с кем-то из его приятелей. Если Раш говорил всерьез, я должна была держать дистанцию с людьми из его круга. Я не была частью этого мира.

– Давай как-нибудь в другой раз? Я плохо спала сегодня ночью, просто валюсь с ног.

По лицу Вудса я видела, что он расстроился, но понимала, что он легко найдет мне замену.

– Сегодня вечером Раш устраивает вечеринку, но, как я понимаю, ты в курсе.

Вудс пристально смотрел на меня и ждал моей реакции. Я ничего об этой вечеринке не знала, но, с другой стороны, Раш никогда не предупреждал меня о своих планах на вечер.

– Ничего, потерплю, я уже привыкла спать, когда шумно.

Я, конечно, наврала. На самом деле я не могла заснуть, пока последний гость не протопает по лестнице.

– А если я приду? Ты сможешь со мной немного пообщаться перед сном?

Вудс был настойчив. Тут надо было отдать ему должное. Я уже начала придумывать, как ему отказать, но вспомнила, как Раш трахал какую-то девицу накануне вечером. Мне надо было от этого отвлечься. Я не исключала, что, когда вернусь с работы, эта девица снова будет сидеть у него на коленях.

– Мне показалось, вы с Рашем не очень-то дружите. Может, мы могли бы немного прогуляться по пляжу, пока у них там вечеринка?

– Хорошо, – кивнул Вудс. – Мне это подходит. Только у меня один вопрос, Блэр. – Он внимательно смотрел на меня, а я ждала, что он скажет дальше. – Что происходит? До того вечера в доме Раша мы с ним были друзьями. Мы вместе росли. Мы с ним люди одного круга. У нас никогда не было никаких проблем. Почему он вдруг сорвался? Между вами что-то есть?

И как на это ответить? Сказать, что ничего нет, потому что Раш этого не хочет и для нас обоих будет лучше, если мы останемся просто друзьями?

www.rulit.me

Читать онлайн книгу Сделай последний шаг

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Назад к карточке книги

Эбби ГлайнсСделай последний шаг

Посвящается Лиз Рейнхардт,

которая в процессе написания этой книги

была моим личным чирлидером.

Бывает, в жизни сталкиваешься с людьми,

которые становятся твоими друзьями,

и дальше ты уже не можешь представить

без них свою жизнь.

Лиз – именно такой человек

Благодарности

Эта книга никогда не была бы издана, если бы не люди, которые читали рукопись, подбадривали меня и давали ценные советы. Вот эти люди: Колин Хувер, Лиз Рейнхардт, Элизабет Рис, Трейси Гарвис-Грейвс, Энджи Стэнтон, Таммара Веббер, Отумн Халл и Николь Чейз. Все они были рядом, когда я теряла веру в то, что смогу закончить эту книгу. Они не позволяли мне сомневаться в себе. Эта книга – благодарность им всем. Спасибо, леди.

Сара Хансен – автор чудесной обложки. Она замечательная. Я люблю ее, а еще она веселая и с ней всегда можно отлично провести время. Поверьте… я знаю.

Кейт, мой муж, терпел неприбранный дом и нехватку чистой одежды, мирился с перепадами моего настроения, что было, пока я писала эту книгу, да и все мои другие книги тоже.

Мои три драгоценных ребенка, которые, пока я, запершись в кабинете, работала над этой книгой, питались корн-догами, пиццей и «Фростед флейкс». Обещаю, когда закончу писать, наготовлю им много хорошей горячей еды.

Джейн Дистел – самый крутой агент в литературном мире. Я ее обожаю. Да, вот так просто. А еще огромное спасибо моему агенту по иностранным правам Лорен Абрамо, она проделывает невероятную работу, чтобы распространить мои книги по всему миру. Она бриллиант чистой воды.

Стефани Т. Лотт. Я работала со многими редакторами, ее я люблю по-настоящему. Она потрясающая.

Глава 1

Я привыкла, что на загородных вечеринках возле дома паркуются грузовики с перепачканными в грязи колесами. Дорогие машины мне в таких местах не встречались, а вот на подъездной дорожке у этого дома их было не меньше двадцати. Чтобы никого не заблокировать, я припарковала пятнадцатилетний грузовичок «форд» моей мамы подальше на траве. Папа не сказал мне, что планирует на сегодня вечеринку. По большому счету, вообще ничего не сказал.

И на похоронах мамы не появился. Если бы у меня было где жить, я бы сюда не приехала. Чтобы оплатить счета за лечение мамы, пришлось продать небольшой дом, который нам оставила бабушка, и на тот момент у меня, кроме одежды, был только мамин грузовичок. Отец за все три года, что мама боролась с раком, ни разу нас не навестил, так что мне было непросто ему позвонить, но пришлось, потому что теперь он вся моя семья.

Я смотрела на трехэтажный дом на белом песке Розмари-Бич во Флориде. Это был новый дом моего отца. Его новая семья. Я должна была туда вписаться.

Вдруг кто-то рывком распахнул дверь грузовичка. Я инстинктивно выхватила из-под сиденья девятимиллиметровый пистолет и, держа его двумя руками, направила ствол в лицо незнакомца. Это был парень с взлохмаченными каштановыми волосами, заправленными за уши.

– Эй-эй, потише… – Парень вытаращил глаза и поднял руки. – Я хотел сказать, что ты заехала не туда, но теперь, когда ты наставила на меня пушку, скажу все, что пожелаешь.

Я приподняла бровь, но пистолет не опустила. Кто этот парень? Без стука распахивать дверь чужого грузовика не лучший способ поприветствовать его хозяина.

– Нет, я не думаю, что заехала не туда. Это дом Абрахама Винна?

Парень нервно сглотнул:

– Плохо соображаю, когда мне в лоб целятся. Милая, ты заставляешь меня нервничать. Не могла бы опустить пистолет, а то еще выстрелишь случайно.

Случайно? Так бывает? Этот тип начинает меня раздражать.

– Я тебя не знаю. Уже темно, я одна в незнакомом месте. Так что извини, но я не чувствую себя в безопасности. Можешь мне поверить, случайно я не выстрелю. Я умею обращаться с оружием. Очень хорошо умею.

Судя по взгляду, он не поверил, а я, присмотревшись к нему получше, поняла, что он ничем не угрожает. Но я еще не была готова опустить пистолет.

– Абрахам? – переспросил парень и отрицательно покачал головой, но потом словно передумал и сказал: – Подожди-ка, Эйб – новый отчим Раша. Я встречался с ним, перед тем как они с Джорджиной уехали в Париж.

Париж? Раш? О чем он? Я ждала, что этот тип скажет что-нибудь еще, но он молчал и, как загипнотизированный, смотрел в дуло пистолета. Не отрывая от парня глаз, я опустила пистолет и, предварительно поставив на предохранитель, убрала под сиденье. Мне казалось, что после этого парень восстановит способность соображать и все нормально объяснит.

– У тебя хоть есть разрешение на ношение оружия? – с сомнением в голосе поинтересовался он.

Я была не в настроении обсуждать это, мне нужны были ответы совсем на другие вопросы.

– Абрахам в Париже? – уточнила я.

Он знал, что я приеду в этот день. Мы разговаривали на прошлой неделе, сразу после того, как я продала дом.

Парень кивнул и вроде бы расслабился.

– Ты его знаешь? – спросил он.

Не очень. С тех пор как он бросил нас с мамой пять лет назад, я видела его всего два раза. Я хорошо помню папу, который приходил посмотреть, как я играю в американский футбол, и жарил на гриле бургеры во время вечеринок с соседями. Помню папу, который был у меня до того дня, когда моя сестра-близнец погибла в аварии. За рулем был отец. В тот день он стал другим человеком. Этот человек, пока я ухаживала за больной мамой, не звонил и не интересовался, как у меня дела. Этого человека я не знала. Совсем не знала.

– Я Блэр, его дочь.

Парень выпучил глаза, потом откинул голову и рассмеялся. Что смешного я сказала? Я ждала объяснений, но он только протянул руку и проговорил:

– Пошли, Блэр, хочу тебя кое с кем познакомить. Ему это понравится.

Я посмотрела на его руку и потянулась к своей сумочке.

– У тебя и сумочка заряжена? Мне, наверное, стоит всех предупредить, чтобы тебя не злили?

Веселые нотки в его голосе удержали меня от грубости.

– Ты не постучал, вот я и испугалась.

– Ты всегда, когда пугаешься, сразу хватаешься за пистолет? Ну и девчонка. Откуда сама? Большинство моих знакомых девчонок, когда пугаются, визжат или что-нибудь в этом роде.

Большинству его знакомых девчонок не приходилось самим себя защищать последние три года. Я должна была позаботиться о маме, но обо мне не заботился никто.

– Из Алабамы, – ответила я и, не обращая внимания на протянутую руку, самостоятельно выбралась из кабины.

Свежий ветерок подул в лицо, и я сразу почувствовала соленый запах океана. Я никогда раньше не видела пляжа на берегу океана. Ну, во всяком случае, воочию. На фотографиях и в кино – конечно. Но запах был точь-в-точь таким, каким я его себе представляла.

– Так, значит, то, что говорят о девчонках из Бамы, – правда, – сказал парень.

Я снова переключила внимание на него:

– О чем это ты?

Парень просканировал взглядом мое тело и посмотрел мне в глаза. Его губы медленно растянулись в улыбке.

– Узкие джинсы, майка и пушка. Проклятье! Я прожил жизнь не в том штате.

Я только закатила глаза и полезла в кузов. У меня один чемодан и несколько коробок. Их надо забросить в Гудвилл.

– Давай помогу, – предложил парень.

Он обошел меня и потянулся за вещами, которые мама приготовила для нашего с ней «путешествия», но они так и пролежали в кладовке до ее смерти. Мама любила говорить о том, что когда-нибудь мы с ней поедем через всю страну, а потом на запад к океану. Но она заболела.

Я встряхнулась и сосредоточилась на настоящем.

– Спасибо… только я не помню, чтобы ты называл свое имя.

Парень вытащил чемодан из кузова и повернулся ко мне:

– Да? А может, просто забыла спросить, когда держала меня на мушке?

Я вздохнула. Что ж, с пистолетом, наверное, все-таки вышел перебор, но ведь этот парень же меня напугал.

– Я Грант, ну и друг Раша.

– Друг Раша?

Опять это имя. Кто такой Раш?

Грант снова широко улыбнулся:

– Ты не знаешь, кто такой Раш? – Ему явно было весело. – Я чертовски рад, что сегодня приехал. – Грант кивнул в сторону дома. – Пойдем, я тебя представлю.

Он повел меня к дому, и чем ближе мы подходили, тем громче звучала музыка. Если там нет отца, кто тогда устроил вечеринку? Я знала лишь то, что его новую жену зовут Джорджина. Вечеринку устроили ее дети? Сколько им лет? У нее же есть дети? Я точно не помнила. По телефону отец говорил как-то расплывчато. Он сказал, что мне понравится моя новая семья, но что это за семья – не сказал.

– Значит, Раш живет здесь? – спросила я.

– Да, живет, то есть летом точно живет. Он кочует по своим домам в зависимости от сезона.

– По своим домам?

– Ты ничего не знаешь о новой семье отца, да, Блэр? – усмехнулся Грант.

Грант был не в курсе. Я отрицательно покачала головой.

– Тогда быстренько тебя проконсультирую, пока мы не вошли в царство безумия. – Грант остановился на верхней ступеньке парадного крыльца. – Раш Финли – твой сводный брат. Он единственный ребенок Дина Финли, знаменитого барабанщика из «Слэкер демон». Его родители так и не поженились. Мать Раша в те времена была фанаткой из группы поддержки. Это его дом. Мамаша живет здесь, потому что он ей позволяет. – Грант замолчал и снова посмотрел на дверь, которая в ту же секунду открылась. – Это все его друзья.

Прямо передо мной стояла стройная рыжеватая блондинка в коротком ярко-синем платье и туфлях на таких высоченных каблуках, что если бы их надела я, то наверняка свернула бы себе шею. От меня не ускользнуло презрение в ее взгляде. С этим типом людей мне еще не приходилось общаться, но я точно знала, что моя одежда, купленная на распродажах, ей не по вкусу. В общем, либо ей не понравилось то, как я одета, либо по мне ползали вши.

– О, а вот и Нанетта, – раздраженным голосом поприветствовал блондинку Грант.

Блондинка перевела взгляд с меня на Гранта:

– Кто это?

– Друг. Нэн, не делай недовольное лицо, тебе это не идет, – бросил Грант, взял меня за руку и потянул внутрь.

В доме было не так много людей, как я предполагала, глядя на него с улицы. Мы прошли по просторному холлу и дальше через арочную дверь в комнату, которая, как я тогда подумала, была гостиной. В любом случае по площади это помещение было больше, чем весь мой дом, вернее – мой бывший дом. За распахнутыми стеклянными дверями от пола до потолка открывался великолепный вид на океан. Мне захотелось подойти поближе.

– Сюда, – позвал Грант.

Он не останавливался и подвел меня… Куда? К бару? Может быть в доме бар?

Я посмотрела на людей, мимо которых мы прошли. Они на секунду перестали разговаривать и тоже мельком оценили меня. Слишком уж я выделялась в этой компании.

– Раш, познакомься с Блэр. Думаю, эта девочка к тебе. Я нашел ее у дома. Мне показалось, что она потерялась, – сказал Грант, а я отвернулась от любопытных, чтобы посмотреть, кто такой Раш.

О!

О мой бог!

Раш с бутылкой пива в руке сидел в расслабленной позе на белом диване. Он чуть подался вперед и произнес, лениво растягивая слова:

– Неужели? Она миленькая, но слишком молодая. Это явно не моя девочка.

– Но она точно по твою душу. Раз уж ее папочка на ближайшие несколько недель сбежал с твоей мамочкой в Париж, можно сказать, теперь она принадлежит тебе. Если хочешь, я с радостью предложу ей комнату в своем доме. Правда, только если она пообещает оставить свое смертоносное оружие в грузовике.

Раш прищурился и посмотрел на меня уже внимательнее. Глаза у него были очень странные, я ни у кого таких не видела. Не темно-карие, но и не светло-карие, они были такого теплого цвета с тонкими серебряными нитями. Может, контактные линзы?

– Это обстоятельство не делает ее моей девочкой, – наконец сказал Раш и снова развалился на диване.

Грант откашлялся и спросил:

– Ты ведь это не всерьез?

Раш, вместо того чтобы ответить, отпил пиво из бутылки с длинным горлышком и перевел взгляд на приятеля. Я увидела в его глазах предупреждение. Похоже, меня сейчас попросят покинуть дом. Дело принимало плохой оборот. У меня в кошельке было ровно двадцать долларов, в баке практически не осталось бензина, а все ценное я уже продала. Когда я позвонила отцу и объяснила, что мне просто нужно где-то перекантоваться, пока не найду работу, чтобы самой снимать жилье, он сразу согласился, дал мне этот адрес и сказал, что будет рад, если я приеду и поживу с ним.

Раш снова переключил внимание на меня. Он ждал моего хода. Что я должна была сказать? Его губы дрогнули в улыбке, и он мне подмигнул.

– У меня сегодня полон дом гостей, а моя кровать уже занята. – Раш посмотрел на Гранта. – Думаю, пока я не свяжусь с ее папочкой, будет лучше, если мы отпустим ее пожить в отеле.

Отвращение, с которым он произнес «с ее папочкой», не осталось незамеченным. Ему не нравился мой отец. Вообще-то, я не могла винить Раша за это. Отец пригласил меня в дом Раша. В дороге я потратила почти все деньги на бензин и еду. Почему я ему поверила?

Я взялась за ручку чемодана, который все еще держал Грант, и сказала:

– Он прав. Мне лучше уйти. Это была плохая идея.

Я потянула ручку чемодана на себя, и он неохотно ее отпустил. При мысли о том, что я вот-вот стану бездомной, слезы начали щипать мне глаза. Я не могла посмотреть ни на Гранта, ни на Раша. Так, глядя в пол, развернулась и пошла к выходу.

Я слышала, как Грант спорит с Рашем, но мысленно отгородилась от них. Я совсем не хотела услышать, что этот красивый мужчина говорит обо мне. Я ему не понравилась. Это было ясно. Моего отца в этой семье не любили. Это тоже было очевидно.

– Так быстро уходите? – спросил кто-то сладким, как сироп, голосом.

Я подняла голову и увидела довольную улыбку на лице девушки, которая встретилась нам у парадной двери. Она тоже не была рада меня здесь видеть. Почему я вызывала отвращение у всех этих людей? Я опустила голову и открыла дверь. Злобная сучка не должна видеть мои слезы.

Выйдя из дома, я позволила себе расплакаться и пошла обратно к своему грузовичку. Если бы не чемодан, я бы, наверное, побежала. Мне надо было где-то укрыться. Мое место было в машине, а не в обществе надменных и самовлюбленных придурков. Я скучала по своему дому. Я скучала по маме. Дав волю слезам, я закрыла за собой дверь грузовичка.

Глава 2

Я вытерла глаза и заставила себя успокоиться и дышать ровно. Мне нельзя было расклеиваться. Я не сломалась, когда держала маму за руку в последние минуты ее жизни. Не сломалась, когда мамин гроб опускали в холодную землю. Не сломалась после того, как продала дом и лишилась жилья. Я не собиралась сдаваться после всего этого, я собиралась идти дальше.

У меня не было денег на номер в отеле, но был грузовичок. Я могла жить и в машине. Возникла только одна проблема: найти среди ночи безопасное место для стоянки. Розмари-Бич, по ощущению, вполне безопасное место, но я не сомневалась в том, что мой старый «форд», где бы я его ни припарковала, обязательно привлечет к себе внимание, и копы постучат в окно еще до того, как я успею заснуть. Значит, надо потратить последние деньги на бензин и ехать в более населенное место, где мой грузовик остался бы незамеченным на любой стоянке.

В большом городе можно припарковаться за каким-нибудь рестораном, а потом попробовать устроиться на работу. В случае успеха не нужно было бы тратиться на бензин, чтобы мотаться туда-сюда. Желудок урчанием напомнил, что я не ела с самого утра. Придется потратить пару долларов на еду. А потом молиться, чтобы утром подвернулась работа.

Все будет в порядке. Перед тем как завести грузовик и чуть сдать назад, я обернулась – на меня смотрели серебристые глаза.

Я вскрикнула и только потом поняла, что это Раш. Что он делает здесь? Пришел убедиться, что я покинула его владения? У меня нет никакого желания с ним разговаривать. Я уже хотела отвернуться, но тут он приподнял бровь. Что бы это значило?

И знаете, мне вообще это было не интересно. Пусть он и выглядел при этом сексуально. Я повернула ключ зажигания, но вместо урчания двигателя услышала только один щелчок.

О нет! Только не сейчас. Пожалуйста, только не сейчас.

Я поворачивала ключ и молилась, чтобы все получилось. Датчик топлива был сломан, но я, зная об этом, следила за пробегом. Бензин еще должен был остаться, у меня в запасе есть несколько миль. Уверена в этом.

Я ударила ладонью по рулю и пару раз выругала машину, но это не помогло. Я застряла. Теперь Раш вызовет полицию? Он так хотел, чтобы я убралась с его земли, что даже решил лично в этом убедиться. Я не могу уехать, означает ли это, что он сдаст меня копам? Или того хуже – вызовет эвакуатор? Если он это сделает, у меня не хватит денег, чтобы выкупить грузовик. Правда, в тюрьме есть постель и еда.

От волнения у меня сжалось горло, но я решила надеяться на лучшее и открыла дверь.

– Проблемы? – поинтересовался Раш.

Я была готова закричать от бессилия, но сумела сдержаться и кивнула в ответ:

– Бензин кончился.

Раш вздохнул. Я решила, что лучше молча ждать, какой он вынесет приговор. Умолять можно и после.

– Сколько тебе лет?

Что? Ему действительно интересно, сколько мне лет? Я торчу на его подъездной дорожке, он хочет, чтобы я уехала, и при этом интересуется моим возрастом? Очень странный парень.

– Девятнадцать.

– Правда?

Я изо всех сил старалась не злиться, надо было, чтобы он проявил сочувствие, поэтому не стала ехидничать и улыбнулась:

– Да, правда.

Раш тоже улыбнулся и пожал плечами:

– Извини, просто ты выглядишь моложе. – Он замолчал и оглядел меня с головы до ног. Я вдруг почувствовала, что краснею. – Беру свои слова обратно, – продолжил он. – Тело у тебя точно на девятнадцать. А вот лицо слишком свежее и юное. Ты что, не пользуешься косметикой?

Это вопрос? Что у него на уме? Я хотела знать, чего мне ждать, а не беседовать на тему «Косметика слишком дорогое для меня удовольствие». К тому же Кейн, мой бывший парень и теперешний лучший друг, всегда говорил, что мне не надо ничего добавлять к своей внешности. Что бы это ни значило, косметикой я не пользовалась.

– У меня кончился бензин. В кармане всего двадцать долларов. Отец сбежал, после того как пообещал, что поможет мне снова встать на ноги. Поверь, он последний человек, которого я хотела бы просить о помощи. И да, я не пользуюсь косметикой. У меня есть проблемы поважнее, чем забота о собственной внешности. Что теперь? Ты вызовешь полицию или эвакуатор? Если у меня есть выбор, я предпочла бы полицию.

Это было глупо. Он достал меня своими вопросами, и я не смогла сдержаться. В результате моей тирады у него могла появиться гениальная идея: вызвать эвакуатор. Просто замечательно!

Раш, склонив голову, внимательно меня разглядывал. Его молчание угнетало. Я выдала слишком много информации этому парню, и если бы он захотел, то мог бы значительно усложнить мою жизнь.

– Мне не нравится твой отец, и, судя по твоему тону, тебе он тоже не нравится, – задумчиво произнес Раш. – В доме есть одна свободная комната. Она будет пустовать, пока не вернется моя мать. Если мама у меня не живет, я не пользуюсь услугами ее горничной. Миссис Генриетта, когда мама на отдыхе, приходит убираться один раз в неделю. Можешь остановиться в ее комнате под лестницей. Комната маленькая, но кровать там есть.

Он предложил мне остановиться в его доме. Я готова была расплакаться. Но поплакать можно будет и позже, ночью. Меня не посадят в тюрьму. Слава богу!

– Кроме грузовика, мне ночевать негде, так что любая комната будет мне в самый раз. Спасибо тебе.

Раш нахмурился, но через секунду на его лице снова появилась беспечная улыбка.

– Где твой чемодан? – спросил он.

Я закрыла дверь кабины и подошла к кузову, чтобы достать чемодан, но не успела. Раш уже был рядом, я чувствовала восхитительный запах его тела. Не оборачиваясь, я замерла на месте, а он схватил мой чемодан и вытащил его из кузова.

Я повернулась и посмотрела ему в лицо.

– Я в состоянии донести твой багаж, – сказал он и подмигнул. – Не такой уж я хам.

– Еще раз спасибо, – запинаясь, промямлила я, а сама не могла оторвать от него глаз.

У него были скульптурные черты лица и неправдоподобно красивые глаза. Ресницы густые и черные, как будто подведенные. Это было несправедливо. У меня ресницы светлые. Я бы что угодно отдала за такие, как у него.

– О, здорово. Ты ее остановил. Я дал тебе пять минут – и вот вышел посмотреть, выставил ты ее или нет.

Я узнала голос Гранта, он привел меня в чувство, и я была благодарна ему за это. До этого я пялилась на Раша, как последняя идиотка, было бы неудивительно, если бы он снова предложил мне собирать вещи.

– Она поживет в комнате Генриетты, пока я не свяжусь с ее отцом, – раздраженно сказал Раш, обошел меня и передал чемодан Гранту. – Вот, держи, проводишь ее в комнату. Меня уже заждались.

И он, даже не взглянув на меня, пошел к дому. Мне потребовалась вся сила воли, чтобы не смотреть вслед. Особенно потому, что его зад в обтягивающих джинсах притягивал мой взгляд, как магнит. Раш был не тем парнем, которым я могла позволить себе увлечься.

Грант покачал головой и посмотрел на меня:

– У этого сукина сына настроение как качели.

С этим трудно было не согласиться.

– Тебе не обязательно снова тащить мои вещи в дом. – Я потянулась за чемоданом.

Грант отвел мою руку в сторону:

– Так случилось, что я здесь на правах брата. К тому же у меня есть две очень сильных – не говоря уже о том, что очень красивых, – руки, так что я не позволю тебе самой таскать тяжести.

Я улыбнулась бы, если бы не одно слово, проскочившее в его шутливой фразе.

– Брата? – переспросила я.

Грант улыбнулся, но глаза у него не были веселыми.

– Кажется, я забыл упомянуть, что я сын второго мужа Джорджины. Она вышла замуж за моего отца, когда мне было три, а Рашу – четыре. Мы жили вместе, пока мне не исполнилось пятнадцать. В ту пору мы с Рашем считались братьями. Развод моего отца с его мамой ничего для нас не изменил. Мы ходили в одну и ту же школу и даже состояли в одном студенческом братстве.

Так, понятно. Этого я не ожидала.

– А сколько мужей было у Джорджины?

Грант безрадостно усмехнулся и зашагал к дому.

– Твой отец – муж номер четыре, – ответил он на ходу.

Мой отец – идиот. Судя по тому, что я услышала, эта женщина меняла мужей, как перчатки. Когда она решит, что пришла пора пятого?

Мы во второй раз поднялись на крыльцо и вошли в дом. Грант, пока мы шли к кухне, не сказал ни слова. Обстановка в кухне напомнила мне картинки из дизайнерских журналов: массивные столешницы из черного мрамора и всякие хитрые агрегаты. Потом Грант открыл дверь, которая, как мне показалось, вела в кладовую. Я немного замешкалась, а затем двинулась следом. Грант миновал кладовую и открыл еще одну дверь.

Он втиснулся в крохотную комнатушку и поставил чемодан на пол. Я проследовала за Грантом и быстро обошла кругом двуспальную кровать которую от двери отделяли всего несколько дюймов. Было очевидно, что мы находимся под лестницей. Маленькая тумбочка еле-еле вмещалась между кроватью и стенкой. Кроме этих предметов мебели, в комнате больше ничего не было.

– Даже не представляю, где ты будешь держать свои вещи. Слишком уж маленькая комнатка. Признаюсь, я здесь никогда не был. – Грант покачал головой и вздохнул. – Послушай, если хочешь, можешь пожить в моей квартире. У меня хотя бы найдется спальня, по которой ты сможешь передвигаться.

Каким бы милым ни был Грант, я не собиралась принимать его предложение. Ни к чему ему незваная гостья. А в комнате под лестницей я могла жить так, что меня никто в доме и не заметил бы. Можно было заниматься уборкой в перерывах между поисками работы. Я подумала о том, что Раш, наверное, разрешит мне пожить в этой маленькой комнатке, пока я не скоплю достаточно денег, чтобы снимать жилье. Меня не пугала перспектива жить в тесноте. Завтра найду продуктовый магазин. На арахисовом масле и хлебе можно протянуть неделю или даже больше.

– Все отлично, – сказала я. – Здесь я никому не помешаю. И потом, завтра Раш позвонит моему отцу и узнает, когда он думает возвращаться. Может, у моего отца есть какой-то план. Не знаю. Но все равно большое спасибо за приглашение. Я это ценю. Правда.

Грант еще раз оглядел комнату. Вид у него был недовольный, а мне нравилось, что ему не нравится эта комната.

– Не хочу оставлять тебя здесь. Это как-то неправильно, – заявил Грант, и я услышала в его голосе просительную интонацию.

– Комната замечательная. Здесь намного лучше, чем в грузовике.

– В грузовике? – Грант нахмурился. – Ты собиралась ночевать в грузовике?

– Да. Собиралась. А здесь у меня хоть появится время подумать о том, что делать дальше.

Грант провел пятерней по взлохмаченным волосам и спросил:

– Можешь кое-что пообещать?

Я не любительница давать обещания. Мне хорошо известно, что их очень легко нарушают. Я пожала плечами. Это был лучший вариант ответа.

– Если Раш заставит тебя уехать, ты мне позвонишь.

Я хотела было согласиться, но тут вспомнила, что у меня нет его номера.

– Дай сотовый, я забью тебе свой номер, – предложил Грант.

– У меня нет телефона.

Вот так, честный и просто душераздирающий ответ. Грант даже рот разинул от удивления.

– У тебя нет сотового? Теперь понятно, почему ты таскаешь с собой этот чертов пистолет. – Он достал из кармана какой-то похожий на квитанцию листок. – А ручка у тебя есть?

Я нашла в сумочке ручку и передала Гранту. Он быстро нацарапал свой номер и вернул мне ручку вместе с «квитанцией».

– Если что, звони, я серьезно.

Я не собиралась звонить Гранту, но все равно это было мило с его стороны. Я кивнула. Кивок не обещание.

– Надеюсь, ты здесь хорошо выспишься, – сказал Грант и еще раз с озабоченным видом оглядел комнату.

– Высплюсь отлично, – уверенно ответила я.

Грант кивнул, вышел и закрыл за собой дверь. Я подождала, пока он закроет за собой и дверь в кладовую, а потом села на кровать рядом со своим чемоданом. Все складывалось хорошо. Я должна была справиться.

Назад к карточке книги "Сделай последний шаг"

itexts.net