Книга Как написать повесть. Содержание - Три функции повествования. Повествование книга


5 книг с необычной формой повествования

В классической литературе есть свои каноны и правила. Именно из-за них мы можем в некоторой мере предсказать, что же будет дальше − ведь по всем правилам после завязки идёт развитие, после развития − кульминация, а далее развязка и эпилог. Ничего необычного − всегда во всех произведениях искусства можно проследить ход событий. Зачастую разнится манера подачи и «вкусность» языка. Но, в целом, в большинстве книг структура и форма повествования достаточно просты и предсказуемы.

Что до современной литературы − все не так просто. Конечно, пласт произведений с классической формой повествования и интересным сюжетом до сих пор является центральным, но экспериментов появляется все больше и больше. Книги задом наперёд, в виде дневников, в виде немного беспорядочных реплик, книги с сложной временной линией…

Эксперименты с формой в большинстве случаев служат для того, чтобы усилить впечатление, которое должен будет произвести сюжет, приблизить читателя к главному герою. Ведь читая чьи-то переживания от первого лица в дневнике гораздо сильнее проникаешься и сопереживаешь, нежели при прочтении обычной «легенды» от третьего лица о переживаниях персонажа.

Вашему вниманию хочу представить несколько книг, известных и не очень, которые интересны не только сюжетом, но и формой.

Вы когда-нибудь рассматривали старые фотографии и памятные вещи, попивая чай дождливым вечером? Обычная инвентаризация старого письменного ящика − именно в этом вся суть этого произведения. Но за каждой створкой, за каждым предметом, что можно найти в этом секретере, скрывается своя история − трагическая, романтическая, иногда абсурдная. Каждая глава как бы находится в этих самых ящичках и вскрывается лишь после предыдущей − не всегда связанно, не всегда последовательно, но так умиротворяюще, душевно и философски.

«Рэй, как и мы все, умер». Это первая фраза, которая, по сути, является развязкой этой истории. «Однако»,- скажите вы, − «Но кому же потом интересно читать, зная, что главный герой картины покоится с миром?».

Ответ довольно прост − не так интересен факт того, что персонаж умер, как история того, как он жил. Рассказанная задом наперёд немного трагикомедия, немного мелодрама (как и всегда у Уоллеса − вспомнить хотя бы «Крупную рыбу») − история обычного человека, с обычными проблемами.

Переживая историю от смерти, до рождения можно по-другому понять те или иные поступки персонажей − ведь угол точки зрения значительно смещается, когда знаешь будущее, но не подозреваешь о предыстории.

Ощутите себя в обычном школьном классе в момент, когда преподаватель ещё не пришёл или очень молод и не может «держать» класс, и детям есть что обсудить.

Отрывки беседы, иногда не совсем связанные предложения, кажется, внутренние диалоги − и вот, история о школе, учениках и преподавателях, о взаимоотношениях и составляют сюжет «Лестницы…».

Книга, несмотря на то, что написана не в повествовательной (в прямом смысле этого слова) форме, читается очень просто и эмоции, которые хотела вложить в эти слова автор понятны на уровне сознания.

Кто не знает Бриждит Джонс? Тот, кто не читал, наверняка смотрел фильм. Тот, кто не смотрел, наверняка слышал об истории закомплексованной женщины, которая стремится похудеть и найти мужа. Современная женская проза после этой книги обрела второе дыхание — стоит роман сделать немного более качественно и интересно, чем обычную любовную историю, что продается во всех киосках прессы, и сделать форму повествования более «человеческую» — и, вуаля, бестселлер готов.

Форма дневника, когда мы знаем, какой день недели был в момент того или иного момента её жизни, её вес, который так отчаянно не хотел уменьшаться, её личные переживания, которые сопровождаются огромным количеством эмоций, делают героиню живой, интересной и «лёгкой» к сопереживанию.

Недаром в свое время после выхода книги, а после и фильма, тысячи женщин отождествляли себя с Бриджит, и это помогало им в борьбе со своими комплексами − если она смогла, так и чем мы хуже!

Книга, конечно, для женской аудитории − мужчины вряд ли оценят борьбу с лишним весом, несколько «гормональные» перепады настроения героини, но даже тот, кто осмелится взять её в руки и отвлечется от того, что книга женская, написана женщиной для женщин, возможно, найдет что-то в ней и для себя. Может, просто интересную форму, а может поймут, чего хочет женщина (с чем черт не шутит).

Ветеран в нашем списке − книга начала 20−го века, ставшая уже классикой как на родине (в Великобритании), так и за её пределами.

Начать стоит с того, что у этой книги три начала. Уже интересно и запутанно. Далее мы прочитаем историю писателя, его персонажей, процесса написания и разные отрывки исторического характера, порою, как кажется, вообще не имеющие связь с общей историей. Имеются и разные окончания этих историй − и что правда, что вымысел, а что чепуха определяет сам читатель. Это все «О водоплавающих».

«Все выведенные в данной книге персонажи, включая первое лицо единственного числа, то есть рассказчика, являются полностью вымышленными и не имеют никакого отношения к реальным, покойным и ныне здравствующим прототипам.» − именно так гласит эта книга. Что же за персонажи такие? Дать ответ на этот вопрос можно только прочитав данное произведение.

Ознакомив вас со своими «сложными» книгами, мне интересно, а какие ещё книги приходят вам в голову, когда вы пытаетесь вспомнить об интересно построенной книге?

Превью: Depositphotos

Читайте также:

Что почитать: бессмертный Чарльз Буковски

10 причин, по которым книги делают вас лучше

10 потрясающих книг, которые стоит прочесть этим летом

say-hi.me

Книга "Повествование от Вадима том 1" из серии Повествование от Вадима

Как велико Время, когда однажды в Лоне Вечности проявилось благоуханное Целое, источающее бескрайнюю Любовь!

Отец Небесный явил Лице Своё в великом Мироздании.

2. Но, проявив благоуханную Суть Свою средь окружающего безбрежия иного Закона, Отец Небесный стал Источником нового Закона.

3. Мир материального Бытия не мог узреть Славы Божией, ибо узреть Сие возможно, лишь когда Слава Божия проявится в законах материальных.

4. И однажды, по Воле Отца Небесного, чада Его возымели житие своё на Земле-Матушке во плоти, созданной из праха земного.

5. Дабы с помощью деяний сей плоти чада Божии проявили явно и понесли по Мирозданию Вселенной Славу Отца своего.

6. Деяния возгорелись, но неожиданно трудным возлёг пред стопами Путь Восхождения - Путь, по коему не восходил никто и где основой Восхождения является великая Свобода Выбора, которая позволяет бесконечно расцветать закону Веры.

7. А вера и есть то таинство чудесное, только лишь благодаря коему возможно благоприятное развитие человека.

8. Чада Божии, явив лице своё на Лоне Земли-Матушки, утратили способность самостоятельно видеть шаг следующий, а посему призваны верить, что следующий шаг - наиболее благоприятный. И это - истина, нарушать которую - значит нарушать развитие души своей.

9. Так как человек утратил зрение глаз разума своего, то, чтобы определять направление истинного Восхождения, ему надлежит поверить Отцу своему Небесному, Который и стал глазами чад Своих.

10. Отсюда - чем более вера Ему, тем более зряч человек.

11. Но вера и знание не есть одно и то же.

12. Посему велик соблазн потребовать подтверждения Истины, когда пред стопами восходящего проявляется необходимость определить: от Бога ли Творимое, или же иное сотворение.

13. Истина же не должна доказывать Себя, ибо ежели Её видят, то примут с великою радостью и сберегут Её; ну а ежели не видят, то потеряют, даже если и возьмут в руки после того, как Её докажут.

14. Истина ниспосылается Богом для того, чтобы совершенствовать воспринимающих.

15. А значит, при соприкосновении с Ней надлежит не Её примерять на себя, но себя соизмерять с Ней.

16. И так как Истина приходит научить, то воистину говорю: средь рода человеков не может быть того, кому нечему будет учиться.

17. Но как же должно прийти сей Истине, дабы помочь ищущим и устремлённым?

18. Великая Слава Божия проявляется в том, что Отец позволяет чадам Своим расцветать в безмерном многообразии и неповторимости.

19. И сложность в период сотворения первых шагов на пути Восхождения проявилась в том, что на основе своеобразной уникальности своей каждое чадо Божие воспринимает Истину так, как не воспринимает более никто из его многочисленных собратьев.

20. А значит, если Отец Небесный каждому чаду Своему скажет одинаково одну и ту же истину, то сколько есть на Земле-Матушке чад Божиих, столько будет и мнений по поводу воспринятой истины.

Путаница будет величайшая!

21. Посему Истина всегда должна приходить в одном, зримом для всех Лице, дабы, пребывая меж воспринявшими Её в течение определённого времени, позволить им наиболее приблизиться к единому пониманию ниспосланного от Бога.

22. А сие необходимо сотворять, донося суть Истины до каждого на том уровне, на коем способен воспринимать жаждущий.

23. Это возможно лишь тогда, когда живое Слово Божие проявляется на Земле во плоти и крови, подобной человеку современному, что и есть Истина Сына Человеческого.

24. И таинство сие протекает по особому закону, когда Истина, заключённая во Сути Пришедшего от Пославшего Его Отца Небесного, должна проявиться лишь тогда, когда на то будет Воля Божия, - ни днём раньше, ни днём позже.

25. Плоть же новая, которая нарекается и Именем новым, проявляющем Сотворение новое, должна пройти определённый этап формирования, когда закон сего формирования проявляется по-иному, нежели сие протекает у всех чад Божиих, пребывающих во плоти.

26. Где закон Свободы Выбора, незыблемый в развитии рода человеков, во многом отсутствует, ибо развивающийся и формирующийся разум новой плоти Пришедшего должен вобрать в себя всё то, что крайне необходимо для дальнейшего основного Сотворения.

27. Истинна мудрость о том, что, чтобы исцелить болезнь, должно прежде познать саму болезнь.

28. Время постижения современного общества, как в прошлое Сотворение на земле израильской, так и во времена нынешние на земле российской, должно было протекать в течение двадцати девяти лет, дабы за сие время плоть достигла должного расцвета.

29. Но до возраста сего Пришедший от Отца Небесного не должен знать о Себе многого, дабы не осложнилось постижение окружающего мира.

30. Для чего таинственная перевязь призвана покрывать глаза с Рождения до времени Пробуждения.

31. Что крайне важно ещё и для того, чтобы не оставить разрушительный контраст между Миром, откуда исходит, и миром, куда нисходит Тот, Имя Которого Слово Божие.

.

www.rulit.me

Повествование о первых книгах

Повествование о первых книгах

Что же такое «книга»? Что является ее составляющими?  Ответы на эти вопросы поможет найти нижеприведенная статья, изложенная в художественно — публицистическом жанре.

Книга многогранное понятие. Книгой можно назвать разовое произведение литературной тематики, научно — исследовательской  тематики.

Книгой можно назвать и полиграфическое бумажное издание, тиражируемое миллионно, предназначенное для разового издания.

Книгой можно назвать соединение под твердой обложкой сотен рукописных записей.

Книгой можно назвать  электронную информацию, вывешенную на web-сайте.

Появление первой книги

Словом книга можно много предметов назвать, и в этом, наверное, и заключается тонкость смыслового понятия термина «книга».

Повествование о первых книгах дело долгое, но познавательное. Появлению книги в том виде, который всем нам известен, вначале предшествовали устный пересказ и нанесение символьной информации на глиняные таблички. Затем свитки-письма и старославянские письмена на папирусе. А последним этапом перед появлением первой книги были письмена-рукописи, переписываемые славянскими писцами.

Написание книги в те времена требовало много усилий со стороны ее создателей. Так, писцы делились на 5 видов: копировщики, корректоры, каллиграфы, рубрикаторы и иллюминаторы. Каждый из типов писцов выполнял важную и ответственную функцию, вплоть до изобретения первой печатной машины. Благодаря усилиям славянских писцов, книга стала популярнейшим изданием у населения нашего времени.

 Историческое первое название книга вроде — бы получила от чувашского народа. В том время чувашское население именовало книгой свои ежедневные записи. Первые книги были, естественно, рукописными. И стоили они баснословных денег, из-за ручной переписи и дорогостоящих материалов. Самые успешные первые книги украшались государями ценными металлами, драгоценными украшениями.

Если обобщенно ответить на вопрос о том, что же такое книга, то можно сказать: что книгой считается издание, как печатное, так и электронное, имеющее название и около десяти страниц текстовой информации с рассказом, повествованием, действием, научным исследованием и так далее.

Конструкция любой печатной книги состоит из: обложки, жесткой либо мягкой обложки с корешком и переплетом страниц; форзаца; заглавия и пиктограммы; вступления; кратко изложенного предисловия;  текстового наполнения, т.е. так называемого книжного содержательного блока.

По истечению столетий, книга по-прежнему любима нами. У книги много фанатов и почитателей. В немецком Берлине, например, даже памятник построили во имя книги.

 

 

Приложение. 

Приложение. Изображение в пещере Пасьега.

    

Подвиг Тегумая Бобсулая.

Самая маленькая в мире книга

Специалисты из нанолаборатории Университета Симон Фразер (Simon Fraser University) создали самую маленькую в мире книгу. Для того, чтобы что-нибудь в ней прочитать, придется воспользоваться электронным микроскопом.

Самая маленькая в мире книга

Ведь размеры этого миниатюрной книжки составляют всего 0,07х0,1 мм. Издание «Teeny Ted from Turnip Town» тоньше, чем занесенные в Книгу рекордов Гиннеса две другие книги: Новый Завет, созданный в Массачусетском технологическом институте в 2001 году, (5х5 мм) и «Хамелеон» Чехова (0,9х0,9 мм), изданный Палкович в 2002 году.

Выпуск самой маленькой книги был инициирован издателем Робертом Чаплином при помощи ученых из университета Ли Янг и Карена Каванагх.

В процессе работы специалисты задействовали пучок ионов галлия и электронный микроскоп. Обладая минимальным диаметром в 7 нанометров пучок был запрограммирован для вырезания пространства вокруг каждой буквы. Книга сделана из 30 микротабличек, каждая вырезанная на гладком куске кремния. Всего предполагается выпустить 100 копий миниатюрного издания.

Самые большие книги мира

На данный момент самой большой книгой в мире является «Самая большая книга для малышей», выпущенная в 2004 году издательсвом «Ин» в России.

Она имеет размеры 6,0 на 3,0 метра, весит 492 кг и содержит иллюстрированные стихи известнейших российских авторов: Сергея Михалкова, Владимира Степанова, Сергея Еремеева и Андрея Тюняева, которому и принадлежит идея создания этой книги.

aplik.ru

КНИГИ, В КОТОРЫХ ПОВЕСТВОВАНИЕ ВЕДЕТСЯ О КНИГАХ 1. Рэй Брэдбери

КНИГИ, В КОТОРЫХ ПОВЕСТВОВАНИЕ ВЕДЕТСЯ О КНИГАХ

1. Рэй Брэдбери — «451° по Фаренгейту».

451° по Фаренгейту — температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Философская антиутопия Брэдбери рисует беспросветную картину развития постиндустриального общества: это мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных, а хранение книг преследуется по закону, интерактивное телевидение успешно служит всеобщему оболваниванию, карательная психиатрия решительно разбирается с редкими инакомыслящими, а на охоту за неисправимыми диссидентами выходит электрический пес...

2. Михаил Булгаков — «Мастер и Маргарита».

Роман Михаила Булгакова `Мастер и Маргарита был начат в 1928 или 1929 году. Среди действующих лиц в первой редакции не было ни мастера, ни Маргариты. В начале 1920 г. Булгаков свой незаконченный роман сжег. Осенью 1932 г. писатель возвращается к работе над главным романом своей жизни. Авторская правка романа идет с перерывами до последних дней. Роман стал классикой мировой литературы, выдержал многомиллионные тиражи у нас и за рубежом. Переведен на многие языки Европы, Америки, Азии. Многократно инсценирован и экранизирован. На его сюжет созданы музыкальные произведения, оперы и балеты. Триумфальное шествие бессмертной сатирической фантасмагории-феерии с гениальной вставной новеллой о Христе и Пилате продолжается!

3. Диана Сеттерфилд — «Тринадцатая сказка».

«Тринадцатая сказка» Дианы Сеттерфилд — признанный шедевр современной английской прозы, книга, открывшая для широкой публики жанр «неоготики» и заставившая англо-американских критиков заговорить о возвращении золотого века британского романа, овеянного именами Шарлотты и Эмили Бронте и Дафны Дюморье. Дебютный роман скромной учительницы, права на который были куплены за небывалые для начинающего автора деньги (800 тысяч фунтов за британское издание, миллион долларов — за американское), обогнал по продажам бестселлеры последних лет, был моментально переведен на несколько десятков языков и удостоился от рецензентов почетного имени новой «Джейн Эйр». Маргарет Ли работает в букинистической лавке своего отца. Современности она предпочитает Диккенса и сестер Бронте. Тем больше удивление Маргарет, когда она получает от самой знаменитой писательницы наших дней Виды Винтер предложение стать ее биографом. Ведь ничуть не меньше, чем своими книгами, мисс Винтер знаменита тем, что еще не сказала ни одному интервьюеру ни слова правды. И вот перед Маргарет, оказавшейся в стенах мрачного, населенного призраками прошлого особняка, разворачивается в буквальном смысле слова готическая история сестер-близнецов, которая странным образом перекликается с ее личной историей и постепенно подводит к разгадке тайны, сводившей с ума многие поколения читателей, — тайне «Тринадцатой сказки»…

4. Карлос Руис Сафон — «Тень ветра».

Книга — явление. Книга — головоломка. Книга — лабиринт. Роман, который заставляет читателя погрузиться в почти мистический мир Барселоны и перемещает его в совершенно иную систему координат. Читателю предстоит вместе с главным героем встретить зловещих незнакомцев, понять и полюбить прекрасных и загадочных женщин, бродить по мрачным лабиринтам прошлого, и главное — раскрыть тайну книги, которая непостижимым образом изменяет жизнь тех, кто к ней прикасается. Удивительная книга, в которой есть все: увлекательный сюжет, блестящий стиль и будоражащие воображение тайны. НАСТОЯЩАЯ ЛИТЕРАТУРА!

5. Умберто Эко — «Имя розы».

«Имя розы» — первый роман Эко, опубликованный в 1980 году, стал первым интеллектуальным романом, возглавившим списки супербестселлеров и принесшим автору всемирную славу. На сегодняшний день книга переведена на несколько десятков языков и стала классикой мировой литературы. Действие романа разворачивается в средневековом монастыре, где его героям предстоит решить множество философских вопросов и, путем логических умозаключений, раскрыть произошедшее убийство.

6. Маркус Зузак — «Книжный вор».

Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова «коммунист», и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмельштрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. Но и никак не рай. «Книжный вор» — недлинная история, в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке; о разных словах; об аккордианисте; о разных фанатичных немцах; о еврейском драчуне; и о множестве краж. Это книга о силе слов и способности книг вскармливать душу.

6. Корнелия Функе — «Чернильное сердце».

«Чернильное сердце» — первая часть трилогии знаменитой немецкой писательницы. В центре повествования — отважная двенадцатилетняя девочка Мегги и ее отец, обладающий чудесным даром: когда он читает книгу вслух, ее герои оживают. Правда, взамен кто-то из слушателей оказывается в придуманном писателем мире, а как известно, в книгах бывают не только добрые персонажи... Книга адресована детям среднего школьного возраста, но и взрослые прочтут ее с большим интересом.

7. Вальтер Моэрс — «Город Мечтающих Книг».

Вальтер Моэрс — один из самых известных и коммерчески успешных немецких авторов комиксов, предназначенных главным образом для взрослых. Он также пишет детские книги, по одной из которых — «Капитан Синий Мишка» — был снят сериал, а затем кинофильм. Славу настоящего писателя Моэрсу принесли романы, в особенности сериал о Замонии, к которому принадлежит и «Город Мечтающих Книг» — повествование о невероятных приключениях невероятных существ.

Приятного Вам чтения!Original:

Похожие статьи:
Что почитать → 10 книг, где сны оказываются реальнее яви... 1. Макс Фрай Лабиринты
Что почитать → Книги как лекарство! 10 рецептов лечения хорошей литературой. 1.
Что почитать → 9 книг для любителей пощекотать нервы Хороший триллер это когда тебе страшно интересно, причем интересно на протяжении всей книги,
Что почитать → Продав Сну шубу моя ничего не стоит , старинную люстру, красное дерево и 2 книги сборничек Версты и Феникс Конец Казановы с трудом (стихи Марина Цветаева)
Что почитать → Только детские книги читать, Только детские думы лелеять, Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. (Осип Мандельштам)

wordcreak.ru

Как написать повесть. Содержание - Три функции повествования

Глава 3. Фабула

Три функции повествования

Каким задачам служит рассказывание историй, если посмотреть на это глазами читателя? Без сомнения, разные люди ответят на этот вопрос по разному, но если попробовать обобщить их ответы, получится следующее:

— развлекает

— помогает забыть о проблемах и трудах повседневной жизни

— позволяет лучше понять окружающую нас реальность

Всем нам знакомо волнение, вызванное хорошей повестью, то наслаждение, когда с головой погружаешься в книгу, либо на какое–то время забываешь о повседневных проблемах. Жизнь нелегка, часом бывает просто жестока, а рассказ или повествование помогают нам либо про это забыть, либо с этим смириться.

Человеческая потребность фикции есть чем–то фундаментальным, чем–то, что наступает сразу по удовлетворении таких насущных потребностей, как еда, одежда, крыша над головой и чья–то компания. Рассказчики появились сразу, как только человек смог настолько набить пузо, чтобы на время перестать охотиться и предаться размышлениям. И неважно, идет ли рассказ у костра, или на страницах книжки, читатели жаждут удовлетворить те три потребности: развлечение, бегство и понимание.

Не каждая история в состоянии их удовлетворить. Некоторые развлекают, и ничего более, другие приводят к тому, что когда их дочитаешь до конца, в голове остается еще больший сумбур, чем перед началом, ну а еще одни просто невозможно понять, хотя во всем остальном они ничего из себя не представляют. Те из них, что выдержали испытание временем, что существуют века, и рассказываются снова и снова, исполняют все три задачи одновременно: прядут нить, по которой мы уносимся в другой мир, после чего возвращают нас домой –более мудрых и лучше понимающих нашу реальность

.

«Повествование – от «Золушки» до «Войны и мира» — является одним из основных инструментов, изобретенных человеческим разумом для углубления знания и понимания мира. Существовали огромные общества, не знающие колеса, но не было обществ, которые не рассказывали бы историй»

Урсула ЛеГуин

Как удержать интерес читателя

Три функции, описанные выше, будут исполнены только при условии, что тебе удастся захватить и удержать интерес читателя. Глубина твоей мудрости может быть неизмерима, замысел восхитителен, кульминационный момент захватывающ, но все это окажется впустую, если некому будет переворачивать страницы. Мы должны понять, что повесть только тогда кипит жизнью, когда находится в руках читателя. До этого момента она остается книжкой только в потенциале.

Как заставить читателя перевернуть страницу

Это очень просто, а одновременно, как многие простые вещи, очень трудно выполнимо. Автор приковывает внимание читателя с помощью интригующих вопросов и откладывания ответов «на потом». Если в начале четырехсотстраничной повести тебе удастся поставить достаточно интересный знак вопроса, читатель преодолеет почти любую преграду, чтобы найти ответ. (Но будь осторожен, — если по твоей вине это путешествие станет чересчур сложным или скучным, он, вероятнее всего, сразу заглянет на последнюю страницу). Один важный вопрос может стать достаточно серьезным мотивом для повести, но кроме него и другие существенные вопросы должны появляться в каждом разделе.

Однако, нет смысла задавать вопросы и сразу же на них отвечать, потому что большая часть читательского удовольствия берется именно из отсрочки

.

«Пусть смеются, пусть плачут, пусть ждут»

Чарлз Рид

Саспенс и тайна

Существуют два типа повествовательных знаков вопроса: напряжение (саспенс) и тайна.

Саспенс – вопрос, ответ на который находится в будущем

Тайна – вопрос, ответ на который находится в прошлом.

Саспенс, — это вопрос «что будет дальше?» Тайна, — это вопрос «как нас угораздило в это вляпаться?» Из них двоих, думается, тайна есть более изощренной, потому что представляет собой приглашение для читателя самому развязать сложную загадку. Саспенс более очевиден, потому что отражает принцип нашей повседневной жизни – происходит нечто неожиданное, и мы вынуждены на это реагировать.

Доведенный до крайности, саспенс создает литературный жанр, известный как триллер, — истории, в которых герой или героиня то и дело оказываются в новой опасной ситуации. На противоположном полюсе рассказ–тайна развился в «ху–дан–ит», то есть классическую детективную повесть, которая начинается от трупа и отступает во времени, пока не откроется причина смерти. Эти два вида концентрируются на характерных для себя видах вопросов, но вопросы эти – что и есть собственно саспенс и тайна – можно найти в любой прозе. Случается, что они бывают использованы в виде дешевых трюков, но так же хорошо могут послужить основой для великой литературы. Шекспир, Диккенс, Достоевский, Конрад, Томас Харди – все эти писатели мастерски овладели искусством задавать интригующие вопросы. Рассказчик, который убежден, что глубина темы или блестящий стиль письма освобождают его от обязанности ставить вопросы и откладывать ответы на них «на потом», легко может совершить самое страшное из литературных преступлений: замучать читателя скукой.

«Разрешение загадки есть для читателя последним утешением – подтверждает триумф разума над инстинктом или порядка над анархией.»

Дэвид Лодж

Что такое фабула

Проблема с созданием фабулы частично заключается в том, что мы не до конца знаем, чем она, собственно, является. Мы прочитали достаточно много книг и просмотрели достаточно фильмов, чтобы инстинктивно чувствовать, в чем дело, но инстинкт – не лучший советчик, если речь идет о создании фабулы. Повесть похожа на длинное путешествие – если не знаем точной трассы и цели путешествия, вероятнее всего заблудимся. (Естественно, такое блуждание может быть и привлекательной частью этого путешествия, но чаще оно бывает утомительным – когда я писал третью повесть, пришлось выбросить эффекты шести месяцев работы, потому что меня угораздило свернуть не в том месте)

Прежде всего надо отделить собственно фабулу (plot) от повествования (story). Это разделение поможет адепту писательского искусства не свернуть с главной дороги. Очень просто это определил Форстер, и огромное ему за это спасибо:

«Попробуем определить, что такое «фабула». Мы определили повествование, как рассказ о неких событиях, уложенных в хронологический ряд. Фабула – это тоже рассказ о событиях, но ударение здесь ставится на причинности. «Король умер, а потом умерла королева» — это рассказ. «Король умер, а потом королева умерла от тоски» — это фабула. Временная последовательность осталась сохранена, но ее затмило чувство причинно–следственной связи.»

Причина имеет место тогда, когда в следствие одного события наступает другое. Именно эти связи между событиями определяют разницу между набором анекдотов, т.е. «повествованием» в Форстеровском смысле, и повестью. Повествование тоже может быть интересным, но редко приносит такое удовольствие, как хорошо сконструированная фабула. Почему? Потому что без наличия «причины» обычно не получишь ответ на вопрос «что было дальше?» или «как нас угораздило в это вляпаться?»

У маленьких детей нет чувства фабулы. Послушайте только их рассказы: «Сначала произошло то, затем то, а потом вон то…» Согласен, это очаровательно, но их болтовня нам быстро надоедает, потому что нет в ней причинности, события не связаны между собой. А нас привлекают именно эти связи, больше даже, чем сами события: кто кому и что сделал, но прежде всего – почему.

Фабулу можно сравнить с вязаным на спицах свитером – одна петля цепляется за другую, и без этих соединений у нас остается только хаотический неинтересный клубок шерсти. Но петли – это еще не все, это только начало, важна еще и форма. Обычно не достаточно просто написать сборник историй, даже интересных, потому что глаз требует еще и форму. Поэтому фраза: «Король умер, а потом королева умерла от тоски» кроме того, что не ставит никакого явного вопроса, содержит в себе слишком мало содержания, как на фабулу.

www.booklot.ru

Особенности повествования в «Летописной книге» с. Шаховского

Ш. являлся авторитетом для современников в богословских вопросах. Основные сочинения Ш собраны в двух сборниках, составленных, видимо, самим автором, но писанных не его рукой Наибольшую ценность представляют две повести Ш о Смуте: “Повесть известно сказуема на память великомученика благовернаго царевича Дмитрия, о убиении его и о преславном обретении телеси, и о язве людстей” и “Повесть о некоем мнисе, како послася от Бога на царя Бориса во отмщение крове праведнаго царевича Димитрия” Источником для этих сочинении явилась так называемая “Летописная книга”, фрагменты которой и вошли с небольшими изменениями в произведения Ш. Но если “Летописная книга” дает целостный обзор событий Смуты, то Ш. в своих повестях (отметим, что вторая повесть является продолжением первой и в сюжетном и в философском плане на это указывает в тексте и сам автор) компонует материал таким образом, чтобы он подтвердил православный постулат о неизбежности возмездия за грех. Иллюстрацией этой мысли является описанное Ш. как божественное наказание низложение Бориса Годунова и Лжедмитрия I. В то же время, по утверждению автора, смирение и терпение не остаются без вознаграждения, примером того у Ш. служит обретение нетленных мощей царевича Дмитрия. Текст повестей Ш. изобилует риторическими отступлениями, ссылками на Священное писание. В своих повестях Ш. преследовал и сугубо личные цели. Так, начиная рассказ о царевиче Дмитрии, автор останавливается на его “многобрачном рожестве” (Дмитрий был сыном Ивана Грозного от седьмой жены, в то время как церковь допускала лишь три брака), но, ссылаясь на Писание, Ш утверждает законность его рождения. Этот мотив тесно связан с судьбой самого Ш., подвергшегося опале за незаконный, по мнению церкви, четвертый брак.

Ряд исследователей приписывает перу Ш. и “Летописную книгу” (атрибутировавшуюся также князю И Катыреву-Ростовскому), под именем Ш. ее издала в 1987 г Е. И Дергачева-Скоп. Однако тщательное сопоставление текстов памятников — “Летописной книги” и повестей, написанных Ш.,— не дает оснований для таких выводов. Вопрос об авторстве “Летописной книги” остается открытым.

  1. Апокрифы. Тематика проблематика, система образов, стиль

СМ. ОТДЕЛЬНО

  1. Эволюция агиографического жанра в литературе первой половины 17 века, «повесть о Юлиании Осорьиной», «Сказание о явлении Унженского креста»

Житие как жанр средневековой литературы представляет собой сюжетное повествование о человеке, которого церковь за его подвиги возвела в степень “святого”. В основе жития лежала биография героя, чаще всего исторического лица, известного самому автору лично или по рассказам его современников. Целью жития было прославить героя, сделать его образцом для последователей и почитателей. Необходимая идеализация реального персонажа вела к обязательному нарушению жизненных пропорций, к отрыву его от земного и плотского, превращению в божество. “Чем дальше отдалялся житийный автор по времени от своего героя, тем фантастичнее становился образ последнего”. “Житие не биография, а назидательный панегирик в рамках биографии, как и образ святого в житии не портрет, а икона”. Живые лица и поучительные типы, биографическая рамка и назидательный панегирик в ней, портрет и икона — это необычное сочетание отражает самое существо житийного художественного способа изображения. Это же сочетание поясняет и тот факт, что более реальными и жизненными были древние жития, близкие по времени написания к эпохе жизни и деятельности своего героя.

В конце XVI—XVII вв. жанр житий широкой струей вбирает в себя светские тенденции. Характерна тут группа северных житий, где главными героями-святыми, были люди из народа, трагически, загадочно погибшие или на море, или от удара молнии, или даже разбойники, убийцы. Они свидетельствовали об усилении интереса к человеческой личности как таковой. В этих житиях повествование зачастую развивается по линии “освобождения жанра от обязательного рассказа о жизненном пути святого, в ряде случаев агиографы совсем не знают биографии человека, признанного святым и описывают только его посмертные чудеса или дают отдельный известный эпизод из его жизни,связанный с его канонизацией, чаще всего необычную, “подвижническую” смерть героя”.

Именно в это время в развитии житийного жанра намечаются две различные линии: отказ от биографизма, усиление бытовых деталей и сюжетных подробностей, с одной стороны, а с другой — подчеркнутый биографизм, выделение одной центральной фигуры и подробное описание ее истории и ее внутреннего мира. Первая линия приведет к бытовым повестям и авантюрным новеллам, вторая — к психологическим повестям и историко-мемуарной прозе.

Еще одно отклонение можно установить на примере русских “Повести о Ульянии Осоргиной” и “Повести о Марфе и Марии”.

Как было сказано выше, “Повесть об Ульянии Осорьиной” представлена в двух редакциях, вторая из них имеет два варианта. Исследователь отмечает, что ни одна из двух редакций не сохранила первоначальный вид произведения Дружины Осорьина.

Рассматривая рукописи “Сказания о Воздвижении чудотворного креста на реке Унже”, М.О. Скрипиль также обнаруживает два варианта текста памятника. Однако агиографический стиль более ощутимо проявляется в первоначальной редакции, где “сестры подчеркнуто совершают все по установленному “чину”.

Исследователями давно отмечено, что автором “Повести об Ульянии Осорьиной” является ее сын Каллистрат Дружины Осорьин. Автор называет конкретные имена и фамилии, указывает на конкретные исторические события. Например, отец Ульянии Иустин Недюрев действительно был одним из свидетелей заключения купчей крепости 1539 года, которую писал Иван Дубенский, брат Анастасии Лукиной, бабки Ульянии, у которой она воспитывалась после смерти родителей. Исследователями обнаружены многочисленные документы, которые доказывают родовитость Ульянии по линии родителей. Лукины – предки со стороны матери – в XVI веке известны как болховские городовые дворяне. В XVII веке род Лукиных был записан среди дворян города Мурома. Муромскими городовыми дворянами были и Араповы (к которым принадлежала тетка Ульянии). Род Осорьиных не был первостепенным в XVII веке. Однако известно, что свекор героини повести служил в Нижнем Новгороде ключником, а муж ее был записан в Муромской десятине 1576 года.

Повесть о Марфе и Марии” лишена конкретной исторической основы: составитель не может назвать конкретных фамилий родителей героинь и их мужей. Как уже было сказано выше, произведение было основано на легендарных Муромских сказаниях. Однако исследователи обнаруживают в произведении живые черты быта Древней Руси, которые связаны со второстепенными персонажами. Например, реально описана ссора мужей из-за места, в чем отражается существенная практика местничества. “Бережливого хозяина Домостроя, никому не доверяющего, напоминают “несмысление”, в понимании автора, родственники Марфы и Марии, которые “роптаху” на сестер, узнав о том, что они отдали незнакомым старцам золото и серебро… Рассказ о погоне за старцами, устроенной родственниками, представляет жанровую картинку, которая рисует взаимоотношения между самими “господами” и между “господами” и “рабами”.

Анализируя “Повесть о Марфе и Марии”, Ф.И. Буслаев указал на симметричность сюжетных ситуаций, в которых участвуют сестры. По мнению исследователя, “религиозно-поэтической мысли муромского сказания соответствует известный художественный стиль в произведении этой мысли по всем подробностям”. Но эта мысль рождается из конкретной действительности и связана с “историческими и местными обстоятельствами.” Ф.И. Буслаев первым из медиевистов обратил внимание на отражение в произведении конкретных реалий эпохи. Так, причиной разлуки сестер, по его мнению, стала родовая кичливость и местничество мужей, которые в сказании осуждаются как отжившие и вредные обычаи. Он замечает некоторые детали быт и общественных отношений: значительная самостоятельность вдов, которые не опасались пускаться в самостоятельные путешествия, отсутствие доверия среди родственников, круговая порука раба и его господина. Значение повести и образов сестер Марфы и Марии Ф.И. Буслаев видит в смягчении нравов, в протесте против родовой вражды. Исследователь пишет, что “в этой повести женщина со своими нежным и великодушным сердцем стоит на стороне прогресса и за свое человеколюбие и христианское смирение награждается свыше”. Женщина названа в этой работе героиней, которая совершила подвиг протеста против местничества и стала “предшественницей исторического переворота”.

Что касается “Повести об Ульянии Осорьиной”, то Ф.И. Буслаев указывает, что автора этого произведения воодушевляла “чистая любовь признательного сына к достойной матери”. Личность героини исследователь называет “умилительно нежной, благочестивой”.

Рассматривая жизнь Ульянии Осорьиной, Ф.И. Буслаев обращает большое внимание на взаимоотношения героини с родственниками, рабами и бедными людьми, а также на тяготы, которые героине пришлось пережить в эпоху Смутного времени – голод, моровая язва, восстания. Свекор и свекровь Ульянии были людьми довольно состоятельными, отношения между героиней и родителями мужа не были похожи на тиранство по отношению к невестке: “Любовь и благословение внесла с собой в их доле Юлиания; с взаимной любовью была встречена; в любви и доверенности от них проводила жизнь. Но не могло быть между ею и семьей, в которую она вошла, полною сочувствия”.

Итак, Ф.И. Буслаев сосредоточил свое внимание при анализе “Повести о Марфе и Марии” и “Повести об Ульянии Осорьиной” на соотношении текстов произведений и реальной действительности, реальных общественных отношений. Он первым обратил внимание на расшатывание канона в изображении облика персонажа. В этом же русле, как нами было сказано выше, анализировал эти произведения и М.О. Скрипиль. Указывая на наличие агиографических черт в тех или иных редакциях, он, тем не менее по большей части обращался к отражению в произведениях правовых норм, системы общественных и бытовых отношений того времени. С его точки зрения признаки агиографического жанра, не могли превратить историко-бытовую повесть в житие святой. Итак, Ф.И. Буслаев сосредоточил свое внимание при анализе “Повести о Марфе и Марии” и “Повести об Ульянии Осорьиной” на соотношении текстов произведений и реальной действительности, реальных общественных отношений. Он первым обратил внимание на расшатывание канона в изображении облика персонажа. В этом же русле, как нами было сказано выше, анализировал эти произведения и М.О. Скрипиль. Указывая на наличие агиографических черт в тех или иных редакциях, он, тем не менее по большей части обращался к отражению в произведениях правовых норм, системы общественных и бытовых отношений того времени. С его точки зрения признаки агиографического жанра, не могли превратить историко-бытовую повесть в житие святой.

Легендарно-агиографические повести отражают традиционные христианские представления о роли женщины в семье, о взаимоотношениях супругов, и в этом смысле представляют идеал жены в широком понимании этого слова – идеал, который достоин подражания и составляет тот вечный смысл произведений, который и обусловил интерес к ним древнерусского читателя.

 

studfiles.net

Повествование о Хатха-йоге (ЛП) - Шри Анандасвами

  • Просмотров: 2610

    Ядовитый привкус любви (СИ)

    Есения

    Мне предстоит выйти замуж. Ну и что? - спросите вы. Это делает каждая вторая, ничего необычного в…

  • Просмотров: 2418

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2220

    Отдай свое сердце (СИ)

    Уля Ласка

    Я - Светлана Колосова, няня-психолог, работающая с детьми очень богатых и влиятельных родителей. У…

  • Просмотров: 2149

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 2071

    Мой любимый босс (СИ)

    Янита Безликая

    Безответно любить восемь лет лучшего друга. Переспать с ним и уехать на два года в другой город.…

  • Просмотров: 2015

    Измена (СИ)

    Полина Рей

    Влад привык брать всё, что пожелает, не оглядываясь на ту, что рядом с ним. И когда встречает…

  • Просмотров: 1989

    Между Призраком и Зверем

    Марьяна Сурикова

    Одна роковая встреча, и жизнь неприметной библиотекарши бесповоротно изменилась. Теперь ей…

  • Просмотров: 1814

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 1756

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 1538

    Не люблю тебя, но уважаю (СИ)

    Лилия Швайг

    Утонула и очнулась в другом мире? Не беда! Главное, что ты в своём теле и обрела новую семью. Пусть…

  • Просмотров: 1531

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем! (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 1349

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 1304

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1212

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1119

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 1054

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 978

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 869

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 850

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 842

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 813

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 736

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 708

    Замуж за миллиардера (ЛП)

    Мелани Маршанд

    Мэдди Уэнрайт давно уже плюнула на брак и на мужчин. После многочисленных свиданий с неудачниками,…

  • Просмотров: 669

    ФЗЗ. Книга 2 (СИ)

    Маргарита Блинова

    «Ноэми, хочешь ли ты изменить мир?»Знала бы черная пантера-оборотень заранее, чем дело обернется,…

  • Просмотров: 654

    Кувырком (СИ)

    Анна Баскова

    Университет окончен, с работой в родном городе туго. Что остается делать? Отправляемся покорять…

  • Просмотров: 634

    Несвобода (СИ)

    Тальяна Орлова

    Жившая в роскоши и изоляции, она ничего не знает о мире. Привыкший получать все, прирожденный…

  • Просмотров: 612

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 607

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • itexts.net