Псилоцибин: наука об огромном лечебном потенциале волшебных грибов. Псилоцибин книга


Теренс Маккенна про роль псилоцибина в эволюции — T&P

Современная наука до сих пор не может ответить на вопрос, как и почему произошел столь заметный эволюционный скачок в развитии человеческого мозга. Известный американский писатель и психонавт Теренс Маккенна в лекции 1995 года поделился своими рассуждениями о том, как природные психоделики могли дать нашим предкам эволюционное преимущество и пробудить в них интерес к философии. T&P перевели самые интересные тезисы.

Теория эволюции гласит, что мы представляем собой всего лишь более развитый вид животных, и последние 150 лет наука занимается благородной борьбой в защиту этой точки зрения от всех нападок со стороны ортодоксальной религиозной мысли. Тем не менее после всего сказанного и сделанного есть ощущение, что если мы и животные, то очень своеобразные, одаренные языком и способностью к организованному планированию, не скованные определенным социальным или сексуальным поведением. Человеческие сообщества бывают моногамными и полигамными. У нас есть поэзия, математика, театр, и мы демонстрируем целый спектр аффектов, превосходящих что-либо, что можно найти в животном мире. Эта проблема завораживает меня долгие годы так же, как завораживает многих, так как очевидно, что величайший позор для теории эволюции в том, что она неспособна объяснить существование человеческого сознания.

Двух основных факторов эволюции, естественного отбора и мутации, достаточно, чтобы объяснить существование богомолов, бурундуков, тропических лесов, но не наше с вами. И связано это с тем, что мы слишком быстро появились на свет. За два миллиона лет человеческий мозг увеличился в размере в два раза. Биолог Карл Лумхольц, сторонник эволюционной теории, назвал это наиболее радикальной трансформацией, отмеченной у сложного органа за всю историю существования жизни на Земле. Какое же экстраординарное стечение обстоятельств могло произойти, чтобы подтолкнуть обезьяну, в основном обитающую на деревьях, на протяжении миллионов лет находящуюся на эволюционном пике под густым пологом тропических лесов, на путь, ведущий к Элвису, интернету, Биллу Клинтону и прочим радостям?

Предлагаемая здесь история человеческой саморефлексии — это история, основанная на принципе «вы — то, что вы едите». Значительные изменения климата и новое расширение диеты, а следовательно, возрастание ее мутагенности, давали естественному отбору множество возможностей для воздействия на эволюцию основных черт человека.

По мнению многих консервативных теоретиков эволюции, именно согласованность рук и глаз помогла нам развить дополнительные умственные способности, благодаря которым позже выстроилась человеческая цивилизация. Заметьте, что венцом эволюционной лестницы тогда должен был бы стать вечно жующий жвачку бейсбольный питчер

Когда я впервые задумался об этом, я представлял себе монументальное здание прочно укоренившейся теории, в которое мы должны зайти и взорвать его изнутри. Конечно, некоторые ученые пытались «застолбить» эту территорию и объяснить человеческое сознание. Но я нахожу даже наиболее успешные поползновения науки на эту территорию неубедительными. Вот что предлагает нам наука — когда вы бросаете какой-либо предмет, у вас должно быть намерение (замысел, план), потому что как только вы отпускаете предмет, который вы кидаете, вы теряете над ним контроль. Поэтому когда мы были слабыми и охотились стаями, мы чертовски хорошо научились кидаться разными предметами в атакующих нас огромных млекопитающих всех мастей. И для этого требовалось спланировать бросок. Как следствие, мы выработали умственные способности, необходимые для такого рода операций и даже, сверх этого, достаточные для того, чтобы создать квантовую физику, Джоконду, фонетический алфавит, философию и религию. Другими словами, именно согласованность рук и глаз, по мнению многих консервативных теоретиков эволюции, помогла нам развить дополнительные умственные способности, благодаря которым позже выстроилась человеческая цивилизация. Заметьте, что венцом эволюционной лестницы тогда должен был бы стать вечно жующий жвачку бейсбольный питчер. Как человек, который узнал все о садомазохизме на уроках физкультуры, я не готов принять эту теорию. Она определенно противоречит моей парадигме. Я предлагаю другую историю, которая, как мне кажется, отвечает на вопрос происхождения сознания.

Исходное положение, с которым должны смириться все теории эволюции, заключается в том, что протогоминиды, наши дальние предки-обезьяны, жили и развивались в Африке. Если вы придерживаетесь неафриканской теории происхождения человека, все данные играют против вас. Существует серьезная доказательная база, подтверждающая, что, что бы то ни вывело нас из тела животного, произошло это в Африке. Все животные и растения, как правило, достигают эволюционного пика в занимаемой ими нише и стабилизируются в ней: тараканы, муравьи достигли этого сотни миллионов лет назад и не сильно изменились с тех пор. В основном биология — это многократно повторяющееся достижение кульминации в этой экологической нише, а не продвижение к новым радикальным формам, видам. Для трансформаций требуется определенная дестабилизация окружающей среды — изменение русла реки, или падение астероида, или отступление ледника — что-то, что создает открытое пространство. На протяжении 5-6 миллионов лет Африканский континент медленно высыхает, но еще 3 миллиона лет назад он был покрыт тропическими лесами от востока до запада. Таковы и были природные условия, в которых проживали предки человека. Они обитали в кронах деревьев, питались фруктами и насекомыми, у них был довольно сложный по животным меркам сигнальный репертуар. Но Африка начала высыхать, и они оказались под серьезным трофическим давлением. Более простые животные, например насекомые, не умеют приспосабливаться, когда их обычный источник пищи исчезает. Более развитые животные, столкнувшись с перебоями в рационе или исчезновением обычных источников пищи, прежде чем расстаться с призраком привычной диеты, экспериментировали с другими источниками питания в окружающей их среде.

Причина, по которой этого обычно не происходит и животные остаются консервативными в выборе пищи, заключается в избегании мутационных факторов в виде химических веществ, токсинов, вирусов, которые могут содержаться в необычных источниках питания. Параллельно с сознанием мы приобретаем гастрономию, восприятие вкуса, подход к еде как к искусству. Животным это просто не свойственно. Они лишь пытаются получить достаточно протеина, чтобы продержаться на ходу. Понятие вкуса контринтуитивно для животных, и оно отчасти оказало на нас мутагенное влияние. Когда наши далекие предки оказались под давлением меняющейся окружающей среды, их привычный мир начал сжиматься, на место тропических лесов пришли луга. Их рацион, прежде состоявший из фруктов и насекомых, был ограничен этими изменениями, и они начали исследовать новую открытую местность, покрытую травянистым покровом. Ходьба на четвереньках сменяется бипедализмом (ходьбой на двух ногах), появляется координация бинокулярного зрения и так далее.

Я наткнулся на недавно опубликованную статью, которая предвосхищает мою теорию. Это исследование посвящено дриопитекам (древесным обезьянам), которые покидали деревья только ради получения одного конкретного вида корма. Они спускались на землю и рисковали нападением хищников ради добычи грибов. Кажется разумным предположить, что во время своих вылазок на пастбища наши далекие предки встречали грибы, растущие в навозе рогатого скота и содержащие псилоцибин. Многие сапрофитные грибы производят псилоцибин, среди них Stropharia Cubensis, один из самых крупных и пандемически распространяющихся видов подобных грибов. Я уверен, что наши предки пробовали и другие виды пищи, они экспериментировали со всем, что попадалось под руку. Наверняка это имело катастрофические экологические и медицинские последствия.

История человеческой генетики полна историй роковых столкновений с мутагенным факторами в окружающей среде, большинство из которых были вредными и даже летальными. Но в некоторых случаях животные получали и преимущества, включая новые продукты в свою пищевую цепь. Я хочу обратить внимание на псилоцибин, так как я думаю, что это ключ к разгадке. Мы ищем фактор, повлиявший на увеличение размера человеческого мозга со скоростью, в десять раз превышающей обычный темп эволюции. Это точно было что-то, выходящее за рамки привычного.

Рассмотрим псилоцибин подробней. Он обладает некоторыми свойствами, не связанными напрямую с психической активностью, делающие его отличным кандидатом в катализаторы рождения сознания в развитом животном. На ранней стадии экспансии протогоминидов в луговую нишу они пробовали псилоцибиновые грибы. Я видел грибы размером с тарелку на Амазонке после дождя. Эти серебристые, с синим и фиолетовым отливом, грибы сразу бросаются в глаза и привлекают внимание, вне зависимости от того, знаете ли вы об их психоактивных свойствах или нет.

Первым типом сознания была способность увидеть все глазами своей жертвы. Хищники обладали высшей формой животного сознания, но осознавали лишь внешний мир. Псилоцибин вытолкнул нас за рамки такого мышления в мир воображения, рефлексии

Первое качество псилоцибина, не действующее сугубо на психику, заключается в том, что в малых дозах, которые можно получить при употреблении вместе с корешками, травой и жуками, улучшается острота зрения, особенно контурное обнаружение. Несложно себе представить, что в условиях повышенной конкуренции на открытых пространствах луговых пастбищ, отличающихся сосуществованием крупных хищников и их потенциальной добычи, в основном состоящей из небольших копытных животных, более чуткое восприятие контуров объектов в движении может решить судьбу животного. Животные, включившие в свой рацион вид пищи, дающей такого рода возможности, имели немного больше шансов на выживание и эволюционный успех, чем члены их группы, не употребляющие псилоцибин. Они также были более успешными охотниками.

При более значительных дозах у таких сексуально возбудимых животных, как приматы, любые алкалоиды работают как стимуляторы центральной нервной системы. Возбуждение означает эрекцию, за которой следуют шуры-муры, или, как это еще называют антропологи и приматологи, успешная копуляция. Это второй фактор, способствующий доминированию членов популяции, употребляющих псилоцибин. Эти индивиды создавали эпигенетические (надгенетические) правила или культурные формы, которые позволяли им выжить и размножаться интенсивнее других индивидов. Индивиды, воздерживающиеся от употребления грибов ввиду аллергии, предубеждений или страха, оказываются на периферии популяции. Они менее успешны в охоте, следовательно, они добывают меньше пищи для себя и своих потомков. Они гораздо реже спариваются, поэтому у них меньше отпрысков.

Когда дозировка приближается к 20 миллиграммам и более, то есть достаточна, чтобы вызвать отклонения в психике, об охоте или сексе уже не может быть и речи. Единственное, чем можно заниматься, это лежать на земле в таком состоянии сознания, смысл и последствия которого мы не можем описать даже сейчас, со всей нашей искушенностью, логическим позитивизмом и суперпроводящими суперколлайдерами. Полномасштабный психоделический опыт, о котором можно судить только в терминах хиротонии (таинство священства), епифании (богоявления), апокатастасиса (всеобщего восстановления), атараксии (безмятежности), и других прекрасных греческих слов. Другими словами, нам нравится это состояние, но мы не понимаем его. Это становится основой религии. Этот трехступенчатый процесс, обусловленный не более чем голодом и любопытством, приводит наших дальних родственников-приматов к столкновению с тем, что Рудольф Отто назвал ganz Andere, то есть, «нечто иное», ко встрече со священным, нуминозным, трансцендентальным.

Нуминозность (от лат. numen — божество, воля богов) — понятие, введенное родоначальником западной феноменологии религии Рудольфом Отто и характеризующее важнейшую сторону религиозного опыта, связанную с интенсивным переживанием таинственного и устрашающего божественного присутствия.

Мой собственный опыт (а я коллекционирую психоделические состояния всю свою жизнь) позволяет мне с уверенностью говорить о том, что псилоцибин в больших дозах вызывает глоссолалию. Глоссолалия — синтактически структурированное, похожее на язык, поведение, не имеющее смысла, «говорение языками», как называют это христиане-фундаменталисты. Но у христианства нет монополии на это явление. Оно старо как мир и происходит во всех культурах. По сути, это нервный припадок, при котором вербализируется некоторая лингвистическая формация. Ни одно животное не делает этого. Значит, дело в освоении людьми языка. Я думаю, что язык выполнял функцию развлечения задолго до того, как получил свое значение.

Я искренне верю в то, что 12 тысяч лет назад возник своего рода рай, ситуация, в которой мужчины и женщины, родители и дети, люди и животные, человеческие институты и природа находились в динамическом балансе. Вовсе не в примитивном смысле — выработался язык, поэзия была на своем пике. Танец, магия, поэзия, альтруизм, философия — нет оснований полагать, что все эти вещи не практиковались так же естественно, как сейчас. Все это происходило под влиянием псилоцибина, размывающего многие ограничения. Но если все было так хорошо, то что же случилось дальше?

Такое положение вещей было обусловлено силами, ответственными за высыхание африканского континента, за то, что мы спустились с деревьев, изменили свою диету и приняли навозные грибы в свой рацион. Были и другие факторы, сделавшие нас разумными. Первым типом сознания была способность увидеть все глазами своей жертвы. Хищники обладали высшей формой животного сознания, но осознавали лишь внешний мир. Псилоцибин вытолкнул нас за рамки такого мышления в мир воображения, рефлексии.

Но климат меняется. Грибы, некогда растущие повсюду, становятся сезонными, перемещаются в дождевые тени ближе к горам, превращаются в привилегию специального класса людей — шаманов, назначенных иметь дело с гиперпространством мифа.

Наверняка, люди предпринимали попытки консервации все реже и реже встречающихся грибов. А в мире без холодильников лучший способ консервации — это мед. Проблема заключается в том, что первобытный мед был очень жидким. Он сам по себе превращался в психоактивное вещество — алкоголь. Но алкоголь несет с собой совсем другой набор культурных ценностей и отношений, нежели псилоцибин.

Видите ли, это не просто история о том, как один интоксикант стимулировал рождение сознания, стал затем дефицитным, ввиду чего мы переключились на другой интоксикант. Псилоцибин имел еще один необычный эффект сверх всего, что я уже сказал. И как раз этот «избыточный» эффект вызывает такую полемику вокруг моей теории и пугает многих ученых. Он открывает целый ящик Пандоры. Психоактивные вещества бросают вызов не только христианскому предположению о несокрушимости и об особом онтологическом статусе души, но и современной идее несокрушимости «эго» и его контролирующих структур. Короче говоря, встречи с психоделическими растениями ставят под сомнение все мировоззрение нашей культуры — культуры подавления, культуры владычества.

Все те прелести, которые отличают нас от животных, были заложены при другом типе разумности, чем сейчас. У нас не было предрасположенности к специализации ролей, патриархату, беспокойству по поводу сексуальной активности самок, похожему на современное чувство собственности самцов или ревность. Все это пришло позже. Мы стали людьми в мире совершенно других ценностей и психологических отношений

Все приматы, вплоть до беличьих обезьян, формировали системы иерархического господства. Это значит, что крепкие молодые альфа-самцы контролировали всех вокруг — женщин, детей, больных, пожилых, гомосексуалистов — всем было отведено место в этой иерархии. И мы нисколько не отличаемся от них. Псилоцибин препятствовал такому поведению приматов, в особенности тенденции формировать моногамные союзы и многоступенчатые системы подавления. Химической стимуляции сексуальности с помощью грибов оказалось достаточно, чтобы подорвать склонность к моногамии и заменить ее оргиастическим сексуальным поведением. Или же они сосуществовали одновременно. Кто знает, нас там не было! Я представляю себе небольшие грибные вечеринки каждое полнолуние, которые регулярно просто выходили из-под контроля. Итак, моногамные отношения встали под вопрос или были уничтожены вовсе. Это свойственно многим культурам и по сей день. В каком-то смысле Марди-Гра — это праздник, правилом которого является само нарушение правил. Одним из последствий оргиастического поведения было то, что самцы уже не могли отследить линии отцовства. Это создает невероятный социальный клей, колоссальную силу сплочения общества. Индивиды начинают мыслить в категориях «наши дети» или «дети нашей группы», а не «мои дети». Под влиянием таких групповых полиморфных сексуальных отношений возникают институты расширенной семьи и группового воспитания потомства. Мы создали все, что считается человеческим, — искусство, музыку, философию, уважение друг к другу, рисунки на теле, тату, пирсинг. Все те прелести, которые отличают нас от животных, были заложены при другом типе разумности, чем сейчас. У нас не было предрасположенности к специализации ролей, патриархату, беспокойству по поводу сексуальной активности самок, похожему на современное чувство собственности самцов или ревность. Все это пришло позже. Мы стали людьми в мире совершенно других ценностей и психологических отношений.

Проблема была в том, как я уже сказал, что грибы начали исчезать. Но к этому времени мы уже не были безмолвными симбионтами рогатого скота, малоразумными охотниками африканских степей. К тому времени, как эпоха грибов закончилась, у нас появился язык, социальные институты. Но мы начали терять уважение друг к другу, чувство любви, чувство общности. И, несмотря на то что это произошло довольно давно, это напоминает что-то, что мы имеем сейчас, — ощущение, что люди никуда не годятся и все становится только хуже. Почему мы не можем быть такими, как раньше? Я написал книгу «Пища богов», в которой я делюсь этой историей. И вывод, к которому я прихожу в этой книге, в том, что история по своей сути — это мощное, безостановочное, бесконтрольное движение в попытке найти путь назад к состоянию первобытного баланса. Только восстановление тех отношений с природой, которые сложились у нас до начала истории с помощью психоактивных растений, может дать нам надежду на человечное и беступиковое будущее. У нас есть возможность отойти от мрачного исторического нигилизма, характерного для владычества нашей сугубо патриархальной, подавляющей культуры. Мы в состоянии восстановить присущую архаичному мышлению ценность почти симбиотического отношения с психоактивными растениями как источником прозрения и согласия, струящегося из мира растительного в мир человеческий.

theoryandpractice.ru

наука об огромном лечебном потенциале волшебных грибов

Псилоцибин – это соединение с очень низкой физической токсичностью, но оно оказывает мощное психологическое воздействие. Ключевое значение имеет правильная дозировка, когда препарат применяют с тем, чтобы уменьшить вероятность побочных реакций и максимизировать потенциальную пользу.

После употребления псилоцибин дефосфорилируется в фармакологически активную молекулу псилоцина, которая напоминает структуру ключевого нейромедиатора серотонина, благодаря чему обладает высоким сходством с 5-НТ2А и 5-НТ1 серотониновыми рецепторами и имитирует действие этого нейромедиатора. Психоделические эффекты псилоцибина может предотвратить кетансерин. Он выступает в роли антагониста рецептора 5-НТ2А, поэтому блокирует доступ псилоцибина к рецепторам и препятствует проявлению эффекта (Vollenweider et al. 1999). Эти рецепторы расположены с разной плотностью во многих частях мозга и среди прочего играют важную роль в регулировании настроения и мотивации. Обнаружено, что употребление псилоцибина в средних дозах приводит к увеличению церебрального метаболизма глюкозы, особенно в фронто-медиальных и фронто-латеральных областях (24.3%), передней части поясной извилины (24.9%) и височной (25.3%) области головного мозга (Vollenweider et al. 1997).

Такие технологические разработки как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) позволяют исследователям изучить мозг с большей точностью, чем когда-либо прежде. Сканирование мозга здоровых добровольцев, принявших псилоцибин, обнаружило, что в частях мозга, составляющих систему пассивного режима работы мозга (работа мозга, которую мы производим, когда нас оставили в покое), активность снизилась через снижение кровотока. Но затронуты были такие области как таламус, передняя и задняя поясная кора. Это в свою очередь оказывает воздействие на сознание, ведущее к более непринуждённому, свободному состоянию по сравнению с сознанием в трезвом состоянии (Carhart-Harris et al. 2012).

Гиперфункция системы пассивного режима работы мозга связана с депрессивными состояниями и навязчивыми пережевываниями, поэтому снижение её активности может иметь важные последствия для лечения депрессии. Снижение активности системы пассивного режима также связано с «растворением эго». Эта система взаимосвязана с нашей личностью и самоощущением. Под воздействием псилоцибина возникает восприятие мира, которое участники эксперимента часто описывали как «увидеть мир глазами ребёнка». Последовательно снижается активность в медиальной префронтальной коре. Эта зона представляет интерес, так как в ней наблюдается гиперактивность у людей, подверженных глубоким депрессиям. Осознанная медитация тоже приводит к снижению активности в тех же участках головного мозга.

Дополнительное исследование томографий мозга показало, что псилоцибин усиливает автобиографические воспоминания и способствует воскрешению воспоминаний. Также отмечена повышенная активность в областях мозга, которые обрабатывают визуальную и другую сенсорную информацию. Предположительно, это свойство псилоцибина позволит использовать его в психотерапии в качестве инструмента, который облегчит возврат важных воспоминаний или поможет в снижении фиксации на негативных воспоминаниях. Также есть потенциал для активизации творческого мышления (Carhart-Harris et al. 2012).

Дальнейшее изучение сканирований мозга, построенное на предыдущих исследованиях, показало, что псилоцибин увеличивает амплитуду активности в областях мозга, которые активируются во время сновидений и которые составляют более древнюю и примитивную часть мозга, связанную с эмоциями. В то же время расширенное состояние сознания способствует росту ассоциаций, созданных мозгом под действием препарата, и лёгкости, с которой это происходит по сравнению с трезвым состоянием (Tagliazucchi et al. 2014). Это исследование показало, что псилоцибин обеспечивает доступ к состоянию как во сне, поэтому способствует активации бессознательного, связанного со сновидениями, а также помогает в творческом мышлении и решении проблем, имея при этом терапевтический эффект, благодаря доступу к «первобытной части» мозга. Похоже, что приём псилоцибина приводит к состоянию сознания, которое способствует снижению активности в системе эго, что в свою очередь позволяет растормозить и повысить активность в системе эмоций. Это и другие исследования пришли к выводу, что псилоцибин может оказаться полезным для некоторых форм психотерапии.

Дальнейший анализ результатов МРТ человеческого мозга под псилоцибином показал, что препарат увеличивает связь и взаимодействие между различными частями мозга, которые обычно разъединены в трезвом состоянии. Под псилоцибином картина соединений в частях мозга совершенно иная. Из-за изменений под воздействием психоделиков различные чувственные восприятия могут пересекаться и сливаться, поэтому не исключён такой опыт как синестезия. Функции мозга под псилоцибином можно охарактеризовать как менее скованные и более интер-коммуникационные по сравнению с трезвым состоянием мозга (Petri et al. 2014).

Недавние исследования показали, что применение псилоцибина приводит к снижению реакционной способности миндалевидного тела, которое в свою очередь коррелирует с позитивным настроением у здоровых добровольцев (Kraehenmann et al. 2014). Таким образом, в псилоцибине есть потенциал для лечения тревожности и депрессии. Гиперактивность миндалевидного тела связана с негативным настроением и состоянием глубокой депрессии.

Учёные продолжают изучать возможности псилоцибина в лечении депрессии и тревожности. Антидепрессанты, которые назначают больным в настоящее время, – как правило, СИОЗС – лишь ослабляют симптомы, требуют хронического применения, эффективны лишь для определённой группы людей, чаще всего имеют ряд побочных действий. Псилоцибин может стать альтернативным и более эффективным способом лечения депрессии.

Исследования, проведённые при поддержке MAPS под руководством Франсиско Морено из Университета Аризоны, поставили под сомнение первое утверждение FDA о предварительном клиническом исследовании псилоцибина в США в 1970 году. Оно было посвящено лечению обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР). Выяснилось, что употребление псилоцибина привело к значительному снижению симптомов ОКР у пациентов (Moreno et al. 2006). Предположительно это произошло из-за подавления серотониновых рецепторов, в результате чего уменьшается восприимчивость к серотонину (Halberstadt & Geyer 2011).

Обнаружили, что псилоцибин уменьшает боль и симптомы кластерной головной боли (Vollenweider & Kometer 2010; Sun-Edelstein & Mauskrop 2011), которые известны чрезвычайной изнурительностью, высокой болезненностью и связаны с высоким количеством самоубийств. Другие методы лечения и блокирования циклов кластерной головной боли не известны, но эффективны суб-психоделические дозы псилоцибина (и ЛСД). Выяснилось, что псилоцибин снижает кровоток в гипоталамусе. Именно в этом месте ток крови увеличивается во время эпизодов кластерной головной боли, что отчасти объясняет его эффективность в лечении (Carhart-Harris et al. 2012). Безусловно, целесообразны дальнейшие исследования в этой области.

Псилоцибин испытали в лечении алкогольной и табачной зависимости. Недавно завершилось предварительное исследование с участием 15 добровольцев. Использование средних и больших доз препарата дало многообещающие предварительные результаты, дальнейшие исследования, несомненно, оправданы. 12 из 15 участников эксперимента (80%) воздержались от табакокурения на шесть месяцев наблюдений, в то время как современные методы лечения табачной зависимости дают значительно меньший успех, не превышающей 35% (Johnson et al. 2014).

Это было небольшое предварительное исследование, чтобы проверить целесообразность использования псилоцибина для лечения табачной зависимости, поэтому важно не делать окончательных выводов относительно эффективности вещества, но результаты, конечно, радуют и подталкивают к дальнейшим испытаниям. В совсем недавнем исследовании псилоцибин использовали в лечении алкоголизма и наблюдали значительные долгосрочные результаты (воздержание более 36 недель) без побочных эффектов. Требуется дальнейшее целенаправленное изучение действия вещества (Bogenschutz et al. 2015).

Такие психоделики, как псилоцибин по-разному действуют на мозг, влияя на аддиктивные синдромы. Они действуют на рецепторы мозга, которые влияют на поведение, связанное с поисками наркотиков, при одновременном снижении кровотока в областях мозга, ответственных за эмоции и более высокие функции, которые имеют тенденцию к гиперактивности при депрессии. Это может сдерживать круговую негативную модель мышления, связанную с зависимостью. Временное хаотическое состояние, вызванное психоделиками, по-видимому, ослабляет усиленные соединения мозга и люди могут посмотреть на свою жизнь и проблемы в более широкой перспективе. Участники эксперимента, которые успешно отказались от курения, рассказали о высших «мистических переживаниях». И в других исследованиях обнаруживали, что псилоцибин вызывал мистические переживания, положительные изменения в степени удовлетворённости жизнью, а также долгосрочные личностные изменения, в частности, увеличивалась такая черта личности, как открытость.

Недавно обнаружили, что приём низких и хронически высоких доз вещества увеличил гиппокампальный нейрогенез у мышей, и ускорил их «отучивание» от негативного поведения, вызванного страхом. Этот эффект может открыть перспективы в лечении посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и сопутствующих патологий (Catlow et al. 2013). Таким образом, псилоцибин применим в лечении ПТСР у людей с синдромом, характеризующимся крайне ненормальными функциями мозга, например, сбоями в деятельности гиппокампа (Catlow et al. 2006). Нарушение нейрогенеза гиппокампа также связано с такими когнитивными расстройствами, как тревога, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), зависимость (Canales 2013) и нейродегенеративные заболевания. Псилоцибин также понижал активность в медиальной фронтальной коре мозга мышей. Эта область подвержена гиперактивности у страдающих ПТСР, что отмечено в исследованиях, проведённых над людьми (Carhart-Harris et al. 2012). Возможно, псилоцибин, как и кетамин, изменяет глутаматергическую нейротрансмиссию, что связано с нейрогенезом и нейропластичностью мозга (Vollenweider & Kometer 2010).

Изучают также эффективность псилоцибина для оказания помощи неизлечимо больным пациентам, чтобы облегчить их психологические страдания, связанные с приближающейся смертью. Предварительные результаты, полученные с применением небольших доз препарата в сочетании с поддерживающей психотерапией, показали действенность псилоцибина. Он снижает тревожность и экзистенциальный страх, уменьшает зависимость от обезболивающего и позволяет людям максимально использовать остающееся время. Эффекты псилоцибина от одной сессии могут быть долгосрочными с продолжительностью действия от двух недель до шести месяцев и дольше (Vollenweider & Kometer 2010; Grob et al. 2011). Дальнейшие исследования в этой области ведёт доктор Стивен Росс из Нью-Йоркского университета при поддержке научно-исследовательского института Хеффтера.

В ходе изучения применения высокой дозы псилоцибина обнаружили, что вещество может вызывать долгосрочные позитивные изменения в личности, ощущение удовлетворённости жизнью, улучшение самочувствия и мистические переживания или трансцендентное состояние (Griffiths et al. 2011). В 1962 году потенциал псилоцибина для активизации религиозно-мистических переживаний изучили в часовне Бостонского университета. Эксперимент под названием «Страстная пятница» возглавил Уолтер Панке в сотрудничестве с Тимом Лири. Они исследовали, как повлияют большие дозы псилоцибина в плане религиозных переживаний на религиозно предрасположенных субъектов в религиозной обстановке. Добровольцами выступили студенты-богословы. Одна половина из них получила дозу 30 мг псилоцибина, а вторая – физиологически активное плацебо в виде никотиновой кислоты. Рик Доблин провёл 25 лет, развивая это исследование, и выявил, что почти все испытуемые, которые получали псилоцибин, описали свои впечатления «подлинно мистическими и одними из самых ярких моментов в своей духовной жизни». Это исследование отбросило сомнения по поводу того, что мистические переживания, катализируемые препаратами, могут уступать немедикаментозным мистическим впечатлениям, их непосредственному содержанию и долгосрочному эффекту (Doblin 1991). Эту точку зрения разделяет клинический психолог Уильям А. Ричардс, который в 2007 году заявил, что «использование гриба может представлять собой технологию для вызывания сакрального откровения, которая похожа, если не идентична, тем, что происходят через так называемые спонтанные изменения в химии мозга» (Richards 2008).

Открытость как один из пяти критериев личности можно значительно изменить в долгосрочной перспективе путём однократного приёма дозы псилоцибина, особенно если у человека присутствуют мистические переживания во время применения (Griffiths et al. 2011). Это представляет большой интерес, так как ранее считали, что к 30-ти годам ядро личности сформировано и неизменно, а с возрастом открытость, как полагают, снижается. Очевидно, псилоцибин может влиять на нейропластичность мозга. Такие изменения в личности сохранялись на протяжении 14 месяцев после сеанса, и, похоже, дольше (Griffiths et al. 2011). Открытость охватывает такие личностные черты, как признательность за новые впечатления, широта воображения, нахождение ценности в эстетике, эмоциональность, любопытство и творчество, повышенная жажда знаний (MacLean et al. 2011).

Ныне настало захватывающее время для изучения псилоцибина. В последние годы появилось множество исследований. Это указывает на то, что в научных кругах начинает рассеиваться антипсиходелическая пропаганда, распространившаяся в 1960-х годах. Теперь в распоряжении учёных передовые технологии, например, МРТ, что помогает им в работе и повышает точность и широту выводов. Продолжаются исследования во многих областях и в то же время открываются новые перспективы. Дэвид Натт и его команда из Имперского колледжа Лондона проводит исследование эффективности псилоцибина для лечения депрессии, опираясь на свои предыдущие работы. Недавно завершилось предварительное исследование в Университете Джонса Хопкинса, США, где изучают воздействие псилоцибина на поведение, психику и функции мозга у долгосрочно медитирующих людей.

Человечество использует псилоцибин на протяжении многих тысячелетий. В течение долгого времени его почитали за мощные целебные свойства. Современная наука стремится изучить это удивительное и многогранное вещество, чтобы лучше использовать его огромную мощь для лечения людей.

Источники:

• Bogenschutz, M.P., Forcehimes, A.A., Pommy, J.A., Wilcox, C.E., Barbosa, P. & Strassman, R.J. (2015) Psilocybin-assisted treatment for alcohol dependence: A proof-of-concept study. Journal of Psychopharmacology. In Press.

• Canales, J.J. (2013) Deficient plasticity in the hippocampus and the spiral of addiction: focus on adult neurogenesis. Current Topics in Behavioural Neuroscience, 15, 293-312.

• Catlow, B.J., Song, S., Paredes, D.A., Kirstein, C.L. & Sanchez-Ramos, J. (2013) Effects of psilocybin on hippocampal neurogenesis and extinction of trace fear conditioning. Experimental Brain Research, 228, (4), 481-491.

• Carhart-Harris, R.L., Erritzoe, D., Williams, T. Stone, J.M., Reed, L.J., Colasanti, A., Tyacke, R.J., Leech, R., Malizia, A.L., Murphy, K., Hobden, P., Evans, J., Fielding, A., Wise, R.G. & Nutt, D.J. (2012) Neural correlates of the psychedelic state as determined by fMRI studies with psilocybin. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 109, 2138-2143.

• Carhart-Harris, R.L., Leech, R., Williams, T.M., Erritzoe, D., Abbasi, N., Bargiotas, T., Hobden, P., Sharp, D.J., Evans, J., Feilding, A., Wise, R.G. & Nutt, D.J. (2012) Implications for psychedelic-assisted psychotherapy: functional magnetic resonance imaging study with psilocybin. The British Journal of Psychiatry, 200, (3), 238-244.

• Doblin, R. (1991) “Pahnke’s Good Friday Experiment”: a long-term follow up and methodological critique. Journal of Transpersonal Psychology, 23, (1), 1-25.

• Griffiths, R.R., Johnson, M.W., Richards, W.A., McCann, U. & Jesse, R. (2011) Psilocybin occasioned mystical-type experiences: Immediate and persisting dose-related effects. Psychopharmacology (Berl), 218, 649-665.

• Grob, C.S., Danforth, A.L., Chopra, G.S., Hagerty, M., McKay, C.R., Halberstadt, A.L. & Greer, G.R. (2011) Pilot study of psilocybin treatment for anxiety in patients with advanced-stage cancer. Archives of General Psychiatry, 68, (1), 71-78.

• Halberstadt, A.L. & Geyer, M.A. (2011). Multiple receptors contribute to the behavioural effects of indoleamine hallucinogens. Neuropharmacology, 61, (3), 364–81.

• Johnson, M.W., Garcia-Romeu, A., Cosimano, M.P. & Griffiths, R.R. (2014) Pilot study of the 5-HT2AR agonist psilocybin in the treatment of tobacco addiction. Journal of Psychopharmacology, 28, (11), 983-992.

• Millay, J. (1999) Multidimensional Mind: Remote Viewing in Hyperspace. North Atlantic Books, Berkeley, California, USA.

• Kellner M. (2010). Drug treatment of obsessive-compulsive disorder. Dialogues in Clinical Neuroscience, 12, (2), 187–97.

• Kraehenmann, R., Preller, K.H., Scheidegger, M. Pokorny, T., Bosch, O.G., Seifritz, E. & Vollenweider, F. X. (2014) Psilocybin-Induced Decrease in Amygdala Reactivity Correlates with Enhanced Positive Mood in Healthy Volunteers. Biological Psychiatry. In Press.

• MacLean, K.A., Johnson, M.W. & Griffiths, R.R. (2011) Mystical experiences occasioned by the hallucinogen psilocybin lead to increases in the personality domain of openness. Journal of Psychopharmacology, 25, (11), 1453-1461.

• Moreno, F.A., Wiegand, C.B., Taitano, K. & Delgado, P.L. (2006) Safety, Tolerability, and Efficacy of Psilocybin in 9 Patients With Obsessive-Compulsive Disorder. The Journal of Clinical Psychiatry, 67, 1735-1740.

• Petri, G., Expert, P., Terkheimer, F., Carhart-Harris, R., Nutt, D., Hellyer, P.J. & Vaccarino, F. (2014) Homological scaffolds of brain functional networks. Journal of the Royal Society Interface, 11, (101), e20140873.

• Richards, W.A. (2008) The phenomenology and potential religious import of states of consciousness facilitated by psilocybin. Archive for the Psychology of Religion, 30, (1), 189-199.

• Shin, L.M., Rauch, S.L. & Pitman, R. K. (2006) Amygdala, Medial Prefrontal Cortex, and Hippocampal Function in PTSD. Annals of the New York Academy of Sciences, 1071, 67-79.

• Sun-Edelstein C, Mauskop A. (2011). "Alternative headache treatments: nutraceuticals, behavioral and physical treatments". Headache: the Journal of Head and Face Pain, 51, (3), 469–83.

• Tagliazucchi, E., Carhart-Harris, R., Leech, R., Nutt, D. & Chialvo, D.R. (2014) Enhanced repertoire of brain dynamical states during the psychedelic experience. Human Brain Mapping. In Press.

• Vollenweider, F.X. & Kometer, M. (2010) The neurobiology of psychedelic drugs: implications for the treatment of mood disorders. Nature Reviews Neuroscience, 11, (9), 642–51.

• Vollenweider, F.X., Leenders, K.L., Scharfetter, C., Maguire, P., Stadelmann, O. & Angst, J. (1997) Positron Emission Tomography and Fluorodeoxyglucose Studies of Metabolic Hyperfrontality and Psychopathology in the Psilocybin Model of Psychosis. Neuropsychopharmacology, 16, (5), 357-372.

• Vollenweider, F.X., Vontobel, P., Hell, D. & Leenders, K.L. 5-HT Modulation of Dopamine Release in Basal Ganglia in Psilocybin-Induced Psychosis in Man-A PET Study with [11C]raclopride. Neuropsychopharmacology, 20, (5), 424-433.

Facebook

Вконтакте

Twitter

Google+

Pinterest

Одноклассники

cameralabs.org

Читать онлайн "Психогенные грибы" автора Соколов Дмитрий Юрьевич - RuLit

Многие из них на сломе синеют, хотя этот признак нельзя считать ни необходимым, ни достаточным для определения и тем более для употребления. Химическая природа этого посинения неизвестна, хотя, вероятнее всего, связана с реакцией псилоцина на воздухе. Грибы различаются в содержании псилоцина и псилоцибина; большая полная таблица этой информации опубликована Полом Стаметсом (Paul Stamets) в книге «Psilocybine Mushrooms of the World» и на сайте его компании www.fungi.com. Такая информация в отношении каждого конкретного вида важна практически (сколько есть; как хранить), но ее по-прежнему накоплено мало. Есть очень «сильные» грибы, например, Psilocybe cyanescens, растущая на северо-западе США, во влажных лесах штата Вашингтон; есть гораздо менее активные; для многих видов такие данные по-прежнему не установлены.

Чуть ли не каждый год описываются новые виды Psilocybe и прочих, в основном из мало исследованных районов Земли; но знаменитая своей «силой» «Astoria», например, тоже была описана совсем недавно, хотя растет в США. Гастон Гузман, один из основных специалистов по их систематике, говорит, что даже в его Мексике, где он изучает их полжизни, неописанных видов еще много.

Активными веществами являются не только псилоцибин и псилоцин, но также баоесцин и норбаоесцин, про которые известно на порядок меньше. Их содержание в «обычных» видах также невелико. Псилоцибин химически очень близок к псилоцину, отличаясь от него одной фосфорной группой. Она делает его гораздо стабильнее, и при хранении грибов (сушке, заморозке и т п.) псилоцин распадается быстро, а псилоцибин, наоборот, очень стоек (месяцы и годы в хороших условиях). Вот почему некоторые грибы хорошо сохраняют свою психоактивность при хранении — например, Psilocybe cubensis, в которой много псилоцибина и мало псилоцина; а некоторые — например, Panaeolus subbalteus—хранятся хуже. Действиями псилоцибин и псилоцин не различаются, потому что псилоцибин сам по себе неактивен, но превращается в псилоцин очень быстро при всасывании из желудка в кровь.

Синтетический псилоцибин изготавливался швейцарской фирмой Sandoz (где и работал Хофманн) и в 60-е был дешев (а для многих в виде опытных образцов бесплатен) и доступен для научных исследований, наряду с ЛСД. Изготавливается и сейчас, но в гораздо меньших количествах и с совсем другой системой распределения.

3. Нейрохимическое действие псилоцина — то есть как и на что он действует в мозгу—тоже исследовано, но похуже. В большинстве книг написано, что он действует как антагонист серотониновых рецепторов, и часто с таким пафосом, как будто это объясняет, почему он так действует на психику. Можно расслабиться — не объясняет. Другие антагонисты серотонина трипов не вызывают. Совсем недавно картина несколько прояснилась: индольные психеделики (одним из которых является псилоцин) являются агонистами по отношению к особому подклассу серотониновых рецепторов, которые обозначают как 5-НТ2А. У этих данных есть хорошие доказательства—такие, как реально психоактивные вещества с близкими эффектами, синтезированные с помощью компьютерного моделирования, специально «нацеленные» на 5-НТ2А рецепторы. Причем активны они в очень малых дозировках, соизмеримых с ЛСД. По той же логике уже сделаны некоторые препараты, способные более или менее селективно прекращать действие псилоцина. Псилоцибин вызывает в опытах кросспривыкание с ЛСД,[42] что очень вероятно означает, что их биохимические пути сливаются и они действуют на мозг через одни и те же системы. Вообще они очень близки друг к другу по действию, и различия значимы только для опытных «психонавтов». Среди таких различий обычно упоминают, что средняя длительность трипа меньше у грибов (4–6 часов) и больше (до 12 часов) с ЛСД; что грибы имеют более «личностный» характер, «добродушны» и склонны к юмору, чем «безличное» ЛСД; что грибы ведут к опыту более «земному» и близкому к природе, а ЛСД чаще несет «в космос»; грибной процесс «мягче», более плавен, ЛСД резче и интенсивнее; что грибы легче ввести в контекст группы. Повторяю, что различия эти тонкие и очень усредненные; сходства между их эффектами значительно больше, чем различий, и для большинства практических целей они взаимозаменяемы.

4. В желудке какое-то количество псилоцибина (как и других триптамин-производных, например, психоактивного ДМТ, активного начала айяхуаски) подвергается расщеплению ферментами, в основном МАО (моноаминоксидазой). ДМТ расщепляется ею целиком, и поэтому в айяхуаску добавляется ингибитор МАО. В настоящей айяхуаске роль ингибитора играет лиана Banistereopsis, вернее, содержащийся в ней алкалоид хармалин (и сопутствующий ему, близкий по свойствам, хармин). Псилоцибин в основном проходит в кровь, но очень вероятно, и многие так считают, что его эффект можно усилить, если совместить прием грибов с хармалином (затормозив таким образом желудочную МАО, которая иначе бы «съела» какое-то количество псилоцибина). Мне неизвестно никакое строгое научное экспериментальное доказательство, что это работает именно так, но практически хармалин используется многими для усиления эффекта грибов, то есть практически когда грибов мало и для трипа может быть недостаточно. Я также использую это.

Теперь: хармалин был бы малодоступной экзотикой в восточном полушарии, если бы не содержался также в другом растении, широко распространенном в жарких частях Европы и Азии. Это растение гармала обыкновенная, Peganum harmala, по-английски Syrian rue, по-арабски и на иврите «хармаль». Само по себе это растение чрезвычайно ценится в Средней Азии (особенно персидскими культурами) как очищающее, прогоняющее злых духов, улучшающее настроение и т. п. Во многих местностях бывшей советской Средней Азии и Ирана, если что не так в доме — сразу зажигаются семена хармаля, и их дымом обкуривается помещение. У него есть и медицинские свойства. Его семена продаются на многих рынках и содержат значительные количества хармалина. Хармалин можно выделять — это очень простая процедура, требующая кофемолку, уксус и поваренную соль;[43] но семена можно также и просто жевать и есть перед тем, как съедаются грибы, в количестве примерно чуть меньше одной чайной ложки. На вкус они горькие (sic!) и неприятные. Хармалин, по многим источникам, имеет самостоятельные психоактивные свойства. Отчеты о его употреблении очень и очень разные, включающие откровения, магию, физические расстройства и отсутствие каких бы то ни было эффектов.

ВАЖНО: если вы употребляете хармаль или любой другой МАО-ингибитор.[44] требования к диете и посту резко возрастают. Дело в том, что МАО в норме расщепляет множество аминов, некоторые из которых способны вызвать отравление организма. Если вы подавляете МАО у себя в желудке, вы должны быть уверены, что в нем нет алкоголя (любого, особенно красного вина) и следующей еды: сыров (особенно «пожилых»!), йогуртов, кремов, бананов, авокадо, изюма, ананаса, кофе, какао, печени, соленостей… Другими словами, вы совершенно точно должны воздержаться от всей этой и любой подобной еды в течение суток. Это очень и очень серьезное предупреждение, потому что отравление аминами может быть очень сильным — вплоть до смертельного. Существует также довольно много лекарств, присутствие которых может быть опасно (транквилизаторы, антигистаминные препараты, эфедрин, многие аминокислоты и анестетики, почти все наркотические вещества).

вернуться

Это значит, что у подопытного животного привыкание (снижение чувствительности) к одному веществу вызывает одновременно привыкание к другому

вернуться

Вот рецепт: семена мелются в пыль (на кофемолке, если местный мельник отказывается), потом заливаются 3 %-ной уксусной кислотой (тот уксус, что обычно продается, имеет в себе 5 % кислоты — то есть его можно разбавить водой почти вполовину, а если точнее, то к 10 частям уксуса добавить 7 частей воды). Заливаются они с маленьким избытком и настаиваются пару дней. Потом надо настой отфильтровать (это может быть самой сложной частью процедуры; облегчить можно тем, что вначале профильтровать раствор через что-то грубое, типа чайного ситечка, а уже потом через что-нибудь тонкое, типа ткани или фильтровальной бумаги) и хорошо бы повторить: опять залить эту коричневую массу кислотным раствором и опять настоять пару дней. Опять отфильтровать, слить вместе с первым настоем. Коричневую массу семян можно выбросить. В раствор добавить столовой соли, натрий-хлор, из расчета 100 граммов на 1 литр. Размешать. Теперь при охлаждении (в холодильнике) этого раствора гидрохлориды хармина и хармалина выпадут в осадок. Хорошо подчистить их, растворив в теплой воде и опять добавив соли и охладив. Когда вы их отфильтруете и высушите, это будут очень симпатичные ярко-желтые кристаллы (в ультрафиолетовом свете они тоже красиво и узнаваемо светятся), хотя в условиях бытовой домашней химии может получиться и буровато-желтая масса. Для приема вовнутрь хармалин удобно растворить в воде, из расчета около 100 мг на человека.

вернуться

Есть лекарства, используемые в основном в психиатрии, которые также являются ингибиторами МАО.

www.rulit.me

Псилоцибин и эволюция - Мои мысли...

Псилоцибин — это, вообще-то, галлюциноген, и если менты кого с ним поймают, мало не покажется. Тем не менее, есть гипотеза о роли этой дури в эволюции человека (в том числе и предков самих ментов, ибо они тоже люди).

Современная наука до сих пор не может ответить на вопрос, как и почему произошел столь заметный эволюционный скачок в развитии человеческого мозга. Известный американский писатель и психонавт Теренс Маккенна в лекции 1995 года поделился своими рассуждениями о том, как природные психоделики могли дать нашим предкам эволюционное преимущество и пробудить в них интерес к философии. T&P перевели самые интересные тезисы.

Теория эволюции гласит, что мы представляем собой всего лишь более развитый вид животных, и последние 150 лет наука занимается благородной борьбой в защиту этой точки зрения от всех нападок со стороны ортодоксальной религиозной мысли. Тем не менее после всего сказанного и сделанного есть ощущение, что если мы и животные, то очень своеобразные, одаренные языком и способностью к организованному планированию, не скованные определенным социальным или сексуальным поведением. Человеческие сообщества бывают моногамными и полигамными. У нас есть поэзия, математика, театр, и мы демонстрируем целый спектр аффектов, превосходящих что-либо, что можно найти в животном мире. Эта проблема завораживает меня долгие годы так же, как завораживает многих, так как очевидно, что величайший позор для теории эволюции в том, что она неспособна объяснить существование человеческого сознания.

Двух основных факторов эволюции, естественного отбора и мутации, достаточно, чтобы объяснить существование богомолов, бурундуков, тропических лесов, но не наше с вами. И связано это с тем, что мы слишком быстро появились на свет. За два миллиона лет человеческий мозг увеличился в размере в два раза. Биолог Карл Лумхольц, сторонник эволюционной теории, назвал это наиболее радикальной трансформацией, отмеченной у сложного органа за всю историю существования жизни на Земле. Какое же экстраординарное стечение обстоятельств могло произойти, чтобы подтолкнуть обезьяну, в основном обитающую на деревьях, на протяжении миллионов лет находящуюся на эволюционном пике под густым пологом тропических лесов, на путь, ведущий к Элвису, интернету, Биллу Клинтону и прочим радостям?

Предлагаемая здесь история человеческой саморефлексии — это история, основанная на принципе «вы — то, что вы едите». Значительные изменения климата и новое расширение диеты, а следовательно, возрастание ее мутагенности, давали естественному отбору множество возможностей для воздействия на эволюцию основных черт человека.

Когда я впервые задумался об этом, я представлял себе монументальное здание прочно укоренившейся теории, в которое мы должны зайти и взорвать его изнутри. Конечно, некоторые ученые пытались «застолбить» эту территорию и объяснить человеческое сознание. Но я нахожу даже наиболее успешные поползновения науки на эту территорию неубедительными. Вот что предлагает нам наука — когда вы бросаете какой-либо предмет, у вас должно быть намерение (замысел, план), потому что как только вы отпускаете предмет, который вы кидаете, вы теряете над ним контроль. Поэтому когда мы были слабыми и охотились стаями, мы чертовски хорошо научились кидаться разными предметами в атакующих нас огромных млекопитающих всех мастей. И для этого требовалось спланировать бросок. Как следствие, мы выработали умственные способности, необходимые для такого рода операций и даже, сверх этого, достаточные для того, чтобы создать квантовую физику, Джоконду, фонетический алфавит, философию и религию.

Другими словами, именно согласованность рук и глаз, по мнению многих консервативных теоретиков эволюции, помогла нам развить дополнительные умственные способности, благодаря которым позже выстроилась человеческая цивилизация. Заметьте, что венцом эволюционной лестницы тогда должен был бы стать вечно жующий жвачку бейсбольный питчер. Как человек, который узнал все о садомазохизме на уроках физкультуры, я не готов принять эту теорию. Она определенно противоречит моей парадигме. Я предлагаю другую историю, которая, как мне кажется, отвечает на вопрос происхождения сознания.

Исходное положение, с которым должны смириться все теории эволюции, заключается в том, что протогоминиды, наши дальние предки-обезьяны, жили и развивались в Африке. Если вы придерживаетесь неафриканской теории происхождения человека, все данные играют против вас. Существует серьезная доказательная база, подтверждающая, что, что бы то ни вывело нас из тела животного, произошло это в Африке. Все животные и растения, как правило, достигают эволюционного пика в занимаемой ими нише и стабилизируются в ней: тараканы, муравьи достигли этого сотни миллионов лет назад и не сильно изменились с тех пор. В основном биология — это многократно повторяющееся достижение кульминации в этой экологической нише, а не продвижение к новым радикальным формам, видам. Для трансформаций требуется определенная дестабилизация окружающей среды — изменение русла реки, или падение астероида, или отступление ледника — что-то, что создает открытое пространство. На протяжении 5-6 миллионов лет Африканский континент медленно высыхает, но еще 3 миллиона лет назад он был покрыт тропическими лесами от востока до запада. Таковы и были природные условия, в которых проживали предки человека. Они обитали в кронах деревьев, питались фруктами и насекомыми, у них был довольно сложный по животным меркам сигнальный репертуар. Но Африка начала высыхать, и они оказались под серьезным трофическим давлением. Более простые животные, например насекомые, не умеют приспосабливаться, когда их обычный источник пищи исчезает. Более развитые животные, столкнувшись с перебоями в рационе или исчезновением обычных источников пищи, прежде чем расстаться с призраком привычной диеты, экспериментировали с другими источниками питания в окружающей их среде.

Причина, по которой этого обычно не происходит и животные остаются консервативными в выборе пищи, заключается в избегании мутационных факторов в виде химических веществ, токсинов, вирусов, которые могут содержаться в необычных источниках питания. Параллельно с сознанием мы приобретаем гастрономию, восприятие вкуса, подход к еде как к искусству. Животным это просто не свойственно. Они лишь пытаются получить достаточно протеина, чтобы продержаться на ходу. Понятие вкуса контринтуитивно для животных, и оно отчасти оказало на нас мутагенное влияние. Когда наши далекие предки оказались под давлением меняющейся окружающей среды, их привычный мир начал сжиматься, на место тропических лесов пришли луга. Их рацион, прежде состоявший из фруктов и насекомых, был ограничен этими изменениями, и они начали исследовать новую открытую местность, покрытую травянистым покровом. Ходьба на четвереньках сменяется бипедализмом (ходьбой на двух ногах), появляется координация бинокулярного зрения и так далее.

Я наткнулся на недавно опубликованную статью, которая предвосхищает мою теорию. Это исследование посвящено дриопитекам (древесным обезьянам), которые покидали деревья только ради получения одного конкретного вида корма. Они спускались на землю и рисковали нападением хищников ради добычи грибов. Кажется разумным предположить, что во время своих вылазок на пастбища наши далекие предки встречали грибы, растущие в навозе рогатого скота и содержащие псилоцибин. Многие сапрофитные грибы производят псилоцибин, среди них Stropharia Cubensis, один из самых крупных и пандемически распространяющихся видов подобных грибов. Я уверен, что наши предки пробовали и другие виды пищи, они экспериментировали со всем, что попадалось под руку. Наверняка это имело катастрофические экологические и медицинские последствия.

История человеческой генетики полна историй роковых столкновений с мутагенным факторами в окружающей среде, большинство из которых были вредными и даже летальными. Но в некоторых случаях животные получали и преимущества, включая новые продукты в свою пищевую цепь. Я хочу обратить внимание на псилоцибин, так как я думаю, что это ключ к разгадке. Мы ищем фактор, повлиявший на увеличение размера человеческого мозга со скоростью, в десять раз превышающей обычный темп эволюции. Это точно было что-то, выходящее за рамки привычного.

Рассмотрим псилоцибин подробней. Он обладает некоторыми свойствами, не связанными напрямую с психической активностью, делающие его отличным кандидатом в катализаторы рождения сознания в развитом животном. На ранней стадии экспансии протогоминидов в луговую нишу они пробовали псилоцибиновые грибы. Я видел грибы размером с тарелку на Амазонке после дождя. Эти серебристые, с синим и фиолетовым отливом, грибы сразу бросаются в глаза и привлекают внимание, вне зависимости от того, знаете ли вы об их психоактивных свойствах или нет.

Первое качество псилоцибина, не действующее сугубо на психику, заключается в том, что в малых дозах, которые можно получить при употреблении вместе с корешками, травой и жуками, улучшается острота зрения, особенно контурное обнаружение. Несложно себе представить, что в условиях повышенной конкуренции на открытых пространствах луговых пастбищ, отличающихся сосуществованием крупных хищников и их потенциальной добычи, в основном состоящей из небольших копытных животных, более чуткое восприятие контуров объектов в движении может решить судьбу животного. Животные, включившие в свой рацион вид пищи, дающей такого рода возможности, имели немного больше шансов на выживание и эволюционный успех, чем члены их группы, не употребляющие псилоцибин. Они также были более успешными охотниками.

При более значительных дозах у таких сексуально возбудимых животных, как приматы, любые алкалоиды работают как стимуляторы центральной нервной системы. Возбуждение означает эрекцию, за которой следуют шуры-муры, или, как это еще называют антропологи и приматологи, успешная копуляция. Это второй фактор, способствующий доминированию членов популяции, употребляющих псилоцибин. Эти индивиды создавали эпигенетические (надгенетические) правила или культурные формы, которые позволяли им выжить и размножаться интенсивнее других индивидов. Индивиды, воздерживающиеся от употребления грибов ввиду аллергии, предубеждений или страха, оказываются на периферии популяции. Они менее успешны в охоте, следовательно, они добывают меньше пищи для себя и своих потомков. Они гораздо реже спариваются, поэтому у них меньше отпрысков.

Когда дозировка приближается к 20 миллиграммам и более, то есть достаточна, чтобы вызвать отклонения в психике, об охоте или сексе уже не может быть и речи. Единственное, чем можно заниматься, это лежать на земле в таком состоянии сознания, смысл и последствия которого мы не можем описать даже сейчас, со всей нашей искушенностью, логическим позитивизмом и суперпроводящими суперколлайдерами. Полномасштабный психоделический опыт, о котором можно судить только в терминах хиротонии (таинство священства), епифании (богоявления), апокатастасиса (всеобщего восстановления), атараксии (безмятежности), и других прекрасных греческих слов. Другими словами, нам нравится это состояние, но мы не понимаем его. Это становится основой религии. Этот трехступенчатый процесс, обусловленный не более чем голодом и любопытством, приводит наших дальних родственников-приматов к столкновению с тем, что Рудольф Отто назвал ganz Andere, то есть, «нечто иное», ко встрече со священным, нуминозным, трансцендентальным.

Нуминозность (от лат. numen — божество, воля богов) — понятие, введенное родоначальником западной феноменологии религии Рудольфом Отто и характеризующее важнейшую сторону религиозного опыта, связанную с интенсивным переживанием таинственного и устрашающего божественного присутствия.

Мой собственный опыт (а я коллекционирую психоделические состояния всю свою жизнь) позволяет мне с уверенностью говорить о том, что псилоцибин в больших дозах вызывает глоссолалию. Глоссолалия — синтактически структурированное, похожее на язык, поведение, не имеющее смысла, «говорение языками», как называют это христиане-фундаменталисты. Но у христианства нет монополии на это явление. Оно старо как мир и происходит во всех культурах. По сути, это нервный припадок, при котором вербализируется некоторая лингвистическая формация. Ни одно животное не делает этого. Значит, дело в освоении людьми языка. Я думаю, что язык выполнял функцию развлечения задолго до того, как получил свое значение.

Я искренне верю в то, что 12 тысяч лет назад возник своего рода рай, ситуация, в которой мужчины и женщины, родители и дети, люди и животные, человеческие институты и природа находились в динамическом балансе. Вовсе не в примитивном смысле — выработался язык, поэзия была на своем пике. Танец, магия, поэзия, альтруизм, философия — нет оснований полагать, что все эти вещи не практиковались так же естественно, как сейчас. Все это происходило под влиянием псилоцибина, размывающего многие ограничения. Но если все было так хорошо, то что же случилось дальше?

Такое положение вещей было обусловлено силами, ответственными за высыхание африканского континента, за то, что мы спустились с деревьев, изменили свою диету и приняли навозные грибы в свой рацион. Были и другие факторы, сделавшие нас разумными. Первым типом сознания была способность увидеть все глазами своей жертвы. Хищники обладали высшей формой животного сознания, но осознавали лишь внешний мир. Псилоцибин вытолкнул нас за рамки такого мышления в мир воображения, рефлексии.

Но климат меняется. Грибы, некогда растущие повсюду, становятся сезонными, перемещаются в дождевые тени ближе к горам, превращаются в привилегию специального класса людей — шаманов, назначенных иметь дело с гиперпространством мифа.

Наверняка, люди предпринимали попытки консервации все реже и реже встречающихся грибов. А в мире без холодильников лучший способ консервации — это мед. Проблема заключается в том, что первобытный мед был очень жидким. Он сам по себе превращался в психоактивное вещество — алкоголь. Но алкоголь несет с собой совсем другой набор культурных ценностей и отношений, нежели псилоцибин.

Видите ли, это не просто история о том, как один интоксикант стимулировал рождение сознания, стал затем дефицитным, ввиду чего мы переключились на другой интоксикант. Псилоцибин имел еще один необычный эффект сверх всего, что я уже сказал. И как раз этот «избыточный» эффект вызывает такую полемику вокруг моей теории и пугает многих ученых. Он открывает целый ящик Пандоры. Психоактивные вещества бросают вызов не только христианскому предположению о несокрушимости и об особом онтологическом статусе души, но и современной идее несокрушимости «эго» и его контролирующих структур. Короче говоря, встречи с психоделическими растениями ставят под сомнение все мировоззрение нашей культуры — культуры подавления, культуры владычества.

Все приматы, вплоть до беличьих обезьян, формировали системы иерархического господства. Это значит, что крепкие молодые альфа-самцы контролировали всех вокруг — женщин, детей, больных, пожилых, гомосексуалистов — всем было отведено место в этой иерархии. И мы нисколько не отличаемся от них. Псилоцибин препятствовал такому поведению приматов, в особенности тенденции формировать моногамные союзы и многоступенчатые системы подавления. Химической стимуляции сексуальности с помощью грибов оказалось достаточно, чтобы подорвать склонность к моногамии и заменить ее оргиастическим сексуальным поведением. Или же они сосуществовали одновременно. Кто знает, нас там не было! Я представляю себе небольшие грибные вечеринки каждое полнолуние, которые регулярно просто выходили из-под контроля. Итак, моногамные отношения встали под вопрос или были уничтожены вовсе. Это свойственно многим культурам и по сей день. В каком-то смысле Марди-Гра — это праздник, правилом которого является само нарушение правил. Одним из последствий оргиастического поведения было то, что самцы уже не могли отследить линии отцовства. Это создает невероятный социальный клей, колоссальную силу сплочения общества. Индивиды начинают мыслить в категориях «наши дети» или «дети нашей группы», а не «мои дети». Под влиянием таких групповых полиморфных сексуальных отношений возникают институты расширенной семьи и группового воспитания потомства. Мы создали все, что считается человеческим, — искусство, музыку, философию, уважение друг к другу, рисунки на теле, тату, пирсинг. Все те прелести, которые отличают нас от животных, были заложены при другом типе разумности, чем сейчас. У нас не было предрасположенности к специализации ролей, патриархату, беспокойству по поводу сексуальной активности самок, похожему на современное чувство собственности самцов или ревность. Все это пришло позже. Мы стали людьми в мире совершенно других ценностей и психологических отношений.

Проблема была в том, как я уже сказал, что грибы начали исчезать. Но к этому времени мы уже не были безмолвными симбионтами рогатого скота, малоразумными охотниками африканских степей. К тому времени, как эпоха грибов закончилась, у нас появился язык, социальные институты. Но мы начали терять уважение друг к другу, чувство любви, чувство общности. И, несмотря на то что это произошло довольно давно, это напоминает что-то, что мы имеем сейчас, — ощущение, что люди никуда не годятся и все становится только хуже. Почему мы не можем быть такими, как раньше? Я написал книгу «Пища богов», в которой я делюсь этой историей. И вывод, к которому я прихожу в этой книге, в том, что история по своей сути — это мощное, безостановочное, бесконтрольное движение в попытке найти путь назад к состоянию первобытного баланса. Только восстановление тех отношений с природой, которые сложились у нас до начала истории с помощью психоактивных растений, может дать нам надежду на человечное и беступиковое будущее. У нас есть возможность отойти от мрачного исторического нигилизма, характерного для владычества нашей сугубо патриархальной, подавляющей культуры. Мы в состоянии восстановить присущую архаичному мышлению ценность почти симбиотического отношения с психоактивными растениями как источником прозрения и согласия, струящегося из мира растительного в мир человеческий.

Источник.

steissd.livejournal.com

rulibs.com : Документальная литература : Документальная литература : Псилоцибин : Василий Петров : читать онлайн : читать бесплатно

Псилоцибин

Родиной псилоцибина, так же как и мескалина, является Мексика, где многие века ацтеки использовали его для религиозных и обрядовых целей. И сегодня многие индейские племена в Мексике и в юго-западной части США используют этот наркотик под контролем шаманов и знахарей.

Уже известный нам индейский волшебник дон Хуан связывает употребление псилоцибина с пробуждением силы, которую он назвал «союзником». Сила эта может помогать человеку в реальной жизни, давать ему советы и необходимые силы для дел больших и малых, добрых и злых. «Союзник» расширяет границы познания человеком окружающего мира, предоставляет возможность увидеть и понять сущности, недоступные простым смертным. Такая точка зрения на «волшебный гриб» объясняет его популярность среди индейцев.

Псилоцибин выделил из мексиканского гриба Psilocibe mexicana в 1958 г. тот самый Хоффман, который за двадцать лет до этого.открыл ЛСД-25. Псилоцибин и ЛСД в начальной фазе действия дают похожие эффекты, но в конечной фазе их действия различно.

В медицине псилоцибин используется как вспомогательное средство для лечения некоторых неврозов, потому что он пробуждает «аффективную память». Воспоминания о давно прошедших событиях могут проявиться настолько отчетливо, что почти забытое прошлое воспринимается так же ярко, как настоящее. Это облегчает конструктивный анализ факторов, послуживших причиной невроза.

Врачи разделяют время действия псилоцибина на три фазы:

1. Первая фаза начинается через десять – двадцать пять минут с момента введения наркотика в организм. В ней внимание пациента обращено внутрь себя.

Вначале проявляются неприятные симптомы – ошеломленность, головокружение, полуобморочное состояние и чувство страха. В течение следующих тридцати минут к ним присоединяется потливость, нарушение координации движений, и смятение мыслей. Активное внимание личности нарушено повышенной слуховой и зрительной восприимчивостью – человек как бы находится «под обстрелом» со всех сторон множества внешних раздражителей. Контакт с окружением ослабевает, так как личность постепенно переполняется субъективными переживаниями. Пациент отвечает только на единичные вопросы и не заинтересован в поддержании контакта с окружающим миром.

2. Во второй фазе личность переносится в мир необычных видений и галлюцинаций – от очень приятных до устрашающих и причудливых. Как и в других случаях– употребления психоделиков, эти впечатления зависят прежде всего от того, что человек носит в себе.

В этой фазе пациент также стремится сохранить дистанцию между собой и окружающими. Все внимание его сосредоточено на внутренних переживаниях Его эмоциональные реакции совершенно необъяснимы для постороннего наблюдателя.

3. В третьей фазе пациент крайне пассивен, не проявляет никакой инициативы или заинтересованности. Он эмоционально-аморфен. Время и пространство не имеют для него никакого смысла. Доминируют различные нереальные ощущения. Некоторые авторы описывают в этой фазе состояние out of body – впечатление, что душа покинула тело и наблюдает за ним со стороны.

После окончания сеанса воспоминания о пережитом неплохо откладываются в намята.

Со стороны псилоцибина не отмечены случаи выработки физической зависимости и абсистентного синдрома, но его сильные галлюциногенные свойства являются причиной возникновения психической зависимости у лиц, хронически злоупотребляющих препаратом.

Этот наркотик, бесконечно используемый молодыми людьми, таит в себе все опасности, угрожающие со стороны психоделиков вообще.

СТО

СТО является синтетическим наркотиком с ярко выраженными галлюциногенными свойствами, разработанным в военных лабораториях как боевое отравляющее вещество, поражает нервную систему. По нелегальным каналам он быстро попал на черный рынок и одно время широко использовался наркоманами в США.

Происхождение его названия неизвестно. Американские хиппи считали, сто сокращение СТП означает «serenity-tranquility-peace» (покой-тишина-мир). Жители округа Хэйт-Эшбери неподалеку от Сан-Франциско, расшифровывали это название как «salvation through psychedelica» (спасение посредством психоделиков).

Эффект СТП – это ускорение сердечного ритма, сухость кожи и слизистой рта, расширенные зрачки, затуманенный взгляд, бессонница, дезориентация сознания.

Среди всех галлюциногенных наркотиков СТП наиболее часто вызывает состояние, определяемое как «бэд трип» (кошмарное путешествие). Наркотик оказывает сильное действие, но длится оно короче, чем в случае применения похожих наркотиков. Наиболее частыми осложнениями являются эпи-лептиформные припадки и смертельный исход вследствие паралича дыхательного центра.

ДМТ

ДМТ – диметилпринтамин, галлюциногенный наркотик, являющийся вытяжкой из растения piptademia peregrina, растущего в Западной Индии и Южной Америке. В США его использование разрешено исключительно в экспериментальных целях, но как и в случае с другими подобными препаратами, ДМТ разными путями попадает к наркоманам, которые его курят или едят.

Лица, принимающие ДМТ, часто рассказывают о необычных впечатлениях, испытанных ими под действием этого наркотика. Они видят звуки, чувствуют вкус цвета, слышат движение. Часто они впадают в панику, что приводит к психотическому и антисоциальному поведению. Человек, находящийся под действием ДМТ, не отличает реальных фактов от фантазий и способен применить насилие или совершить самоубийство.

В среднем, действие ДМТ длится тридцать-сорок пять минут.

Этот наркотик не является широко применяемым среди наркоманов.

rulibs.com

Книги с тегом "псилоцибин" - 1 штук. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 290

Светлый Сатанизм. Антология работ Просветителя Просветитель

Необычный взгляд на сатанизм, скажу я вам, нашёл я в этой книге. Бог оказывается не такой белый и пушистый, как о нем привыкли мы думать с детства. Что самое интересное, автор подкрепляет свои мысли отсылкой к авторитетным источникам, философам и мыслителям прошлого, а так же непосредственно к текстам самой Библии. Через всю книгу Просветителя проходит мысль, что Иисус Христос не отрицал Ветхий завет. Напротив, он заявлял, что "Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все." (Мф. 5:17-18). Под "законом и пророками" Иисус понимает иудейскую Тору, законнические и пророческие книги, то есть Ветхий завет.

Иисус призывал учеников: «Исследуйте Писания» (Ин 5:39). На страницах Евангелий он не раз молился словами Ветхого Завета, часто ссылался на него произнося свои проповеди. Жители Иерусалима удивлялись его знанию Писания (ср. Мф 4:4; 21:42; 22:29:31-32: 3540, 27:46; Ин 5:47; 7:42; 10.55). Молитва господня ("Отче наш"), притчи и вся проповедь Христа в целом опираются на дух и букву Ветхого Завета (ср., напр., Мф 5:5 и Пс 36:11; Мф 7:15 и Иер 23:16; Мк 1:1-12 и Ис 40:5; Мк 13:24 и Ис 13:10 и мн др.). Иероним блаженный говорит, что «неведение Писаний есть неведение Христа» (Толкование на Исайю, Пролог).

Алексей   19-10-2018 в 15:56   #289 Как я украл миллион. Исповедь раскаявшегося кардера.Сергей Александрович Павлович

Отличная книга! На 10 баллов! Очень хорошо раскрыта тема кардерства и, самое главное, ответственности за это дело - тюрьмы. Книга автобиографическая в отличии от "Исповедь кардера", где придуманы сказки-сказочные. Это не лёгкое чтиво и книга не залетит за один вечер. Каждую главу после прочтения осмысливаешь и делаешь выводы. В одной главе Сергей жирует и наслаждается жизнью, а в другой уже мёрзнет в СИЗО. Настолько сильный контраст между сегодняшним коньяком Мартель и завтрашней сечкой в колонии, между сегодняшней дружбой и завтрашним предательством... Книгу обязательно нужно читать (особенно людям, которые хотят выйти на скользкую дорожку, которая идёт в разрез с УК).

Оценил книгу на 10kukaracha   16-10-2018 в 09:13   #285 Магоискин. Том второй (СИ) Astrollet

М-да, ну такое себе чтиво, рояль на рояле, гг просто Демиург, постоянные напоминания о мести за учителя и ничего после этого не делая, обретение 'семьи' только из за того что его накормили кашей. В общем, на 3 балла из 10,читайте только если совсем все перечитали.

Иван   14-10-2018 в 13:45   #283 Осколки (СИ)Сергей Соловьев

Прочитал тут серию "Добро пожаловать во Мрак"... Ну, то могу сказать ?! Отныне ВСЕ книги этого авторства буду сразу же отфильтровывать в мусор.. ибо точно не мое… ну не понимаю, при всех прочих посредственных показателях (язык изложения, сюжет книги, характеры героев и пр.), зачем было ажно три книги высасывать из пальца, столь подробно излагая все ужасы, через которые герои проходят, чтобы в конце разродиться пшиком..

Вообще, изложенная в серии история ГГ напоминает пузырь, который дулся, дулся (характеристики качал, чуть не до уровня бога…) и лопнул. Сразу скажу – в конце все герои умерли, преданные и оставленные друзьями и богами… или оказались в дурке, мир погрузился в безнадегу и помойку, в которую и книгу следом следует отправить… Вот, собственно, я и рассказал весь сюжет на уровне «убийца - дворецкий». Такая маленькая месть с моей стороны автору за бездарно потерянное на прочтение время…

Игорь Мальцев   08-10-2018 в 12:54   #281

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Псилоцибин « Энциклопедия безопасности

Родиной псилоцибина, так же как и мескалина, является Мексика, где многие века ацтеки использовали его для религиозных и обрядовых целей. И сегодня многие индейские племена в Мексике и в юго-западной части США используют этот наркотик под контролем шаманов и знахарей.

Уже известный нам индейский волшебник дон Хуан связывает употребление псилоцибина с пробуждением силы, которую он назвал «союзником». Сила эта может помогать человеку в реальной жизни, давать ему советы и необходимые силы для дел больших и малых, добрых и злых. «Союзник» расширяет границы познания человеком окружающего мира, предоставляет возможность увидеть и понять сущности, недоступные простым смертным. Такая точка зрения на «волшебный гриб» объясняет его популярность среди индейцев.

Псилоцибин выделил из мексиканского гриба Psilocibe mexicana в 1958 г. тот самый Хоффман, который за двадцать лет до этого.открыл ЛСД-25. Псилоцибин и ЛСД в начальной фазе действия дают похожие эффекты, но в конечной фазе их действия различно.

В медицине псилоцибин используется как вспомогательное средство для лечения некоторых неврозов, потому что он пробуждает «аффективную память». Воспоминания о давно прошедших событиях могут проявиться настолько отчетливо, что почти забытое прошлое воспринимается так же ярко, как настоящее. Это облегчает конструктивный анализ факторов, послуживших причиной невроза.

Врачи разделяют время действия псилоцибина на три фазы:

1. Первая фаза начинается через десять – двадцать пять минут с момента введения наркотика в организм. В ней внимание пациента обращено внутрь себя.

Вначале проявляются неприятные симптомы – ошеломленность, головокружение, полуобморочное состояние и чувство страха. В течение следующих тридцати минут к ним присоединяется потливость, нарушение координации движений, и смятение мыслей. Активное внимание личности нарушено повышенной слуховой и зрительной восприимчивостью – человек как бы находится «под обстрелом» со всех сторон множества внешних раздражителей. Контакт с окружением ослабевает, так как личность постепенно переполняется субъективными переживаниями. Пациент отвечает только на единичные вопросы и не заинтересован в поддержании контакта с окружающим миром.

2. Во второй фазе личность переносится в мир необычных видений и галлюцинаций – от очень приятных до устрашающих и причудливых. Как и в других случаях– употребления психоделиков, эти впечатления зависят прежде всего от того, что человек носит в себе.

В этой фазе пациент также стремится сохранить дистанцию между собой и окружающими. Все внимание его сосредоточено на внутренних переживаниях Его эмоциональные реакции совершенно необъяснимы для постороннего наблюдателя.

3. В третьей фазе пациент крайне пассивен, не проявляет никакой инициативы или заинтересованности. Он эмоционально-аморфен. Время и пространство не имеют для него никакого смысла. Доминируют различные нереальные ощущения. Некоторые авторы описывают в этой фазе состояние out of body – впечатление, что душа покинула тело и наблюдает за ним со стороны.

После окончания сеанса воспоминания о пережитом неплохо откладываются в намята.

Со стороны псилоцибина не отмечены случаи выработки физической зависимости и абсистентного синдрома, но его сильные галлюциногенные свойства являются причиной возникновения психической зависимости у лиц, хронически злоупотребляющих препаратом.

Этот наркотик, бесконечно используемый молодыми людьми, таит в себе все опасности, угрожающие со стороны психоделиков вообще.

survincity.ru