Книга Пяти Колец (Миямото Мусаси). Пяти книга


* Книга Пяти Колец*. Книга Пяти Колец

* Книга Пяти Колец*

ГО РИН НО СЕ

Введение

Я в течение многих лет практиковался в Пути Стратегии, называемом мною «Ни Тэн Ити Рю», и сейчас впервые задумал изложить мой опыт на бумаге. (Иероглиф, означающий «Путь», имеет два прочтения: «мичи» и «до» – эквивалент китайского «дао». «До» охватывает всю жизнь воина, указывает на его преданность мечу, определяет место бойца в конфуциански окрашенной бюрократической системе Токугавы. Шире «до» понимается как путь космоса. Это не просто комплекс этических норм для художника или монаха, но следы Бога, указующего дорогу. «Стратегия» – «хейхо» – также слово китайского происхождения. «Хей» означает «солдат», «хо» – метод, форма. Здесь и далее в скобках будут приводиться примечания переводчика.) В первые десять дней Десятого месяца двадцатого года Канэй (1645) я поднялся на гору Ивато в Хиго, на Кюсю, чтобы помолиться Небу. («Тэн» – «Небо», означает религию Синто. Иероглиф «Синто» состоит из двух знаков: «ками» – «Бог, Дух» и «мичи» – «путь». Синто – Древняя религия японцев. В ней почитаются прабожества – предки императорской фамилии, а также существует множество различных святых и божеств, покровительствующих ремеслам, материалам, процессам производства.) Я хочу помолиться Кан-Нон (богине милосердия в буддизме) и склонить колени перед Буддой. Я воин из провинции Харима, Синмен Мусаси-но-Ками Фудзивара-но-Генсин. Мне шестьдесят шесть лет. С самой молодости мое сердце прикипело к Пути Боя. Тринадцати лет от роду я вступил в свою первую схватку и побил некоего Ариму Кихея, последователя стратегии школы при синтоистском храме. Когда мне исполнилось шестнадцать, я победил еще одного способного бойца – Тадасиму Акияма. В возрасте двадцати одного года я отправился в столицу и дрался там с различными мастерами клинка, ни разу не потерпев поражения.

Далее я ходил из провинции в провинцию, сражаясь с бойцами различных школ, и побеждал всех. В тот период моей жизни – между тринадцатью и двадцатью девятью годами – я провел более шестидесяти серьезных поединков.

Когда мне исполнилось тридцать лет, я оглянулся на свое прошлое и понял, что своими победами никак не обязан Стратегии. Возможно, бойцовский талант был дарован мне волей Неба. Возможно, учения других школ были несовершенны. Как бы там ни было, несмотря на очевидные успехи на боевом поприще, я не успокоился и продолжал тренироваться с утра до вечера, пытаясь найти Принцип, и пришел к пониманию Пути Стратегии к пятидесятилетнему возрасту.

С тех пор я живу, не следуя никаким особенным правилам. Обладая пониманием Пути Боя, я практикуюсь в различных искусствах и ремеслах, но всюду отказываюсь от помощи учителей. (В период Муромати для любых искусств были установлены регламентируемые рамки – системы званий, лицензий, возрастной иерархии. Каноны ужесточились при бюрократии Токугавы. Мусаси старательно изучал правила различных школ боевых, художественных и цеховых искусств, но после просветления отошел от традиционного наставничества. Мастер заключает «Книгу Пустоты» так: «Ты придешь к помышлению о вещах в широкой перспективе, и, избрав Пустоту в качестве Пути, ты поймешь Путь как Пустоту».) При написании этой книги я не стану пользоваться ни Законом Будды, ни учением Конфуция, ни старыми военными хрониками, ни учебниками по тактике, Я беру в руки кисть, чтобы изъяснить истинный дух школы Ити так, как он отражен в Пути Небес и душе Каннон. («Син», или «кокоро», переводится как «сердце», «душа», «дух». Этот иероглиф можно понять также, как «чувство», «манера». Японская пословица гласит: «Меч – душа самурая!») Сейчас ночь десятого дня десятого месяца, час тигра. (Годы, месяцы и часы приводятся Мусаси по древней китайской зодиакальной системе. Час тигра плавает где-то между тремя и пятью утра нашего времени суток.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Книга Пяти Колец. КНИГА ПЯТИ КОЛЕЦ (Миямото Мусаси)

Я в течение многих лет практиковался в Пути воина, называемом мною «Искусством школы двух мечей»[1], и сейчас впервые задумал изложить мой опыт в книге. В десятый день десятого месяца двадцатого года эры Канъэй (1643) я поднялся на гору Ивато в провинции Хиго, (на острове Кюсю), чтобы помолиться Небу. Я хочу помолиться Каннон[2] и склонить колени перед Буддой. Я воин из провинции Харима – Симмэн Мусаси-но-Ками Фудзивара-но-Гэнсин. Мне шестьдесят лет.

С самой молодости мое сердце прикипело к Пути боя. Тринадцати лет от роду я вступил в свою первую схватку и побил некоего Ариму Кихэя, последователя школы фехтования Синто-рю. Когда мне исполнилось шестнадцать лет, я победил еще одного способного бойца – Тадасиму Акияма. В возрасте двадцати одного года я отправился в столицу и дрался там с различными мастерами клинка, ни разу не потерпев поражения.

Далее я ходил из провинции в провинцию, сражаясь с бойцами различных школ, и побеждал всех. В тот период моей жизни – между тринадцатью и двадцатью девятью годами – я провел более шестидесяти серьезных поединков. Когда мне исполнилось тридцать лет, я оглянулся на свое прошлое и понял, что своими победами никак не обязан Пути воина. Возможно, бойцовский талант был дарован мне волей Неба. Возможно, учения других школ были несовершенны. Как бы там ни было, несмотря на очевидные успехи на боевом поприще, я не успокоился и продолжал тренироваться с утра до вечера, пытаясь найти Принцип, и пришел к пониманию Пути воина к пятидесятилетнему возрасту.

С тех пор я живу, не следуя никаким особенным правилам. Обладая пониманием Пути воина, я практикуюсь в различных искусствах и ремеслах, но всюду отказываюсь от помощи учителей. При написании этой книги я не стану пользоваться ни Законом Будды, ни учением Конфуция, ни старыми военными хрониками, ни учебниками по тактике. Я беру в руки кисть, чтобы изъяснить истинный дух школы Ити так, как он отражен в Пути Небес и душе Каннон.

Сейчас ночь десятого дня десятого месяца, час тигра.

План «Книги пяти колец»

Путь воина представлен мной в «Горин-но-се» – «Книге пяти колец». Она состоит из пяти отдельных книг, в которых я рассматриваю различные аспекты Пути, охватывающего Землю, Воду, Огонь, Ветер и Пустоту.

Основы Пути воина, исходя из взглядов моей школы Ити-рю, обрисованы в «Книге Земли». Трудно постичь истинный смысл Пути только через фехтование. Постарайся познать самые малые и самые большие земные вещи, сравни самые мелкие из них с самыми глубокими. Перед тобой прямая дорога, ясно прочерченная на твердой почве.

Что характерно для «Книги Воды»? Уподобим свой дух воде. Вода принимает формы любого сосуда. Иногда она – ручеек, иногда – бурное море. Ее признак – чистый голубой цвет. Исполнись чистоты.

Ты освоил принципы фехтования. Ты свободно можешь победить одного бойца. Значит, ты можешь победить любого человека в мире. Дух победы над одним противником подобен духу победы над десятью тысячами врагов. Стратег через маленькую вещь постигает большую. Так скульптор создает большую статую Будды по миниатюрной модели. Я не могу пояснить подробно, как это происходит, но цель такова: имея один предмет, понимать десять тысяч. Методы школы Ити-рю описаны в «Книге Воды».

«Книга Огня» говорит о схватке. Дух огня – ярость, независимо от того, велик огонь или мал. То же самое – в сражении. Дух боя одинаков как для поединка, так и для сражения, где с каждой стороны – по десять тысяч бойцов. Ты должен принять положение, что дух может быть и мал и велик. Легко заметить великое, малое трудноразличимо. Иначе говоря, большой массе людей труднее изменить позицию, их перемещения легко предсказать. Движения одиночки предугадать нелегко. Ты должен впитать это. Суть «Книги огня» в том, что ты должен тренироваться днем и ночью и научиться принимать быстрые решения. Тренировка – часть твоей нормальной жизни, укрепляющая дух. Таким образом, правила поединка описаны в «Книге Огня».

Четвертая часть труда – «Книга Ветра». Она не имеет отношения к моей школе Ити-рю, она – о других школах боя. Под «ветром» я подразумеваю традиции старины, новые веяния и семейный уклад жизни воина. Я подробно описываю технику различных школ боя. Это необходимо. Трудно познать себя, если не имеешь представления о других. У всех дорог есть свои ответвления. Ты можешь ежедневно изучать какое-либо направление, замечая, что твой дух отклоняется, но искренние считая, что стоишь на правильном пути. Однако объективно это не будет истиной. Даже следуя истинному Пути, устраняй малые погрешности, ибо в будущем они могут превратиться в большие отклонения. Ты должен усвоить это. Сейчас многие школы боя пришли к тому, что их считают только школами техники схватки, и это произошло не без причины. Преимущество моей школы основано на ином принципе. В «Книге Ветра», я объясняю, что обычно понимают под искусством боя другие школы.

«Книга Пустоты». Под «пустотой» я понимаю то, что не имеет начала и конца. Постижение этого принципа означает его непостижимость. Путь воина – это Путь природы. Когда ты почувствуешь силу природы, ощущая ритм каждой ситуации, ты будешь способен наносить удары и атаковать противника естественно. Это – Путь пустоты. Я намерен показать, как следовать ему, согласуясь с природой.

Путь боя – это искусство воина. Самурай должен следовать ему, а простые воины – знать о его существовании. Но сейчас в мире нет воинов, отчетливо понимающих Путь боя.

В системе мироздания существуют различные Пути. Есть Путь Спасения посредством соблюдения Закона Будды, есть Путь Конфуция, управляющий процессом любого обучения, Путь врачевания, учения поэтов, есть Путь чая, Путь стрельбы из лука, а также множество Путей других искусств и умений.

Каждый изучает то, к чему имеет естественную склонность.

Говорят, что Путь Воина есть обоюдное слияние Путей кисти и меча и каждый, стремящийся к постижению должен достичь достаточных высот на обоих поприщах. Неважно, если человек не имеет естественных талантов в этих областях, – неустанно упражняясь, он сможет приобрести необходимые навыки, чтобы в дальнейшем принять главную идею Пути воина.

Путь воина есть решительное, окончательное и абсолютное принятие смерти, тщательное соблюдение кодекса чести Бусидо.

Самурай обязан следовать Пути воина. Я нахожу, что сейчас многие пренебрегают этим. Кто ответит сейчас «Что есть Путь воина?» Никто. Потому что сердца людские закрыты перед истиной. Под Путем воина понимается смерть.

Конец ознакомительного фрагмента.

kartaslov.ru

Книга пяти колец • ru.knowledgr.com

текст на kenjutsu и боевых искусствах в целом, написанный фехтовальщиком Миямото Музэши приблизительно 1645. Были различные переводы, сделанные за эти годы, и это обладает аудиторией, значительно более широкой, чем только тот из мастеров единоборств: например, некоторые бизнес-лидеры находят, что его обсуждение конфликта и пользования премуществом относится к их работе. Современный Hyōhō Niten Ichi-ryū использует его как руководство техники и философии.

Musashi устанавливает «сугубо деловую» тему всюду по тексту. Например, он неоднократно отмечает, что технические расцветы чрезмерные, и контрасты, волнующиеся о таких вещах с принципом, что вся техника - просто метод сокращения противника. Он также все время высказывает мнение, что соглашения, выраженные в книге, важны для боя в любом масштабе, дерутся ли один на одном на дуэли или крупное сражение. Описания принципов часто сопровождаются замечаниями, чтобы «исследовать это полностью» через практику вместо того, чтобы пытаться изучить их, просто читая.

Музэши описывает и защищает стиль с двумя мечами (nitōjutsu): то есть, владея и катаной и вакидзаси, вопреки более традиционному методу владения двурукой катаной. Однако он только явно описывает владение двумя мечами в секции при борьбе против многих противников. Истории его многих поединков редко относятся к самому Музэши, владеющему двумя мечами, хотя, так как они - главным образом устные традиции, их детали могут быть неточными. Некоторые предполагают, что значение Музэши не так владело двумя мечами «одновременно», а скорее приобретало мастерство, чтобы (отдельно) владеть любым мечом в любой руке, поскольку потребность возникла. Однако Музэши заявляет в пределах объема, что нужно обучаться с длинным мечом в каждой руке, таким образом учебной тело и улучшение способности использовать два лезвия одновременно, хотя цель этого была только в учебных целях и не была предназначена, чтобы быть жизнеспособным стилем борьбы.

Пять книг

Хотя трудно схватить его из книги, Пойдите Rin Никакой Sho, эти книги - фактически обучение, которое Музэши проповедовал своим студентам в его собственном dōjō. Несмотря на взятие некоторых идей от других, книги не основаны ни на какой другой школе обучения.

Пять «книг» относятся к идее, что есть различные элементы сражения, так же, как есть различные физические элементы в жизни, как описано буддизмом, синто и другими Восточными религиями. Пять книг ниже - описания Музэши точных методов или методов, которые описаны такими элементами.

Термин «Школа Ichi» упомянут в книге, Пойдите Rin Никакой Sho. Обращаясь к таким книгам, это не отсылает к «Niten Ichi Ryu» или «Ni Десять Ichi Ryu», что означает, когда буквально переведено, «Два небес, одна школа», хотя многие видели перевод как «Два Меча, Один дух», или «Два Меча, Одно Предприятие». Однако перевод «Двух Мечей, один Дракон», как думали, был трансбуквальным неверным истолкованием слова Кандзи Ryu.

  • Книга Земной главы служит введением, и метафорически обсуждает боевые искусства, лидерство и обучение как строительство дома.
  • Книга Водной главы описывает стиль Музэши, Ni десять ichi-ryu, или «Два Небес, Один Стиль». Это описывает некоторую основную технику и основные принципы.
  • Книга главы Огня относится к высокой температуре сражения и обсуждает вопросы, такие как различные типы выбора времени.
  • Книга главы Ветра - что-то вроде игры слов, так как японский символ может означать и «ветер» и «стиль» (например, боевых искусств). Это обсуждает то, что Музэши рассматривает, чтобы быть недостатками различных современных школ swordfighting.
  • Книга Недействительной главы - короткий эпилог, описание, в более тайных терминах, вероятно Влиявших дзэн мыслях Музэши на сознании и правильном мышлении.

Книга земли

Земная книга, согласно Движению Rin Никакой Sho, упомянута как книга, которая обращается явно к стратегии, преподававшей Musashi в Школе Ichi, и это, как говорят, - как отличить путь через «Ограждение меча» или «Искусство фехтования». Идея стратегии была бы поощрена быть очень проницательной в их исследовании и стратегии:

На их мастерство стратегии и выбора времени перечисленного в пяти книгах, Музэши заявляет, что Вы будете в состоянии победить десять мужчин так легко, как Вы могли победить один и спрашиваете: «Когда Вы достигли этой точки, разве это не будет означать, что Вы неукротимы?»

Стратегии, перечисленные в этой дисциплине или книге, касаются ситуаций, требующих различного оружия и тактики, такой как внутреннее оружие. Музэши заявляет, что использование подобного алебарде нагината и копий просто для области, тогда как полуторный меч и сопровождающий короткий меч могут использоваться в большей части окружающей среды, такой как верхом или в жестоком сражении.

Musashi также упоминает оружие как имеющий не равный на поле битвы. Это - высшее оружие на поле битвы до столкновения мечей — тогда это становится бесполезным. Он также отмечает, что оружие несколько меньше, чем поклон, так как в то время оружие не было очень точно в диапазонах больше, чем решительно в дополнение к недостатку неспособности, чтобы видеть пулю и приспособить Вашу цель, поскольку Вы будете с поклоном. Чтобы не упомянуть, в 17-м веке, промежуток в перезагрузке скоростей между квалифицированными лучниками и квалифицированными бандитами был большим.

Один из принципов Niten Ichi-ryū - то, что нужно быть сведущим во многих навыках вооружения. Музэши указывает, что во время сражения Вы не должны злоупотреблять одно оружие — это настолько же плохо как использует оружие плохо, так как для врага становится легко найти слабость в Вашем стиле после бесчисленного использования того же самого оружия.

Выбор времени, как объяснено Musashi, является основным принципом в стратегии, которая перечислена в Земной Книге. Идея рассчитать, как объяснено в рамках Земной книги состоит в том, что Вам необходимо приспособить свою стратегию к выбору времени с Вашим умением, в котором Вы должны знать, когда напасть и если не напасть.

В Книге Пяти Колец он пишет на выборе времени:

Книга воды

Водная книга касается стратегии, но это также включает различные другие факторы, которые, возможно, воин, читающий книгу, должен учесть, такие как духовность, религия и взгляд на жизнь. Значение воды относительно жизни - гибкость. Вода демонстрирует естественную гибкость, когда это изменяется, чтобы соответствовать границам, которые содержат его, ища самый эффективный и производительный путь. Так так должен каждый обладать способностью измениться в соответствии с собственной ситуацией, чтобы легко перейти между дисциплинами, методами и вариантами, когда подарено новую информацию. Человек должен справиться со многими аспектами жизни, позволяющей им обладать и балансом и гибкостью.

Духовное отношение в стратегии, которую Музэши пишет о проблемах Вашему характеру и духовности пока посреди, или в формулировке сражения. Будучи буддистом, большая часть того, что написано в секции относительно духовности, относится к принципам спокойствия, спокойствия и духовного баланса;

Этот баланс относится к тому, что могло считаться инем и яном в пределах себя. Панибратству или злоупотреблению одним оружием обескураживает Musashi, поскольку это, как замечалось бы, показало бы Вашу духовность Вашему врагу. Идея состоит в том, что отлично уравновешенный дух - также отлично уравновешенное физическое присутствие, и не создает слабость и не показывает его Вашему врагу.

Во время сражения, духовности и баланса что-то вроде, которое Музэши отмечает, что Вы должны воспользоваться преимуществом. Так как маленькие люди знают духовность крупных людей, они могут таким образом отметить различия и слабые места друг между другом. Это - что-то, что кажется легким, но это, как говорят, изменяется, когда Вы находитесь на поле битвы, как тогда Вы должны знать, чтобы и приспособить Ваш духовный баланс согласно тому, что вокруг Вас, и чувствовать, что баланс тех вокруг Вас пользуется преимуществом соответственно.

Так же, как Ваш дух должен быть уравновешен, Ваши различные методы быть заточенным к отлично уравновешенному поведению. С точки зрения позиции, во многом как баланс в пределах солдата, Музэши отмечает, что позиция - важная часть стратегии или сражение: Примите позицию с вертикальной головой, ни наклоняние, ни поиск, ни искривленный. Это - часть того, что Музэши отмечает как втискивающий в.

В отношении пристального взгляда кого-то он отмечает, что человек должен быть в состоянии чувствовать что, который является всем вокруг него, не перемещая их глазные яблоки заметно, который, как говорят, является умением, которое берет огромную сумму практики к прекрасному. Он отмечает, что это - снова одна из самых важных частей стратегии, а также способность видеть вещи, которые являются близко к Вам, такие как метод врага. Это также используется, чтобы чувствовать вещи далеко, такие как прибывающие войска или враги, поскольку это - предшественник сражения. Вы можете тогда изменить свои действия согласно тому, что Вы видите.

Отношения искусства фехтования
  1. Верхний
  2. Середина
  3. Ниже
  4. Правая сторона
  5. Левая сторона

Пять отношений искусства фехтования упоминаются как пять классификаций областей для нападения на человеческое тело. Это области, которые известны их преимуществами, нападая на врага, и стратег, как говорят, думает о них, когда в ситуациях, где по любой причине Вы не должны быть в состоянии ударить их. Тогда его ум должен приспособиться соответственно.

Поскольку каждый считается отношением, о нем можно было думать того, который Musashi хочет практиковать с каждым «отношением» так, чтобы Вы не становились сверхуверенными на одного, что-то, что Musashi неоднократно отмечает как являющийся хуже, чем плохая техника.

«Никакое Отношение» не относится к тем стратегам, которые не идут с использованием «Пяти Отношений» и предпочитают просто обходиться без помощи отношений длинного меча, чтобы сосредоточиться полностью на технике, в противоположность сосредоточению и на технике и на этих пяти отношениях. Это подобно риску в противоположность созданию возможностей.

Отношение «Существующего - Не Существующий», смешивает эти Пять Отношений с Отношением «Никакого Отношения», означая, что пользователь полуторного меча использует методы и принципы обоих в том, какой бы ни момент он или она считает самым подходящим.

«В - Один Выбор времени» относится к методу ждания, пока Вы не можете найти подходящий промежуток в защите врагов, к которой Вы нанесете один фатальный удар врагу. Хотя это, как говорят, трудно, Музэши отмечает, что владельцы этой техники обычно - владельцы пяти отношений, потому что они должны быть проницательными из слабых мест. Известно по слухам, что Музэши опозорил бывшего владельца меча при помощи такой техники с Bokken, но нет никакого упоминания описаний «В одном» выборе времени.

«Выбор времени живота Два» относится к обманыванию нападения, затем кажущийся врагу, они отступают от нападения, ударяя их по животу с правильным выбором времени или двух шагов или две секунды. Хотя техника кажется относительно простой, Musashi перечисляет это как один из самых твердых методов ко времени правильно.

«Никакой Дизайн, Никакая Концепция» не относится к тому, Когда слово и действия - спонтанно то же самое. Кроме этого философского подхода к значению, техника относительно проста объяснить: если Вы находитесь в тупике с врагом, используя силу от сокращения, Вы продвигаетесь с телом и используете дисциплины, обрисованные в общих чертах в Недействительной Книге, чтобы свалить врага.

«Плавное Водное Сокращение» техника относится к тому, если Вы входите в борьбу с врагом подобного уровня Вам в искусстве фехтования. Нападая быстро, Музэши отмечает, что Вы всегда будете в безвыходном положении, столь же как Застойная вода, Вы должны резать максимально медленно Вашим длинным мечом. В начале этой техники Вы и Ваш противник будете искать открытие в пределах защиты друг друга. Когда Ваш противник или пытается отодвинуть Ваш меч или спешить назад, чтобы расцепить его, Вы должны сначала расширить целое тело и свой ум. Двигая Вашим телом сначала и затем тем из Вашего меча, Вы будете в состоянии ударить сильно и широко с движением, которое, кажется, отражает естественный поток воды. Непринужденность и уверенность будут достигнуты, когда эта техника будет непрерывно осуществлена на.

«Непрерывное Сокращение» относится к тому, когда Вы снова сталкиваетесь с безвыходным положением в пределах поединка, где Ваши мечи сжаты вместе. В одном движении, когда Ваши весны меча далеко от их, Музэши говорит, чтобы использовать непрерывное движение порезать их голову, тело и ноги.

«Огонь и Сокращение Камня» относятся к тому, когда Ваши мечи сталкиваются вместе. Не поднимая Ваш меч, Вы сокращаетесь максимально сильно. Это означает сокращаться быстро руками, телом и ногами.

«Красный Покрывается листвой, Сокращение» относится к сбиванию длинного меча врага в духе «Никакого Дизайна, Никакая Концепция» сокращение.

Книга огня

Книга Огня относится к борьбе с методами в отличие от определенных методов борьбы, перечисленных в Водной Книге. Это входит в более широкий объем с точки зрения намеков, чтобы оценить ситуацию, а также определенные ситуативные инструкции.

Он отмечает очевидные преимущества брони и подготовленности перед поединком или сражением, поскольку это относится к одному человеку или целой группе мужчин:

Зависимость местоположения согласно Движению Rin Никакой Sho крайне важна. Вы должны быть в месте, где искусственные объекты, такие как здания, башни, замки и такой не затрудняют Вашу точку зрения, а также столкновение или положение в положении, где солнце или луна не затрагивают Ваше видение. Это просто так, чтобы Ваше видение было сосредоточено на только враге, и таким образом на хитрости врага есть больше концентрации. Musashi также, кажется, отмечает возраст старая стратегия Высоты:

Другие виды тактики, кто из Музэши говорит, являются способом гарантировать, что враг находится в невыгодном положении. Принуждение себя на недоминирующей стороне солдата является одним путем, потому что левая сторона трудная для праворукого солдата. Другие недостатки, такие как принуждение врагов в точки опоры, болота, канавы, и другой трудный ландшафт, вынуждают врага быть не уверенным его ситуации.

Кен Но Сен (Нападающий), является самым очевидным методом предупреждения врага, потому что лобовое столкновение вынуждает обе стороны к бездействию. Хотя это не упомянуто, Musashi, должно быть, хорошо знал, что этот метод также был бы наиболее вероятен иметь более высокое количество смерти, чем другие из-за чистой массы врагов, потому что больше чем один враг мог тогда напасть на единственного солдата или солдата.

Как имя предполагает, Тай Но Сэнь (Ждущий Инициативы) изобретен для очень оппортунистических и решительных сражений между сторонами. Главная идея быть, чтобы симулировать слабость, чтобы открыть слабое пятно или ахиллесову пяту, в противостоящей силе, и затем перегруппировывающий, чтобы эксплуатировать такое отверстие, нападая глубоко в пределах стороны врага. Хотя это не упомянуто, это должно было бы наиболее вероятно убить чиновника самого высокого разряда как попытка удалить тактический центр группы солдат. Метод, особенно полезный для Musashi или других, нападая на генерала непосредственно, сигнализировал бы о конце сражения на его поражение.

Только небольшое количество текста написано о Тай Тай Но Сэне (Сопровождение и Предупреждение). Хотя очень запутывающий, идея Тай Тай Но Сэня обходит засаду или быстрое нападение от врага, беря на себя инициативу и нападая в полную силу. Музэши допускает себя, который это - трудная вещь объяснить.

Хотя есть другие методы, они - главным образом ситуативные методы, касающиеся пересечения грубого ландшафта и борьбы в пределах такого грубого ландшафта. Хотя это распространяется по двум или больше параграфам, большая часть информации - здравый смысл, имея отношение к предостережению и предотвращению таких ситуаций.

Идея рассчитать, как с исключительными сражениями, известна как самая важная часть нападения рядом с умением участников. Однако тип выбора времени в этом случае несколько отличается от выбора времени, отмеченного в Измельченной Книге, так как это разнообразие выбора времени требует рассмотрения различных физических факторов, которые затрагивают врага во время сражения, такого как определение, если сила уменьшается или повышается в пределах группы солдат.

Идея шагать вниз меч является очень простой техникой. Давя нападение врага, прежде чем это начнется при помощи формы зарядки и затем нападения под завесой дыма пороха и попадания стрелы, начальные нападения, используемые, начиная сражения, могут быть очень эффективными. Индивидуально, это относится к нападению на меч врага, ломая его, удаляя его из игры и метода управления им через прямое лезвие на ножевом контакте.

Как упоминания Музэши в его философском стиле, есть причина для краха. Как есть крах в пределах врага, такого как уменьшение в его числах, Музэши отмечает, что нужно наблюдать такие события и использовать их в его интересах.

Интересно, он отмечает, что формирование врага может упасть, если они теряют ритм. Было известно, что в таких сражениях, барабанщики барабанили мелодию для своих других соратников, чтобы пройти к; и, если ритм был потерян, он привел к «краху, когда их ритм становится нарушенным».

Книга ветра

Принимая во внимание, что большая часть информации, данной в предыдущих книгах, полезна таким способом, которым это могло все еще быть применимо сегодня, эта книга прежде всего касается определенных деталей о других стратегиях, которые существовали в то время. более широкий урок из этой книги - то, что важная часть понимания Вашего собственного пути должна понять способ Вашего противника максимально точно.

Музэши отмечает, что, хотя у большинства школ есть секретные и древние стратегии, большинство форм - производная других боевых искусств. Их сходства и различия развились через ситуативные факторы, такие как внутренний или наружный поединок и стиль, адаптированный к школе. Он указывает, что его оценка может быть той, примкнувшей, потому что единственная школа, для которой у него был интерес, была его собственным, и, в некотором смысле, он не видит параллели к своему собственному созданию и работе. Однако он все еще признает, что без основного понимания этих дополнительных методов, Вы не будете в состоянии изучить Ni Десять Ichi Ryu, вероятно по причинам нахождения заблуждений в других методах и исправления их в пределах себя в Ni Десять Ichi Ryu.

Основное различие, которое примечания Музэши между Школой Ichi и другими стратегами и школами - то, что другие школы не преподают «более широкое» значение стратегии. Выше ограждения меча есть стратегия: «Некоторые стратеги в мире заинтересованы только с ограждением меча и ограничивают их обучение процветанием длинного меча и вагона тела». У книги есть много параграфов на предмет методов других школ, и большая часть текста перечисляет способы, которыми другие школы не соответствуют идеалам, о которых он сам пишет в Книге Пяти Колец, таких как активные действия, вид, и сверхуверенность или панибратство с оружием.

Книга пустоты

Хотя короткий, недействительные книжные списки, философски, природа и человеческих знаний и других вещей. Недействительная книга явно имеет дело с «Тем, что не может быть замечено».

Книга Ничего, согласно Musashi, является истинным значением стратегии Ni Десять Ichi Ryu. Это кажется очень тайным в природе, потому что он подчеркивает, что Вы должны учиться чувствовать что, который Вы не можете понять или постигать. Он отмечает, что в этой Пустоте, что можно постигать, вещи, которые мы делаем и видим, такие как способ воина, боевых искусств и Ni Десять Ichi Ryu. В то же время, в Пустоте, вещи мы не делаем или видим (который он называет, Дух) часть информации, которую мы чувствуем на сознательном уровне, но с которым у нас нет физических отношений. Спорно, обращается ли Musashi к религиозной духовности или если он фактически объясняет способ жить жизнью и обработать мысли.

В вышеупомянутой цитате Музэши говорит о «достоинстве и никаком зле». Это может означать «совершенство и изгнание злой» или «цели и небытие добра и зла», и точное значение открыто для дебатов.

Философские методы

Забастовка темно-красных листьев

С этим методом Вы заставите меч своего противника понижаться через забастовку от Вашего меча, затем принесете себя немедленно назад к готовности ударить. Этот метод объединен с Забастовкой Немысли, в которой Вы будете всегда ударять истинной силой, размахивая Вашим мечом к земле, когда меч Вашего противника соберется понизиться.

Тело осенней обезьяны

С этим методом Вы должны начаться, приняв положение, в котором Вы не должны использовать руки. Вы должны думать о получении Вашего тела близко к Вашему противнику прежде, чем ударить его. Однако, если Вы будете думать протягивающийся обе из Ваших рук, то Ваше тело останется отдаленным. Это - то, почему Вы должны всегда думать о быстром получении Вашего тела близко к врагу. Когда Вы будете отдаленны, Вы будете драться меча, и будет довольно легко придвинуться поближе к Вашему противнику (Томас Клири переводит эту технику как «Тело Короткорукой Обезьяны».)

Удар как искра от камня

Если Вы в настоящее время в пределах ситуации, в которой Вы и мечи Вашего противника должны столкнуться, Вы должны ударить чрезвычайно трудно, не поднимая Ваш меч ни до какой степени. Это - Удар Как Искра от Каменного метода. Если Вы должны выполнить эту технику, Вы должны сначала ударить быстро тремя объединенными силами Ваших ног, Ваших рук и Вашего тела. Этот удар будет довольно трудно выполнить, если Вы не обучите его в частые времена. Если Вы старательно обучите себя, то Вы будете в состоянии увеличить полную силу воздействия техники.

Тело лака и пасты

С этой техникой цель состоит в том, чтобы быть рядом с противником и придерживаться его. Когда нужно сделать это, нужно сначала вести себя, как будто каждый был сильно приклеен к нему ногами, головой и телом. Это общеизвестное, что во время боя, у большинства борцов будет тенденция иметь их тело, висят назад, в то время как их головы и ноги вытянуты вперед. Нужно попытаться приклеить тело против противника, не покидая области, в которой не затрагивают тела.

Случайно вводный удар

Когда Вы сначала начнетесь, ударяя, Ваш противник попытается парировать, совершая нападки или блокируя Ваш меч. В данный момент Вы должны полностью снабдить себя в действие нанесения удара Вашим мечом и удара каждый раз, когда Вы можете видеть открытие, может ли это быть ногами, руками или головой. После единственного способа меча и выполнения забастовки, такой как это известен как Случайно вводный Удар. Эта техника будет полезна в настоящее время, борясь, таким образом, она должна будет регулярно обучаться.

Забастовка немысли

Вы должны всегда превращать свой ум в ум, который поразителен, и Ваше тело в тело, которое поразительно, когда Вы и Ваш противник собираетесь начать атаку. Если этот метод будет сопровождаться, то Ваша рука достигнет движения через пустоту, со скоростью и властью, без того, чтобы принимать во внимание любой пункт, в котором началось движение.

См. также

  • Легенда о пяти кольцах
  • Станция Миямото Музэши
  • Философия войны
  • Список военных писателей
  • Отчеты великого историка
  • 33 стратегии войны
  • 48 законов власти
  • Искусство войны (де Йомини)

Примечания

Ссылки и дополнительные материалы для чтения

  • Де Лэнг, Уильям (2011). Реальный Musashi, часть 1-2. Нью-Йорк: Выпуски Зыбкого мира.
  • Миямото, Musashi (1974). Книга Пяти Колец, переведенных Виктором Харрисом. Лондон: Allison & Busby; Вудсток, Нью-Йорк: The Overlook Press.
  • Tokitsu, Kenji (2004). Миямото Музэши: его жизнь и письма. Бостон: Shambhala Publications Inc.

Книга Пяти Колец была издана на английском языке многократно. Перевод Томаса Клири - наиболее широко доступное и был переиздан многократно. Перевод Уильяма Скотта Уилсона нацелен к практикам японского классического искусства фехтования. Перевод Д. Э. Тарвера продан как мотивационная книга с коммерческим уклоном. Среди дополнительных изданных переводчиков Стивен Ф. Кауфман и Кенджи Токисту (должный май 2010).

  • Книга пяти колец: классический текст на японском способе меча, Миямото Музэши (переводчик Томас Клири), 2005, публикации Shambhala, Бостон, США. ISBN 978-1-59030-248-4.
  • писателем Шоном Майклом Уилсоном и японским художником Чье Кутсувадой, 2012, Публикации Shambhala, Бостон, США. Версия графического романа Книги Пяти Колец, основанных на переводах Уильяма Скотта Уилсона. С вызывающими воспоминания рисунками и дистиллированным, но верным текстом, адаптированным приветствуемым автором манги Шоном Майклом Уилсоном, иллюстрированная версия помогает принести живой этот справочник по искусству фехтования и миру Музэши.

Внешние ссылки

  • Полный английский перевод «Идет Rin Никакой Sho» (Книга Пяти Колец)

ru.knowledgr.com

Пятикнижие - это... Что такое Пятикнижие?

Эта статья о Пятикнижии Моисеевом; о Конфуцианском пятикнижии см. У-Цзин Пятикнижие Моисеево (Тора) на древнееврейском языке, Вена, 1802 г.

Пятикни́жие (ивр. חֲמִשָּׁה חֻמְשֵׁי תּוֹרָה‎ — хамиша хумшей Тора или ивр. חֻמָּשׁ‎ — хумаш), так называемый Моисеев Закон, — пять первых книг канонической еврейской и христианской Библии: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Пятикнижие образует первую часть еврейского Танаха — Тору. Слово «Пятикнижие» представляет буквальный перевод с греческого — πεντάτευχος от πεντε — «пять» и τευχος — «том книги».

Структура Пятикнижия

Невозможно установить, когда было осуществлено деление Торы на пять книг. Есть основание полагать, что это деление существовало задолго до разрушения Второго Храма (то есть до начала новой эры)[1], однако первое официальное упоминание деления Торы на пять книг относится к Иерусалимскому Талмуду[2] (около III века н. э.). Во всяком случае, помимо чисто технических соображений (например, уменьшение размеров свитков, для более удобного чтения), подобное деление обусловлено структурой самого текста.

  1. Книга Бытие повествует о Сотворении мира и образованию евреев в качестве семьи;
  2. Книга Исход имеет пролог и эпилог[3], отделяющие её от других книг и рассказывает об Исходе из Египта, Даровании Торы на горе Синай и строительстве Скинии — то есть оформлении сынов Израиля в качестве еврейского народа;
  3. Книга Левит посвящена, в основном, священническому законодательству и храмовой службе;
  4. Книги Чисел повествует о скитаниях евреев по пустыне после Исхода из Египта;
  5. Второзаконие представляет собой предсмертную речь Моисея, в которой он повторяет содержание других книг.

Книги Пятикнижия

Иврит Транскрипция Перевод Русский Ц.-слав. Латынь Древнегреческий
בְּרֵאשִׁית Бе-решит В начале Бытие Бытїѐ Genesis Γένεσις
שְׁמוֹת Шемот Имена Исход Исхо́дъ Exodus Ἔξοδος
וַיִּקְרָא Ва-икра И воззвал Левит Левíтъ Leviticus Λευϊτικόν
בְּמִדְבַּר Бе-мидбар В пустыне Числа Чи́сла Numeri Ἀριθμοί
דְּבָרִים Дварим Слова Второзаконие Второзако́нїе Deuteronomium Δευτερονόμιον

Названия книг Пятикнижия

Русские названия книг Пятикнижия происходят от греческих названий, в то время как в оригинале книги названы по первым значимым словам, соответственно: Бе-решит («В начале»), Шемот («Имена»), Ва-икра («И воззвал»), Бе-мидбар («В пустыне»), Дварим («Слова»). Такой способ называния практикуется с древнейших времён и потому можно предположить, что это — изначальные названия книг Пятикнижия. Однако существовали и другие названия.

  • Книга Бытие называется также «а-Сефер а-яшар» (букв. «Прямая книга»), в честь праотцов, которые были «прямыми» (то есть честными с людьми и преданными Богу).[4]
  • Книга Исход иногда называется «а-Сефер а-шени» («Вторая книга»), поскольку следует за книгой Бытия.[5]
  • Книга Левит также называется «Торат а-коханим» («Священнический устав»), так как законы священнослужителей и храмовой службы занимают в ней центральное место.[6]
  • Книга Чисел называется «Хумаш а-пкудим» (букв. «Пятина исчисленных»), из-за подсчётов числа евреев, которые проводились в пустыне.[7]
  • Наконец, Второзаконие называется также «Мишне Тора» (букв. «Повторный закон»), поскольку представляет собой повторение всех предыдущих книг.[8]

Содержание книг Пятикнижия

  • Ва-йикра (Книга Левит)[15] — посвящена, в основном, священническому законодательству и храмовой службе[16]. Далее следуют законы духовной чистоты и нечистоты[17], в том числе законы Кашрута, Йом-Кипура (Судного дня)[18] и др..
  • Бе-мидбар (Книга Чисел)[19] — посвящена сорокалетнему странствованию евреев по пустыне до вступления в Землю Израиля: от начала второго месяца второго года до одиннадцатого месяца сорокового года[20]. Далее сыны Израиля выходят из пустыни и направляются в обход царств Моава и Эдома в Землю Обетованную. Затем описывается противостояние Израиля Балаку — правителю Моава — и пророку Валааму (Биль’аму), грехопадение колена Шимона[21]. Одержав победу, евреи направляются к царствам Ога и Сихона (Трансиорданские царства)[22]. После победы над ними израильтяне наконец подходят к границам Ханаана (Кнаана).
  • Дварим (Второзаконие)[23] — заключительная книга Пятикнижия. Основная её часть — это наставления и пророчества сынам Израиля на все последующие поколения. Моисей подошёл к самому Иордану и мог видеть всю Страну Израиля, однако, как и предсказал Господь, Моисею не было суждено вступить в неё. Книга и всё Пятикнижие завершается смертью Моисея[24].

Деление книг Пятикнижия

  • Согласно еврейской традиции, Пятикнижие (подобно остальным книгам Библии) делится на «параграфы» — «паршиёт» (ивр. פרשיות‎). Паршия может быть открытой (птуха) или закрытой (стума), в зависимости от начала следующей паршии: если паршия (в свитке Торы) начинается на той же строке, на которой закончилась предыдущая паршия — она называется «паршия стума», если на следующей строке — «птуха». Принято рассматривать открытые паршии в качестве основного деления текста, в то время, как закрытые отмечают вторичное деление. В свитках Мёртвого моря также используется метод деления текста на открытые и закрытые паршии (хотя они и отличаются от деления Масоры). Для того чтобы свести все свитки Торы к одному образцу Маймонид (XIII век) в своём труде Мишнэ Тора, приводит полный список всех паршиёт Пятикнижия, взяв за основу знаменитый кодекс Танаха «Кетер Арам Цова» (известный как «Алеппский кодекс»). Согласно этой версии, Пятикнижие содержит 669 паршиёт: 290 открытых и 379 — закрытых. В современных изданиях выделение разделов в Торе обычно производится в соответствии с системой, намеченной Маймонидом. Деление текста на стихи обозначается масоретским подстрочным знаком силлук. Понятие стиха (пасук) как подразделения внутри раздела известно из Талмуда.[25]
  • Другое еврейское деление текста Пятикнижия — деление на парашот (ивр. פרשות‎). Пятикнижие поделено на 54 (53) раздела — парашот, которые читаются в синагогах в рамках годичного цикла. Подобная система использовалась, главным образом, в Вавилоне, откуда распространилась на все еврейские общины.[26] В Земле Израиля было принято иное деление — на 154 или 167 секций, называемых седарим, в соответствии с трёхлетним циклом синагогального чтения.[27]

Происхождение Пятикнижия

Согласно традиционному взгляду, Пятикнижие, то есть собственно Тора в узком смысле, представляет собой единый документ Божественного откровения, с начала и до конца записанного самим Моисеем. Исключением являются последние восемь стихов Второзакония (где рассказывается о смерти Моисея), относительно которых существуют два мнения: первое — и эти стихи также были продиктованы Богом и записаны Моисеем; второе — они были дописаны Иисусом Навином (Иехошуа бин Нуном)[28].

В Чис.12:6—8 указывается, что способ, каким Бог общался с Моисеем, отличен от того, каким все другие пророки получали Его откровение: других пророков в эти мгновения покидали реальные человеческие чувства, и только Моисею откровение было дано, когда он находился в полном сознании, «устами к устам… и явно, а не в гаданиях…»[29]; более того, «и говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим»[30].

По мнению исследователей Второзаконие отождествляется с «Книгой Торы», найденной в Иерусалимском храме в 622 году до н. э. в царствование Иосии (Иошияху), что описано в 4Цар.22 ; четыре другие книги Пятикнижия были канонизированы во времена Ездры (Эзры) и Неемии (Нехемии). «Книга Торы (Моисеевой)», введённая Эзрой[31] в дополнение к Второзаконию[32], по видимому, включала также тексты, известные нам из книги Левит[33] и книги Чисел[34].

Традиционный иудаизм отвергает историко-критический подход к Пятикнижию и научно-филологический анализ текста. Масоретский текст принимается как единственная авторитетная и авторизованная версия Пятикнижия (хотя и допускается, что в этот текст могли вкрасться незначительные описки). Об установлении законоучителями господствующего чтения рассказывает мидраш: «в Храме были найдены три свитка; в одном из них было написано так: […], а в двух других — так: […]; законоучители отвергли чтение первого свитка и приняли чтение двух других, и, в конце концов, единый согласный текст был передан в храмовые архивы»[35]. Особая коллегия, состоявшая на храмовом содержании, периодически проверяла текст[36]. С великим прилежанием и любовью к своему делу последующие поколения переписчиков заботились о точном воспроизведении оригинала. Во избежание возможных ошибок при копировании текста были разработаны детальные правила для переписчика (Софрим). Исследование библейских текстов, обнаруженных среди свитков Мёртвого моря, которые на тысячу лет старше стандартного масоретского текста, установленного в X веке Аароном Бен-Ашером, подтвердило его аккуратность и показало неправомерность многочисленных «поправок», предложенных за последние два века.

Учёные-библеисты рассматривают Пятикнижие как результат ряда редакций с использованием различных литературных источников. Использование литературных источников в процессе создания современного текста Пятикнижия наиболее наглядно в Чис.21:14—15, где приводится цитата из «свитка войн Йахве», а также в Быт. 5 которая приводит «свиток генеалогии Адама».

Другие признаки композитной структуры Пятикнижия с точки зрения библейской критики включают в себя следующие.

  • Повторения. В рассказах Пятикнижия имеется около 25 случаев, когда история рассказывается в двух и более версиях, например, Быт.12:10—20, 20:1-18, также 26:6-11. Часто различные версии рассказа противоречат друг другу в деталях. В ок. 50 случаях закон даётся в двух и более версиях, причём одна из версий расширяет или пересматривает другую, например, Лев.11:1—47 и Втор.14:3—20.
  • Терминология. В различных частях Пятикнижия последовательно используется разные термины для некоторых названий, имён и общих понятий, причём если история повторяется дважды, то в первом варианте используется один набор терминов, а во втором варианте — другой набор.
  • Связность повествования. Части текста, выделенные по повторениям и терминологии часто представляют собой более связное повествование, чем в исходном тексте Пятикнижия.
  • Теологическая концепция. Части Пятикнижия, выделенные с помощью повторений и различной терминологии также обладают различными теологическими концепциями. Эти различия касаются концепции бога, отношений между богом и людьми, а также свободы воли и этических идеалов.

Наиболее известной теорией происхождения Пятикнижия является Документальная гипотеза, выдвинутая немецкими учёными в XIX веке. Документарная гипотеза предполагает 4 источника-документа, объединённые в результате трёх редакций. Древние эпические источники Йахвист и Элогист, записанные в период Царств были объединены после падения Северного Царства. Впоследствии к полученному документу был добавлен третий документ — книга Второзаконие. Последним был добавлен Жреческий Кодекс, в результате этого добавления текст Пятикнижия приобрёл современную форму. Последнюю редакцию относят к периоду после Вавилонского плена. Существуют и более радикальные гипотезы прохождения Пятикнижия. Например, так называемые минималисты, утверждают, что тексты Библии написаны в эллинистический период. Одним из аргументов их является тот факт, что археологические раскопки не подтверждают фактов, изложенных в книгах Ездры и Неемии, на которых базируются многие выводы Документальной теории. Например, согласно Библии, Неемия восстановил Иерусалим и отстроил городскую стену, что произошло приблизительно в 5 в до н. э. Однако, согласно раскопкам, Иерусалим в персидский период представлял собой крошечную деревушку размером 150*250 метров с населением не больше 400 человек, без всяких укреплений, а городская стена, приписываемая Неемии, построена только во 2 в до н.э[37]. Кроме того, нет никаких внебиблейских упоминаний о Ездре и Неемии. На этом основании минималисты делают вывод, что Ездра и Неемия являются вымышленными персонажами, а книги названные их именами написаны столетиями позже.

Самаритянское Пятикнижие

Самаритяне используют свой вариант древнееврейского текста Пятикнижия, который написан палеоеврейским письмом. Большинство исследователей сходятся на том, что самаритянское Пятикнижие существовало уже в III веке до н. э. Первое знакомство европейских исследователей с этим Пятикнижием относится к 1616 г.[38].

Началась дискуссия исследователей Библии о сравнительных достоинствах самаритянского и масоретских текстов Пятикнижия. Наиболее полный сравнительный анализ осуществил Г. Ф. В. Гезениус в труде «О происхождении самаритянского Пятикнижия» (на латинском языке; 1815 г.). Гезениус доказал, что масоретский текст ближе к оригиналу, чем самаритянский. Последний всегда предпочитает более простые слова там, где первый даёт архаическую или сложную форму. Традиционное произношение, сохраняемое при чтении самаритянами Пятикнижия, обнаруживает близость к языку свитков Мёртвого моря. Наиболее значительное текстуальное отличие самаритянского Пятикнижия от масоретского — вставка после Исх. 20:14 (и Втор. 5:18) длинного отрывка, представляющего собой главным образом стихи (Втор. 27:4) и 11:30. Это, безусловно, сознательное видоизменение текста, которое вместе с рядом других, менее значительных изменений призвано подтвердить утверждение самаритян, что гора Гризим близ Шхема — «избранное место», то есть место центрального Храма.

Пятикнижие в христианстве

В христианстве велись дискуссии, насколько заповеди Моисея, данные в Пятикнижии, могут быть применимы к христианам. В англоязычной литературе выражение Biblical Law in Cristian Context также может относиться к установлениям и этическим правилам, содержащимся в Пятикнижии, в их применении к христианам, в особенности в контексте суперсессионизма (богословской теории, согласно которой отношения между Богом и христианами могут быть описаны как «замещение» или «исполнение» заветов с еврейским народом). В различных христианских конфессиях высказываются различные точки зрения — от полного отрицания какого-либо применения закона Моисея христианами, до частичного их приятия и (в различных протестантских деноминациях) до учения о полном соблюдении христианами постановлений Пятикнижия.

Хотя христианская традиция считает Пятикнижие богодухновенным, в христианской традиции (как и в иудейской) отрицается необходимость соблюдения всего Закона Моисея христианами[39], но для доказательства используются различные аргументы и различные мнения о том, какие всё же из постановлений Моисея могут также относиться к христианам. Наиболее часто исключение делается для Десяти заповедей, а ритуальные, церемониальные и гражданские законы считаются отменёнными. См. также Новый Завет в богословии.

Примечания

Ссылки

dal.academic.ru

Книга пяти колец — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Книга Пяти Колец» (яп. 五輪書, Горинносё) — философский трактат, написанный в XVII веке самураем Миямото Мусаси. Книга посвящена искусству Стратегии. В ней описаны различные школы владения мечом, сказано каким видом оружия где и когда нужно пользоваться. Также, в этом трактате сказано, что самурай отличается от обычного человека тем, что, в случае опасности, он должен не только защититься от противника, но и победить его. Книга Пяти Колец — своеобразный учебник по кэндзюцу, описывающий основные приемы использования меча катана. Этот трактат до сих пор изучается мастерами боевых искусств. Однако, данная книга описывает не только схватку один на один, но и глобальные войны и прочие виды конфликтов, о чём говорит Мусаси в предисловии. Помимо этого, она может быть полезна и в постижении любых других наук и ремёсел.

Структура

Книга состоит из пяти частей:

  1. Книга Земли
  2. Книга Воды
  3. Книга Огня
  4. Книга Ветра
  5. Книга Пустоты

Переводы

  1. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод и примечания А.А. Мищенко (1997). Многократно переиздавался и продолжает переиздаваться издательством "Евразия". Вероятно, перевод английского перевода.
  2. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод со старояпонского В.В. Малявина (2002) в кн. "Боевые искусства: Китай, Япония". М.: "АСТ", "Астрель", 2004. Перевод осуществлён известным отечественным китаеведом, так что в переводе с японского встречаются спорные моменты.
  3. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод со старояпонского А.Г. Фесюна (2002). Опубликован издательством "Серебряные нити", позже − издательством "Азбука" (2004) и ЗАО "Бизнеском" (2012).
  4. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод с английского Е. Мирошниченко (С английского перевода Томаса Клири). "София" 2012.
  5. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод И.Н. Мизининой (2014). Вероятно, перевод английского перевода.

Напишите отзыв о статье "Книга пяти колец"

Ссылки

  • [lib.ru/DO/m6m.txt Книга пяти колец]
  • [hyohonitenichiryurussia.wordpress.com/хиохо-нитен-ичи-рю/миямото-мусаси/ Миямото Мусаси, хиохо нитен ичи рю кэндзюцу]

Отрывок, характеризующий Книга пяти колец

Вслед за отъездом Остермана у улан послышалась команда: – В колонну, к атаке стройся! – Пехота впереди их вздвоила взводы, чтобы пропустить кавалерию. Уланы тронулись, колеблясь флюгерами пик, и на рысях пошли под гору на французскую кавалерию, показавшуюся под горой влево. Как только уланы сошли под гору, гусарам ведено было подвинуться в гору, в прикрытие к батарее. В то время как гусары становились на место улан, из цепи пролетели, визжа и свистя, далекие, непопадавшие пули. Давно не слышанный этот звук еще радостнее и возбудительное подействовал на Ростова, чем прежние звуки стрельбы. Он, выпрямившись, разглядывал поле сражения, открывавшееся с горы, и всей душой участвовал в движении улан. Уланы близко налетели на французских драгун, что то спуталось там в дыму, и через пять минут уланы понеслись назад не к тому месту, где они стояли, но левее. Между оранжевыми уланами на рыжих лошадях и позади их, большой кучей, видны были синие французские драгуны на серых лошадях.

Ростов своим зорким охотничьим глазом один из первых увидал этих синих французских драгун, преследующих наших улан. Ближе, ближе подвигались расстроенными толпами уланы, и французские драгуны, преследующие их. Уже можно было видеть, как эти, казавшиеся под горой маленькими, люди сталкивались, нагоняли друг друга и махали руками или саблями. Ростов, как на травлю, смотрел на то, что делалось перед ним. Он чутьем чувствовал, что ежели ударить теперь с гусарами на французских драгун, они не устоят; но ежели ударить, то надо было сейчас, сию минуту, иначе будет уже поздно. Он оглянулся вокруг себя. Ротмистр, стоя подле него, точно так же не спускал глаз с кавалерии внизу. – Андрей Севастьяныч, – сказал Ростов, – ведь мы их сомнем… – Лихая бы штука, – сказал ротмистр, – а в самом деле… Ростов, не дослушав его, толкнул лошадь, выскакал вперед эскадрона, и не успел он еще скомандовать движение, как весь эскадрон, испытывавший то же, что и он, тронулся за ним. Ростов сам не знал, как и почему он это сделал. Все это он сделал, как он делал на охоте, не думая, не соображая. Он видел, что драгуны близко, что они скачут, расстроены; он знал, что они не выдержат, он знал, что была только одна минута, которая не воротится, ежели он упустит ее. Пули так возбудительно визжали и свистели вокруг него, лошадь так горячо просилась вперед, что он не мог выдержать. Он тронул лошадь, скомандовал и в то же мгновение, услыхав за собой звук топота своего развернутого эскадрона, на полных рысях, стал спускаться к драгунам под гору. Едва они сошли под гору, как невольно их аллюр рыси перешел в галоп, становившийся все быстрее и быстрее по мере того, как они приближались к своим уланам и скакавшим за ними французским драгунам. Драгуны были близко. Передние, увидав гусар, стали поворачивать назад, задние приостанавливаться. С чувством, с которым он несся наперерез волку, Ростов, выпустив во весь мах своего донца, скакал наперерез расстроенным рядам французских драгун. Один улан остановился, один пеший припал к земле, чтобы его не раздавили, одна лошадь без седока замешалась с гусарами. Почти все французские драгуны скакали назад. Ростов, выбрав себе одного из них на серой лошади, пустился за ним. По дороге он налетел на куст; добрая лошадь перенесла его через него, и, едва справясь на седле, Николай увидал, что он через несколько мгновений догонит того неприятеля, которого он выбрал своей целью. Француз этот, вероятно, офицер – по его мундиру, согнувшись, скакал на своей серой лошади, саблей подгоняя ее. Через мгновенье лошадь Ростова ударила грудью в зад лошади офицера, чуть не сбила ее с ног, и в то же мгновенье Ростов, сам не зная зачем, поднял саблю и ударил ею по французу.

wiki-org.ru

Книга пяти колец (слушать аудиокнигу бесплатно)

00:13

Книга пяти колец - 1. Приветствие

03:05

Книга пяти колец - 2. Введение

01:44

Книга пяти колец - 3. Книга Земли Введение

03:00

Книга пяти колец - 4. Путь стратегии

03:04

Книга пяти колец - 5. Сравнение Пути стратегии с Путем старшего плотника

05:03

Книга пяти колец - 6. Краткое описание книг

03:35

Книга пяти колец - 7. Школа Нито Ити-рю

01:47

Книга пяти колец - 8. Достоинства стратегии длинного меча

03:09

Книга пяти колец - 9. Преимущества различных видов оружия в стратегии

05:12

Книга пяти колец - 10. Выбор времени как составная часть стратегии

01:28

Книга пяти колец - 11. Книга воды Введение

01:57

Книга пяти колец - 12. Дисциплина духа в стратегии

01:15

Книга пяти колец - 13. Стойка в стратегии

01:06

Книга пяти колец - 14. Взгляд в стратегии

01:15

Книга пяти колец - 15. Как держать меч

00:51

Книга пяти колец - 16. Движения ног

01:29

Книга пяти колец - 17. Пять положений меча

01:16

Книга пяти колец - 18. Путь длинного меча

03:54

Книга пяти колец - 19. Пять подходов

02:08

Книга пяти колец - 20. Учение о положении-без-положения

00:40

Книга пяти колец - 21. Поражение противника в один миг

00:30

Книга пяти колец - 22. Имитация пропущенного удара

00:18

Книга пяти колец - 23. Удар без плана, без представления

00:38

Книга пяти колец - 24. Удар текущей воды

00:30

Книга пяти колец - 25. Длящийся удар

00:25

Книга пяти колец - 26. Удар огня и камней

00:48

Книга пяти колец - 27. Удар красных листьев

00:47

Книга пяти колец - 28. Тело вместо длинного меча

00:49

Книга пяти колец - 29. Удар мечом и разрез мечом

00:36

Книга пяти колец - 30. Тело китайской обезьяны

00:32

Книга пяти колец - 31. Клей и лаковая эмульсия

00:30

Книга пяти колец - 32. Возвышайтесь над противником

00:42

Книга пяти колец - 33. Применяйте липкость

00:37

Книга пяти колец - 34. Удар тела

00:48

Книга пяти колец - 35. Три способа отразить атаку

00:38

Книга пяти колец - 36. Удар в лицо

00:41

Книга пяти колец - 37. Удар в сердце

00:45

Книга пяти колец - 38. Реакция «Раз — ДВА!»

00:47

Книга пяти колец - 39. Парирование хлопком

01:08

Книга пяти колец - 40. Случай нескольких противников

00:28

Книга пяти колец - 41. Важность личного опыта

00:26

Книга пяти колец - 42. Один удар

02:30

Книга пяти колец - 43. Прямая передача

02:28

Книга пяти колец - 44. Книга Огня Введение

01:59

Книга пяти колец - 45. Особенности обстановки

01:06

Книга пяти колец - 46. Три метода опережения противника

00:52

Книга пяти колец - 47. Первый метод — кэн-но сэн

00:38

Книга пяти колец - 48. Второй метод — тай-но сэн

01:12

Книга пяти колец - 49. Третий метод — тайтай-но сэн

01:42

Книга пяти колец - 50. Прижимать голову к подушке

01:38

Книга пяти колец - 51. Переправа

01:14

Книга пяти колец - 52. Понимание ситуации

01:36

Книга пяти колец - 53. Выбивание меча

01:11

Книга пяти колец - 54. Выбивание из ритма

01:11

Книга пяти колец - 55. Станьте своим противником

01:00

Книга пяти колец - 56. Освобождение от четырех рук

00:56

Книга пяти колец - 57. Перемещение тени

00:41

Книга пяти колец - 58. Подавление тени

01:18

Книга пяти колец - 59. Внушение

00:53

Книга пяти колец - 60. Потеря равновесия

00:42

Книга пяти колец - 61. Испуг

00:41

Книга пяти колец - 62. Впитывание

00:46

Книга пяти колец - 63. Удары по флангам

01:02

Книга пяти колец - 64. Повергнуть в замешательство

01:16

Книга пяти колец - 65. Три крика

01:11

Книга пяти колец - 66. Слияние

01:10

Книга пяти колец - 67. Атака напролом

01:00

Книга пяти колец - 68. Море против горы, гора против моря

01:10

Книга пяти колец - 69. Проникновение в глубину

00:43

Книга пяти колец - 70. Обновление духа

00:44

Книга пяти колец - 71. Крысиная голова, бычья шея

00:32

Книга пяти колец - 72. Командир знает войска

00:23

Книга пяти колец - 73. Выпускание рукоятки

02:26

Книга пяти колец - 74. Тело словно скала

02:08

Книга пяти колец - 75. Книга ветра Введение

02:50

Книга пяти колец - 76. Использование очень длинного меча

01:48

Книга пяти колец - 77. Излишне сильный дух длинного меча

02:29

Книга пяти колец - 78. Использование более короткого длинного меча

01:58

Книга пяти колец - 79. Другие методы использования длинного меча

02:17

Книга пяти колец - 80. Использование положений длинного меча

02:12

Книга пяти колец - 81. Фиксирование взгляда в других школах

02:08

Книга пяти колец - 82. Движения ногами

02:45

Книга пяти колец - 83. Быстрота в других школах

03:03

Книга пяти колец - 84. «Внутреннее» и «внешнее»

03:09

Книга пяти колец - 85. Книга Пустоты

knigavuhe.ru

Книга пяти колец — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Книга Пяти Колец» (яп. 五輪書, Горинносё) — философский трактат, написанный в XVII веке самураем Миямото Мусаси. Книга посвящена искусству Стратегии. В ней описаны различные школы владения мечом, сказано каким видом оружия где и когда нужно пользоваться. Также, в этом трактате сказано, что самурай отличается от обычного человека тем, что, в случае опасности, он должен не только защититься от противника, но и победить его. Книга Пяти Колец — своеобразный учебник по кэндзюцу, описывающий основные приемы использования меча катана. Этот трактат до сих пор изучается мастерами боевых искусств. Однако, данная книга описывает не только схватку один на один, но и глобальные войны и прочие виды конфликтов, о чём говорит Мусаси в предисловии. Помимо этого, она может быть полезна и в постижении любых других наук и ремёсел.

Структура

Книга состоит из пяти частей:

  1. Книга Земли
  2. Книга Воды
  3. Книга Огня
  4. Книга Ветра
  5. Книга Пустоты

Переводы

  1. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод и примечания А.А. Мищенко (1997). Многократно переиздавался и продолжает переиздаваться издательством "Евразия". Вероятно, перевод английского перевода.
  2. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод со старояпонского В.В. Малявина (2002) в кн. "Боевые искусства: Китай, Япония". М.: "АСТ", "Астрель", 2004. Перевод осуществлён известным отечественным китаеведом, так что в переводе с японского встречаются спорные моменты.
  3. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод со старояпонского А.Г. Фесюна (2002). Опубликован издательством "Серебряные нити", позже − издательством "Азбука" (2004) и ЗАО "Бизнеском" (2012).
  4. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод с английского Е. Мирошниченко (С английского перевода Томаса Клири). "София" 2012.
  5. Миямото Мусаси. Книга пяти колец. Перевод И.Н. Мизининой (2014). Вероятно, перевод английского перевода.

Напишите отзыв о статье "Книга пяти колец"

Ссылки

  • [http://lib.ru/DO/m6m.txt Книга пяти колец]
  • [http://hyohonitenichiryurussia.wordpress.com/хиохо-нитен-ичи-рю/миямото-мусаси/ Миямото Мусаси, хиохо нитен ичи рю кэндзюцу]

Отрывок, характеризующий Книга пяти колец

Караффа мягко улыбнулся и, взяв мою дрожащую руку в свои изящные, тонкие пальцы, очень тихо произнёс: – Вы – первая женщина на земле, мадонна Изидора, которая, по моему понятию, достойна настоящей любви... И Вы очень интересный собеседник. Не кажется ли Вам, что Ваше место скорее на троне, чем в тюрьме инквизиции?.. Подумайте об этом, Изидора. Я предлагаю Вам свою дружбу, ничего более. Но моя дружба стоит очень многого, поверьте мне... И мне очень хотелось бы Вам это доказать. Но всё будет зависеть от Вашего решения, естественно... – и, к моему величайшему удивлению, добавил: – Вы можете здесь остаться до вечера, если желаете что-то почитать; думаю, Вы найдёте здесь для себя очень много интересного. Позвоните в колокольчик, когда закончите, и Ваша служанка покажет Вам дорогу назад. Караффа был спокоен и сдержан, что говорило о его полной уверенности в своей победе... Он даже на мгновение не допускал мысли, что я могла бы отказаться от такого «интересного» предложения... И уж особенно в моём безысходном положении. А вот именно это и было самым пугающим... Так как я, естественно, собиралась ему отказать. Только, как это сделать я пока что не имела ни малейшего представления... Я огляделась вокруг – комната потрясала!.. Начиная с вручную сшитых переплётов старейших книг, до папирусов и рукописей на бычьей коже, и до поздних, уже печатных книг, эта библиотека являлась кладезем мировой мудрости, настоящим торжеством гениальной человеческой Мысли!!! Это была, видимо, самая ценная библиотека, которую когда-либо видел человек!.. Я стояла, полностью ошеломлённая, завороженная тысячами со мной «говоривших» томов, и никак не могла понять, каким же образом это богатство могло ужиться здесь с теми проклятиями, которые так яро и «искренне» сыпала на им подобное инквизиция?... Ведь для настоящих инквизиторов все эти книги должны были являться самой чистой ЕРЕСЬЮ, именно за которую люди горели на кострах, и которая категорически запрещалась, как страшнейшее преступление против церкви!.. Каким же образом здесь, в подвалах Папы, сохранились все эти ценнейшие книги, которые, якобы, во имя «искупления и очищения душ», до последнего листочка, сжигались на площадях?!.. Значит, всё, что говорили «отцы-инквизиторы», всё, что они творили – было всего лишь страшной завуалированной ЛОЖЬЮ! И эта безжалостная ложь глубоко и крепко сидела в простых и открытых, наивных и верующих человеческих сердцах!.. Подумать только, что я когда-то была абсолютно уверена, что церковь была искренна в своей вере!.. Так как любая вера, какой бы странной она не казалась, для меня всегда воплощала в себе искренний дух и веру человека во что-то чистое и высокое, к чему, во имя спасения, стремилась его душа. Я никогда не была «верующей», так как я верила исключительно в Знание. Но я всегда уважала убеждения других, так как, по моему понятию, человек имел право выбирать сам, куда направить свою судьбу, и чужая воля не должна была насильно указывать, как он должен был проживать свою жизнь. Теперь же я ясно видела, что ошиблась... Церковь лгала, убивала и насиловала, не считаясь с такой «мелочью», как раненая и исковерканная человеческая душа...

o-ili-v.ru