Читать онлайн «Пылающие алтари». Пылающие алтари книга


Пылающие алтари читать онлайн, Потапов Владимир Алексеевич

Annotation

Время действия повести — III век н. э. Место — древний город Танаис и придонские степи — кочевья сарматских племен.

В трудных жизненных исканиях главного героя повести Диона, стратега и эллинарха Танаиса, а впоследствии предводителя войска одного из сарматских племен — сираков, выражены ненависть к рабству, стремление к правде и справедливости, вера в высокое предназначение человека на Земле.

Книга адресована молодежи.

Владимир Потапов

Вступительное слово Б. В. Изюмского

ТАНАИС

Юность стратега

Эвтерпа

Фиас Бога Внемлющего

Невольничий рынок

Бог раба Игнатия

У башни славы

Ладья смерти

ДЕТИ ВОЛКА

Степная царица

Белые птицы удачи

Гобрий

Совет вождей

Бородатый хромец и Сердитые

Под свист дракона

Быки и дромедары

ДЕВУШКА С ЗЕЛЕНЫМИ ВОЛОСАМИ

Керы города Танаиса

В плену у Роксоланов

Миссия Анта

Завещание старой жрицы

Ты инородец, эллин!

Засада у Волчьей балки

Жертва Ахардею

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

Владимир Потапов

Пылающие алтари

Историческая повесть

Вступительное слово Б. В. Изюмского

Владимир Потапов родился в хуторе Красный Октябрь Веселовского района Ростовской области. В настоящее время работает инженером в мелиоративно-строительной организации.

Печатается с начала 60-х годов. Его очерки и рассказы публиковались в газетах «Комсомолец» и «Молот», журналах «Смена» и «Уральский следопыт», сборниках Ростиздата «У крутого яра» и «Горн».

В 1967 году окончил Литературный институт им. М. Горького.

Перед вами первая книга Прозаика Владимира Потапова, нашего земляка, живущего на хуторе Веселом.

Автор повести «Пылающие алтари» не профессионал-историк, но в области, полюбившейся ему, знает, пожалуй, не меньше самого искушенного историка.

К счастью, не перевелись еще на Руси одержимые люди, что «вдруг» и на всю жизнь прикипают душой к какой-то странице родной истории. Они десятилетиями ведут поиски материала, свой отпуск проводят в библиотеках и архивах, переписываются с учеными, и на хутор, в станицу приходят и приходят книги, выписываемые по межбиблиотечному абонементу.

Вот к таким фанатикам, в лучшем смысле этого слова, относится Владимир Потапов. Обладая разносторонней эрудицией и несомненными литературными способностями, он вводит нас своей повестью в интересный мир скифов, готов, сарматов — древних кочевий Дона.

Нужна была немалая смелость, чтобы взяться за такую почти не исследованную писателями тему. Нужна была немалая сила воображения, чтобы так объемно, колоритно дать жизнь Танаиса на стыке Скифии и Сарматии, жизнь сиракского города Успа.

Перед нами зримо возникает невольничий рынок, оживленная пристань, кварталы богачей в Танаисе, поселения бедноты за его стенами, Большой Совет родовых вождей кочевого племени сираков.

Мы ясно представляем себе обряды, быт людей далекой поры, их взаимоотношения, характеры.

Мы запоминаем образы бесстрашного, прямодушного эллина Диона, воинственной и мудрой степнячки Томирии, ее зеленоволосой юной дочери Зарины.

Сюжет повести напряжен, правдиво передает перипетии борьбы рабов за свободу, нравы степняков, батальные сцены. Щедро написанные картины донской природы подкупают своим лиризмом.

Думается, что читатель узнает из этой повести много нового для себя и будет благодарен ее автору.

Борис Изюмский

В степи мирской, печальной и безбрежной,

Таинственно пробились три ключа:

Ключ юности, ключ быстрый и мятежный,

Кипит, бежит, сверкая и журча.

Кастальский ключ волною вдохновенья

В степи мирской изгнанников поит.

Последний ключ — холодный ключ забвенья,

Он слаще всех жар сердца утолит.

А. С. Пушкин

ТАНАИС

Знай хорошо, что я б не променял

Своих скорбей на рабское служенье:

Мне лучше быть прикованным к скале,

Чем верным быть прислужником Зевеса.

Эсхил

Юность стратега

Мы рождены, чтобы мыслить. Без этого человек слеп. Хотя у него глаза не хуже, чем у любой твари поднебесной, он может видеть не дальше, чем отлетит камень, брошенный неопытной рукой, ибо глаза человека всегда застилает туман непонимания того, что он увидел. А мысль сразу возносит его над миром, как возносят орла на страшную высоту два распростертых крыла.

Дион, сын Деметрия, стратег и эллинарх[1] танаисский, прекрасно владел мечом и мудростью обойден не был. Но меч и мысль свою посвятил он служению справедливости, а счастливцев на этом пути никто не помнит. Тернии — удел правдоборцев.

…Промыслом великих олимпийцев в суете бытия и ничтожности века предопределено было родиться Диону на самом краю эллинского мира в городе Танаисе за полсотни лет до его падения. Он знал в этом городе каждый камень в крепостной стене, каждую статую в домах именитых граждан, каждый поворот узких улиц в малозажиточных кварталах, где иногда с трудом могут разойтись два добрых человека. С детства ложился он спать под звуки военного рожка, отмечающего вечернюю зарю, и просыпался от стука. В городе все двери, ведущие из внутреннего дворика на улицу, открывались наружу, ими легко было сбить зазевавшегося прохожего. Потому горожане, прежде чем выйти из дома, стуком изнутри в дверь предупреждали неосторожных, и по утрам привычные звуки перекатывались из конца в конец улицы.

Хотя матерью Диона была пленная меотка, принадлежал он к первому по знатности роду: отец его, Деметрий, — потомок выходцев из Милета, основавших Пантикапей, а затем и Танаис. Очевидно, поэтому учителя, взявшие на себя заботу о воспитании мальчика, были лучшими гражданами Танаиса.

Но так как с детства в характере Диона преобладало честолюбие, а гнев и задор часто нарушали его душевное равновесие, учителя считали мальчика более способным к воинским подвигам, нежели к гражданской деятельности.

Сам Дион был согласен с мнением своих менторов и отказался посвятить себя служению богине Артемиде, в храме которой обучался. Главный жрец рано определил его способности и всячески старался развить их.

Перед выпуском из храмовой школы он зазвал Диона за алтарь, куда непосвященным доступ был запрещен. Облаченный в белую тогу, главный жрец грозно смотрел на юношу из полумрака храма. Солнечные лучи, прорывавшиеся из-за мраморных колонн, золотили волосы служителя богини, придавая ему величественный вид. В сердце Диона невольно проникал страх.

— Богине известны твои таланты, Дион. Она примет тебя, как мать, — говорил жрец. — Начав служить богине, ты в полной мере познаешь сладость повиновения.

Голос жреца, троекратно отраженный сводами храма, бил в уши подобно набату. Все было рассчитано так, чтобы сделать невозможным отказ, который неизбежно повлечет за собой гнев богини.

Ответ Диона был дерзок:

— Хватит и без меня столбов в храме. Богиня — охотница, любит простор. А вы упрятали ее в каменный склеп. Храм ее — весь белый свет, в котором и я жрецом быть не против.

Говоря так, юноша приблизился к жрецу и оказался в той точке храма, где начинала действовать хитроумная акустика, приводившая в трепет простодушных танаитов. Голос Диона вдруг зазвучал сильнее и чище старческого голоса жреца. Служитель изменился в лице, все величие слетело с него, он замахал руками, как старая сова крыльями, и погнал отступника вон из храма.

* * *

Славные учителя Диона не ошиблись. Он посвятил себя другому богу — Арею и много преуспел, служа ему своим мечом.

Вскоре на Танаис напали разбойничьи орды роксоланов. Архонт[2] Клиомен вывел против них войско и выстроил свои фаланги у куцей гряды холмов. Дион находился тогда в рядах конницы лохага[3] Макария, прикрывавшей боевую линию.

Роксоланы знали, что против греческой фаланги конный строй бессилен. Они двинулись на танаитов в пешем строю, потеснили левое крыло Клиомена, так что конница Макария скоро оказалась у них в тылу. Зажатая между холмами, она не могла быстро перестроиться и потому бездействовала. Проще всего было ударить по неприятелю с тыла и тоже в пешем строю. Но Диону никак не удавалось убедить упрямого и тупого Макария. Скорее вола можно было посадить в седло, чем заставить его спешиться.

Тогда Дион соскочил с коня, издал боевой клич и сам бросился на роксоланов ...

knigogid.ru

Пылающие алтари - Владимир Потапов

  • Просмотров: 3908

    Чудовища не ошибаются (СИ)

    Эви Эрос

    Трудно жить и работать, когда твой сексуальный босс — чудовище с девизом «Я не прощаю ошибок». А уж…

  • Просмотров: 3903

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 3290

    Покорность не для меня (СИ)

    Виктория Свободина

    Там, где я теперь вынужденно живу, ужасно плохо обстоят дела с правами женщин. Жен себе здесь…

  • Просмотров: 3135

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 3128

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • Просмотров: 2766

    Всё, что было, было не зря (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды утром неожиданно глубоко и прочно беременной в незнакомом месте, обзавестись в…

  • Просмотров: 2678

    АН-2 (СИ)

    Мария Боталова

    Невесты для шиагов — лишь собственность без права голоса. Шиаги для невест — те, кому нельзя не…

  • Просмотров: 2652

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 2499

    Тиран моей мечты (СИ)

    Эви Эрос

    Я никогда не мечтала о начальнике-тиране. Что же я, сама себе враг? Но жизнь вносит свои коррективы…

  • Просмотров: 2199

    Домовая в опале, или Рецепт счастливого брака (СИ)

    Анна Ковальди

    Он может выбрать любую. Магиня-огневка, сильнейшая ведьма, да хоть демоница со стажем! Но…

  • Просмотров: 2126

    Наследница проклятого мира (СИ)

    Виктория Свободина

    Отправляясь в увлекательную экспедицию вместе со своим любимым парнем, я никак не ожидала, что она…

  • Просмотров: 1940

    Тьма твоих глаз (СИ)

    Альмира Рай

    Где-то далеко-далеко, скорее всего, даже не в этой Вселенной, грустил… король драконов. А где-то…

  • Просмотров: 1815

    Моя (чужая) невеста (СИ)

    Светлана Казакова

    Участь младшей дочери опального рода — до замужества жить вдали от семьи в холодном Приграничье под…

  • Просмотров: 1685

    Графиня поневоле (СИ)

    Янина Веселова

    Все мы ищем любовь, а если она ждет нас в другом мире? Но ведь игра стоит свеч, не так ли?…

  • Просмотров: 1598

    Пока не нагрянет любовь

    Ирина Ирсс

    Один нежеланный поцелуй может перевернуть весь твой мир с ног на голову, особенно если узнается,…

  • Просмотров: 1529

    Он рядом (СИ)

    Фора Клевер

    Утро добрым не бывает… В моем случае оно стало просто ужасным! А всему виной он — лучший друг…

  • Просмотров: 1469

    Соблазн двойной, без сахара (СИ)

    Тальяна Орлова

    Брутальная романтика, или два зайца под один выстрел. Да, черт возьми, мне нужна эта работа! Один…

  • Просмотров: 1462

    Свадебный салон, или Потусторонним вход воспрещен (СИ)

    Мамлеева Наталья

    Я выхожу замуж! В другом мире. В одной простыне! И жених еще такой ехидный попался, хотя сам не в…

  • Просмотров: 1281

    Соседи через стенку (СИ)

    Елена Рейн

    Сборник романтических историй серии книг "Только моя": 1. "СОСЕДИ ЧЕРЕЗ СТЕНКУ" Наше первое…

  • Просмотров: 1124

    Помощница лорда-архивариуса (СИ)

    Варвара Корсарова

    Своим могуществом Аквилийская империя обязана теургам, которые сумели заключить пакт с существами…

  • Просмотров: 1081

    Вдруг, как в сказке (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды глубоко и прочно беременной в незнакомом месте – это ли не счастье? Особенно, если…

  • Просмотров: 1050

    Ш - 2 (СИ)

    Екатерина Азарова

    Я думала, что если избавлюсь от Алекса, моя жизнь кардинально изменится. Примерно так все и…

  • Просмотров: 1045

    Деревенская сага. На круги своя, или под властью желания (СИ)

    Степанида Воск

    Расул — молод, сексуален, богат. Он устал от шума большого города и жаждет новых впечатлений.…

  • Просмотров: 1037

    Черная кошка для генерала (СИ)

    Валентина Елисеева

    Что делать, если вас оболгали, крупно скомпрометировали, а теперь принудительно волокут к алтарю…

  • Просмотров: 996

    Книга правил (ЛП)

    Блэквуд Дженифер

    Несколько правил, которые должны быть нарушены.Руководство по выживанию второго помощника Старр…

  • Просмотров: 871

    Мой снежный князь (СИ)

    Франциска Вудворт

    Вы никогда не задумывались, насколько наша жизнь полна неожиданностей? Вроде бы все идет своим…

  • Просмотров: 854

    Невеста из мести (СИ)

    Елена Счастная

    В королевстве Азурхил великое событие: рано овдовевший правитель ищет себе новую жену. Со всех…

  • Просмотров: 841

    Между двух огней или попаданка планеты Пандора (СИ)

    Anastasia Orazdyrdieva

    Я обычная девушка учусь на втором курсе юрфака . Живу вполне обычно, но однажды все пошло не так…

  • itexts.net

    Пылающие алтари (fb2) | КулЛиб

    загрузка...

    Перескочить к меню - Пылающие алтари 683K, 171с. (скачать fb2) - Владимир Алексеевич Потапов

    Настройки текста:

    Цвет фоначерныйсветло-черныйбежевыйбежевый 2персиковыйзеленыйжелтыйсинийсерыйкрасныйбелыйЦвет шрифтабелыйзеленыйжелтыйсинийтемно-синийсерыйсветло-серыйтёмно-серыйкрасныйРазмер шрифта14px16px18px20px22px24pxНасыщенность шрифтажирныйШирина текста400px500px600px700px800px900px1000pxПоказывать менюУбрать меню

    Владимир Потапов Пылающие алтари

    Историческая повесть

    Вступительное слово Б. В. Изюмского

    Владимир Потапов родился в хуторе Красный Октябрь Веселовского района Ростовской области. В настоящее время работает инженером в мелиоративно-строительной организации.

    Печатается с начала 60-х годов. Его очерки и рассказы публиковались в газетах «Комсомолец» и «Молот», журналах «Смена» и «Уральский следопыт», сборниках Ростиздата «У крутого яра» и «Горн».

    В 1967 году окончил Литературный институт им. М. Горького.

    Перед вами первая книга Прозаика Владимира Потапова, нашего земляка, живущего на хуторе Веселом.

    Автор повести «Пылающие алтари» не профессионал-историк, но в области, полюбившейся ему, знает, пожалуй, не меньше самого искушенного историка.

    К счастью, не перевелись еще на Руси одержимые люди, что «вдруг» и на всю жизнь прикипают душой к какой-то странице родной истории. Они десятилетиями ведут поиски материала, свой отпуск проводят в библиотеках и архивах, переписываются с учеными, и на хутор, в станицу приходят и приходят книги, выписываемые по межбиблиотечному абонементу.

    Вот к таким фанатикам, в лучшем смысле этого слова, относится Владимир Потапов. Обладая разносторонней эрудицией и несомненными литературными способностями, он вводит нас своей повестью в интересный мир скифов, готов, сарматов — древних кочевий Дона.

    Нужна была немалая смелость, чтобы взяться за такую почти не исследованную писателями тему. Нужна была немалая сила воображения, чтобы так объемно, колоритно дать жизнь Танаиса на стыке Скифии и Сарматии, жизнь сиракского города Успа.

    Перед нами зримо возникает невольничий рынок, оживленная пристань, кварталы богачей в Танаисе, поселения бедноты за его стенами, Большой Совет родовых вождей кочевого племени сираков.

    Мы ясно представляем себе обряды, быт людей далекой поры, их взаимоотношения, характеры.

    Мы запоминаем образы бесстрашного, прямодушного эллина Диона, воинственной и мудрой степнячки Томирии, ее зеленоволосой юной дочери Зарины.

    Сюжет повести напряжен, правдиво передает перипетии борьбы рабов за свободу, нравы степняков, батальные сцены. Щедро написанные картины донской природы подкупают своим лиризмом.

    Думается, что читатель узнает из этой повести много нового для себя и будет благодарен ее автору.

    Борис Изюмский

    В степи мирской, печальной и безбрежной,

    Таинственно пробились три ключа:

    Ключ юности, ключ быстрый и мятежный,

    Кипит, бежит, сверкая и журча.

    Кастальский ключ волною вдохновенья

    В степи мирской изгнанников поит.

     Последний ключ — холодный ключ забвенья,

    Он слаще всех жар сердца утолит.

    А. С. Пушкин

    ТАНАИС

    Знай хорошо, что я б не променял

    Своих скорбей на рабское служенье:

    Мне лучше быть прикованным к скале,

    Чем верным быть прислужником Зевеса.

    Эсхил

    Юность стратега

    Мы рождены, чтобы мыслить. Без этого человек слеп. Хотя у него глаза не хуже, чем у любой твари поднебесной, он может видеть не дальше, чем отлетит камень, брошенный неопытной рукой, ибо глаза человека всегда застилает туман непонимания того, что он увидел. А мысль сразу возносит его над миром, как возносят орла на страшную высоту два распростертых крыла.

    Дион, сын Деметрия, стратег и эллинарх[1] танаисский, прекрасно владел мечом и мудростью обойден не был. Но меч и мысль свою посвятил он служению справедливости, а счастливцев на этом пути никто не помнит. Тернии — удел правдоборцев.

    …Промыслом великих олимпийцев в суете бытия и ничтожности века предопределено было родиться Диону на самом краю эллинского мира в городе Танаисе за полсотни лет до его падения. Он знал в этом городе каждый камень в крепостной стене, каждую статую в домах именитых граждан, каждый поворот узких улиц в малозажиточных кварталах, где иногда с трудом могут разойтись два добрых человека. С детства ложился он спать под звуки военного рожка, отмечающего вечернюю зарю, и просыпался от стука. В городе все двери, ведущие из внутреннего дворика на улицу, открывались наружу, ими легко было сбить зазевавшегося прохожего. Потому горожане, прежде чем выйти из дома, стуком изнутри в дверь предупреждали неосторожных, и по утрам привычные звуки перекатывались из конца в конец улицы.

    Хотя матерью Диона была пленная меотка, принадлежал он к первому по знатности роду: отец его, Деметрий, — потомок выходцев из Милета, основавших Пантикапей, а затем и Танаис. Очевидно, поэтому учителя, взявшие на себя заботу о воспитании мальчика, были лучшими гражданами Танаиса.

    Но так как с детства в характере Диона преобладало честолюбие, а гнев и задор часто нарушали его душевное равновесие, учителя считали мальчика более способным к воинским подвигам, нежели к гражданской деятельности.

    Сам Дион был согласен с мнением своих менторов и отказался посвятить себя служению богине Артемиде, в храме которой обучался. Главный жрец рано определил

    Вход в систему

    coollib.com

    Читать онлайн книгу Пылающие алтари

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

    Назад к карточке книги

    Владимир ПотаповПылающие алтари

    Историческая повесть
    Вступительное слово Б. В. Изюмского

    Владимир Потапов родился в хуторе Красный Октябрь Веселовского района Ростовской области. В настоящее время работает инженером в мелиоративно-строительной организации.

    Печатается с начала 60-х годов. Его очерки и рассказы публиковались в газетах «Комсомолец» и «Молот», журналах «Смена» и «Уральский следопыт», сборниках Ростиздата «У крутого яра» и «Горн».

    В 1967 году окончил Литературный институт им. М. Горького.

    Перед вами первая книга Прозаика Владимира Потапова, нашего земляка, живущего на хуторе Веселом.

    Автор повести «Пылающие алтари» не профессионал-историк, но в области, полюбившейся ему, знает, пожалуй, не меньше самого искушенного историка.

    К счастью, не перевелись еще на Руси одержимые люди, что «вдруг» и на всю жизнь прикипают душой к какой-то странице родной истории. Они десятилетиями ведут поиски материала, свой отпуск проводят в библиотеках и архивах, переписываются с учеными, и на хутор, в станицу приходят и приходят книги, выписываемые по межбиблиотечному абонементу.

    Вот к таким фанатикам, в лучшем смысле этого слова, относится Владимир Потапов. Обладая разносторонней эрудицией и несомненными литературными способностями, он вводит нас своей повестью в интересный мир скифов, готов, сарматов – древних кочевий Дона.

    Нужна была немалая смелость, чтобы взяться за такую почти не исследованную писателями тему. Нужна была немалая сила воображения, чтобы так объемно, колоритно дать жизнь Танаиса на стыке Скифии и Сарматии, жизнь сиракского города Успа.

    Перед нами зримо возникает невольничий рынок, оживленная пристань, кварталы богачей в Танаисе, поселения бедноты за его стенами, Большой Совет родовых вождей кочевого племени сираков.

    Мы ясно представляем себе обряды, быт людей далекой поры, их взаимоотношения, характеры.

    Мы запоминаем образы бесстрашного, прямодушного эллина Диона, воинственной и мудрой степнячки Томирии, ее зеленоволосой юной дочери Зарины.

    Сюжет повести напряжен, правдиво передает перипетии борьбы рабов за свободу, нравы степняков, батальные сцены. Щедро написанные картины донской природы подкупают своим лиризмом.

    Думается, что читатель узнает из этой повести много нового для себя и будет благодарен ее автору.

    Борис Изюмский

     В степи мирской, печальной и безбрежной,Таинственно пробились три ключа:Ключ юности, ключ быстрый и мятежный,Кипит, бежит, сверкая и журча.Кастальский ключ волною вдохновеньяВ степи мирской изгнанников поит. Последний ключ – холодный ключ забвенья,Он слаще всех жар сердца утолит.  

    А. С. Пушкин

    ТАНАИС

    Знай хорошо, что я б не променял

    Своих скорбей на рабское служенье:

    Мне лучше быть прикованным к скале,

    Чем верным быть прислужником Зевеса.

    Эсхил

    Юность стратега

    Мы рождены, чтобы мыслить. Без этого человек слеп. Хотя у него глаза не хуже, чем у любой твари поднебесной, он может видеть не дальше, чем отлетит камень, брошенный неопытной рукой, ибо глаза человека всегда застилает туман непонимания того, что он увидел. А мысль сразу возносит его над миром, как возносят орла на страшную высоту два распростертых крыла.

    Дион, сын Деметрия, стратег и эллинарх1   Стратег – важнейшая государственная должность с широкими военными и политическими полномочиями в древнегреческих полисах; избирался народным собранием сроком на один год. Эллинарх – поскольку в Танаисе существовали две крупные этнические группы – эллинов и варваров (скифы, сарматы), управление городом осуществляли два архонта: архонт эллинов (эллинарх) и архонт варваров. Высшая власть в городе принадлежала эллинарху.

    [Закрыть] танаисский, прекрасно владел мечом и мудростью обойден не был. Но меч и мысль свою посвятил он служению справедливости, а счастливцев на этом пути никто не помнит. Тернии – удел правдоборцев.

    …Промыслом великих олимпийцев в суете бытия и ничтожности века предопределено было родиться Диону на самом краю эллинского мира в городе Танаисе за полсотни лет до его падения. Он знал в этом городе каждый камень в крепостной стене, каждую статую в домах именитых граждан, каждый поворот узких улиц в малозажиточных кварталах, где иногда с трудом могут разойтись два добрых человека. С детства ложился он спать под звуки военного рожка, отмечающего вечернюю зарю, и просыпался от стука. В городе все двери, ведущие из внутреннего дворика на улицу, открывались наружу, ими легко было сбить зазевавшегося прохожего. Потому горожане, прежде чем выйти из дома, стуком изнутри в дверь предупреждали неосторожных, и по утрам привычные звуки перекатывались из конца в конец улицы.

    Хотя матерью Диона была пленная меотка, принадлежал он к первому по знатности роду: отец его, Деметрий, – потомок выходцев из Милета, основавших Пантикапей, а затем и Танаис. Очевидно, поэтому учителя, взявшие на себя заботу о воспитании мальчика, были лучшими гражданами Танаиса.

    Но так как с детства в характере Диона преобладало честолюбие, а гнев и задор часто нарушали его душевное равновесие, учителя считали мальчика более способным к воинским подвигам, нежели к гражданской деятельности.

    Сам Дион был согласен с мнением своих менторов и отказался посвятить себя служению богине Артемиде, в храме которой обучался. Главный жрец рано определил его способности и всячески старался развить их.

    Перед выпуском из храмовой школы он зазвал Диона за алтарь, куда непосвященным доступ был запрещен. Облаченный в белую тогу, главный жрец грозно смотрел на юношу из полумрака храма. Солнечные лучи, прорывавшиеся из-за мраморных колонн, золотили волосы служителя богини, придавая ему величественный вид. В сердце Диона невольно проникал страх.

    – Богине известны твои таланты, Дион. Она примет тебя, как мать, – говорил жрец. – Начав служить богине, ты в полной мере познаешь сладость повиновения.

    Голос жреца, троекратно отраженный сводами храма, бил в уши подобно набату. Все было рассчитано так, чтобы сделать невозможным отказ, который неизбежно повлечет за собой гнев богини.

    Ответ Диона был дерзок:

    – Хватит и без меня столбов в храме. Богиня – охотница, любит простор. А вы упрятали ее в каменный склеп. Храм ее – весь белый свет, в котором и я жрецом быть не против.

    Говоря так, юноша приблизился к жрецу и оказался в той точке храма, где начинала действовать хитроумная акустика, приводившая в трепет простодушных танаитов. Голос Диона вдруг зазвучал сильнее и чище старческого голоса жреца. Служитель изменился в лице, все величие слетело с него, он замахал руками, как старая сова крыльями, и погнал отступника вон из храма.

    * * *

    Славные учителя Диона не ошиблись. Он посвятил себя другому богу – Арею и много преуспел, служа ему своим мечом.

    Вскоре на Танаис напали разбойничьи орды роксоланов. Архонт2   Архонт – выборное лицо в магистратуре греческих городов, осуществляющее управление городом.

    [Закрыть] Клиомен вывел против них войско и выстроил свои фаланги у куцей гряды холмов. Дион находился тогда в рядах конницы лохага3   Лохаг – командир отряда. В Танаисе всегда имелось два лохага, в зависимости от этнического состава войска: лохаг эллинов и лохаг варваров.

    [Закрыть] Макария, прикрывавшей боевую линию.

    Роксоланы знали, что против греческой фаланги конный строй бессилен. Они двинулись на танаитов в пешем строю, потеснили левое крыло Клиомена, так что конница Макария скоро оказалась у них в тылу. Зажатая между холмами, она не могла быстро перестроиться и потому бездействовала. Проще всего было ударить по неприятелю с тыла и тоже в пешем строю. Но Диону никак не удавалось убедить упрямого и тупого Макария. Скорее вола можно было посадить в седло, чем заставить его спешиться.

    Тогда Дион соскочил с коня, издал боевой клич и сам бросился на роксоланов. Нелегко было бежать в доспехах всадника по неровному, изрытому вешними водами полю, но его порыв увлек остальных.

    Вдруг прилетевшая откуда-то из-за холма стрела пронзила левую ногу Диона, и он упал. Воины обступили раненого, но помочь ему ничем не могли: вытащить стрелу мешали с одной стороны наконечник, с другой – оперение.

    А битва там, за холмами, становилась между тем все жарче, все яростнее. Воинское счастье склонялось то к эллинам, то к роксоланам, и трудно было предугадать, за кем останется победа. Дион заклинал товарищей бросить его и идти в бой. Но они не решались, медлили. Тогда юноша в ярости отломил наконечник стрелы, выдернул ее из раны и, обнажив меч, снова повел за собой воинов.

    После того как роксоланы были разгромлены, архонт Клиомен подъехал к коннице Макария и спросил с лукавой усмешкой:

    – Что побудило моих славных конников сражаться сегодня в пешем строю? Или решили проветрить вспотевшие зады?

    – На то не было нашей воли, архонт, – понурившись, отвечали воины. – Вот этот мальчишка бросился вперед и позвал нас за собой.

    Клиомен долго рассматривал Диона, окровавленного, едва державшегося в седле, хмурил белесые брови, потом сказал:

    – Либо ты, юнец, умнее своего лохага, либо он думает не тем местом, каким следует. – Повернувшись к конникам, он добавил: – Клянусь Зевсом, из этого мальчишки получится стратег.

    Памятью Диону об этом сражении осталась легкая хромота.

    Много было потом на счету у Диона славных деяний – и военных и гражданских. Благодарные соотечественники избрали его, полуварвара, своим стратегом.

    Эвтерпа

    Дочь Харилая Эвтерпу Дион взял в жены уводом, воспользовавшись древним правом милетцев. Сын пленницы, он считался незаконнорожденным и потому не мог надеяться на добровольный сговор о браке в порядочных домах. Отец Эвтерпы Харилай ответил Диону на его сватовство:

    – Ты сын славного родителя, Дион, да и сам воин, всегда готовый к сражению. Но вся беда в том, что ты полукровок; юноша. Как ты посмел мечтать о чистокровной эллинке из рода Еврипонтидов?

    – О Харилай! Скорее я сосчитал бы звезды в небе, чем эротов, воспламенивших во мне любовь к Эвтерпе. Я думаю, что колчаны у них уже пусты – стрелы, все до единой, в моем сердце!

    – Пожалуй, тебе нужно очиститься обрядами, ведь любовь – ужасный недуг!

    Молодые люди продолжали встречаться тайно. Недостатка в женихах у Эвтерпы не было: когда она проходила по улице, украсив пышные волосы венком из гвоздик или диких пионов, мужчины оборачивались и смотрели ей вслед. Но пока еще никто, кроме Диона, не мог рассчитывать на ее благосклонность.

    Первый раз Эвтерпа увидела Диона в палестре4   Палестра – место для гимнастических занятий, гимнастическая школа в Древней Греции.

    [Закрыть] – в Танаисе женщины допускались на состязания. Юноша восхитил ее: в гимнастических упражнениях он был подобен Гермесу, на кифаре играл, как Аполлон, в верховой езде не уступал Кастору. С тех пор сердце Эвтерпы принадлежало только ему.

    Встречались они в храмовой библиотеке и там, среди папирусных свитков, провели немало сладостных часов в упоительных беседах или за чтением стихов.

    Но будущее не сулило влюбленным ничего хорошего. И тогда они сговорились, что Дион похитит Эвтерпу. Увод невесты совершился на второй – женский день артемисий5   Артемисии – празднества в честь богини Артемиды.

    [Закрыть]. Мужчины в этот день почти не приходили на агору6   Агора – торговая площадь с расположенными на ней храмами и общественными зданиями; являлась местом народных собраний.

    [Закрыть]. С утра храм был полон женщин, выступал хор арфисток, танцовщицы состязались в своем искусстве.

    Внутренний двор храма не был выложен каменными плитами и пестрел замысловатыми цветниками. Сам храм походил на грот, увитый зеленью. В таких любила отдыхать Артемида. Ее статуя из паросского мрамора была воздвигнута посередине храма. Вечно юная богиня стояла гордая, с легкой усмешкой на губах. Короткий хитон охотницы доходил ей до колен, за плечами – лук и колчан, в руках – копье. Храм имел две двери, причем вторую, заднюю, дверь закрывала статуя богини.

    Эвтерпа была в храме со второго часа дня7   «…со второго часа дня» – начало дня у древних греков считалось с шести часов утра современного исчисления; второй час, таким образом, приходится на восьмой час утра.

    [Закрыть]. Вместе с подругами она пела и плясала под звуки арф, пила легкое разбавленное вино на веселых ложах среди цветов. В девять часов она зашла за статую богини и больше оттуда не появлялась.

    Никто не обратил внимания на закутанную с головой в мужской плащ одинокую фигуру, выскользнувшую из задней двери храма. Она пересекла агору, спустилась к пристани. Навстречу ей поднялся с бревна высокий юноша и помог сесть в лодку…

    Гинекономы8   Гинекономы – должностные лица в древнегреческих городах, следившие за поведением женщин.

    [Закрыть] не усмотрели в этот день ничего подозрительного. А Харилай, пирующий дома с друзьями, при возлиянии в честь богини радостно кричал:

    – Элелео! Сегодня – вино, а завтра – дело!

    Но вечером этот крик вдруг сменился смятенным «Иу! Иу!».

    Пропала Эвтерпа…

    Причалив к Лисьему острову, Дион и Эвтерпа сошли на берег. Похищенную приняла меотка Этра и коротко остригла ей волосы. Густые локоны падали на землю, подобно сорванным цветам гиацинта. Потом невесту увели в дом. Там и нашел ее Дион, в темном гинекее9   Гинекей – часть древнегреческого дома, в которой жили женщины.

    [Закрыть] на подстилке из листьев…

    * * *

    Утром следующего дня Дион, наказав Этре скрывать от чужих глаз жену, отплыл в Танаис.

    Дела в городе шли своим чередом. Как ни в чем не бывало, принимал в них участие и Дион.

    Харилай похудел. Терзаемый подозрениями, наблюдал он за молодым воином. Кто-то сказал ему, что Эвтерпу видели у меотов на Лисьем острове. Уважаемые горожане – друзья Харилая – ездили на остров и вернулись ни с чем. Меоты отвечали, что девушки у них нет и они не знают, где она.

    – Дион! Не ты ли похитил Эвтерпу? – не выдержал наконец убитый горем отец. – Скажи, жива ли она?

    – Говорят, она исчезла из храма Артемиды Таврополы. Обратись со своим вопросом к богине. Уж она-то точно соучастница! – с усмешкой ответил юноша.

    – Я найду на тебя управу! – взорвался Харилай. – Сегодня же пойду к судье!

    Пока Дион дождался вызова в суд, успела народиться луна и вновь пойти на ущерб. На второй день июля похитителя пригласили на лесху10   Лесха – место у храма, где обычно проводились совещания.

    [Закрыть]. Пройдя через агору, Дион увидел у храма старейших граждан Танаиса и среди них Харилая. Судьи молча сидели на каменных скамьях, опираясь на посохи. Длинные бороды развевались на ветру.

    – Уважаемые отцы города! – обратился к ним Харилай. – Вы лица незаинтересованные, решение ваше неподкупно. Рассудите нас с Дионом, сыном Деметрия.

    – Говори, досточтимый Харилай.

    – Этот зеленый юнец, порождение греха, сын недостойной, нанес оскорбление нашему роду!

    – Не бранись, Харилай! Род Деметрия не менее славен, чем твой. А Мехрийя – дочь знатных родителей, хотя и варваров.

    – Он похитил мою дочь Эвтерпу!

    – Это правда, Дион?

    – Да, правда. Мы любим друг друга.

    – Берегись! Если ты совершил насилие, тебе несдобровать!

    – Она сама отдала мне свой пояс. Спросите об этом у нее.

    – Где она?

    – На Лисьем острове, у Этры…

    * * *

    Этра исподлобья смотрела на косматого грека, зудевшего, как сердитый шмель.

    – Где моя дочь, о порождение Ехидны?!

    – Нет у меня твоей дочери. Она убежала, едва завидела тебя на берегу.

    Харилай искал ее по всему острову, звал с угрозами, выманивал лаской. Но Эвтерпа не отвечала. Забившись в густые заросли диких трав, она, плача совсем по-детски, шептала:

    – Милые травки, укройте меня от лютой беды! Заклинаю вас самой Афродитой, спасите меня, милые травки!

    – Дочь моя! Ты слышишь меня? – надрывался между тем несчастный отец. – Отзовись! Клянусь бородой Зевса, я не трону тебя! Ты должна на суде сказать, своей охотой пошла к Диону или он взял тебя силой! Иначе – смерть ему…

    Только после этого Эвтерпа вышла к отцу.

    – Не смей бить меня, отец! Если хоть пальцем тронешь, брошусь в воду, – сказала она решительно.

    На суде Эвтерпа сказала, потупившись:

    – Я сама ушла из храма и села в ладью Диона… У меня… У меня будет ребенок…

    – Так знай же, неблагодарная, твоего щенка я не возьму в свой дом и приданого за тобой не дам!

    Мудрые отцы города переглянулись с улыбками: значит, быть Харилаю дедом!

    Ободренная этой молчаливой поддержкой судей, Эвтерпа ответила:

    – Не обделили бы нас боги счастьем, отец! А без приданого мы проживем…

    Когда родился мальчик, ему дали имя в честь всесильного и прекрасного бога Аполлона.

    Дион носил новорожденного на лесху к старейшим согражданам. Они осмотрели ребенка и признали его крепким и ладно сложенным.

    – Пусть растет на радость отцу! – сказали, они. – Воспитай из него мужа отменного, полезного себе и государству.

    * * *

    Эвия! Так ласково называет Дион возлюбленную в минуту страсти.

    Эвия! Горький аромат цветущего миндаля. Звон серебряного кубка. Гибкость тела юной эллинки. Мягкая красота белой лилии. Все это объединило в себе одно слово.

    Идет ли Эвтерпа от реки с кувшином на плече, пляшет ли на току, усеянном полевыми цветами, или, сбросив хитон, опускается на ложе, Дион, пьянея от счастья, не устает повторять, как молитву:

    – Возлюбленная моя, Эвия, дорогая сердцу моему! Красота твоя сладка, как мед! Ты белая лань, прирученная Артемидой.

    Не надо искать смысла в лепете влюбленного. Слова мудрых – вбитые гвозди, что крепят дела человеческие. Слова любви – рассыпанный горох, они понятны лишь тому, кому предназначены.

    Не остывает с годами страсть в груди Диона, наоборот, она все более набирает силу. Так накапливают жар угли, оседая в кострище. И через десять лет Дион все так же, подобно юноше неразумному, лепечет Эвтерпе хвалу, от которой смущается она, словно дева. А когда они появляются на агоре в сопровождении сына Аполлония, рапсоды у храма по-прежнему слагают гимны в их честь.

    Разлука для них – величайшее из зол. И часто, уходя в поход по приказу боспорского царя, Дион слушал прощальные слова Эвтерпы, перемешанные со слезами:

    – Зачем, Дион, ты выбрал в покровительницы Виртуту, боевую подругу Арея? Если уж так необходима тебе божественная заступница, выбери любую из Муз. У того, кто посвятил себя Музам, жизнь мирная и кроткая. Тогда я постоянно буду возле тебя, и нам никогда не надо будет разлучаться!

    Эллинским женщинам нравится, когда избранники сердца осыпают их драгоценностями. Они вешают дорогие блестящие безделушки на одежду, руки, шею, вплетают в волосы, накрашивают лица разными снадобьями и притираниями. Эвтерпа была не такой. Узорчатые покрывала из виссона не прельщали ее. Тех, кто любит богатые украшения, благородная жена стратега относила к продажным, рабским натурам. Скромность лучше смарагдов украшала солнцеликую Эвтерпу. Однажды Дион передал ей с гонцом золотую скифскую диадему, усыпанную драгоценными камнями. Эвтерпа отказалась надеть этот великолепный воинский трофей, подарила его матери Диона. Обрадованная таким вниманием Мехрийя поднесла ей в ответ другие, не менее ценные подарки. Но Эвтерпа отослала дары свекрови мужу вместе с коротким посланием:

    «Тебе это золото нужнее, ты должен беспокоиться о благополучии воинов, чтобы они были одеты и накормлены, прекрасно вооружены. Мне же достаточно одного тебя».

    Пока Дион где-то в чужой стороне защищал интересы чужого царя, Эвтерпа часто одна уходила далеко за город, надеясь увидеть возвращающееся войско. Она рисковала быть захваченной кочевниками или растерзанной дикими зверями, водившимися в прибрежных зарослях Танаиса. Аполлоний умолял мать поберечь себя или хотя бы брать с собой вооруженных рабов. Эвтерпа только смеялась в ответ.

    Но не эти беды подстерегли Эвтерпу. Однажды вдали от города застиг ее страшный ливень. И нигде в степи не могла она найти укрытия. Домой Эвтерпа пришла мокрая, озябшая, а к вечеру почувствовала сильный жар.

    Вернувшийся через несколько дней Дион застал жену в предсмертном бреду. У служителей Асклепия бессильно опускались руки.

    – О месть богов! За что ты настигла меня? – в отчаянии воздевал руки к небу Дион.

    На другой день утром Эвтерпа пришла в себя. Она попросила вынести ее во дворик. Когда лучи солнца согрели больную, скорбная улыбка осветила бледное лицо. Воспрянувшему духом Диону показалось, что смерть отступила. Он хотел уже принести богам достойные их милости жертвы, но Эвтерпа остановила его:

    – Не торопись, любимый. Побудь со мной последние минуты, пока Харон причалит к берегу свою утлую лодку. Я уже слышу, как он зовет меня. Вели найти Аполлония.

    Дион крикнул рабам, чтобы привели сына. Глотая слезы, Аполлоний встал у изголовья матери.

    – Нет, не сюда, – слабо шевельнула рукой Эвтерпа. – Я должна видеть тебя. Вот так… Прощай, мой мальчик. Пусть долго-долго светит тебе солнце… А теперь иди…

    Рабы увели рыдающего Аполлония.

    – Прости меня, Дион, что одного тебя оставляю. Моя жизнь и любовь моя в тебе. Выполни мою последнюю волю. Люби Аполлония, и мачеху сироте не приводи. Пусть сын в тебе одном найдет и ласку и защиту. Другая женщина не убережет его чистым…

    Скорбно внимал Дион словам умирающей. И не было у него сил ни закричать, ни пасть к ее ложу. Лишь когда смерть затуманила светлые глаза Эвтерпы облаком вечной ночи, он воскликнул:

    – О, если бы я мог проникнуть в Аид! Я умолил бы Персефону вернуть тебя, Эвия!

    Дион похоронил Эвтерпу за городом, у реки, под одинокой ивой. Никлые ветви ее скрыли от посторонних взоров могилу. Он заказал небольшой мраморный бюст жены, поставил на могильном холмике и ежегодно приносил возле него жертвы богам.

    Фиас Бога Внемлющего

    Двести сорок четыре года назад боспорский царь Полемон привел под стены Танаиса греческие отряды, вооруженные баллистами. Город оказал ему неповиновение, поддержав в междоусобной борьбе внучку Великого Митридата царицу Динамию. Штурмом овладев крепостью, разгневанный Полемон велел срыть городские стены и оставил в Танаисе свой гарнизон. Последующие цари Боспора не спешили отменять повеление Полемона. Почти сто лет город был лишен возможности сопротивляться. И только Савромат Первый, когда Танаису стали открыто угрожать кочевые племена, разрешил возводить оборонительные сооружения.

    Танаиты немедленно взялись укреплять город. Многие жертвовали собственными домами, отдавая камень на строительство крепости. Они не только восстановили разрушенные Полемоном стены, но и укрепили их дополнительными каменными панцирями, углубили ров, выстроили новые башни.

    День отмены Полемонова запрета стал общим праздником танаитов, и вот уже второе столетие ежегодно празднуется «День Танаиса» с обильными жертвами речному божеству – покровителю города, чье имя он носит. Покровителем Танаиса был всадник в плаще, с длинными волосами и бородой, символизирующими текущую воду, – таким его высекали на каменных плитах алтарей. Имя бога не произносили вслух, чтобы не выдать злым духам, а называли просто Богом Внемлющим.

    Оборонительные укрепления Танаиса стали заботой жителей всего города: каждый год они выбирали девять эпимелетов – почетных попечителей градостроительных дел, а некоторые богатые граждане возводили на свои средства даже целые башни и оставляли на них памятные надписи в назидание потомкам.

    Едва город обрел возможность защищаться, в нем вновь оживились торговля и ремесла. У пристани появились торговые корабли из Пантикапея, Херсонеса, Синопы. Купцы-перекупщики из Танаиса повезли товары вверх по Танаису и в Великую степь. Приток богатств усилил никогда не угасавшее стремление танаитов к самостоятельности в торговле. Они уже не хотели быть посредниками между пантикапейцами, херсонеситами, синопцами и степными народами. Они мечтали собственными кораблями бороздить Понт. Не случайно в Танаисе увеличилось число поклонников Афродиты Апатуры, покровительницы мореплавания. А в праздники Артемиды Таврополы – артемисии – многие мужчины возродили древний обычай надрезать кожу на горле в честь неприступной девственницы, владычицы доков.

    Но робкие попытки купцов, посылавших свои делегации к боспорскому царю выпрашивать мелкие подачки, смешили Диона. Он помышлял о большем, неизмеримо большем – о полной независимости от Пантикапея, о слиянии разноплеменных варваров и эллинов в одно мощное государство.

    Мечта стать вторым Прометеем, который принесет варварам огонь эллинской цивилизации, владела честолюбивым Дионом давно. И он упорно, годами, ждал удобного случая. Не только ждал, но и готовился. Когда танаиты, после смерти эллинарха Психариона, сына Фидана, избрали на эту должность своего любимого стратега, он постарался на следующих выборах провести диадохом11   Диадох – выборное должностное лицо, являющееся кандидатом для замещения эллинарха, его помощник.

    [Закрыть] и архонтами нужных ему людей. Он создал даже собственный фиас12   Фиас – религиозный союз, имеющий свой особый устав.

    [Закрыть], куда входили его соратники – участники боевых походов, юноши из лучших семей, готовые за свободу отдать жизнь, и даже рабы из пленных сарматов, предпочитающие бунт жалкому существованию в рабстве.

    Фиас Диона не был единственным в Танаисе. Существовали фиасы купцов, судовладельцев, конных воинов, жителей прибрежной части города и другие. Избрав себе в покровители какое-либо божество, фиасоты зашифровывали его имя псевдонимом вроде Бога Высочайшего или Бога Бдящего и высекали на камне его атрибуты вместе с посвятительной надписью своего союза боспорскому царю. А поскольку богов было много, а царь в Боспоре один, то он по сути дела являлся хозяином всех фиасов. Организаторы фиаса просили тайное свое божество усыновить их и потому получали звание усыновленных Богом, а друг друга называли братьями. Новые члены, вступающие в фиас, некоторое время проходили курс кандидатов и назывались братьями-приемышами.

    На звание созданного Дионом фиаса было обычным – «Фиас Бога Внемлющего». Но посвятив его речному богу Танаису, Дион опустил из надписи имя царя. И собравшиеся в подземном святилище Диона «усыновленные Богом братья» горячо поклялись держать в глубокой тайне все дела своего союза. Эллинарх Дион был избран жрецом фиаса и старейшиной «усыновленных». Воспитание же молодых фиасотов – «братьев-приемышей» – поручили диадоху Агесилаю, отдав ему почетную, должность гимнасиарха13   Гимнасиарх – человек, обучающий профессиональных атлетов; здесь – воспитатель молодежи.

    [Закрыть] и возложив на него ответственность за их военную подготовку. Фиасу могли потребоваться руки, умеющие держать меч.

    Дион забрал Аполлония из храмовой школы и не стал нанимать для него специальных учителей, боясь испортить то хорошее, что успела привить сыну Эвтерпа. Он сам обучал его грамоте, праву, философии, закалял физически. Окрепнув, юноша научился владеть копьем, мечом, луком, освоил искусство кулачного боя, конной езды и мореплавания, на равных с рабами занимался ремеслами. А познания его в философии были столь обширны, что во всем Танаисе не находилось достойного ему противника.

    Под силу была Аполлонию и пятидневка Афины – особый цикл военных упражнений, рассчитанный на предельную нагрузку воина в походе и в бою. Достаточно возмужавших юношей – эфебов – собирали в отдельную группу и периодически проводили с ними военные игры, посвященные величественной деве – богине Афине Палладе, – в городе у края Великой степи каждый должен быть воином. В первый день юноши пробегали в полном вооружении тридцать два с половиной стадия. На второй день чистили и точили оружие. На третий – бились на палках, словно на настоящих мечах, метали дротики, стреляли из лука. Четвертый день, отдыхая, слушали рассказы бывалых воинов, а на пятый – снова бегали в полном вооружении. Венок из амарантов – шуточная награда за выносливость – неизменно украшал голову Аполлония, сына Диона.

    * * *

    Каждый, кто входил в город со стороны пристани, невольно обращал внимание на большую вывеску таверны, расположенной напротив ворот. Вывеску украшала огромная голова барана с круто завитыми рогами, причем к нарисованной голове были приделаны настоящие рога, да так искусно, что издали она казалась головой живого барана, который высунулся на улицу и с любопытством разглядывает прохожего, словно определяя, занесет он владельцу таверны денарий14   Денарий – древнеримская серебряная монета, имевшая хождение в Боспорском царстве.

    [Закрыть] или пройдет мимо. Ниже головы крупными неровными буквами было написано:

    «Здесь Гермес обещает барыш, Дионис – здоровье, а хозяин Агафий – приют и обед. Тот не пожалеет, кто сюда войдет. Заметь это, путник!»

    И путник замечал.

    Посетителями таверны были в основном матросы со стоявших у пристани кораблей, прибывшие на торжище угрюмые степняки и другие пришлые люди, которых заносит в город попутный ветер…

    В низком полутемном помещении таверны обычно встречались молодые братья по фиасу Бога Внемлющего. Владелец таверны Агафий был свой человек, из «усыновленных». Именитые горожане и боспорские воины здесь не показывались. Разноплеменные посетители из чужаков царских фискалов не интересовали. Из танаитов собирался тут простой люд, иногда захаживали рабы, у кого заводился лишний обол15   Обол – мелкая монета.

    [Закрыть].

    Не было ничего подозрительного в том, что здесь стали появляться молодые люди из богатых семей. Они были свободны и могли встречаться где угодно. Расположившись в полумраке комнаты за кружкой кислого, разбавленного ключевой водой вина и миской бобовой каши под рыбьим соусом, они яростно, до хрипоты, спорили о том, осталась ли еще в гражданах Танаиса хоть капля того мятежного духа, который побудил царя Полемона предпринять карательную экспедицию против города.

    Братья по фиасу уходили к варварам, выступали на рыночной площади, в храмах, на собраниях. Они несли эллинам и туземному населению Танаиса идею Великого объединения. Их слушали, посмеивались, но не принимали всерьез.

    На своих же тайных сборах в подземном святилище под домом Диона молодые фиасоты жгли на алтаре речного бога сухие листья лавра с написанным на них именем царя Тиберия Ининфимея, лепили его изображение из воска, а некоторые отчаянные головы даже вызывались тайно пробраться в Пантикапей, чтобы достать отпечаток ноги Царя на быстро твердеющей глине и затем обжечь в огне… Все это должно было принести ненавистному тирану несчастье.

    * * *

    Уже более двух месяцев Дион не занимался делами фиаса. Он вел по поручению боспорского царя трудные переговоры с вождями сарматских и меотских племен. Тиберий Ининфимей задумал присоединить к своим азиатским владениям земли гениохов и теперь искал союзников среди степняков, чтобы обрушить мощь их конницы на воинственных сынов кавказских предгорий. Но вожди не хотели войны. Не был заинтересован в успехе переговоров и танаисский эллинарх; наоборот, он старался восстановить степных владык против Боспора. Внешне все выглядело весьма благопристойно, никто не смог бы обвинить Диона в двойной игре, а провал переговоров объяснил бы неуступчивостью варваров. Исподволь же эллинарх подготавливал их к мысли о необходимости объединения в одно государство с отложившимся от Боспора Танаисом.

    И, конечно, переговоры провалились.

    Вернувшись в Танаис, Дион почувствовал резкую перемену в настроении фиасотов. Их воинственный дух заметно умерился, речи по адресу Ининфимея стали более миролюбивыми. Хотя никто вроде бы и не отказывался от прежних планов, но Дион видел: в фиасе что-то произошло.

    Все стало понятно ему после того, как однажды, поздно вернувшись домой, он услышал в подземном святилище сдержанный шум, который возникает всегда там, где собирается много людей. Потом до слуха донесся гнусавый голос, показавшийся Диону знакомым:

    – И сказал им тогда Иисус: не думайте, что я пришел нарушить закон. Не нарушить пришел я, но исполнить. – Голос проповедника звучал проникновенно, страстно. – Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб? А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит по правой щеке твоей, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду.

    И так неожиданна была эта проповедь здесь, в подземном святилище Бога Внемлющего, что Дион в изумлении продолжал слушать.

    – Молитесь за обижающих вас и гонящих вас, братия, чтобы слово господне распространялось и прославлялось, чтобы избавиться нам от беспорядочных и лукавых людей, ибо не во всех вера. Увещевайте и вразумляйте их словом божиим. Посеянные мною в ваши бесхитростные сердца семена истины дают обильные всходы. Мне радостно, братия, опекать ваши души, лелея эти всходы, оберегая их от зноя и остуды…

    Назад к карточке книги "Пылающие алтари"

    itexts.net

    Пылающие алтари – книга в нашей бесплатной библиотеке

    1. Главная
    2. Книги
    3. Пылающие алтари

    Пылающие алтари

    Аннотация

    Время действия повести — III век н. э. Место — древний город Танаис и придонские степи — кочевья сарматских племен. В трудных жизненных исканиях главного героя повести Диона, стратега и эллинарха Танаиса, а впоследствии предводителя войска одного из сарматских племен — сираков, выражены ненависть к рабству, стремление к правде и справедливости, вера в высокое предназначение человека на Земле. Книга адресована молодежи. Год издания: 1978 Формат: fb2 Язык: ru Размер: 683 Kb Скачиваний: 369

    Дополнительная информация

    Владимир Алексеевич ПОТАПОВ ПЫЛАЮЩИЕ АЛТАРИ Редактор В. В. Безбожный Художественный редактор 3. А. Лазаревич Художник Д. И. Кобрин Технический редактор Л. М. Криволап,ова Корректор С. В. Рыбалкина И Б № 528. Изд. № 59/13097. Сдано в набор 3-VII 1978 г. Подписано к печати 12.09 1978 г. ПК 14717 Формат 70 x 90/32. Бумага тип. № 3. Академическая гарнитура. Высо,кая печать. Объем 7,5 физ. п. л 8,77 усл. п. л., 9,04 уч.-изд. л. Тираж 65 000. Заказ № 108 Цена 25 коп. Ростовское книжное издательство, г. Ростов-на-Дону Красноармейская, 23. Типографи,я им. М. И. Калинина. Ростовского управления издательств, полиграфии и книжной торговли, г. Ростов-на-Дону, 1-я Советская, 57.

    Содержание

    1. Вступительное слово Б. В. Изюмского
    2. ТАНАИС
    3. Юность стратега
    4. Эвтерпа
    5. Фиас Бога Внемлющего
    6. Невольничий рынок
    7. Бог раба Игнатия
    8. У башни славы
    9. Ладья смерти
    10. ДЕТИ ВОЛКА
    11. Степная царица
    12. Белые птицы удачи
    13. Гобрий
    14. Совет вождей
    15. Бородатый хромец и Сердитые
    16. Под свист дракона
    17. Быки и дромедары
    18. ДЕВУШКА С ЗЕЛЕНЫМИ ВОЛОСАМИ
    19. Керы города Танаиса
    20. В плену у Роксоланов
    21. Миссия Анта
    22. Завещание старой жрицы
    23. Ты инородец, эллин!
    24. Засада у Волчьей балки
    25. Жертва Ахардею

    Цитаты

    Шиллер Там, где слабый в ужасе сдается, Сильный победит судьбу.

    loviknigu.ru