Береги глаз смолоду! Гигиена чтения для школьника. Расстояние книга


Книга Расстояние читать онлайн Хелен Гилтроу

Хелен Гилтроу. Расстояние

 

 

Пролог

 

День 25: воскресенье КАРЛА

 

Мои волосы в крови. Прошло двенадцать часов, а волосы все еще в крови.

– Вы в порядке?

Женщина-констебль, дежурящая у двери, смотрит на меня из висящего в ванной зеркала. Грубое нарушение правил: ей было приказано не разговаривать со мной. Должно быть, она думает, что я потеряю сознание.

Пальто у меня забрали еще вчера на месте происшествия: кровь просочилась сквозь подкладку. Лицо тоже было в крови – ее стер врач, который осматривал меня, прежде чем дать разрешение на допрос. Руки также перепачканы кровью, она затекла в каждую складку и под ногти; приходится раздирать кожу, чтобы вычистить ее засохшие следы.

Про волосы мне ничего не сказали.

Перебираю их руками. Коричневые клейкие сгустки прочно слиплись. Мне бы сейчас ножницы, я бы их вырезала.

Не думай об этом. Не надо.

Сейчас воскресенье, четыре утра. Так, по крайней мере, говорят часы. Последний раз я спала, часто просыпаясь, в ночь пятницы… Как мне тогда казалось, у нас был план. Но я перестала обманывать себя, что у меня все под контролем. Можно было предположить, как все будет.

Сейчас я одна в туалете в полицейском участке, рассматриваю в зеркало свои волосы, стараясь не обращать внимания на затягивающийся в груди узел, пытаюсь взять себя в руки и вспомнить все произошедшее. Сколько раз я прокручивала в голове эту ситуацию? Но все прошло не так, как я представляла.

Всю свою сознательную жизнь я посвятила погоне за информацией и ее последующему анализу: цифры и холодные факты. Я полагала, что это будет лишь очередное дело. И я смогу остаться невозмутимой и рассудительной, как настоящий профессионал.

Я не могла представить, как мне будет больно.

Женщина-констебль по-прежнему внимательно следит за каждым моим движением.

– Все нормально, – говорю я, – правда, – и стараюсь улыбнуться, косясь на ее лицо в зеркале, но не могу скрыть изможденности и бессилия.

Она отводит взгляд и произносит:

– Пора возвращаться.

 

В комнате для допросов чашка остывшего кофе на столе рядом со мной покрылась зеленовато-белой пенкой. В желудке дрогнуло, и я отставляю чашку подальше. Вошедшая следом за мной женщина быстро реагирует:

– Принести свежий?

– Нет.

Слишком грубо, она ведь добра ко мне .

– Спасибо, не стоит, – пытаюсь я улыбнуться.

Она берет чашку и выходит, закрыв за собой дверь. Из коридора доносятся голоса, затем все смолкает. Я одна.

Больше всего на свете мне хочется уронить голову на стол и зарыдать.

Но они могут в любую минуту вернуться и вновь приступить к допросу. Итак, еще раз сначала, Шарлотта . Что я видела? Что слышала? Они принимаются рассматривать каждую мелочь под разными углами, особенно выделяя нестыкующиеся детали. Им надо точно понять, как много я знаю или как мало.

Что ж, я вновь начну с самого начала, которое представляет историю разумной и содержательной, а мое участие вполне безобидным. Но существует еще и другое начало.

Десять лет назад. Незнакомый мужчина сидит в здании склада, лицо его освещено, а выражение как у человека, который должен все понимать, но не понимает.

Восьмое декабря, чуть больше года назад: по коридору идет женщина в темном пальто с непроницаемым выражением лица.

Или, например, четверг в январе этого года, менее четырех недель назад, когда меня нашел Саймон Йоханссон и я впервые услышала об этом невероятном деле.

 

Часть первая

 

Глава 1

 

 

День 1: среда – день 2: четверг КАРЛА

 

Я всегда знала: прошлое меня настигнет – несмотря на все меры предосторожности, запутанные следы, выдуманные истории и все прочее, что я сделала для того, чтобы от него дистанцироваться.

knijky.ru

Расстояние между нами (Кейси Уэст) читать онлайн книгу бесплатно

Впервые на русском языке! Мировой бестселлер! Семнадцатилетняя Кайман считает, что люди делятся на богатых и на тех, кто им что-нибудь продает. Она относится ко второму типу. После школы Кайман работает в магазине фарфоровых кукол. Стоять за прилавком - не самое ее любимое занятие. Поэтому она придумывает себе развлечение - наблюдать за богачами и потешаться над ними. В один прекрасный день в магазин заходит Ксандер. Он красив, обаятелен, уверен в себе и невероятно богат. После этой встречи жизнь Кайман изменится навсегда. Девушка знает, что доверять богатым нельзя, но чем больше она общается с Ксандером, тем больше ее влечет к нему.

О книге

  • Название:Расстояние между нами
  • Автор:Кейси Уэст
  • Жанр:Современные любовные романы
  • Серия:-
  • ISBN:978-5-386-09651-9
  • Страниц:53
  • Перевод:О. М. Медведь
  • Издательство:Рипол Классик
  • Год:2016

Электронная книга

Глава первая

Глаза буквально прожигают дыру в странице. Я должна это знать. Обычно я с легкостью разделываюсь с подобными задачами, но сейчас решение не приходит в голову. Раздается звон дверного колокольчика, и я быстро убираю домашнее задание под стойку и поднимаю взгляд. В магазин заходит парень с сотовым.

Что-то новенькое.

Не сотовый, конечно, а парень. Я не хочу сказать, что мужчины в принципе не заглядывают в кукольный магазин… Хотя, что уж тут, мужчины и правда не часто к нам заходят. Такое случается лишь несколько раз за год, не чаще. Если же они все-таки появляются на пороге, то, как правило, следуют по пятам за женщинами и выглядят при этом крайне смущенными… или заскучавшими. Но этот парень другой. Он один. Ведет себя уверенно. Так уверенно, как может вести себя только человек с деньгами… Большими деньгами.

Я слегка улыбаюсь. В нашем неб...

lovereads.me

Книга: Расстояние

Гилтроу ХеленРасстояниеШарлотта Элтон - богатая утонченная светская львица. Карла - суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Центрполиграф, Шедевры детектива №1 Подробнее...2015791бумажная книга
Гилтроу ХеленРасстояниеШарлотта Элтон - богатая утонченная светская львица. Карла - суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Центрполиграф, (формат: 60х90/16, 446 стр.) Шедевры детектива №1 Подробнее...2015434бумажная книга
Хелен ГилтроуРасстояниеШарлотта Элтон – богатая утонченная светская львица. Карла – суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Центрполиграф, (формат: 60х90/16, 446 стр.) электронная книга Подробнее...2014249электронная книга
Хелен ГилтроуРасстояниеШарлотта Элтон – богатая утонченная светская львица. Карла – суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Некрасова Тамара, (формат: 60х90/16, 446 стр.) Подробнее...2015бумажная книга
Хелен ГилтроуРасстояниеШарлотта Элтон—богатая утонченная светская львица. Карла—суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства — (формат: 60x90/16 (145х215 мм), 448стр. стр.) Иностранный детектив Подробнее...2015315бумажная книга
Хелен ГилтроуРасстояниеШарлотта Элтон — богатая утонченная светская львица. Карла — суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного — Центрполиграф, (формат: 60x90/16 (145х215 мм), 448стр. стр.) Подробнее...2015299бумажная книга
Георгий ЛевченкоРасстояниеЖивя в век просвещения, высоких технологий, мы всё ещё мало что знаем о прошлом даже самых близких людей и, наверное, никогда уже не узнаем — ЛитРес: Самиздат, (формат: 60x90/16 (145х215 мм), 448стр. стр.) Подробнее...бумажная книга
Гилтроу ХеленРасстояниеШарлотта Элтон - богатая утонченная светская львица. Карла - суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Центрполиграф, (формат: 60x90/16 (145х215 мм), 448стр. стр.) Иностранный детектив Подробнее...2017286бумажная книга
Гилтроу ХеленРасстояниеШарлотта Элтон - богатая утонченная светская львица. Карла - суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Центрполиграф, (формат: 60x90/16 (145х215 мм), 448стр. стр.) Детектив Подробнее...2017156бумажная книга
Гилтроу Х.РасстояниеШарлотта Элтон — богатая утонченная светская львица. Карла — суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Центрполиграф, (формат: 75x100/32, 448 стр.) шедевры детектива №1 Подробнее...2017173бумажная книга
Гилтроу Х.РасстояниеШарлотта Элтон - богатая утонченная светская львица. Карла - суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — Центрполиграф, (формат: Мягкая глянцевая, 446 стр.) Подробнее...2017228бумажная книга
Хелен ГилтроуРасстояниеШарлотта Элтон - богатая утонченная светская львица. Карла - суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства — (формат: 120x185мм, 446 стр.) Иностранный детектив Подробнее...2016134бумажная книга
Гилтроу ХеленРасстояниеШарлотта Элтон - богатая утонченная светская львица. Карла - суперспециалист по информационной безопасности, в прошлом сотрудник секретного ведомства. В многомиллионном Лондоне ни одна душа не… — ЦЕНТРПОЛИГРАФ, (формат: 120x185мм, 446 стр.) Подробнее...2017163бумажная книга
Владимир ВойновичРасстояние в полкилометра — Эксмо, электронная книга Подробнее...196119.99электронная книга
Гилтроу Х.Расстояние: роман — Центрполиграф, (формат: 60х90/16, 446 стр.) шедевры детектива №1 Подробнее...2015494бумажная книга

dic.academic.ru

Береги глаз смолоду! Гигиена чтения для школьника | Здоровье ребенка | Здоровье

Как правильно читать? Как долго можно читать? Почему вредно «зачитываться», лёжа на диване?

Об этом и многом другом рассказала главный офтальмолог МЕДСИ, врач высшей категории Донцова Светлана Михайловна.

Как правильно организовать рабочее место ребёнка, чтобы снизить нагрузку на глаза во время чтения?

Самым удобным и правильным местом для чтения является специально адаптированные под ребёнка стол и стул. Место должно быть организовано так, чтобы ноги ребёнка были согнуты под углом в 90 градусов и касались пола, чтобы спина была прямая – ребёнок не должен наклоняться или «зависать» над столом. Высота стола должна быть почти на уровне грудной клетки. Расстояние от книги до глаз ребёнка – 40–45 сантиметров. Саму книгу следует держать в наклонном положении.

Стол должен находиться в самом освещённом месте комнаты, желательно, около окна, чтобы на книгу падал естественный свет и не было теней. Естественный свет – самое лучшее освещение для чтения.

Автор фото: globallookpress.com

Учитывая тот факт, что на сегодняшний день почти у всех школьников есть компьютеры на рабочих столах, необходимо установить монитор так, чтобы не было бликов от окна, а также от верхнего или от локального освещения.

Так как световой день становится всё короче, то для правильной организации чтения необходимо как общее освещение, так и локальное – то есть на столе у ребёнка должна быть настольная лампа – это обязательный атрибут для школьников.

Если ребёнок правша, то настольная лампа должна стоять слева, если левша, то справа – чтобы тени не падали на книгу.

Как долго можно читать?

Продолжительность непрерывного чтения должна быть чуть меньше, чем в школе. Есть нормы для школьника младших классов: 30 минут работы – чтение или выполнение школьного домашнего задания – и потом обязательный перерыв-отдых. Старший школьник может без вреда для глаз выдержать 45–50 минут непрерывного чтения. Если ребёнок работает на компьютере, то перерыв должен быть чаще.

Схема работы за компьютером для младших школьников – это 15 минут работы и 30 минут перерыва. Для учащихся средней и старшей школы – 30 минут работы и не менее 10 минут перерыва. В целом, детям не рекомендуется проводить за компьютером более двух часов.

Организация перерыва

Во время перерыва важно не только отвлечься от работы – будь то школьные уроки или чтение – но и сделать гимнастику для глаз и мышц шеи и спины. Можно потянуться, разогнуться, встать и сделать несколько приседаний, размять мышцы шеи. Основная задача гимнастики для глаз – это размять все наружные мышцы глаза:

– нужно поводить глазными яблоками в разные стороны, влево-вправо;

– сделать несколько круговых движений глазами, будто рисуя взглядом круг;

– поморгать;

– посмотреть в окно и сконцентрировать взгляд на чём-нибудь далёком.

Вынужденная поза – она очень утомительная для детей. Дети не всегда замечают усталость, особенно, если им интересно и они увлечены книгой. В результате ребёнок начинает наклоняться вниз или в сторону не от того, что ему плохо видно, а потому что устала спина. В результате возникает деформация спины, позвоночника, неправильная осанка и повышенная утомляемость.

Автор фото: globallookpress.com

На диване или в кресле?

Многие дети, как и взрослые, любят читать полулёжа в кресле или даже лёжа на диване. При этом читать лёжа не рекомендуется никому, так как не только формируется неправильное положение головы, но и освещение, скорее всего, будет неправильным – на книгу будут падать тени. Кроме того, лёжа очень трудно удержать правильное расстояние от текста до глаз – 40 сантиметров. И самое главное – нарушается положение глаз. В положении лёжа получается, что ребёнок читает полузакрытыми глазами, что приводит к астигматизму. У человека сам глаз мягкий, и полуприспущенные веки придавливают глаз, меняют преломление световых лучей и искажают зрение. В результате устаёт глаз. Так что в положении лёжа читать нежелательно.

Также важно помнить, что дети копируют взрослых, поэтому если они видят, что мама с папой читают лёжа, то им очень сложно объяснить, насколько это вредно для зрения. Если взрослый глаз уже адаптирован, устойчив, то детский только формируется и растёт, он не привычен к экстремальным нагрузкам, и неправильное положение может привести к проблемам со зрением, в частности, к близорукости.

Читать полулёжа в кресле можно, если расслабиться, занять удобную позу и поставить рядом дополнительное освещение. Конечно, лучше всего читать сидя за столом, но, как правило, спина тоже устаёт, и поэтому можно провести время с книгой и на диване или в кресле, главное – читать сидя и организовать себе хорошее освещение.

Нормы чтения

Нормы чтения зависят от возраста ребёнка и от того, какие у него нагрузки в школе, ведь чем старше ребёнок, тем больше домашних заданий. Для младших школьников 30 минут чтения в день – вполне достаточно. Максимум – два часа, но обязательно с перерывами и выполнением гимнастики. В любом случае, ориентироваться надо на ребёнка.

Если ребёнок устал, жалуется, что у него болят глаза, болит голова – то, конечно, заставлять его читать дальше нельзя. Дети все разные и все они по-разному устойчивы к зрительным нагрузкам.

Если говорить о старших школьниках, то им можно читать и более четырёх часов в день, но также обязательно нужно делать перерывы. Нагрузка обязательно должна быть разнообразной.

Если ребёнок чувствует сильную усталость после выполнения домашней работы и чтения, то самое лучшее – это выйти на прогулку. Регулярные, а лучше каждодневные прогулки в любую погоду являются важным условием для сохранения хорошего зрения.

 

Нажмите для увеличения

www.aif.ru

10 лучших книг о любви на расстоянии 1. Одиночество в сети Януш

10 лучших книг о любви на расстоянии

1. "Одиночество в сети" Януш Леон ВишневскийОдин из самых пронзительных романов о любви, вышедших в России в последнее время. "Из всего, что вечно, самый краткий срок у любви" - таков лейтмотив европейского бестселлера Я.Л.Вишневского. Герои "Одиночества в Сети" встречаются в интернет-чатах, обмениваются эротическими фантазиями, рассказывают истории из своей жизни, которые оказываются похлеще любого вымысла. Встретятся они в Париже, пройдя не через одно испытание, но главным испытанием для любви окажется сама встреча…

2. "Поющие в терновнике" Колин МаккалоуКолин Маккалоу создала эту книгу - и навеки вписала свое имя в "золотой фонд" высокого любовного романа. Нора Галь перевела эту книгу на русский язык - и сделала читательницам нашей страны бесценный подарок.Читательницам, которые стали шить себе платья фасона "фокстрот" и цвета "пепел розы".Читательницам, которые искренне переживали радость, страсть и боль истории любви Мэгги Клири и Ральфа де Брикассара. Истории любви, не имеющей себе равных!

3. "Королек - птичка певчая" Решад Нури ГюнтекинРоман, который стал для турецкой литературы примерно тем же, чем `Джейн Эйр` для английской литературы, `Унесенные ветром` - для американской, а `Страница любви` - для французской. Перед вами - история женской судьбы, одновременно и глубоко лиричная, и весьма значительная. История, в кажущейся поэтичной простоте которой скрыто очень и очень многое…

4. "Не верю. Не надеюсь. Люблю" Сесилия АхернПочти пятьдесят лет жизни главных героев уместилось в эту книгу, состоящую из нескольких сотен писем.Второй роман молодой ирландской писательницы Сесилии Ахерн - это история о том, сколько времени иногда требуется, чтобы найти свою настоящую любовь. Особенно, если она совсем рядом.

5. "Роман о Тристане и Изольде" В переложении Ж. БедьеСтихотворная повесть о Тристане и Изольде в Средние века была едва ли не самым распространенным произведением. Имена героев, которых связала пылкая и трагическая страсть, стали поистине нарицательными.Видный французский ученый Ж.Бедье в начале XX века собрал дошедшие до нас отрывки многочисленных обработок и в сущности реконструировал этот сюжет, создав текст, несомненно обладающий познавательной и поэтической ценностью.

6. "Лучшее средство от северного ветра" Даниэль ГлаттауэрИнтернет-переписка Эмми и Лео - виртуозно и остроумно написанная история случайной встречи двух одиночеств в Сети. В их мейлах нет пауз. Их мысли неудержимым потоком несутся на монитор и превращаются в текст книги. Их диалог спонтанен, полон энергии, жизни и переживаний. Но выдержат ли чувства героев встречу в реальной жизни? Ведь северный ветер дует им прямо в лицо..."Лучшее средство от северного ветра" Даниэля Глаттауэра - блестящий жизнеутверждающий роман в письмах, сразу ставший бестселлером и принесший автору мировую известность. Только в Австрии тираж книги превысил 850 тысяч экземпляров. Роман переведен на 32 языка, его читают в Европе, Америке и Азии.

7. "Где ты?" Марк ЛевиЧто нужно человеку для счастья? Способна ли взаимная любовь удержать от поисков смысла жизни?"Где ты?" - психологическая драма. Красивая история любви. Роман о том, что каждый выбирает свой путь... Хотя многое в жизни предопределено детскими мечтами и кошмарами.Главные герои Филипп и Сьюзен могли бы стать идеальной парой, когда их детская дружба переросла в серьезную любовь, но... некая сила заставляет девушку бежать от семейного благополучия на край света. Что обретает она среди беснующихся ураганов и их бесконечных жертв? Куда уводят мечты и какова их цена?События развиваются на фоне реальных войн и природных катаклизмов, подчеркивающих хрупкость человеческого существования.

8. "Музей невинности" Орхан ПамукЭта история любви как мир глубока, как боль неутешна и как счастье безгранична. В своем новом романе, повествующем об отношениях наследника богатой стамбульской семьи Кемаля и его бедной далекой родственницы Фюсун, автор исследует тайники человеческой души, в которых само время и пространство преображаются в то, что и зовется истинной жизнью.

9. "Письмовник" Михаил ШишкинМихаил Шишкин - прозаик, разрушивший миф о том, что интеллектуальная проза в России - достояние узкой читательской аудитории. Его романы, удостоенные престижных литературных премий, - всегда событие и… всегда загадка.В новом романе "Письмовник", на первый взгляд, все просто: он, она. Письма. Дача. Первая любовь. Но судьба не любит простых сюжетов. Листок в конверте взрывает мир, рвется связь времен. Прошедшее становится настоящим: Шекспир и Марко Поло, приключения полярного летчика и взятие русскими войсками Пекина.Влюбленные идут навстречу друг другу, чтобы связать собою разорванное время.Это роман о тайне. О том, что смерть - такой же дар, как и любовь.

10. "Одиночество простых чисел" Паоло ДжорданоМаттиа думал, что они с Аличе - простые числа, одинокие и потерянные. Те числа, которые стоят рядом, но не настолько ?6?

Похожие статьи:
Что почитать → АЛЕКСАНДР ТВАРДОВСКИЙ. ВАСИЛИЙ ТЁРКИН (Книга про бойца)
Что почитать → Только детские книги читать, Только детские думы лелеять, Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. (Осип Мандельштам)
Что почитать → Христос и Бог! Я жажду чуда Теперь, сейчас, в начале дня! О, дай мне умереть, покуда Вся жизнь как книга для меня. (стихи Марина Цветаева)
Что почитать → Надпись в альбом Пусть я лишь стих в твоем альбоме, Едва поющий, как родник Ты стал мне лучшею из книг, А их немало в старом доме! (стихи Марина Цветаева)
Что почитать → Продав Сну шубу моя ничего не стоит , старинную люстру, красное дерево и 2 книги сборничек Версты и Феникс Конец Казановы с трудом (стихи Марина Цветаева)

wordcreak.ru

Расстояние в полкилометра. Страница 1

Владимир Николаевич Войнович

(1932).

РАССТОЯНИЕ В ПОЛКИЛОМЕТРА

Повесть

1

От Климашевки до кладбища - полкилометра. Чтобы покрыть такое расстояние, нормальному пешеходу понадобится не больше семи минут.

В воскресенье произошло небольшое событие - умер Очкин. Возле дома покойника стояла Филипповна и, удивленно разводя руками, говорила:

- Тильки сьогодни бачила його. Пишла я до Лаврусенчихи ситечко свое забрать... Хороше в мене таке ситечко, тильки з краю трохи продрано. А Лаврусенчиха давно вже взяла його, каже: "Завтра принесу". Тай не несе. Иду я, значить, тут по стежечке, колы дывлюсь: назустричь Очкин. Веселый и начи тверезый. Ще спытав: "Де идешь?" - "Та ось, кажу, до Лаврусенчихи иду ситечко свое забрать". А вин те каже: "Ну иди". А тут бачь - помер.

2

Еще сегодня утром Афанасий Очкин был совершенно здоров. Он встал, оделся, умылся подогретой водой и, пока жена его Катя готовила завтрак, пошел в сельмаг за солью. В сельмаге была крупная соль, поэтому Очкин, поговорив с продавщицей, пошел через все село в другой магазин, или, как его называли, чапок. В чапке мелкой соли тоже не оказалось, но зато был вермут в толстых пыльных бутылках. Очкин отдал продавщице Шуре все деньги, и та налила ему стакан вермута, правда, неполный, потому что у Афанасия до полного стакана не хватило двух копеек. Очкин поговорил с Шурой, потом из пивной кружки насыпал в кулечек две ложки крупной сырой соли и собрался уже совсем идти домой, да увидел двух дружков - плотника Николая Мерзликина и счетовода Тимофея Конькова, которые тоже пришли в чапок выпить. Очкин знал, что дружки ему не поднесут, но на всякий случай стал изучать взглядом консервные банки, выставленные на прилавке.

Он терпеливо рассматривал эти банки, пока Николай с Тимофеем покупали вино и закуску. Они взяли бутылку вермута, кильки в томате и сто граммов соевых конфет. Потом вышли и, расстелив на пыльной траве газету, сели в холодок под деревом. Афанасий следил за ними в окно. Он подождал, пока они распечатают выпивку и закуску, и только после этого подошел к ним.

- Приятного аппетита,- вежливо сказал он и присел рядом.

Дружки неприязненно покосились на него и, молча чокнувшись, выпили. Тимофей складным ножиком полез в банку за килькой, а Николай сплюнул.

- Вода,- сочувственно сказал Очкин.- Зеленого вина сейчас не найдешь. Моя позавчера в Макинку ездила, там тоже нет. Запрет на нашего брата накладывают.

Потом он взял в руки бутылку с остатками вина и повертел ее в руках.

- Тут на двоих уж, считай, ничего не осталось,- сказал он и с надеждой посмотрел на Николая.

- Не твое дело,- грубо сказал Николай, забирая бутылку.- Ты тридцать копеек когда отдашь?

Кроме плотницкого дела Николай знал еще парикмахерское и этим изредка подрабатывал на дому, так как парикмахерской в селе не было. Очкина он подстриг два дня назад в долг. Да вот Катя на той неделе повезет в город сметану, тогда и отдам, пообещал Очкин, с грустью наблюдая за тем, как Николай аккуратно разделил вино на два стакана.- Ну ладно, нехотя приподнялся Очкин. Надо жене кой-чего подсобить по хозяйству. До свидания вам.

Его никто не задерживал. По дороге домой он и встретил Филипповну. И Филипповна была последней из тех, кто видел Очкина живым.

3

Вернувшись домой, Очкин поругался с женой из-за потраченных на вино денег и разнервничался. Жена тоже разнервничалась. Она налила ему супу, а сама пошла в огород докапывать картошку.

Вернувшись, она увидела, что муж сидит за столом, уткнувшись в тарелку, и рыжие волосы его мокнут в гороховом супе.

Фельдшерица Нонна, осмотрев покойника, велела с похоронами обождать и пошла звонить в город, чтобы вызвать врача для установления причины смерти Очкина.

Тем временем возле хаты покойника народу скоплялось все больше и больше. Высказывались различные предположения и догадки. Филипповна, например, сказала, что Очкин, должно быть, отравился, иначе отчего бы ему ни с того ни с сего помереть.

- Будет болтать-то,- хмуро возразила только что подошедшая Лаврусенчиха.Нам, бабам, чего ни случись - лишь бы языками помолоть. Я вот сама прошлый год чуть не померла. Помнишь?

- Не помню,- сказала Филипповна.

- А я помню. А как все случилось? Торговала я в городе молочком. Стою себе за прилавком, когда подходит она. "Почем, слышь, молоко?" - "Да как у всех,говорю,- по три рубля".- "Чтой-то больно дорого",- говорит. "Куда уж,говорю,- дорого. Ты бы, слышь, сама походила бы за коровой, да поубирала бы за ней, да сена бы на зиму припасла, а потом, может, и задаром отдашь молочко". А она в этот момент на меня как глянет: "Неужто Марья Лаврусенкова?" - "Я самая",- говорю. "А меня неужто не признаешь? Я ж прошлый год у вас в Климашевке, почитай, целый месяц жила. Давненько не виделись".- "Давненько",говорю. А сама про себя думаю: "Я тебя и сейчас бы не видела, кабы ты не пришла". А она меня давай нахваливать: "Уж ты, слышь, и справная стала, и гладкая, и на личность вся розовая, прямо кровь с молоком". А сама как зыркнет на меня своими глазищами, как зыркнет. Мне сначала будто и ни к чему. А потом я подумала: "Ба-атюшки, так она ж меня сглазит!" И сразу в сердце у меня будто что оборвалось. Схватила я свои бидоны и, даром что за место было уплочено, кинулась на автобус. Да насилушки до дому добралась. Да потом цельну неделю пролежала. Спасибо, люди добрые бабку из Мостов призвали, и она меня заговором да студеной водой выходила. Вот как бывает, - заключила Лаврусенчиха и снисходительно посмотрела на Филипповну.

Потом она склонила голову набок и прислушалась. За окнами очкинской хаты голосила вдова.

- Густо орет,- строго сказала Лаврусенчиха, - густо. Помню, матушка моя, как брат ейный, дядя мой значит, в крушение попали, так она уж так убивалась, так кричала. Тонко да с надрывом. Аж сердце холонуло. Ну ладно,- сказала она, помолчав.- Пойду спрошу у Кати, может, чего подмогнуть надо.

4

Солнце передвинулось к зениту, тень ушла, а Николай и Тимофей сидели на старом месте и спорили о том, сколько колонн у Большого театра. Тема спора была старая. Когда-то они оба в разное время побывали в Москве и с тех пор никак не могли решить этот вопрос и даже заспорили на бутылку водки. И не то чтобы делать им было нечего. Просто оба любили поспорить, а помочь им никто не мог. Остальные жители или вовсе не бывали в Москве, или бывали, да не считали колонны.

www.booklot.ru

Читать онлайн книгу «Расстояние между нами» бесплатно — Страница 1

Расстояние между нами

Глава 1

Сейчас только десять утра, а я уже возвращаюсь с работы. Весьма необычное чувство. Особенно, когда изо дня в день следуешь строго своему графику, даже не намереваясь хотя бы поменять местами некоторые пункты в нем.

Мимо меня мелькает множество разноцветных домиков. Сколько живу в этом городе, но не устаю удивляться и восхищаться местной архитектурой, не взирая на то, что в одном из таких домиков живу и я сама. В детстве я смела думать о том, что живу в пряничном домике, как в сказке. Однажды по своей глупости, я хотела попробовать «на вкус» свой дом и сломала зуб, пытаясь прокусить стены своей комнаты. Я долго плакала. Даже не вспомню, из-за зуба или из-за разрушенной иллюзии.

Проходя через Синий мост, что стоит на реке Амстел, останавливаюсь. Группа туристов, что решила сфотографирафироваться на фоне реки немного задержала движение. Какой-то мужчина, что стоял позади меня крикнул, чтобы они поторапливались, так как он сильно спешил. На непонятном мне языке, женщина лет сорока с огненно-рыжими волосами (одна из туристок) что-то буркнула ему в ответ, но, в конце концов, движение снова пошло.

Перейдя мост, я остановилась у витрины одного антикварного магазина. Моя мама помешана на антиквариате, у неё буквально мания на все эти старые, покрытые пылью и никому не нужные штучки. После того, как мой отец купил себе новую машину, нам приходится немного экономить. Мама экономит на антиквариате, отец на книгах (он обожает их, у нас есть отдельная комната-библиотека, где он хранит их), а я… А я, в принципе, зарабатываю уже сама, и моих денег мне пока что вполне хватает.

Стою возле витрины и заглядываю внутрь. Моя мать просит меня делать это, чтобы докладывать ей, что появилось новенького, а что из понравившегося ей раньше уже продали. Ну, вот, старый диван с кашемировой обивкой на ножках в форме львиных лап уже продали. Он ей так сильно нравился, поэтому чувствую, что сегодня без слёз не обойдется.

Чувствую, как кто-то тормошит меня за плечо. Мои глаза расширяются, а на лице расплывается глупая улыбка. Я уже была готова к тому, что это будет кто-то из знакомых. Жутко не люблю встречать кто-то, к примеру, из своих бывших одноклассников в городе, ведь многие из них поступили или в колледж, или в университет, а я осталась в городе. Я прямо-таки ненавижу, когда они приглашают меня на чашечку кофе в ближайшее кафе, а потом целыми часами рассказывают о том, как удачно сложилась их жизнь. А потом на меня сыплется целый поток вопросов, вроде «А где ты учишься?», «Как ты устроилась в жизни?», «Вы с Питером до сих пор вместе?». Но самое ужасное это то, что мне нечего ответить им, ведь с момента, когда я выпустилась из школы абсолютно ничего не изменилось. А если что-то и случилось, то это точно не то, о чем я хотела говорить с почти незнакомыми мне людьми.

К счастью, это были всего лишь туристы. Меня попросили сфотографировать их на фоне старого фонаря. Такая мелочь, на которую я бы даже и не обратила внимание, проходя мимо каждый день. А ведь этому фонарю, наверняка, не меньше нескольких сотен лет.

Я улыбнулась, отдавая фотоаппарат в руки хозяев. Милая семья из пяти человек, они останавливаются и фотографируются едва ли не на каждом шагу. Таких как они в городе сотня. Таких как я, бездумно блуждающих по городу, наверное, ещё больше — тысяча.

Туриста всегда просто отличить от обычного жителя города. И различаю я их по таким признакам:

1. Туристы никуда и никогда не спешат. Разве что они могут не подоспевать за своей группой, ведь делают фотографии едва ли не на каждом шагу. В это же время обычные жители всегда в движении. Мы спешим на работу или с работы. Направление не так важно, главное быстро добраться куда-либо.

2. Туристы очень громкие. Чаще всего я встречаю американцев. Или англичан. Честно говоря, у меня нет способности различать акценты, хотя я и владею разговорным английским. Иногда встречаются японцы и китайцы, французы и немцы. Кого только не встретишь, к примеру, на Хоофтстраат, особенно в самый разгар лета. Самые громкие американцы, или англичане. Впрочем, это не важно.

3. Они ходят группами. Очень редко на улице можно встретить туриста, который будет гулять по городу в одиночку. Большинство из них собирается в группу и следует за экскурсоводом как стая барашков.

4. Вспышки от фотоаппаратов буквально везде, куда бы ты не завернул и в какой части города ты не был. Типичная для любого жителя города проблема — стараться не влезть в кадр.

Наконец, достигаю своей цели. Открываю двери небольшой, но очень уютной булочной под незамысловатым названием «Солнечная». Колокольчики весело звенят, когда я переступаю порог, но никто не обращает на меня внимания. Работа здесь кипит. Я закрываю глаза, чтобы вдохнуть запах свежеиспеченных булочек. Надеюсь, что мои любимые булочки с корицей уже готовы.

Я останавливаюсь возле стойки, где приветливая девушка с милыми косичками принимает заказы. Эта милая девушка — моя лучшая и, по нелепой случайности, единственная подруга — Агнесс. Эта булочная принадлежит её родителям и теперь летом, когда Агнесс свободна от учебы, то помогает родителям, подрабатывая в здесь. Заметив меня, я сразу же уловила недоразумение, которое возникло на её лице. Её брови нахмурились, а на лбу появились морщинки. Может, со стороны выглядело так, будто она не рада меня видеть, но на самом деле, она просто не ожидала меня видеть в булочной так рано.

— Какого чёрта ты делаешь здесь в… — она взглянула на часы, что висели на стене. — В половине одиннадцатого? Неужели Джелл наконец-то поймал тебя на опоздание и уволил? — Агнесс глупо улыбалась в то время, когда доставала с витрины для меня ароматную булочку с корицей. Указав на пластмассовый прозрачный кувшин, она будто спросила буду ли я ещё и кофе, и я кивнула ей в ответ.

— Нет. Сегодня я соврала ему о том, что опоздала на автобус, — хмыкнула я. Настоящую причину опоздания мы обе знали — я как всегда проспала.

— Тогда что ты делаешь здесь в такую рань? — Агнесс опиралась локтями о деревянную стойку и наблюдала за мной, когда я сделала глоток горячего кофе и уже обожгла себе язык.

— К Джеллу приехала его племянница на месяц…

— Боже мой! — вскрикнула Агнесс, да так, что сразу же привлекла к нам внимание некоторых посетителей. Но их интерес быстро угас, когда она тихо продолжила: — Неужели он опять заставит её работать в лавке весь месяц? — девушка произнесла это таким голосом, будто он заставлял свою племянницу заниматься проституцией, а не сидеть в сувенирной лавке. Одними лишь губами Агнесс добавила «Бедняжка», когда наливала кофе парню, что только что подошел. Мы встретились с ним взглядами, и он подмигнул мне, когда я просто закатила глаза, после чего продолжила беседу с Агнесс.

— Он называет это «познанием самой сути жизни», — я укусила булочку и корица заскрипела у меня на зубах, а сахарная пудра, словно снег, посыпалась на тарелку.

— Но знаешь, мне не жаль её, когда я понимаю, что у меня есть месяц на отдых, — продолжаю я.

— Ладно-ладно. Какие тогда у тебя планы на этот месяц? — она снова наблюдала за мной, оперевшись на локтях.

— Я… Я ещё не знаю, — я потупила глаза на кружку, которую обвила своими ладонями. Хотя на улице была довольно-таки жарко, но я была не в силах отказаться от кофе каждый раз, когда Агнесс предлагала его мне.

— Я слишком долго знаю тебя, чтобы вот так поверить тебе. Подними-ка глаза на меня, — сказала она. Её глаза сузились, ведь она искала подвох в моих словах и, по правде говоря, она таки долго меня знает.

— Ладно, я кое о чем уже подумала, — я подняла голову и посмотрела в её глаза, в которых теперь читалось победное «Я так и знала».

— Выкладывай всё быстрее! — вскрикнула в нетерпеже девушка, но на этот раз на нас уже никто не обратил внимание.

— Девушка, простите… — к стойке подошла женщина с ребёнком лет десяти. Агнесс прошептала мне «Подожди», и я кивнула ей в ответ. Оформив заказ, она принялась меня слушать.

— Я хочу поехать в Америку, — решительно заявила я, подняв вверх подбородок.

— Нет! Я даже слышать об этом не хочу, — Агнесс закрыла руками уши и демонстративно тараторила «Бла бла бла». Иногда мне кажется, что ей абсолютно всё равно, что вокруг множество незнакомых людей. Но ещё чаще мне просто приходится признавать, что всё же так и есть — ей всё равно.

— Нет, послушай меня, — я легла всем своим телом на стойку, чтобы дотянуться до её рук. Когда у меня это таки получилось, я схватила её запястья и крепко держала. — Я должна найти Питера, понимаешь? Он уехал два года назад, а год назад оборвал все связи, ничего не сказав, — я села назад, когда получила внимание Агнесс обратно. — Его мать умерла полгода назад у меня на руках, понимаешь? — молчание в ответ. — Вот именно, ты даже не понимаешь. Я хочу найти его и услышать хотя бы одно объяснение, почему он даже не приехал сюда ради неё. Можешь ещё раз осудить меня, если хочешь, но я настроена решительно, — сказала я и сделала глоток кофе, который уже немного остыл.

— Ладно, но… Америка большая, где ты собираешься его искать? — голос девушки звучал взволновано. Конечно, ведь Агнесс привыкла выигрывать почти во всех наших спорах, а сейчас ей даже не было чего мне сказать.

— Я… В общем, вот, — я полезла в свою сумочку и достала оттуда смятый «Cosmopolitan».

— Боже мой, Каролин, ты опять делаешь это? — спросила Агнесс, когда я начала разглаживать смятую бумагу. Думаю, маленькое пояснение не помешает. Когда-то я была помешана на том, чтобы покупать глянцевые журналы. У меня была такая зависимость, как сейчас у моей матери на антиквариат. Я пыталась постоянно выглядеть как девушка с обложки. Я вырывала странички с журналов, именно те, где красовались худые модели в модных платьях, что стоили почти как весь наш дом. До сих пор у меня одна стена полностью обклеена этими самыми страницами из журналов, хотя я и перестала даже пытаться стать «идеальной» девушкой.

— Нет, не опять. Просто мне было скучно в лавке, и я купила себе журнал, — недовольно буркнула я. Наверное, пока я буду жива, Агнесс будет вспоминать мою журнальную зависимость.

Я открыла журнал на нужной странице и повернула его к девушке.

— Фестиваль «Коачелла», — прочитала она заголовок.

— Чёрт, смотри на участников фестиваля!

Она пробежалась глазами и когда её глаза округлились, я поняла, что она таки нашла то, что должна была.

— «Alice in the Hunterland»? Это же группа твоего Питера? — девушка посмотрела на меня так, будто не верила тому, что только что увидела. Я живо закивала головой.

— Я подумала, что это неплохой шанс выйти с ним на связь. Я должна поговорить с ним. Даже больше, мне просто хочется взглянуть ему в глаза, понимаешь? — Агнесс грустно посмотрела на меня. Она знала нашу историю с Питером. Часто мы с ней не задевали прошлое и жили сегодняшним днем. Как бы это не давало мне покоя, я старалась не думать о том, что произошло между нами.

Мы с Питером познакомились ещё в школе. У меня перед этим было ужасное лето, поэтому новый учебный год выдался для меня в несколько раз сложнее, чем для любого другого ученика. У меня было много друзей, но после этого лета я обнаружила, что у меня, на самом деле, не было ни единого. Большинство учеников знали о том, что случилось тем летом, но никто не предпочитал говорить об этом, особенно в моем присутствии. Я больше не была той девочкой-зажигалкой, какой была раньше, я выбилась из строя.

Вернусь всё же к моменту, как я познакомилась с Питером. Это была чистой воды случайность. Я входила в комитет, что занимался подготовкой актового зала к различным мероприятиям (да, у нас в школе даже такое было). Моя робота заключалась в том, что я должна была лишь раздавать всем указания и следить за тем, как делается заданная работа. В тот год у меня не было энтузиазма заниматься этим, но моя мама сказала, что любого рода работа сможет отвлечь меня от плохих мыслей и вернуть снова к жизни. Конечно же, это мне не помогло, но я всё же не решилась сказать ей, что её совет был бездельным. Так вот, после уроков я зашла в актовый зал, который как раз готовили к осеннему балу. В то же время там был и Питер, который сидел на краю сцены и перебирал струны гитары пальцами. Я старалась не обращать на него внимание, но мне пришлось, когда он первым заговорил со мной.

— Что с тобой не так? — внезапно спросил он, бросив игру на гитаре.

Я повернула голову к нему. Сначала я тупила, ведь не могла понять, ко мне ли он вообще обращается, но когда я не обнаружила в зале больше никого, то поняла, что всё же ко мне.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что ты изменилась за это лето. Твои «друзья», похоже, больше не твои друзья. И ты ходишь, как в воду опущенная всё время. Ты вроде больше не такая, какой была раньше, — он пожал плечами.

— Чёрт, парень, я даже не знаю твоего имени. Почему я должна отвечать на твои бессмысленные вопросы, — я хотела уже развернуться и уйти. Зал был оформлен хорошо, и это была единственная вещь, за которой я сюда пришла.

— Меня зовут Питер. Может, сходим сегодня куда-то? — я стояла на месте, обдумывая его предложение. — Ты не отделаешься отговоркой, что тебе есть с кем гулять, потому что я знаю, что ты после школы возвращаешься домой и сидишь там целый день.

— Ты следишь за мной? — честно говоря, он был настолько прав, что с его рта все эти слова звучали, как оскорбление.

— Всего лишь один раз. Мне было интересно. Так что?

С этого всё началось. Пусть, Питер и не был таким уж популярным парнем в нашей школе, но рядом с ним я чувствовала себе более комфортно, чем со всеми своими бывшими друзьями. Через некоторое время я познакомилась и с его друзьями. Эти ребята действительно показали мне другой мир. Они могли веселиться, не употребляя алкоголь или наркотики, и как бы это странно не звучало, но для меня это было в новинку.

Питер создал группу, где был солистом и гитаристом одновременно. Помимо выступлений в рамках школы, они выступали ещё время от времени в различных клубах Амстердама. На одном из таких концертов я познакомилась с Агнесс (это так, между прочим).

Как только мы окончили школу, Питер решил «идти за мечтой». Он вместе с другими ребятами уехали в Америку. Питер сказал, что обязательно вернется за мной. Он попросил меня наведываться в гости к его матери, что я и делала каждый день, пока она не умерла от очередного приступа инфаркта.

Мы встречались с Питером три года, и я позволила себе поверить ему. Первые полгода мы были на связи. Мы созванивались каждый день. Не смотря на разницу с часовых поясах, мы могли звонить друг другу хоть в пять утра, хоть в три часа дня.

А потом просто он стал игнорировать мои звонки, не отвечал на мои сообщения. Просто в один момент оборвалось буквально всё. Питер изменил свой номер и теперь даже не звонил и своей матери. Одна открытка на Рождество и две на день рождение, это всё, что она получила от него. Я же — вообще ничего.

Первое время мне было действительно больно, но затем я просто смирилась с таким положением вещей. Единственный человек, который действительно поддерживал меня, так это Агнесс. Я и правда не знаю, что бы я делала без неё.

По-настоящему я возненавидела Питера, когда у его матери случился инфаркт. Я ненавидела его, сидя в больничном коридоре и дожидаясь вердикта врача. К счастью, в первый раз обошлось, и она осталась жива. Я тогда была в шаге от того, чтобы поехать в эту чёртову Америку и надрать ему задницу. Но я не могла оставить миссис Фэллер, особенно после того, что с ней случилось. Кроме меня, у неё больше никого не оставалось. Поэтому всё, что я сделала, это написала письмо Питеру на его старую электронную почту. А разве мне оставалось делать что-либо ещё?

Второй инфаркт она смогла пережить, но после третьего она умерла. Я ненавидела Питера, но отчасти себя я ненавидела больше. Мне казалось, что я могла сделать для неё больше, я думала, что смогу спасти её, но женщина умерла у меня на руках, пока скорая только была в пути.

Мне пришлось похоронить миссис Фэллер за её деньги, которые она специально когда-то оставила мне. Я пыталась отговорить её от этой затеи, но она сказала, что не знает, когда умрет, а на Питера не было никакой надежды.

Я строчила ему письмо за письмом, каждое из которых, было похоже на угрозу какого-то серийного убийцы. Но я была зла и к тому же отчаянна, поэтому не отвечала за свои слова. В одном из писем, я даже написала, что приеду в эту чертову Америку и убью его. Но Америка большая, и мои шансы найти его были ничтожны.

— У меня только есть одна проблема, — обратилась я к Агнесс, которая продолжала таращиться в страничку глянца, не веря в происходящее.

— Я могу тебе помочь?

— Займешь мне денег? Просто моих денег хватит мне только на половину билета в США.

— Да, конечно. У меня как раз сохранились деньги, которые мне подарили ещё на мой день рождения, — Агнесс мило улыбнулась. Её пальцы легко стиснули мою руку.

После этого, я всё же допила свой холодный кофе и доела булочку. Агнесс в это время листала мой журнал, и то дело говорила «Посмотри на это платье!» или «О Боже, Блейк Лайвли действительно беременна?». И каждый раз вскрикивала так, будто увидела там свою фотографию.

В конце концов, мы договорились встретиться вечером и прогуляться. Вечером любой город уже становится не таким, как днем. Обожаю время, когда все огни зажигаются, прожигая дыры в кромешной тьме. Или когда солнце только-только садится за горизонт и небо становиться таким нежно розовым. Или даже когда небо затянуто тучами, и с наступлением ночи становиться всё мрачнее. Но самое главное, что это заставляет тебя на время забыть обо всем на свете.

На фоне других домов, мой выделялся не очень сильно. Не смотря, даже на то, что он красного цвета. На этой улице, где я живу все дома прижаты так плотно друг к другу, словно бисквиты в торте. И пусть это место далеко от центра города, но дома везде устроены одинаково.

Я спускалась вниз по улице, не спеша. Я не знаю, как сказать родителям о том, что я решила лететь в Америку. И хотя мне, чёрт побери, уже двадцать лет, я всё равно чувствую ещё какую-то зависимость от них.

Папина новая машина стоит на улице. Значит, мне придется говорить с ними двумя сразу. Моя задача становится только сложнее. Делаю глубокий вдох и лишь затем захожу в место, которое называю домом.

Уже в коридоре улавливаю запах свежеиспеченного печенья. Да уж, ещё немного и я перестану влезать в свои собственные джинсы. Снимаю обувь и захожу на кухню. Руки папы обвиты вокруг маминой талии, а их губы сомкнуты в крепком поцелуе. День ото дня ничего не меняется. Порой я даже завидую своим родителям, ведь их личная жизнь насыщенней моей раз в десять точно.

Я прокашлялась, чтобы обратить их внимание к себе.

— Мам, у тебя, кажется, печенье подгорает, — сказала я, после чего она сразу бросилась к печке, чтобы достать уже немного подгорелое печенье.

— Почему ты так рано дома? — спросил отец, садясь за стол.

— У меня к тебе тот же вопрос, — я взяла с вазы с фруктами яблоко и подбросила его вверх. Если бы кто-то спросил у меня, зачем я это сделала, то думаю, я навряд ли нашла бы ответ.

— Суд был утром, и я выиграл это дело! — весело проговорил отец. Он работает адвокатом и каждое выигранное дело для него, как второй день рождения. — Теперь ты.

— Милая, у Джелла день рождения, и он решил отпустить тебя пораньше? — спросила мама, наливая папе в тарелку суп. Она предложила и мне, но я отказалась, ведь была не голодна.

— Нет, — это прозвучало как-то слишком грустно.

— Он уволил тебя? — моя мама демонстративно схватилась за сердце. Порой мне кажется, что её настоящая дочь Агнесс, а не я, ведь привычки у них одинаковые. Папа перестал есть и тоже смотрел на меня выжидающе.

— Нет, — это всё ещё звучало грустно и угнетающе. Я села за стол и теперь вертела яблоко в руках. — К нему приехала племянница, и он…

— Хочет научить её жизни, — вместе проговорили родители, весело смеясь. Эту фразу Джелл любил повторять всем. Однажды моя мама заскочила в лавку, и он ей так и сказал «Я хочу научить жизни вашу дочь». Это было так смехотворно, ведь он всего лишь рассказывал мне о том, как неудачно сходил на рыбалку на прошлых выходных.

— Да, — я засмеялась вместе с ними. — Но я хотела поговорить с вами о другом, — я отложила яблоко в сторону и сложила руки перед собой, сделав серьезное выражение лица.

Папа продолжил есть свой суп, а мама принялась вытирать посуду. Да, похоже, они меня никогда не будут воспринимать всерьез.

— Я собираюсь поехать в Америку, — сказала я, и папа подавился супом. Мама начала стучать его по спине.

— Каролин, ты опять взялась за свое? — она окинула меня грозным родительским взглядом.

— Мне всё равно, что вы мне скажете. В конце концов, мне уже есть восемнадцать и я вправе сама решать, что делать со своей жизнью. Я просто вас предупредила, — я быстро подскочила на месте, а затем рванула в свою комнату.

На несколько секунд я остановилась. Я посмотрела на комнату, что была рядом с моей. На втором этаже было всего две комнаты. Одна была закрыта. Она была заперта уже на протяжение многих лет. Я подошла к ней ближе. Прислонившись ухом к двери, я уловила лишь свистящий звук ветра. Мама, наверное, заходила сюда, чтобы проветрить в комнату, где живут призраки.

В конце концов, я всё же вернулась в свою комнату, громко хлопнув дверью, чтобы заявить о своих твердых намерениях.

Моя комната всё ещё была такой, какой я хотела её видеть, когда ещё была подростком. Сейчас же все эти розовые стены не придают мне энтузиазма, но руки у меня никак не доходят до того, чтобы, наконец, сделать ремонт. Стена напротив моей кровати всё ещё обвешана вырезками из различных журналов.

Швырнув портфель на пол, я запрыгнула на кровать прямо в своей одежде и, схватив свою подушку кремового цвета с большим бантом, сжала её в руках. Уткнувшись в неё лицом, я и сама не заметила, как уже плакала.

Тихий стук в двери заставляет меня откинуть подушку в сторону и быстро вытереть слёзы, которые были так не кстати. Не дождавшись моего ответа, в комнату вошел отец.

— Да, можешь войти, — саркастично произнесла ему я, вызвав на его лице улыбку.

— Милая, мы с мамой были не правы, — начал он, и пока начало мне нравилось. — Ты уже взрослая и можешь сама поехать в Америку. Только перед этим я должен знать уверена ли ты, что хочешь увидеться с… — папа старался подыскать слово поприличней.

— Да, я уверена, — ответила я, прежде чем он продолжил. — Я хочу встретиться с Питером, пока это возможно. Пока я могу выйти на его след, я хочу с ним поговорить о многом.

Я сразу же полезла в портфель, чтобы достать оттуда журнал и подтвердить отцу свои слова, на счет того, что я таки вышла на след Питера, как бы это странно не звучало. Отец взял меня аккуратно взял меня за руку, остановив меня.

— Когда?

— Через неделю.

— Завтра перед работой я заеду к одному своему знакомому и оформлю тебе визу.

— Люблю тебя, — я повисла на его шее, почувствовав себя снова так, словно мне было пять, и мне купили куклу, которую я так сильно хотела.

Глава 2

Летний ветерок обдувает моё лицо. Я сижу на лавочке и чувствую, как шорты прилипли к моей коже. На самом деле, это ужасно, но сейчас, откинув голову назад, я пыталась не думать о плохом. Вчера я заказала билеты по интернету и сейчас чувствую, как меня переполняет нетерпение уже оказаться в самолете и наблюдать за парящими облаками через окно. Закрываю глаза и уже медленно переношусь туда. В ушах играют «The Smiths», что ещё больше поддерживает эту обстановку.

Мой пузырек лопает, когда кто-то вытаскивает из моего уха наушник. Это было так резко и неожиданно, что я даже вскрикнула.

— Прости, что опоздала, — говорит Агнесс, что сидит возле меня и с таким невинным видом приглаживает свою юбку, будто не она только что грубо выдернула наушник из моего уха.

— Никогда больше так не делай, — прошипела я, указывая ей на наушники, которые уже скомкала в своей руке. Забросив их в рюкзак, я готова была идти.

— Ладно, идем в торговый центр? — Агнесс поднялась, обтянула свою юбку вниз (это значит, что она теперь будет её всё время поправлять), а затем мило мне улыбнулась.

Мы никуда не спешили, медленно шли через весь парк. Агнесс всё время оглядывалась, будто кто-то следил за нами, но когда я ловила на её лице самодовольную улыбку, то понимала, что она вновь принялась за старое. Она ловила на себе взгляды окружающих, большинство из которых (случайно или нет) были парнями.

Прогулки с Агнесс часто подразумевали под собой ещё и случайные знакомства. Каждый раз мы брали номера каких-то парней, а в конце дня могли звонить им и серьезными голосами говорить, будто мы из налоговой или из полиции и их подозревают в убийстве. Один парень даже было расплакался и начал вопить о том, что это была вовсе не его вина. В сердце Агнесс стрела Амура попала лишь тогда, когда мы встретились с парнем по имени Лоренс. Он один подсел к нам за столик в кафешке и начал флиртовать. Я сразу поняла, что он больше заигрывал с Агнесс нежели со мной, поэтому ушла раньше, оставив их двоих. Девушка пыталась задержать меня, пыталась подавать мне всё время какие-то знаки, чтобы я не оставляла её одну, но я не могла не заметить, как краснели её щеки каждый раз, когда он называл её имя. И таким образом я не могла поступить иначе, ведь чувствовала себя лишней.

Эти отношения продлились лишь три месяца. Агнесс бросила Лоренса из-за того, что он будто заигрывал со всеми подряд, и это её жутко бесило в нем. Она сказала, что он заигрывал даже со мной, но, честно говоря, я не заметила этого. В конце концов, через полгода они встретились снова и провстречались ещё месяц, пока не расстались из-за этой же причины.

— Девчонки, подождите, — как я и подозревала, за нами погнались уже какие-то парни. Их было двое. Стандартный набор. Я закатила глаза, когда Агнесс надела на лицо свою лучшую улыбку.

— Не подскажите, в какой стороне библиотека? — спросил один из них, а затем громко рассмеялся. Более дурацкого предлога для знакомства я ещё не слышала. Тяжело вздохнув, я уже хотела послать их куда подальше, но Агнесс опешила.

— Явно не в той стороне, куда мы направляемся, — Агнесс игриво хихикнула, и мы ускорили свой шаг.

Я попросила подругу больше никому не строить глазки, потому что мне не хотелось приключений, я хотела просто спокойно прогуляться, и она меня послушалась. Всю дорогу мы говорили о предстоящей поездке. Мой отец уже отдал мой заграничный паспорт одну своему «знакомому» (наверняка, его бывший клиент, которому он помог отсудить у своей супруги половину состояния, если не всё) и отдадут мой паспорт за день до отъезда.

— Ты по-прежнему любишь его? — спросила Агнесс, застав меня врасплох. У меня не было однозначного ответа. Наверное, со стороны это выглядело так, ведь за два года я больше так ни с кем и не встречалась. У меня даже не было мелких интрижек, не говоря уже о романе.

Первое время я безусловно скучала за Питером. Я спала с телефоном в руках, чтобы не пропустить его звонка. Я сильно волновалась, если на протяжении двенадцати часов он не звонил мне. Я много думала о нас, вспоминала всё время, что провела с ним, от чего мне становилось одновременно и грустно, и тепло на душе. А сейчас… Я даже не знаю. Мне как-то не холодно и не жарко. Я просто хочу, чтобы он приехал на могилу своей собственной матери и одумался. У меня нет ощущения, что мы с Питером вообще когда-то были любовниками. Я предчувствовала встречу со своим старым хорошим другом и не более.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

www.litlib.net