Онлайн чтение книги Речные Заводи Глава 16. Речные заводи книга


Речные заводи — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 апреля 2018; проверки требуют 9 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 апреля 2018; проверки требуют 9 правок. Речные заводиЖанр Автор Язык оригинала Дата написания Дата первой публикации
水滸傳
Фарфоровое блюдце с изображением на тему «Речных заводей» (правление Канси, XVIII век).
роман
Ши Най-ань, Го Сюнь, Ян Дин-цзянь и Юань У-я
китайский
14 век
не позднее 1585

«Речные заводи» (кит. трад. 水滸傳, упр. 水浒传, пиньинь: shuǐ hǔ zhuàn, палл.: Шуй ху чжуань) — китайский классический роман XIV века, основанный на народных сказаниях о подвигах и приключениях 108 «благородных разбойников» — повстанцев из лагеря Сун Цзяна на горе Ляншаньбо (провинция Шаньдун) в правление восьмого императора династии Сун — Хуэйцзуна (1124—1127). «Речные заводи» — первый в истории роман в жанре уся. Один из

ru.wikipedia.org

Читать онлайн электронную книгу Речные Заводи - Глава 2 бесплатно и без регистрации!

повествующая о том, как Ши Цзинь ночью покинул уезд Хуаинь и как командир охранных войск Лу Да ударом кулака убил мясника Чжэна

Обнаружив, что войско окружило его усадьбу, Ши Цзинь воскликнул:

– Что же нам делать?

В ответ на это Чжу У и два других разбойника, опустившись перед ним на колени, воскликнули:

– Старший брат! Ты человек незапятнанный и не должен страдать по нашей вине. Мы поступили бы недостойно, если б впутали тебя в свои дела. Скорей свяжи нас, выдай властям и требуй вознаграждение.

– Нет, ни за что! Мыслимо ли это! – запротестовал Ши Цзинь. – Выйдет так, словно я завлек вас в западню, чтобы выдать властям и получить награду. Да ведь я буду опозорен перед всей Поднебесной! Нет, уж если придется погибать, так я умру с вами, а останемся в живых – все будем живы. Встаньте и успокойтесь. Мы придумаем что‑нибудь поумнее, а пока я пойду разузнаю, как обстоят дела.

Ши Цзинь поднялся по лестнице на стену и закричал, обращаясь к начальникам отряда:

– Эй, вы! Как смеете вы глухой ночью вторгаться в мое поместье?

– Не обвиняйте нас в самоуправстве, – отвечали те, – мы пришли по доносу Ли Цзи, который здесь вместе с нами.

– Ли Цзи! – вскричал Ши Цзинь, – так это ты клевещешь на невинных людей!

– Я и сам ничего не знал, – стал оправдываться Ли Цзи. – В роще я подобрал письмо, которое потерял ваш слуга Ван‑сы. А когда в уезде прочитали это письмо, так сразу все и раскрылось.

– Но ведь ты говорил, что никакого письма не было, – обратился Ши Цзинь к Ван‑сы, – откуда же оно взялось?

– Я тогда был пьян, – ответил Ван‑сы, – и совсем забыл про него!

– Скотина! – громко выругался Ши Цзинь.

«Как же теперь быть?» – подумал он про себя.

Между тем командиры прибывших отрядов, как и все другие, очень боялись Ши Цзиня и не осмеливались ворваться в поместье.

Вожаки разбойников знаками показали Ши Цзиню, чтобы он сделал вид, будто готов пойти на уступки.

Ши Цзинь понял замысел своих друзей и закричал со стены вниз:

– Отойдите подальше, господа командиры, я сам свяжу главарей и выдам их властям.

Начальники стражи, боясь Ши Цзиня, охотно согласились на его предложение.

– Наше дело сторона, – сказали они. – Мы подождем, пока вы сами с ними управитесь, а потом, если вам будет угодно, вы можете вместе с нами поехать в уезд за наградой. Спустившись со стены, Ши Цзинь прежде всего отвел виновника беды Ван‑сы в сад за домом и заколол его там кинжалом. Потом он приказал слугам увязать наиболее ценные веши в узлы и зажечь сорок факелов. Затем Ши Цзинь и трое разбойников надели боевые доспехи, вооружились саблями и мечами и, подоткнув за пояс полы халата, подожгли сеновал, находившийся на краю поместья. Узлы с вещами Ши Цзинь приказал слугам взвалить на плечи.

Увидев пожар, войско, стоявшее за стеной, бросилось в обход поместья. Тогда Ши Цзинь поджег свой дом и, распахнув главные ворота, с боевым кличем ринулся вперед. За ним последовали Чжу У, Ян Чунь и Чэнь Да. Вместе с несколькими разбойниками, сопровождавшими своих предводителей, со слугами Ши Цзиня, тащившими узлы с добром, они прокладывали себе дорогу, нанося удары направо и налево. Поистине, в бою Ши Цзинь был подобен тигру, и никто не мог остановить его. Позади бушевал огонь. Ловко орудуя мечом, Ши Цзинь столкнулся лицом к лицу с командирами отряда; с ним был и охотник Ли Цзи. Ши Цзинь пришел в ярость. Справедливо говорят: «При виде врага зрение обостряется».

Командиры, поняв, что над ними нависла смертельная опасность, пустились наутек. За ними кинулся было и Ли Цзи, но Ши Цзинь настиг его и рассек одним ударом сабли. В это время Чэнь Да и Ян Чунь догнали командиров и покончили с ними. Начальник уезда, не помня себя от страха, ускакал обратно; солдаты, спасая свою жизнь, разбежались кто куда. А Ши Цзинь беспрепятственно добрался со своими спутниками до разбойничьего стана на горе Шаохуашань. Отдохнув и немного успокоившись, Чжу У приказал устроить пир в честь благополучного исхода событий. Но об этом мы рассказывать не будем.

Прошло несколько дней, и Ши Цзинь призадумался: «Для того, чтобы спасти трех человек, я сжег свое поместье. Правда, у меня осталось кое‑что из ценных вещей, но хозяйства уже нет». Поразмыслив, Ши Цзинь решил, что оставаться среди разбойников ему не следует, и обратился к Чжу У и его приятелям с такими словами:

– Мой учитель, мастер фехтования Ван Цзинь служит на западе в войсках пограничной охраны. Я давно собирался отыскать его, но из‑за смерти отца не смог сделать этого раньше. Теперь, когда все мое имущество погибло, ничто не препятствует мне отправиться к Ван Цзиню.

– Старший брат, – уговаривал его Чжу У, – никуда тебе ехать не надо. Поживи у нас еще немного, а потом мы решим, как быть. Если ты не хочешь вместе с нами разбойничать, то подожди, пока эта история утихнет и забудется. Тогда мы заново отстроим тебе поместье, и ты снова будешь вести жизнь честного человека.

– Несмотря на все ваше расположение ко мне, – отвечал Ши Цзинь, – я не могу отказаться от своего намерения. Если я отыщу своего учителя, то смогу найти себе службу и прожить в довольстве оставшиеся годы моей жизни

– Ты мог бы стать нашим предводителем, – продолжал свои уговоры Чжу У, – разве это так уж плохо? Но, может быть, наш стан кажется тебе слишком убогим?

– Я честный человек, – возразил на это Ши Цзинь, – и не могу пятнать доброе имя моих родителей. Поэтому не подбивайте меня стать разбойником.

Слуги Ши Цзиня, которые пришли вместе с ним в лагерь, остались с разбойниками, а сам он через несколько дней окончательно собрался в путь, и никакие уговоры Чжу У не могли его удержать.

Повязав голову черной косынкой, Ши Цзинь одел поверх фанъянскую белую войлочную шляпу с красной кистью. Военный халат из белой ткани он затянул широким поясом цвета красной сливы и прицепил к нему длинный меч; ноги он обмотал полосатой материей и обулся в плетеные пеньковые туфли, удобные для ходьбы. Взял с собой немного денег и самые необходимые вещи, а все остальное имущество оставил в разбойничьем стане.

Взвалив узел на плечи, Ши Цзинь отправился в путь. Почти все разбойники провожали его. Чжу У и двое других предводителей со слезами на глазах простились с ним и огорченные возвратились в свое горное убежище.

Спустившись с горы Шаохуашань, Ши Цзинь с мечом в руках прямой дорогой направился в пограничный западный район у области Яньань. Шел он около месяца, порой перенося и голод и жажду, и, наконец, добрался до города Вэйчжоу.

«Тут тоже есть управление пограничной охраны, – подумал Ши Цзинь. – Может статься, что мой учитель Ван Цзинь служит именно здесь».

Весь город Вэйчжоу состоял из шести улиц, и было там три рынка. На одном из перекрестков Ши Цзинь заметил небольшую чайную, зашел туда и занял место за столом.

– Какой чай разрешите вам подать? – спросил подошедший к нему слуга.

– Простой, заваренный в чашке.

Слуга заварил чай и поставил чашку перед Ши Цзинем.

– Скажи, пожалуйста, где здесь управление пограничными войсками? – обратился к нему Ши Цзинь.

– А вот как раз напротив, – ответит тот.

– А не числится ли в здешнем управлении пограничной охраны учитель фехтования Ван Цзинь из Восточной столицы? – снова спросил Ши Цзинь.

– Здесь очень много учителей фехтования, – ответил слуга, – и есть человека четыре, которые носят фамилию Ван. Я не знаю, который из них Ван Цзинь.

В это время в чайную большими шагами вошел дюжий мужчина. Взглянув на него, Ши Цзинь сразу признал в нем военного. Ростом он был не меньше восьми чи, широкоплечий и мускулистый. У него было круглое лицо, огромные уши, прямой нос, большой рот, а борода и усы – как у барсука. Голова его была повязана косынкой из полосатого шелка, скрепленной на затылке золотыми кольцами, какие выделываются в Тайюани. Он носил боевой халат из зеленой ткани, подпоясанный двойным поясом – гражданским и военным, и обут был в светло‑желтые сапоги, сшитые в четыре шва и напоминающие когти коршуна.

Когда вошедший опустился на стул, слуга шепнул Ши Цзиню:

– Это командир пограничных войск. Можете узнать у него все, что вам нужно об учителе фехтования, которого вы разыскиваете.

Ши Цзинь поспешно встал, поклонился незнакомцу и сказал:

– Прошу вас выпить со мною чаю!

Взглянув на Ши Цзиня, неизвестный решил по его мужественному облику, что это человек достойный, и ответил на поклон. Когда они уселись, Ши Цзинь сказал:

– Простите меня за смелость, разрешите узнать ваше имя.

– Я командир пограничных войск, – отвечал военный, – зовут меня Лу Да. Разрешите в свою очередь и мне узнать ваше имя?

– Сам я родом из уезда Хуаинь, округа Хуачжоу. Зовут меня Ши Цзинь, – отвечал тот. – Был у меня учитель – мастер фехтования при войске Восточной столицы, по имени Ван Цзинь. Я хотел бы спросить вас, не служит ли он здесь, в вашем управлении?

– Уж не тот ли вы господин Ши Цзинь, которого прозвали «Девятидраконовый», родом из деревни Шицзяцунь? – спросил Лу Да.

– Он самый, – с поклоном отвечал Ши Цзинь.

Лу Да поспешил ответить на его поклон и сказал:

– Вот уж поистине: «никакая молва не заменит встречи». Так вы разыскиваете мастера фехтования Ван Цзиня? Не того ли Ван Цзиня, который в Восточной столице пострадал от военачальника Гао Цю?

– Того самого! – воскликнул Ши Цзинь.

– Я также слышал о нем, – продолжал Лу Да. – Но его здесь нет, он несет службу в пограничном управлении старого Чуна, округа Яньань. Во главе же нашей охраны в Вэйчжоу стоит молодой Чун. О вашем славном имени я так много наслышан, что счел бы для себя большой честью пригласить вас выпить вина по случаю нашей встречи.

Взяв Ши Цзиня под руку, Лу Да повел его из чайной. У дверей он обернулся и сказал слуге:

– За чай я расплачусь сам.

– Пожалуйста, не беспокойтесь! – почтительно ответил слуга.

Рука об руку Лу Да м Ши Цзинь вышли из чайной; пройдя несколько шагов, они увидели большую толпу.

– Посмотрим, что там происходит, – предложил Ши Цзинь.

Протискавшись вперед, они увидели человека, державшего в руках более десятка палиц. а земле возле него стоял большой лоток с разного рода снадобьями, мазями и пластырями.

Это оказался бродячий аптекарь и фехтовальщик.

Ши Цзинь сразу же признал в нем своего первого учителя фехтования Ли Чжуна, по прозвищу «Истребитель тигров».

– Учитель! – крикнул из толпы Ши Цзинь. – Давненько мы с вами не видались!

– Как ты сюда попал? – радостно воскликнул Ли Чжун, узнав своего ученика.

– Ну, раз ты учитель господина Ши Цзиня, так пойдем вместе с нами выпить вина, – вставил Лу Да.

– Подождите, господин командир, вот я сейчас распродам свои лекарства, заработаю немного денег и тогда пойду с вами.

– Кто ж это будет ждать тебя! – возмутился Лу Да. – Если хочешь идти с нами, брось немедленно свою торговлю.

– Это мой единственный заработок, – возразил Ли Чжун, – и я не могу от него отказаться. Идите вперед, господин командир, а я догоню вас. И вы, дорогой ученик, идите, – обратился он к Ши Цзиню.

Эти слова вывели Лу Да из себя, и он набросился на толпу зевак, громко крича:

– Эй вы, чертовы бездельники, расходитесь сейчас же! Кто не уйдет – бить буду!

Собравшиеся, узнав Лу Да, тотчас разбежались. Выходка Лу Да рассердила Ли Чжуна, но он не осмелился показать этого и только с улыбкой сказал:

– Ну и горячий же вы человек!

Затем он спрятал свои вещи в мешок, уложил пики и палицы, и они отправились дальше втроем. Повернув за угол, друзья подошли к известному кабачку около Чжоуского моста. У дверей питейного заведения стоял шест, на котором развевалось полотнище с надписью, что здесь торгуют водкой. Войдя в кабачок, все трое поднялись наверх и выбрали чистую и уютную комнатку. Лу Да занял место хозяина, Ли Чжун сел против него, а пониже поместился Ши Цзинь. Слуга приветствовал гостей и, узнав Лу Да, обратился к нему:

– Господин начальник, сколько прикажете подать вина?

– Для начала подай нам четыре рога!

Расставляя закуски, фрукты и вино, слуга снова спросил:

– Что господам угодно кушать?

– Что ты все лезешь с вопросами? – закричал Лу Да. – Что есть, то и подавай, тебе за все будет уплачено! Вот болтливый негодяй попался! – выругался он.

Слуга ушел и вскоре принес подогретое вино, а затем уставил весь стол мясными блюдами.

Они выпили уже по нескольку чашек вина, поговорили о различных приемах фехтования и, довольные друг другом, вели спокойную беседу, когда из соседней комнаты вдруг послышался тихий плач и всхлипывания. Это так рассердило Лу Да, что он в гневе смахнул со стола все тарелки и чашки. На шум прибежал слуга и при виде разгневанного командира, сложив руки, взмолился:

– Если вам что‑нибудь нужно, господин начальник, пожалуйста, приказывайте, и вам все будет подано.

– Что мне нужно? – закричал Лу Да. – Не знаешь ты меня, что ли? Как это ты допускаешь, чтобы кто‑то плакал в соседней комнате и мешал нашей пирушке! Мало я тебе давал за труды!

– Не сердитесь, господин, – оправдывался слуга. – Как я бы я смел допустить, чтобы кто‑нибудь помешал вам? Это плачут отец и дочь – певцы, которые выступают перед нашими гостями. Они не знали, что вы здесь, и потому не сдерживали своих слез.

– Очень странно, – промолвил Лу Да. – ну‑ка, позови их ко мне!

Слуга исчез, и, немного погодя, вошли певцы, впереди – девушка лет восемнадцати, а позади – старик лет шестидесяти, с кастаньетами. Хотя девушку и нельзя было назвать красавицей, но была она очень привлекательна. Утирая слезы, девушка подошла к гостям и трижды глубоко поклонилась, пожелав им счастья и здоровья. Вслед за ней поздоровался с гостями и старик.

– Кто вы такие? И почему плачете? – спросил Лу Да.

– Разрешите мне, недостойной, рассказать вам нашу историю, – начала девушка. – Мы – жители Восточной столицы. Вместе с отцом и матерью я приехала в Вэйчжоу к родственникам, но оказалось, что они переехали в Южную столицу. Матушка моя заболела в гостинице и умерла, а мы с отцом на свое горе остались здесь. В этом городе живет один богач – господин Чжэн, именующий себя сановником западных районов. Я ему приглянулась, в он, желая сделать меня своей наложницей, подослал сватов и принудил меня заключить с ним договор. о кто бы мог думать, что договор о нашем сожительстве он подпишет, а от выплаты трех тысяч связок монет откажется? Он привел меня к себе. Но не прошло и трех месяцев, как его старшая жена, очень злая женщина, выгнала меня из дому. Мало того, она еще подговорила хозяина гостиницы, где мы с отцом остановились, требовать, чтобы я вернула деньги, которые мне следовали по договору. Отец у меня слабый и робкий, он не может с ним тягаться, а они люди богатые и влиятельные. Но ведь мы с отцом не получили ни одной монеты, а теперь с нас требуют возвращения всех денег. Вот так мы и попали в беду. Хорошо еще, что отец с детства обучил меня петь песенки; мы каждый день приходим сюда и поем перед посетителями, это дает нам небольшой заработок. Большую часть денег нам приходится отдавать хозяину гостиницы, а остаток мы откладываем на дорогу. За последние два дня посетителей в кабачке было мало, и мы не заработали даже того, что вынуждены отдавать. Вот мы и боимся, что господин Чжэн придет и будет над нами издеваться. Защиты нам искать негде, и некому даже пожаловаться. Плакали мы от безысходного горя и не знали, что мешаем вам, уважаемые господа. Будьте милостивы и простите нас.

– Как вас зовут? В какой гостинице вы остановились? – спросил Лу Да. – И где живет этот сановник Чжэн?

– Зовут меня Цзинь‑эр, так как я был вторым в семье, – отвечал старик. – Имя моей дочери Цуй‑лянь. Господин Чжэн – это мясник, хозяин лавки у моста Чжуанюань. Он известен под прозвищем «Сановник западных районов». Мы живем с дочерью в гостинице у восточных ворот, которую содержит некий Лу.

– Тьфу, пропасть! – сплюнул Лу Да, выслушав старика. – А я‑то думаю, кто же этот сановник Чжэн? Оказывается, это всего‑навсего мясник Чжэн, который режет свиней. Грязная тварь! Нажился на поставках пограничной охране, открыл мясную лавку, а теперь еще обманывает бедных людей! Подождите меня здесь, – сказал он Ли Чжуну и Ши Цзиню. – Я убью эту скотину и сейчас же вернусь.

Ли Чжун и Ши Цзинь стали успокаивать его и уговаривать отложить расправу до завтра. После долгих стараний им удалось уломать его.

– Подойди‑ка сюда, старина, – снова обратился Лу Да к старику. – Что ты скажешь, если я дам тебе денег на дорогу и ты завтра же сможешь уехать обратно в Восточную столицу?

В ответ на предложение отец и дочь в один голос отозвались:

– О! Если бы вы помогли нам возвратиться на родину, вы стали бы для нас дороже родного отца. Вы бы вернули нас к жизни! о разве нас отпустит содержатель гостиницы? Ведь господин Чжэн поручил ему требовать с нас деньги!

– Это ничего не значит, – отвечал Лу Да. – Я знаю, как уладить это дело. – Он порылся в карманах, вытащил пять лян серебра, положил их на стол и, взглянув на Ши Цзиня, сказал:

– Сегодня у меня маловато денег. Если у тебя есть, одолжи мне, а завтра я их возвращу тебе.

– Стоит ли об этом говорить! – отозвался Ши Цзинь и, вынув из узла слиток серебра в десять лян, положил его на стол.

Тогда Лу Да обратился к Ли Чжуну:

– Одолжи немного и ты.

Пошарив в кармане, Ли Чжун достал два ляна серебра.

Увидев, как мало он дает, Лу Да проворчал:

– Ну и скряга!

Передавая старику Цзиню пятнадцать лян серебра, Лу Да сказал:

– Эти деньги возьмите на дорогу, а сейчас идите и собирайте свои вещи. Завтра рано утром я приду проводить вас, и мы посмотрим, осмелится ли хозяин гостиницы вам помешать!

Низко кланяясь и повторяя слова благодарности, старый Цзинь и его дочь ушли. Оставшиеся два ляна Лу Да швырнул Ли Чжуну.

Осушив еще два рога вина, друзья спустились вниз. Уходя, Лу Да сказал хозяину кабачка:

– Деньги за вино я пришлю завтра!

– Пожалуйста, не беспокойтесь, – отвечал тот. – Заходите только к нам почаще!

Выйдя из кабачка, друзья расстались. Ши Цзинь и Ли Чжун отправились каждый в свою гостиницу. Лу Да возвратился домой сердитый и лег спать, не поужинав. Хозяин дома, видя, какое у него настроение, не посмел даже и спрашивать его о чем‑нибудь.

А старый певец Цзинь, проводив дочь в гостиницу, отправился в пригород, чтобы заранее нанять повозку. Вернувшись оттуда, он уложил вещи, расплатился за жилье, рассчитался за дрова и питание и стал дожидаться рассвета. Ночь прошла спокойно. Поднявшись рано утром, отец и дочь развели огонь, приготовили завтрак, поели и собрались в дорогу. В это время в гостиницу торопливо вошел Лу Да и громко позвал:

– Эй, сторож! Где тут живет старый Цзинь?

– Почтенный Цзинь! – крикнул сторож. – Тебя хочет видеть командир Лу Да.

Старик Цзинь открыл дверь и, обращаясь к Лу Да, произнес:

– Господин командир, пожалуйста, проходите и присядьте!

– Для чего мне садиться? – бросил Лу Да. – Если думаешь ехать, так отправляйся, чего ты еще ждешь?

Старик Цзинь, отвешивая Лу Да бесчисленные поклоны, взял коромысло с вещами и совсем уж собрался было идти с дочерью, как вдруг сторож преградил ему дорогу:

– Куда же это ты уходишь, почтенный Цзинь?

– Разве он должен за комнату? – спросил Лу Да.

– Нет, за комнату он уплатил вчера. Но господин Чжэн поручил мне проследить, чтобы он вернул деньги, которые должен.

– С мясником расплачусь я сам, – сказал Лу Да, – а сейчас отпусти старика, он уезжает на родину!

Но сторож продолжал настаивать. Тогда Лу Да рассвирепел и, раскрыв свою пятерню, дал ему такую затрещину, что у того сразу же хлынула изо рта кровь. Ударив его еще раз, Лу Да выбил ему два передних зуба, после чего сторож в мгновение ока исчез за дверью. Хозяин все это видел и, разумеется, не осмелился высунуть носа и вмешаться. Тем временем старик Цзинь с дочерью поспешно ушли. Выйдя из города, они нашли нанятую еще накануне повозку и уехали.

Между тем Лу Да, опасаясь, как бы сторож не бросился за ними в погоню, сел на скамейку около гостиницы. Просидев так часа четыре и рассчитав, что Цзинь отъехал уже далеко, Лу Да поднялся и направился прямо к мосту Чжуанюань.

К этому времени в лавке мясника Чжэна уже были открыты обе двери, за стойками развешаны куски свинины, а сам мясник Чжэн спокойно сидел за прилавком около дверей; присматривая за своими подручными, торговавшими мясом.

– Мясник Чжэн! – позвал его, Лу Да, приблизившись к лавке.

Завидев командира охраны, мясник поспешно вышел из‑за прилавка и приветствовал Лу Да поклонами, потом он велел принести скамью и пригласил его сесть. Усевшись, Лу Да сказал:

– Я получил приказ начальника пограничных войск заказать десять цзиней лучшего мяса, которое должно быть мелко нарублено, да так, чтобы в фарш не попало ни капли жиру.

– Будет сделано, – ответил Чжэн и отдал распоряжение своим подручным:

– Нарубите побыстрей фарш из самого лучшего мяса!

– Я не хочу, чтобы мясо рубили твои грязные слуги, – вскричал Лу Да, – сделай это сам!

– И то правильно, – согласился Чжэн и направился к прилавку. – Конечно, я сам лучше его приготовлю.

В это время к мясной лавке подошел сторож из гостиницы голова его 6ыла обвязана полотенцем. Он пришел, чтобы рассказать мяснику о том, что произошло, но, увидев Лу Да около стойки, не решился войти и остановился в сторонке, издали наблюдая за тем, что делается в лавке.

Чжэн рубил мясо целый час затем завернул готовый фарш в листья лотоса и обратился к Лу Да с вопросом:

– Разрешите отправить, господин командир?

– Не торопись! – ответил Лу Да. – Кроме этого фарша, мне требуется еще десять цзиней чистого жира, без всякой примеси мяса. Жир тоже надо мелко нарубить.

– Я приготовил вам самое лучшее рубленое мясо, – заметил Чжэн. – Полагаю, что у вас в управлении будут варить пельмени. о для чего же вам нужен еще и рубленый жир?

Лу Да свирепо посмотрел на него и прикрикнул:

– Если мне сам начальник приказал это, как ты смеешь рассуждать!

– Ну, раз так нужно, я сделаю, – присмирел Чжэн.

Он взял десять цзиней чистого жира, мелко‑мелко нарубил его и тоже завернул в листья лотоса. Работа заняла у него все утро прошел уже час завтрака. А сторож гостиницы так и не рискнул приблизиться. Даже покупатели не решались войти в лавку.

– Теперь можно послать людей отнести все это в управление, господин командир? – спросил Чжэн.

В ответ на это Лу Да сказал:

– Мне нужно еще десять цзиней фарша, сделанного из сухожилий. Но никакого мяса там быть не должно.

– Вы, верно, пришли потешаться надо мной? – кисло улыбаясь, спросил Чжэн.

Тут Лу Да вскочил, схватил оба свертка и, с негодованием глядя на мясника, закричал:

– Ты догадался! Я пришел сюда для того, чтобы поиздеваться над тобой! – И с этими словами он с такой силой бросил свертки Чжэну, что все его лицо залепил мясом и жиром. Мясник рассвирепел. Гнев душил его. Не владея собой, он в порыве злобы схватил со стойки острый нож, которым очищают кости от мяса, и ринулся вперед. Но Лу Да в это время был уже на улице. Никто из соседей и приказчиков Чжэна не осмелился его остановить. Прохожие застыли на месте, а сторож гостиницы словно окаменел от испуга.

Держа в правой руке нож, мясник подбежал и хотел левой рукой схватить Лу Да, но тот, улучив момент, поймал его за руку и с такой силой пнул в живот, что Чжэн тяжело рухнул на землю. Лу Да наступил ему ногой на грудь и, подняв свой огромный увесистый кулак, вскричал:

– Я начал свою службу в пограничных войсках старого сановника Чуна, дослужился там до звания начальника охраны пяти западных застав, и мне было бы к лицу звание «сановника западных районов». Ты же – лавочник, торгующий мясом, собачья твоя порода! Да как ты смел назваться «сановником западных районов»?! Как ты смел так подло обмануть Цзинь Цуй‑лянь?

С этими словами Лу Да нанес Чжэну такой удар кулаком в переносицу, что сломал ему нос, и из ноздрей мясника хлынула кровь. Во рту у мясника Чжэна словно открыли торговлю приправами: тут было и кислое, и соленое, и горькое. Чжэн никак не мог высвободиться из рук Лу Да; его нож отлетел в сторону, а он все продолжал вопить:

– Так ты еще и драться!

– Ах, разбойник! – выругался Лу Да. – Ты еще смеешь разговаривать?

Тут он ударил мясника в лоб, да так, что у того искры из глаз посыпались и поплыли круги всех цветов радуги – красного, зеленого, фиолетового, – словно распахнулась лавка с разноцветными шелками.

На улице собралась большая толпа, но никто не осмеливался остановить Лу Да. Мясник не выдержал и стал просить пощады.

– Ах ты, негодяй! – закричал Лу Да. – Если бы ты не оказался таким трусом, я, может быть, и помиловал бы тебя! Но раз уж ты запросил пощады, снисхождения тебе не будет!

Говоря это, он ударил мясника кулаком в висок так, что у того в голове разом начали бить металлические била, медные тарелки и цимбалы, словно совершалось даосское заупокойное богослужение по всем душам умерших на суше и на воде.

Лу Да, увидев, что мясник упал, лежит без движения и едва дышит, нарочито громко закричал:

– Вот дрянь какая! Еще вдобавок прикидывается мертвым. Все равно я тебя прикончу!

Но тут он заметил, что лицо мясника стало покрываться желтизной, и про себя подумал: «Я хотел только как следует вздуть этого мерзавца и никак не думал, что убью его тремя ударами кулака. Ведь за это я пойду под суд! А в тюрьму мне никто и поесть не принесет… Надо поскорее убраться отсюда…»

Показывая пальцем на труп мясника, Лу Да зашагал в сторону, повторяя свою угрозу:

– Прикидываешься мертвым! Погоди, я еще с тобой разделаюсь!

Выругавшись, он большими шагами пошел прочь, и ни соседи мясника, ни его подручные не осмелились задержать его.

Вернувшись к себе домой, Лу Да наспех собрал кое‑какую одежду, захватил наиболее ценные вещи и серебро, взял денег на дорогу, вооружился палицей, доходившей ему до бровей, и, оставив все остальное имущество, быстро вышел через южные ворота и скрылся.

А в это время семья мясника вместе с пришедшим из гостиницы сторожем долго пытались привести Чжэна в чувство, но увы – им не удалось этого сделать, мясник был мертв.

Тогда родные и соседи Чжэна отправились к правителю округа с жалобой. Прочитав жалобу, правитель сказал:

– Лу Да служит в войсках пограничной охраны, и я не вправе арестовать его.

Он тут же сел в паланкин и отправился в управление пограничных войск. Прибыв туда, он послал солдата, сторожившего у ворот, доложить о своем приезде.

Начальник пограничных войск пригласил правителя округа в зал и, после установленных приветствий, спросил, по какому делу он приехал.

– Разрешите доложить, господин военачальник, – отвечал правитель округа, – что командир вашего управления, Лу Да, беспричинно убил городского торговца мясом Чжэна. Не доложив вам, я не решился арестовать преступника.

Услышав об этом, начальник испугался и подумал: «Лу Да хороший воин, но уж слишком он груб и несдержан. Как могу я его защищать, если он убил человека. Пусть уж лучше привлекают его к ответу». И он сказал правителю округа:

– Лу Да, собственно говоря, служил у моего отца, в старом управлении войсками. Здесь у меня не было помощников, и отец прислал его сюда. Но раз он совершил убийство, вы можете привлечь его к ответу. Когда дознание установит, что Лу Да действительно виновен, надо будет известить моего отца и уж только после этого принимать окончательное решение. Мне будет очень неприятно, если Лу Да вдруг понадобится моему отцу, а я не смогу послать его.

– Я как раз и приехал к вам затем, чтобы выяснить положение, – отвечал правитель округа, – конечно, мы будем выносить решение только после того, как уведомим достопочтенного военачальника.

Возвратившись в управление округа, правитель отправился в залу суда и подписал приказ об аресте Лу Да.

Приказ этот был передан на исполнение следователю Вану, который в сопровождении двадцати стражников направился к дому, где жил Лу Да. Однако здесь они застали только одного хозяина, и тот сообщил им, что начальник Лу Да только что ушел, взяв с собой узел и палицу.

– Я полагал, – добавил хозяин, – что ему дано какое‑нибудь важное поручение, и не осмелился ни о чем его расспрашивать.

Следователь приказал открыть комнату Лу Да, но там ничего не нашли, кроме поношенного платья и одеяла. Обыскав понапрасну весь дом, следователь арестовал хозяина дома, двух соседей Лу Да, привел их в управление округа и доложил обо всем окружному начальнику.

Правитель округа распорядился задержать арестованных, а также взять под стражу соседей и помощников мясника Чжэна. Кроме того, он велел сколоточным и квартальным старшинам еще раз осмотреть тело убитого.

Когда со всем этим было покончено, семья мясника приготовила гроб и все необходимое для погребения. Покойника перенесли в кумирню, и родственники стали готовиться к похоронам.

Затем был отдан приказ в определенный срок найти и арестовать преступника. Привлеченных же по этому делу лиц отпустили на поруки, однако всех их приговорили к ударам палками – соседей мясника за то, что они вовремя не оказали ему помощи, а хозяина Лу Да и живших с ним рядом за то, что они дали возможность преступнику бежать.

Повсюду были срочно разосланы распоряжения и расклеены объявления об аресте Лу Да, с указанием его примет, возраста и места рождения. Тому, кто задержит преступника, была обещана награда в тысячу связок медяков.

О том, как происходили похороны мясника, мы рассказывать не будем, а вернемся к Лу Да.

Он бежал из Вэйчжоу в полном смятении и, не зная, что делать, брел куда глаза глядят. Так он прошел несколько областей, и в дороге ему пришлось перенести немало трудностей. Правильно говорит пословица: «Голодный – не привередлив в еде, замерзающий не прихотлив в одежде, беглец не выбирает дороги, бедный не разборчив в выборе невесты».

Так было и с Лу Да. Он шел наудачу, все еще не зная, где ему лучше укрыться. Спустя полмесяца беглец достиг, наконец, уездного города Яньмынь, в области Дайчжоу. Войдя в город, он увидел шумные рынки и большое скопление народа. По улицам разъезжало множество повозок, в лавках продавались самые разнообразные товары. Повсюду царил образцовый порядок, и, хотя Яньмынь был всего лишь уездным городком, по своему благоустройству он смело мог поспорить с большим областным городом.

Блуждая по городу, Лу Да вдруг заметил на одном из перекрестков толпу, стоявшую около доски с объявлением. Он протискался вперед, чтобы узнать, о чем читают, так как сам был неграмотен. И тут он услышал следующее: «Согласно полученному начальником уезда Яньмынь, округа Дайчжоу, указанию ревизора Тайюаньской области и на основании отношения окружного управления Вэйчжоу предлагается задержать преступника Лу Да – бывшего начальника отрядов пограничной охраны, в связи с убийством им мясника Чжэна. Виновные в укрывательстве Лу Да или в предоставлении ему приюта и пищи будут привлечены к ответственности наравне с преступником. Тому, кто задержит указанного преступника и передаст его властям или же сообщит о его местопребывании, будет выдана награда в тысячу связок медяков».

В этот момент Лу Да услышал за своей спиной возглас:

– Почтенный господин Чжан! Как это вы сюда попали? – И он почувствовал, как кто‑то обхватил его сзади и потащил прочь.

Если бы этот человек не заметил его и не увел, тогда не случилось бы, что Лу Да обрил голову, сбрил усы и бороду, изменил свою фамилию, под которой был известен как убийца, и в припадке гнева перебил много почтенных монахов. Ведь недаром говорится:

Многих злодеев повергнуть жало кинжальное может.

Многих напастей избегнуть посох монаха поможет.

Но кто же спас Лу Да? Об этом речь пойдет дальше.

librebook.me

Книга "Речные заводи (том 2)"

 
 

Речные заводи (том 2)

Автор: Най-ань Ши Жанр: Древневосточная литература, Историческая проза Язык: русский Год: 1992 Страниц: 164 Издатель: Полярис ISBN: 5-88132-005-0, 5-88132-003-4 Город: Москва Переводчик: Рогачев А. П. Второй переводчик: Колоколов В. С. Добавил: Admin 21 Апр 11 Проверил: Admin 21 Апр 11 Формат:  FB2 (613 Kb)  TXT (578 Kb)  EPUB (767 Kb)  MOBI (3406 Kb)  JAR (629 Kb)  JAD (0 Kb)  

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

«Речные заводи» («Шуйху чжуань») – авантюрно-героическая эпопея, основанная на народных сказаниях и драмах, в которой воспевается крестьянское восстание под руководством Сун Цзяна (XII в.). Наибольшее распространение роман получил в обработке Цзинь Шэн-таня (XVII в.), с которой переведён на русский и другие европейские языки. Герои его варианта эпопеи порывают с обществом и создают своеобразную вольницу, царство равенства и братства. Ближе к подлиннику, видимо, варианты, состоящие из 100 и 120 глав. Многие эпизоды и сцены, написанные живым разговорным языком, стали излюбленной темой уличных рассказчиков. Композиция и художественная манера весьма точно воспроизводят приёмы устного народного сказа.

Источник – БСЭ

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Най-ань Ши

Похожие книги

Комментарии к книге "Речные заводи (том 2)"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Речные заводи (том 2) - Ши Най-ань

  • Просмотров: 3933

    Землянки - лучшие невесты! (СИ)

    Мария Боталова

    Вы знали, что девушки с Земли — лучшие невесты во всех объединенных мирах? Никто не знал, и оттого…

  • Просмотров: 3023

    Самый хищный милый друг (СИ)

    Маргарита Воронцова

    Болезненные отношения, тяжелый развод… Теперь Кате не нужны мужчины, она их избегает. Но мужчины…

  • Просмотров: 2808

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 2737

    Операция О.Т.Б.О.Р (СИ)

    Альмира Рай

    У меня никогда не было выбора. Я не могла решать свою судьбу, когда погибли родители. Не могла…

  • Просмотров: 2706

    Чудовища не ошибаются (СИ)

    Эви Эрос

    Трудно жить и работать, когда твой сексуальный босс — чудовище с девизом «Я не прощаю ошибок». А уж…

  • Просмотров: 2603

    Лилия для герцога (СИ)

    Светлана Казакова

    Воспитанницы обители нередко выходят замуж за незнакомцев, не имеющих возможности посвататься к…

  • Просмотров: 2338

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • Просмотров: 2211

    Покорность не для меня (СИ)

    Виктория Свободина

    Там, где я теперь вынужденно живу, ужасно плохо обстоят дела с правами женщин. Жен себе здесь…

  • Просмотров: 1829

    Э(ро)тические нормы (СИ)

    Сандра Бушар

    Ее муж изменяет. Прямо на глазах, даже не пытаясь этого скрыть… На что способна жена,…

  • Просмотров: 1786

    Алеррия. Обмен судьбы. Часть 1 (СИ)

    Юлия Рим

    Дочиталась фэнтези! Думала сказки, такого не бывает. И ни куда я не падала, и никто меня не сбивал!…

  • Просмотров: 1748

    АН-2 (СИ)

    Мария Боталова

    Невесты для шиагов — лишь собственность без права голоса. Шиаги для невест — те, кому нельзя не…

  • Просмотров: 1721

    Замуж на три дня (СИ)

    Екатерина Флат

    Раз в четыре года в королевской резиденции собираются холостые лорды и незамужние леди. За месяц…

  • Просмотров: 1601

    Тиран моей мечты (СИ)

    Эви Эрос

    Я никогда не мечтала о начальнике-тиране. Что же я, сама себе враг? Но жизнь вносит свои коррективы…

  • Просмотров: 1541

    И небо в подарок (СИ)

    Оксана Гринберга

    Меня ничего не держало в собственном мире, да и в новом - лишь обещание данное отцу, Королевский…

  • Просмотров: 1477

    Наследница проклятого мира (СИ)

    Виктория Свободина

    Отправляясь в увлекательную экспедицию вместе со своим любимым парнем, я никак не ожидала, что она…

  • Просмотров: 1277

    Игра на двоих (ЛП)

    Селини Эванс

    В автомобильной катастрофе близнецы Дэй теряют своих родителей, едва оставшись в живых сами. По…

  • Просмотров: 1194

    Тайны мглы (СИ)

    Виктория Свободина

    Я родилась человеком. Только прожила совсем недолго. Мне было двадцать лет, когда в мой…

  • Просмотров: 1183

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 1140

    Домовая в опале, или Рецепт счастливого брака (СИ)

    Анна Ковальди

    Он может выбрать любую. Магиня-огневка, сильнейшая ведьма, да хоть демоница со стажем! Но…

  • Просмотров: 1092

    За твоей спиной (СИ)

    Ксения Болотина

    Она не проживет без него и дня. Без его поддержки, без улыбки, без защиты. Ей не понаслышке знакомо…

  • Просмотров: 1016

    Пока не нагрянет любовь

    Ирина Ирсс

    Один нежеланный поцелуй может перевернуть весь твой мир с ног на голову, особенно если узнается,…

  • Просмотров: 983

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 946

    Моя (чужая) невеста (СИ)

    Светлана Казакова

    Участь младшей дочери опального рода — до замужества жить вдали от семьи в холодном Приграничье под…

  • Просмотров: 943

    Соседи через стенку (СИ)

    Елена Рейн

    Сборник романтических историй серии книг "Только моя": 1. "СОСЕДИ ЧЕРЕЗ СТЕНКУ" Наше первое…

  • Просмотров: 941

    Тьма твоих глаз (СИ)

    Альмира Рай

    Где-то далеко-далеко, скорее всего, даже не в этой Вселенной, грустил… король драконов. А где-то…

  • Просмотров: 778

    Шериф (ЛП)

    Алекса Райли

    Размножение #2.5  Бонусная история из книги «Механик» о шерифе Лоу и его Джозефин.Как всегда…

  • Просмотров: 666

    Молчаливый ангел (СИ)

    Ася Сергеева

    Диана богатая наследница и счастливая невеста. Так думают ее «любящие» родители, когда решают…

  • Просмотров: 665

    Ш - 2 (СИ)

    Екатерина Азарова

    Я думала, что если избавлюсь от Алекса, моя жизнь кардинально изменится. Примерно так все и…

  • itexts.net

    Речные заводи, сюжет, 108 отважных героев ляншаньбо, экранизации, русский перевод, интересные факты

    Речные заводи (Шуй ху чжуань) — китайский роман XIV века, основанный на народных сказаниях о подвигах и приключениях 108 «благородных разбойников» из лагеря Ляншаньбо в правление династии Сун. Автор — Ши Найань (施耐庵; возможно, псевдоним Ло Гуаньчжуна). «Речные заводи» — первый в истории роман в жанре уся. Один из четырёх классических китайских романов.

    Роман начинается описанием того, как военачальник Хун Синь освобождает 108 духов созвездий из-под каменной черепахи в даосском центре Лунхушань. В следующей главе описывается возвышение Гао-эра по прозвищу Гао Цю, главного антагониста повествования. Он становится приближенным императора Хуэйцзуна и начальником дворцовой стражи. В дальнейшем Гао Цю, воспользовавшись своим положением, изгоняет из столицы учителя фехтования Ван Цзиня. Вань Цзинь бежит в Яньань, по дороге встречая Ши Цзиня, который становится его учеником. Следующие несколько глав рассказывают о начальнике пограничных войск в Яньани, по имени Лу Да, совершившем преступление и вынужденном скрываться. Став монахом, он получает имя Лу Чжишэнь. Затем повествование переходит к его названому брату Линь Чуну, которого Гао Цю несправедливо ссылает в Цанчжоу, но ему удается освободится. Затем Линь Чун присоединяется к разбойникам, живущим на горе Ляншаньбо. Следующая сюжетная линия повествует о похищении подарков ко дню рождения сановника Цай Цзиня, старостой деревни Дунцицунь Чао Гаем и его семерыми друзьями. Затем их раскрывают, и они также вынуждены бежать на Ляншаньбо, где Чао Гая избирают главой разбойников. В дальнейшем к банде присоединяются все новые и новые члены. Их истории постепенно складываются в одну. Позже, Чао Гай умирает от раны, и его место во главе разбойников занимает Сун Цзян, бывший писарь из Юньчэна.

    В последующих главах рассказывается о столкновениях разбойников с официальными сунскими властями, затем об их победе над ними. После этого император Хуэйцзун дарует разбойникам помилование. Они помогают ему в борьбе с государством Ляо.

    Ближе к концу повествования на камне в лагере Ляншаньбо были высечены имена главарей повстанцев. В их число не вошёл умерший к тому времени от раны Чао Гай по прозвищу Небесный князь. На лицевой стороне были высечены имена «тридцати шести могущественных и доблестных небесных звезд». На оборотной стороне камня названы семьдесят две грозные земные звезды. Всего это составляет 108 звезд судьбы.

    108 звезд судьбы 36 небесных звезд Имя Прозвище Первое появление Звезда Сун Цзян Лу Цзюньи У Юн Гунсунь Шэн Гуань Шэн Линь Чун Цинь Мин Хуянь Чжо Хуа Жун Чай Цзинь Ли Ин Чжу Тун Лу Чжишэнь У Сун Дун Пин Чжан Цин Ян Чжи Сюй Нин Со Чао Дай Цзун Лю Тан Ли Куй Ши Цзинь Му Хун Лэй Хэн Ли Цзюнь Юань Сяо-эр Чжан Хэн Юань Сяо-у Чжан Шунь Юань Сяо-ци Ян Сюн Ши Сю Се Чжэнь Се Бао Янь Цин 72 земные звезды Чжу У Хуан Синь Сунь Ли Сюань Цзань Хао Сывэнь Хань Тао Пэн Цзи Шань Тингуй Вэй Динго Сяо Жан Пэй Сюань Оу Пэн Дэн Фэй Янь Шунь Ян Линь Лин Чжэн Цзян Цзин Люй Фан Го Шэн Ань Даоцюань Хуанфу Дуань Ван Ин Ху Саньнян Бао Сюй Фань Жуй Кун Мин Кун Лян Сян Чун Ли Гунь Цзинь Дацзянь Ma Lin (Water Margin) Тун Вэй Тун Мэн Мэн Кан Хоу Цзянь Чэнь Да Ян Чунь Чжэн Тяньшоу Тао Цзунван Сун Цин Яо Хэ Гун Ван Дин Дэсунь Му Чунь Цао Чжэн Сун Вань Ду Цянь Сюэ Юн Ши Энь Ли Чжун Чжоу Тун Тан Лун Ду Син Цзоу Юань Цзоу Жунь Чжу Гуй Чжу Фу Цай Фу Цай Цин Ли Ли Ли Юн Цзяо Тин Ши Юн Сунь Синь Тётушка Гу Чжан Цин Сунь Эрн-нян Ван Динлю Ю Баосы Бай Шэн Ши Цянь Дуань Цзинчжу

    Ши Най-ань, Серия: Китайская классическая литература, Переводчик: А. Рогачев, Эннеагон Пресс, 2008

    Согласно британскому историку Э. Хобсбауму, китайский революционер Мао Цзэдун в 1917 году призывал своих коллег-студентов подражать героям романа "Речные Заводи".

    Охраняющий справедливость Глава 17 Главная
    Нефритовый Цилинь Глава 59 Большая Медведица
    Премудрый Глава 13 Мудрости
    Дракон, парящий в облаках Глава 14 Праздности
    Большой меч Глава 62 Отваги
    Барсоголовый Глава 8 Смелости
    Громовержец Глава 33 Натиска
    С двумя плётками Глава 53 Величия
    Маленький Ли Гуан Глава 21 Геройства
    Маленький вихрь Глава 8 Благородства
    Орёл, взмывающий к облакам Глава 46 Богатства
    Бородач Глава 12 Изобилия
    Татуированный монах Глава 2 Одинокая
    Пилигрим Глава 21 Раненая
    Полководец с двумя пиками Глава 68 Неподвижная
    Стрела без оперения Глава 69 Быстрая
    Черномордый зверь Глава 10 Темноты
    Золотое копьё Глава 69 Охраны
    Стремящийся вперед Глава 12 Пустоты
    Волшебный скороход Глава 35 Быстрая
    Рыжеволосый дьявол Глава 13 Необычайная
    Чёрный вихрь Глава 37 Разрушения
    Девятидраконовый Глава 1 Малая
    Не знающий преград Глава 36 Всепроникающая
    Крылатый тигр Глава 12 Удаляющаяся
    Дракон, будоражащий реки Глава 35 Долголетия
    Глава духов и демонов Глава 14 Меча
    Лодочник Глава 36 Плоская
    Недолговечный Глава 14 Преступления
    Белая лента в воде Глава 37 Ущербная
    Живой царь Яма Глава 14 Побежденная
    Злой Гуань Со Глава 43 Тюрьмы
    Отчаянный Глава 43 Разума
    Двуглавая змея Глава 48 Жестокости
    Двухвостый скорпион Глава 48 Слёз
    Расточитель Глава 60 Ловкости
    Гениальный полководец Глава 1 Главная
    Покоритель трёх гор Глава 32 Зловещая
    Злой Юйчи Глава 48 Доблести
    Безобразный зять Глава 62 Благородства
    Бог-хранитель Глава 62 Геройства
    Непобедимый Глава 54 Величия
    Глаз неба Глава 54 Отваги
    Волшебный полководец воды Глава 66 Удивительная
    Волшебный полководец огня Глава 66 Свирепая
    Волшебный писарь Глава 38 Учености
    Справедливый судья Глава 43 Справедливости
    Парящий в облаках золотокрылый орёл Глава 40 Мироздания
    Огненноглазый лев Глава 43 Закрывающаяся
    Пятнистый тигр Глава 31 Силы
    Парчовый барс Глава 43 Мрака
    Потрясающий небеса Глава 54 Земной оси
    Волшебный счетчик Глава 40 Встреч
    Маленький Вэнь-хоу Глава 34 Помощи
    Соперник Жэнь Гуя Глава 34 Защиты
    Волшебный врач Глава 64 Ума
    Рыжебородый Глава 69 Варварства
    Коротколапый тигр Глава 31 Крошка
    Зелёная(змея) в один чжан Глава 46 Разума
    Дух смерти Глава 66 Жестокости
    Владыка демонов, будоражащий мир Глава 58 Молчания
    Кудрявый Глава 21 Дикости
    Одинокий огонь Глава 21 Запальчивости
    Восьмирукий Нэчжа Глава 58 Летающая
    Великий праведник, взлетающий в небо Глава 58 Гуляющая
    Чудесный гравёр Глава 38 Ловкости
    Волшебная железная флейта Глава 40 Ясности
    Вышедший из пещеры дракон Глава 35 Продвижения
    Черепаха, поворачивающая реки вспять Глава 35 Угасания
    Нефритовая колонна Глава 43 Полная
    Обезьяньи руки Глава 40 Удовлетворения
    Прыгающий через стремнины тигр Глава 1 Совершенная
    Пятнистая змея Глава 1 Скрытая
    Белолицый господин Глава 31 Необычная
    Девятихвостая черепаха Глава 40 Обычная
    Железный веер Глава 17 Благородства
    Железный свисток Глава 48 Музыки
    Тигр с пятнистой шеей Глава 69 Быстроты
    Раненный стрелой тигр Глава 69 Скорости
    Младший неудержимый Глава 36 Подавления
    Дьявол ножа Глава 16 Обузданная
    Бог-хранитель в облаках Глава 10 Дьявольская
    Достающий небо Глава 10 Чарующая
    Злой тигр Глава 35 Туманная
    Золотоглазый тигр Глава 27 Прячущаяся
    Полководец, побивающий тигров Глава 2 Уединенная
    Малый властелин Глава 4 Пустая
    Пятнистый леопард Глава 53 Сиротливая
    Лицо дьявола Глава 46 Законченная
    Дракон, вышедший из леса Глава 48 Короткая
    Однорогий дракон Глава 48 Угольная
    Сухопутный зверь Глава 10 Преступная
    Смеющийся тигр Глава 42 Спрятанная
    Железные руки Глава 61 Спокойная
    Одинокий цветок Глава 61 Раненая
    Бог смерти Глава 35 Служанка
    Черноглазый тигр Глава 42 Исследования
    Безликий Глава 66 Злобная
    Каменный полководец Глава 34 Безобразная
    Маленький Юйчи Глава 48 Судьбы
    Тигрица Глава 48 Темная
    Огородник Глава 16 Наказаний
    Людоедка Глава 16 Мужества
    Мать молний Глава 64 Низкая
    Дух погребения Глава 67 Здоровья
    Дневная крыса Глава 15 Крыса
    Блоха на барабане Глава 45 Вор
    Рыжий пёс Глава 59 Собака

    www.cultin.ru

    Читать онлайн электронную книгу Речные Заводи - Глава 16 бесплатно и без регистрации!

    о том, как Лу Чжи‑шэнь напал на гору Эрлуншань и как они вдвоем с Ян Чжи овладели кумирней Баочжу

    Вы уже знаете, читатель, о том, как на перевале Хуанниган у Ян Чжи хитростью отобрали подарки, которые он вез ко дню рождения сановника, как после этого он решил, что лучше умереть, нежели показаться на глаза правителю Лян Чжун‑шу. И вот, когда он совсем уж было собрался броситься со скалы в пропасть, ему вдруг пришла в голову мысль, заставившая его остановиться.

    «Родители дали мне жизнь, – подумал он, – и я вырос крепким и здоровым. С малых лет я изучил восемнадцать видов военного искусства. Так неужели я должен так нелепо умереть?.. Чем мне сейчас искать смерти, не лучше ли подождать, когда она сама за мной придет? А теперь посмотрим, что делать дальше».

    И он вернулся к своим спутникам. Они смотрели на него широко раскрытыми глазами, но ни один не мог подняться на ноги. Ян Чжи стал бранить и укорять их:

    – Все это произошло лишь потому, что вы не послушали меня. А теперь вот и я впутан в это дело.

    Он поднял лежавший под деревом меч, подвесил к поясу кинжал и, убедившись, что ничего не забыл, тяжело вздохнув, покинул перевал.

    Лишь ко времени второй ночной стражи стали приходить в себя и остальные. Один за другим они подымались на ноги, горько жалуясь на свою судьбу.

    – Не слушались вы добрых советов военачальника Ян Чжи, вот и погубили меня, старика, – сетовал убитый горем управляющий.

    – Почтенный господин! – отвечали они. – Теперь горю не помочь, и нам остается лишь обсудить, как быть дальше.

    – Да что вы можете придумать? – отмахнулся управляющий.

    – Нечего и говорить, вина, конечно, наша, – отвечали носильщики. – Но ведь недаром еще в старину говорили: «Когда человека охватывает пламя, он сам старается погасить его. Если оса забирается под одежду, – одежду надо сбросить». Будь командир Ян Чжи здесь, нам, конечно, нечем было бы оправдаться. Ну, а раз он ушел неизвестно куда, то почему бы нам по возвращении не свалить всю вину на него? Мы можем сказать правителю Лян Чжун‑шу, что всю дорогу Ян Чжи издевался над нами, бранил, избивал и притеснял нас так, что мы даже вздохнуть боялись. Потом, дескать, он стакнулся с разбойниками, напоил нас зельем, связал и, забрав все драгоценности, скрылся.

    – Пожалуй, вы дело говорите! – согласился управляющий. – Завтра же заявим местным властям обо всем, что с нами произошло, и оставим здесь двух начальников охраны, которые вместе с чиновниками будут расследовать это дело и разыскивать виновных. Сами же немедленно вернемся в Северную столицу и сообщим правителю о случившемся. Пусть он доложит обо всем наставнику государя с тем, чтоб правителю области Цзичжоу был дан приказ выловить эту шайку разбойников.

    Не будем подробно рассказывать о том, как на следующее утро управляющий вместе со своими людьми отправился к правителю области Цзичжоу и сообщил о случившемся.

    Возвратимся лучше к Ян Чжи. На душе у него было тяжело. С мечом в руках спустился он с перевала Хуанниган и пошел на юг. В полночь Ян Чжи остановился в лесу немного передохнуть. В голове его проносились мысли, одна печальней другой: «Вот остался я без всяких средств к существованию, – думал он. – Нет у меня здесь ни друзей, ни знакомых. Как теперь быть, и ума не приложу».

    Начало светать. Ян Чжи решил воспользоваться прохладой и двинуться дальше. Пройдя около двадцати ли, он почувствовал, что совершенно измучен, и остановился у какого‑то кабачка, оказав себе: «Если я немного не выпью, то умру в дороге».

    Он вошел в кабачок, сел на скамейку из тутового дерева и положил возле себя меч. У очага возилась женщина. Увидев Ян Чжи, она обратилась к нему:

    – Может быть, гостю что‑нибудь приготовить?

    – Дай мне поскорей два рога вина, – потребовал Ян Чжи, – а потом свари рису. Если же у тебя есть мясо, то приготовь и мяса. Платить я буду сразу за все.

    Женщина кликнула парня и велела налить гостю вина. Сама же принялась варить рис и жарить мясо. Когда все было готово, она подала кушанье Ян Чжи.

    Наевшись, Ян Чжи встал из‑за стола и, захватив свой меч, покинул кабачок.

    – Вы же не заплатили ни за еду, ни за вино! – крикнула вдогонку ему женщина.

    – Запиши пока что все это в долг, – обернулся Ян Чжи, – а я потом приду и расплачусь.

    И он двинулся дальше.

    Однако парень, который подавал вино, бросился за Ян Чжи вдогонку и совсем было настиг его, но Ян Чжи одним ударом сбил парня с ног и пошел прочь. Женщина запричитала, жалуясь, что ее обижают, однако Ян Чжи не обращал на нее никакого внимания и продолжал идти дальше. Вдруг он услышал, что кто‑то гонится за ним и кричит:

    – Куда это ты уходишь?!

    Оглянувшись, Ян Чжи увидел позади себя какого‑то человека с высоко засученными рукавами и большой дубиной в руках.

    «Ну, парень, погнался ты за мной на свою беду!» – подумал Ян Чжи и остановился. Но вслед за этим человеком бежал с вилами в руках еще один, в котором Ян Чжи узнал парня, прислуживавшего ему за столом. За ним неслись еще три крестьянина, вооруженные кольями.

    «Прикончу‑ка сначала одного, – сказал себе Ян Чжи, – остальные испугаются и сами отстанут». Подняв свой меч, он приготовился сразиться с подбежавшим к нему человеком, который, размахивая дубинкой, наступал на него. После того как они схватились уже раз тридцать, стало ясно, что человек этот, конечно, не может состязаться с Ян Чжи в военном искусстве. Ему оставалось лишь защищаться да уклоняться от ударов.

    В тот момент, когда подбежавшие крестьяне хотели вступить в бой, человек, бившийся с Ян Чжи, вдруг выскочил из круга и крикнул:

    – Стой! Погоди! Искусно же ты владеешь мечом! Как тебя зовут?

    – Я никогда и ни перед кем не скрываю своего имени, – ударив себя в грудь, отвечал Ян Чжи. – Зовут меня Ян Чжи, по прозвищу «Черномордый зверь».

    – Уж не вы ли военачальник Ян Чжи, из Восточной столицы?

    – А откуда вы знаете Ян Чжи? – с удивлением осведомился тот.

    – Вот уж поистине: «Глаза есть, а горы Тайшань не заметил!» – сказал человек, отбросив дубину и почтительно склонившись перед Ян Чжи.

    Ян Чжи поднял его и в свою очередь спросил:

    – Кто же вы такой?

    – Сам я из Кайфына, – отвечал тот, – и был учеником Линь Чуна, наставника восьмисоттысячного войска. Зовут меня Цао Чжэн, предки мои были мясниками. Я и сам слыл очень искусным мясником, хорошо снимал шкуры, разделывал мясо, скоблил кости. За мою ловкость в этом деле люди прозвали меня Дьяволом ножа. Один богач дал мне пять тысяч связок денег я послал меня в Шаньдун торговать. Но здесь я неожиданно проторговался, и мне нельзя уж было возвращаться на родину. Тогда я женился тут на дочери крестьянина и живу теперь в доме жены. Женщина, которую вы видели у очага, как раз и есть моя жена, а парень с вилами – мой шурин. Вы сражаетесь не хуже моего учителя Линь Чуна. Вот почему я и не мог устоять против вас.

    – Так вот оно что! – воскликнул Ян Чжи. – Вы обучались у Линь Чуна! Учитель ваш пострадал от командующего Гао Цю и ушел к разбойникам на Ляншаньбо.

    – Мне рассказывали о нем, – сказал Цао Чжэн, – но я не знал, правда ли это. Прошу вас, господин начальник, в мой дом подкрепиться и отдохнуть.

    Они вернулись в кабачок. Войдя в комнату, Цао Чжэн пригласил Ян Чжи сесть и приказал жене и шурину приветствовать начальника полагающимися по обычаю поклонами. На столе снова появились вино и закуски, и Цао Чжэн принялся потчевать Ян Чжи.

    – А как вы, господин начальник, очутились в наших краях? – спросил он гостя.

    Ян Чжи рассказал Цао Чжэну всю свою историю, начиная с того, как пропал по дороге мрамор, который он вез в столицу, и кончая похищением подарков, которые послал Лян Чжун‑шу.

    – Ну, раз такое дело, – отозвался Цао Чжэн, – прошу вас погостить некоторое время у меня, а там решим, что делать.

    – Я глубоко признателен вам за хорошее отношение, – сказал Ян Чжи, – но боюсь, что власти станут разыскивать меня, и мне не следует задерживаться здесь.

    – Но куда же вы пойдете? – спросил Цао Чжэн.

    – Скорее всего в Ляншаньбо, – промолвил Ян Чжи, – хочу разыскать там вашего учителя Линь Чуна. Однажды, проходя по тем местам, я повстречался с ним. Он как раз спускался с гор, и нам пришлось померяться силами. Ван Лунь, который был свидетелем нашего состязания, решил, что мы одинаково искусны в бою, и хотел оставить нас у себя. Вот тогда‑то я и познакомился с вашим учителем. Ван Лунь уговаривал меня остаться у них, но я не желал быть разбойником. Сейчас же, когда меня снова опозорили клеймом преступника, мне стыдно к ним возвращаться. Вот я и не знаю, что предпринять.

    – Вы правы, – отвечал на это Цао Чжэн, – я также слышал, что Ван Лунь человек ничтожный и ограниченный. Он не уживается со своими друзьями. Рассказывали даже, что когда мой учитель пришел в их стан, то вынес немало оскорблений от этого Ван Луня. Лучше будет, пожалуй, поступить следующим образом. Неподалеку отсюда в районе Цинчжоу есть гора Эрлуншань. На этой Горе стоит храм Баочжусы. Он со всех сторон окружен хребтами, и проникнуть туда можно лишь по одной‑единственной тропинке. Настоятель монастыря вернулся к мирской жизни и отрастил себе волосы. Примеру его последовали и остальные монахи. Говорят, что этот парень собрал шайку человек в пятьсот и грабит окрестное население. Имя его – Дэн Лун, а прозвище «Тигр с желтыми глазами». Если вы, господин начальник, решили идти в разбойники, отправляйтесь туда и вступайте в их шапку. Там вы будете спокойно жить.

    – Если есть такое место, – сказал Ян Чжи, выслушав его, – то почему бы мне и на самом деле не отправиться туда и не захватить этот монастырь. Там я, пожалуй, смогу обосноваться и зажить спокойной жизнью.

    Переночевав у Цао Чжэна, Ян Чжи занял у него немного денег и, распрощавшись с ним, взял свой меч и отправился на гору Эрлуншань.

    Он шел весь день и, когда стало смеркаться, увидел вдали высокую гору. «Переночую я, пожалуй, в лесу, а завтра поднимусь на гору», – подумал Ян Чжи. Но, свернувши в лес, он замер от испуга и неожиданности. На сосновом пне сидел, наслаждаясь прохладой, здоровенный голый монах. Спина его была разукрашена татуировкой. Увидев Ян Чжи, он схватил посох, лежавший у его ног, вскочил на ноги и завопил:

    – Ах ты, скотина! Как ты сюда попал?

    «Этот монах мой земляк, он тоже из Западных провинций. Надо будет побеседовать с ним», – думал Ян Чжи, слушая его брань.

    – А вы откуда здесь взялись, почтенный отец? – в свою очередь спросил он монаха.

    Но тот ничего не ответил и продолжал с воинственным видом размахивать своим посохом.

    «Однако этот лысый черт не отличается особой вежливостью, – размышлял Ян Чжи, – проучу‑ка я его, каналью, как следует!»

    И он ринулся на монаха с мечом. Так и началась эта схватка в лесу. Они сходились и расходились, наступали и отступали друг от друга уже пятьдесят раз, но и сейчас нельзя было сказать, кто окажется победителем.

    Наконец, монах, как бы нечаянно выскочив из круга, воскликнул:

    – Отдохнем немного!

    Оба остановились.

    В душе Ян Чжи питал к монаху симпатию и думал:

    «Откуда же он пришел, этот монах? Человек он способный и так мастерски владеет искусством боя, что мне стоит большого труда устоять против него!»

    – Эй ты, темнолицый парень! – окликнул его монах. – Кто ты такой?

    – Я начальник Ян Чжи из Восточной столицы, – ответил тот.

    – Не ты ли продавал в Восточной столице свой меч и прикончил мошенника Ню‑эра? – спросил монах.

    – А вы разве не видите на моем лице клейма? – в свою очередь обратился к нему Ян Чжи.

    – И надо же было нам встретиться здесь! – рассмеялся монах.

    – Смею ли я спросить о вашем имени, почтенный монах? – промолвил Ян Чжи. – И откуда вам известно, что я продавал меч?

    – Я не кто иной, как сотник Лу Да, что служит в управлении командующего в Яньаньфу, – отвечал монах. – Убив мясника, я бежал и скрылся на горе Утай, где принял монашество. А так как спина моя разукрашена татуировкой, то люди прозвали меня Лу Чжи‑шэнь – татуированный монах.

    – Значит, мы земляки, – рассмеялся Ян Чжи. – Во время своих скитаний я не раз слышал о вашем почтенном имени. Говорили, что обосновались вы в монастыре Дасянго. Как же вы очутились здесь?

    – Это длинная история, – ответил Лу Чжи‑шэнь. – В монастыре я ведал огородами и как‑то встретил Линь Чуна, по прозвищу «Барсоголовый», которого Гао Цю хотел погубить. Опасаясь, чтобы охранники по дороге в ссылку не убили его, я проводил Линь Чуна до Цанчжоу и тем спас ему жизнь. Мне и в голову не приходило, что охранники, сопровождавшие Линь Чуна, вернувшись, донесут Гао Цю о том, что они совсем было собрались покончить с Линь Чуном в лесу Диких кабанов, да вот помешал Лу Чжи‑шэнь – монах из монастыря Дасянго, который шел с ними до самого Цанчжоу. Люди Гао Цю в ярости готовы были убить меня и сказали игумену, чтобы тот выгнал меня вон из монастыря. Но и этого им было мало. Они послали людей схватить меня, но, к счастью, жившие по соседству бездельники успели предупредить меня об опасности, и негодяи просчитались в своих планах. Прежде чем бежать оттуда, я поджег стоявшую на огороде сторожку, а потом отправился бродить по белу свету. Но мне что‑то не везет, и я никак не могу пристроиться. Однажды, когда я проходил через местечко Шицзыпо, в округе Мынчжоу, я чуть было не погиб от руки одной женщины, содержательницы кабачка. Она напоила меня каким‑то зельем, но, на мое счастье, ее муж вовремя вернулся домой. Узнав, кто я такой, а также придя в восхищение от моего посоха и кинжала, он дал мне противоядие и спас меня. Порасспросив обо всем, он оставил меня погостить, а под конец мы даже побратались. Эта супружеская пара хорошо известна среди вольного люда. Его зовут Чжан Цин – огородник, а жену его – Людоедкой Сун Эр‑нян. Они очень славные и гостеприимные люди. Я прожил у них дня четыре и узнал, что смогу устроиться в монастыре Баочжусы, на горе Эрлуншань. Я пошел к Дэн Луну, рассчитывая присоединиться к его шайке. Однако этот скот не захотел принять меня, и мы дрались с ним не на жизнь, а на смерть. Не будучи в состоянии одолеть меня, этот подлец решил запереть крепко‑накрепко все ворота, а другого пути пробраться туда – нет. Как ни ругал я и ни оскорблял мерзавца, он ни за что не хотел выйти, чтобы еще раз со мной сразиться. Разозлил он меня порядком, но что теперь предпринять, не знаю. Вот уж не ожидал, что и вы, друг, придете сюда.

    Ян Чжи остался очень доволен рассказом Лу Чжи‑шэня. Они снова поклонились друг другу, как полагалось по обычаю, а затем провели вместе всю ночь, и Ян Чжи в свою очередь во всех подробностях поведал монаху историю о том, как он продавал свой меч, как убил Ню‑эра и, наконец, как лишился подарков, которые ему поручено было доставить в Восточную столицу ко дню рождения сановника. Рассказал он и о том, что Цао Чжэн посоветовал ему отправиться в эти места.

    – Раз он заперся, то нам его не вытащить оттуда. Лучше уж вернуться к Цао Чжэну и посоветоваться с ним, – закончил он.

    Приняв такое решение, они поспешили покинуть лес и направились к Цао Чжэну. Когда они пришли в кабачок, Ян Чжи представил Лу Чжи‑шэня хозяину. Тот быстро приготовил закуску и вино и стал потчевать своих гостей. За столом они принялись обсуждать вопрос о том, как лучше захватить гору Эрлуншань, и Цао Чжэн сказал:

    – Если разбойники действительно закрыли ворота, монастырь не взять и десятитысячному войску, где уж вам двоим справиться! Я думаю, что надо действовать не силой, а хитростью!

    – Что за мерзкая тварь, – выругался Лу Чжи‑шэнь. – Когда я пришел к нему в первый раз, он не пожелал приютить меня и даже не впустил в монастырь. Тогда я вступил с ним в смертный бой и так двинул его ногой в пах, что он повалился на землю. Но, когда я собрался прикончить Дэн Луна, его люди унесли этого бандита на гору и спасли. Потом они закрыли свои чертовы ворота, а я остался внизу, ругая их на чем свет стоит. Однако бродяга так и не решился больше спуститься вниз и вступить со мной в поединок.

    – Если это место и в самом деле подходящее, – сказал Ян Чжи, – то почему бы нам не пойти туда и совместными усилиями не одолеть их.

    – Но к монастырю невозможно пробраться, – возразил Лу Чжи‑шэнь, – да и взять его нам не по силам.

    – Я кое‑что придумал, – вмешался в разговор Цао Чжэн. – Не знаю только, понравится ли вам мое предложение.

    – Мы с большим удовольствием выслушаем вас, – отвечал Ян Чжи.

    Тогда Цао Чжэн начал объяснять им свой план.

    – Вы должны сменить свой наряд, – сказал он, обращаясь к Ян Чжи, – на простое платье, в каком ходят здешние крестьяне. Посох и кинжал, почтенный отец, я у вас пока возьму. Своему шурину и нескольким работникам я велю доставить вас к подножью горы, а там мы вас свяжем веревками. Я умею так завязывать узлы, что их легко быстро распутать. Потом мы приблизимся к монастырю и скажем бандитам, что пришли из кабачка соседней деревни, где этот монах напился пьяным и отказался платить за вино. В пьяном виде он, дескать, грозился собрать против вас людей и разгромить весь стан. Услышав это, мы связали пьяного и приволокли сюда, чтобы передать главарю. Этот бандит, конечно, впустит нас к себе на гору, а когда мы попадем в их стан и встретимся лицом к лицу с Дэн Луном, мы дернем за узел, тот сам распустится, и я тут же передам вам, почтенный отец, ваш посох и кинжал. И когда два таких молодца, как вы, бросятся на них, им не устоять! А когда вы покончите с главарем, остальные сами вам подчинятся. Ну, как вам нравится мое предложение? – спросил он в заключение.

    – Вот это здорово! – в один голос воскликнули Лу Чжи‑шэнь и Ян Чжи.

    Весь этот вечер они пировали, но не забыли позаботиться и о продуктах на дорогу. На рассвете следующего дня они поднялись, плотно закусили и в сопровождении шурина хозяина и нескольких работников направились к горе Эрлуншань. Узел со своими пожитками Лу Чжи‑шэнь оставил в доме Цао Чжэна.

    В лес они пришли после полудня и здесь переоделись. Ян Чжи надел широкополую бамбуковую шляпу, предназначенную для защиты от солнца, рваную полотняную рубаху; в руках у него был меч. Цао Чжэн взял посох Лу Чжи‑шэня, а все остальные вооружились дубинами. Лу Чжи‑шэня связали так, чтобы узлы легко можно было распутать, а конец веревки вручили двум крестьянам. Затем, окружив Лу Чжи‑шэня, все двинулись к подножью горы.

    Когда они приблизились к монастырю, то увидели, что там наготове расставлены огромные луки и стрелы, бутыли с известью и большие камни. Охранявшие ворота разбойники, узнав, что крестьяне привели связанного монаха, стремглав помчались на гору доложить об этом своему главарю. Через некоторое время над воротами показались два старых разбойника и, обращаясь к пришедшим, спросили:

    – Откуда вы? Что вам здесь надо и где вы захватили этого монаха?

    На это Цао Чжэн ответил:

    – Я из деревни, что неподалеку отсюда, содержу небольшой кабачок. Этот толстый монах постоянно заходит ко мне выпить вина. На этот раз он напился допьяна и отказался Уплатить. Да еще все время кричал, что пойдет в Ляншаньбо, захватит там несколько сот удальцов и нападет на гору Эрлуншань. Он грозился также разорить все окрестные деревни. Да я хорошенько напоил этого мерзавца, связал его и решил привести к вашему начальнику в знак уважения и покорности наших людей, а также, чтобы избавить себя от возможных бедствий.

    Слова эти доставили разбойникам огромное удовольствие, и они воскликнули:

    – Ладно! Дело ясное! Обождите здесь немного!

    Затем старшие разбойники поспешно поднялись на гору и доложили о том, что внизу ждут люди, которые привели толстяка‑монаха. Это сообщение очень обрадовало Дэн Луна, и он приказал:

    – Ведите всех их сюда! Теперь уж я отомщу этому подлецу! Выну у него сердце и печенку и приготовлю из них закуску к вину. Отомщу уж ему за все!

    Разбойники тут же отперли ворота и повели пришедших к своему главарю. Когда Ян Чжи и Цао Чжэн шли по разбойничьему стану, то притворялись, что крепко держат Лу Чжи‑шэня. Миновав три укрепленные прохода, они убедились, насколько это место было неприступным. По обеим сторонам проходов вздымались высокие горы, кольцом окружавшие также и весь монастырь. И над всей этой громадой горделиво возвышался горный пик, к которому вела одна лишь узкая тропинка. В проходах было навалено много бревен, камней для метания, огромные луки и стрелы; вдоль стен торчали густо натыканные острые и крепкие бамбуковые колья.

    Миновав трое ворот, закрывавшихся подъемными решетками, они очутились перед главным храмом, в который вели три входа. Площадка перед храмом, гладкая, как зеркало, была обнесена частоколом. У дверей храма стояло человек восемь разбойников. Завидев связанного Лу Чжи‑шэня, они, показывая на него пальцами, стали оскорблять его, выкрикивая:

    – Ах ты, лысый осел! Имел еще дерзость нападать на нашего предводителя! Ну, теперь попался! Вот обожди, мы с тобой разделаемся!

    Лу Чжи‑шэнь молчал. Его повели дальше, в главный зал храма. Все статуи из храма были вынесены, а посредине стояло большое кресло, покрытое тигровой шкурой. По обеим сторонам входа двумя рядами стояли разбойники, вооруженные пиками. Через некоторое время двое бандитов под руки ввели Дэн Луна и усадили в кресло. Цао Чжэн и Ян Чжи, крепко держа Лу Чжи‑шэня, подвели его к главарю разбойников.

    – Ты, лысый осел! – начал Дэн Лун, обращаясь к монаху. – Как ты осмелился нападать на меня и бить ногой в пах. Опухоль и синяки от твоих ударов у меня до сих пор еще не прошли. Зато уж теперь я поговорю с тобой!

    Тут Лу Чжи‑шэнь, страшно вытаращив глаза, завопил:

    – Ни с места, скотина!

    Крестьяне дернули за конец веревки, узел распустился, и веревка упала. Выхватив из рук Цао Чжэна свой посох, Лу Чжи‑шэнь с невероятной быстротой стал вращать им в воздухе. Ян Чжи сбросил наземь бамбуковую шляпу и также принялся размахивать мечом. Пустил в ход свою дубинку и Цао Чжэн, а вслед за ним с воинственным видом ринулись вперед и остальные крестьяне. Дэн Лун хотел было улизнуть, но Лу Чжи‑шэнь с такой силой хватил его посохом по черепу, что не только надвое рассек ему голову, но даже кресло, в котором Дэн Лун сидел, разлетелось в куски.

    Ян Чжи тем временем заколол человек пять разбойников, а Цао Чжэн кричал:

    – Сдавайтесь! Кто попытается сопротивляться, будет уничтожен!

    Разбойники, которых насчитывалось не менее шестисот человек, да и сами начальники были до того перепуганы всем происшедшим, что немедленно согласились сдаться. Трупы Дэн Луна и других разбойников тут же втащили на гору и сожгли за монастырем.

    Затем выяснили, много ли в амбарах имеется добра, осмотрели и привели в порядок все жилые помещения, проверили остальное имущество. Позаботились также о вине и закусках для пиршества. Лу Чжи‑шэнь и Ян Чжи стали хозяевами разбойничьего стана и устроили в честь этого празднество с угощением. Все разбойники подчинились им, а младшие вожаки были оставлены на своих местах. После этого Цао Чжэн распростился с двумя молодцами и вместе с крестьянами возвратился домой.

    Вернемся теперь к старому управляющему и носильщикам, которые сопровождали подарки. Весь обратный путь они выходили в поход рано поутру и в полдень останавливались на отдых. Придя в Северную столицу, отправились они прямо в управление и, представ с повинной перед Лян Чжун‑шу, повалились ему в ноги.

    – В дороге вам пришлось вынести немало трудностей, – сказал Лян Чжун‑шу. – Но где же военачальник Ян Чжи? – спросил он.

    – Мы и сами не знаем, – отвечали они. – Человек этот забыл об оказанных ему милостях и оказался отъявленным разбойником. На седьмой день пути мы достигли перевала Хуанниган. Жара стояла невыносимая. Мы зашли в сосновый лес отдохнуть немного в тени. Нам и в голову не приходило, что Ян Чжи вступит в сговор с семью разбойниками, которые выдавали себя за торговцев финиками. А он, оказывается, договорился с ними идти одной дорогой, и люди эти ждали нас вереди со своими тачками. Когда мы пришли на Хуанниган, Разбойники были уже там и отдыхали в сосновом лесу. Вскоре мы увидели торговца, который нес на продажу вино и останемся на перевале отдохнуть. Нам, конечно, не следовало бы пить этого вина, потому что туда было подсыпано зелье, а мы выпили и замертво свалились. Ну, а потом нас связали веревками, и разбойники вместе с Ян Чжи нагрузили на тачки все драгоценности, посланные ко дню рождения, прихватив заодно и наши пожитки, и увезли все это в горы. Мы доложили обо всем правителю области Цзичжоу и оставили в управлении начальников охраны, которые помогут местным властям в розысках и поимке разбойников. Сами же мы поспешили вернуться, чтобы доложить вашей милости о случившемся.

    Лян Чжун‑шу был очень расстроен этим сообщением и принялся ругать Ян Чжи:

    – Вот закоренелый преступник! Тебя осудили и сослали сюда, а я постарался возвысить тебя и снова сделать человеком. Как же ты посмел отплатить мне за все это черной неблагодарностью! Ну попадись теперь мне, я тебя на мелкие кусочки искромсаю!

    Затем он приказал позвать писца, велел ему тут же составить бумагу в управление областью Цзичжоу и отправил ее с особым нарочным, который должен был ехать, не останавливаясь ни днем, ни ночью. Лян Чжун‑шу спешно отправил также письмо в Восточную столицу своему тестю, сообщая обо всем случившемся.

    Мы не будем рассказывать о том, как гонец доставил бумагу в Цзичжоу, а вернёмся лучше к тем, кто отправился с донесением в Восточную столицу к императорскому наставнику. Прибыв туда, посланцы передали ему донесение Лян Чжун‑шу. Прочитав письмо, сановник Цай Цзин был чрезвычайно возмущен.

    – Эти разбойники совсем обнаглели! – воскликнул он. – В прошлом году они также захватили подарки, которые послал мне зять, и до сих пор эти драгоценности так и не найдены. Теперь они снова ограбили караван. Так дальше продолжаться не может!

    Он велел послать правителю области Цзичжоу приказ, в котором предлагалось немедленно выловить шайку разбойников и доложить об этом. Бумага была отправлена с нарочным, который должен был ехать, не останавливаясь ни днем, ни ночью.

    Что же касается правителя области Цзичжоу, то, получив от Лян Чжун‑шу приказ выловить разбойников, он совсем растерялся. И как раз в это время привратник доложил ему, что в управление прискакал из Восточной столицы гонец императорского наставника и говорит, что должен видеть правителя области по чрезвычайно важному и срочному делу. Это сообщение совсем расстроило правителя Цзичжоу, и он с грустью произнес:

    – Сомненья нет, и он по тому же делу, – о похищении подарков ко дню рождения!

    Правитель поспешил в приемную и, поздоровавшись с гонцом, сказал:

    – Я уже получил бумагу правителя области Лян Чжун‑шу по этому же делу и отправил людей для поимки разбойников. Однако никаких следов до сих пор обнаружить не удалось. Еще позавчера я получил уведомление начальника местных войск о том, что он отправил на розыски военачальника и уполномоченного по борьбе с разбойниками, которым под страхом наказания ведено выловить бандитов. Однако и им не удалось еще ничего сделать. Как только будет получено хоть какое‑нибудь сообщение, я тотчас же лично прибуду в управление императорскою наставника и доложу об этом.

    – Я посланец императорского наставника, – отвечал тот. – Мне приказано самим наставником отправиться сюда и требовать, чтобы вы поймали всю шайку. Перед отъездом наставник приказал мне лично оставаться в вашем управлении, пока не будут изловлены семь разбойников, притворившихся торговцами финиками, продавец вина и сбежавший командир Ян Чжи. На розыски их вам дается десять дней, после чего вы должны под конвоем прислать их в Восточную столицу. Если вы не выполните этого распоряжения в указанный срок, я боюсь, вам придется отправиться на остров Шамыньдао. Да и со мной, не знаю, что будет, так как возвратиться обратно я не смогу. Если вы, господин начальник, сомневаетесь в достоверности моих слов, прошу вас ознакомиться с приказом, который я привез.

    Прочитав приказ, начальник области так испугался, что распорядился тут же вызвать чиновников, ответственных за поимку разбойников. Вскоре в управление вошел человек и приветствовал начальника области.

    – Кто вы такой? – спросил тот.

    – Я – Хэ Тао, начальник отряда по борьбе с разбойниками, – почтительно отвечал пришедший.

    – Дело о краже подарков ко дню рождения на перевале Хуанниган поручено вам? – снова, спросил начальник области.

    – Разрешите вам доложить, господин начальник, – отвечал Хэ Тао, – что, после того как мне было приказано вести это дело, я не знаю отдыха ни днем, ни ночью. Я отправил на Хуанниган самых ловких и расторопных людей, и хотя уже наказал некоторых палками, однако никаких следов до сих пор так и не обнаружено. Не подумайте, господин начальник, что я нерадиво отношусь к вашим приказаниям, я действительно не знаю, что предпринять.

    – Что за дурацкие разговоры! – рассердился правитель области. – Недаром говорят: «Если начальник не строг, подчиненные ленятся!» Я сам из ученой семьи, и мне потребовалось много времени, чтобы добиться такого высокого поста. Сейчас императорский наставник прислал к нам человека с приказом о том, чтобы в течение десяти дней были пойманы все разбойники. Если приказ не будет выполнен, я не только лишусь места, но и буду сослан на остров Шамыньдао. Вы начальник отряда по борьбе с разбойниками и не проявили должного усердия, а это доставит мне много неприятностей. Вот я и сошлю вас в такое место, куда и дикий гусь не залетал.

    Затем правитель области вызвал татуировщика, приказал ему поставить на щеке Хэ Тао клеймо с надписью: «Сослан в область…», названия пока не велел проставлять и, обращаясь к Хэ Тао, оказал:

    – Хэ Тао! Если ты не выловишь разбойников, сбудешь наказан, как тяжелый преступник, и я никогда не прощу тебя.

    Выслушав его, Хэ Тао покинул управление и направился к себе. Он вызвал подчиненных в секретную комнату и начал совещаться с ними. Когда он сообщил им о своем разговоре с правителем области, они словно онемели и сидели, разинув рты, как гуси, которым стрела попала в клюв, или же как рыба, проглотившая крючок.

    – Вы приходите сюда в установленное время и получаете свое жалованье. А сейчас, когда пришла беда, все вы молчите, как будто в рот воды набрал. Хоть бы посочувствовали чуточку! Ведь меня уже заклеймили.

    – Помилуйте, господин начальник, – раздались голоса. – Мы ведь не деревянные и не каменные – все понимаем. Но, видать, эти разбойники, нарядившиеся купцами, – не здешние, а пришли издалека, из каких‑нибудь глухих горных районов. Здесь они воспользовались случаем, захватили драгоценные подарки, а теперь вернулись в свой стан и живут себе припеваючи. Как же их отыщешь? А если бы мы даже и знали, где они, то и тогда ничего не могли бы сделать.

    Хэ Тао, который еще в начале этого разговора был расстроен, выслушав своих подчиненных, впал в отчаяние. Покинув управление, он сел на коня и поехал домой. Там он отвел коня в конюшню, вошел в дом и остался наедине со своими печальными мыслями. Увидев его в таком состоянии, жена спросила:

    – Что это у тебя сегодня вид какой‑то необычный?!

    – Ты ведь ничего не знаешь! – ответил на это Хэ Тао. – Несколько дней тому назад правитель округа отдал письменный приказ, в котором говорилось, что на перевале Хуанниган шайка разбойников ограбила караван с подарками, посланными Лян Чжун‑шу – правителем области – своему тестю. Всего подарков было одиннадцать коромысел. Но, как я ни старался, бандитов так и не удалось найти. Сегодня, как раз когда я собирался просить правителя округа продлить срок поимки разбойников, он сам прислал за мной человека и, вызвав в управление, приказал немедленно всех выловить и направить в столицу. Когда на его вопрос о том, как обстоят дела, я ответил, что никаких следов найти пока не удалось и никто еще не пойман, он тут же приказал поставить на моем лице клеймо ссыльного. Только место ссылки он еще не проставил. Теперь подумай, что со мной будет!

    – Как же быть? – спросила жена, выслушав его. – Что придумать?

    В этот момент вошел Хэ Цин, младший брат Хэ Тао.

    – Зачем ты сюда пришел? – спросил Хэ Тао, увидев его. – Видно, в карты не пошел играть. Чего тебе надо?

    Но жена Хэ Тао, женщина хитрая, поманила Хэ Цина за собой и оказала:

    – Пойдем‑ка, деверь, на кухню. Мне надо кое о чем с тобой поговорить.

    Хэ Цин отправился вслед за невесткой, прошел в кухню и там уселся. Женщина подала на стол мясо, закуски, подогрела немного вина и пригласила Хэ Цина выпить и закусить.

    – Моему брату ничего не стоит обидеть человека, – сказал Хэ Цин своей невестке. – Пусть я человек никчемный, но все же его родной брат. И какой бы важный пост он ни занимал, родных забывать не следует. Ничего не было бы позорного в том, если бы он пригласил меня выпить чашечку вина.

    – Да ты ничего не знаешь, – оказала невестка Хэ Цина. – У твоего брата сейчас очень тяжело на душе.

    – У моего брата всегда было много денег и ценностей. Куда же все это девалось? Хоть и брат я ему, а нечасто, его беспокоил, так почему же ему тяжело?

    – Сейчас я тебе все расскажу, – отвечала невестка. – Дело в том, что на перевале Хуанниган шайка торговцев финиками похитила подарки, посланные правителем Северной столицы области Даминфу Лян Чжун‑шу своему тестю в Восточную столицу. Сейчас правитель области Цзичжоу по приказу императорского наставника велел в десятидневный срок выловить разбойников и отправить их в столицу. Если к тому времени разбойники не будут схвачены, твоего брата за невыполнение приказания сошлют в самые отдаленные места. Разве ты не заметил у него на лице клеймо ссыльного? Остается лишь указать место ссылки. Плохо ему придется, если в ближайшее время он не сумеет поймать этих разбойников. Так до тебя ли ему сейчас? Вот я и решила угостить тебя здесь, а ты уж не сердись на брата. Очень невесело у него на душе.

    – Слышал я, как люди толковали об этих подарках, – промолвил в раздумье Хэ Цин. – А где это случилось?

    – Говорили, будто на перевале Хуанниган, – отвечала невестка.

    – Кто же эти грабители? – продолжал расспрашивать Хэ Цин.

    – Да опомнись, деверь, ведь ты не пьян еще как будто! – рассердилась женщина. – Я ведь только что тебе сказала, что похитили подарки семь торговцев финиками!

    В ответ на эти слова Хэ Цин разразился смехом:

    – Так вот оно что! Ну, если это были просто торговцы финиками, тогда чего же горевать? Почему брат не пошлет каких‑нибудь ловких людей их выловить?

    – Легко тебе говорить, – возразила невестка, – а вот пойди поймай их!

    – Дорогая сестра! – сказал, смеясь, Хэ Цин. – Стоит ли из‑за этого тревожиться! У брата моего много приятелей, которых он постоянно принимает у себя и угощает. Вот только своего родного брата он совсем не замечает. Теперь же, когда ему пришлось туго, друзья покинули его, оправдываясь тем, что не могут помочь ему. А если бы он получше обращался со своим братом и хоть иногда приглашал его выпить, брат этот, может быть, что‑нибудь и посоветовал бы сейчас.

    – Дорогой деверь! – воскликнула жена Хэ Тао. – Ты что‑нибудь знаешь об этом деле?!

    – Поживем‑увидим! – смеясь, отвечал Хэ Цин. – Когда моему дорогому брату и впрямь будет угрожать опасность, может быть я смогу ему чем‑нибудь помочь.

    С этими словами он поднялся и собрался уходить. Но невестка стала удерживать его, приглашая выпить еще пару чашек вина. Слова деверя удивили ее, и она поспешила подробно рассказать мужу обо всем, что говорил его брат. Выслушав ее, Хэ Тао тотчас же попросил позвать брата и с приветливым видом обратился к нему:

    – Брат, если ты знаешь, куда скрылись разбойники, почему же ты не хочешь сказать об этом и избавить меня от беды?

    – Что ты! Ничего я не знаю. Я пошутил. Где уж мне, младшему брату, помочь старшему?!

    – Дорогой брат! – не унимался Хэ Тао. – Не будь таким бездушным. Вспомни все хорошее, что я сделал тебе, и забудь про зло, которое я тебе когда‑либо причинил. Спаси меня!

    – Брат мой! – отвечал Хэ Цин. – У тебя около трехсот подчиненных. Среди них есть, конечно, и толковые и ловкие люди. И если они ничего не могут сделать, как же я, маленький человек, могу тебя спасти?

    – Не говори о них, брат, – сказал Хэ Тао. – Я чувствую по твоим словам, что ты что‑то знаешь. Почему же ты ждешь, чтобы меня другие спасли? Скажи, куда скрылись разбойники, и я не останусь перед тобой в долгу. Выручи меня из беды!

    – Да что же я могу поделать? – отнекивался Хэ Цин. – Я сам ничего не знаю!

    – Не мучь меня! – взмолился Хэ Тао. – Ведь мы с тобой дети одной матери!

    – А ты не спеши! – ответил Хэ Цин. – Вот когда тебе и вправду придется туго, я постараюсь что‑нибудь сделать, чтобы выловить эту шайку мелких воришек.

    – Дорогой мой деверь! – вмешалась в разговор жена Хэ Тао, – найди способ спасти брата. Не забывай, что вы родня. Императорский наставник велел немедленно поймать всех разбойников. Они ведь ограбили караван с ценностями, а ты говоришь: «мелкие воришки». – Сестра! – отвечал Хэ Цин. – Сколько оскорблений пришлось мне вынести от старшего брата из‑за того лишь, что я люблю карты! Я испытываю страх перед братом и не могу с ним спорить. Когда ему было хорошо, у него были и вино и закуски, он веселился с другими, а теперь вот и я понадобился!

    В этих словах Хэ Тао уловил намек. Он достал десять лян серебра и, положив их на стол, сказал:

    – Прошу тебя, брат, взять пока вот это серебро, а когда разбойники будут пойманы, я награжу тебя золотом, шелком и другими подарками.

    – Ну, брат! – рассмеялся Хэ Цин. – Ты совсем, как тот человек, про которого говорится: «В тяжелую минуту припадает к стопам Будды, а как пройдет беда, и свечи не зажжет». Взять у тебя сегодня серебро, значит заниматься вымогательством. Сейчас же спрячь его и не вздумай подкупать меня. Если ты будешь поступать подобным образом, я вовсе ничего не скажу. Напрасно ты думаешь, что помощь мою можно купить за деньги.

    – Это всего лишь часть обещанной властями награды в триста‑пятьсот связок монет. Ты уж не откажись, брат, помочь мне, скажи, где сейчас эти разбойники?

    – Да можно считать, что у меня в кармане, – отозвался Хэ Цин, хлопнув себя по ляжке.

    – Что ты, брат? – изумился Хэ Тао. – Как же это они У тебя в кармане?

    – А ты пока не спрашивай, – прервал его Хэ Цин. – Сказал я, что они в моих руках, значит так и есть. Убери‑ка ты свое серебро и впредь не думай меня подкупать. Помни, что мы с тобой братья! – говорил Хэ Цин с расстановкой.

    Не случись всего этого, в уезде Юньчэн, может быть, и не появился бы герой – борец за справедливость, а в Ляншаньбо не собрались бы вместе удальцы Поднебесной.

    О чем сообщил Хэ Цин, читатель узнает из следующей главы.

    librebook.me

    Читать онлайн электронную книгу Речные Заводи - Глава 36 бесплатно и без регистрации!

    в которой рассказывается о том, как My Хун Не знающий преград преследовал Сун Цзяна и как лодочник разбушевался на реке Сюньянцзян

    Вы уже знаете, что Сун Цзян не совсем удачно вознаградил на свою беду торговца лекарствами пятью лянами серебра, потому что из толпы к ним тут же прорвался огромный детина и, тараща глаза, закричал:

    – Где этот прохвост научился фехтовать пикой и палицей? И как он смеет хвалиться перед жителями нашего города! Да не обращайте на него внимания, – обратился он к толпе, а потом заорал на Сун Цзяна: – А ты что за богач такой, чтобы раздавать здесь награды и тем пятнать честь нашего города?

    – Да что тебе за дело, кому я даю деньги? При чем тут ты? – возразил Сун Цзян.

    – Ах ты, тварь преступная! – завопил тот и схватил Сун Цзяна за грудь. – Да как смеешь ты так со мной разговаривать!

    – А почему же это и не возразить тебе? – спросил Сун Цзян.

    Тогда парень замахнулся кулаком, намереваясь ударить Сун Цзяна в лицо, но тот во-время увернулся. Однако парень продолжал наступать. Сун Цзян приготовился было дать ему отпор, но в это время мастер фехтования подбежал к нападающему сзади и, схватив его одной рукой за голову, а другой – за поясницу, так двинул под ребра, что тот кувырком полетел на землю. Когда же парень попытался подняться на ноги, торговец лекарствами пинком ноги снова повалил его. И лишь после того, как стражники удержали торговца, побежденный поднялся с земли, посмотрел сначала на Сун Цзяна, а затем на мастера фехтования и сказал:

    – Хорошо же! Как бы там ни было, а я вас еще проучу, можете не сомневаться, – и пошел прочь.

    Тогда Сун Цзян спросил, как зовут мастера фехтования и откуда он родом. Тот отвечал:

    – Я родом из Лояна, провинции Хэнань. Зовут меня Сюэ Юн. Дед мой служил командиром в пограничном управлении под началом старого Чжуна. Дед был очень груб со своими сослуживцами и поэтому никак не мог продвинуться по службе. А вот мы – его дети и внуки – живем тем, что занимаемся фехтованием и продажей лекарств. Среди вольного люда я известен под именем Сюэ Юн – Злой тигр. Не могу ли я узнать ваше почтенное имя, – добавил Сюэ Юн. Когда же Сун Цзян назвал себя и сказал, откуда он родом, Сюэ Юн спросил:

    – Уж не тот ли вы господин Сун из провинции Шаньдун, который известен под прозвищем «Благодатный дождь»?

    Сун Цзян подтвердил, что это он и есть; тогда Сюэ Юн поспешно склонился перед ним в глубоком поклоне. Сун Цзяи помог ему подняться и пригласил побеседовать за чашкой вина.

    – Очень рад! – согласился Сюэ Юн. – Я как раз хотел познакомиться с вами, но не имел счастья встретить вас раньше.

    Он быстро собрал свое оружие и лекарства и отправился с Сун Цзяном в ближайший кабачок. Однако неожиданно для них содержатель кабачка заявил:

    – И вино и мясо у меня есть, но, к сожалению, я ничего не могу вам подать.

    – Это почему же? – удивился Сун Цзян.

    – А потому, – отвечал хозяин, – что тот, кто сейчас с вами дрался, прислал человека сказать, что если я подам вам хоть что-нибудь, то он вдребезги разнесет мой кабачок. Я не смею нарушить его приказ. Да кто же посмеет ослушаться его, когда он в Цзеянчжэне ведет себя как хозяин.

    – Ну, раз такое дело, – сказал Сун Цзян, – так нам лучше уйти отсюда. Этот парень, конечно, придет скандалить и сюда.

    – Тогда я пойду в свою гостиницу, расплачусь там за комнату. Через день-два я тоже буду в Цзянчжоу, там мы и встретимся, – сказал Сюэ Юн. – А вы, дорогой брат, отправляйтесь вперед.

    Сун Цзян достал еще лян двадцать серебра и дал их Сюэ Юну. Распростившись, они разошлись в разные стороны. Выйдя из кабачка, Сун Цзян со своей стражей пошел искать другое место, где можно было бы выпить и закусить. Но и во втором кабачке произошло то же самое.

    – Наш господин, – сказал хозяин, – запретил подавать вам еду и питье. Как же я осмелюсь нарушить его приказ? Вы напрасно ходите и тратите свои силы. Никто вам не поможет.

    Что могли сказать на это Сун Цзян и его стражники? Они заходили еще в несколько мест, но везде им говорили одно и то же. Наконец, они вышли на окраину города и увидели несколько небольших постоялых дворов. Однако попытка остановиться там на ночлег кончилась неудачей: им везде отвечали отказом. На вопрос Сун Цзяна, что же это значит, ему только повторяли, что господин распорядился ни в коем случае не впускать их на ночлег. Видя, что положение безнадежно, они снова пустились в путь.

    Красный диск солнца спускался за горы. Наступили сумерки. У Сун Цзяна и его провожатых на душе стало тревожно. Но делать было нечего. Ясно, что Сюэ Юн разозлил этого негодяя, и вот теперь им негде остановиться на ночлег – здесь не пускают, а впереди нет никаких селений. Они так и не могли придумать, где остановиться на ночь. И вдруг в этот момент они увидели перед собой небольшую тропинку, которая уходила вглубь леса, а вдали между деревьями мерцал огонек. Заметив его, Сун Цзян воскликнул:

    – Раз светится огонек, значит есть и люди! Теперь нам нечего беспокоиться. Остановимся там на ночлег, а завтра снова двинемся в путь.

    – Огонек светится не на дороге, – присмотревшись сказали стражники.

    – Неважно, – откликнулся Сун Цзян. – Пусть даже и не на дороге. Завтра придется пройти лишних два-три ли, что за беда! – и они пошли по тропинке.

    Не прошли они и двух ли, как из-за леса перед ними выросла большая усадьба. Подойдя к воротам, они постучались. На стук вышел работник и спросил:

    – Что вы за люди? Уж ночь на дворе, а вы стучитесь в ворота!

    – Я ссыльный и иду со своей стражей, – вежливо начал Сун Цзян. – Но мы по ошибке прошли стоянку, и теперь нам негде остановиться на ночлег. Мы просим приютить нас на одну ночь в вашем уважаемом поместье, а завтра мы, как полагается, расплатимся за постой.

    – Ну, раз такое дело, подождите здесь немного, а я пойду доложу хозяину. Если он разрешит, я вас впущу. Вскоре работник вернулся и сказал:

    – Хозяин просит вас войти.

    Сун Цзян со стражниками вошел в дом и познакомился с хозяином. Последний приказал работнику провести путников в помещение у ворот и дать им поужинать. Когда они туда вошли, работник зажег плошку и сказал им, чтобы они устраивались. Потом он принес три чашки супу и овощных закусок. После ужина работник убрал посуду и ушел в дом.

    Оставшись одни, стражники сказали Сун Цзяну:

    – Господин писарь, здесь посторонних нет, давайте снимем вашу кангу, тогда вам будет удобнее спать. А завтра утром снова наденете ее, и двинемся в путь!

    – И то правда, – отвечал Сун Цзян и снял с шеи кангу. Потом они втроем вышли на двор справить нужду. Небо было усыпано звездами. Сун Цзян заметил, что от помещения, стоящего в стороне от гумна, идет узкая тропинка. Войдя к себе, они закрыли двери и легли спать. Укладываясь, Сун Цзян сказал стражникам:

    – А все же повезло нам, что хозяин усадьбы оставил нас ночевать.

    В эту минуту они услышали, что кто-то вышел из дома я ходит по двору. Сун Цзян выглянул в щелку двери и увидел, что это ходит сам хозяин в сопровождении троих работников. Светя факелами, они что-то осматривали кругом.

    – Этот хозяин, как мой отец, – сказал Сун Цзян. – Все ему надо посмотреть самому. Не пойдет спать до тех пор, пока все не проверит.

    Тут Сун Цзян и стражники услышали, что к воротам подошли какие-то люди и требуют, чтоб их впустили.

    Работники поспешили открыть ворота, и в усадьбу вошло человек семь. Тот, что шел впереди, держал в руках меч, а у остальных были – у кого рогатины, у кого колья. При свете факела Сун Цзян узнал человека с мечом. Это был тот самый парень, с которым у него произошла стычка в Цзеянчжэне! Затем Сун Цзян услышал, как хозяин усадьбы спросил:

    – Откуда это ты, сынок, явился и с кем собираешься драться? На дворе уже ночь, а ты все ходишь с пиками и кольями.

    – Ах, это ты отец! А старший брат дома?

    – Он напился и спит в беседке за домом.

    – Ну, я пойду разбужу его. Мы отправимся в погоню за одним человеком.

    – С кем же это ты опять повздорил, а? – спросил хозяин. – Ты и не думай будить брата, вряд ли он сейчас встанет. Расскажи-ка лучше мне, что там у тебя случилось?

    – Да ты и не знаешь, отец, что произошло! Сегодня в город пришел какой-то фехтовальщик – продавец лекарств. И этот парень, черт бы его подрал, не представившись нам, собрал на улице народ и устроил представление. Ну, я запретил давать ему деньги. Тут, откуда ни возьмись, появился какой-то ссыльный преступник. Желая показать себя хорошим человеком, он дал торговцу пять лян серебра,запятнав таким образом честь нашего города! Только я собрался проучить этого бездельника, как дьявол торгаш схватил меня за голову и одним ударом сбил с ног. А потом еще наподдал мне под ребра. У меня и сейчас болит поясница. Прежде всего я разослал своих людей по всем кабачкам и постоялым дворам предупредить хозяев, чтобы они не давали им ни еды, ни ночлега. Затем я пошел в игорный притон, собрал там удальцов, и мы отправились на постоялый двор, где захватили торговца лекарствами и вздули его как следует. Сейчас мы его подвесили в доме дутоу [[1]начальник местной охраны], а завтра потащим на берег реки, свяжем и бросим в воду. Хоть на нем сорву свою злость! Но ссыльного преступника с его сопровождающими мне еще до сих пор не удалось захватить. И где они могли остановиться на ночлег – ведь впереди нет никаких постоялых дворов! Вот я и хотел разбудить брата, чтобы пуститься вдогонку по двум направлениям и поймать этого стервеца.

    – Сын мой, – сказал старик, – нельзя так относиться к людям. У ссыльного были деньги, и он пожелал вознаградить фехтовальщика. А тебе-то какое дело до этого? За что ты собираешься расправиться с ним? Правда, тебя побили, но не так уж крепко. Ты лучше послушайся меня и ничего не говори об этом брату. Вряд ли он станет вмешиваться в это дело. А если и станет, так это значит, что опять кто-то должен погибнуть. Мой совет тебе: идти спать. Уж давно за полночь, не ходи ты по домам и не стучись. Не тревожь деревню. И тебе самому будет лучше.

    Но молодец не стал слушать старика и с мечом в руках пошел в усадьбу. Старик отец последовал за ним. Услышав этот разговор, Сун Цзян сказал своим сопровождающим:

    – Плохо наше дело! И надо же было нам остановиться в его доме. Что же теперь делать? Лучше всего, пожалуй, уйти отсюда. Если этот парень узнает, что мы здесь, он, конечно, покончит с нами. Хорошо еще, что старик не сказал ему о нас, но разве работники посмеют скрыть это от него?

    – Да, вы правы, – согласились стражники. – Дело очень опасное! Надо поскорее отсюда выбираться.

    – Через ворота нам выходить нельзя, – сказал Сун Цзян. – Придется проделать в стене дыру и уйти лесом.

    Так они и сделали. Захватив свои узлы и кангу, они выбрались наружу и при свете звезд углубились по тропинке в лес. Путники так торопились, что шли, не разбирая дороги. Часа через два они увидели, что перед ними расстилаются большие заросли камыша, а далее – могучая река бурливо катит свои воды. Вдруг позади раздались крики и свист, показались пылающие факелы. Это была погоня.

    – Беда! – крикнул Сун Цзян. – Придется нам, пожалуй, укрыться в камышах, – и они втроем бросились к зарослям. Но, оглянувшись, увидели, что факелы уже недалеко, и совсем пали духом. Ноги их ослабли. В камышах они натыкались друг на друга. Впереди не было пути, там лежала большая река. Взглянув на небо, Сун Цзян горестно вздохнул и промолвил:

    – Если бы я знал, что попаду здесь в такую беду, уж лучше, бы остался жить в Ляншаньбо. Кто мог думать, что мне суждено погибнуть в пути?

    И вот, когда Сун Цзян пришел в полное отчаяние, из камышей вдруг появилась лодка. Увидев ее, Сун Цзян закричал:

    – Эй, лодочник! Помоги нам выбраться отсюда, мы тебе за это заплатим!

    – А кто вы такие? – крикнул тот. – И как очутились здесь?

    – За нами гонятся лихие люди, они хотят ограбить нас, – отвечал Сун Цзян. – Воспользовавшись темнотой, мы бросились сюда. Пожалуйста, поскорее перевези нас. Мы уж как следует отблагодарим тебя.

    Тогда лодочник подъехал к ним, и все трое быстро вскочили в лодку. Один стражник бросил на дно узлы с вещами, другой взял шест и стал отталкивать лодку, а лодочник помогал веслом. Думая о том, что зазвенело в узлах, когда они ударились о дно, он был очень доволен и продолжал грести. Скоро лодка очутилась на середине реки.

    Тем временем на берегу показалась толпа людей. Они несли более десяти факелов. Впереди шли два молодца с мечами в руках, а за ними следовало еше десятка два парней, кто с копьем, кто с дубинкой. Все они в один голос орали, требуя, чтобы лодочник возвратился и пристал к берегу. А Сун Цзян и стражники лежали на дне лодки и уговаривали лодочника:

    – Не подавай ты им лодки, мы как следует отблагодарим тебя!

    Лодочник молча кивнул головой и, ничего не отвечая тем, кто звал его с берега, продолжал гнать лодку вперед. Стоявшие на берегу, не умолкая, окликали лодочника и угрожали перебить всех, если он не подаст лодку. В ответ на это лодочник только сердито усмехался. Из толпы на берегу продолжали выкрикивать:

    – Да ты кто такой, что осмеливаешься не подавать нам лодки?

    – Меня зовут лодочник Чжан, – отвечал тот, холодно усмехаясь. – Перестаньте бранить меня!

    Тогда освещенный факелами огромный детина закричал:

    – Так это ты, почтенный Чжан! Разве ты не видишь, что это мы – братья?

    – Не слепой! Вижу! – отвечал лодочник.

    – Ну, а раз видишь, так давай поскорее сюда лодку. У нас есть к тебе разговор.

    – Ну, поговорить можно и завтра утром. Мои пассажиры очень торопятся.

    – Да нам как раз и нужны те трое, которые находятся в лодке!

    – Эти пассажиры – самые близкие мне люди, – отвечал лодочник, – они помогают мне заработать на жизнь.

    – А ты подъезжай сюда, мы с тобой поговорим, – продолжал настаивать тот.

    – Вы с удовольствием отняли бы у меня кусок хлеба, – отвечал лодочник.

    – Дорогой Чжан, ты не так меня понял! Нам надо поймать преступника. Ты лучше подъезжай сюда.

    – Нет, я давно поджидал таких пассажиров! – прокричал лодочник, продолжая грести. – А вы уж не обижайтесь на меня. Мы встретимся с вами в другой раз.

    Суя Цзян замер: он не мог понять, какой намек таится в словах лодочника. Лежа на дне лодки, он потихоньку переговаривался со своими стражниками.

    – А ведь этот лодочник все же спас нам жизнь, – сказал он. – Смотрите в разговоре с ним не забывайте, что он оказал нам великую милость. Если б он не согласился перевезти нас – нам не удалось бы бежать.

    А между тем лодочник продолжал грести и отъехал от берега уже далеко. Приподнявшись в лодке, Сун Цзян и стражники посмотрели на берег и увидели, что огни факелов удаляются, мелькая среди камышей.

    – Ну, наконец-то! Какое счастье, что нам удалось повстречать хорошего человека и избавиться от злых преследователей, – сказал Сун Цзян. – Ведь мы избежали нависшей над нами беды.

    В это время он услышал, как лодочник, не переставая грести, затянул песенку:

    У реки я родился. Начальства и неба

    Никогда не страшился. Мне все нипочем!

    Слиток золота ночью добыл я удачно, —

    Потому-то я весел! Грустить мне о чем?

    Услышав, что он поет, Сун Цзян и его спутники так и похолодели. «Ну, это он просто шутит», – подумал Сун Цзян. Не успели они еще обмолвиться словом, как увидели, что лодочник положил весло и, обращаясь к ним, сказал:

    – Вы, чертовы стражники! Только и знаете, что притеснять людей, занимающихся контрабандой. Ну, теперь вы все трое попали в мои руки! Говорите, что выбираете – рубленую лапшу или же чашку супа с клецками.

    – Хозяин, брось шутить над нами! Говори прямо, что такое лапша и что это за суп с клецками? – спросил Сун Цзян.

    – Какие там к дьяволу шутки! – закричал лодочник, сердито тараща глаза. – Хотите рубленую лапшу, так я могу без труда покончить с вами. Один взмах – и вы все будете в воде. У меня здесь в лодке есть такой острый нож, что им можно ветep разрезать. Ну, а если предпочитаете клецки, тогда живо сбрасывайте с себя одежду и прыгайте в воду. Кончайте с собой сами!

    Услышав эти слова, Сун Цзян, сдерживая своих стражников, воскликнул:

    – Вот и снова беда! Поистине беда не приходит одна.

    – Ну, думайте, думайте скорее, да говорите, что вы решили! – закричал лодочник.

    – Ты пойми, уважаемый, в каком мы тяжелом положении, – сказал Сун Цзян. – Сжалился бы ты над нами!

    – Да что вы глупости мелете! – вскричал лодочник. – Я и полчеловека не помилую, не то что вас троих. Недаром меня прозвали Чжан «Собачья морда». Для меня нет ничего святого! Заткните свои поганые глотки и немедля прыгайте в воду!

    – У нас в узлах есть золото и серебро, шелка и одежда, – продолжал упрашивать Сун Цзян. – Все бери, только оставь нам жизнь!

    Но лодочник нагнулся, взял свой меч и громко закричал:

    – Чего же вы еще ждете?

    Тогда Сун Цзян, глядя на небо и тяжело вздыхая, сказал своей охране:

    – Видно, я нарушил волю неба, был непочтителен к своим родителям и совершил преступление. А теперь по моей вине приходится погибать и вам.

    – Не говорите так, господин писарь, – произнесли стражники, поддерживая Сун Цзяна. – Ведь мы погибаем все вместе.

    – Ну, ну, живее раздевайтесь, да прыгайте в воду! А сами не прыгнете, так я вас сейчас порублю и выброшу.

    Сун Цзян и его спутники сидели, тесно прижавшись друг к другу, и смотрели в воду. Вдруг они услышали позади скрип весел. Тут лодочник оглянулся и увидел, что их нагоняет летящая, как стрела, лодка. В ней было три человека: один с рогатиной в руках стоял на носу лодки, а двое его помощников изо всех сил налегали на весла; брызги воды сверкали при свете звезд. Вскоре лодка приблизилась, и стоявший на носу человек, взяв рогатину наизготовку, крикнул:

    – Эй, чья это лодка? Кто осмелился орудовать в этих водах? Добычу делим пополам.

    – Ах, это почтенный брат Ли! – воскликнул лодочник. – А я-то думал, кто же это такой? Ты что, тоже на работу выехал? А где твой брат?

    – А, это ты, брат Чжан! – откликнулся другой. – Значит, ты опять здесь промышляешь? С уловом ты или нет?

    – Ну, узнаешь, что тут у меня, так нахохочешься, – отвечал лодочник. – Мне в последнее время не везло, да еще я проигрался в пух и прах! Вот сидел я на отмели и раздумывал над своей судьбой, как вдруг на берегу показалась толпа людей. Они гнались за тремя, которые сами прибежали ко мне в лодку. Двое – из этих мерзавцев – стражники, а третий – низкорослый, темнолицый преступник. Но кто он и откуда, я не знаю. Сам он говорит, что его сослали в Цзянчжоу, однако канги у него на шее нет. Гнались за ними братья My из города Цзеянчжэнь. Они хотели поймать его, да я понял, что тут есть чем поживиться, и не выдал их.

    – Э! – вскрикнул тот. – Может быть, у тебя в лодке почтенный брат Сун Гун-мин?

    Сун Цзяну показалось, что этот голос ему знаком, и ов закричал, приподнявшись в лодке:

    – Добрый человек, не спасете ли вы Сун Цзяна?

    – Да, это действительно почтенный брат Сун, – с испугом воскликнул Ли. – Хорошо, что я не опоздал!

    Выглянув из лодки, Сун Цзян при свете звезд увидел, что на носу догнавшей их лодки стоял не кто иной как Ли Цзюнь – Дракон, будоражащий реки. А гребцами оказались Тун Вэй и Тун Мэн. Как только Ли Цзюнь узнал Сун Цзяна, он сразу же прыгнул к нему в лодку и голосом, полным участия, сказал:

    – Ну, уж натерпелись вы страху, уважаемый брат! Опоздай я немного, и вас могли бы по ошибке лишить жизни. Само небо послало меня сюда. Какое-то беспокойство грызл меня сегодня, и я решил выехать на лодке за добычей. Вот уж никак не думал, что найду вас, дорогой брат, в таком опасной положении.

    А лодочник, казалось, потерял дар речи и после долгого молчания, наконец, решился спросить:

    – Почтенный господин Ли Цзюнь, неужели этот темнолицый человек и есть Сун Гун-мин из Шаньдуна по прозвищу «Благодатный дождь»?

    – Как видишь! – отвечал Ли Цзюнь.

    Тогда лодочник отвесил Сун Цзяну глубокий поклон и сказал:

    – Почтенный отец! Что же вы раньше не назвали своего имени? Ведь я мог совершить злое дело! Я едва не погубил вашу жизнь.

    Тогда Сун Цзян, обращаясь к Ли Цзюню, спросил, кто этот человек и как его зовут.

    – Вы, конечно, не могли знать, что это мой названный младший брат. Зовут его Чжан Хэн, по прозвищу «Собачья морда». Живет он здесь на реке и занимается вот этим «добродетельным» делом.

    Тут Сун Цзян и стражники рассмеялись; затем лодки направились к берегу. Чжан Хэн и Ли Цзюнь помогли Сун Цзяну и его сопровождающим выйти на отмель. Там Ли Цзюнь сказал Чжан Хэну:

    – Ну, брат, сегодня тебе представился случай познакомиться с самым справедливым человеком в Поднебесной, писарем Юньчэнского уездного управления господином Сун Цзяном, о котором я так много тебе говорил.

    При этих словах Чжан Хэн выбил огонь из кремня, зажег Фонарь, поднял его и, осветив лицо Сун Цзяна, тут же бухнулся ему в ноги, прямо на песок.

    – Дорогой брат! – взмолился Чжан Хэн. – Прошу вас простить мне мою вину. – И, закончив церемонию с поклонами, спросил:

    – Могу ли я узнать, почтенный брат, за что же вас сослали в эти места?

    Ли Цзюнь рассказал ему историю Сун Цзяна. Выслушав весь рассказ, Чжан Хэн произнес:

    – Я должен сказать вам, дорогой брат, что у нас в семье два брата. Я – старший. У моего младшего брата отменное здоровье и белое как снег тело. Он может проплыть под водой пятьдесят ли и прожить под водой семь дней и семь ночей. А когда он плывет, то кажется, что в воде сплошная белая полоса. Народ дал ему прозвище Чжан Шунь – «Белая лента в воде». К тому же он очень хорошо владеет военным искусством. Прежде мы жили с ним вместе на берегу Янцзы и зарабатывали честным трудом.

    – Ну, а что же потом случилось? – поинтересовался Сун Цзян.

    – Потом мы оба проигрались. И я стал заниматься перевозкой через реку контрабандистов. Некоторые спешили, да и были не прочь избежать уплаты пошлин. Однажды, когда в лодке все места были заняты, я шепнул моему брату Чжан Шуню, чтобы он нарядился торговцем и тоже сел с узлом в мою лодку. На середине реки я остановился, бросил якорь и, схватив нож, потребовал деньги за перевоз. По уговору мне должны были заплатить по пятьсот монет с человека, а я требовал по три тысячи. Начал я со своего брата – мы условились, что он откажется платить такие деньги. Тогда я вступил с ним в драку. Одной рукой я схватил его за голову, другой – за ноги и швырнул в воду. После этого я обратился к остальным – они сидели, оцепенев от страха, и никто из них не подумал возражать, а напротив, каждый старался уплатить первым требуемую сумму. Собрав деньги, я доставил их в тихое место и высадил на берег. А мой брат тем временем переплыл под водой на противоположный берег. Там мы поделили с ним выручку и отправились играть в карты. Вот так мы и промышляли с моим младшим братом.

    – А здесь много бывает торговцев, которые обращаются к вам для переправы через реку? – спросил Сун Цзян.

    Услышав это, Ли Цзюнь и остальные рассмеялись, а Чжан Хэн сказал:

    – Ну, сейчас-то мы с братом занимаемся другим делом. Я здесь – на Сюньянцзяне – сам понемногу занимаюсь контрабандой. А Чжан Шунь служит в Цзянчжоу надзирателем по торговле рыбой. Раз уж вы, почтенный брат, едете туда, то разрешите послать с вами брату письмо. Вот беда только – неграмотный я, сам написать не умею.

    – Мы пойдем в деревню, – сказал на это Ли Цзюнь, – и попросим написать господина писаря. А Тун Вэй и Тун Мэн останутся здесь присматривать за лодками.

    Так они и сделали. Впереди шагали Ди Цзюнь и Чжан Хэн. Последний нес фонарь. Не прошли они и одного ли, как заметили впереди огни факелов.

    – А что, братья еще не ушли отсюда? – спросил Чжан Хэн.

    – Какие братья? – в свою очередь спросил Ли Цзюнь.

    – Из семьи My, они живут здесь в городке, – ответил тот.

    – А вот мы сейчас заставим их подойти и поклониться нашему почтенному брату, – произнес Ли Цзюнь.

    – Это невозможно, что вы, что вы! – поспешно воскликнул Сун Цзян. – Ведь они только что гнались за мной.

    – Не беспокойтесь, почтенный брат наш, – сказал Ли Цзюнь. – Они ведь не знали, кто вы такой. Это парни из нашей компании.

    И тут Ли Цзюнь, подняв руку, пронзительно свистнул. Люди с факелами тотчас же бросились в их сторону. Подбежав, они увидели, что Ли Цзюнь и Чжан Хэн оказывают всяческие знаки внимания Сун Цзяну. Это совершенно ошеломило братьев My. Наконец, они спросили, обращаясь к Ли Цзюню и Чжан Хэну:

    – Разве, дорогие братья, вы знакомы с этими людьми?

    – А как вы думаете, кто он такой? – смеясь, спросил Ли Цзюнь, показывая на Сун Цзяна.

    – Нам неизвестно кто он, – отвечали братья. – Только мы видели, что он в нашем городе вынул деньги и вознаградил фехтовальщика. Этим самым он запятнал честь нашего города. За это мы и хотели наказать его.

    – А ведь это – господин Сун Гун-мин, тот самый писарь Юньчэнского уездного управления, о котором мы с вами так часто говорили, – произнес Ли Цзюнь. – Что же вы медлите и не кланяетесь ему?

    Услышав такие слова, оба брата My тотчас же отбросили в сторону свои мечи и повалились в ноги Сун Цзяну.

    – Мы давно уже слышали ваше славное имя, и вот, наконец, нам удалось увидеть вас. Однако мы нанесли вам оскорбление и очень виноваты перед вами. Умоляем вас простить нам нашу вину.

    Помогая им подняться, Сун Цзян сказал:

    – Разрешите мне узнать ваши имена.

    – Это отпрыски местной богатой семьи, – ответил за них Ли Цзюнь. – Старшего зовут My Хун, по прозвищу «Неудержимый», а младшего – My Чунь, по прозвищу «Младший Неудержимый». Городок Цзеянчжэнь полностью находится в их руках. У нас здесь есть три владения; вы, почтенный брат, человек новый в наших местах, и разрешите вас уж со всем этим познакомить. Местность, расположенная у подножья горы Цзеянчжэнь, считается другим владением, там распоряжаемся я и Ли Ли. А третье владение – Сюньянцзян, там хозяйничают Чжан Хэн и Чжан Шунь.

    – Откуда же все это могли знать мы? – сказал Сун Цзян. – Но раз здесь все свои люди, так разрешите вас попросить освободить также и Сюэ Юна.

    – Ах, этого фехтовальщика! – рассмеялся My Хун. – Ну, на этот счет вы, уважаемый брат, можете быть совершенно спокойны. My Чунь! – обратился он тут же к своему младшему брату. – Пойди-ка за фехтовальщиком, а мы пока попросим почтенного гостя к нам в поместье и воздадим ему должные почести, чтобы искупить нашу вину.

    – Вот это правильно! – воскликнул Ли Цзюнь. – Мы пойдем прямо к вам в.поместье.

    Затем My Хун распорядился, чтобы два работника пошли сторожить лодки и сказали Тун Вэю и Тун Мэну идти в поместье вместе со всеми. И тут же My Хун послал в поместье гонца предупредить, чтобы там готовились к пиршеству, закололи баранов, свиней и приготовили вина. Дождавшись Тун Вэя и Тун Мэна, вся компания двинулась к поместью. Было уже время пятой стражи.

    Придя в поместье, братья вызвали отца – старого My – и познакомили его с гостями. Затем все прошли в зал и расселись за столом, заняв места, положенные для гостей. Сун Цзян и старый My сели друг против друга. Когда завязался разговор, уже рассвело. В это время пришел My Чунь с Сюэ Юном и познакомил его со всеми присутствующими.

    Радушию My Хуна не было конца. Он угощал Сун Цзяна и других гостей с раннего утра и до самого вечера; на ночь все остались в поместье.

    На другой день Сун Цзян собрался было уходить, но My Хун не отпустил его и оставил у себя также и всех остальных. Сун Цзяна повели прогуляться и показали достопримечательности города.

    Так прожили они три дня. Наконец, Сун Цзян забеспокоился: срок явки к месту ссылки истекал и Сун Цзян решительно заявил, что больше не может оставаться в усадьбе. Никакие уговоры My Хуна и других не помогали. Тогда Сун Цзяну был устроен прощальный обед.

    На следующее утро, рано поднявшись, Сун Цзян простился с хозяином поместья старым My и со всеми удальцами. А Сюэ Юну ой посоветовал пожить еще некоторое время в доме My Хуна и потом приехать в Цзянчжоу, где они снова встретятся.

    – Почтенный брат, вы можете быть совершенно спокойны, – уверил его My Хун, – я сам позабочусь о Сюэ Юне.

    После этого он взял блюдо с золотом и серебром и преподнес Сун Цзяну. Кроме того, он щедро наградил его стражу. Тем временем Чжан Хэн нашел в поместье My Хуна человека, который написал ему письмо, и попросил Сун Цзяна передать это письмо Чжан Шуню. Сун Цзян спрятал письмо в свой узел. После этого все пошли провожать Сун Цзяна к берегу реки Сюньянцзян. Там My Хун прежде всего велел сложить в лодку узлы с вещами, кангу и провизию на дорогу. Затем они, плача, распрощались. Мы не будем рассказывать о том, как все они разошлись по своим домам.

    Расскажем лучше о том, как Сун Цзян и его стража поплыли в лодке в Цзянчжоу. На этот раз у них был другой лодочник. Он поднял паруса, лодка быстро неслась, и вскоре путники высадились на берегу в Цзянчжоу. Здесь Сун Цзян снова надел свою кангу, а стражники приготовили бумаги. Захватив вещи. они двинулись к областному управлению. В тот момент, когда они туда пришли, как раз появился на чальник области и приступил к делам. Это был Цай Дэ-чжан, девятый сын Цая, советника императора, поэтому народ в Цзянчжоу называл его еще Цай девятый. Он был жадным, корыстолюбивым, заносчивым человеком, любил всякие излишества. Советник императора назначил его начальником области, со множеством населения и обилием продуктов, так как это было богатое и доходное место.

    Войдя в присутствие, стражники подвели Сун Цзяна к начальнику и представили бумаги. Цай Дэ-чжан по одному виду Сун Цзяна понял, что это человек необыкновенный, и обратился к нему с вопросом:

    – Почему на твоей канге нет печати Цзичжоуской области?

    – Мы попали по дороге под проливной дождь, и вода смыла все печати, – отвечали стражники.

    Тогда начальник области отдал распоряжение написать препроводительную бумагу и отправить Сун Цзяна в лагерь для ссыльных, находящихся за городом. Затем он добавил, что Сун Цзяна в лагерь доставит служащий управления. А тот, получив бумагу, вышел вместе с прибывшими, и все четверо прежде всего направились в кабачок. Там Сун Цзян вынул три ляна серебра и, передавая их служащему Цзянчжоуского областного управления, попросил его замолвить слово перед начальником лагеря, чтобы тот поместил его в отдельную камеру. Когда они прибыли на место, служащий областного управления вошел в канцелярию лагеря и попросил, чтобы к Сун Цзяну относились как можно лучше. А стражники вручили Сун Цзяну вещи и, горячо поблагодарив, распрощались с ним.

    – Хотя мы и натерпелись много страху, – говорили они, уходя, – но зато и заработали немало.

    Получив в областном управлении бумагу, охранники отправились в обратный путь в Цзичжоу.

    Дальше речь пойдет только о Сун Цзяне. За предоставление отдельной камеры Сун Цзян дал надзирателю десять лян серебра. Кроме того, ему еще пришлось удвоить эту сумму и отдать двадцать лян серебра начальнику лагеря, а также сделать мелкие подарки остальным тюремным служащим. Так Сун Цзян завоевал себе всеобщее расположение.

    Спустя некоторое время надзиратель повел Сун Цзяна в канцелярию. Здесь с него сняли кангу и привели к начальнику лагеря. Благодаря тому, что Сун Цзян уже заранее дал взятку, начальник обратился к нему с такими словами:

    – Вновь прибывшему ссыльному Сун Цзяну объявляется следующее: по уложению, изданному родоначальником Сунской династии императором У Дэ, каждый вновь прибывающий в ссылку подлежит предварительному наказанию – ста палочным ударам, дабы выбить из него всякую спесь! Эй, взять и связать его, – распорядился он.

    – Я простудился по дороге, – скромно доложил Сун Цзян, – и заболел. До сих пор я еще не оправился от болезни.

    – А ведь действительно этот парень как будто не совсем здоров, – заметил начальник лагеря. – По одному его истощенному виду и желтизне лица можно сказать, что он болен. Ну что ж! В таком случае наказание можно пока и отложить. А поскольку ссыльный уже служил в уездном управлении, то отправить его в канцелярию лагеря, где он и будет работать писцом, – и он тут же написал бумагу о назначении Сун Цзяна и приказал ему идти в канцелярию.

    Поблагодарив начальника. Сун Цзян пошел к себе в камеру, взял свои вещи и, придя в канцелярию, устроился там. Другие заключенные, видя, что Сун Цзян пользуется таким уважением, купили вина и пригласили Сун Цзяна, желая поздравить его. А на другой день Суп Цзян в свою очередь приготовил вина и закусок, чтобы ответить на любезность заключенных. После этого он часто приглашал выпивать надзирателей и постоянно преподносил подарки начальнику лагеря. Денег и всякого добра у него было достаточно, и он тратил все это только на подарки.

    Прошло полмесяца, и во всем лагере не было ни одного человека, который не полюбил бы Сун Цзяна. Однако старая пословица гласит: отношения между людьми складываются от того, как к ним подходят. Достоинство же людей оценивается по тому, как они себя держат – высоко или низко. Однажды, когда Сун Цзян распивал в канцелярии вино с надзирателем, последний сказал:

    – Почтенный брат мой! Почему вы до сих пор не послали; подарка начальнику тюрьмы? Ведь это полагается по обычаю. Я и раньше напоминал вам об этом. А сейчас уже прошло более десяти дней. Завтра он приедет сюда, и получится не совсем хорошо.

    – Это пустяки! – сказал Сун Цзян. – Если даже этот человек и попросит у меня денег, я не дам их ему. Если бы попросили у меня вы, дорогой брат, я дал бы вам без всяких разговоров. Если же их будет требовать начальник тюрьмы, он не получит от меня и медяка. Пусть он приходит, я знаю, что ему сказать.

    – Не забудьте, господин писарь, – сказал надзиратель, – что это очень жестокий человек, да к тому же он очень силен. Если вы скажете что-нибудь не так, он может оскорбить вас, да и мне попадет, что я во-время не предупредил вас.

    – Дорогой мой! – сказал на это Сун Цзян. – Пусть он делает, что ему вздумается. А вы не беспокойтесь. Я с этим делом сам справлюсь. Может быть, я ему кое-что и дам, но это еще неизвестно. А может быть, он и сам не осмелится требовать у меня что-нибудь.

    Едва он успел договорить это, как вошел младший надзиратель, который сообщил, что в лагерь прибыл начальник тюрьмы. И в этот момент они услышали шум и ругань. Начальник тюрьмы кричал:

    – Почему новый ссыльный до сих пор не послал мне деньги?!

    – Ну, что я говорил! – воскликнул надзиратель. – Вот видите, он сам пожаловал сюда.

    – Вы уж извините меня, дорогой брат, что я сейчас не могу больше беседовать с вами, – сказал, улыбаясь, Сун Цзян надзирателю. – Мы закончим нашу беседу как-нибудь в другой раз. А сейчас мне надо поговорить с ним.

    – Лучше бы вам с ним не встречаться, – сказал, поднимаясь, надзиратель.

    – Простившись с надзирателем, Сун Цзян пошел из канцелярии в контору, где был начальник тюрьмы.

    Если б Сун Цзян не встретился с этим человеком, – город Цзянчжоу не превратился бы в логово тигров и зверей и на перекрестках улиц не валялись бы горы трупов и не потекли бы реки крови. Поистине:

    Сети неба порвав, он к реке устремился.

    Сеть земную порвав, в Ляншаньбо он попал.

    О том, чем кончилась встреча Сун Цзяна с начальников тюрьмы, рассказывает следующая глава.

    librebook.me