Книга "Джонас" автора Рейн Анна - Скачать бесплатно, читать онлайн. Рейн анна книги


Книга "Холодная" автора Рейн Анна

Последние комментарии

онлайн

 
 

Холодная

Автор: Рейн Анна Жанр: Исторические любовные романы Серия: Англия, XIX век Язык: русский Добавил: Admin 4 Июл 12 Проверил: Admin 4 Июл 12 Формат:  FB2 (180 Kb)  RTF (177 Kb)  TXT (175 Kb)  HTML (220 Kb)  EPUB (365 Kb)  MOBI (1394 Kb)  

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Что касается сюжета… Барон Эшли, мужчина, страдающий излишним благородством, оказался в ловушке. Он вынужден предложить руку и сердце Холодной Леди. Романтическая мечта жениться по любви разбита вдребезги… Но если приложить определенные усилия, лед можно растопить. Или замерзнуть самому. Что касается собственной оценки… насколько мне нравится главный герой, настолько же не нравится героиня. Если вы не любите кучи страданий в романах, то лучше не читайте.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Рейн Анна

Другие книги серии "Англия, XIX век"

Похожие книги

Комментарии к книге "Холодная"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

 

2011 - 2018

www.rulit.me

Книга "Джонас" автора Рейн Анна

Последние комментарии

онлайн

 
 

Джонас

Автор: Рейн Анна Жанр: Исторические любовные романы Серия: Англия, XIX век Язык: русский Добавил: Admin 4 Июл 12 Проверил: Admin 4 Июл 12 Формат:  FB2 (94 Kb)  RTF (94 Kb)  TXT (92 Kb)  HTML (115 Kb)  EPUB (243 Kb)  MOBI (836 Kb)  

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Вторая книга про братьев Хоупли. Итак, Джонас возвращается из Индии. Изменился ли он? Поумнел ли? Во всяком случае, повзрослел настолько, что готов брать на себя ответственность за свои необдуманные поступки, но не настолько, чтобы эти поступки не совершать. И не настолько, чтобы отказать в утехах женщине, если она того желает.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Рейн Анна

Другие книги серии "Англия, XIX век"

Похожие книги

Комментарии к книге "Джонас"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

 

2011 - 2018

www.rulit.me

Биография и книги автора Рейн Анна

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

Al.Aline Бывший (СИ)

Прикольно.

Кефирка Сделай последний шаг

Потрясающая книга! Мне очень понравилось! Супер, супер, супер!!!!!!

ChikiPiki Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии

Как известно, центральным стержнем (гусары, молчать!) своей теории психоанализа, автор считал т.н. «ЭДИПОВ КОМПЛЕКС» (см. историю древнегреческого царя Эдипа, по воле богов и, не смотря на все свои

Дикая Ведьма, танцующая в пламени дракона (СИ)

Класс! Жду продолжения!

cherry_ice Дорогами Итравы (СИ)

Неплохое фэнтази, но немного затянуто, особенно первая треть книги 

Котена Кукла колдуна

Очень красивая история о любви, одно удовольствие читать этого автора

онлайн

Tararam Плененная киборгом [ЛП]

 Немного скучновато.

Главная » Книги » Рейн Анна » Об авторе
 
 

Рейн Анна

Язык страницы автора: русский ID: 51704

Книги автора Рейн Анна

Джонас

Романтическая история, или Бедные туфли

Романтическая история, или Бедные туфли.

Никакой романтики

Холодная

Темные желания

» все книги автора

Комментарии и оценки к книгам автора

*.*.214.106

Комментариев: 880
Никакой романтики0  +0    -013 Ноя 18

Вот уж точно,одним словом- никакой романтики.

Перейти к комментарию

Оценила книгу на 3

*.*.243.165

Комментариев: 443
Темные желания0  +0    -012 Июн 16

Первая прочитанная книга с мазо уклоном. Легкое насилие, постно. Не понравилась

Перейти к комментарию

Объявления

Загрузка...

Где купить книги автора?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

 

www.rulit.me

Читать онлайн книгу Темные желания

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Назад к карточке книги

Анна РейнТемные желания

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Лондон, осень 1850 г.

Граф Гримстон давно понял и принял свои вкусы и не собирался терзаться муками совести по этому поводу. Единственное ограничение, которое он себе поставил – все должно происходить по взаимному желанию и женщина должна получать большую компенсацию за свой труд в его постели. При этом он не очень любил профессиональных шлюх – с ними никогда не поймешь, нравится ей это или она просто притворяется ради денег. Но и развратные вдовушки и жены ему наскучили – никакой порядочности. Кто-то мог бы сказать, что его запросы слишком велики – найти порядочную женщину, которая с удовольствием делила бы с ним его вкусы… А уж жениться на такой?.. Где ж ее взять?

И вот ему исполнилось уже тридцать пять. Одним холодным вечером пришла к нему женщина под черной вуалью.

– Говорят, вы готовы платить большие деньги женщине, которая готова ублажить все ваши темные желания, – сказала она.

– Да.

– Мне нужно двенадцать тысяч фунтов немедленно.

– Вам никогда не отработать такие деньги ни в чьей постели, даже в моей, хотя я обещаю немало. И вы уверены, мадам, что знаете, в чем заключаются МОИ ТЕМНЫЕ ЖЕЛАНИЯ?

– Да.

– Вы уверены, что сможете и захотите выполнить все, что я захочу?

– Да.

Он коротко усмехнулся.

– Зачем вам такие деньги?

– Мой муж умер несколько месяцев назад, оставив множество долгов. Эти долги скупил непорядочный человек. Он требует, чтобы я стала его любовницей или отдала бы ему за эти расписки дом – единственное мое наследство. Я не хочу лишиться крыши над головой.

– В чем же разница – стать моей любовницей или его?

– Несмотря на ваши не совсем общепринятые вкусы в постели, вы известны как честный человек. Жестокий, но честный. В этом вся разница.

Итак, она все-таки действительно знает, о чем говорит.

– И что же я получу за свои двенадцать тысяч фунтов?

Она откинула черную вуаль.

– Меня.

Не сказать, чтобы она была очень красива, но в ее взгляде таилась такая несгибаемая сталь, что это затронуло его ТЕМНОТУ. Демон внутри довольно заворочался, почуяв эту новую жертву, которую можно сломать, уничтожить… Но граф умел держать его на цепи. Он улыбнулся.

– Таких, как вы, много.

– Нет.

Одно короткое слово. Она знала себе цену или просто блефовала от отчаяния?..

– Как насчет пробной ночи? – спросила она. – Говорят, вы платите пятьдесят фунтов за одну ночь. Даже если вы откажетесь в дальнейшем от моего общества, я по крайней мере смогу на эти деньги уехать и некоторое время жить. Возможно, найду работу или менее требовательного покровителя.

Он не видел ни единой причины отказываться от этого последнего предложения. Одна ночь… У него давно никого не было. Последние пять лет он держал своего демона на голодном пайке, лишь изредка соглашаясь на встречи с женщинами, готовыми удовлетворить его за деньги. И каждый раз после этих встреч на душе оставалось такое гадостное чувство, что потом очень долго ему без труда удавалось обходиться без женщин. Забавно… вся энергия, уходившая раньше на постельные приключения, переключилась в другое русло – он занялся делами, деньгами, землями… В результате он был богат как Крез – и ему некому было оставить это состояние. У него был двоюродный брат, и у того был сын восемнадцати лет. Граф как-то встречался с ним, и этот молодой человек ему не понравился вообще. Какое-то жабообразное, жадное, ленивое создание, способное лишь тянуть деньги. Как своим наследникам и родственникам, граф выделял им содержание в пять тысяч каждый год, но им было мало, они все клянчили и тянули с него деньги. Неужели эта женщина заслуживала помощи меньше, чем они?.. У него никогда не было желания заниматься благотворительностью, хотя он жертвовал некие суммы в женские благотворительные комитеты. Ему, правда, казалось, что эти деньги никогда не принесут пользы, лишь осядут в чьих-нибудь карманах. Три года назад по просьбе священника из своего прихода он оплатил учебу одного способного юноши в университете – это казалось ему более полезной тратой денег.

И все эти женщины, побывавшие в его постели… Пятьдесят фунтов для него капля в море, а для них… шанс несколько месяцев спокойно пожить, не продавая еще частицу своей души таким, как он.

Одна ночь… Полупридушенный демон злобно оскалился. Граф холодно улыбнулся.

– Пойдемте.

Женщина без единого слова протеста поднялась, опустила вуаль и последовала за ним. Он привел ее в свою спальню.

– Разденься, – приказал он, прислонившись к каминной полке. Он заметил, как женщина глубоко вздохнула. Но она не собиралась протестовать. Сняла вуаль, положила на стул. Плащ. Взялась за пуговки платья. Корсет. Потом ботинки. Чулки. Белье. Все вещи она аккуратно складывала на стул. И вот она, совершенно обнаженная, стоит перед ним и смотрит на него, не в пол. Ее руки расслабленно висят вдоль тела. И она не закусывает губы в отчаянии. Правда, она все-таки не смотрела ему в глаза. Ее взгляд остановился где-то в районе его груди. Его демон радостно взвыл – это именно та степень почтения, которую он любил. ПОЧТИ ровня ему.

Волосы женщины были сколоты в пучок, и оттого ее шея была очень хорошо видна. Очень беззащитная часть тела.

Она стояла перед ним и дышала очень ровно, пока он разглядывал ее.

– Подойди ко мне, – приказал он. Женщина выполнила приказ, но когда подошла к нему, то опустила глаза вниз, уставившись в ковер.

– Посмотри на меня, – он приподнял ее подбородок. В ее взгляде были страх и решительность. Ни намека на желание. Но почему-то именно с этой конкретной женщиной его устраивало отсутствие желания.

Он глядел ей в глаза, продолжая одной рукой придерживать ее подбородок. Другую свою ладонь положил ей на грудь. Она только моргнула – и больше никакой реакции, не вздохнула и не дрогнула. Он чуть сдавил сосок. Это вырвало из ее груди чуть более долгий вздох, чем все предыдущие. Ему понравилась такая выдержка. Очень хотелось узнать, до какой степени хватит ее выдержки.

– Встань на колени, – приказал он. Женщина выполнила его приказ. Ее взгляд уперся ему в пах. Она не сделала попытки поднять руки или поцеловать его, просто стояла. Он отошел от нее, пытаясь придумать, что можно использовать в качестве веревки. В своей спальне он не держал орудий своих желаний.

Кажется, вполне сгодятся ее чулки.

Она не сделала попытки встать или посмотреть на него, так и стояла в той позе, в какой он ее оставил, в три четверти оборота к нему. Когда он повернулся к ней, держа в руке ее чулки, он заметил шрамы на ее спине. Не то чтобы он никогда не использовал плеть в своих играх. Но если плеть оставляет на спине такие шрамы – это настоящая боль, не та, что может принести удовольствие женщине.

– Кто бил тебя? – спросил он, проследив пальцем снизу вверх один из шрамов.

– Мой муж.

– Тебе нравилось?

– Нет.

– Твой муж любил жестокие игры в постели?

– Да.

Как странно… Его демону это вовсе не понравилось. Раньше ему было все равно, кто касался и кто бил его женщину раньше. Теперь же он ревновал, судя по всему. Граф коротко усмехнулся, встал перед ней.

– Протяни руки, – приказал он. Женщина протянула ему руки, сложенные друг с другом запястье к запястью. При этом продолжала смотреть перед собой. Хорошо обучена. Он связал ее запястья. Она опустила руки. Граф расстегнул брюки, выпростав свое орудие.

– Умеешь? – спросил он, касаясь твердым стволом ее губ.

– Да.

– Покажи.

Она мягко обхватила его губами. Сначала лишь головку. Со второго раза – почти весь ствол. Не поднимая рук, она ласкала его лишь губами. О да, она действительно умела это делать. Несколько минут он наслаждался ее ртом, потом отошел. Где-то в ящичке у него был «французский конверт».

Некоторое время ушло на поиски. Вернувшись, он обнаружил ее в той же позе, в которой оставил. Женщина была идеально послушной.

– Знаешь, что это такое?

– Нет.

– Французский конверт. Надевается на член перед соитием, чтобы женщина не забеременела. Смотри.

Перед ее глазами он медленно раскатал конверт на всю свою длину и завязал веревочку. Повинуясь его приказу, она внимательно смотрела.

– Дай мне руки.

Он протянула ему связанные запястья. Он потянул за них, принуждая ее двигаться к кровати. Она не встала с колен. И он знал почему – потому что он не приказывал этого. Он заставил ее лечь грудью и животом на кровать и вытянуть руки вперед. Сам зашел сзади, раздвинул ее ноги, встал между ними. Некоторое время разминал ее вход пальцами. Никогда не был любителем причинять своим партнершам лишнюю боль. Потом овладел ею. Она вздохнула, на короткое мгновение напряглась, потом расслабилась. По-прежнему не шевелилась. Граф дал себе волю и очень быстро кончил.

Тьма внутри удовлетворенно и радостно расплылась. «Может быть, еще?» – спросил похотливый зверь внутри. Да, ему было мало одного раза. Граф понял, что ему будет мало одной ночи с этой женщиной. Абсолютное послушание. Давно он не встречал такого. Шлюхи, которым он платил, горели желанием отработать свой гонорар и злили его своими предложениями и поползновениями. А эту женщину он, пожалуй, оставит у себя на некоторое время. А вот достойна она или нет того, чтобы он потратил двенадцать тысяч фунтов на то, чтобы выкупить ее дом, ему еще предстоит выяснить.

Он убрал «конверт». Женщина продолжала лежать на кровати в той позе, в которой он оставил ее. Он развязал ее руки.

– Надень свою сорочку.

Когда женщина оделась, он подал ей сто фунтов. Она вопросительно глянула на него.

– Ты честно заслужила, – сухо пояснил он. – И, пожалуй, я не против твоего… общества… и в дальнейшем.

В ее глазах засветилось облегчение.

– Двенадцать тысяч пока не обещаю, но несколько сотен фунтов в твоем положении тоже не будут лишними, так?

Она нехотя кивнула.

– Останешься в моем доме. Займешь смежную с моей спальню.

По ее лицу скользнула паника.

– Я могу остаться сегодня, но у меня есть сын. Я бы не хотела расставаться с ним надолго.

Некоторое время он обдумывал ее слова.

– Я могла бы приходить по ночам.

– Нет, меня это не устраивает, – он уже успел вообразить, как приятно будет играть с ней утром, в столовой. – Если ты можешь поручиться, что твой сын не доставит мне хлопот, пусть живет в моем доме вместе с тобой.

Она нервно сглотнула и ничего не ответила. Ему казалось, он понял причину ее замешательства.

– Я не любитель малолетних. Уж тем более, не люблю мальчиков. Даю слово, в этом доме твой мальчишка будет в безопасности.

Она все равно не отвечала.

– Что тебя пугает? – потребовал он ответа.

– Ничего. Я согласна.

Как же, «ничего». Он даже почти поверил. Осталось выяснить последнее.

– Как тебя зовут? – спросил он.

– Джоанна Лэнгфорд.

Это имя ему ни о чем не говорило. Значит, она не принадлежит к высшему обществу.

Утром у него были кое-какие дела. Он отправил своих людей собрать всю возможную информацию о его ночной гостье, ее муже и о том человеке, которому достались расписки покойного Лэнгфорда.

Джоанна же расплатилась со слугами в своем доме деньгами, полученными от графа, отпустила их в отпуск на неопределенный срок, взяла сына и приехала в особняк графа. Она опасалась пренебрежительного отношения со стороны его слуг, но те, как ни странно, вели себя по отношению к ней уважительно, хотя Джоанна могла бы поклясться, что им прекрасно известно, что отныне она – любовница их господина. Любовниц обычно селили в отдельном доме, и, честно говоря, Джоанна не виделани одной причины не остаться в своем собственном доме, а граф приходил бы к ней с визитами. Конечно, у графа была весьма сомнительная репутация, но уж селить любовницу в семейном особняке – это слишком скандально. Лично ей было все равно. Она не собиралась вращаться в высшем свете, и скандал ей не нанес бы никакого вреда.

Ее шестилетнему сыну граф отвел комнату в другом крыле, не там, где располагались его, а теперь и ее, покои, но и не на этаже для слуг.

* * *

Вечером он вновь призвал ее в свою спальню. Он, правда, предполагал, что одним из возможных исходов будет ее бегство. Прихватит что-нибудь ценное из его особняка и сбежит. Но она осталась. Слуги доложили ему, что мальчик со своей няней занял отведенную ему комнату, Джоанна заселилась в спальню графини.

Сведения, которые его слуги смогли раздобыть о Джоанне за один день, мало что проясняли. Самым интересным был такой вот слух: сэр Лэнгфорд во всеуслышанье заявлял, что ни одна самая хорошая шлюха в Лондоне не сравнится в мастерстве с его женой, ибо он смог очень хорошо обучить ее. Умер баронет тоже довольно загадочным способом: свалился с лестницы и сломал себе шею. Шлюхи, которых Лэнгфорд, любивший разнообразие, посещал, жаловались на его жестокость и слишком непомерные требования. Граф и сам видел прошлой ночью следы жестокого обращения на спине Джоанны. Так что даже если жена и поспособствовала смерти своего благоверного, он не собирался осуждать ее за это. Расписки Лэнгфорда оказались в руках человека, вполне сравнимого по жестокости с покойным. Граф не мог допустить, чтобы тот получил власть над Джоанной. Она теперь принадлежала ему. Как долго – неизвестно, но в любом случае он решил освободить ее от этого дамоклова меча. Он мог позволить себе потратить и больше на любовницу.

Готовясь к вечеру, он приобрел несколько метров белых и черных шелковых лент и раздобыл тонкую веревку. При одной мысли же о плети или розге почувствовал такое отвращение, что сам удивился. Но, впрочем, ему легко удавалось возбуждаться при одной только мысли о ее сверхпокорности, так что дополнительных «игрушек» здесь и не требовалось.

Это был первый вечер их нового соглашения.

Он налил себе вина и сел в кресло.

– Иди ко мне, – приказал он, когда она вошла в его спальню. Джоанна остановилась перед креслом и посмотрела на него в ожидании дальнейших указаний.

– Встань на колени. Руки убери за спину. Посмотри на меня.

Джоанна спокойно, без суеты выполняла его указания.

– Твой муж был баронетом?

– Да.

– Значит, ты – леди Лэнгфорд?

– Да.

Граф довольно ухмыльнулся.

– Всегда приятно видеть леди у своих ног.

Джоанна понимала, о чем он говорит.

– Каким образом твой муж смог так обучить тебя? Почему-то мне не кажется, что ты с охотой шла навстречу его желаниям.

Он увидел страх в ее глазах, ее ресницы задрожали и… она опустила взор.

– Я не продаю свою душу, – сказала она, опасаясь, что отказ разозлит графа. И все-таки не могла поступить иначе. – Я не отвечу на этот вопрос.

– А за какую цену ты могла бы ответить на мой вопрос? Сто фунтов – да, я согласен, мало. А если я выкуплю все расписки твоего мужа? И пообещаю выкупать и дальше его долги, если таковые появятся? Тогда ты ответишь на мой вопрос?

Джоанна нервно сглотнула и отрицательно покачала головой. Граф почувствовал себя мерзким подонком. Один этот вопрос превращал женщину в дрожащее существо, которое вызывало в нем отвращение. Приходилось признать, что ему больше нравилось видеть перед собой на коленях женщину с решительностью и вызовом во взгляде. Он решил пока оставить эту тему. До завтра.

– Тогда ответь на другой вопрос. Есть ли хоть что-нибудь, что тебе нравится? Поцелуи? Или определенные позы?

– Нет.

Да, такая интонация гораздо лучше.

– Может быть, наоборот, есть что-то, что не нравится тебе больше всего?

Джоанна опять сглотнула комок, вставший в горле, но взглянула на него с вызовом.

– Думаю, вы поймете, почему я не хочу отвечать на этот вопрос.

Вообще-то граф задал его исключительно для того, чтобы не делать то, что совершенно ей не нравится, но он понимал, что Джоанна считает по-другому. Он холодно посмотрел на нее.

– В таком случае я сделаю свой выбор. Поработай ртом и руками. Мне сегодня лень что-то придумывать.

Он развалился в кресле, раздвинув ноги. Джоанна подползла на коленях к нему, сняла с него штаны и принялась за работу. Прошлой ночью он уже успел оценить ее умение, и потому сейчас просто наслаждался. Ее тонкие пальцы коснулись мешочка, висевшего под главным орудием.

– Милорд? – обратилась она к нему. Он вопросительно посмотрел на нее.

– Желаете ли вы, чтобы я ласкала и это тоже? – она провела кончиками пальцев по яичкам.

Он оценил интонацию, с которой она задала вопрос: глубокий интерес и никакого подхалимства или кокетства.

– Да.

Кажется, это был самые восхитительные ласки, что он получал за последние десять лет. Сквозь полуприкрытые веки он с удовлетворением наблюдал, как она после всего проглотила его семя – глядя прямо ему в лицо.

– Это то, что ты не любишь больше всего? – спросил он, словно по рассеянности. И ему удалось застать Джоанну врасплох.

– Нет, – ответила она честно, спохватилась и закусила губу.

– Нет, – чуть более сдержанно повторила она, решив, что все равно уже поздно метаться. Но в следующий раз она будет готова к любому коварному вопросу.

– Можешь идти, – отпустил он ее. Сам же еще некоторое время сидел в кресле, размышляя о дальнейших планах.

Кажется, у него были общие вкусы с покойным Лэнгфордом. Что-то в этой мысли смущало графа и заставляло скалиться его зверя.

* * *

На следующее утро они завтракали вместе. Граф специально приказал позвать леди Лэнгфорд в столовую. В какой-то момент одним взмахом руки он выпроводил из столовой всех лакеев. Джоанна подняла на него свои серьезные глаза, готовая ко всему.

Напоследок граф сказал лакеям:

– Любой, кто войдет в столовую без разрешения, будет немедленно уволен без рекомендаций.

– Леди Лэнгфорд, – обратился граф к своей любовнице.

– Милорд…

– Надеюсь, вы не откажете мне в любезности удовлетворить некоторые мои фантазии в дневное время и не в спальне.

– Не откажусь, милорд.

– Идите ко мне.

Когда она подошла, он повернул ее к себе спиной.

– Нагнитесь.

Когда она легла грудью на стол, он задрал ее юбки и несколько секунд гладил ее ягодицы. Потом опустил юбки на место и сказал:

– Спасибо. Можете вернуться на место.

Женщина бросила на него вопросительный взгляд, но промолчала, как всегда.

– И вас не смущало, что кто-нибудь может заглянуть сюда вопреки моему указанию? – спросил он, когда она села на место.

– Смущало.

Она сжала зубы и не смотрела на него.

Граф переменил тему.

– Кстати, нам с вами необходимо съездить к одному человеку сегодня. Надеюсь, вы будете готовы через полчаса.

Она бросила на него взгляд, длившийся не более сотой доли секунды, но там был откровенный страх. Он решил, что успокаивать ее заранее бессмысленно, поступки говорят ярче слов.

– Что я должна надеть?

Таким окольным вопросом она пыталась угадать, что он задумал.

– Вашу обычную одежду.

Она кивнула.

Когда они подъехали к дому мистера Флитвуда, Джоанна не удержалась и спросила:

– Что вы задумали?

Она вполне готова была услышать, что он решил все-таки отдать ее этому человеку, и готова была бороться. У нее в сумочке лежал пистолет – так, на всякий случай.

– Ничего особенного, всего лишь выкупить расписки вашего мужа и показать Флитвуду, что у вас появился покровитель, – сказал он бесстрастно. Джоанна как-то обмякла и недоуменно похлопала ресницами. Он уже вышел из экипажа и протянул ей руку.

Уверившись, что на уме у графа нет ничего плохого, Джоанна получила истинное удовольствие, наблюдая, как ее любовник изничтожает этого мерзкого червяка Флитвуда. Как оказалось, тот безбожно солгал, и расписок Лэнгфорда у него набралось на сумму, в полтора раза меньшую. Джоанне лишь оставалось гадать, во что ей обойдется этот якобы благородный поступок ее любовника.

Кажется, прошлым вечером граф потребовал правду в обмен на эти долговые обязательства… Сможет ли она рассказать ему правду?..

Когда они вернулись в особняк, граф не позволил ей удалиться в ее комнату, провел в свой кабинет. Там он вручил ей расписки и сказал, указав на пылающий в камине огонь:

– Можете сжечь.

Джоанна давно привыкла пользоваться любым удобным случаем, и потому не стала задавать графу все свои «зачем» да «почему», а просто кинула ненавистные бумажки, не дававшие ей вздохнуть свободно, в огонь. Потом она повернулась к графу:

– И что вы потребуете от меня за эту милость?

– Ничего сверх обычного. Но вы должны посчитать, что теперь вы моя на три месяца, не меньше. Или пока мне не надоест.

Джоанна обреченно прикрыла глаза. Но девяносто дней все-таки не вся жизнь. Три жалких месяца и, может быть, еще чуть-чуть.

Графу было очень интересно, понимает ли она, что теперь не связана с ним абсолютно ничем. Долговые расписки сгорели, и он не взял с нее даже честного слова, что она останется с ним на эти три месяца. И ему не хотелось начинать этот разговор.

– Встретимся вечером, – попрощался он и покинул особняк.

* * *

Он давно умел держать под контролем свои желания – этого зверя, обладавшего больной фантазией и жадно рычавшего при появлении возможной жертвы. В последние несколько лет тот лишь иногда огрызался осколками эротических видений. Но сейчас… осознав, что Джоанна действительно в его доме и действительно готова на все, демон принялся за старое, и видения, фантазии и желания не давали графу спокойно вздохнуть. Он то и дело ловил себя на мыслях о том, что сделает с Джоанной вечером. И он не видел смысла ждать до поздней ночи. Не было такого уговора.

Он едва сдержался за ужином, но все-таки сумел укротить зверя. Просто опасался после стольких лет почти что целомудрия дать себе волю. Просто привык всегда сдерживать себя. Воздержался от любых обращений к своей гостье во время ужина, потом… неожиданно для себя вновь отложил неизбежное, сказав:

– Жду вас в своей спальне через час. Не опаздывайте.

Через час. Весь этот час он просто сидел в спальне, играя веревкой, которую припас прошлым вечером и разглядывая собственную комнату. Он с удивлением осознал, что многие из его фантазий здесь нельзя осуществить. И целый час провел, планируя и мечтая.

Раздался короткий стук в дверь и вошла Джоанна.

Она бросила быстрый взгляд на веревку в его руках, но не дрогнула. Склонила в коротком поклоне голову, словно приветствуя своего господина.

– Разденься, – приказал он. Как и в первую ночь, Джоанна аккуратно складывала одежду на стул. Ему нравилась даже эта деталь: то, что она не раскидывает свои вещи по всей комнате, якобы в порыве страсти.

– На кровать.

Джоанна присела на край постели.

– Ляг.

Она не стала суетиться, забираться под одеяло, просто легла на спину поперек кровати. Ее ноги при этом продолжали стоять на полу.

– Поставь ноги на кровать.

Отдав приказ, он сообразил, что ее бедра лежат на самом краю. Поставить ступни просто некуда. Но он не стал отменять или дополнять свои слова. Он ждал, что она сделает. Подвинется самовольно? Попросит разрешения подвинуться? …Так, как прошлой ночью спросила, желает ли он, чтобы она целовала не только его главное мужское орудие…

Джоанна, изогнувшись, приподняла бедра, и ее ступни легли на это место. Вернее, пальцы ног, а пятки при этом почти упирались в ягодицы. Руки ее продолжали лежать на кровати по обеим сторонам ее тела, выгнутого неестественным образом. Она даже умудрилась не развести при этом бедра. Такую позу граф и представить себе не мог. По лицу и по дыханию Джоанны он понял, что ей это далось не так уж легко.

Он подошел к кровати, бросил веревку на постель. Сильными руками взял женщину за бедра и подвинул повыше на кровать, так, чтобы осталось место, куда можно поставить ноги. Он не стал приказывать, просто сам поставил ее ноги на кровать, раздвинув пошире и согнув в коленях. Получив возможность принять более естественное положение, Джоанна задышала ровнее.

Граф же подумал, что надо быть осторожнее с приказами и учитывать, что Джоанна приучена воспринимать их дословно.

Он окинул ее оценивающим взором. Кажется, она не испытывает ни малейшего смущения от того, что ее ноги разведены и мужчина имеет возможность видеть самые интимные подробности. В спальне горели несколько свечей и камин, так что спрятаться в темноте у нее не было никакой возможности.

Он медленно провел пальцем сверху вниз по ее пухлым нижним губкам, внимательно наблюдая за ее лицом. Даже не дрогнула. Даже дыхание не сбилось. Словно вообще не заметила.

Он повторил движение, в этот раз намеренно надавив в том месте, где было отверстие. Другая его рука в это время лежала на бедре Джоанны, и, осторожно проникая пальцем вглубь ее тела, граф почувствовал, как она заставила себя расслабиться. Он знал зачем: чтобы не было больно. Она была почти сухой, не испытывала ни малейшего желания, просто подчинялась и позволяла делать с собой все, что угодно. Граф некоторое время разрабатывал ее пальцем, пока тело женщины не дало естественный ответ – некоторое количество влаги.

Он потянулся за веревкой. Обвязал сначала ее левую ступню и бедро, так чтобы она не смогла разогнуть ногу, и привязал к спинке кровати. Проделал то же самое с правой стороны. Встал между ее ног. Теперь она не могла бы закрыться или спрятаться от него, даже если бы и захотела. К его удивлению, Джоанна вдруг попробовала это сделать: с едва слышным стоном со всей силы попыталась свести ноги вместе. Его руки лежали на ее бедрах, и он чувствовал, как сильно напрягались ее мышцы в бесплодных попытках. Тысяча чертей! Ему понравилась такая демонстрация беспомощности. Больше чем понравилась. Он готов был немедленно вставить ей, забыв о «конверте». Едва удержался, от избытка чувств сжав пальцы на ее бедрах. Из его горла вырвался низкий звук, очень похожий на звериный рык. Женщина в ответ издала стон и снова сделала попытку свести ноги. Ругнувшись, граф заставил себя оторваться от сладкой добычи, чтобы найти и надеть «французский конверт», будь он проклят. Одним длинным, резким движением он взял свою жертву. Джоанна издала длинный тихий стон и как будто сдалась: бедра ее расслабились и перестали тянуть веревки. Словно обезумевший мальчишка, граф двигался в ней, потом кончил, сдавленно вскрикнув. Отдышавшись, граф обошел кровать и сел с другой стороны – там, где лежала голова женщины.

– Так скажи же мне, Джоанна, каким образом можно добиться такого удивительного послушания? – он провел пальцем по ее щеке. Его орудие, не утратившее пока своей твердости, победно торчало, и граф даже не думал прятаться от ее осторожных взглядов.

– Нет, – чуть хрипло, сдавленно ответила она, понимая, что граф выложил достаточно денег, чтобы надеяться получить ответы на свои вопросы. Он коротко усмехнулся и встал. По звукам шагов Джоанна определила, что граф вышел в гардеробную. Оттуда послышался плеск воды.

Женщина начала понемногу мерзнуть. Она старалась не думать, что граф может захотеть оставить ее связанной на всю ночь. В конце концов, в таком положении она занимает всю его кровать, а ему же надо где-то спать. Но все-таки такая возможность оставалась, и Джоанна знала, что, отказываясь отвечать на его вопрос, она рискует вызвать его гнев и рискует на всю ночь остаться узницей на этой кровати. В конце концов, только в этом крыле дома не менее десятка комнат с кроватями.

Граф все-таки вернулся и принялся развязывать узлы. Джоанна незаметно перевела дыхание. Он снял веревку слева и сам распрямил ее ногу – медленно и бережно. Граф взялся за ее правую ногу

– Скажи мне, Джоанна, зачем ты пыталась свести ноги?

– Чтобы закрыть кое-что.

Граф посмотрел ей в лицо и усмехнулся. Джоанна поняла, что он ей не поверил.

– Ты ведь понимала, что не сможешь. Так зачем?

– Мне было стыдно, – сделала она вторую попытку.

Граф ответил тем же недоверчивым взглядом. Веревки на правой ноге были уже почти распутаны, но он не стал развязывать последний узел.

– Я не люблю, когда мне лгут, – с едва заметной в голосе угрозой проговорил он. Джоанна растерянно пыталась придумать подходящий ответ. Она могла бы сказать правду, но тогда граф мог бы оказаться расстроен, что его попытка подмять, покорить женщину оказалась неудачной. Стараясь, чтобы ее муж был довольным, Джоанна очень четко выучила правила всех его игр. Если он связывал ее – значит, ожидал сопротивления. И она старательно сопротивлялась – так, чтобы почти по-настоящему. Если не связывал – значит, ожидал полного повиновения. И в таких играх никогда не следовало говорить правду. Следовало говорить то, что хотел услышать муж. И говорить правдиво. То есть, так, чтобы он поверил. С мужем ей все удавалось. Граф же, как бы его вкусы ни совпадали со вкусами покойного Лэнгфорда, не верил ей. И задавал вопросы не затем, чтобы закончить постельную игру и полностью удовлетворенным отправиться спать.

– Ты делала это потому, что тебе было особенно неудобно и неприятно, или потому, что ты знала, что это понравится мне? – с нажимом спросил граф, не дождавшись ответа.

– Мне было неприятно, – снова выбрала она ложь. Конечно, ей было неприятно. Ничего приятного в этом нет. Но и ничего страшного. Муж часто связывал ее, иногда в очень неудобных позах, оставляя ее мучиться часами в таких положениях. То, что проделал граф, – это так, жалкая мелочь. И еще она запомнила, что и ему понравилось легкое сопротивление с ее стороны. Надо быть внимательной к мелочам, чтобы крупно не поплатиться.

На лице графа промелькнула гримаса отвращения. Его пальцы сильно сжали ее правую ногу, по-прежнему опутанную веревкой. Едва ли он осознавал, что делает ей больно.

– Меня больше интересует правда, Джоанна. Я предпочту услышать отказ, чем довести дело до того момента, когда ты возненавидишь меня и пожелаешь столкнуть с лестницы в темном коридоре.

Джоанна вздрогнула, сжалась, глаза ее широко открылись. Откуда, откуда он мог узнать?!

– Значит, я угадал, – удовлетворенно, но отнюдь невесело усмехнулся граф. – Ты сама столкнула Лэнгфорда с той проклятой лестницы.

Он ласково погладил ее по бедру, которое только что с силой сжимал.

– Не волнуйся, то, что я успел узнать о твоем покойном супруге, не вызывает у меня ни малейшего сочувствия к нему. Я не собираюсь говорить с кем-нибудь об обстоятельствах его смерти.

Граф развязал последний узел и выпрямил вторую ногу Джоанны.

– Я не держу тебя в своем доме насильно. Расписок больше нет. Ты не давала мне никаких обещаний, я по своей воле выкупил эти бумажки, выбросив деньги на ветер. Просто не мог думать, что кто-то имеет над тобой такую же власть, как и я. Ты можешь уйти в любой момент. А сейчас…

Он погладил ее по ноге, встал, достал из ящика деньги и положил на каминную полку.

– Сто фунтов, за два дня. Они твои. Я открыл счет на твое имя. В дальнейшем деньги буду перечислять туда. А сейчас иди.

Не говоря ни слова, Джоанна поднялась с его постели. Граф только и смог заметить, что она с трудом сглотнула. Ком в горле?.. Он наблюдал, как она накинула сорочку, остальную одежду взяла в руки. Остановилась у каминной полки, посмотрела на деньги. Взяла их, повернулась к нему. Посмотрела прямо ему в глаза.

Назад к карточке книги "Темные желания"

itexts.net

Холодная читать онлайн, Рейн Анна

Annotation

Что касается сюжета… Барон Эшли, мужчина, страдающий излишним благородством, оказался в ловушке. Он вынужден предложить руку и сердце Холодной Леди. Романтическая мечта жениться по любви разбита вдребезги… Но если приложить определенные усилия, лед можно растопить. Или замерзнуть самому. Что касается собственной оценки… насколько мне нравится главный герой, настолько же не нравится героиня. Если вы не любите кучи страданий в романах, то лучше не читайте.

Анна Рейн

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Анна Рейн

Холодная

Глава 1

Англия, 1830-й год. Лондон. Весна.

Теодора разбудили какие-то голоса.

— Смотрите!.. — удивленный женский голос. В ответ раздалось мерзкое хихиканье. Потом издевательский мужской смешок.

— Да… — протянул чей-то густой бас.

Теодор поморщился. Голова была тяжелой, словно с похмелья.

— Теодор!

А этот звонкий голос он узнал: Джонас, его младший брат.

— Незачем так орать, Джонас, — сквозь зубы сказал Теодор и наконец-то открыл глаза. В дверях спальни (как он оказался в этой спальне?) толпились какие-то люди. На их лицах ясно читались изумление и злорадство.

Он, оказывается, был в кровати. Раздет. Взгляды гостей перебегали с него на… леди Ренвик, с невозмутимым видом сидящую в кровати справа от него. Теодор задохнулся от злости и гнева: попался! Тем не менее, выход был один.

— Господа, вы не могли бы оставить нас с леди одних?

— Конечно-конечно, — ответил Джонас за всех и с веселым видом вытолкал всех за дверь.

Теодор помолчал минуту. Леди тоже не произнесла ни слова.

— Леди Ренвик, имею честь просить вашей руки.

Она кинула на него ледяной взгляд.

— Разумеется, милорд, — словно выплюнула она.

А ведь это был праздник по случаю ее дня рождения…

Теодор не понимал и не помнил, как это произошло. Последнее, что осталось в его памяти, — как они с Джонасом выпили по бокалу вина. Холодная леди Ренвик, — богатая, красивая, молодая вдова, — никогда не интересовала его. Он предпочитал совсем другой тип женщин. Впрочем, у него уже давно не было женщин.

Отец его умер два года назад, промотав остатки некогда огромного состояния. Теодор и Джонас были с отцом с давних пор в ссоре и жили у тетки на континенте, пока смерть отца не вынудила их вернуться в Англию. Тетушка Жюстина была небогата, но обеспечивать некоторое время жизнь себе и племянникам могла. К сожалению, чтобы восстановить Эшли-парк, их родовое поместье, требовались огромные деньги — гораздо больше тех, что промотал покойный барон. К сожалению, из наук Теодора привлекали почти бесполезные в сельском хозяйстве математика и физика, и несмотря на все его старания, извлечь пользу из этих знаний и добиться от поместья доходоов за полтора года не удалось. А уж на женщин вообще времени не оставалось, к тому же Теодор был не силен в ухаживаниях.

Сейчас ему было двадцать шесть, Джонасу — двадцать два, но младшему братцу, казалось, на все наплевать. В университете он едва доучился, а сейчас бесшабашно проигрывал за столом то немногое, что удавалось наскрести Теодору.

Теодор Хоупли, пятый барон Эшли, уже начал подумывать о выгодной женитьбе, но чем больше он об этом думал, тем меньше ему нравилась эта мысль. Еще можно было заняться торговлей, но у него никогда не было таланта делать деньги. Конечно, как аристократ, он должен был гордиться, что не запятнал титул грязной, унизительной торговлей, но Теодор не взялся за это только потому, что боялся пустить на ветер то немногое, что еще оставалось. Оставался еще один выход: продать или сдать поместье и уехать жить во Францию, к тетушке. Теодор уже почти смирился с этой мыслью, как вдруг произошло это: он оказался в постели с леди Ренвик. Как если бы сам все подстроил. Он ничего не подстраивал, но кого это интересует?

Тогда кто это сделал? Джонас? Тому вечно нужны деньги.

Он ли?

Тем не менее жениться на леди Ренвик приходилось самому Эшли.

А может, неловкую ситуацию подстроила сама леди Ренвик? Кто знает, может, она забеременела от одного из своих многочисленных любовников и ей срочно понадобился муж? Причем такой муж, которого она могла бы держать в узде. А Теодор производил на людей впечатление этакого простачка, которого легко одурачить, и он отдавал себе в этом отчет. И всегда был настороже, что не раз спасало если не его голову, то его деньги. Но только не в этот раз.

Кто?

Вопросы без ответов.

Эмма Ренвик была на два года старше его. С того момента, как умер ее муж, граф Ренвик, прошло уже пять лет. Четыре последних года леди Эмма занималась тем, что наслаждалась всеми преимуществами богатой вдовушки. Холодной Леди ее прозвали за ее ледяной взгляд, способный заморозить все живое даже летом, за ее ледяное сердце. Она появлялась то с одним кавалером, то с другим, но никто не мог растопить ее сердце или скомпрометировать настолько, чтобы она была вынуждена выйти замуж. Поэтому многие считали Эшли счастливчиком: заполучить такое состояние! И разумеется, такую женщину.

Теодор горько усмехнулся.

Эмма вылезла из кровати и подобрала с пола разбросанную одежду: платье, чулки. Она не чувствовала ничего. Ее заманили в ловушку, ей пришлось принять предложение… Эшли, кажется? Она повернулась к нему.

— Барон Эшли, если не ошибаюсь?

— К вашим услугам, мадам, — поклонился он, стоя — одетый по пояс — в противоположном углу комнаты.

Она отвернулась и начала одеваться. Теодор старался не смотреть на нее. Он оделся первым.

— Помогите мне, пожалуйста, — она повернулась к нему спиной, чтобы он застегнул крохотные застежки на платье. Откуда ему было знать, каких сил это ей стоило? Она была совершенно невозмутимой. Холодной, как обычно. А вот его руки слегка дрожали. Застегивать пуговицы на женском платье ему пришлось впервые.

— Все, мадам, — наконец отступил он. Повисло молчание.

— Вы достанете специальное разрешение? — спросила она. Он задумался на мгновение.

— Для этого, вероятно, нужны деньги. У меня их нет, — признаваться в этом было стыдно.

Губы ее едва заметно презрительно скривились.

— Зайдите завтра к моему поверенному, я отдам соответствующее распоряжение, — сказала она.

— Позвольте проводить вас, — он подал ей руку.

Когда они шли по коридору обратно в бальную залу, Теодор спросил:

— Полагаю, объявить о нашей помолвке следует немедленно?

Она бросила на него странный взгляд.

— Разумеется.

Под злорадный и завистливый шепоток в бальном зале вдовствующей графини Пакстон, матери Эммы, было сделано объявление о помолвке. Бал в честь дня рождения превратился в бал в честь помолвки — словно так и было задумано. Но никто, абсолютно никто не сомневался, что лорд Эшли решил наконец выгодно жениться и заманил самую богатую женщину света в ловушку. Не сомневалась в этом и леди Ренвик. Она только недоумевала: как она попала в ту спальню? Эшли никогда не пытался ухаживать за ней, не входил в круг ее поклонников, никогда не пытался обольстить. Да она бы и не позволила, потому что знала, как и все в этом зале, в каком ужасном состоянии досталось ему наследство. Как она боялась стать жертвой охотников за состоянием! И все-таки не убереглась. Можно было бы отказаться от предложения там, в спальне, но Эмма знала, что не перенесет всеобщего отчуждения еще раз. Уж лучше попытаться составить брачный контракт так, чтобы барон не имел права распоряжаться ее состоянием. Она сомневалась, что он его подпишет, но она знала, как надавить. Она скажет ему, что если он не подпишет контракт, она не выйдет за него замуж, несмотря на скандал, и тогда ему не достанется вообще ничего, а так она готова проявить щедрость и выделить ему достаточно большую сумму.

Во время бала Теодор понял, что не леди Ренвик заманила его в ловушку. К сожалению, поговорить с братом Теодору не удалось: в тот же вечер Джонас смылся из города, оставив брата расхлебывать заваренную им кашу.

На следующий день лорд Эшли пришел к своей невесте. Дворецкий оценил внешний вид посетителя как неудовлетворительный и надменно сообщил, что леди Ренвик сегодня не принимает.

— Сообщите, что пришел барон Эшли, — усмехнувшись, сказал Теодор. Очевидно, это имя было дворецкому знакомо. Он недовольно поджал губы, пригласил барона в гостиную.

— Полагаю, вас леди Ренвик примет.

Еще бы. Теодор не сомневался, что прислуга во всем Лондоне уже знает о вчерашнем скандале.

Ожидая леди Эмму, он осматривал гостиную. Богато. Роскошно. Вряд ли леди Ренвик понравится то, что она увидит в его доме. Вряд ли она вообще согласится переступить порог его дома. Она наверняка считает, что в ловушку ее заманил он. И выхода из этой ловушки не было.

— Доброе утро, милорд. Вы достали разрешение? — сказала леди Ренвик, едва войдя в гостиную. Он ждал ее здесь уже около часа. Ему даже не предложили выпить, что ясно показывало, как к нему относятся в этом доме.

— Да, мадам, — невольно ответил он таким же холодным голосом, каким спросила она. — Мы можем пожениться хоть завтра ...

knigogid.ru