Интервью. Ресурсный класс для детей с аутизмом в детском саду или школе — с чего начать. Ресурсный класс книга


Фонд содействия решению проблем аутизма в России "Выход"

29.11.18

Исследователь в области эпидемиологии аутизма и других нарушений развития о диагностике, неверных диагнозах и возможной помощи

Эрик Рубинштейн, доктор наук, научный сотрудник Университета Висконсин-Мэдисон, который изучает эпидемиологические и статистические методы, помогающие лучше понять различные факторы, влияющие на людей с расстройствами аутистического спектра и другими нарушениями интеллектуального развития. Ниже приводится интервью с доктором Рубинштейном, которое он предоставил во время III Международной научно-практической конференции «Аутизм. Выбор маршрута».

20.11.18

Несколько признаков шарлатанов от медицины в целом. Статья не касается РАС, но аналогичные признаки характерны и для некоторых «методов лечения» аутизма

Для защиты от шарлатанства важно быть в курсе их «секретов мастерства», по которым их можно распознать. В этой статье я расскажу про некоторые наиболее популярные уловки, к которым прибегают шарлатаны.

15.11.18

Груня Сухарева, советский психиатр, описала аутизм за 20 лет до Лео Каннера и Ганса Аспергера, хотя эту ее заслугу практически не вспоминают

В 1925 году Груня Сухарева опубликовала научную статью, в которой описывала аутичные черты у шестерых мальчиков. Ее описания отличались простым языком, а потому были доступны для не специалистов, и при этом для них была характерна детальность и явное сочувствие к пациентам.

13.11.18

Поведенческий аналитик о том, как сохранить эффективность поведенческого вмешательства

Это типичный случай процедурального отклонения – происходит неосознанное и незапланированное отклонение от процедуры, которая была предусмотрена изначально. Процедуральные отклонения допускают не только родители, но и тьюторы, учителя и другие специалисты. Очень важно понимать, что такие отклонения являются очень распространенной проблемой, и что нужно вовремя скорректировать их.

08.11.18

Фонд «Выход» выступил как экспертный партнер

Бесконечное пространство, в котором кружится голова, ряды полок с одинаковыми товарами, пустое место там, где всегда лежало любимое печенье, невыносимо громкий голос, объявляющий о скидках, очередь, паника, нервный срыв – и постепенное успокоение, когда мир приходит в порядок. МИА «Россия сегодня» придумали инновационный проект, который в режиме виртуальной реальности объясняет, что испытывает каждый день человек с аутизмом в состоянии сенсорной перегрузки, а специалисты фонда «Выход» оказали экспертную поддержку при написании сценария.

06.11.18

Эрготерапевт о двигательной «инерции» - распространенной проблеме при аутизме, когда возникают трудности с планированием последовательности действий

Как эрготерапевт, я специализируюсь на том, чтобы помогать людям с «инерцией» в двигательной сфере – проблемами с планированием движений (мы называем это «праксис»). Двигательное планирование – это навык моторной координации высшего уровня. Это способность спонтанно адаптировать свои действия и реагировать на контекст, в зависимости от того, что происходит вокруг.

04.11.18

Поведенческий аналитик и мама сына с аутизмом о том, на что нужно обратить внимание, если у ребенка есть задержка речи

У многих детей младшего дошкольного возраста бывает задержка речи. В некоторых случаях задержка речевого развития – это признак чего-то большего, в том числе, аутизма. Для родителей вопрос о том, что означает задержка речи у их ребенка, может быть крайне сложным и болезненным, особенно когда они пытаются попасть к специалисту в области аутизма, найти которого до сих пор очень сложно. Я знаю об этом по своему собственному опыту. В этой статье я хочу кратко описать, на что важно обратить внимание в этот период неопределенности. Также я хочу подчеркнуть, что могут сделать родители, независимо от того, аутизм ли это или «просто» задержка речевого (психического) развития.

27.10.18

Доктор Винод Менон, руководитель лаборатории, которая занимается фундаментальными исследованиями мозга, о том, как отличаются структуры мозга при аутизме, и как знания об этих отличиях могут повлиять на помощь детям и взрослыми с РАС

Доктор Винод Менон, профессор психиатрии и поведенческих наук Стэндфордского университета, США, и директор Стэндфордской лаборатории когнитивных и системных исследований мозга, которая проводит междисциплинарные исследования функций и дисфункций человеческого мозга. Ниже приводится интервью с доктором Меноном, которое он предоставил во время III Международной научно-практической конференции «Аутизм. Выбор маршрута».

25.10.18

Фонд «Выход» и Правительство Воронежской области заключили новое соглашение сроком на 5 лет

22 октября президент фонда «Выход» Авдотья Смирнова и член попечительского совета Евгения Мишина встретились с губернатором Воронежской области Александром Гусевым. На встрече было подписано Соглашение о сотрудничестве.

23.10.18

У аутизма и посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) есть много общих черт, но до недавнего времени связь между двумя состояниями игнорировалась

Иногда наличие аутизма равнозначно бесконечной цепочке травматических событий, которые начинаются с очень раннего возраста. Во многих случаях такие события усугубляют тяжелую форму посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

outfund.ru

Минобрнауки рекомендует пособие «Ресурсный класс»

05.07.17

Письмо с рекомендациями направлено в органы исполнительной власти субъектов РФ

Минобрнауки РФ дал Департаменту государственной политики в сфере защиты прав детей поручение направить в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере образования «письмо с рекомендациями по внедрению формы организации образовательного процесса детей с расстройствами аутистического спектра «ресурсный класс» и использованию практического пособия “Ресурсный класс. Опыт организации обучения и внеурочной деятельности детей с аутизмом в общеобразовательной школе”».

Таким образом, ресурсные классы и пособие по его созданию одобрены государством на высшем уровне. А значит, и родителям, которые уже этой осенью хотят отдать своих детей с РАС в школы, и директорам этих школ будет гораздо легче. «Наша книга описывает системную модель построения инклюзивного образования в общеобразовательной школе. В начале пути мы и мечтать не могли о том, что она будет опубликована. И вот теперь она получила официальную рекомендацию Министерства образования! Я невероятно горжусь моими коллегами и благодарю фонд «Выход», который поддержал это революционное начинание», – написала у себя в фб специалист по прикладному анализу поведения, ВСВА, научный редактор издания Марина Азимова.

Это начинание революционно еще и потому, что методы, применяемые в школах, где организованы ресурсные классы, основаны на прикладном анализе поведения, который Министерство образования и науки рекомендовало для работы с детьми с РАС (рекомендации по вопросам внедрения ФГОС ОВЗ от 11.03.2016 №ВК-452/07, раздел «Особенности организации образовательной деятельности»).

«Минобрнауки РФ в 2016 году назвало метод прикладного анализа поведения в числе рекомендованных отечественных и адаптированных зарубежных методик и программ для работы с детьми с РАС. Мы рады, что поведенческие технологии по работе с детьми с РАС в нашей стране постепенно развиваются и получают признание на самом высоком уровне. Еще один позитивный пример – появления первого российского пособия, описывающего опыт применения прикладного анализа поведения для инклюзии учащихся с аутизмом в условиях общеобразовательной школы, которое также одобрено Министерством образования и рекомендовано региональным департаментам образования», – говорит Маргарита Оларь, советник ректора по инклюзивному образованию Московского психолого-социального университета.

outfund.ru

Разработан пакет документов для открытия ресурсного класса детей с РАС

Фонд «Выход» обратился к недавно учрежденной автономной некоммерческой организации «Ресурсный класс», которая будет содействовать инклюзии детей с РАС, с просьбой привлечь экспертов и специалистов для разработки пакета локальных нормативных документов, необходимых для открытия ресурсных классов в общеобразовательных школах. Нормативная документация – очень важное начинание, она понадобится школам в разных городах России, создающим специальные образовательные условия для детей с ОВЗ (в том числе с РАС и ментальными нарушениями). «Наш класс уже год существует в общеобразовательной школе, у нас накоплены некоторые знания, которыми, по просьбе Фонда, мы готовы поделиться», – говорит одна из учредителей АНО Юлия Радионова. «Ресурсные классы во всей стране появляются по инициативе родителей, и где-то на 90%, где-то на 50% они финансируются через родительские организации – говорит руководитель воронежской родительской организации «Искра надежды» Татьяна Поветкина. – Форма организации обучения детей с РАС является инновационной для России, и везде образовательные учреждения пишут свои нормативные документы, позволяющие регламентировать этот процесс. Мы знаем разные формы, позволяющие создать регламент обучения наших детей, но с типовым пакетом документации действовать гораздо легче.»

«Модель ресурсного класса заимствована из американской системы образования, однако свою эффективность доказала в разных странах, – объясняет педагог-психолог МГППУ и координатор проекта «Ресурсный класс в школе 1447» Анастасия Козорез. ¬–¬ Этот подход не противоречит нашему «Закону об образовании», но не существует сегодня государственной образовательной услуги, которая бы описывала такую форму правоприменения Закона. Поэтому школа, готовая открыть у себя ресурсный класс, сталкивается с тем, что формально в происходящем нет противоречий с законом, а по факту – нет регламентирующих процесс документов. Необходимо конвертировать модель, т.е., дать обоснование того, почему дети из одного класса перетекают в другой по возможности, разработать схему, по которой это будет происходить; прописать должностные инструкции специалистов, четко распределить роли – что делает учитель, а что делает индивидуальный сопровождающий; указать, когда дети могут идти в ресурсный класс и как долго они там могут находиться. Одним словом, необходима жесткая структура, нормативный акт». Козорез подчеркивает, что подобная четкая регламентация необходима не только школам, но и самой модели ресурсного класса: «Это убережет ее от размываний и искажений. Ресурсным классом не должно называться всё подряд».

В пакет документов, разработанных АНО «Ресурсный класс», входят Приказ об открытии РК, Положение о РК, Договор учреждения образования с родителями (или законными представителями) ребенка, Соглашение между школой и академической институцией, которая будет осуществлять научно-методическое сопровождение проекта, описание должностных инструкций специалистов, карточка площадки (т.е., описание того, какие кадры, ставки, оборудование учреждении уже есть для открытия класса и чего не хватает) и ряд других документов. По оценке Радионовой, документ готов сегодня на 80-85 процентов, и даже в таком виде он уже полезен для школ, открывающих ресурсные классы, поскольку на его основе можно создавать локальные акты. «Для полной готовности пакету еще требуется апробация со стороны Департамента образования и Высшей школы, возможно, его нужно доработать, изменить какие-то формулировки», – говорит Юлия.

В Воронеже такая работа уже проводится, ею заняты в Воронежском институте развития образования (ВИРО), причем два документа уже отредактированы и одобрены. «Эта правка очень ценна и важна, – говорит Радионова. – Во-первых, работники государственных структур, связанных с образованием, знают нормативную базу и язык, на котором надо описывать процессы. Во-вторых, одобрение документации в Воронеже создает прецедент, и в других городах проходить апробацию будет легче». С ней согласна и Татьяна Поветкина: «То, что государство приступило к разработке этих документов, воспользовавшись наработками родительских организаций, – чрезвычайно позитивный опыт, на который можно будет опираться в других городах России при разработке нормативно-правовой базы для ресурсных классов».

Пакет нормативных документов

Одобрено ВИРО. Положение о «Ресурсной группе»

Одобрено ВИРО. Положение о «Ресурсном классе»

Приказ об открытии ресурсного класса

Договор с родителями (законными представителями)

Должностные инструкции учителя

Должностные инструкции психолога

Должностные инструкции тьютора

Соглашение о сотрудничестве по методическому сопровождению класса

Сводная карточка ресурсного класса

Положение о ресурсном классе

Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

outfundbel.ru

На Московском международном салоне образования было представлено практическое пособие «Ресурсный класс»

18.04.16

Его раздали бесплатно, и в ближайшее время ожидается вторая часть тиража

 

 

Пособие об организации обучения и внеурочной деятельности детей с аутизмом в общеобразовательной школе представляли АНО «Ресурсный класс» и АНО «Инклюзивная молекула» при поддержке фонда «Выход». Оно адресовано директорам образовательных организаций, учителям начальной школы, школьным психологам, логопедам, методистам инклюзивного образования и, конечно, родителям.

Авторы — Анастасия Козорез, Александра Беспалова, Анна Калабухова, Мария Гончаренко, Евгения Лебедева и Елизавета Морозова — подробно описывают опыт реализации прав детей с аутизмом на инклюзивное школьное образование с помощью специальных условий обучения. Они рассказывают, как действует модель «Ресурсный класс» в нескольких московских общеобразовательных школах, куда пришли учиться в том числе и невербальные дети с РАС.

Методы работы в ресурсном классе основаны на прикладном анализе поведения. Научным редактором книги была Марина Азимова, сертифицированный специалист по АВА и супервизор нескольких ресурсных классов. Она же написала предисловие к изданию (фонд «Выход» и авторский коллектив пособия очень благодарны ей за то, что она согласилась на эту работу, несмотря на тяжелейший период в своей жизни).

«Это пособие – важный практический инструмент, — говорит выпускающий редактор Юлия Радионова. — Каждая глава снабжена ссылками на внешние и внутренние источники, тщательно продумана навигация. Кроме того, к пособию прилагается диск с документами, которые можно сразу пускать в работу».

Посетители стенда на ММСО-2016 получали книгу и диск в обмен на заполненную анкету. Будущему обладателю пособия задавались вопросы о принадлежности к той или иной группе (родители/ специалисты/ сотрудники системы образования) и о том, почему ему интересна тема инклюзивного образования детей с аутизмом. На стенде также же можно было сделать предварительные заказы на бесплатное получение пособие для родительских НКО, заинтересованных в продвижении инклюзивного обучения для детей с аутизмом.

«Поскольку опыт обучения детей с РАС в общеобразовательной школе в России незначителен, большинство специалистов пока не владеет необходимыми знаниями и навыками. Пособие «Ресурсный класс» по сути является первым в РФ практическим руководством по организации обучения детей с РАС для педагогов общеобразовательных школ», — говорит кандидат психологических наук, нейропсихолог, методист Федерального ресурсного центра МГППУ, Наталия Манелис.

«За четыре дня мы раздали 500 книг, это половина тиража, — говорит Юлия Радионова. — Вторая половина будет в Москве через неделю. Мы планируем распространять ее некоммерческим способом среди родительских организаций и инициативных групп, а также среди специалистов из регионов. Скоро мы решим, по какому графику это лучше делать, и предоставим необходимую информацию».

Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

outfund.ru

К началу Инклюзивное образование Мировой опыт Все, что вы хотели знать о ресурсных классах. Российский опыт

 

Данный документ был разработан инициативной родительской группой проекта «Инклюзивная молекула», направленного на создание и развитие ресурсных классов для обучения детей с аутизмом в общеобразовательных учреждениях. Родители создали закрытую группу в сети Фейсбук, где публиковали вопросы директоров школ, а затем обращались к специалистам за ответами. Все нижеприведенные вопросы реальны — их слышали родители, когда обсуждали с директорами московских школ возможность открыть ресурсный класс.

Модератор и выпускающий редактор проекта Евгения Лебедева (кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психологии развития ФГБУН Институт психологии РАН и мама детей с РАС), консультанты — Анастасия Козорез, Елена Кутепова, Татьяна Медведева, Елена Цырульникова и многие другие специалисты, заинтересованные в том, чтобы дети с РАС могли бы ходить в детский сад и учиться в школе.

Постепенно документ будет дорабатываться, и вы можете принять участие в его разработке. Присылайте вопросы от ваших знакомых директоров школ и детских садов на адрес [email protected], и мы обязательно найдем тех, кто сможет на них содержательно ответить.

Уважаемые коллеги!

В этом документе собраны ответы на вопросы директоров школ, к которым обращаются инициативные группы родителей с просьбой принять в школу детей с аутизмом. В школах, которые принимают таких детей, в международной практике часто организуются ресурсные классы. Если в школе есть такой класс — обучение ребенка с аутизмом становится возможным и эффективным, а школа на практике реализует принципы инклюзивного образования. Сегодня такие проекты есть и в России. Мы будем рады расширить список ответов и готовы принять ваши вопросы. Полная версия с новыми ответами на вопросы будет опубликована на сайте Департамента образования Воронежской области, на сайте фонда «Выход» и на сайте Института проблем инклюзивного образования (МГППУ). На вопросы отвечали специалисты образовательных учреждений, где обучаются дети с РАС, а также представители общественных организаций, созданных родителями детей с аутизмом. Рецензент: Институт проблем инклюзивного образования (МГППУ).

1. Какие особенности могут быть у детей с расстройствами аутистического спектра (РАС)?

Иногда дети с РАС отличаются от других детей настолько мало, что их особенности заметны только специалистам. Но все-таки чаще особенности детей с РАС отчетливо проявляются при общении с ними.

Ребенок может ни разу не взглянуть на собеседника или не поддерживать контакт глазами во время разговора, при этом ничего не отвечая, так что складывается впечатление, что он не замечает, что к нему обращаются.

Бывает и обратная ситуация: ребенок может говорить на интересующие его темы без остановки, не видя, что собеседник потерял интерес к разговору и хочет его завершить. Детям с РАС, как правило, непонятны скрытые мотивы поступков других людей, им почти недоступно понимание иронии собеседника, а также употребление слов в переносном значении.

Чаще всего дети с РАС имеют особенности речевого развития, которые могут варьироваться от полного отсутствия речи до небольших особенностей в интонациях.

Некоторые дети с РАС учатся читать довольно рано, даже до того как начинают говорить фразами, и запоем прочитывают чуть ли не всю школьную программу еще до того, как они поступят в школу, или настолько серьезно увлекаются каким-то предметом, например историей, что знают школьную программу по этому предмету не хуже учителя.

Но у большинства детей с аутизмом интеллектуальное развитие происходит неравномерно: сильными сторонами часто являются зрительное восприятие, внимание к деталям, большой объем механической памяти. Слабыми сторонами часто оказываются непонимание общего смысла текста и пересказ прочитанного заученными фразами или фрагментарное восприятие устной речи, что может, например, затруднить занятия математикой, потому что хотя ребенок умеет выполнять арифметические действия, ему не удается понять условие задачи.

У многих детей с РАС есть особенности развития сенсорной сферы. Некоторые дети не переносят громких звуков или яркого света, сильным раздражителем также может стать запах или прикосновение (причем окружающим все это, как правило, не доставляют никаких неудобств). То, что может восприниматься как странности в поведении, часто является реакцией ребенка на сенсорные раздражители, причиняющие ему большие неудобства, а иногда даже боль.

Дети с РАС могут успокаивать себя при помощи привычной стимуляции. Например, при воздействии яркого света или громкой музыки некоторые дети могут трясти кистями рук, или подпрыгивать на месте, или катать колесики у игрушечной машинки, держа ее максимально близко к глазам. Механизмы этих действий похожи на те, которые мы демонстрируем, покачивая ногой или накручивая волосы на палец при неприятном разговоре или долгом ожидании.

Странности в поведении ребенка с РАС (так же как любое странное поведение ребенка без РАС) могут получить объяснение специалиста, и с помощью практических занятий с ребенком и его родителями такое поведение может быть изменено.

2. Зачем детям с РАС нужна общеобразовательная школа? Разве им не лучше в коррекционной?

Конечно, само по себе пребывание ребенка с РАС в общеобразовательной школе не гарантирует эффективного обучения академическим навыкам. Но создание специальных условий (ресурсный класс, адаптированная программа, помощь тьютора), а также присутствие типично развивающихся детей в качестве модели для подражания и среды для общения помогает ребенку с РАС быть более успешным в освоении школьной программы, способствует формированию коммуникативного поведения, расширению жизненного опыта и лучшей социализации.

После школы ребенку с аутизмом предстоит жить в том же обществе, что и выпускникам обычных школ. Чем раньше они познакомятся друг с другом, тем выше шансы на то, что между ними сложится понимание и взаимодействие. Ребенку с аутизмом, который ходит в школу вместе с обычными детьми, гораздо проще будет ощущать себя частью общества, чем выпускнику коррекционной школы.

3. Зачем обычным детям учиться вместе с детьми с аутизмом? Что им это дает?

О преимуществах инклюзивного образования для обычных детей написано много научных работ учеными разных стран, где эта практика существует уже долгие годы. Например, доказано, что выпускники инклюзивных школ обладают более развитыми способностями к коммуникации, лучше понимают окружающих, демонстрируют большую гибкость и креативность. Кроме того, работа в инклюзивном классе, где созданы специальные образовательные условия, дает педагогам уникальный опыт. Педагог, понимающий непростые особенности ребенка с аутизмом, легко найдет подход к проблемам обучения у обычного ребенка, а если этого недостаточно, может воспользоваться помощью специалистов ресурсного класса, поэтому выигрывают все дети. Есть и другие преимущества.

В школе, где дети с раннего возраста учатся понимать особенности друг друга, возникает атмосфера доверия — и развиваются лучшие качества: толерантность, забота, доброта. И все дети чувствуют себя более комфортно.

4. Ребенок с РАС будет учиться в обычном классе?

Для детей с РАС создаются ресурсные классы, в которых проводится подготовка к обучению в обычном классе.

5. Что такое ресурсный класс?

Ресурсный класс — это отдельный кабинет для специальных занятий, где ученики с РАС могут заниматься по специальной программе, составленной в соответствии с их индивидуальными образовательными потребностями.

Ученики с РАС посещают часть уроков в ресурсном классе, а часть — вместе со своими одноклассниками в общеобразовательном классе. Учитель ресурсного класса может вести занятия в небольших группах или работать с ребенком индивидуально.

Учащиеся общеобразовательных классов также могут получать в ресурсном классе дополнительную помощь специалистов.

6. Кто решает, когда ученик с РАС будет готов к включению в обычный класс?

Решение о том, что ребенок с РАС готов к включению в обычный класс, принимает учитель ресурсного класса.

Решения о выборе уроков, которые ребенок будет посещать, об увеличении количества времени нахождения в классе, об уменьшении тьюторской поддержки, согласовываются с учителями общеобразовательного класса. При необходимости учитель ресурсного класса адаптирует учебные материалы под нужды ученика.

7. Какие задачи решает учитель ресурсного класса? Что входит в его обязанности?

Учитель ресурсного класса — это ведущий специалист по организации работы с учениками с РАС в школе. Он должен иметь высшее специальное педагогическое образование. Оптимальным для работы в ресурсном классе является учитель-дефектолог.

Если работа ресурсного класса строится на основе Прикладного анализа поведения (АВА), учитель должен иметь дополнительное образование в этом направлении.

В обязанности учителя ресурсного класса входит:

— проведение диагностики особенностей развития учащихся ресурсного класса;

— проведение индивидуальных и групповых занятий с учениками, посещающими ресурсный класс;

— организация работы по коррекции нежелательных форм поведения у учащихся с РАС;

— составление, адаптация и корректировка образовательных и коррекционных программ и учебных планов;

— составление планов уроков ресурсного класса;

— адаптация учебных материалов с учетом индивидуальных особенностей учащихся;

— адаптация учебных планов общеобразовательных классов для учащихся с РАС;

— составление рекомендаций по созданию в школе особых условий для учащихся с РАС;

— обучение тьюторов;

— консультирование родителей и работников школы;

— мониторинг эффективности образовательного процесса для учеников с РАС.

8. По какой программе будет учиться ребенок с РАС?

Требования к программам описаны в Федеральном государственном образовательном стандарте начального общего образования обучающихся с РАС. На данный момент существует четыре варианта образовательной программы, по которой могут обучаться ученики с РАС. Учитель ресурсного класса в сотрудничестве с учителями общеобразовательных классов при составлении программы должен определить, какие знания, умения и навыки являются наиболее приоритетными для данного ученика и в каком формате их усвоение будет наиболее эффективным: при индивидуальных формах работы, в ресурсном классе или в общеобразовательном классе, а также какие материалы, методы и приемы должны быть использованы при его обучении.

Требования к АООП НОО обучающихся с расстройствами аутистического спектра

8.1 Адаптированная основная образовательная программа основного общего образования. Данный вариант предполагает, что обучающийся с РАС получает образование, полностью соответствующее по итоговым достижениям к моменту завершения обучения, образованию сверстников, не имеющих ОВЗ, находясь в их среде и в те же сроки обучения (1–4-е классы).

8.2 Адаптированная образовательная программа основного общего образования. Данный вариант предполагает, что обучающийся с РАС получает образование, сопоставимое по конечным достижениям с образованием сверстников, не имеющих ОВЗ, в пролонгированные сроки. Данный вариант предполагает пролонгированные сроки обучения: пять лет (1–5-е классы) — для детей, получивших дошкольное образование; шесть лет (1– 6-е классы) — для детей, не получивших дошкольное образование.

8.3 Адаптированная образовательная программа для учеников с умственной отсталостью. Этот вариант предполагает, что обучающийся с РАС получает образование, которое по содержанию итоговым достижениям не соотносится к моменту завершения школьного обучения с содержанием и итоговыми достижениями сверстников с РАС, не имеющих дополнительных ограничений по возможностям здоровья, в пролонгированные сроки. Данный вариант предполагает пролонгированные сроки обучения: шесть лет (1–6-е классы).

8.4 Специальная индивидуальная программа развития. Данный вариант предполагает, что обучающийся с РАС, осложненными умственной отсталостью (умеренной, тяжелой, глубокой, тяжелыми и множественными нарушениями развития), получает образование, которое по содержанию и итоговым достижениям не соотносится к моменту завершения школьного обучения с содержанием и итоговыми достижениями сверстников, не имеющих дополнительных ограничений по возможностям здоровья, в пролонгированные сроки. Данный вариант предполагает пролонгированные сроки обучения: шесть лет (1–6-е классы).

9. Среди детей с РАС школьного возраста есть неговорящие дети. Когда они заговорят, и от чего это зависит?

Есть дети, которые никогда не будут пользоваться устной речью. Но для общения и передачи информации мы не всегда используем именно устную речь. У нас есть разные способы. Мы можем показать жестом, написать, напечатать, составить схему.

Для детей, не пользующихся устной речью, созданы разнообразные системы альтернативной коммуникации, используя которые они могут отвечать на вопросы, выражать просьбы, рассказывать о чем-то интересном, болтать с друзьями.

В школе должны быть созданы условия, при которых ребенок сможет использовать все возможные средства коммуникации, и тогда отсутствие устной речи не станет препятствием для учебы или общения со сверстниками.

10. Могут ли дети с РАС представлять собой опасность для обычных детей?

Агрессивность не является отличительной чертой детей с РАС. Однако они могут обороняться в ответ на то, что они воспринимают как угрозу или насмешку.Иногда поведение ребенка c аутизмом может выглядеть как агрессивное, когда он пытается сообщить о своих неприятных ощущениях, например — из-за слишком громких звуков или сильных запахов.

Важно помнить, что дети, у которых есть потенциально опасные формы поведения, не включаются в учебный процесс в общеобразовательном классе.

11. Детям свойственно повторять друг за другом слова и действия. Не станут ли дети с РАС примером плохого поведения для других детей? Есть ли способы этого избежать?

Возможно, что другие дети будут иногда повторять какие-то действия своих одноклассников с РАС. Но они не станут перенимать и присваивать данное поведение, потому что у них сформированы свои, привычные формы поведения для возникающих жизненных ситуаций.

Если у детей появятся вопросы, почему их одноклассник с РАС ведет себя именно так, важно объяснить им причины такого поведения и то, как ему можно помочь научиться вести себя по-другому.

Источник: outfund.ru

Поделитесь в соц. сетях, чтобы и другие родители смогли лучше понять своих детей.

autismschool.by

Что делать, если вы хотите организовать ресурсный класс – КОНТАКТ

  • Собрать родительский актив

Найдите родителей в вашем районе, заинтересованных в создании особых условий для обучения детей (ресурсного класса).

Приготовьтесь к тому, что вам придется быть постоянно включенными в процесс и научиться договариваться с самыми разными людьми (с другими, очень разными, родителями, с администрацией образовательных комплексов, возможно и с Департаментом образования, с другими общественными организациями, фондами, жертвователями  и т.д.). Бояться не надо — у других получилось, значит получится и у вас. Напомним, в 9 школах уже работают ресурсные классы, и в еще 6 будут открыты в этом году).

  • Изучить информацию
  • Законодательство по образованию (http://contact-autism.ru/lit/)
  • Познакомьтесь с разделом о «ресурсных классах» у нас на сайте
  • Приходите к нам на консультацию (информацию о времени, месте и т.д. можно посмотреть в разделе «Мероприятия» на нашем сайте)
  • Книга «Ресурсный класс» https://drive.google.com/drive/folders/0B2GJzts3Gv1pUTduc0E1NXkyTmc                                 (или для начала материалы, собранные в разделе «Ресурсные классы»)
  • Изучите тематические страницы в соц.сетях
  • Пообщайтесь с активистами действующих ресурсных классов (родители ресурсных классов школы 2009, 1367, 1540, “Ковчег” и других комплексов с удовольствием поделятся с вами своим опытом)
  • Посетите школу с действующими ресурсными классами (2009, “Ковчег”, 1367, 1540 — принимают заявки на посещение как родительскими группами, так и специалистами).
  • Выбрать школу
      • Выбрать школу, в которой собираетесь открыть ресурсный класс (Это может оказаться и ваша дворовая школа, но легче всего договориваться со школами, в которых уже учатся дети с ограниченными возможностями).
      • Убедиться в готовности администрации к такому проекту (сходить на прием к директору всего холдинга, а не конкретной школы из него).
      • Предоставить администрации школы всю необходимую информацию (например, принести распечатанные материалы с сайта “Контакта” http://contact-autism.ru/res_klass/)
      • Выяснить наличие в штатном расписании тьюторов и других специалистов, а также возможности включения их в штат школы.
      • На основании всей собранной информации сделать предварительный расчет затрат на оборудование и оплату привлеченных специалистов (сроком на 1 год). Вариант возможной сметы, для того, чтобы было на что ориентироваться, мы вам предоставим.
      • Определиться с примерным списком необходимых сторонних специалистов (персонально).
      • Оценить возможности самостоятельного финансирования и определить источники целевого финансирования проекта.
  • Если вы решили присоединиться к программе поддержки ресурсных классов РОО помощи детям с РАС «Контакт»
    • Мы поможем вам разобраться что же такое “ресурсная зона” и “ресурсный класс” и как это работает.
    • Сходим вместе с вами на презентацию проекта в образовательное учерждение (РОО помощи детям с РАС “Контакт” является официальным партнером Департамента образования по проекту “Инклюзивная молекула”, а наши члены участвовали в организации самых первых ресурсных классов — все это существенно помогает в ведении переговоров).
    • Обговорим вместе с вами с директором все условия, возможные риски, план проекта и возможности для решения разных задач
    • Расскажем вам о возможных путях решения именно ваших конкретных задач исходя из нашего опыта, и будем внедрять эти решения в жизнь вместе с вами

Следующими этапами идут:

    • Заключение договора о сотрудничестве между образовательным учреждением и РОО помощи детям с РАС «Контакт».
    • Помощь вам в построении оптимального маршрута ВК-ПМПК-МСЭ
    • Помощь в оформление заявки на доп. финансирование проекта (при необходимости).
    • Помощь в поиске источников доп.финансирования.
    • Заключение договоров со специалистами, реализация проекта.
    • Бухгалтерское сопровождение проекта.
    • Помощь в подборе и обучении специалистов.
    • помощь в разрешении возникающих вопросов и проблем в рабочем порядке, в том числе при поддержке МГАРДИ и рабочей группы по детям с ОВЗ при Департаменте образования

Обязанности уполномоченного по проекту Ресурсный класс

  • Уполномоченное лицо выбирается из числа родителей детей, обучающихся в ресурсном классе. Избрание оформляется протоколом.
  • Уполномоченное лицо действует на добровольных началах.
  • Уполномоченное лицо непосредственно на месте (в школе) следит за реализацией проекта:
    • Следит за надлежащим выполнением услуг по договорам ГПХ,  оформляет акты выполненных работ, согласует с ведущим проект бухгалтером РОО «Контакт» суммы, перечисляемые по договорам, следит за правильным оформлением первичных документов по проекту и т.п.
    • Информирует РОО «Контакт» о смене исполнителей по договорам ГПХ (при необходимости).
    • Согласовывает с администрацией школы и с РОО «Контакт» закупку необходимого оборудования, а также передачу его школе (при необходимости).

 

contact-autism.ru

Ресурсный класс для детей с аутизмом в детском саду или школе — с чего начать

24.11.14

Ресурсный класс с применением методов ABA — один из возможных подходов в инклюзивном образовании детей с аутизмом

 

 

Анастасия Козорез — педагог-психолог, окончивший сертифицированные курсы по прикладному анализу поведения, которая вот уже 15 лет работает в московском Центре психолого-медико-социального сопровождения детей и подростков, единственном в России государственном учреждении, которое специализируется только на помощи детям с аутизмом. На данный момент она является координатором проекта группы подготовки к школе детей с тяжелой формой аутизма с помощью методов АВА на базе Центра, а также консультирует ресурсные классы для детей с аутизмом в московской школе 1447, а также аналогичные классы в Саратове и Белгороде, созданные при поддержке Фонда «Выход».

В связи с тем, что в Фонд «Выход» поступает много вопросов о ресурсных классах и заявок на поддержку аналогичных проектов по всей России, мы побеседовали с Анастасией Козорез о том, как организуются ресурсные классы сегодня, кто должен быть инициатором открытия таких классов, а также какие специалисты должны быть включены в такой проект.

Фонд «Выход»: Настя, что за документы были на CD-диске, которые вы вручали участникам вашего мастер-класса во время конференции в Сколково?

Анастасия Козорез: Презентация проекта «Ресурсный класс». Перечень базового оборудования. Пример программы и планов. Образцы всех документов.

ФВ: Для кого предназначены эти документы, и кому они могут быть полезны?

АК: Тем, кто хочет делать похожие классы для детей с аутизмом. Или просто обучать их. Специалистам и организациям.

ФВ: Какие организации это могут быть? Коррекционные школы? Кто-то еще?

АК: Школы, центры. Даже детские сады.

ФВ: Какими компетенциями должны обладать люди, намеревающиеся сделать подобный класс в рамках школы или детсада? И сколько этих людей должно быть?

АК: Педагогическое образование, опыт работы с детьми с РАС, опыт работы в государственном педагогическом учреждении, знание АВА. Инициаторов должно быть минимум двое. Одному будет слишком тяжело.

ФВ: Как бы вы расположили эти факторы успеха в порядке значимости? Что главнее?

АК: Эти факторы все важны. Если нет одного из них, то будет провал. Возможно, наличие опыта может быть заменено хорошими знаниями, потому что опыта в этой теме в РФ нет сегодня практически ни у кого. А знание АВА относится к необходимым компетенциям. Без этого ресурсный класс для детей с РАС, конечно, тоже может работать. Но успешность детей будет несоизмеримо меньше.

ФВ: А может ли быть успешным ресурсный класс, где у лидеров нет опыта работы в государственном педагогическом учреждении, но есть отличное знание АВА, к примеру?

АК: Если в принимающей школе хороший директор и завуч, с ними есть хороший контакт, они считают проект полезным для школы — этого будет достаточно. Опытные педагогические работники помогут решить все организационные и юридические вопросы, а это большая часть работы.

ФВ: Правильно ли я понимаю, что для реализации проекта «Ресурсный класс с применением метода поведенческого анализа (АВА-класс)» можно реализовать только при наличии такой компетенции как знание АВА?

АК: Конечно.

ФВ: Значит знание АВА лидерами проекта — это необходимое условие.

АК: Смотря кого вы считаете лидером.

ФВ: Куратора прежде всего.

АК: Куратор должен знать и понимать что такое АВА, но может не владеть методом сам. Это административная единица в большей степени. Но если он не будет понимать метод, он не сможет правильно представлять проект и перед школой и перед обществом.

ФВ: То есть, АВА-компетенции куратора получаются опять же ключевыми для проекта, судя по всему. Теперь вопрос очень важный. Представьте себе, пожалуйста, обычную коррекционную школу в Воронеже, к примеру. В школе есть дети с РАС, но никаких знаний АВА нет ни у одного члена педколлектива школы. Каким образом в такой школе может появиться ресурсный класс?

АК: Такой класс может появиться по инициативе директора, но он не будет АВА-классом. В США, например, тоже не во всех ресурсных классах есть АВА.

ФВ: При каких условиях в воронежской (московской, белгородской, ивановской, новосибирской и др.) коррекционной или массовой школе может появиться именно АВА-класс? Что должно произойти, на ваш взгляд? Какие события?

АК: Если говорить о ресурсном классе с применением АВА — нужно учить людей, готовить специалистов. Кроме того, нужен супервизор проекта, он может быть удаленно. И умные грамотные люди на месте, готовые много работать.

ФВ: Сделайте предположение, пожалуйста, откуда в таком проекте может появиться супервизор? Кто его приведет и к кому? Какие тут могут быть сюжеты?

АК: Сюжет один. Проводится мониторинг специалистов, которые имеют нужный опыт и знания, а также необходимый статус. Выбирается специалист. Затем переговоры с ним и заключение контракта.

ФВ: Мы говорим о государственной школе, которая, как вы уже сказали выше, довольно сложный организм. Кто может инициировать этот процесс в школе? Кто может предложить руководству школы проводить мониторинг специалистов, искать супервизора, заключать с ним контракт и т.д.? Возможен ли, например, сюжет, когда молоденькая активная учительница, самостоятельно прочитавшая несколько книжек по АВА, потом самостоятельно закончившая онлайн-курс, затем побывавшая на конференции в Сколково, приходит к директору школы и предлагает делать ресурсный АВА-класс? Или более вероятны какие-то другие сюжеты?

АК: Должно быть совпадение нескольких факторов. Желание администрации школы взять такой проект и реализовать его со всей мерой ответственности. И инициативный человек, который готов все организовать.

ФВ: Вы знаете другие АВА-классы и АВА-группы в РФ, кроме вашего? Каков механизм их появления? Кто выступал инициатором их создания?

АК: Да, знаю. Инициаторами всегда выступают родители.

ФВ: Возвращаясь к нашему сюжету с Воронежем или другим городом РФ. Правильно ли я понимаю, что сперва там должна появиться инициативная группа родителей, которая захочет АВА для своих детей на базе детсада или школы?

АК: Да. Бывает, что и не для своих детей.

ФВ: Вы говорили о том, что необходимо провести мониторинг специалистов и определить компетентного супервизора для проекта. Кто, на ваш взгляд, это может (должен) сделать?

АК: Идеально, когда государство само предлагает родителям этот сервис. Но как этот механизм запустить я не знаю.

ФВ: Мне очень интересно обсудить с вами сегодняшнее положение вещей и возможные пути движения АВА в наши государственные сады и школы. А механизм обязательно появится!

АК: Мониторинг специалистов, поиск супервизора и т.п. делает тот, кто решает реализовать такой проект. Я уже говорила с нескольким такими людьми. У них появляется идея и они обращаются с вопросами – как и что. И надо понимать, что пока что педагогические учреждения будут идти навстречу только на запрос родителей.

ФВ: То есть инициативные группы родителей осуществляет мониторинг специалистов самостоятельно или сперва ищут консультанта?

АК: Сегодня и консультанта родители ищут самостоятельно. Чаще всего они узнают из социальных сетей или от других родителей про проект, который им нравится, и обращаются к сотрудникам этого проекта. Мы помогаем информацией таким группам.

ФВ: То есть к вам обращаются представители родительских групп? А есть ли обращения от активных педагогов, которые сами хотят новых методов на своих рабочих местах?

АК: Да. Обращаются родители. Есть обращения и от педагогов, но это тоже родители детей с РАС.

ФВ: То есть сегодня родители:

1. Объединяются в группы;

2. Находят школы, которые готовы принять такие классы;

3. Мониторят рынок специалистов и ищут супервизора;

4. Обращаются к вам за консультациями.

Что еще сегодня делают родители, которые хотят организовать ресурсный класс?

АК: Да, все так. И это, конечно, неправильно. Метод, который признан эффективным в работе с детьми с РАС во всем мире, должен быть частью системы образования для детей с аутизмом. Использование АВА должно быть прописано в документах, которые регламентируют образовательные услуги, которые получает ребенок в школе или в детском саду. Родители не должны делать революций в образовании своих детей, они должны детей поддерживать и помогать им учиться. Но сегодня дело обстоит так, что без пробивной силы родителей и их организаторских способностей дети с разнообразными формами РАС сплошь и рядом находятся на домашнем обучении без всякой перспективы выйти в общество.

ФВ: Мне кажется, что это очень понятный ответ. Давайте вернемся к вашим материалам. На каком этапе и кто их может с пользой изучать?

АК: Координатор проекта при начале организации непосредственно работы с детьми, затем учитель.

ФВ: А как устроена иерархия проекта? Кто главный, кто что определяет в нем?

АК: Есть три направления работы. Административная. Человек, который берет на себя все дела по документам, финансам, переговорам и т.д. За следующее направление — встраивание детей в учебный процесс школы и создание процесса внутри класса — отвечает учитель. А координатор-супервизор (это третье направление) отвечает за качество и эффективность коррекционно-образовательного пласта работы. Он, как внешний наблюдатель, оценивает качество работы учителя и тьюторов и разрешает конфликтные ситуации.

ФВ: Если мы ведем речь о государственной школе, в которой есть и бухгалтер, и администратор, почему в проекте «Ресурсный класс» нужен отдельный человек, занимающийся административной работой?

АК: Потому что никто не захочет просто так взвалить на себя дополнительную работу. Но было бы хорошо, если бы функции администрирования взяла на себя школа, да.

ФВ: В вашем комплекте документов есть описание административной части работы в ресурсном АВА-классе?

АК: Да, частично эта работа описана в презентации.

ФВ: Откуда в проекте появляется учитель? Кто его ищет, и чем он мотивируется?

АК: Школа может вырастить своего учителя с АВА-компетенциями, отправив своего педагога учиться. Или искать уже отучившегося и привлечь деньгами и интересным проектом. Еще людям всегда нужно официальное оформление с трудовой книжкой и социальным пакетом, так что мне кажется, что возможности привлечь есть.

ФВ: Если школы отправляли бы на АВА-курсы своих учителей — это был бы, наверное, прекрасный вариант. Как вы думаете, что может мотивировать директора школы организовать получение АВА-компетенций учителями?

АК: Повышение эффективности работы учителей, реклама школы, может быть, возможность предлагать новые платные услуги.

ФВ: Я пытаюсь понять, может ли сегодня что-то, кроме родительской инициативы, в реальности подвигнуть школу или детский сад, где есть дети с РАС, заняться изучением АВА? На сегодняшний день есть еще какие-то инструменты, чтобы при отсутствии родительского запроса директор (или учитель) стал бы пытаться организовать АВА-класс?

АК: Личные амбиции директора, может быть? И еще, мне кажется, можно заинтересовывать вниманием фонда, интересом прессы и социальных сетей и т.д. Больше ничего не могу предположить. Директору школы сегодня проще, если у него вообще аутистов не будет. Они рейтинг школы снижают.

ФВ: То есть, фонд приходит в школу и предлагает такой проект директору? Фонд же ищет супервизора и учителя, а потом приглашает родителей детей с РАС привести их в эту школу?

АК: Просто имя Фонда помогает в разговоре с администрацией.

ФВ: То есть, идут все равно родители, но лучше с фондом, чем без него?

АК: Да. Мне кажется, что родители должны выходить на фонд и при его поддержке говорить со школой.

ФВ: Понятно. Следующий вопрос. Какова вообще роль родителей в успехе ребенка в АВА-классе?

АК: Большая. Если родители ничего не будут делать дома, не будут выполнять рекомендации, не будут в контакте с учителем, не будет никакого успеха.

ФВ: Можно ли сказать, что у родителей есть обязанности, если они привели ребенка именно в АВА-проект?

АК: По идее такие же, как и у любого родителя в школе. Но учитывая особенности детей и характер проекта, можно говорить про особые обязанности.

ФВ: Можно ли их прописать в договоре? И есть ли у вас такой опыт? Мне кажется, что типовой договор с родителем мог бы стать важной частью комплекта документов к проекту.

АК: Да. Думаю, что он станет такой же частью общего описания образовательной модели «Ресурсный класс с методом АВА», как и документы, регламентирующие создание такого класса. Мои коллеги занимаются разработкой таких документов.

ФВ: Еще один важный вопрос. Считаете ли вы, что ресурсный класс как детский коллектив из 5-8 детей, оформленных в один класс, это оптимальное организационное решение? Не лучше ли приписать детей к регулярным классам, а под ресурсным классом понимать просто помещение со структурированным пространством, где можно готовиться к регулярным урокам и проводить время?

АК: Это вопрос ответственности школы, прежде всего. Для многих детей ресурсный класс — основное место их обучения, в нем реализуется индивидуальная программа и ребенок физически проводит в нем много времени. При этом, если ребенок оформлен в регулярный класс — ответственность за его обучение, программу и успеваемость несет учитель регулярного класса. Чтобы дети были приписаны к регулярному классу, но могли законно посещать большую часть времени ресурсный класс (комнату), нужно решить вопросы перераспределения ответственности, нужны основания для открытия ставки учителя ресурсного класса (которого как бы нет при такой оргсхеме, так как в нем нет учеников), а также обоснование для отсутствия ученика на занятиях в регулярном классе. Кроме того, сегодня результаты учеников с РАС будут влиять на аттестацию данного учителя и среднюю успеваемость класса. А эти результаты сейчас очень важны — от них зависит место школы в рейтинге и зарплата учителя (в Москве). С другой стороны, у родителей есть опасение, что дети, записанные в регулярный класс, не будут в нужном объеме допускаться к занятиям в ресурсном классе. В общем это непростой вопрос. Думаю, что когда ресурсных классов станет много, оптимальная схема появится методом проб и ошибок. А вслед за ней появятся нормативные документы, где четко будут прописаны действия всех участников и разграничение их ответственности.

ФВ: А какая организационная схема ближе лично вам? Представьте. В массовой школе появляется класс для детей с особенностями. Не будет ли это восприниматься как гетто? Детей из регулярных классов не станут пугать перспективой отправить в этот класс?

АК: Мне все равно по большому счету, как выглядит схема. Должна быть такая организация процесса, которая не будет противоречит законам в образовании, чтобы комиссиями и проверками учителям не мешали работать, не ставили проекты под угрозу, а директорам не делали бы выговоров. И организовав процесс таким образом, можно параллельно решать вопрос с правовой базой под такие классы. Вне зависимости от того, как это будет выглядеть на бумаге, в реальности дети все равно будут проводить много времени в другом классе физически. В начале процесса ребенок будет приходить в тот регулярный класс, куда его припишут, с тьютором на какое-то время и потом уходить в ресурсный класс, их задания могут отличаться от заданий остальных детей в классе. Поэтому представление о «классе для особых» все равно может у детей появиться. Тут важна работа с учителями, работа с детьми в школе, важно создавать правильную атмосферу. И иметь административную возможность перевести ребенка полностью в регулярный класс, когда ребенок будет к этому готов. Кроме того, ресурсный класс — это всегда очень интересное место, притягивающая среда, в которую должны быть вхожи дети из регулярных классов для различных мероприятий. Наличие ресурсного класса в школе всегда означает работу со всей школой вне зависимости от того, как этот класс оформлен на бумаге.

ФВ: Настя, среди ваших документов есть «Программа». Расскажите о ней, пожалуйста. Что это за документ и как его читать учителю? Что он может там почерпнуть для своей будущей работы?

АК: Программу составляет учитель ресурсного класса по результатам теста под руководством супервизора. В этой программе описываются основные цели обучения ученика, то есть навыки, которые планируется сформировать у него в ближайший год или полгода. Обычно учитель регулярного класса должен быть просто знаком с результатами теста ученика и с его программой. И помочь учителю ресурсного класса с ориентированием ученика в программе регулярного класса. В нашем комплекте документов образец программы. В презентации есть принципы построения программы и дан образец, как программа может выглядеть. Это документ для учителя, тьюторов, родителей, для всех, кто проводит с ребенком образовательные занятия. Поведенческие программы должны знать вообще все люди, которые встречаются с ребенком.

ФВ: Еще один документ — «Перечень оборудования». Кому он предназначен? Кто с ним должен работать?

АК: Это документ для администрации проекта. Перечень оборудования, который должен быть в таком классе. Задача администрации — найти на это оборудование деньги.

АК: Задача для администрации школы?

АК: Нет, скорее для администратора инициативной группы, которая делает проект совместно с школой.

ФВ: В условиях, когда государство не финансирует оборудование для таких классов, какова вероятность, что оборудование купит администрация школы?

АК: Вероятность минимальная. Сейчас для этого нужны внешние спонсоры, найти которых — задача администрации проекта.

АК: То есть этот перечень предназначается родительской инициативной группе, чтобы та искала гранты, пожертвования и т.д. на оснащение этого класса?

АК: Да.

ФВ: А кто, по-вашему, должен быть в администрации проекта «Ресурсный класс»? Как принимаются ключевые решения? Как определяются критерии эффективности проекта? Должен ли быть у проекта управляющий совет? Кто в него должен входить, если да?

АК: Если управляющий совет, то в него должен входить представитель администрации, супервизор (координатор), учитель, представитель родителей, и, возможно, представитель того фонда, который финансирует. Есть разделение функций. Родители могут найти супервизора и учителя. Но они не могут оформить их на работу в учреждение, организовать их работу и т.д. Каждый на своем участке должен отвечать за свою часть работы, а ключевые решения должны приниматься согласовано.

ФВ: Спасибо! Вернемся к вашему пакету документов, с вашего позволения. Какой документ вы считаете наиболее важным, ключевым?

АК: В этом пакете нет такого документа. Для школы это должен быть Приказ или Положение (тут я не сильна в названиях), то есть документ, на основании которого класс существует и где прописан функционал всех участников.

ФВ: Мы говорили о том, что эти документы могут пригодиться учителю. Какой документ самый полезный?

АК: Все. Тут вернее говорить — обязательный и нужный.

ФВ: Как скоро учитель научится сам составлять такие документы? И тут же еще вопрос — есть ли какие-то обучающие курсы, которые выпускали бы учителей для ресурсных классов сегодня?

АК: Учитель станет делать такие документы самостоятельно к концу учебного года. Нужно обучение, стажировка под руководством супервизора. Поэтому роль супервизора в первый год работы особенно велика. Его участия требуется больше чем в последующие время. Курсов таких нет. Но есть три курса по АВА, выпускники которых при наличии базового образования и опыта могут быть учителями ресурсных классов.

ФВ: Прокомментируйте, пожалуйста, документ «Лист коммуникации». Кем он сделан и для кого? Есть ли аналоги в образовательных технологиях, не применяющих АВА?

АК: Это форма которую ежедневно заполняет учитель. В ней отражены ключевые моменты пребывания ребенка в классе. Для ознакомления эта форма дается и родителям. Родители на другой стороне вписывают информацию, которая может влиять на обучение и поведение ребенка на следующий день. Это связь между учителем и родителем. И форма, которая структурирует это общение. Этот лист сделан мной на основании описания документа, который используется в американских школах, которые супервизирует Марина Азимова. Учителя коррекционных школ иногда используют что-то похожее, вводя специальные дневники. Но информация нашего листа нужна именно для анализа поведения ребенка.

ФВ: Чтобы родители могли заполнять эту форму — их обучают? В каком формате это обучение происходит?

АК: Нет. Обучения не нужно. Родители отмечают события, которые происходили в жизни ребенка по выделенным пунктам. Есть объяснение в начале.

ФВ: А как происходит знакомство родителей с этим документом? Учитель собирает их, раздает листы и объясняет, как заполнять? Родители в курсе, что им придется это делать на входе в проект?

АК: Да. Родителей знакомит со всеми правилами, особенностями и документами.

ФВ: Прекрасно! Какие еще образовательные продукты нужны для того, чтобы сказать, что проект описан во всех важных аспектах? Есть ли готовый семинар для тьюторов? Описаны ли критерии для отбора людей, которые хотели бы работать тьюторами?

АК: Критерии для отбора тьюторов есть. Тренинг для тьюторов тоже существует. Но готового продукта для распространения у нас пока нет. Тренинг проводит наш супервизор. Надеюсь, что к концу этого учебного года мы сможем совместно с командой в школе на Белорусской сделать полные методические рекомендации по модели.

ФВ: Расскажите о критериях для отбора тьюторов, пожалуйста! Кто может быть тьютором в ресурсном классе?

АК: Человек с педагогическим образованием. Желательно хотя бы базовый курс АВА, и хотя бы минимальный опыт работы с аутистами. Дальше личностные качества. Человек должен быстро воспринимать новую информацию, уметь быстро подстраиваться под новую ситуацию, хорошо и правильно выполнять инструкции, иметь быструю реакцию, уметь проявлять инициативу и креативность в работе. Понимаю, что это много. Но хороший тьютор — это большая часть успеха.

ФВ: Откуда сегодня в ресурсных классах появляются тьюторы?

АК: Тьюторов могут предложить родители, учитель и администрация. Их сейчас находят всем миром, потому что пока это очень редкий зверь. Люди c высшим образованием редко хотят быть тьюторами.

ФВ: Кому будет предназначен полный комплект документов, описывающих модель Ресурсного класса? Кто потребитель полного комплекта?

АК: Школа. Все же школа. Потому что это те документы, которые заполнятся и существуют только в ситуации обучения детей.

ФВ: Раннее мы говорили о том, что в школе, в государственной школе, сегодня нет людей, которые обладали бы компетенциями, дающими им возможность создать такой проект. В частности, как школа сможет самостоятельно прочесть эти документы, не имея представлений об АВА?

АК: Как только школа принимает решение об организации такого класса, эти документы становятся важными для нее.

ФВ: Школа принимает решение, когда в нее приходят родители и убеждают это решение принять, так ведь? То есть вы не возражаете, чтобы инициативные группы родителей были бы снабжены таким комплектом?

АК: Да, и я думаю, что полное описание проекта и методические рекомендации с описанием опыта, упростит для таких инициативных групп родителей диалог со школами. Важно также, что эти документы сделаны в рамках академической институции — МГППУ. И, возможно, что скоро появятся школы, которые сами заинтересуются этой моделью инклюзии. Именно этот комплект с учетом презентации явно будет полезен для такой задачи. Но не идеален.

ФВ: Что, на ваш взгляд, было бы полезно сделать, чтобы школы заинтересовались? Кто должен выступить драйвером распространения этой модели?

АК: У нас уже есть родители-драйверы. Министерство должно отреагировать на их запрос, дальше расширить модель. Но пока запрос не очень большой даже в масштабе Москвы, хотя есть и региональные запросы. Не все про эту модель знают.

ФВИ последний вопрос. Что бы вы пожелали тем инициативным группам родителей в городах РФ, которые сейчас собираются с силами начать процесс по организации ресурсных классов?

АК: Удачи, терпения много-много, объединяться в большие группы, не бояться отстаивать свои права, изучать информацию, пробовать. Что тут еще можно пожелать. Это непростое дело. И еще важное пожелание — найти специалистов, которые поддержат.

Документы для организации ресурсного класса

— Презентация по ABA-классу.

— Список базового оборудования для ресурсного класса.

— Бланк наблюдения за учеником в регулярном классе.

— Лист мониторинга за выполнением программ.

— Инструкция по составлению целевого листа.

— Пример графика по освоению навыка.

— Пример индивидуальной коррекционно-развивающей программы ученика.

— Лист актуальной информации об ученике.

— Лист коммуникации с родителями ученика.

— Бланк ежедневного мониторинга по освоению навыка.

— Отчет по домашней консультации.

— Инструкция по составлению плана индивидуального урока.

— Пример плана индивидуального урока.

— Примеры графиков результатов тестирования по методу ABLLS-R в начале и конце учебного года.

Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

outfund.ru