Название книги: Безумная Роща. Роща книги


Марьина роща - Евгений Толкачев

  • Просмотров: 2805

    Ядовитый привкус любви (СИ)

    Есения

    Мне предстоит выйти замуж. Ну и что? - спросите вы. Это делает каждая вторая, ничего необычного в…

  • Просмотров: 2667

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 2615

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2427

    Отдай свое сердце (СИ)

    Уля Ласка

    Я - Светлана Колосова, няня-психолог, работающая с детьми очень богатых и влиятельных родителей. У…

  • Просмотров: 2244

    Мой любимый босс (СИ)

    Янита Безликая

    Безответно любить восемь лет лучшего друга. Переспать с ним и уехать на два года в другой город.…

  • Просмотров: 2212

    Между Призраком и Зверем

    Марьяна Сурикова

    Одна роковая встреча, и жизнь неприметной библиотекарши бесповоротно изменилась. Теперь ей…

  • Просмотров: 2208

    Измена (СИ)

    Полина Рей

    Влад привык брать всё, что пожелает, не оглядываясь на ту, что рядом с ним. И когда встречает…

  • Просмотров: 2162

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 1969

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 1699

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем! (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 1682

    Не люблю тебя, но уважаю (СИ)

    Лилия Швайг

    Утонула и очнулась в другом мире? Не беда! Главное, что ты в своём теле и обрела новую семью. Пусть…

  • Просмотров: 1620

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 1556

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1416

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 1318

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1144

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 1137

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 1021

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 981

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 951

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 949

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 926

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 834

    Замуж за миллиардера (ЛП)

    Мелани Маршанд

    Мэдди Уэнрайт давно уже плюнула на брак и на мужчин. После многочисленных свиданий с неудачниками,…

  • Просмотров: 758

    ФЗЗ. Книга 2 (СИ)

    Маргарита Блинова

    «Ноэми, хочешь ли ты изменить мир?»Знала бы черная пантера-оборотень заранее, чем дело обернется,…

  • Просмотров: 753

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 745

    Кувырком (СИ)

    Анна Баскова

    Университет окончен, с работой в родном городе туго. Что остается делать? Отправляемся покорять…

  • Просмотров: 744

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • Просмотров: 681

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • itexts.net

    Какие можно написать словосочетания с этими словами:Опушка,Роща;Книга,Библиотека,Из;Обложка,Книга;Красный,Стыд,От;Полезн

    Опушка леса, Зеленая роща, Полезная книга, Огромная библиотека, из комнаты, обложка тетради, красная книга, Красный дом, От недугов Полезный сок, Здоровый организм, Для мытья, Багровый румянец, Хитрая натура, От дома.

    Загадочная опшка, густая роща, интересная книга, городская библиотека, из глубины души, красочная обложка, красный цветок, почувствовал стыд, от скучной жизни, полезный совет, подорвоннае здоровье, для любимого человека, багровый закат, творческая натура,

    словосочетания на тему "Книга" и "Библиотека"

    ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ ОПУШКОВАЯ РОЩА

    touch.otvet.mail.ru

    Воронья роща. Содержание - Александр Вампилов Воронья роща

    Александр Вампилов

    Воронья роща

    Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете, – редко, но бывают.

    Н.В. Гоголь

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

    БАОХИН

    БОРИС

    ЛОХОВ

    КАМАЕВ

    АННА ТИМОФЕЕВНА

    ВИКТОРИЯ

    Комната в коммунальной квартире. Одно окно, в которое видна верхушка пожелтевшей березы. Издалека доносится крик вороньей стаи.

    В комнате стол, три стула, крохотный шкафчик для белья. В углу водопроводный кран, раковина, газовая горелка и полка для посуды. Стены оклеены голубыми обоями. На окне белая занавеска, кровать прикрыта белым покрывалом, над кроватью цветная вышивка на белом полотне. У стола сидит Виктория, худенькая миловидная девушка лет девятнадцати. Она одета в легкий цветной халат и домашние туфли. Занята она вязаньем.

    За дверью слышится негромкое пение, потом стук, потом мужской голос: «Дарданеллы! Дома ты или нет?»

    ВИКТОРИЯ (весело). Да! Ворвитесь.

    Появляется Юрий Иванович Лохов, давно небритый мужчина лет шестидесяти. На нем грубые башмаки, широкие, обвисшие в коленях брюки, синяя хлопчатобумажная куртка, на голове – потрепанная мичманка. В руках у него авоська с двумя пустыми бутылками. Авоську сначала держит за спиной, скрывая ее от Виктории.

    ЛОХОВ (продолжает прерванное пение). С девчонкой прощался матрос молодой…

    ВИКТОРИЯ. Э, дядя Юра, опять вы пьяный.

    ЛОХОВ (напевает). Надолго ее покидая…

    ВИКТОРИЯ. Дядя Юра, нельзя же так. Как вернулись, так каждый день, каждый день! Это что там у вас? (Заглядывает ему за спину.) Снова соображаете? У меня бутылок нет, сразу вас предупреждаю.

    ЛОХОВ (неожиданно). Брысь!

    ВИКТОРИЯ (вскочила). Ой, дядя Юра…

    ЛОХОВ. Ты что же это, Дарданеллы!

    Слово «Дарданеллы» он использует вместо ругательства, вернее, в качестве ругательства.

    Ты думаешь, дядя Юра алкоголик?.. Нет, дядя Юра не алкоголик. Ошибаешься. Со вчерашнего дня не принимаю. Выхожу из этого дела категорически.

    ВИКТОРИЯ. Ну да, рассказывайте.

    ЛОХОВ. Категорически! Больше не могу. Не имею права… Партия запрещает.

    ВИКТОРИЯ. Партия?.. Да вы же беспартийный, дядя Юра.

    ЛОХОВ. Мало ли что беспартийный. А знаешь, куда я сейчас иду?

    ВИКТОРИЯ. Ну куда?

    ЛОХОВ (со значением). В па-рих-махерскую!

    ВИКТОРИЯ. Да ну-у? Серьезно?

    ЛОХОВ. Н-да! Серьезно!

    ВИКТОРИЯ. А зачем это вы? С чего ради?

    ЛОХОВ. «Чего ради», «чего ради», Дарданеллы… Женюсь!

    ВИКТОРИЯ. Женитесь?.. А что, дядя Юра, давно вам пора.

    ЛОХОВ. Брысь!.. Брысь, насмешница. Дело у меня есть.

    ВИКТОРИЯ. Какое дело, дядя Юра?

    ЛОХОВ. Серьезное дело… Персонально просят, предлагают, можно сказать, на рассмотрение… (Вынул из кармана бумагу, протянул ее Виктории.)

    ВИКТОРИЯ (читает). «Уважаемый товарищ Лохов! Ввиду того, что вы являетесь единственным работником пароходства, прибывшим в настоящее время с Дальнереченского участка, бюро партийной организации Белореченского пароходства предлагает вам выступить на производственном совещании по вопросу о состоянии грузооборота и причинах простоя судов на Дальнореченском…»

    ЛОХОВ (взял бумагу). Ладно.

    ВИКТОРИЯ. Ну, конечно. Это дело серьезное.

    ЛОХОВ. То-то… Ты думаешь, дядя Юра самашедший. Нет, дядя Юра не самашедший…

    ВИКТОРИЯ. Это ответственное дело. Надо вам подготовиться как следует.

    ЛОХОВ. Подготовиться – не штука. Я и так без подготовки могу сказать пару ласковых. Вот послушай… (Откашлялся, изображает свое выступление на совещании.) Дорогие товарищи… Я, конечно, скажу вам по существу вопроса… В настоящий период на Дальней реке налицо имеются факты безобразия по линии простоя самоходных судов, а также потопление склада на пристани Покосной. Эти факты вам, конечно, известные, виноватых, конечно, нет, но если посмотреть на это дело на месте, то далеко ходить, товарищи, конечно, не надо. И что же у нас, дорогие товарищи, получается? Кто же, вы думаете, в этом деле виноватый? А?..

    ВИКТОРИЯ. По-моему, нормально.

    ЛОХОВ. До сих пор, как по маслу, а дальше хуже идет.

    ВИКТОРИЯ. Почему?

    ЛОХОВ. Да, видишь… Виноватый-то как раз в этих делах дружок мой. Вот какая беда… И сказать-то надо, и друга обижать не хочется. Он, может, того не хотел, что получилось… Не знаю, как уж и быть… А что, дочка, нету у тебя пустой посуды?

    ВИКТОРИЯ. Опять посуды? Зачем она вам? Ведь снова вы напьетесь.

    ЛОХОВ. Дарданеллы! Я же тебе с чувством объясняю: не могу я, не имею права! У меня на подстрижку (приподнял фуражку) не хватает.

    ВИКТОРИЯ. Ладно, дядя Юра. Возьмите вон из-под молока. На полке.

    ЛОХОВ. Ну вот… (Сложил в сетку несколько пустых бутылок.) Спасибо тебе…

    ВИКТОРИЯ. Постригайтесь на здоровье… Да смотрите, чтоб по последней моде!

    ЛОХОВ (в дверях). По моде, говоришь?.. И-эх, Дарданеллы! (Уходит.)

    Виктория продолжает свое вязанье, потом разглядывает его (она вяжет кофту), примеривает и снова принимается за работу. Раздается стук в двери.

    ВИКТОРИЯ. Да! Войдите.

    Появляется Семен Николаевич Баохин. Ему около шестидесяти лет, он лыс, кругл и вальяжен. Он невысок ростом, но держится очень прямо. При этом голова его почти постоянно откинута чуть назад, брови чаще всего чуть сдвинуты, а глаза обычно слегка прищурены. Благодаря всему этому общий вид его довольно внушителен, а людей выше его ростом для него не существует.

    Одет он в дорогой серый костюм, новую капитанскую фуражку, на руке у него тонкий плащ синтетического происхождения. В другой руке у него носовой платок, которым сейчас он вытирает пот со лба и шеи – он заметно устал. Войдя, он осматривает комнату продолжительным взглядом. При его появлении Виктория поднимается и идет ему навстречу.

    БАОХИН. Извините, я хочу у вас спросить… Лохов Юрий Иванович здесь проживает?

    ВИКТОРИЯ. Лохов? Здесь… То есть не здесь, а вот – соседняя дверь.

    БАОХИН. Благодарю вас…

    ВИКТОРИЯ. Но его нет дома.

    БАОХИН. Да?

    ВИКТОРИЯ. Да, он ушел.

    БАОХИН. Давно?

    ВИКТОРИЯ. Да вот минуты три-четыре. Как вы не встретили…

    БАОХИН. Надолго он ушел, вы не знаете?

    ВИКТОРИЯ. Не знаю. Он пошел в парикмахерскую.

    БАОХИН. В парикмахерскую?.. Ага… А в какую парикмахерскую, не знаете? Тут их две, если мне память не изменяет.

    ВИКТОРИЯ. Две, а в какую он пошел – я не знаю.

    БАОХИН. Х-м… Придется подождать. Извините за беспокойство.

    ВИКТОРИЯ. Пожалуйста, пожалуйста.

    Баохин выходит, Виктория принимается за вязанье, но откладывает его, подходит к двери и открывает ее.

    Вы его здесь ждать будете?

    БАОХИН (появляется в дверях). Здесь. А что такое?

    ВИКТОРИЯ. Да нет, ничего, но здесь у нас даже сесть некуда.

    БАОХИН. Ну что поделаешь.

    ВИКТОРИЯ. Если хотите, заходите ко мне. Что же вы на ногах стоять будете.

    БАОХИН. Благодарю.

    ВИКТОРИЯ. Заходите, в самом деле. Сколько ждать – ведь неизвестно.

    БАОХИН. Хм… Ну что ж, пожалуй, вы правы. Пожалуй, я воспользуюсь. В ногах правды нет.

    ВИКТОРИЯ. Проходите, проходите.

    Баохин входит в квартиру.

    Вот… Присаживайтесь.

    БАОХИН. Благодарю вас. (Садится.) А ничего, я вам не помешаю? (Внимательно осматривает комнату.)

    ВИКТОРИЯ. Нет, нет. Я как раз отдыхаю. Вяжу себе кофту. Вот. (Показывает ему кофту.) Ничего? Как вы находите?

    www.booklot.ru

    Книга Роща, глава Роща, страница 1 читать онлайн

    Роща

    Завтра.

    Я забыл, о чем говорил.

    Солнечные лучи дрожали в воздухе, — утренний, чистый свет, еще по-летнему теплый. Ветер полнился запахом хвои, вода смеялась, бежала по камням, невидимая, но близкая. Несла в себе отзвуки песен, вкус волшебства и ожидание чуда. Все вокруг было таким же, как несколько мгновений назад — и изменилось навсегда.

    Четверо младших учеников сидели на траве, смотрели на меня снизу вверх. Обычно совсем разные — сейчас сделались похожими, все четверо во власти одного чувства, одной мысли.

    — Кимри, — прошептал Яни и шевельнулся, словно очнувшись ото сна, — ты слышал?

    Остальные трое молча ждали моих слов.

    — Да, — сказал я и опустился на землю, сел напротив. — Это лидер говорил с нами, коснулся каждого своей мыслью. Завтра начнется война.

    — Война, — как завороженный повторил Яни.

    Аварат и Кэми востороженно переглянулись, а Ришра хлопнула в ладоши. Ветер подхватил их радость, швырнул мне в лицо, и я засмеялся, кивнул.

    Завтра мир изменится, вспыхнет выстрелами и магией, начнется сражение. Лучший день, долгожданный день, и если мне суждено погибнуть — пусть. Сотни и тысячи врагов умрут прежде меня, я сожгу их, рассеку пламенем песни.

    — Завтра, завтра! — нетерпеливые голоса моих учеников звенели среди зелени и солнечного света. — Что мы должны будем делать, Кимри? Какая песня? Где наш пост?

    Услышали лидера и теперь не успокоятся, но они слишком маленькие, чтобы сражаться, им нет еще и восьми лет! Я столько раз объяснял, что им делать в первый день битвы, но теперь они хотят драться. Из-за меня — я слишком увлекся предвкушением, а сейчас не время, нужно говорить серьезно.

    — Вы будете в запасе, — сказал я. — Ришра, что делают те, кто в запасе?

    Ришра закусила губу, собираясь с мыслями. Еще только утро, а ее коса уже растрепалась, амулеты на шее перекрутились, а лицо измазано в землянике.

    — Они идут туда, где старые кипарисы. — В голосе Ришры было такое разочарование, что я едва удержался, чтобы не сказать что-нибудь утешительное. Но нельзя, нельзя, не сейчас. — Там надо встать в круг, выложенный камнями. Придет кто-нибудь из старших и вместе мы будем петь песню теней. Станем незаметными для врагов. А если понадобимся, нас позовут.

    Она вздохнула и понурилась — словно не хлопала только что в ладоши от радости. Если все пройдет гладко, если меня не убьют, если начнем теснить врагов, — обязательно найду дело и для младших учеников. Пусть хоть издалека помогут, они заслужили это.

    — А чьих приказов вы слушаетесь? — спросил я. — Аварат, скажи ты.

    — Лидера, — тут же ответил Аварат. — И твоих. Если кто-то еще нам прикажет — должны мысленно спросить у тебя. А если… — Аварат запнулся, на миг опустил глаза, но тут же продолжил, отчетливо, твердо: — А если ты не ответишь — то любого из старших.

    — Все верно. — Я поднялся, и ученики вскочили следом, один за другим. — Теперь идите к старым кипарисам и там тренируйтесь, до полудня пойте песню теней.

    Они побежали прочь, и только Кэми задержалась. Взяла меня за руку, взглянула встревоженно.

    — Учитель, — сказала она, — тебя же не убьют?

    Я засмеялся, растрепал ее волосы. Зачем я думал, что могу погибнуть? Думать нужно только о победе.

    — Врагам со мной не справиться, — сказал я. — У меня есть песня смерти.

     

    Сокрушительная, безжалостная и прекрасная — такая она, моя песня. Взлетит в небо, проникнет под землю, нигде враги не укроются от нее. Сожжет их души, выпьет жизни и вернется ко мне, наполнит новой силой. Песня смерти — мое главное оружие, я нашел ее, создал из ненависти и жажды битвы.

    В детстве я слушал легенды о том, какой наша земля была до завоевания, и мечтал отомстить врагам. За то, что они приплыли из-за моря, ступили на наш берег, вырубили леса и осквернили источники, теснили нас к пустошам, истребляли всех, кто не успел укрыться. «Темный народ» — так они нас называли, а сами не знали, что такое настоящий свет, презирали волшебство и боялись его. Уже шестьсот лет они владеют нашей землей, стали беспечны, не знают, что скоро мы нанесем удар.

    Завтра.

    Я шел по тропе и едва замечал, что вокруг. Солнце дробилось и сверкало среди листвы, голос ручья отзывался звоном в ушах, гулом крови. Этим летом я завязал сорок шестой узел на амулете жизни, но рвусь в бой так же сильно, как мои юные ученики, так же отчаянно хочу сражаться.

    Скоро, совсем скоро мы отомстим. Я буду петь, и ни один враг не уйдет от клинка моей песни.

    Вот и мой дом, дом моей команды, — перемахнув ступени, я оказался на крыльце, толкнул покосившуюся дверь. Дом окутал меня запахом сушеных трав, теплом стен, нагретых солнцем. Окружил уютом и покоем — еще не знал, что ждет его завтра. Но мне уже не нужен был покой, даже на час, даже на миг.

    — Фиэлти! Арма! Вы здесь?

    В ответ на мой оклик дом ожил: наверху раздались торопливые шаги, хлопнула дверь чердака, заскрипели ступени. Я узнал поступь Фиэлти — узнал бы среди тысячи других — и рванулся навстречу, поймал у подножия лестницы. Мы закружились по комнате, смеясь как безумцы, как дети.

    Я столько хотел сказать — завтра, завтра, будем петь вместе, никто нас не остановит, атака будет прекрасной, прекрасной как ты, ты такая красивая, волосы черные как цвет войны, цвет победы, губы горячие как песня, с тобой я как в огне тысячи песен — столько хотел сказать, но потом, потом.

     

    Потом — когда полдень остался позади, свет изменился и солнечные лучи наискось разрезали комнату; когда Фиэлти выскользнула из моих рук, собрала рассыпавшиеся амулеты и натянула рубашку, — тогда я вспомнил, где Арма. Рано утром она вместе со своим учеником ушла за ворота Рощи. Понесла флягу с целебным настоем в дом богачей в восточном квартале. Где застал ее голос лидера, на улице или в душной гостинной, увешанной коврами? Я представил, как Арма осматривает больного, сочувственно выслушивает жалобы. Как он благодарит ее, пытается проводить до двери. И не знает, не знает о том, что она услышала, даже не догадывается, что сегодня последний день привычной жизни, а может и вовсе последний день его жизни — незачем лечиться!

    litnet.com

    Книга Роща, глава Роща, страница 1 читать онлайн

    Роща

    А мысли шуршат. Словно волосы рассыпаются мысли. Словно грива волос – без прически, в комках и опилках. Гребешок из молчания, желтый, в натеках пластмассы чешет спутанные пряди, вычесывая прошлое и приглаживая настоящее. Все мысли о будущем, о счастии народа и о любви человеческой. 

    Давно замечено, если волос сыплется, то и мысли разбегаются. А если мысль сыплется? - Это такая перхоть? К вшам? К голоду? К чему? Ладно. В последнее время стал замечать, что волос падает с меня. Отделяются от сути пряди и остаются в раковине, в ванной, на расческе. Подумал, может расческа, какая - то не такая? Купил другую - помягче, редкую, как забор на брошенной даче. Не помогает. Нет, лес еще дремуч и плющом увит. Но, нет – нет, встречаются пеньки. Дело к осени. Золотой поре. С очарованием. Рановато, по – моему. К сороковнику хорошо понимаешь, что рановато.

    Поймал себя на том, что сочувствую приморской тайге. Там рубят и вывозят. Здесь только рубят. Но тайгу тоже жалко. И слова у меня тоже стали пропадать. Теряются. Говоришь, говоришь, а потом вместо слова ощупываешь языком дырку. А понимание остается. Я точно знаю, что хочу сказать этим словом. Слова – нет. Нет такого слова. И это мучительно, как зубы.

    - Вот же! Этот, как его… Да - ты знаешь… Еще на выпускном в малиновой рубашке рассекал. Ну, рыжий такой…

    Одно – два слова в год или даже в месяц – не страшно. Но – звоночек тревожный. И, главное, тысячу лет я не вспоминал этого Виталика, и еще тысячу лет его бы не вспомнил, а пропало его Имя и все. Целый день, как дурак. «Как же… Я же еще в малиннике у него на огороде упал. Сидел по-тихому, снизу хорошо ягодки видны, щипал помаленьку, а как набил оскомину, захотел встать. Только подниматься стал и упал. Коварная штука эта малинка. Так, как же, звали этого Виталика? О!

    Мысль, как ложка, упала и ну, валяться. Воспоминания. Знакомый запах – воспоминание. Знакомый вид – воспоминание. Чудные глаза, похожие на – воспоминание. А жить когда? Я кофе перестал пить из – за этого. Делаешь глоток и понеслось. С кем, когда и что. Я сейчас пью и хочу этот глоток чувствовать, а не тот, что уже почувствовал. А с женщинами еще хуже.

    Здесь, вы знаете, либо говорить, как чувствуешь, либо молчать, как всегда. Зачем сравнивать? Если за всем этим видно небо и жизнь человеческая. И лица прозрачней, чем небо над миром. И мотивы их, и слова, и мысли. 

    И еще. Не вспоминается: чистое, светлое, мягкое, пушистое, легкое, прозрачное, теплое, прохладное и золотое. Все, что – то другое приходит и стоит перед глазами. Как живое. Стоит и смотрит. - Че смотришь? Денег должен? На, на – возьми! – А чего ты хотела? Что я буду от радости скакать? – А что мне было делать? Что? Это же редкость, редкие мгновения, когда было…

    Да. И сны. Я, как девчонка, готов рассказывать, кому угодно свои сны и выпрашивать толкования. Думал, женщины… 

    Такая глупость. Никто ничего не знает, так – языком молотит. Удивительное ощущение. Все приходит к тебе, когда раскрывается неведомое о самом себе. Читаешь и ничего не слышишь, читаешь и вспоминаешь, смотришь и видишь, как живешь. Не так, как живут другие. И ты смотришь на них, слушаешь их, и совсем не сочувствуешь им, не сопереживаешь. Когда все это очень хорошо ощущается внутри, когда, вдруг, появляется понимание. Из неведомого, из прошлого. И тут же пропадает. И слова не находишь, чтобы передать ту щемящую сопричастность. Так глупо.

    Да, сны. Сны. Невероятно настоящие, красочные, пощупать можно и не отличишь. И к чему это? Недавно всю ночь держал свечку. Мужики сразу поняли, о чем речь. Да – об этом. Всю ночь держал и наблюдал. Чего там интересного? Хотя, ребята конечно молодцы. От души резвились. А я встал утром и такое меня зло разобрало. Умом понимаю, что сон. Видеть не могу, сволочей. 

    И хочется плюнуть и уехать. Все равно куда. И плюнуть, и уехать. Говорят, каждые пять лет мужчина должен менять. Работу, женщину, судьбу, страну, погоду. Не только одежду. Не столько ее. Говорят, помогает.

    Страшно, что – то менять. Удобно не менять. Комфортно жить. А волос опадает. Слова теряются. Смысл скользит. И сны. Зачем? И начинаешь искать, напрягаешься, ищешь, мелькаешь. А к тебе липнут те же обстоятельства, те же женщины, те же слова. Не те. А какие те – неизвестно, может, как раз те, что пропадают. Не приходят, не встречаются, не происходят? Те, что липнут к кому – нибудь другому? Те, что снятся не мне и давно?

    - О! Да! Детка! Ты мне не снишься и, значит, ты то, что нужно!

    У меня есть деньги. Я работал. Я зарабатывал. Но я ничего не могу купить. Ничего нужного не могу! Да, вообще…

    Да, и еще – я научился плакать…

    litnet.com

    Читать онлайн книгу Роща - Василий Афонин бесплатно. 1-я страница текста книги.

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

    Назад к карточке книги

    Василий Афонин

    Василий Афонин

    Роща

    Теперь Камышов без стыда не может вспоминать, как ходил он по различным конторам, начиная с общества охраны природы и по самую высшую областную инстанцию, встречая всюду либо недоверчивую улыбку, либо прямое равнодушие, либо туманное обещание разобраться, узнать, выяснить, наказать…

    Когда не работалось, не ладилось в семье или захватывала тоска от воспоминаний по прежней, далекой теперь уже жизни на Шегарке, Камышов отправлялся в рощу неподалеку от его дома и часами бродил там. Это была удивительная роща. Площадью около пятидесяти гектаров, она находилась чуть ли не в самом центре города, на правом холмистом берегу речушки, берущей начало где-то за городской окраиной, в полях и перелесках. Речушка, протекая с восхода на закат, рассекая город, впадала в реку. Она давно превратилась в канализационный сток, вода в ней в пределах города была всех цветов и не замерзала даже в самые лютые морозы. Купаться в речушке можно было лишь в верховье.

    А роща раньше была частью смешанного леса, подступавшего к городу. Разрастаясь, город обогнул рощу, охватывая ее, продвигаясь в поля, сметая лес, а она так и осталась в городе зеленым продолговатым островом, отделенная от улиц с южной стороны речушкой, с западной – грузовой трассой, с северной – заводскими корпусами, с восточной – оврагами, за оврагами на бугре теснились частные дома, прозванные слободкой. Более всего в роще было берез, росли осины, несколько сосен, кедр, много было черемуховых кустов. Пойма речушки и старицы густо заросли тальником.

    Замечательным было и то, что, попадая в рощу, человек забывал, где он находится. Забывал о городе, фабричных трубах, многоэтажных зданиях, машинах, заполнявших улицы, – так она была пространна и живописна на холмистом берегу, с ее полянами и полянками, с ее родниками, прямо-таки проселочными дорогами, тропами, высокими березами, заслонявшими собой город, скрадывавшими шум. Мало кто в городе знал о роще, потому, возможно, она и держалась пока…

    Рассказывали, что когда-то роща (по сей день сохранились следы жилья) принадлежала богатому купцу, долгие годы была его поместьем. Вот здесь находился купеческий дом, другие постройки, на этом месте был сад, там – огород. На полянах – сенокосы. Судя по всему, это была лучшая пора рощи: у нее был хозяин, за рощей следили, ухаживали, оберегали ее. И хороша же была она…

    В годы революции купец исчез куда-то. Вероятно, уехал за границу. А роща отошла к городу, стала городской. В революцию рощей, разумеется, никто не занимался, как и в гражданскую войну. Да и после гражданской. В Отечественную все те, кто жил поблизости, рубили в роще дрова для печей и на продажу, выменивая на дрова продукты. Война закончилась, никому до рощи не было дела, лишь птицы жили в ней во все времена года…

    Так роща и существовала долгие годы сама по себе. К родникам с ближайших улиц ходили за водой. В роще гуляли пары, ломая весною цветущую черемуху. В банные дни любители париться ломали березовые ветки на веники. Садили по полянам картошку. Если надобно было кому-то, жившему в своем доме, свалить дерево для слеги или столба, он шел и рубил, и пилил, не опасаясь наказания. В рощу заводские рабочие заворачивали после смены выпить. В выходные с ближайших улиц семьями приходили позагорать, обедали на траве, оставляя под кустами пустые консервные банки, завернутые в газеты объедки, порожние бутылки. Молодые люди компаниями устраивали в роще шумные выпивки, жгли костры, швыряли на спор в деревья бутылки, ножами снимали пласты бересты с берез, подбрасывая в костры. Цыгане, жившие в слободке за оврагом, пасли в роще коней, косили на полянах траву, копнили сено, заготавливая на зиму корм.

    С территории завода, к которому роща подступала своим северным краем, стали вывозить сюда, а то и просто перебрасывать через забор разный ненужный хлам, валяющийся в цехах и между корпусами: брикеты стружки, ржавое гнутое железо, изношенные автомобильные покрышки, куски железобетонных плит, обломки свай, – и скоро предзаводская полоса была завалена. Саженей сорок шириной, тянулась она от дороги до оврага.

    Глядя на завод, стали и из города возить мусор, сваливая на полянах. Трактора с тележками и грузовики свободно заезжали в рощу. Из частных домов вечерами в сумерках через дорогу перебегали жильцы с ведрами, вынося и сваливая под деревьями бытовые отходы, а потом, осмелев, потащили уже все, что было лишним, мешало: продавленные пружинные диваны, кровати с панцирными сетками, прохудившиеся ведра, тазы, кастрюли, рваную обувь, дохлых кошек и собак. Роща постепенно превращалась в мусорную свалку.

    Такой ее и увидел Камышов, когда впервые попал в рощу, спасаясь от полуденной жары. Было это на втором году его приезда в город. Он избродил рощу во всех направлениях – всюду одно и то же. Вот по краю тропы валяются в траве шестерни, коленчатый вал. Чуть подальше кучка застывшего, сброшенного с самосвала бетона. На берегу оврага, за которым начиналась слободка, свежие пни срубленных берез. Порубов близ оврага было более всего. Одна береза свалилась в овраг. То ли срубили просто так, пробуя топоры, то ли не захотелось вытаскивать. На выходе к заводу в кустах увидел Камышов ферму высоковольтной линии, еще две – на опушке. И здесь берег оврага был засажен картошкой. Овраг в этой части был особо глубок и широк.

    Принялся тогда Камышов интересоваться у знакомых, кто же все-таки доглядывает за рощей, если доглядывает. Никто ничего толком об этом не знал. Отвечали неопределенно, что роща принадлежит городу, а раз городу, значит, его забота, он и должен наводить порядок, не допускать безобразий. Что – городу, Камышов и сам догадывался, без каких-либо разъяснений.

    Жалко было рощу. Надобно было помогать ей не мешкая, и Камышов решился помочь. Настроился ходить по кабинетам, просить. Прежде всего никто не мог понять, кто такой Камышов, откуда взялся и что хочет. Одно должностное лицо, когда Камышов представился ему, спросило удивленно:

    – А что, разве в нашем городе есть писатели?

    – Есть, – подтвердил Камышов.

    – Странно, – произнесло ответственное лицо, – а я думал, они где-то…

    И повел рукой. Камышов, прижмурясь, тяжело смотрел на него. Было чему удивляться должностным лицам. Ходит этот самый Камышов, рассказывает о какой-то роще. Большая. В центре города. Захламлена. Называется писателем. Просит срочно помощи. Странно…

    Но все это было немного позже: хождение по присутственным местам, разговоры. А сначала Камышов написал рассказ о роще, о ее красоте, прошлой и настоящей судьбе. И послал в один из центральных журналов, где печатался раньше. Но журнал не газета: пока почта доставит эту рукопись в редакцию, пока будут читать, планировать (если понравится), пока опубликуют, пройдет не менее года. А роща ежедневно на виду, каждый новый день – мусор, люди, машины. Помощь нужна немедленная.

    Отправив в журнал пакет, Камышов со вторым экземпляром рассказа пошел в областную газету, надеясь параллельно напечатать рассказ в газете. Это самый верный способ привлечь внимание властей и общественности. Вот газета печатает рассказ, его читают, обсуждают на различных заседаниях как материал злободневный, требующий немедленного вмешательства, и в результате всего положение рощи резко меняется в лучшую сторону.

    Редактор областной газеты, в недавнем прошлом возглавлявший один из районов области, переведенный в газету сначала заместителем, а теперь утвержденный редактором, отказался печатать рассказ, говоря Камышову, что материал не газетный, для газеты велик, он весьма сожалеет, но ничем не может помочь. При этом редактор в задумчивости жевал губами и смотрел в окно. Рассказ легко было сократить, опуская лирические описания, оставив самую суть. Можно было, в виде исключения, дать в двух номерах, но разговор с редактором был окончен, и Камышов вышел из кабинета.

    Тогда направился он в областное общество охраны природы. Общество возглавлял очень пожилой человек с трясущейся головой и слезящимися глазами. Он был стар, плохо слышал и не сразу уразумел, чего от него хочет этот стоящий посреди кабинета высокий хмурый посетитель, молодой, но уже абсолютно седой.

    – Роща? – переспросил старик, стараясь держать голову. – Да, есть в городе такая. Лет пятнадцать назад проезжал мимо. Что беспокоит, молодой человек? Свалка? Мусорная свалка? Но ведь роща закреплена за заводом, к территории которого и примыкает. Им и беспокоиться в первую очередь. Как – чем занимаемся? Охраняем природу, да! А вы что думали?! Мы, молодой человек, если уж вы…

    Камышов позвонил на завод и долго разговаривал с заместителем директора по хозяйственной части. Разговор был пустым. Заместитель ничего и не пообещал. Он на заводе человек новый, только что принял дела. Директор человек новый, тоже недавно принял дела. Завод многие месяцы не выполняет план, руководство меняется, так что… А роща – да, она рядом с заводом. Он, заместитель, но знает, что она закреплена за заводом. Надо будет посмотреть бумаги. Но пока, откровенно говоря, не до рощи.

    Поразмыслив, как поступать дальше, Камышов написал официальное письмо одному из руководителей города. Письмо полежало в своей очереди, наконец его прочли и спустили на низшую ступень, откуда через определенное время Камышов получил ответ. В бумаге, со штампом и подписью, говорилось, что факты, указанные в письмо действительно имеют место. Что в настоящее время разрабатывается пятилетний план социального развития района, в котором будет предусмотрен комплекс работ по реконструкции рощи в место массового отдыха трудящихся. В ближайшее время будут приняты меры по санитарной очистке рощи…

    Несколько строк, отпечатанных на машинке, дата, длинная подпись. Судя по подписи, бумагу сочиняла женщина. Камышов разыскал ее, высидел в приемной, попал в кабинет, назвал себя. Бледноликая, худощавая, быстрая и резкая в разговоре, женщина была недовольна появлением Камышова. Она не предложила сесть ему.

    – Ведь вам ответили письмом, – едва сдерживая раздражение, сказала она, глядя мимо посетителя: дела важнейшие захлестывали ее ежечасно. – Меры скоро будут приняты. Что вас еще интересует?..

    – А вы не хотели бы посмотреть рощу? – предложил Камышов. – Для полной ясности. А я обещаю поводить вас, показать.

    – Вы что, считаете, что мы не были там? – женщина вскинула голову. – Впрочем, я не против. Только не завтра, конечно, позже. Устроит?

    Спустя две недели они встретились, как и было ими условлено.

    – Действительно, роща! – воскликнула женщина, останавливаясь с краю, и Камышов понял, что она здесь не бывала никогда. – И большая, а?!

    Они обошли рощу кругом, пересекли в двух направлениях. Женщина часто останавливалась, оглядываясь. Спесь исчезла с ее лица. Камышов находился рядом, его лицо было презрительно. Он молчал. Спустились к родникам, по нижним полянам вышли к оврагам.

    – И захламлена, верно, – согласилась женщина. – Знаете, что я вам скажу, – она говорила все так же резко, но без кабинетной заносчивости. – Для того, чтобы привести такой лесной массив в порядок, району необходимы дополнительные средства. Люди, машины. Но ничего этого нет. Средств нет прежде всего у нас. Без помощи города мы не справимся – много работы. Необходимо снимать людей, машины, а все это не просто. Так обстоят дела…

    А время не останавливало свой ход. Появился журнал с рассказом. Камышов помедлил, ожидая реакции, но журнала никто не прочел. С журналом Камышов пошел на телестудию, упросил сделать передачу. Свет съемочных аппаратов слепил, Камышов взмок от волнения, но говорил, говорил о природе вообще, о городской роще, ее печальной судьбе, призывая всех любителей природы помочь роще.

    Передача была показана, но ничего не изменилось, руководители города, как выяснилось позже, выступление Камышова не смотрели. Тогда Камышов решил снова побывать в редакции газеты, чтобы вести речь о простой газетной статье, коль рассказ не подходит, да и напечатан уже. Он вспомнил редактора, разговор их…

    Сначала редактор послал с Камышовым в рощу сотрудницу редакции, а через два дня, чтобы не ошибиться, поехал смотреть сам. Статью написали, для убедительности поставили под статьей четыре подписи: сотрудницы редакции, Камышова, еще двух известных в городе людей. И стали ждать. Камышов чувствовал, как переживает корреспондентка, опасаясь последствий. Она и не скрывала своей боязни. Камышов, усмехаясь, успокаивал ее.

    Статью в газете прочел человек, возглавляющий область, заинтересовался и изъявил желание посмотреть рощу. На второй день Камышову позвонили из приемной, спрашивая, не будет ли он столь, любезен, чтобы показать рощу руководителю области. Камышов выразил полнейшую готовность. И вот приехала за ним длинная черная машина, привезли его к зданию, над которым развевался флаг, попросили немного обождать в вестибюле. Стоя возле окна, Камышов увидел, как по широкой лестнице, устланной пестрой ковровой дорожкой, спускается высокий моложавый человек, в светлом костюме, светловолосый, волосы зачесаны назад, лицо суровое, здоровается, подав Камышову руку, пропускает первым к двери, они садятся в машину и едут. Дежурный милиционер взял им под козырек…

    Камышов сидел впереди, рядом с шофером, находясь в некотором смущении. С таким высоким начальством ему не приходилось встречаться до сей поры, и он не знал, как вести себя с ним, о чем говорить. Уместно ли начинать разговор в машине. Самому. Или ждать, когда к тебе обратятся с вопросом. Отвечать лишь на вопросы, не отклоняясь ничуть от темы. Камышов молчал пока, и тот, позади, тоже молчал, глядя рассеянно сквозь стекло.

    Доехали быстро. Машину оставили на краю рощи. Пошли смотреть. Руководитель первым начал разговор, освобождая Камышова от напряжения. Они неспешно шли рядом среди деревьев и беседовали, как давние знакомые.

    – Вы знаете, – сказал руководитель, улыбаясь, и улыбка согнала напрочь суровость с его лица, – а я ведь не поверил сначала, прочтя статью. Ну, думаю, растет себе десятка полтора берез и тополей, возле них мусору набросали – дело обычное. Однако четыре фамилии, решил взглянуть, что же это такое – роща. Стыдно признаться, но я ни разу не бывал здесь, хотя пятнадцать лет живу в городе. Ах, красиво! Давайте приостановимся…

    Они уже прошли тянущуюся почти на версту предзаводскую территорию, где было более всего набросано, постояли на краю расширяющегося с каждым годом оврага, сюда самосвалы возили чуть ли не со всего города отбросы, и чего только не было тут: шлак из кочегарок, отходы литейных цехов, гашеная известь, обрезки резины с резиновой фабрики, строительный мусор, битое стекло. Частью это сползало само по себе в овраг, большие завалы лежали по берегам оврага, мешая подъезду грузовиков, и они сваливали груз на поляне, продвигаясь к самой роще. И дурно пахло от отходов.

    Камышов представлял, как летними и осенними дождями, а весной – полой водой смывает в овраг, растворяя, что можно растворить, всю эту дрянь, поток стекает по дну оврага в речушку, добавляя гадости, речушка вливает свои воды в реку, а та несет их к самому океану. Овраг размывается постоянно, деревья, росшие по берегам, падают на дно и гибнут. За овраг надобно браться в первую очередь – заваливать его, засыпать вровень с берегами, но не тем, конечно, что свозят сюда из города грузовики.

    По неширокой, затравеневшей дороге, ничем не отличимой от забытой проселочной, они вышли на поляну. Была вторая половина августа, сухой солнечный день. Иногда налетал из-за реки ветер, шумел вершинами деревьев, шум ветра и листвы скрадывал шум города, а деревья заслоняли обзор, оставляя открытым лишь небо. Деревья частью пожелтели: красные, желтые, бурые листья, перемешиваясь с зелеными, делали их нарядными. На листве, волнуемой ветром, на стволах деревьев, на полегшей желтеющей траве было много солнца. Солнцем было освещено лицо руководителя области. Светлые волосы его, зачесанные назад, слегка растрепались. Он стоял под березой в светло-сером костюме, застегнутом на одну – верхнюю – пуговицу, и молчал, глядя в дальний конец поляны на яркий рябиновый куст. Через поляну пролетела сорока…

    Камышов находился поодаль. Заложив руки за спину, он прислонился ладонями и спиной к наклонно росшей березе, отклоняясь назад, чуть расставив для упора ноги. Ему хотелось сесть на пень и закурить, но неудобно было курить тут, в роще, бросать потом окурок в траву. Еще неудобнее было сидеть в присутствии стоявшего человека, старше тебя возрастом, да еще в таких чинах. Тихо было в роще, лишь шумел верховой ветер…

    Во время ходьбы и сейчас Камышов все поглядывал исподволь на своего спутника, которого до этого дня видел раза два издали, а теперь вот он рядом, и можно поговорить, но опять же – о чем? Обыденный разговор затевать неловко, о роще же он все уже рассказал, оставалось лишь показать. Хотелось бы знать, о чем он думает в данные минуты и что думает вообще о жизни, поговорить бы, что называется, по душам, но это, разумеется, исключено. Для подобных разговоров нужно продолжительное знакомство, даже товарищеские отношения нужны, частые встречи. Товарищеские отношения между ними абсолютно исключены, и дело здесь вовсе не в возрасте, а в другом – в разнице положений. Их свел случай. Через час-полтора они распрощаются, и на этом, быть может, знакомство их прекратится. Попасть на прием к нему почти невозможно, кроме того, на приеме время ограничено, да и не говорят на приеме по душам, даже если и захочешь. Невозможно позвонить. Написать – не дойдет письмо до адресата, прочтут другие, спустят с резолюцией «Разобраться!» до самой низшей ступени, как было с письмом, посланным Камышовым одному из руководителей города.

    Люди подобного ранга, размышлял Камышов, приглядываясь к спутнику, редко становятся героями литературных произведений, а ежели и случается такое, то они малоинтересны, так как очень уж правильны. Такими их делают авторы, подстраховывая себя ложной мыслью, что чем выше и шире масштабы, тем совершеннее руководитель. В сущности же это обычные люди, с их врожденными достоинствами и недостатками, но облеченные, в силу соответствующих обстоятельств, высокой властью. Власть эта является ко всему еще и проверкой их человеческих качеств. Одни выдерживают проверку, у других начинает кружиться голова от сознания полнейшей своей абсолютности. У редкого не покруживает голову, редкий выдерживает, и тогда он являет собой пример, как это и должно быть…

    Как литератору Камышову не приходилось заниматься подобными фигурами. Самые высокие должностные лица, которые упоминал он, описывая деревни на Шегарке, были управляющие фермами и бригадиры. Но любопытство в нем было, желание «распилить», что называется, добраться до нутра, узнать из разговора-исповеди жизнь того или иного руководителя, день, когда он из обыкновенного служащего или специалиста превратился в администратора, и стал расти, подымаясь все выше и выше. И еще выше. И еще.

    Меняется ли у них, а если меняется – почему, отношение к окружающему с каждым новым назначением? С какого времени и в связи с чем появляется сознание, что по сути своей он только руководитель, и никто более? Возникают ли у них какие-либо сомнения, а если возникают – какие? Как оценивают себя в роли руководителя? Имеет ли какое-то значение для них величина области, отдаленность ее при утверждении на пост руководителя данной области? Случалось ли такое, что кто-то при назначении отказался, заявив, что он не готов, не в состоянии, не в силах, не достаточно умен, образован, опытен, чтобы занять предлагаемое место? Какие отношения у руководителя области с аппаратом – дружит ли он с кем-то из них, ведь они все в его подчинении? А с кем вообще дружат такие люди? Чем увлекаются? Что читают и читают ли? Обладают ли художественным вкусом – высоким, посредственным? – ведь им приходится судить обо всем, в том числе и о литературе. Как питаются они? Болеют ли они за Отечество, за народ, не думая или почти не думая о себе, о своих различных жизненных удобствах?

    Многое желательно было бы узнать Камышову о людях подобной категория, но как сделать это, если ты видишь их только на трибуне? О спутнике своем Камышов знал мало. Частью – из обычных житейских разговоров, частью из того, что происходило в области. О практическом уме его и необычайной энергии, заставляющей шевелиться областной управленческий аппарат. До приезда этого человека город, как и область, были едва ли не патриархальными. Работы, ставшие впоследствии основными, в ту пору носили пока что изыскательский характер. Одни только-только разворачивались, вторые по давней привычке переваливались через пень-колоду.

    За пятнадцать лет изменился город, изменилась область. Сельское хозяйство, лесоразработки, нефть, газ, прочие работы требовали постоянного внимания, и человек, возглавивший область, ежели не был в Москве, то ездил по районам, подталкивая районных руководителей, возвращался на необходимое время в город и уезжал по области снова. Камышову часто приходилось слышать от больших и малых начальников, что покуда нет на месте руководителя, не вернулся из Москвы или еще откуда-то, где пробудет неделю-две, можно малость передохнуть, расслабиться, а как вернется, никому не даст покоя: ни себе, ни другим. Расслаблялись, передыхали…

    Город стал промышленным, промышленной стала область. Жизнь не остановишь: не возглавь область этот человек, возглавил бы другой, было бы лучше или хуже – неизвестно. Лучше – вряд ли было бы…

    Область давала стране древесину, нефть, хлеб, мясо и молоко, многое другое, но область не представляла еще собой точно выверенный механизм, работающий без сбоя. Бесхозяйственность была видна всюду. Слишком много щепок летело из-под топоров, стекала нефть в реки и озера, заставляя рыбу всплывать кверху брюхом или выбрасываться на берег, частые пожары в тайге помогали топорам, звери и птицы гибли от свинца, не было такого года, чтобы не случался по области от бескормицы и плохих условий содержания падеж скота в несколько сот голов. Все это заставляло из года в год омолаживать, оздоравливать районные кадры, в результате чего тот или иной районный руководитель оказывался заместителем начальника пристани, начальником отдела кадров шорно-седельной фабрики, на свинокомплексе, в редакциях, а на их место приходили другие, обещающие показать себя.

    Камышов не брался судить: сложно или не очень сложно руководить областью даже при достаточно многочисленном и слаженном управленческом аппарате, во всяком случае, понимал он, дело это было хлопотное, и руководитель, по мнению Камышова, должен быть человеком необыкновенным. Он должен был быть и умным, и образованным, и опытным. Он должен быть администратором от природы, и хозяйственником, и экономистом, и государствоведом, и педагогом. И добрым он должен быть, в конечном счете, потому что обладает большой властью, могущей даже при незначительном прикосновении ранить чью-то душу. Потому и терпимым быть должен он в определенной степени к чужим слабостям. Да мало ли чего…

    Своим переездом в этот город Камышов был обязан прежде всего руководителю области, так как с его разрешения приглашали художников, литераторов, актеров. Всех тех, кого называли творческой интеллигенцией. И интеллигенция эта постоянно ощущала внимание руководителя. Приняв область, в первые годы руководства он мог запросто прийти в редакцию газеты, по-домашнему посидеть с работниками редакции, поговорить. Выбрать день и посетить мастерскую кого-нибудь из художников или обойти сразу несколько мастерских. Вдруг соберет, в период выставки (ежегодные областные художественные выставки посещал он обязательно), хозяйственный актив города. Перед окончанием заседания обратится к залу, спрашивая, знают ли хозяйственники о том, что в городе проходит художественная выставка. Зал откликается, что да, знают, конечно. Тогда руководитель интересовался, любят ли они живопись. Зал в волнении: оказывается, что все любят так, что и…

    – Очень хорошо, – удовлетворенно говорит руководитель области, – завтра же пойдете на выставку сами или пошлете своих представителей с тем, чтобы каждое предприятие, учреждение, организация купила для себя хотя бы одну картину.

    И прощался, будучи уверен, что придут на выставку и купят картины. Случалось, руководитель приглашал в свой кабинет кого-то из литераторов, беседовал с ним о разном час и более, интересуясь литературной жизнью города, личной жизнью того, с кем вел беседу, спрашивал о нуждах, справлялся о здоровье, был любезен…

    Все это было вначале. Теперь ничего подобного не происходило, об этом лишь вспоминали с грустью. То ли он стал сдавать с годами, то ли забот прибавлялось год от году, то ли он просто потерял ко всему этому обычный человеческий интерес, и это огорчало многих. Но Камышов приехал в город с его разрешения…

    Они пересекли поляну, спустились с холма вниз, к речушке, берега ее сплошь заросли тальниками – к воде не подступиться. Здесь тянулись поляны, разделенные перелесками. На одной из полян издавна сажали картошку, на самой большой цыгане косили траву, пасли коней. Но сейчас ни цыган, ни лошадей на поляне не было.

    Обойдя поляну с дальней стороны, они снова поднялись на взгорок и остановились возле родничка. Камышову хотелось, чтобы спутник его увидел родник. Руководитель области нагнулся, подставил под замшелый желоб сложенные ковшиком ладони, набрал воды и стал пить. Камышов смотрел, как пьет он, выпрямляясь медленно, а вода капает с рук на выглаженные штанины серых брюк, оставляя на них маленькие темные пятнышки.

    – Замечательная вода, – улыбнулся Камышову спутник, – холодная, вкусная, без всякой промышленной примеси. А что – один всего родник в роще, или еще где есть? Желоб старый. С тех, видимо, времен…

    – Два родника, – сказал Камышов. – Второй – в овраге, чуть подальше. Было около десяти – забили, заглушили. Сюда круглый год за водой ходят, кто поблизости живет. Зимой с санками приезжают. Поставят флягу на санки и… Вода чистейшая, никакого осадка в посуде…

    От родника они стали подниматься по отлогому краю холма и скоро вышли туда, где когда-то была купеческая усадьба. Две поляны, соединенные широким перешейком, на которых располагалась усадьба, были окружены елями, соснами, раскидистыми черемуховыми кустами. На краю усадьбы, ближе к роднику, рос кедр. Была ли под кедром своеобразная беседка, фонтан или даже бассейн с рыбками, понять было трудно. Вокруг кедра сохранилась красивая каменная кладка в несколько четвертей высотой. Кладка была очень прочна, но в некоторых местах ее разрушили, применив силу, – долбили, вероятно, ломом. Возле кедра было много битых бутылок, на корнях, выступавших из земли, разжигали костры – ствол был опален до самых сучьев. Все это делали молодые люди, собираясь вечерами выпивать под кедром. От огня, от порубов по корням кедр стал засыхать.

    – Дикари, – сказал спутник Камышова, обойдя кедр, – Надо же так. Скажите, – он назвал Камышова по имени-отчеству, – а почему вы раньше не забеспокоились о судьбе рощи? Такая красота. В городе. И так…

    – Раньше я просто не мог, – ответил Камышов, – в городе живу недавно. На втором году стал хлопотать. Но ведь городские власти могли…

    – Все понятно, – кивнул спутник. – И за это спасибо. Куда нам теперь?

    Они сходили еще ко второму роднику, постояли на берегу оврага, глядя на родник, вытекающий из-под берега, почти на самом дне. На кучу хлама поодаль, на автомобильные покрышки, валяющиеся в овраге. Побывали и на верхней поляне, где росли старые редкие березы. Эти березы гибли более других деревьев. Въезд на машинах был сюда прост: свернул с трассы – и все. Камышов вспомнил, как однажды поздней осенью в снегопад, гуляя по роще вечером, в сумерках уже, он вышел со стороны речки на поляну и увидел среди берез грузовик и двух мужиков – в руках одного был топор, второй держал пилу. Мужики высматривали березы, выбирая подходящую. Снег падал густо, большими хлопьями, приглушая звуки, мужики не видели и не слышали, как, хоронясь за стволами, подходил к ним Камышов.

    Он показался из-за деревьев шагах в тридцати-сорока от лесорубов, не дальше, и кашлянул громко. Его заметили. Некоторое время мужики и Камышов смотрели друг на друга. Молчали. Камышов не уходил, но и подойти ближе не решался. Он подумал, что станет делать, ежели они кинутся на него с топором. Но те не кинулись. Они не успели свалить березу, не подпилили даже ее. Получалось, что Камышов вроде бы и не помешал им, хотя помешал, конечно. Сказав что-то один другому, мужики повернули к машине, взобрались в кабину и уехали. Камышов постоял еще немного и по автомобильному следу побрел из рощи на проезжую улицу. А что было бы, если бы он захватил их во время работы, кряжующих уже березу? Всякое могло случиться, а снег скрыл бы скоро следы: снег валил вечер и ночь, не переставая, а со снегом наступила и зима…

    Все это Камышов вспомнил, когда они с руководителем области прохаживались по поляне. Камышов ничего не рассказал своему спутнику о том, как натолкнулся здесь осенью в снегопад на машину и людей, он только отметил примерно, где стоял сам, где машина и люди с топорами. А спутник его, расстегнув пиджак, заложив руки за спину, ходил рядом и тоже молчал, но вид у него не был озабоченным. С неясной улыбкой оглядывал он поляну, березы, останавливался послушать дроздов, трещавших на черемуховых кустах, забыв, видимо, кто он такой, отстранившись, хотя бы на два часа, от кабинета, телефонов, больших и малых забот, чиновников своих, от всего того, что называлось государственной службой. Камышову подумалось, что, быть может, человек этот за пятнадцать лет жизни в городе впервые гуляет вот так, сам по себе вроде бы, без свиты. Возле Камышов, но он не докучает, его будто бы и нет вовсе. И жалко Камышову стало его…

    – А что если мы превратим рощу в парк культуры и отдыха? – повернулся руководитель области. – Дорожки, скамейки, фонари. Облагородим. Окультурим, вернее. Тогда и безобразий будет меньше. Как вы?

    – Только не это! – воскликнул Камышов. Такой поворот в разговоре он предвидел и боялся его. – Зачем? Есть городской сад в центре, есть сад на берегу реки. Достаточно для города. А это – роща, естественный лес. В скольких городах ни приходилось бывать, ничего подобного не встречал. Вся суть в том, чтобы оставить рощу в своем состоянии, в первоначальном. Навести порядок – да. Засыпать овраг, собрать, вывезти мусор. Закрыть въезд всякому транспорту. Запретить порубку, разжигание костров, посадку картошки. Запретить пасти коней, косить траву. А гулять – пожалуйста, пусть себе гуляют, как в городском саду. Время от времени и дежурных назначать, для острастки. Назначить ответственных, контролировать. Напомнить заводу, что роща давно закреплена за ним. Есть документы…

    Назад к карточке книги "Роща"

    itexts.net

    Безумная Роща - Андрей Смирнов

  • Просмотров: 2805

    Ядовитый привкус любви (СИ)

    Есения

    Мне предстоит выйти замуж. Ну и что? - спросите вы. Это делает каждая вторая, ничего необычного в…

  • Просмотров: 2667

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 2615

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2427

    Отдай свое сердце (СИ)

    Уля Ласка

    Я - Светлана Колосова, няня-психолог, работающая с детьми очень богатых и влиятельных родителей. У…

  • Просмотров: 2244

    Мой любимый босс (СИ)

    Янита Безликая

    Безответно любить восемь лет лучшего друга. Переспать с ним и уехать на два года в другой город.…

  • Просмотров: 2212

    Между Призраком и Зверем

    Марьяна Сурикова

    Одна роковая встреча, и жизнь неприметной библиотекарши бесповоротно изменилась. Теперь ей…

  • Просмотров: 2208

    Измена (СИ)

    Полина Рей

    Влад привык брать всё, что пожелает, не оглядываясь на ту, что рядом с ним. И когда встречает…

  • Просмотров: 2162

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 1969

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 1699

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем! (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 1682

    Не люблю тебя, но уважаю (СИ)

    Лилия Швайг

    Утонула и очнулась в другом мире? Не беда! Главное, что ты в своём теле и обрела новую семью. Пусть…

  • Просмотров: 1620

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 1556

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1416

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 1318

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1144

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 1137

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 1021

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 981

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 951

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 949

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 926

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 834

    Замуж за миллиардера (ЛП)

    Мелани Маршанд

    Мэдди Уэнрайт давно уже плюнула на брак и на мужчин. После многочисленных свиданий с неудачниками,…

  • Просмотров: 758

    ФЗЗ. Книга 2 (СИ)

    Маргарита Блинова

    «Ноэми, хочешь ли ты изменить мир?»Знала бы черная пантера-оборотень заранее, чем дело обернется,…

  • Просмотров: 753

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 745

    Кувырком (СИ)

    Анна Баскова

    Университет окончен, с работой в родном городе туго. Что остается делать? Отправляемся покорять…

  • Просмотров: 744

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • Просмотров: 681

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • itexts.net