Кино«Роковое искушение» Копполы: Бестолковый привет сексистскому кино 70-х. Роковое искушение книга


Бестолковый привет сексистскому кино 70-х — Wonderzine

По сравнению с дебютным фильмом Копполы место и время действия «Рокового искушения» имеют для повествования определяющее значение: их Коппола понимает, но игнорирует и не хочет с ним работать. Первое — это война, которая в кадре не существует, а могла бы добавить замкнутой ситуации нелишнее напряжение (режиссёр говорит, что не хотела уходить глубоко в исторический контекст). Второе — это вопрос расы и интерпретация истории: в южном штате рабы, по выражению, мисс Марты просто «ушли» — что не только нереалистично, но поверхностно и неуважительно к истории.

В интервью Коппола объясняет, что не хотела утяжелять сюжет межрасовыми вопросами, но, по сути, делать кино о Гражданской войне, игнорируя рабов на Юге, — это всё равно что снимать «Крёстного отца», упуская из виду конфликт локальных мафий. Кто, как не София, должна понимать, какое дополнительное движение истории может дать идентичность меньшинства. Вместо этого она не использует самое интересное противоречие в сюжете книги (там есть две героини с африканскими корнями) и плавает в удобном для неё бассейне с только белыми женщинами, где ничто не отвлекает зрителя от теней на бледных лицах и скромных светлых платьев. 

Но что по-настоящему огорчает в новом фильме Копполы — незрелый сценарий «Обманутого» оказывается причёсан, но почти не изменён. Да, здесь нет безвкусных флешбэков и оголтелой эротизации, но и до эмпауэрмента жительницам пансиона нужно прожить ещё ожидаемую сотню лет. Тема соперничества и ревности доминирует с появления мужского персонажа в женском гнезде, несмотря на изысканную операторскую работу, приглушённые цвета и попытки актёров сыграть кого-то живого, а не условного. 

В «Роковом искушении» не будет буквальных тропов дешёвого эротического чтива, но сюжет останется вульгарным и до обидного лобовым. К сожалению, её героини не «выживают в жестокие времена», а грызутся за мужскую особь до потери человеческого облика — их общение между собой, забота о саде и домашние дела, уроки и разговоры за жизнь тают во всепожирающей скуке. И только взгляд карих глаз Колина Фаррелла будит их от многолетней дремоты и вызывает неподдельное оживление — очевидное им самим и прозрачное для зрителей. И это что угодно, только не феминистское кино и не манифестированный женский взгляд, сколько бы София Коппола ни колдовала над позами, причёсками и плоскими шутками про вкусный яблочный пирог. 

Фотографии: American Zoetrope

www.wonderzine.com

Кидман, Данст и Фаннинг мучают Колина Фаррелла — Российская газета

Подселить солдата Гражданской войны в пансион благородных девиц, находящийся на вражеской по отношению к этому солдату территории, - эксперимент из разряда тех, что проводят над букашками сорванцы-живодеры. Люди-то, конечно, поинтереснее букашек будут, но разница, по большому счету, невелика. Все решают инстинкты. Размножения и выживания.

Первым эксперимент поставил писатель Томас Куллинан в романе "Обманутый" (The Beguiled). В 1971 году его экранизировал Дон Сигел, а теперь, 46 лет спустя, выходит ремейк того фильма за авторством Софии Копполы и под локализованным названием "Роковое искушение".

Коппола пересняла картину своего предшественника чуть ли не дословно, лишив ее, однако, как недостатков, так и достоинств, украсив симпатичной картинкой и одновременно пастеризовав до практически полного скучного целомудрия. Расклад таков: главный герой, раненный в ногу капрал армии северян Джон МакБёрни, волею счастливого (ой ли?) случая попавший в ласковые руки гостеприимных женщин-южан, стоит перед выбором из трех вариантов, каждый из которых имеет различные достоинства в плане экстерьера и сулит различные перспективы. Тщательно оценив, взвесив и продегустировав предложенное судьбой, он наконец принимает решение, руководствуясь вовсе не умом, за что и наказывается. Искушение становится роковым.

Дон Сигел в своей интерпретации не гнушался применять такие художественные приемы, за которые нынче в приличном обществе его бы засмеяли, заплевали и избили канделябрами - например, за закадровое озвучивание мыслей персонажей или тривиальную, как галоша, метафору с привязанным за лапку вороном-инвалидом. Зато в его работе чувствуется страсть юного натуралиста, мальчишеская искренность и азартное любопытство. В интерпретации Сигела МакБёрни (в исполнении Клинта Иствуда) - отпетый негодяй, жестокий убийца, который, оказавшись в цветнике, принимается нагло окучивать все грядки разом. В самой первой сцене гусар-янки не по-детски лобызает 13-летнюю школьницу и далее обаятельно, со знанием дела охмуряет и перецеловывает всех, кто под руку попадется. Понятно, то есть, на чьей стороне Сигел.

Колин Фаррелл, сменивший Иствуда, малолеток не чмокает - это ладно, переживем. Но то, что МакБёрни превратился из удалого обольстителя, не обремененного моральными принципами, с хрустом шагающего по осколкам девичьих сердец, в трусливого наемника-дезертира и обходительного джентльмена притом, уже можно считать отягчающим обстоятельством.

Подход Копполы весьма походит на цензурированную версию, откуда вымарано все неугодное, противоречащее современному голливудскому дискурсу. Северяне же не могут быть плохими, они же за правое дело как бы, поэтому негоже МакБёрни быть плохим. И вот он уже не преступник, а любвеобильная жертва обстоятельств и алкоголя. Рабыню-негритянку тоже следует убрать - за безответственную политическую позицию. Крамольные вещи говорит: мол, Гражданскую войну затеяли не из любви к чернокожим. И вообще ее, кажется, положение прислуги вполне устраивает. Куда это годится? Вычеркиваем. Ну, и разврата надо бы поменьше. Хватит с нас одной голой ляжки мельком в полумраке.

Принудительная ампутация многих сюжетных элементов (иронично, что сцена с ампутацией - ключевая для фильма) была бы не так смертельна, если бы не влияла на драматургию. Но она влияет. Изменив образ протагониста, приглушив жар похоти, исторгавшийся действующими лицами в картине Сигела, Коппола попыталась поднять температуру атмосферы сексуального напряжения не путем ее подогревания огнем явных действий, а посредством увеличения давления (наконец-то где-то пригодился школьный курс термодинамики). Вернее, подавления. В какой-то степени это удалось: сцена в конце второго акта, предшествующая бурному выплеску страстей в третьем, накалена до предела. Внешне все чинно, по форме, но интонации, телодвижения персонажей убедительно сообщают их внутреннее состояние недержания либидо. Тут следует поклониться актерскому составу, поскольку это в большей степени их заслуга.

Ремейки бывают хороши в двух случаях: когда реймейкопроизводитель то, что было до него, либо развернул пуще прежнего, сделал увесистей и раскидистей, либо когда переиначил, переколпаковал-перевыколпаковал на новый неожиданный лад. Коппола сделала то же самое, только меньше, скучнее и хуже. Решительно отсекши все якобы лишнее, дочура Фрэнсиса нашего Форда уложилась почти в тот же хронометраж (минус 12 минут), заполнив образовавшиеся пустоты многозначительными длиннотами. Колин Фаррелл рубит засохшие ветки. Колин Фаррелл машет граблями. Колин Фаррелл сидит на пеньке. Любители провести майские праздники согбенно на даче оценят наверняка. Прочим, вероятно, будет не хватать того, что подразумевалось, но было нещадно ханжески вычищено в пользу то ли тонкой недосказанности, так и не достигнутой, то ли просто банальной политкорректрости.

3.0

rg.ru

Роковое искушение 2017 смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве hd 720 и hd 1080

Книга Обманутый (Попавший в ловушку) писателя Томаса Куллинана уже была экранизирована в 1971-м и в главной мужской роли там был занят сам король вестерна Клинт Иствуд. Новая версия романа в кино выходит на экраны в 2017 под руководством режиссёра Софии Копполы, которая больше всего славится своими исследованиями мятежной женской натуры, поэтому можно предположить, что новая триллер картина будет прежде всего сконцентрирована на женских персонажах, которые станцуют свой роковой танец страсти вокруг раненого солдата, попавшего к ним в тенета.

Вокруг бушует гражданская война, а в Пансионе для девочек Марты Фарнсуорт, что уютно расположился на юге страны, разгораются свои нешуточные психо-сексуальные страсти со смертоубийственным накалом. Неподалёку от пансиона двенадцатилетняя ученица находит раненого солдата северян и после недолгих размышлений директриса, та самая Марта Фарнсуорт ( Николь Кидман ), решает показать северянину, каким гостеприимством отличаются южане, даже несмотря на войну.

Вырвавшись из лап смерти, солдат, Джон МакБарни его зовут (Колин Фаррелл), находит себя посреди настоящего гарема, который долго варился в атмосфере сексуального подавления, но теперь, когда в его чертогах оказался весьма привлекательный мужчина, грозит выпустить наружу все самые сокровенные желания своих обитательниц. Даже самые юные студентки проявляют к МакБарни сексуальный интерес, а особым рвением отличаются четверо : ученица Кэрол, учительница Эдвина, служанка Холли и, конечно же, сама руководительница пансиона Марта. Солдат, надо сказать, также истосковался по женскому телу и не прочь поразвлечься с одной, второй, третьей, но только не четвёртой. Между женщинами разгорается жестокая борьба за мужика, в которой они не щадят друга друга и идут на самые крайние меры, чтобы оторвать себе кусочек счастья.

Фатальные соблазны ожидают мужчину, у которого голова кружится от роскошных, агрессивно-сексуальных женщин, которые живут по принципу “Так не доставайся же ты никому!”...

nokino.org

Место, в котором опасно размахивать членом — рецензия на фильм «Роковое искушение»

Прим. редакции: Специально для Зоны Ужасов сходил на премьеру и написал рецензию главный редактор дружественного и братского для нас проекта Russo Rosso Денис Салтыков. Почитать другие рецензии и статьи Дениса вы можете здесь.

Вирджиния, 1864 год. Пока Америка обливается кровью в гражданской войне, в закрытом пансионе мисс Марта Фарнсворт (Николь Кидман) вместе с учительницей мисс Эдвиной (Кирстен Данст) успешно справляется с воспитанием пяти девочек. Корова и сад не дают голодать, сил хватает даже на уход за черепашкой Генри — единственным самцом в этом тихом месте. Мужчины мелькают в пансионе лишь как знаки того, что вокруг существует жестокий мир, в котором кто-то в синем мундире насмерть сражается с тем, на ком серо-оливковый. Вирджиния — один из ведущих штатов Конфедерации, так что солдаты армии Юга во имя благого дела периодически таскают у мисс Фарнсворт кур, но ради такого и поделиться птицей не жалко. Только к 1864 году Север уже близок к полной победе, но об этом девочки узнают от неожиданного гостя: маленькая Эми (Уна Лоуренс), собирая грибы, находит раненого мужика в синей форме. Вместо того чтоб сдать врага конфедератам, леди решают вытащить картечь из его ноги и выходить несчастного. Так в пансионе заводится капрал Джон МакБёрни (Колин Фаррелл), и быт женщин круто меняется.

«Роковое искушение» (в оригинале The Beguiled, «обманутый»)— это новая экранизация романа Томаса Куллинана. В 1971 году на экраны США уже выходил фильм по тому же произведению — режиссером был Дон Сигел, а в главной роли снялся Клинт Инствуд. Сейчас за адаптацию взялась София Коппола, и она сознательно взяла установку на то, чтоб без оглядки на предыдущую работу снять собственную с женской перспективы. Режиссер собрала свою команду мечты: тут тебе и Кирстен Данст, и Николь Кидман, и Эль Фаннинг в роли нимфетки Алисии. Коппола взялась за триллер ради того, чтоб показать, что такое женский взгляд: недаром в фильме практически нет женской плоти за исключением короткого кадра с Фаннинг, которой на съемочной площадке исполнилось 18 — уже можно. Зато тело Колина Фаррелла камера исследует достаточно тщательно, чтоб можно было уяснить, кто здесь сексуальный объект. Женский взгляд Копполы принес ей приз за лучшую режиссуру в Каннах, на российских экранах мы видим работу, уже обласканную европейской критикой.

Саспенс, на котором строится «Роковое искушение», — эротический. МакБёрни чужд пансиону дважды — как мужчина и как солдат армии Севера. Но его присутствие будит в женщинах позывы, которые до сих пор дремали или подавлялись. На помощь обитательницам пансиона приходят детали, позволяющие им внутренне оправдать то, что они не сдали врага конфедератам. МакБёрни — ирландский наемник, и он воюет ради денег, а значит не совсем северянин. Эта война — не его война, но примерно так же могли бы сказать про себя и девочки. Они не брали в руки оружия и, вероятно, не особо разбираются в тех принципах, которыми здесь принято аргументировать разделение на «своих» и «чужих». Остается всего шаг до заявления о том, чтоб добавить, что девушки — создания и вовсе чуждые всякой жестокости, но его, разумеется, Коппола не делает. Вместо этого она расставляет намеки на то, как все это закончится. Для зрителя это фраза солдата Конфедерации:

Нет ничего страшнее перепуганной женщины с оружием.

Для самого МакБёрни намеком служит паук в центре паутины. Капрал некоторое время вглядывается в него, но не придает значения: когда вокруг как минимум три потенциальных любовницы, кому есть дело до неясных предзнаменований?

В «Роковом искушении» сознательно вынесены за скобки многие социальные проблемы: классовое неравенство, расовая дискриминация и даже важнейшая для обсуждения Гражданской войны в США проблема рабства. Героини Копполы — благородные образованные белые южанки, и это сразу ставит под сомнение весь месседж фильма. Парой месяцев ранее на Берлинском кинофестивале шли «Мужененавистницы», в которых радикальный левый режиссер Брюс ЛаБрюс выдавал схожий сюжет: раненый боец попадает в закрытую женскую школу, и все это заканчивается кровью и женским торжеством. Динамичное и веселое кино про лесбиянок-революционерок, казалось бы, должно подкупать зрителей в разы лучше затянутой истории про лесную глушь и вьющихся вокруг мужчины благородных девиц. Но ЛаБрюс увлечен подробным, пусть и шутливым, пересказом внутренних политических дискуссий левых активистов. Коппола же избегает острых углов и делает предельно понятную историю с эффектным, но все еще пристойным финалом.

«Роковое искушение» отчасти напоминает и фильм «Мизери», но нарочитая сдержанность сюжета не позволяет лучшему режиссеру Канн-2017 сделать триллер для широких масс. Это камерное кино про то, что «Все мы бабы — стервы», годится для единичного просмотра, но вряд ли запомнится как громкий феминистский триллер. Особенно на фоне большого количества снятых женщинами жанровых работ, минующих Канны, но хорошо известных в среде фанатов жанра.

6/10

Copyright © 2009 - 2017 Horrorzone.ru

Улет!

Средняя оценка: 9 из 10. Всего голосов: 10.

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 4873.

horrorzone.ru

Переполох в курятнике: роковое искушение обманутого

Две женщины, две вполне «созревшие» девицы и три девочки-подростка изо всех сил борются за внимание чужака, волею случая попавшего в мирные стены уединенного пансиона. Так начинается безоговорочно феминистический триллер Софии Копполы, за который она получила премию Каннского кинофестиваля. «Обманутый» с Кидман , Данст , младшей Фаннинг и Фарреллом – адаптация южно-готического романа Томаса П. Куллинана, что позволяет нам поговорить о новом фильме Софии Копполы в рубрике «Книга vs экранизации».

В главной роли – Клинт Иствуд

Впервые мы сделаем исключение и ничего не скажем о самой книге. Увы, Куллинан – абсолютно не известный (в России) автор, мы попросту не нашли его романа. Знаем лишь, что «Обманутый» был издан на рубеже 1960-1970-х и явился одним из трех произведений писателя о Гражданской войне в США. В 1971-м книга получила первую адаптацию, в которой сыграл Клинт Иствуд. Того «Обманутого» поставил режиссер Дон Сигел, плодотворно сотрудничавший с Иствудом (более известна другая совместная работа актера и постановщика – «Грязный Гарри»). Сравнивать два фильма, оригинал и ремейк, в наши цели не входило, поэтому мы намеренно не обсуждаем ленту Сигела (хотя и намекаем: она более страстная).

Премьера была в Каннах

В наши дни романом заинтересовалась София Коппола, сама написавшая сценарий ленты (которую ошибочно именуют «драмой/вестерном», ничего от вестерна в ней нет). Также картину нельзя назвать и эротическим триллером. Это, скорее, психологический триллер с легким (просто легчайшим!) намеком на эротику. Продюсировала ленту опять же Коппола вместе с братом Романом Копполой. Премьерный показ состоялся на фестивале в Каннах 24 мая 2017-го года. У нас кино показали спустя два месяца (27 июля) под вычурным названием «Роковое искушение». 

Не было бы счастья… да разразилась буря

Капрал-наемник из армии конфедератов (северян, которые вот-вот выиграют Гражданскую войну) Джон Патрик МакБёрни тяжело ранен в ногу. Его, почти теряющего сознание, находит собирающая грибы пансионерка-южанка Эми. Благодаря ей он попадает в чистую постель одной из комнат школы. Отныне за Джоном будут ухаживать (не сдавать же его своим в таком виде, может не выжить в плену), а потом передумают и сделают уже не пленником, а гостем. Директриса пансиона Марта, под опекой которой осталось лишь пять учениц (остальные разъехались по домам), и учительница Эдвина будут учтивы к Джону, а старшая из девушек Алисия – откровенно флиртовать с ним. Не останутся в стороне и другие воспитанницы, стараясь завоевать расположение гостя. Но однажды все переменится. Перенасыщенность гормонами и вожделение, витающее в комнатах белоснежного особняка, перейдет разумные границы, и тогда грянет буря. 

Директриса-наседка с лицом Кидман

Роль Марты, сдержанной, слегка надменной, благородной и очень пекущейся о питомицах, сыграла Николь Кидман. Ее героиня не рада незваному гостю, но она христианка и поступит, как велит совесть. Кидман сыграла довольно хладнокровную особу: кажется, на нее совсем не действует обаяние Джона. Но какие страсти бушуют в душе мисс Марты, никому не ведомо. Порой из нее так и вылезает «наседка» (нерастраченный материнский инстинкт?). Хотя хозяйка пансиона и не прочь поговорить с незнакомцем по душам и выпить с ним бренди.

Надо сказать, у дамочки явно двойные стандарты: отказываясь повесить «пленника», она тут же говорит «нам нужен план» и соглашается на не менее зверское предложение одного из «ангелочков» пансиона.

Эдвина: надо было вцепиться в волосы

Учительница Эдвина Морроу больше всех увлечена врагом: ей все обрыдло в этом забытом богом месте, никакой личной жизни, да никакой жизни вообще. Поэтому, когда капрал говорит, что любит ее и хотел бы забрать с собой, Эдвина, вероятно, уже грезит о некоем подобии «брачной ночи», любовно перебирая кружево и рюшечки на ослепительно белой ночной сорочке. Язвительные СМИ не преминули сообщить: София Коппола, уже работавшая с Данст («Девственницы-самоубийцы», «Мария Антуанетта»), попросила актрису немного похудеть, на что та ответила отказом. Что ж, учительница из Данст получилась не такой уж молодой (и, скажем прямо, не совсем привлекательной), тогда как Джон уверял Эдвину в ее неземной красоте. Льстил. Или просто давно не видел женщин. В финале эта героиня очень удивила: ни слова против! Было бы интереснее, если бы она вцепилась кому-то из «товарок» в лицо. Или в волосы. Не подумайте, нас не привлекают женские драки. Просто так было бы справедливее и правдоподобнее. Чопорное безразличие не убедило.

Эль Фаннинг с манерами продажной девицы

Эль Фаннинг тоже снималась у Копполы – в драме «Где-то». Как поделилась сама актриса, София давно ждала момента снять Эль в резко отрицательном образе (а не представить ту вновь невинной девочкой). И да, у Копполы вышло сделать из Фаннинг чертовку, которая то дует губы, то строит глазки, то стращает младших, чтобы не вставали у нее на пути, то враждебно зыркает на потенциальную соперницу Эдвину. Шлюховатая девица станет корнем всех бед. И зря критики утверждают, что Коппола сделала из пансионерок ангелов во плоти, а из героя Фаррелла – козла отпущения. Да эта Алисия выдает себя каждым жестом! Мы не думаем, что Марта была настолько слепа и поверила словам ученицы. Видимо, просто сработала «женская солидарность».

… И другие обитательницы пансиона

Разочаровала Ангури Райс, вторая по старшинству среди обитательниц пансиона. Бледный образ, музыкантша Джейн показала лишь одну эмоцию: страх. Даже флиртовать, как прочие, с капралом не пыталась. И это та самая актриса, которая покорила нас в комедийном боевике «Славные парни» (дочь героя Райана Гослинга)! Впрочем, актрису винить не за что: таков сценарий.

Любящая каждую тварь божью Эми (это она нашла раненого) подбирает выпавших из гнезда птенцов, ухаживает за пансионерской черепахой и проявляет настоящее, не напускное милосердие к Джону. За это он назвал Эми (Уна Лоуренс) своим лучшим другом в чуждых ему стенах. Однако та же самая Эми ни минуты не сомневаясь, выполняет просьбу Марты, причем делает все методично и безразлично. Странно. Кажется, девочка могла бы вступиться за «друга».

Больше всех (после Алисии с ее манерами полуэлитной проститутки) раздражала Мэри, крепенькая резвушка, сходу предложившая Джону молитвенник: «Вам надо исповедаться перед смертью». Что не помешало нахалке стащить серьги учительницы (надо же покрасоваться перед симпатичным дяденькой). Когда Эдвина резонно упрекает Мэри, та парирует: «Ну, все же сегодня принарядились!». И тут же начинает умасливать педагогиню совершенно лишними комплиментами: «О, как вы сегодня хороши, вы не надевали эту прекрасную брошь с Рождества!». Маленькая проныра и подлиза. Это ей в голову пришла блестящая мысль…Впрочем, не будем портить интригу. Роль Мэри сыграла Эддисон Рики.

Крыльев явно не хватало

А вот про пятую ученицу, Эмили, и сказать нечего, она бродила тенью на заднем плане и не уверены, сказала ли хоть слово. В первом фильме с Иствудом (и, предполагаем, в книге) в пансионе была еще  обитательница, темнокожая рабыня, прислуживающая девушкам. Коппола решила обойтись без служанки, «препоручив» всю работу воспитанницам (интересно, как они умудряются орудовать мотыгами на грядке с кукурузой и не запылить своих беленьких платьиц?). Это явный перегиб – видимо, режиссер хотела наглядно продемонстрировать, насколько женщины невиннее мужчин. Еще бы крылышки им нацепила!

Дьявол в райском саду?

Фирменный стиль Софии Копполы: пастельные тона и свет, пробивающийся сквозь кроны деревьев, почти осязаемо сочащийся между ветками, – никуда не делся. Правда, к свету порой примешивались облачка дыма (напоминание, что недалеко идут бои). Стройный особняк с колоннадой в окружении подзапущенного, но милого сада, кажется Эдемом. А когда в нем появляется хромающий брюнет Джон (решил помочь девушкам в качестве садовника), просматривается явный намек: в райский сад проник сам дьявол. О, оставьте! Эти девицы сами кого хочешь живьем съедят, даже дьявола. «Пленный» никого насиловать не собирался, а если и появились в голове Джона фривольные мысли, то виноваты намеки, томные взгляды и поцелуй, коим Алисия наградила больного. Попав в такой «гарем» даже святой смутился бы.

Не многие выдержали бы испытание «малинником»

Кстати, мы ничего не сказали о человеке, устроившем весь этот переполох в курятнике! Колин Фаррелл отлично вписался в предложенные обстоятельства и не переиграл в сценах ярости и истерики. Как мы уже сказали, в подобной обстановке трудно было устоять от соблазна. Поначалу Джон просто хотел спасти свою шкуру. Окрепнув, он увидел перспективы и возможность остаться – кому охота с больной ногой снова на передовую? Тем более, он упомянул, что прибыл из Дувра и пошел воевать за деньги, так что патриотизм и долг тут не при чем. 

Стоял лишь вопрос – в какой из постелей задержаться. Выгоднее было бы в директорской, но Марта укрощала свою плоть и не показывала явного расположения. Вероятно, Джону и правда понравилась Эдвина. Кто знает, сложись все иначе, может, и уехали бы они из этого «Эдема», населенного чертовками.

Маски сорваны… Но скоро сюда придут конфедераты

Подводим черту. Столько услышав об этом фильме и находясь под «наградной» эйфорией (премия Канн за режиссуру, а сама Коппола – оскароносица за сценарий к «Трудностям перевода»), мы ожидали гораздо большего. Недаром при бюджете в 10 млн. долларов бокс-офис равен жалким 16,7 млн. И даже не говорите об элитарности и том, что некоторые фильмы не для мейнстрима!

Местами скучно. Местами неубедительно и даже безжизненно. Марта порой кажется роботом (с неподвижным и изменившимся после ботокса лицом Кидман). Эдвина не впечатляет. Алисия бесит нарочитой распутностью. Финал шокировал цинизмом. Каждый вечер истово молящиеся ханжи показали свои истинные лица. Ах да! Как такового и триллера-то было – раз-два и обчелся. Одну жуткую сцену оставили за кадром, другая миновала очень быстро. А что, мол, «саспенс» разлит в воздухе, не верьте. 

А ведь победа врагов уже не за горами. Кто знает, может, завтра в пансион заявятся разъяренные конфедераты (в армии были не только благородные офицеры, но и похотливая чернь). Когда пошли финальные титры, мстительно подумалось: чтобы вас всех изнасиловали янки! А потом желательно вздернули бы на этих «поэтических» ветвях в саду. Простите, госпожа Коппола, но такой виньеточно-кружевной феминизм нам совсем не по душе. 

fancy-journal.com

Пик антифеминизма: фильм недели — «Роковое искушение» | ForbesLife

О чем фильм Копполы

Во время Гражданской войны в Америке 1861-1865 годов между либеральными северными и рабовладельческими южными штатами 12-летняя девочка, собирая грибы, находит в лесу тяжело раненного капрала армии янки-северян. И помогает ему добраться до школы-пансиона, в которой учится и где директриса, ее помощница и все воспитанницы-подростки верны врагам северян — конфедератам-южанам, которым принадлежит округа.

Каждый день мимо школы проезжает патруль своих — конфедератов. Каждый день директриса и ее ученицы собираются выдать врага своим, чтобы те отправили его в тюрьму. Но почему-то не выдают. Объяснение: он в тюрьме не выживет. Вот пусть поправится — тогда мы и отдадим его на съедение.

Ситуация между тем начинает усложняться.

Мачо-красавец в самом расцвете лет (Фаррел Копполы при этом, при всем уважении к нему явно уступает Иствуду Сигела, в том числе и актерски) оказывается в окружении давно забывших о мужчинах женщин, пусть одной из них всего-то 12 лет. Все стараются привлечь его внимание, а уж хозяйка пансиона, в роли которой Николь Кидман, — завлечь его в постель. Его все так или иначе соблазняют. Он, со своей стороны, объясняется в любви половине обитательниц школы. Делает ли он это искренне (поскольку как они давно не видели вблизи мужчин, так он давно не видел женщин) или из корысти, пытаясь привлечь на свою сторону максимум пансионерок, чтобы гарантированно избежать выдачи вражескому патрулю, до конца неясно. Но он в итоге заигрывается, не беря в расчет такую мощную и иногда смертоносную силу, как женская ревность, не думая о том, что те, кто от него млеет, уже через минуту могут начать его ненавидеть, и ненависть спасшей его 12-летней девочки ничуть не уступит ненависти многоопытной директрисы. Обеими будет руководить единственная мысль: «Так не доставайся же ты никому».

Со мной далеко не все согласны (многие считают, что мужчина в «Роковом искушении» во многом, если не во всем, виноват сам), но я убежден, что София Коппола (особенно учитывая цинизм финала) сняла одну из самых антифеминистских картин последних лет.

О чем фильм Сигела

Он более продуман, наполнен деталями и ... куда более современен, если говорить об операторском искусстве. Съемка филигранная: с уровня земли, с высоты деревьев, что ни кадр, то картинка.

В отличие от Копполы Сигел всего несколькими деталями передает ощущение войны. В том числе с помощью старых фотографий во время начальных титров, в том числе фальсифицированных: на одной мы видим Линкольна, на другой — солдатские трупы возле какого-то плетеного забора, а на третьей — главного героя Клинта Иствуда на телеге.

При этом Сигел — опять-таки лишь отдельными деталями и эпизодами — демонстрирует не бесчеловечность даже войны (хотя и это тоже), а ее самое уродливое последствие: поселяющееся в душах зло и мракобесие. Девочки в пансионе говорят: когда придут янки, нас всех изнасилуют. Может, и в ту войну насиловали, но все же это не Средние века. Вот другой еще более катастрофический диалог, когда девочки несут в начале почти потерявшего сознание персонажа Иствуда в пансион: «Есть способ проверить, янки он или нет. – Как? – Спустить с него штаны. Янки все с хвостами».

Это белые американцы говорят про белых американцев. Что же тогда в условиях войн говорят про врагов, которые чужаки? Это напоминает о комическом диалоге из давнего фильма Вуди Аллена «Любовь и смерть» — его пародии на русскую литературу и представление американцев о русской аристократии. Там персонаж Аллена со своим росточком и в очочках (представляете русского аристократа с внешностью Аллена?) спрашивает у батюшки (пересматривал давно, возможно, дело происходит в его детские годы): «И что, евреи все именно такие, как на этой картинке? Полосатые и с хвостами?»

Еще одна важная мысль Сигела, которой нет у Копполы: война выносит на поверхность мужскую мерзость. В фильме есть короткий эпизод, когда ночью в двери пансиона стучатся двое своих, конфедератов, один в звании капитана. И уверяют, будто кругом бродят отбившиеся от войск янки и надо для охраны оставить в пансионе своих солдат. Да, собственно, их двоих, пришедших. А морды у обоих пьяненькие и хитрые. Кто-то из девушек произносит в фильме типичную женскую подростковую фразу, что все мужики одинаковые. Не все. Сигел (см. начало абзаца) сформулировал проблему четче. Только твердая воля директрисы заставляет «своих» (кавычки тут уместны) удалиться. А то еще неизвестно, кто бы первый изнасиловал девушек из пансиона: янки — или эти.

Но нельзя сказать, что фильм Копполы — антиженский, а Сигела — антимужской. На самом деле в отношении к женщинам он еще жестче.

И главный образ здесь — директрисы, подобранный куда более точно, чем у Копполы. Что такое Николь Кидман у Копполы? Красивая женщина в свои актерские 50. Захотела мужика, которого приютила. В чем драма? При ее-то внешности у нее, наверное, не было большого недостатка в мужиках. Даже в то время.

Что такое Джеральдин Пейдж (тоже известная в свои годы актриса) у Сигела? Несмотря на то, что она моложе Кидман (в момент съемок ей было 46-47), это почти старуха. В начале фильма она говорит: «Если война продлится еще, я забуду, что я женщина». При этом ее обуревают соблазны и искушения. Она учит своих воспитанниц пуританству. Потому что сама набесовалась вдоволь: у нее был роман с родным братом, совладельцем фермы и поместья, где теперь располагается школа (брат загадочно исчез). Именно сидящий в ней бес искушения, сосуществующий с бесом ревности и мстительности, сыграет в фильме роковую роль. Негритянка – рабыня в школе – говорит в момент, когда почти все отворачиваются от экрана компьютера (на котором только и посмотришь теперь фильм Сигела): «Надо же, в ней еще осталось что-то человеческое».

Ось главного конфликта образуют она и герой Иствуда. В отличие от Фаррелла у Копполы он ведет себя куда более естественно по-мужски. Врет он, борясь за свою жизнь (за то, чтобы его не выдали врагам?). Врет. Например, врет лицемерной директрисе, будто он квакер (а квакеры – пацифисты, не берут в руки оружия), на поле боя якобы шел не с винтовкой, а с бинтами, и был ранен, когда пытался спасти смертельно раненного офицера противников-конфедератов.

Но он, очевидно, давний любимец и любитель женщин. Почти интеллигент — никак не поручик Ржевский. Похоже, он искренне влюбляется в 22-летнюю девственницу — помощницу директрисы, в ответ влюбившуюся в него намертво и готовую вместе с ним покинуть пансион. А если оказывается в койке 17-летней потаскушки (что сыграет с ним кошмарную шутку), натуральной б… и по внешности, и по поведению, то солдату, проведшему долгое время на фронте, трудно удержаться от подобного соблазна.

Его поцелуй с 12-летней девочкой комментировать не станем. По его словам, в 12 уже можно. Вероятно, общественные нормы были такими. Но он при этом явно ее отвлекал — недалеко проезжал отряд врагов-конфедератов. Сейчас подобную сцену представить в кино, естественно, невозможно.

В итоге фильм Копполы — аккуратный сокращенный пересказ без артистических операторских изысков и рискованных деталей и диалогов картины Сигела. За подобное можно, оказывается, отхватить в Канне приз за режиссуру. Хорошо, не каждый год.

Цитата из фильма Сигела (это к тому, считать ли его антифеминистским)

О женской доброте: «Если мы отнесем его в лес связанным умирать от жажды и голода — это слишком жестоко. Почему бы нам просто не повесить его?»

www.forbes.ru

"Обманутый"/"Роковое искушение". - А может быть, все было совершенно иначе...

Посмотрела фильм «Роковое искушение» Софии Копполы. Надо сказать, что название его я учила 2 недели. То у меня «Порочная страсть» выходило, то - «Роковое влечение». Оставили бы уж оригинальное название - «Обманутый». Вот почему у нас «Евгений Онегин» или, там, «Война и мир» так и остаются при прокате «Евгением Онегиным» или «Войной и мир»? Хотя тоже можно их обозвать «Роковым искушением», кто мешает? Я даже теоретическую базу под это подведу, не вопрос. Татьяна была влюблена в Евгения? А он, гад?! Все, «Роковое искушение» как оно есть. Наполеон хотел захватить Россию? А вернулся стриженым, да? Все, пишем «Роковое искушение» и не мучаемся. Искушался? Искушался. Поход оказался роковым? Оказался.

Так вот, посмотрев фильм, почесала в затылке и полезна искать роман. Нет, этот фильм - не ремейк, как пишут. Это еще одна экранизация книги Томаса Куллинана. Не нашла. На русский не переводили. На французском, кстати, выйдет на следующей неделе, я уже предварительный заказ на Амазоне оставила. Раз книги прочитать не могу, полезла искать предыдущую экранизацию. Посмотрела фильм Дона Сигела 1971 года. Слава богу, тут с названием не изгалялись. И, знаете, советую ознакомиться с обеими лентами. Ибо очень заметно как, чуть-чуть иначе расставив акценты, можно получить совершенно другое содержание и, соответственно, впечатление от картины.

О чем фильмы - в двух словах и без особых спойлеров по возможности. 1864. Южные штаты. Пансион для девушек, в котором осталось 5 воспитанниц, хозяйка Марта Фартсворт (Джеральдин Пейдж/Николь Кидман) и учительница. Одна из девочек, собирая грибы, находит в лесу раненого солдата-северянина (Клинт Иствуд/Колин Фаррелл) и приводит в пансион. Фильм Кополлы - своего рода готическая история. Призрачный особняк в тумане, роскошные интерьеры, нарядные платья. Все это очень красиво. Но у меня, как у практичного человека, сразу возник вопрос. Там какой год блокады идет? Второй? Третий? И как 5 учениц, учительница и хозяйка (все до одной леди, заметьте), не то что добывают себе пропитание, хотя бы себя обихаживают на должном уровне? Там с одной стиркой-готовкой затрахаться можно было до смерти, особенно если учесть что четверо из 7 - дети, которые работать в полной мере не могут. «Унесенные ветром» вам в помощь, там Митчелл явно по воспоминаниям писала. А тут такое благолепие, что аж завидно. Не, пару раз мотыгой кто-то в огороде взмахнул. Но и только. Простите, что жрали-то? Полторы чахлые морковки? Не смешите мои тапочки! На таком рационе вся эта женская команда скоро станет похожей на узниц Бухенвальда. А там девочки не скажу чтоб очень худые, вполне себе кругленькие. А уж Кирстен Данст, играющая учительницу… Говорила ей режиссер: «Надо худеть». Зря, дура, отказалась. На фоне тоненькой Кидман, которая старше ее на добрых полтора десятка лет, Кирстен выглядит оплывшей бабой.

Фильм Сигела предельно приземлен. Это, скорее, драма из жизни 19 века. Дом, серьезно требующий ремонта, поношенные платья из простой ткани, нередко в заплатах. Кстати, при пансионе есть служанка-негритянка, корова и куры. Тут все понятно. Хейли подоила корову, сбила масло, его обменяли на муку. Опять же, какие-никакие, а яйца, курятина, молоко, масло и сыр будут. И дом освещен в основном керосиновыми лампами. Никакой романтики, зато в духе времени. У Кополлы – только свечи.

Коппола рассказывает историю сильной, хоть и хрупкой с виду женщины, леди, настоящей южанки, которая в трудную минуту, в страшно сложных обстоятельствах смогла победить. Капрал Мак6ерни тут просто глупец, не умеющий, пардон, удержать член в штанах. Очень феминистская история. Для чистоты эксперимента, конечно, надо было 6ы ее смотреть, не зная, что режиссер - женщина. Но что выросло - то выросло. Я знала.

У Сигела все не так однозначно. Герой - явно не глупец и уж точно не слабак, напротив, он очень умен. Но он и полный мерзавец. Здесь есть сцены, которых нет во второй экранизации: видео-ряд, сопровождающий рассказы Мак6ерни. Говорит он одно, а видим мы совершенно другое. И к юной девице в спальню он идет не потому что потрахаться захотелось, при наличии еще двух вполне взрослых претенденток на него, это не проблема. Он, собственно, к другой и направлялся. Делает это он под угрозой выдачи властям. А это, согласитесь, немного иной вариант. Но при всем своем сволочизме мне герой Иствуда нравится больше. Он не пытается сесть на шею бабам. Он знает, что ему нужно только набраться сил. Выздоровеет – уйдет. Именно это он и собирается сделать, когда становится уже поздно. В то время как Макберни в исполнении Фаррелла – ну чисто Белоснежка при 7 гномах. Ах, мечта всей его жизни жить и быть слугой в этом доме. Ах, не гоните меня, добрые дамы. Тьфу, смотреть противно.

Марта и МакБерни (Д. Пейдж и К. Иствуд).

Марта и МакБерни (Н. Кидман и К. Фаррелл).

Еще один момент. 4 (в первой экранизации)/3 (во второй) взрослых бабы и еще 4 девочки лет 12 не сразу справились с одним (!) мужиком на костылях. Ну, даже если у него пистолет, чем он его держать будет, если руки костылями заняты? Зубами? Ногами? Я, пока оба фильма смотрела, все прикидывала как его ловчее сковородкой по голове огреть. В фильме Сигела это объясняется. Марта на предложения девочек связать его ночью и отнести в лес/повесить отвечает что это слишком радикально и никто не хочет быть ответственным за его смерть. В фильме Копполы героиня Кидман просто ходит дура-дурой, без объяснения причины. Вот такая она вся возвышенная, что до самого простого решения проблемы додуматься не может. Приходится действовать через задницу. Кстати, и никаких инцестуозных мотивов у Копполы нет. Там Марта непогрешима. Интересно, что там в книге?

Мне лично куда больше понравилась первая экранизация. Но у меня с романтикой не очень. Второй фильм… Мнэ. Зато красивенько.

P.S. Видит бог, Клинт Иствуд – вовсе не мой идеал мужской красоты. Но Колин Фаррелл против него – щенок бесхвостый.

P.P.S. Обратите внимание еще и на афиши. В старом фильме главный герой – мужчина. Очень красивый, сильный и харизматичный. В новом – женщины.

Фотографии с сайта https://www.kinopoisk.ru

catherine-catty.livejournal.com