Читать бесплатно «Серфинг. Свобода быть собой». Серфинг книга


Читать книгу Серфинг. Свобода быть собой Никиты Замеховского-Мегалокарди : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Никита Замеховский-МегалокардиСерфинг. Свобода быть собой

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

Издано при поддержке:

Издательской программы Фонда «ОЛО»(www.olo.fund)

Русской школы серфинга Surf Discovery(www.surfdiscovery.ru)

© Никита Замеховский-Мегалокарди, 2015

© Юлия Сиднева, дизайн, макет, иллюстрации, 2015

© ООО «Манн, Иванов и Фербер», оформление, 2015

* * *
О чем эта книга

Главы представляют собой сет, в котором сменяют друг друга волны, люди, события и откровения. Поэтичные рассказы о победах над волнами и над собой перемежаются чисто практической информацией – что такое лиш, как рождаются волны, как правильно ставить ноги на доску и куда при этом смотреть. Вместе две эти сплетающиеся линии прекрасно показывают, что серфинг – хотя и называл его Джек Лондон спортом богов и героев – открыт и доступен. Каждый может найти в нем свое место, поймать волну и испытать ту гамму чувств, которую может подарить только океан и активное общение с ним, независимо от возраста и уровня спортивной подготовки. Словом, книга эта о серфинге. И все же не только о нем.

За историями из жизни преподавателя серфинга и его учеников есть кое-что еще. Двойное дно, секрет которого кроется в личности автора. Никита Замеховский-Мегалокарди – поэт и серфер. И философ – добавит каждый, кто знаком с ним и его текстами. Его истории, как и его уроки в Русской школе Serf Discovery на Бали, начинаются с того, как управлять своим телом, но приходят неизбежно к разговору о духе. И книга его – о том, что происходит с человеком на волне, не только в физическом, но и в метафизическом плане. Каждый, кто хоть раз оказывался на берегу океана, чувствовал первозданную мощь водной стихии. Сколько ее ни приручай – домашним котенком не станет. Но тем, кто находит с ней общий язык, многое дается. Открытия, как и волны, у каждого в серфинге свои. Один посмотрит в глаза страху, другой избавится от обид и злости, третий найдет среди волн себя. У автора, прошедшего когда-то давно все этапы, теперь роль демиурга – он наблюдает, замечает, и тем, что увидел, – делится.

О серфинге ли эта книга? Или о том, как серфинг, в котором нет ни соревновательности, ни обязательной планки достижений, никакого мерила успеха, кроме собственных ощущений и эмоций, становится точкой осознания чего-то важного, что мало кто способен выразить словами? Впрочем, в рассказанных историях, как и в самом катании на доске, каждый увидит то, что захочет, – описание базовых элементов, которые могут стать первой ступенькой для тех, кто только собирается начать обучение; примеры первых падений и непременных последующих удач начинающих серферов; или не связанные ни с водой, ни с серфингом жизненные ситуации и повод сформулировать внутри себя важные вопросы, на которые древний мудрый океан, возможно, захочет дать ответы.

Ирина Осипова,

искусствовед, журналист

«Нельзя менять призвание»

– Никита, ты человек с необычной профессией… Бывают ли у тебя мысли о том, чтобы ее сменить?

– Не могу сказать, что с такой уж необычной. Нас уже много, инструкторов. Профессию менять можно. Нельзя менять… призвание, наверное, так.

Я не выбирал эту профессию, все произошло само собой, а если я ее не выбирал, как я могу ее сменить?

– Ты больше катаешься сам или больше учишь?

– Не скрою, я хотел бы кататься больше. Но мне очень интересно учить людей и смотреть, как катаются они.

– В каком возрасте можно начинать заниматься серфингом? И есть ли возраст, когда надо заканчивать?

– С четырех-пяти лет можно начинать. Поль Брэгг умер на доске для серфинга в 86 лет.

– Какие природные или погодные условия нужны для успешного серфинга?

– Разумеется, должны быть волны. Все остальное: температура воды, состояние атмосферы, дождь, снег – не важны абсолютно. Желательно, чтобы не было ветра. Но главное условие – должны быть постоянные, не штормовые, а послештормовые волны, которые называются свеллом, или зыбью. Такие иногда бывают на Черном море, иногда – на Азовском и на Балтике, они все время есть на Камчатке, частенько – в Японском море. И идеально это условие соблюдено на Бали и на Шри-Ланке.

– Различаются ли места для катания по уровню сложности?

– Безусловно. В брошюрах и на сайтах, описывающих разные споты всего мира, всегда есть соответствующие обозначения: all surfers («для начинающих»), experience surfers («для опытных»), pro surfers («для продвинутых») и – камикадзе.

– А можно ли серфить в России, и если да, то где?

– И учиться, и кататься в России можно – катаются и на Черном, и на Балтийском море. Один мой знакомый катается на севере, в Архангельской области. Можно кататься на Камчатке, там очень хорошие волны. Единственное, что надо иметь в виду: почти все перечисленные мной споты очень капризные, и никогда заранее не угадаешь, будет ли волна. Я учился кататься на Черном море в Крыму, но я там жил и мог себе позволить ждать волну по полгода. Более-менее стабильный спот в России – это Камчатка, но там холодная вода, это не очень комфортно, хотя учиться можно и в холодной воде. Но все же я считаю, что лучше всего начинать свой серфинг в тропиках.

Сейчас у многих есть возможность посещать Бали, Шри-Ланку, где постоянно присутствует совокупность комфортных для обучения условий – ровные волны, удобное дно, дружелюбные «локалы» (местное население. – Прим. ред.). А продолжать уже можно где угодно, поскольку современные технологии позволяют производить комфортные гидрокостюмы для холодной воды. На мой взгляд, серфинг в России – для более-менее обученных, но если нет другой возможности, учиться можно и на российских спотах.

– Как правильно выбрать доску для серфинга, на что обратить внимание? Должны ли быть на доске магические орнаменты или волшебные слова?

– Прежде чем самому выбирать доску, сначала научитесь кататься на надежной ученической доске в школе. И тогда вопрос отпадет сам собой. Потому что доска выбирается в зависимости от уровня. Скажите мне, какой у вас уровень катания, и я скажу, на что обращать внимание.

Нужны ли магические крокодилы? Катаются не на орнаменте и не на крокодиле, а на волне. Поэтому орнамент – самое последнее, на что стоит обращать внимание.

– Сколько времени в среднем нужно потратить на подготовку, прежде чем сможешь поймать свою первую волну?

– Сложный вопрос, потому что средних людей не бывает. Среднюю величину в данном случае назвать невозможно. Все зависит от человека, его моторных навыков и физических данных.

– Насколько важна роль инструктора при обучении серфингу и можно ли научиться кататься самому?

– Уверенность в себе и самоуверенность – две совершенно разные вещи. Уверенных в себе море любит, самоуверенных – жестоко наказывает. Я учился сам, но не потому, что я такой молодец, – просто в 1994 году в поселке Приморский не было преподавателей серфинга. Было море, волны, был, собственно, я, и было время, чтобы все три эти составляющие связать в одно. Но если у вас есть возможность обратиться к инструктору – сделайте это. Потому что я учился очень долго. Гораздо проще учиться серфингу на чужих ошибках, получать инструктаж и узнавать океан со слов человека, имеющего больший опыт общения с ним. Это быстрее и это того стоит.

– Что ты пытаешься донести до учеников в первую очередь, в самом начале обучения?

– В школе мы, конечно, даем психологические установки, мы расслабляем человека, знакомим его с тем, что в океане его может ожидать. Есть понятие препятствия и есть понятие страха. Как только страх (что-то неопределенное) получает объяснение, становится чем-то конкретным, он превращается просто в препятствие. А препятствие преодолеть легко.

– Если вкратце, как проходят уроки с инструктором?

– Вкратце не получится, поскольку каждый урок длится 2–2,5 часа и включает теорию, занятия с доской в бассейне, тренировку подъема на доску. И уроков таких новичку требуется хотя бы четыре-шесть. Но нужно понимать, чего вообще хочет человек. Сейчас есть такая тенденция: «Я приехал на Бали, в модное место, меня щелкнули с доской на пене, это увидели мои друзья в социальных сетях – все, я серфер!» Для этого не нужен инструктор, а нужен инструктаж, главным образом по технике безопасности на споте, и пара советов: как ложиться и грести, как ставить ноги на доске и на какую ногу прикреплять лиш.

– Кстати, на какую?

– На «заднюю». Но если человек хочет действительно научиться, то речь на занятиях идет о другом. Серфинг – это не просто умение ехать на доске. Доску надо заставить катиться, а для этого надо понимать, откуда волны берутся, куда деваются и что делать в условиях постоянно меняющейся и движущейся поверхности, которую собой представляет волна. Серферу предстоит взаимодействовать с прибоем, а прибой – это одно из самых агрессивных проявлений водной стихии, даже если он совсем маленький. И первое занятие начинается с ознакомления с этой азбукой, причем на суше.

– И с техникой безопасности?

– Техника безопасности – это то, с чего должно начинаться вообще все. Это знание того, какие сюрпризы океан может тебе преподнести, чтобы для тебя это сюрпризом не стало. Предупрежден – значит вооружен.

– Существуют ли непреложные правила безопасности – то, чего делать нельзя никогда ни при каких обстоятельствах?

– Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя забывать на берегу свою голову.

Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя держать доску между волной и собой.

Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя стартовать, не осмотревшись.

Прежде чем лезть в серьезные условия, научитесь работать в условиях средней сложности.

– Представляют ли опасность для серфера океанские обитатели, например акулы?

– Безусловно, некоторую опасность океанские обитатели для серфера представляют, и акулы – это наиболее агрессивные представители этих самых обитателей. Они могут нападать на серфера, потому что серфер, гребущий на доске, напоминает акуле вполне привычную для нее добычу – морского котика или черепаху. Но все же серфер таковым не является, и поэтому акула будет охотиться на него в последнюю очередь. Акула людей не ест.

Что касается других морских обитателей, то всегда следует помнить о том, что риф, над которым катается продвинутый серфер, – живой. Поэтому ни в коем случае нельзя вставать на дно.

– Итак, для новичка лучше всего подходят Бали и Шри-Ланка…

– Наша школа Surf Discovery работает на Бали и на Шри-Ланке, но, помимо этого, мы выезжаем на Маврикий, некоторые острова Индонезии, в Европу, в Перу, где в том числе учим с нуля.

– В Перу самые длинные волны…

– Самая длинная в мире левая волна живет в Перу, она называется Чекама. Но нужно понимать, что начинающему нужна не длина волны – для него важны качество пены и стенки волны, на которой он будет учиться. А это, опять же, Бали или Шри-Ланка.

– А Европа?

– В Европе можно кататься в Португалии, но там холодная вода и у нас там есть кемп, так же в Биаррице на юге Франции, в британском Корнуолле, в Ирландии, в Испании. Но я не знаю, как там учат, и не могу ничего рекомендовать.

– Нужна ли начинающему серферу особая спортивная подготовка?

– Особая не нужна. Нужно быть всего-навсего в нормальной физической форме. Не запущенным и вялым, а бодрым, веселым и игривым, как морской котик. Ну и умение держаться на воде – это само собой разумеющееся. Можно обратить внимание на общую координацию движений, поработать с мелкой моторикой, пожонглировать теннисными мячиками, например, поделать кувырки вперед-назад, чтобы после резкого наклона головы звездочки в глазах не бегали. Полезно отжиматься от пола, подтягиваться, качать пресс, приседать… Но это все обычная физическая нагрузка, на которую рассчитан человеческий организм. Хотя сегодня мы все воспринимаем умение подтянуться на перекладине более пяти раз как подвиг – это смешно, это вообще не нагрузка. Мышцы – механизм, который требует постоянной работы, иначе он закисает и начинает барахлить. Себя надо любить, а значит – гонять. Не жалеть, а любить.

Еще нужно быть морально готовым к тому, что в мире есть вещи, которые гораздо сильнее тебя, и им все равно, кто ты такой и какого ты о себе мнения, – у них о тебе мнения никакого нет и не будет. Я говорю сейчас об океане и волнах. Здесь не будет такого: я приехал, дал деньги, научи меня. Единственный вариант: я приехал, дал денег для того, чтобы научиться. И нужно помогать своему инструктору себя учить – слушать то, что он говорит, заниматься самостоятельно. Серфинг – спорт богов и героев, как называл его Джек Лондон.

– При этом ты всегда говоришь, что серфинг – не спорт…

– Потому что это не спорт. В спорте есть соперник, которого ты должен победить. В серфинге же соперника нет, кроме самого себя. Да, есть правила, по которым соревнуются серферы, но их придумали не так давно. Серфинг – не индустрия, не развлечение и не адреналиновая зависимость. Это путь к себе через радость. На уровне физиологии вам становится хорошо, потому что серотонин заменяет адреналин. Но в океан идут вовсе не из-за этого, а потому что в какой-то момент вы вдруг чувствуете, что стали на ступень выше и физически, и морально. Вы сумели себя переломить. Серфинг – это время, когда должны искаться ответы на внутренние вопросы. Мы же, инструкторы, помогаем не отвечать, а формулировать вопрос. Каждый должен сам понять, что для него серфинг. И когда человек на этот вопрос себе ответит, у него все получится.

– Ты часто бываешь доволен учениками?

– Я сейчас скажу жестокую вещь, но от общения с океаном я уже сам стал в некоторой степени как океан – мне не то чтобы безразлично, но я доволен ими только тогда, когда они довольны собой. Потому что я добиваюсь того, чтобы мои ученики были довольны собой, а не чтобы они ноги на доске правильно ставили. Серфинг – это свобода быть собой. Мне, несомненно, приятно, когда человек едет на волне, – я приложил к этому усилия. Но я отдаю себе отчет в том, что основные усилия приложил он.

– Почему ты пишешь?

– Писать стихи или прозу – адский труд. Если бы я мог не писать, не писал бы, но я не могу. Когда в моем сознании наступает резкий диссонанс между миром реальным и внутренним, тем миром, в котором я живу, во мне возникает потребность этот диссонанс свести на нет. Тогда-то я и пишу, потому что умею это делать.

– Могу я тебя попросить что-нибудь прочитать?

 – Ветром, каплями и далью резко, сразуЯ пронизан до кости,И страшно на месте сердца видеть глазуРану, через которую день свистит.В корявых пальцах древнего ПанаЖивет оно, мое сердце-свирель,И чем разверстей и глубже рана,Тем сильнее и чище трель. 

С Никитой Замеховским-Мегалокарди беседовала Ирина Осипова

От автора

Когда пишешь о других, все равно получается о себе. И эта книга обо мне, пусть в ней есть другие люди и волны других людей. Ведь часто эти волны были пойманы с моей помощью, потому я и пишу о них как о своих. И люди, живущие на этих страницах, тоже я, потому что они проживают часть своей судьбы в моей памяти. Хотя, конечно, многие из тех, с кем мы делим волны, узнают не меня, а себя. Какие-то персонажи – это конкретные люди и фигурируют под своими именами, какие-то – сотканы из моих впечатлений о нескольких людях, но, как бы там ни было, все они – настоящие. И если честно, втайне я надеюсь, что в этой книге каждый будет узнавать вовсе не себя, а свои волны.

Вся книга разделена на главы-сеты. Словно сеты волн, поднимались в моей памяти воспоминания, поэтому может показаться, что главы не связаны между собой, но это не так.

Как волны морей – из одних вод, так и волны воспоминаний – из одного пережитого.

Пережитого вместе с людьми. Пережитого в мгновениях.

Первый сетПавел

Когда блики пляшут с непроглядным морем, этот танец света и воды кажется волшебством. На поверхности он яркий, быстрый, словно блики подскакивают в унисон неведомым тактам, и гудит ветер, и рокочет прибой, и шипит пена! Но вдруг ныряешь, открываешь глаза и наблюдаешь этот танец под водой… В которой медленно и тяжело движутся лучи, словно блики опустили в голубую толщу свои светлые, неожиданно мощные колени.

Эта толща – древний страх. Под ее покровом рождаются легенды. В ней живут химеры, которым было начало, но не будет конца. Их писали рунами. Ими покрывали свитки, их высекали в камнях и несли из уст в уста. Передавали с поцелуями. Они древней любви.

Во Вьетнаме я седлал единорогов. Там тогда было много разных ребят. Учеников. Одни приезжали за ветром, другие за пляжем, третьи по пакету от турфирмы.

Они ездили на мопедах, сверкающих под косматым солнцем, как жуки. Почти все сначала удивлялись классическому серфингу, неожиданно – в моем лице – оказавшемуся в доступном для русского человека пространстве; потом, мгновенно сообразив, что это придает их поездке в лето-воду-доски дополнительную экзотичность, фотографировали на свои «зеркалки» себя с волнами и досками.

Одни шумели у прибоя, как у бортика манежа, другие заходили в этот «манеж», а в нем, будто строптивые коньки, приплясывали волны. И мало кто видел, что барьера, отделяющего их от манежа, нет, как нет и самого манежа, – за прибоем начинались просторы.

А я стоял, ввинчивая пятки в теплый мелкий песок, напротив серф-станции «Кайт Пират». По морю бежала бронзовая рябь. Казалось, что море – древний дракон, распластавший крылья, что он дышит и его чешуи шевелятся, когда в его теле течет вздох. Небо расплывалось закатом.

Уходящее в бледно-голубой шелк солнце роняло капли своих лучей, и они растекались неимоверными пятнами. Ветер стихал, коричневая, как корзина, круглая лодка лежала на песке, пахли цветки деревьев с холма. Их запах всегда ждал вечера и только в сумерках выходил на свой короткий хмельной променад.

Прибой начинал успокаиваться. Катил волны ровнее, в них попадали пологие длинные лучи, делая воду золотой.

Наконец прибой успокоился настолько, что некоторые волны до самого берега умудрялись пронести, не растеряв, на своей верхушке пенную гриву. Из этих волн и выскакивали единороги. Среди них хотелось быть.

Я среди них и был. Как только у меня появлялись «окна» между занятиями виндсерфингом с новичками, я с огромной, похожей на старую черепаху учебной доской «малибу» влезал в их табун. Я цеплялся короткими гребками за их гривы, я хотел, чтоб они унесли меня, как и положено единорогам, на своих спинах в мечту. Но чаще они взбрыкивали у меня перед лицом жемчужными копытцами, больно хлестали по глазам пенными солеными хвостами, и я летел вниз, с их спин, в хаос пузырей, шипения и воды.

Но, пусть и мгновение, мечту впереди я видел!

И то, что мечту можно не просто иметь в своем воображении, а видеть в реальном мире, вызывало желание ею поделиться.

Всем вокруг при любой возможности я говорил о серфинге, о своем Черном море и его волнах, о волнах коварного Азова. Все слушали, вежливо приподняв брови или невежливо посмеиваясь, а мне был нужен кто-то, кому я мог показать единорогов. И этот «кто-то» приехал во Вьетнам, в место, где нет пригодных волн (это мы с ним теперь уже понимаем), ко мне, учиться серфингу! Но тогда нам была безразлична пригодность волн, не о технике мы говорили и думали – о духе.

Звали того парня Павел, Паша.

Мы познакомились в послеобеденное время, когда тени удлинялись, красиво ложась на песок, начинался отлив, и поэтому вода была прозрачно-зеленой.

Мне столько всего хотелось ему рассказать. О том, как кони из воды, света и воздуха, с рогом во лбу, несутся к берегу табунами. Прямиком из холодной бретонской легенды1   Как говорит старинная легенда, из волны, сумевшей пронести свой гребень, не обрушив, до самого берега, выходят белоснежные единороги. И счастлив тот морской путник, который, попав в беду, встретит такого единорога и выплывет на его спине на берег, из лап пучины. Прим. авт.

[Закрыть]. О том, что со спины такого коня берег видится совсем иным, а чтобы встать ему на спину, надо сначала его поймать – он ни останавливаться, ни ждать не станет! Что будет страшно…

И мы возились с доской до темноты на порыжевшем от заката песке, между черными тенями пальм и белой пеной моря, а потом в эту пену заходили, и я, подталкивая Пашу по волне, кричал вслед:

– Ногу, ногу подтяни! Распрямись!

Он распрямлялся, оглядывался зачем-то назад, на меня, маленькая строптивая водяная лошадка, на спине которой он с трудом балансировал, взбрыкивала, и Паша летел плашмя в воду.

Я всплескивал руками, говорил протяжно и разочарованно:

– Э-э-э-эх… – и тут же получал в спину тугими копытцами неудержимых водяных коней.

Иногда злился на них, иногда на Пашу. А они, единороги, толкали меня в своем вечном беге вперед – просто стоять среди них было невозможно!

– Ну, я вроде тяну ногу… – отплевываясь, говорил Паша, и мы все начинали заново.

Снова он с волной скользил к берегу, прямо через пологий свет, летящий сквозь воздух и воду. Дотягивал ногу и вставал! Я готов был вновь заорать, но он не упал.

Он не упал тогда! Он проехал, хотя и без поворотов, всю ту строптивую волну, до берега, раскинув, как птица крылья, голые руки – на них лежали бронзовые огни огромного солнца.

На меня тогда снизошло странное чувство. Все, о чем вопила моя душа, вдруг смолкло. Время растянулось, пока Паша скользил по волне, и я слышал лишь топот стада скачущих единорогов. Такая была тишина вокруг, и только этот топот, рокот волн…

Потом мы сидели на берегу. Стремительно темнело, как бывает только в тропиках. Тени растекались, и от этого берег, казалось, становился жидким, тогда как под последними лучами солнца море отвердевало гранями волн.

– Что-то страшновато… – неуверенно сказал Паша и усмехнулся тому, что его мечта оказалась страшной, хотя он катился на волне по колено.

Я поднял руки, собираясь говорить с их помощью, пока не найду слов, но Паша меня перебил:

– Ну, в смысле это страшно как бы потому, что это по-другому, чем всё…

Когда блики пляшут с непроглядным морем, этот танец света и воды кажется волшебством. На поверхности он яркий, быстрый, словно блики подскакивают в унисон неведомым тактам, и гудит ветер, и рокочет прибой, и шипит пена! Но вдруг ныряешь, открываешь глаза и наблюдаешь этот танец под водой…

iknigi.net

Самая большая книга о серфинге из когда-либо написанных | Prosurfing.ru

Мы хотим узнать, что заставило автора взяться за такую огромную книгу…и кого он относит к целевой аудитории проекта. —Nathan Myers

Корреспондент журнала SURFING: Вы не против того, что Вас называют “surf nerd?” (серфинговый зануда)MATT WARSHAW: Да нет. Скрестив слабые ручонки на своей груди, я буду смотреть через запотевшие очки прямо в глаза каждому, кто назовет меня так.

Вы когда-нибудь дрались?В четвертом классе у меня была драка с мячом подвешенным к потолку, мы носились по всему школьному двору пока нас не разняли.

Говорят, что историю нужно изучать, чтобы учиться на своих ошибках. Из каких ошибок серферы должны извлечь урок (чего нужно избегать)?“Серфинг это жизнь, остальное не важно”. Это лишь слоган, а не какая-то глубокая мысль.

А еще говорят, что историю пишут победители. Вы считаете себя победителем?Победителем по жизни? Ну, мой однолетний сын считает, что я в порядке, так что вполне.

Можем ли мы доверять всему, что написано в книге?Моя огромная база данных не обманет.

Ожидаете ли вы возмущенных гостей с фразами типа “Да ничего подобного, это я придумал этот трюк!” или “Я был первым на той волне!” Или все просто смиряться с тем, что у Вас в книге?В энциклопедии есть ошибки и упущения, и при переносе ее в интернет я их буду исправлять. В основном, люди пишут мне что-то вроде “Отличная книга, но на такой-то странице надо бы написать то-то…” и они почти всегда оказываются правы. Те кто начинает письмо со слов, “Эй, придурок” скорее всего пытаются самоутвердиться и их точка зрения в большинстве случаев не достойна внимания.

Размер имеет значение?Книга должна быть достаточно большой, чтобы описать весь спорт, а не пробежаться по азам, но и достаточно маленькой, чтобы не перегружать читателя.

Вы ведь раньше были редактором журнала о серфинге и думаете, что люди захотят читать 500-страничные труды?Картинок там тоже хватает, так что они не заскучают.

Я все еще боюсь размера этой книги. Что даст нам ее прочтение? Диплом? Значок “за заслуги” на грудь?Не надо бояться. Там нет ничего сложного. Но и награды тоже нет, за исключением небольшого чувства превосходства над теми, кто ее не читал.

Вы ведь не забыли про секс, наркоту и насилие?Все это есть в разделе о Mike Parsons.

Было ли что-нибудь слишком пикантное для печати? Расскажите нам…мы это напечатаем.Связь мафии со случаем в Op Pro, “утка” Bradshaw на Большом Барьерном Рифе в ’98, неопределенности в половой принадлежности некоторых серф-легенд. Конечно было.

Как Вы умудрились описать всю историю серфинга, не вдаваясь в рассмотрение сопутствующих вопросов. Производство досок, мода, музыка?По мере работы я от основного плана перешел к личностям, местам, а затем и событиям. Но история субъективна: она зависит от того, о чем ты пишешь, а что оставляешь без внимания. Хоть я и пытался соблюдать баланс, но в итоге получилась лишь моя версия событий. Nick Carroll мог бы тоже написать историю серфинга, но его книга будет радикально отличаться от моей.

О чем писать было интереснее всего?О полуголых блондинках на пляжах в 50-х и 60-х. Я все еще помню тот молодой дух бунтарства.

Вы определились с тем, “кто был первым” (Гавайи или Перу)?Да перуанцы катались по волнам на досках кучу лет назад; но то, что они делали, отличается от термина ”сефрить”, как его понимаем мы. Гавайи были первыми.

Какая страна нанесла спорту самый большой урон?Южная Калифорния в одно время была ответственна за быстрое развитие серфинга, но было время, когда этот спорт пришел там в упадок. Две стороны одной монеты.

Были ли какие-либо вопросы на которые Вы хотели дать ответ, но не смогли?Хотелось написать про грустную судьбу основателей американского серфинга: George Freeth, Tom Blake и даже Duke. Волны их любили и взаимно, но их личная жизнь была пустой. В своей следующей книге я займусь этим вопросом.

Думать, что Вы будете писать об этом, немного грустно. Были ли какие-то еще сюрпризы или Вы готовы ко всему?Во время работы над книгой, и базой данных за последние тридцать лет я подготовился ко всему. Были, конечно, небольшие сюрпризы, которые я и не вспомню уже. Но кардинальных открытий не было.

Вы ведь параллельно работали и над онлайн версией своей энциклопедии? Наверное, переход в интернет – единственный способ переплюнуть достижения двух первых Ваших книг?Книга действительно вышла неплохой, но недостатки у нее все же есть. С сайтом, на котором можно разместить тысячи фото и видео материалов, работать проще. Но закончу я работу над этим проектом только лет через десять.

Правда ли, что Вы работаете над киноверсией первых двух Ваших книг?А еще я занимаюсь фитнесом. Качаюсь весь день на стуле, пью вино потом таблетки, отключаюсь, а утром все заново.

Чем заканчивается Ваша история? И появится ли в ней это интервью?Выходками Layne Beachley на шоу Dancing With the Stars.

Dane и Jordy тоже попали в книгу? А Clay и John John?Да, да, нет, и нет.

Поможет ли прочтение книги стать серферу лучше?Иногда перед сном я представляю всех чемпионов ASP прыгающими через забор, и это помогает мне уснуть. Это и снотворное.

Спасибо, Matt. Жду не дождусь возможности посмотреть на картинки в Вашей новой книге.

prosurfing.ru

Серфинг. Свобода быть собой

 

Это книга о том, что же такое на самом деле серфинг: почему он не спорт, в чем его ценность, почему в нем не работают амбиции, но так важны ощущения и процесс.Почему именно серфинг и что в этой дисциплине такого необычного, что может дать человеку волна и доска? Ответы — в историях учеников Никиты Замеховского-Мегалокарди, русского инструктора по серфингу, автора книг «Сёрф-сказки» и «Гармония волны».

Никита описывает переживания конкретных людей, но каждый найдет в книге свое: бывалые серферы примерят на себя переживания и эмоции начинающих; те, кто еще не пробовал, найдут первые советы, истории падений и солнечных открытий новичков; и у всякого читателя появится повод задуматься над несвязанными с серфингом вопросами, на которые, как ни странно, способен дать ответы океан.

Никита говорит, что серфинг дается всем, но нужно быть готовым к самостоятельности, ответственности, работе над собой, осмысленным действиям в непривычной среде и ситуации. И однажды, вслед за автором книги, с новой волной, человек ясно осознает, что стал на ступень выше и физически, и морально. Он поймет, что такое суметь себя преодолеть. Найти ответ. Сделать выбор, нести ответственность за этот выбор, и как следствие почувствовать себя свободным, то есть самим собой.

В книге две составляющие:Первая — непосредственно рассказы об учениках и Школе, об освоении серфинга разными людьми. Звучащие здесь простые истины серфинга применимы не только на воде. Не хватайся за край доски — равновесие должно быть внутри; не оставляй голову на берегу, входя в прибой; не смотри под ноги скатываясь с волны, там бездна, смотри вперед, смотри туда, куда ты хочешь попасть; серфинг начнется тогда, когда ты поймешь, что ты хочешь в нем найти, а для этого надо знать свои цели; хороший человек — это совсем не тот, кто поступает хорошо, а тот, кто не делает другим зла.Вторая составляющая книги — методика преподавания серфинга, которую автор разработал в юношеском возрасте и совершенствует по сей день. Методика уникальна: она имеет философскую базу и дает психологическую настройку, позволяющую людям, выросшим вдали от воды,научиться взаимодействовать с океаном.

Купить книгу можно:На сайте издательства, на OZON и Лабиринте

 

zamekhovsky.com

Кто писал о серфинге - Surf Discovery

Первым упоминанием о серфинге стала запись в судовом журнале лейтенанта Кинга, командира «Discovery» — одного из кораблей в экспедиции по Тихому океану Джеймса Кука. Гавайские острова, март 1779:

«Прибой в бухте начинается примерно за 150 метров до берега. И огромные волны, обнажая по мере своего приближения дно, с невероятным неистовством обрушиваются на берег. Всякий раз в шторм, или после каких либо погодных катаклизмов в океане, когда сила прибоя усиливается, высота волн достигает невероятных размеров. И тогда туземцы устраивают рискованную забаву: двадцать или тридцать туземцев, у каждого с собой длинная узкая доска, скругленная на концах, устремляются в море. Когда им встречается первая волна, они подныривают под нее, чтобы волна прошла выше. После этого они выныривают и изо всех сил гребут дальше, в сторону океана. Следующую волну они преодолевают тем же способом. Очень важно выбрать правильное время, когда подныривать под волну, и тот, кто не рассчитал, или вынырнул раньше, сильно рискует быть подхваченным волной и тогда человека несет со страшной скоростью к берегу, где он может разбиться о камни. Когда группа преодолеет прибой и достигнет ровной воды, где волны только начинают подниматься, туземцы ложатся на свои доски и ждут. Прибой имеет регулярный характер, замечено, что каждая третья волна намного больше остальных, она поднимается выше и заходит дальше на берег. Как только туземцы замечают приближение самой большой волны, они подгребают специально так, чтобы оказаться на передней части волны, и когда волна начинает расти, они с поразительной скоростью несутся вниз по волне, стоя на своих досках, приближаясь к берегу. Если по ошибке, человек выбирает маленькую волну и не успевает достичь берега пока не придет следующая волна, а также не может удерживать правильное направление доски, то он опять, подныривая, преодолевает зону прибоя, и возвращается в исходное положение, в место, откуда он начинал свою забаву. Но даже те, кто успешно выбрал большую волну, сильно рискуют разбиться о рифы, которые то тут то там, расположены вдоль берега. Нужно знать места и умело управлять доской, чтобы пройти в промежутках между рифов. Если же человек видит, что ему не удается пройти между рифов, или не может удержаться на доске и падает, он опять, подныривая под волны возвращаясь к началу. Неудача или падение считается позором, как и считается позором потеря доски, которых я видел множество разбитых в щепки прибоем. Смелость и отвага этой забавы, свидетелем которой мне довелось быть, без сомнения достойна восхищения, хотя, скорее всего, многими вряд ли будет воспринята как правда.»

В конце 18 века на Гавайях не было письменности, поэтому запись в журнале лейтенанта Кинга считается первым историческим документальным упоминанием о серфинге. Эта запись, скорее носит повествовательный характер, чем документальный и воспринимается легкомысленно, но она показывает, какое впечатление произвел серфинг на haole – так называли гавайцы белокожих людей.

Благодаря запретам белокожих людей к началу 20 века серфинг практически исчез с Гавайских островов. В основном серфингом занимались на Kalehuawehe, на южном побережье Oahu, и несколько человек на спотах Maui, Kauai и некоторых других островах. Временами даже какой-нибудь заинтересовавшийся чужеземец мог позволить себе прокатиться на волне — «посидеть на вершине мира» а потом рассказать всем о своей храбрости. Одним из таких был знаменитый писатель Марк Твен, который приезжал на Гавайи в 1866 году. Он попробовал серфинг и его воспоминания можно прочесть в его произведении «Roughing It»: «Однажды я попытался встать на доску для серфинга. Вроде бы правильно расположил доску и выбрал правильное время для старта. Но мое тело не смогло удержать равновесие и я упал. Доска достигла берега за четверть секунды без всякого груза, а я в то же время достиг дна, с грузом в несколько литров морской воды».

Когда исполнилось 150 лет со дня рождения Марка Твена, была выпущена детская книга Гренада со специальной главой «Катание на серфинге», посвященная серф периоду жизни автора. «Южная часть небольших островов вулканического происхождения в южной части Наветренных островов (Малые Антильские острова), тянущаяся примерно на 100 км между островами Сент-Винсент и Гренада. (самый большой — Карриаку). Входят в государство Гренада».

По иронии судьбы, большинство из людей, которые сыграли важную роль в возрождении серфинга на Гавайях, были haole, они же еще 50 лет назад своими запретами уничтожили эту важную часть культуры местного населения.

В 1907 году на Гавайи приехал Джек Лондон, который к тому времени был одним из популярных писателей. Его произведения «Зов Джунглей» и «Морской волк» стали бестселлерами. Когда Джек Лондон с женой прибыл на Waikiki, он был уже знаменит. Они остановились жить в отеле на пляже Waikiki, где познакомились с несколькими серферами, независимо мыслящими коренными гавайцами и европейцами. Джек Лондон заинтересовался и один из его новых знакомых начал давать ему уроки серфинга. Это был Александр Хьюм Форд (Alexandre Hume Ford) – эксцентричный журналист и исследователь. Форд стал учить Джека Лондона серфингу и здесь же на пляже, Лондон познакомился с самым известным на Waikiki в то время «beach-boy», 23 летним Джорджем Фритом (George Freeth). Джек Лондон был знаменитым писателем, Александр Хьюм Форд организатором от природы, а Джордж Фрит отличным спортсменом. Этих троих объединила искренняя любовь к серфингу, и их таланты, дополняя друг друга, вместе вдохнули новую жизнь в почти исчезнувший, прекрасный вид спорта, спорт королей, как называли когда-то серфинг.

В 1907 году Джек Лондон написал рассказ «Спорт Королей: Серфинг на Waikiki», где он описывал Waikiki и Форда. Его рассказ опубликовали в октябре 1907 в журнале «Lady’s Home Companion» и позже, в 1911 как часть произведения «The Cruise of the Snark». Вот отрывок:

Джордж Фрит

«Там, где мгновение назад была только бездна и непобедимый грохот, стоя в полный рост проносился человек. Легко и непринужденно, в этом безумном водовороте энергии и движения он как будто скользил по вершинам огромных валунов. Его ступни были погружены в пену, а туман из соленых брызг поднимался до колен. Он стремительно летел через пространство, разрезая словно бритвой гигантские вершины, которые его поддерживали. Загорелый и стройный, он казался в солнечных лучах отлитым из ртути. Ступни его ног как будто были окрылены и в этот прекрасный момент он был самым быстрым существом океана».

Одним из людей, кто «разрезал гигантские вершины» был Джордж Фрит. Лондон очень восторженно писал о нем: «Я видел его несущимся по гребням огромных волн, похожего на молодого бога покрытого бронзовым загаром». Известность Джека Лондона и его напор привели к тому, что Джордж Фрит был приглашен в Калифорнию железнодорожным магнатом Генри Хантингтоном (Henry Huntington). Фрита попросили продемонстрировать серфинг в Южной Калифорнии, на церемонии открытия железнодорожной ветки «Redondo-Los Angeles Railway». Фритт принял приглашение, его выступление имело большой успех и он обзавелся титулом «первого человека, который занимался серфингом в Калифорнии».

1953 году агентство Associated Press опубликовало в газетах фотографию, на которой были запечатлены трое серферов, несущихся с огромной волны в Makaha (Гавайи).

Одним из этих троих был Woody Brown – известный летчик, ставший в 1939 году национальным героем, после того как установил несколько рекордов в авиации. Фотография произвела эффект разорвавшейся бомбы. Серфинг стремительно начал набирать популярность в Калифорнии. Серф клубы стали возникать то тут то там на всем побережье от Santa Cruz до La Jolla. Фотография спровоцировала паломничество большой группы серферов на Гавайи из Калифорнии и Техаса.

Кем Нанн (1954) — писатель, серфер, сценарист. Провел детство в Южной Калифорнии. В юности увлекся серфингом, работал на лодочной станции и пошел в университет на курсы писательского мастерства только в 30 лет. Там он и написал свой первый роман -«Оседлай волну»(1984). Поскольку Кем Нанн действительно «оседлал волну» еще никем не тронутого литературного жанра, роман был вскоре признан «классическим романом о серфинге», даже породил новый термин: «серфинг-нуар».

Кем Нанн сейчас живет в Северной Калифорнии, пишет телесценарии и статьи для журнала «Surfer».

«Конвоиры зари» – не только история запутанного расследования, но и окно в увлекательный и опасный мир серфинга.

Автор книги Дон Уинслоу — один из самых популярных в США мастеров детективного романа. Уинслоу написал 13 книг, но помимо этого ему удплось побывать и актером, гидом,  театральным директором, частным следователем, и конечно, он любит серфинг.

Книга описывает жизнь Буна Дэннелса — частного детектива, но работа для него лишь средство к существованию, а истинное его призвание покорять гигантские волны.

«Конечно, сказать, что он встал на доску раньше, чем на ноги, было бы преувеличением.Но что кататься на доске он начал раньше, чем научился бегать, это уж точно. Бун — дитя пляжа. Его зачали на пляже, родили в километре от пляжа и вырастили за три квартала от места, где серферы седлаяют высокие волны. Его отец был серфером, мать была серфером — именно поэтому знаменательный момент зачатия и случился на пляже. Мама Буна даже на шестом месяце беременности не слезала с доски, так что, может, это и не такое уж преувеличение — сказать, что Бун катался на доске раньше, чем начал ходить».

«Святой, Серфингист и Директор» —  замечательная книга Робина Шармы, которая будет полезна всем, кто стремится к более совершенной и осмысленной жизни. Написанная в форме увлекательной и трогательной истории, эта книга представляет собой удачное сочетание глубокой мудрости и практических уроков, которые помогают превращать страхи в свободу, а ошибки — в мудрость, высвобождать свои истинные дарования и постигать свое предназначение.

«Бросив взгляд на своего нового загадочного знакомого, когда он на миг поднял лицо к солнцу, я постарался рассмотреть его. На вид ему можно дать лет сорок пять. Он в превосходной физической форме: под упругой кожей, отливающей бронзой, рельефно выделяются мышцы. Глаза ярко-синие, а волосы совершенно выгорели на солнце. Из одежды на нем лишь ожерелье из ракушек да видавшие виды нейлоновые шорты, расцвеченные, казалось, всеми цветами радуги.

— Меня зовут Мо. Мо Джексон, — произнес он и протянул мне руку. — Добро пожаловать на Гавайи. Это мой берег — лучшее место для серфинга на всем острове и полностью в моем распоряжении. Местные жители говорят, что это место заколдовано, так что можно не опасаться никаких соседей. А для меня — как раз то, что надо, — говорил он, растягивая слова. — Тут можно целый день кататься на волне в полном одиночестве, это меня вполне устраивает.

— Вы серфингист? — спросил я.

— Ну конечно, брат, — радостно ответил он».

«Гармония волны», автор Никита Замеховский.

Профессиональный спортсмен и инструктор нашей школы, благодаря серфингу круто изменивший свою жизнь, остроумно и талантливо рассказывает историю о себе, о море, о людях, связанных с этим миром. Он старается донести до читателя свое восприятие этого вида спорта: серфинг — не дорогая забава или модное увлечение, а путь жизни, дорога к себе, фон для судьбы.

Книга написана сочным, живым языком, предлагая читателю насладиться и яркими зарисовками быта героев повести, и со вкусом подобранными поэтическими иллюстрациями, и авторскими философскими отступлениями.

Теперь о серфинге рассказывают сотни журналов и кинофильмов, а число сайтов о серфинге не поддается исчислению. То, что в 18 веке было процветающей частью гавайской культуры, теперь, в 21 веке стало процветающей частью культуры всего Мира.  Серфинг вновь важный элемент гавайских традиций, основная часть которых утрачена навсегда. И сейчас, на заре 21 века, серфинг — главный носитель философии «Aloha aina, Aloha kai», бесценный дар древних полинезийцев всему Миру.

Вконтакте

Twitter

Google+

Facebook

Pinterest

surfdiscovery.org

Читать бесплатно «Серфинг. Свобода быть собой»

  • Название: Серфинг. Свобода быть собой
  • Автор: Никита Замеховский-Мегалокарди
  • Издательство: Манн, Иванов и Фербер
  • Год выпуска: 2015
  • Размеры файлов: 3.54 — 12.18 Мб

Описание:Что такого необычного может дать человеку волна и доска? Ответы – в книге Никиты, русского инструктора по серфингу, создавшего свою методику обучения. Его дорога по волнам началась двадцать лет назад в водах Черного моря. Потом он седлал волны во Вьетнаме, Перу и Доминиканской Республике, на Маврикии и Мальдивах, а сейчас работает на острове Бали, в школе серфинга Surf Discovery. По мнению автора, серфинг дается всем, но нужно быть готовым к самостоятельности, ответственности, работе над собой, осмысленным действиям в непривычной среде и ситуации. Тогда с каждой новой волной человек ясно осознает, что стал на ступень выше и физически, и морально. В книгу включены рассказы об учениках автора, а также его собственная методика обучения серфингу, дающая психологическую настройку и философскую базу для понимания, как взаимодействовать с океаном.

Книга «Серфинг. Свобода быть собой» автора Никита Замеховский-Мегалокарди доступна в следующих форматах: fb2, epub, mobi.

Читать онлайн книгу «Серфинг. Свобода быть собой»:

Открыть ридер в новой вкладке

Ссылки на скачивание книги «Серфинг. Свобода быть собой»:

Серфинг. Свобода быть собой.epub (12.18 Mb)Серфинг. Свобода быть собой.mobi (6.41 Mb)Серфинг. Свобода быть собой.fb2 (3.54 Mb)

Метки:

Скачать книгу «Серфинг. Свобода быть собой» бесплатно, Serfing—Svoboda-byit-soboy.mobi, Serfing—Svoboda-byit-soboy.fb2, скачать книги epub, читать книги онлайн. Скачать книгу «Серфинг. Свобода быть собой» для Kindle.

books.adminxp.ru

6 книг для тех, кто хочет понять, что такое серфинг :: Впечатления :: РБК.Стиль

Никита Замеховский-Мегалокарди«Серфинг. Свобода быть собой»

Никита Замеховский — первый титулованный русский серфер и автор собственной философской методики преподавания серфинга, написал книгу о «спорте богов и героев», который стал для него образом жизни. Но эта книга не только для серфингистов, она для всех, кто мечтает поймать свою волну, океанскую или метафизическую. Никита Замеховский пишет не только о том, как выбрать подходящую доску и правильно на нее встать. Он пишет о душевном равновесии и способах его обретения, о тех изменениях, которые происходят внутри человека, когда он оказывается зависим от стихии. Серфинг — это повод для разговора о готовности принять мир и стать его частью, об умении руководствоваться не амбициями, а ощущениями и эмоциями, напоминание о человеческой способности дарить и отдавать.

Название очень точно отражает две ключевые темы книги. С одной стороны, это действительно практика серфинга от человека, к которому едут учиться со всех концов света. Но, как говорит Замеховский, серфинг — это время, когда должны искаться ответы на внутренние вопросы. Поэтому все эти реальные истории о людях на волнах на самом деле не о серфинге, а о работе над собой, способности сделать выбор, нести за него ответственность и, как следствие, почувствовать себя свободным.

Никита Замеховский

Три главных совета опытного инструктора по серфингу:

  • Не смотри под ноги скатываясь с волны — там бездна. Смотри вперед, смотри туда, куда ты хочешь попасть.  
  • Никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя забывать на берегу свою голову.  
  • Нужно быть морально готовым к тому, что в мире есть вещи, которые гораздо сильнее тебя, и им все равно, кто ты такой и какого ты о себе мнения, — у них о тебе мнения никакого нет и не будет. Я говорю сейчас об океане и волнах.

По просьбе «РБК Стиль» гуру серфинга Никита Замеховский-Мегалокарди выбрал пять книг, которые помогут почувствовать, что такое серфинг:

Рудольф Распе«Приключения барона Мюнхгаузена»

В моем детстве было Черное море. Дельфины, чайки, гладкие воды теплого залива, прогулочные катера и ныряние с пирса в неподвижную зеленую воду. Словом, было море не про то, как «брать волны». Море про паруса — да, про романтичное купание с девушкой — да, но не про серфинг. Этому морю серфинг, скорее, казался вызовом. А уж если ему так казалось, то для тех, кто жил или отдыхал у его берегов в середине 90-х, серфинг, поверьте, был вызовом и подавно.

Именно книга Распе «Приключения барона Мюнхгаузена» — совершенно не «серфовая», но абсолютно детская, позволила мне мечтать о серфинге в «море без волн».

Мюнхгаузен — сочинитель, враль и жизнелюб, придумывавший истории, которые то ли были, то ли нет. Он помог мне тогда сочинить серфинг (до этого видимый  только на двух фотографиях) и без оглядки на кого-то претворить в жизнь. Уверен, Мюнхгаузен до сих пор дает пример всякому неуверенному в чуде. И утверждает каждой своей историей: если вокруг тебя нет чудес, не стой — выдумай их себе сам!

Анна Манн-Боргезе«Драма океана»

Чтобы заняться каким-либо делом, в него надо влюбиться. Столяру надо любить не только мебель, но и дерево, и тогда его ремесло способно стать искусством. Камнерез превращается в скульптора, когда влюбляется в камень. И в океане надо любить не только его волны. Решающий следовать веяниям моды юноша с доской под мышкой, разобравшись с правилами и техникой катания, любит волны. Но при этом он, не задумываясь, оттолкнет ногою пластиковый пакет, дрейфующий по воле течений, не вытянет, не скомкает, не опустит в карман, чтобы на берегу выбросить в урну. То есть вместо всего океана он любит только волны, как если бы кто-то любил в близком человеке только одну какую-то его часть.

Как-то на потрясающем Джи-Ленде, на востоке острова Явы, я бродил по открытому отливом рифу и смотрел на жизнь, кипящую в ямах, обнаженных водой. Мне вспомнилась книга, написанная Анной Манн-Боргезе с трагичным названием «Драма океана». Она изобиловала прекрасными фотографиями подводного мира, а также серферов, как пример взаимодействия человека и океана. Но также в ней были иллюстрации нефтяных пятен на воде, мертвых, задохнувшихся в топливной пленке дельфинов, и просто мусора, усеявшего берега.

Навстречу мне с волн, крошащихся об обнаженный риф, шли два пожилых серфера с досками, и я не мог понять, отчего они беспрестанно наклоняются и рассовывают что-то по карманам. А когда подошел ближе, понял, что они собирали с рифа пластиковые фантики и кусочки целлофана. Они любили океан от того, что он океан, а не только потому, что в нем есть волны.

Книга Анны Манн-Боргезе предлагает немного непривычный взгляд на великую, но при этом способную быть страшной воду. Автор говорит о том, что океан нуждается в понимании, помощи и дружбе не меньше человека.

 

Эрнест Хемингуэй«Старик и море»

Всякий, вступающий во взаимодействие с волной, рано или поздно и в той или иной степени переживает следующие ощущения: сначала ему кажется, что все в его руках, потом что все в руках Божьих, но затем он понимает, что руки Бога — это и есть его руки. «Старик и море» Эрнеста Хемингуэя, на первый взгляд, кажется книгой о борьбе человека и стихии, где огромная мощь океана представлена в образе гигантского марлина. Но это только на первый взгляд. На самом же деле это история о борьбе человека с самим собой на фоне безразличной океанской мощи, где акулы слабостей, пороков и страхов терзают всякого, идущего к своей цели.

Эта книга сильна, ибо повествует о мощи духа, сопоставимой с мощью океана. Она учит не бояться и делать, действовать не только благодаря обстоятельствам, но и вопреки им. Она словно спрашивает: «Хочешь взять волну? Возьми, она есть под этим небом, на этой планете, омытой соленой водой. И не жди, когда вода прихлынет к твоим ногам — соберись и отправься к ней сам, не думая об акулах!».

Рэй Брэдбери«Были они смуглые и золотоглазые»

Сейчас очень много книг, обучающих тому, как изменить жизнь или изменить себя. Но совсем немногие из них задают вопрос — а готов ли ты вообще меняться? Готов ли стать другим и выйти из пресловутой «зоны комфорта» и другими глазами взглянуть на реальный, а не существующий на большом экране мир? Рэй Брэдбери, когда его называли писателем-фантастом, вежливо, но настойчиво поправлял интервьюеров, утверждая, что он сказочник.

И, пожалуй, это действительно так. Если ты готов взять и впустить в себя весь потрясающий мир, готов меняться, серфинг становится не просто атлетикой, он превращается в откровение. Но для этого надо стать частью мира, а не частью офиса, фабрики или транспортной магистрали. Как еще можно взять волну, восхищаясь ею, игрой на ней света и жизнью в ней рыб, если не изменить себя, перестав быть человеком бетонных нор и став человеком мира.

«Книги пророка Ионы»

Вообще книги, помогающие формулировать вопросы, вытаскивая их из потаенных закоулков души, ценнее книг, дающих ответы. Они не претендуют на менторство. Они демонстрируют ситуацию, не вынуждая ее на себя примерять, но предлагая сделать вывод. Кому-то может показаться странным, но главы первой и второй книги пророка Ионы из «Ветхого завета» именно таковы. Мир могуч настолько же, насколько прекрасен, и океан — сила его. На волнах ты даже не щепка, а потому будешь спрашивать себя, готов ли ты стать частью мира так же, как мир становится частью тебя.

style.rbc.ru

Читать онлайн книгу Серфинг. Свобода быть собой

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Назад к карточке книги

Никита Замеховский-МегалокардиСерфинг. Свобода быть собой

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

Издано при поддержке:

Издательской программы Фонда «ОЛО»(www.olo.fund)

Русской школы серфинга Surf Discovery(www.surfdiscovery.ru)

© Никита Замеховский-Мегалокарди, 2015

© Юлия Сиднева, дизайн, макет, иллюстрации, 2015

© ООО «Манн, Иванов и Фербер», оформление, 2015

* * *
О чем эта книга

Главы представляют собой сет, в котором сменяют друг друга волны, люди, события и откровения. Поэтичные рассказы о победах над волнами и над собой перемежаются чисто практической информацией – что такое лиш, как рождаются волны, как правильно ставить ноги на доску и куда при этом смотреть. Вместе две эти сплетающиеся линии прекрасно показывают, что серфинг – хотя и называл его Джек Лондон спортом богов и героев – открыт и доступен. Каждый может найти в нем свое место, поймать волну и испытать ту гамму чувств, которую может подарить только океан и активное общение с ним, независимо от возраста и уровня спортивной подготовки. Словом, книга эта о серфинге. И все же не только о нем.

За историями из жизни преподавателя серфинга и его учеников есть кое-что еще. Двойное дно, секрет которого кроется в личности автора. Никита Замеховский-Мегалокарди – поэт и серфер. И философ – добавит каждый, кто знаком с ним и его текстами. Его истории, как и его уроки в Русской школе Serf Discovery на Бали, начинаются с того, как управлять своим телом, но приходят неизбежно к разговору о духе. И книга его – о том, что происходит с человеком на волне, не только в физическом, но и в метафизическом плане. Каждый, кто хоть раз оказывался на берегу океана, чувствовал первозданную мощь водной стихии. Сколько ее ни приручай – домашним котенком не станет. Но тем, кто находит с ней общий язык, многое дается. Открытия, как и волны, у каждого в серфинге свои. Один посмотрит в глаза страху, другой избавится от обид и злости, третий найдет среди волн себя. У автора, прошедшего когда-то давно все этапы, теперь роль демиурга – он наблюдает, замечает, и тем, что увидел, – делится.

О серфинге ли эта книга? Или о том, как серфинг, в котором нет ни соревновательности, ни обязательной планки достижений, никакого мерила успеха, кроме собственных ощущений и эмоций, становится точкой осознания чего-то важного, что мало кто способен выразить словами? Впрочем, в рассказанных историях, как и в самом катании на доске, каждый увидит то, что захочет, – описание базовых элементов, которые могут стать первой ступенькой для тех, кто только собирается начать обучение; примеры первых падений и непременных последующих удач начинающих серферов; или не связанные ни с водой, ни с серфингом жизненные ситуации и повод сформулировать внутри себя важные вопросы, на которые древний мудрый океан, возможно, захочет дать ответы.

Ирина Осипова,

искусствовед, журналист

«Нельзя менять призвание»

– Никита, ты человек с необычной профессией… Бывают ли у тебя мысли о том, чтобы ее сменить?

– Не могу сказать, что с такой уж необычной. Нас уже много, инструкторов. Профессию менять можно. Нельзя менять… призвание, наверное, так.

Я не выбирал эту профессию, все произошло само собой, а если я ее не выбирал, как я могу ее сменить?

– Ты больше катаешься сам или больше учишь?

– Не скрою, я хотел бы кататься больше. Но мне очень интересно учить людей и смотреть, как катаются они.

– В каком возрасте можно начинать заниматься серфингом? И есть ли возраст, когда надо заканчивать?

– С четырех-пяти лет можно начинать. Поль Брэгг умер на доске для серфинга в 86 лет.

– Какие природные или погодные условия нужны для успешного серфинга?

– Разумеется, должны быть волны. Все остальное: температура воды, состояние атмосферы, дождь, снег – не важны абсолютно. Желательно, чтобы не было ветра. Но главное условие – должны быть постоянные, не штормовые, а послештормовые волны, которые называются свеллом, или зыбью. Такие иногда бывают на Черном море, иногда – на Азовском и на Балтике, они все время есть на Камчатке, частенько – в Японском море. И идеально это условие соблюдено на Бали и на Шри-Ланке.

– Различаются ли места для катания по уровню сложности?

– Безусловно. В брошюрах и на сайтах, описывающих разные споты всего мира, всегда есть соответствующие обозначения: all surfers («для начинающих»), experience surfers («для опытных»), pro surfers («для продвинутых») и – камикадзе.

– А можно ли серфить в России, и если да, то где?

– И учиться, и кататься в России можно – катаются и на Черном, и на Балтийском море. Один мой знакомый катается на севере, в Архангельской области. Можно кататься на Камчатке, там очень хорошие волны. Единственное, что надо иметь в виду: почти все перечисленные мной споты очень капризные, и никогда заранее не угадаешь, будет ли волна. Я учился кататься на Черном море в Крыму, но я там жил и мог себе позволить ждать волну по полгода. Более-менее стабильный спот в России – это Камчатка, но там холодная вода, это не очень комфортно, хотя учиться можно и в холодной воде. Но все же я считаю, что лучше всего начинать свой серфинг в тропиках.

Сейчас у многих есть возможность посещать Бали, Шри-Ланку, где постоянно присутствует совокупность комфортных для обучения условий – ровные волны, удобное дно, дружелюбные «локалы» (местное население. – Прим. ред.). А продолжать уже можно где угодно, поскольку современные технологии позволяют производить комфортные гидрокостюмы для холодной воды. На мой взгляд, серфинг в России – для более-менее обученных, но если нет другой возможности, учиться можно и на российских спотах.

– Как правильно выбрать доску для серфинга, на что обратить внимание? Должны ли быть на доске магические орнаменты или волшебные слова?

– Прежде чем самому выбирать доску, сначала научитесь кататься на надежной ученической доске в школе. И тогда вопрос отпадет сам собой. Потому что доска выбирается в зависимости от уровня. Скажите мне, какой у вас уровень катания, и я скажу, на что обращать внимание.

Нужны ли магические крокодилы? Катаются не на орнаменте и не на крокодиле, а на волне. Поэтому орнамент – самое последнее, на что стоит обращать внимание.

– Сколько времени в среднем нужно потратить на подготовку, прежде чем сможешь поймать свою первую волну?

– Сложный вопрос, потому что средних людей не бывает. Среднюю величину в данном случае назвать невозможно. Все зависит от человека, его моторных навыков и физических данных.

– Насколько важна роль инструктора при обучении серфингу и можно ли научиться кататься самому?

– Уверенность в себе и самоуверенность – две совершенно разные вещи. Уверенных в себе море любит, самоуверенных – жестоко наказывает. Я учился сам, но не потому, что я такой молодец, – просто в 1994 году в поселке Приморский не было преподавателей серфинга. Было море, волны, был, собственно, я, и было время, чтобы все три эти составляющие связать в одно. Но если у вас есть возможность обратиться к инструктору – сделайте это. Потому что я учился очень долго. Гораздо проще учиться серфингу на чужих ошибках, получать инструктаж и узнавать океан со слов человека, имеющего больший опыт общения с ним. Это быстрее и это того стоит.

– Что ты пытаешься донести до учеников в первую очередь, в самом начале обучения?

– В школе мы, конечно, даем психологические установки, мы расслабляем человека, знакомим его с тем, что в океане его может ожидать. Есть понятие препятствия и есть понятие страха. Как только страх (что-то неопределенное) получает объяснение, становится чем-то конкретным, он превращается просто в препятствие. А препятствие преодолеть легко.

– Если вкратце, как проходят уроки с инструктором?

– Вкратце не получится, поскольку каждый урок длится 2–2,5 часа и включает теорию, занятия с доской в бассейне, тренировку подъема на доску. И уроков таких новичку требуется хотя бы четыре-шесть. Но нужно понимать, чего вообще хочет человек. Сейчас есть такая тенденция: «Я приехал на Бали, в модное место, меня щелкнули с доской на пене, это увидели мои друзья в социальных сетях – все, я серфер!» Для этого не нужен инструктор, а нужен инструктаж, главным образом по технике безопасности на споте, и пара советов: как ложиться и грести, как ставить ноги на доске и на какую ногу прикреплять лиш.

– Кстати, на какую?

– На «заднюю». Но если человек хочет действительно научиться, то речь на занятиях идет о другом. Серфинг – это не просто умение ехать на доске. Доску надо заставить катиться, а для этого надо понимать, откуда волны берутся, куда деваются и что делать в условиях постоянно меняющейся и движущейся поверхности, которую собой представляет волна. Серферу предстоит взаимодействовать с прибоем, а прибой – это одно из самых агрессивных проявлений водной стихии, даже если он совсем маленький. И первое занятие начинается с ознакомления с этой азбукой, причем на суше.

– И с техникой безопасности?

– Техника безопасности – это то, с чего должно начинаться вообще все. Это знание того, какие сюрпризы океан может тебе преподнести, чтобы для тебя это сюрпризом не стало. Предупрежден – значит вооружен.

– Существуют ли непреложные правила безопасности – то, чего делать нельзя никогда ни при каких обстоятельствах?

– Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя забывать на берегу свою голову.

Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя держать доску между волной и собой.

Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя стартовать, не осмотревшись.

Прежде чем лезть в серьезные условия, научитесь работать в условиях средней сложности.

– Представляют ли опасность для серфера океанские обитатели, например акулы?

– Безусловно, некоторую опасность океанские обитатели для серфера представляют, и акулы – это наиболее агрессивные представители этих самых обитателей. Они могут нападать на серфера, потому что серфер, гребущий на доске, напоминает акуле вполне привычную для нее добычу – морского котика или черепаху. Но все же серфер таковым не является, и поэтому акула будет охотиться на него в последнюю очередь. Акула людей не ест.

Что касается других морских обитателей, то всегда следует помнить о том, что риф, над которым катается продвинутый серфер, – живой. Поэтому ни в коем случае нельзя вставать на дно.

– Итак, для новичка лучше всего подходят Бали и Шри-Ланка…

– Наша школа Surf Discovery работает на Бали и на Шри-Ланке, но, помимо этого, мы выезжаем на Маврикий, некоторые острова Индонезии, в Европу, в Перу, где в том числе учим с нуля.

– В Перу самые длинные волны…

– Самая длинная в мире левая волна живет в Перу, она называется Чекама. Но нужно понимать, что начинающему нужна не длина волны – для него важны качество пены и стенки волны, на которой он будет учиться. А это, опять же, Бали или Шри-Ланка.

– А Европа?

– В Европе можно кататься в Португалии, но там холодная вода и у нас там есть кемп, так же в Биаррице на юге Франции, в британском Корнуолле, в Ирландии, в Испании. Но я не знаю, как там учат, и не могу ничего рекомендовать.

– Нужна ли начинающему серферу особая спортивная подготовка?

– Особая не нужна. Нужно быть всего-навсего в нормальной физической форме. Не запущенным и вялым, а бодрым, веселым и игривым, как морской котик. Ну и умение держаться на воде – это само собой разумеющееся. Можно обратить внимание на общую координацию движений, поработать с мелкой моторикой, пожонглировать теннисными мячиками, например, поделать кувырки вперед-назад, чтобы после резкого наклона головы звездочки в глазах не бегали. Полезно отжиматься от пола, подтягиваться, качать пресс, приседать… Но это все обычная физическая нагрузка, на которую рассчитан человеческий организм. Хотя сегодня мы все воспринимаем умение подтянуться на перекладине более пяти раз как подвиг – это смешно, это вообще не нагрузка. Мышцы – механизм, который требует постоянной работы, иначе он закисает и начинает барахлить. Себя надо любить, а значит – гонять. Не жалеть, а любить.

Еще нужно быть морально готовым к тому, что в мире есть вещи, которые гораздо сильнее тебя, и им все равно, кто ты такой и какого ты о себе мнения, – у них о тебе мнения никакого нет и не будет. Я говорю сейчас об океане и волнах. Здесь не будет такого: я приехал, дал деньги, научи меня. Единственный вариант: я приехал, дал денег для того, чтобы научиться. И нужно помогать своему инструктору себя учить – слушать то, что он говорит, заниматься самостоятельно. Серфинг – спорт богов и героев, как называл его Джек Лондон.

– При этом ты всегда говоришь, что серфинг – не спорт…

– Потому что это не спорт. В спорте есть соперник, которого ты должен победить. В серфинге же соперника нет, кроме самого себя. Да, есть правила, по которым соревнуются серферы, но их придумали не так давно. Серфинг – не индустрия, не развлечение и не адреналиновая зависимость. Это путь к себе через радость. На уровне физиологии вам становится хорошо, потому что серотонин заменяет адреналин. Но в океан идут вовсе не из-за этого, а потому что в какой-то момент вы вдруг чувствуете, что стали на ступень выше и физически, и морально. Вы сумели себя переломить. Серфинг – это время, когда должны искаться ответы на внутренние вопросы. Мы же, инструкторы, помогаем не отвечать, а формулировать вопрос. Каждый должен сам понять, что для него серфинг. И когда человек на этот вопрос себе ответит, у него все получится.

– Ты часто бываешь доволен учениками?

– Я сейчас скажу жестокую вещь, но от общения с океаном я уже сам стал в некоторой степени как океан – мне не то чтобы безразлично, но я доволен ими только тогда, когда они довольны собой. Потому что я добиваюсь того, чтобы мои ученики были довольны собой, а не чтобы они ноги на доске правильно ставили. Серфинг – это свобода быть собой. Мне, несомненно, приятно, когда человек едет на волне, – я приложил к этому усилия. Но я отдаю себе отчет в том, что основные усилия приложил он.

– Почему ты пишешь?

– Писать стихи или прозу – адский труд. Если бы я мог не писать, не писал бы, но я не могу. Когда в моем сознании наступает резкий диссонанс между миром реальным и внутренним, тем миром, в котором я живу, во мне возникает потребность этот диссонанс свести на нет. Тогда-то я и пишу, потому что умею это делать.

– Могу я тебя попросить что-нибудь прочитать?

 – Ветром, каплями и далью резко, сразуЯ пронизан до кости,И страшно на месте сердца видеть глазуРану, через которую день свистит.В корявых пальцах древнего ПанаЖивет оно, мое сердце-свирель,И чем разверстей и глубже рана,Тем сильнее и чище трель. 

С Никитой Замеховским-Мегалокарди беседовала Ирина Осипова

От автора

Когда пишешь о других, все равно получается о себе. И эта книга обо мне, пусть в ней есть другие люди и волны других людей. Ведь часто эти волны были пойманы с моей помощью, потому я и пишу о них как о своих. И люди, живущие на этих страницах, тоже я, потому что они проживают часть своей судьбы в моей памяти. Хотя, конечно, многие из тех, с кем мы делим волны, узнают не меня, а себя. Какие-то персонажи – это конкретные люди и фигурируют под своими именами, какие-то – сотканы из моих впечатлений о нескольких людях, но, как бы там ни было, все они – настоящие. И если честно, втайне я надеюсь, что в этой книге каждый будет узнавать вовсе не себя, а свои волны.

Вся книга разделена на главы-сеты. Словно сеты волн, поднимались в моей памяти воспоминания, поэтому может показаться, что главы не связаны между собой, но это не так.

Как волны морей – из одних вод, так и волны воспоминаний – из одного пережитого.

Пережитого вместе с людьми. Пережитого в мгновениях.

Первый сетПавел

Когда блики пляшут с непроглядным морем, этот танец света и воды кажется волшебством. На поверхности он яркий, быстрый, словно блики подскакивают в унисон неведомым тактам, и гудит ветер, и рокочет прибой, и шипит пена! Но вдруг ныряешь, открываешь глаза и наблюдаешь этот танец под водой… В которой медленно и тяжело движутся лучи, словно блики опустили в голубую толщу свои светлые, неожиданно мощные колени.

Эта толща – древний страх. Под ее покровом рождаются легенды. В ней живут химеры, которым было начало, но не будет конца. Их писали рунами. Ими покрывали свитки, их высекали в камнях и несли из уст в уста. Передавали с поцелуями. Они древней любви.

Во Вьетнаме я седлал единорогов. Там тогда было много разных ребят. Учеников. Одни приезжали за ветром, другие за пляжем, третьи по пакету от турфирмы.

Они ездили на мопедах, сверкающих под косматым солнцем, как жуки. Почти все сначала удивлялись классическому серфингу, неожиданно – в моем лице – оказавшемуся в доступном для русского человека пространстве; потом, мгновенно сообразив, что это придает их поездке в лето-воду-доски дополнительную экзотичность, фотографировали на свои «зеркалки» себя с волнами и досками.

Одни шумели у прибоя, как у бортика манежа, другие заходили в этот «манеж», а в нем, будто строптивые коньки, приплясывали волны. И мало кто видел, что барьера, отделяющего их от манежа, нет, как нет и самого манежа, – за прибоем начинались просторы.

А я стоял, ввинчивая пятки в теплый мелкий песок, напротив серф-станции «Кайт Пират». По морю бежала бронзовая рябь. Казалось, что море – древний дракон, распластавший крылья, что он дышит и его чешуи шевелятся, когда в его теле течет вздох. Небо расплывалось закатом.

Уходящее в бледно-голубой шелк солнце роняло капли своих лучей, и они растекались неимоверными пятнами. Ветер стихал, коричневая, как корзина, круглая лодка лежала на песке, пахли цветки деревьев с холма. Их запах всегда ждал вечера и только в сумерках выходил на свой короткий хмельной променад.

Прибой начинал успокаиваться. Катил волны ровнее, в них попадали пологие длинные лучи, делая воду золотой.

Наконец прибой успокоился настолько, что некоторые волны до самого берега умудрялись пронести, не растеряв, на своей верхушке пенную гриву. Из этих волн и выскакивали единороги. Среди них хотелось быть.

Я среди них и был. Как только у меня появлялись «окна» между занятиями виндсерфингом с новичками, я с огромной, похожей на старую черепаху учебной доской «малибу» влезал в их табун. Я цеплялся короткими гребками за их гривы, я хотел, чтоб они унесли меня, как и положено единорогам, на своих спинах в мечту. Но чаще они взбрыкивали у меня перед лицом жемчужными копытцами, больно хлестали по глазам пенными солеными хвостами, и я летел вниз, с их спин, в хаос пузырей, шипения и воды.

Но, пусть и мгновение, мечту впереди я видел!

И то, что мечту можно не просто иметь в своем воображении, а видеть в реальном мире, вызывало желание ею поделиться.

Всем вокруг при любой возможности я говорил о серфинге, о своем Черном море и его волнах, о волнах коварного Азова. Все слушали, вежливо приподняв брови или невежливо посмеиваясь, а мне был нужен кто-то, кому я мог показать единорогов. И этот «кто-то» приехал во Вьетнам, в место, где нет пригодных волн (это мы с ним теперь уже понимаем), ко мне, учиться серфингу! Но тогда нам была безразлична пригодность волн, не о технике мы говорили и думали – о духе.

Звали того парня Павел, Паша.

Мы познакомились в послеобеденное время, когда тени удлинялись, красиво ложась на песок, начинался отлив, и поэтому вода была прозрачно-зеленой.

Мне столько всего хотелось ему рассказать. О том, как кони из воды, света и воздуха, с рогом во лбу, несутся к берегу табунами. Прямиком из холодной бретонской легенды1   Как говорит старинная легенда, из волны, сумевшей пронести свой гребень, не обрушив, до самого берега, выходят белоснежные единороги. И счастлив тот морской путник, который, попав в беду, встретит такого единорога и выплывет на его спине на берег, из лап пучины. Прим. авт.

[Закрыть]. О том, что со спины такого коня берег видится совсем иным, а чтобы встать ему на спину, надо сначала его поймать – он ни останавливаться, ни ждать не станет! Что будет страшно…

И мы возились с доской до темноты на порыжевшем от заката песке, между черными тенями пальм и белой пеной моря, а потом в эту пену заходили, и я, подталкивая Пашу по волне, кричал вслед:

– Ногу, ногу подтяни! Распрямись!

Он распрямлялся, оглядывался зачем-то назад, на меня, маленькая строптивая водяная лошадка, на спине которой он с трудом балансировал, взбрыкивала, и Паша летел плашмя в воду.

Я всплескивал руками, говорил протяжно и разочарованно:

– Э-э-э-эх… – и тут же получал в спину тугими копытцами неудержимых водяных коней.

Иногда злился на них, иногда на Пашу. А они, единороги, толкали меня в своем вечном беге вперед – просто стоять среди них было невозможно!

– Ну, я вроде тяну ногу… – отплевываясь, говорил Паша, и мы все начинали заново.

Снова он с волной скользил к берегу, прямо через пологий свет, летящий сквозь воздух и воду. Дотягивал ногу и вставал! Я готов был вновь заорать, но он не упал.

Он не упал тогда! Он проехал, хотя и без поворотов, всю ту строптивую волну, до берега, раскинув, как птица крылья, голые руки – на них лежали бронзовые огни огромного солнца.

На меня тогда снизошло странное чувство. Все, о чем вопила моя душа, вдруг смолкло. Время растянулось, пока Паша скользил по волне, и я слышал лишь топот стада скачущих единорогов. Такая была тишина вокруг, и только этот топот, рокот волн…

Потом мы сидели на берегу. Стремительно темнело, как бывает только в тропиках. Тени растекались, и от этого берег, казалось, становился жидким, тогда как под последними лучами солнца море отвердевало гранями волн.

– Что-то страшновато… – неуверенно сказал Паша и усмехнулся тому, что его мечта оказалась страшной, хотя он катился на волне по колено.

Я поднял руки, собираясь говорить с их помощью, пока не найду слов, но Паша меня перебил:

– Ну, в смысле это страшно как бы потому, что это по-другому, чем всё…

Когда блики пляшут с непроглядным морем, этот танец света и воды кажется волшебством. На поверхности он яркий, быстрый, словно блики подскакивают в унисон неведомым тактам, и гудит ветер, и рокочет прибой, и шипит пена! Но вдруг ныряешь, открываешь глаза и наблюдаешь этот танец под водой…

Назад к карточке книги "Серфинг. Свобода быть собой"

itexts.net