Книга Шмель. Содержание - Погодин Радий Петрович Шмель. Шмель книга


Шмель. Содержание - Погодин Радий Петрович Шмель

Погодин Радий Петрович

Шмель

Радий Петрович ПОГОДИН

ШМЕЛЬ

Рассказ

Лидия Павловна была высока. Хороша. Но мужики ее не любили - рванутся к ней, как быки, заломив хвост, и тут же остынут. Ходят рядышком, щиплют траву. Она и замужем была полгода. Муж ушел к маме. Сказал, что возле мамы трава сочнее.

В последнее время яркость щек Лидии Павловны поуменьшилась, вкус в выборе грампластинок подвинулся в сторону элегического. Только рояль. Только альт. И меццо-сопрано.

Каково ей было в таком состоянии выслушивать отца-генерала. Его слова:

- Роди! Немедленно. Тебе квартира куплена не для мечтаний. Объясняю: ребенок никогда не мешал женщине выйти замуж. Наоборот. Не усмехайся.

Лидия Павловна не усмехалась. Она улыбалась жалкой виноватой улыбкой.

Играла скрипка. Где-то далеко.

В быту Лидию Павловну характеризовали любовь к чистоте и беспорядку и равнодушие к мужикам такое полное, что его не могли принять на свой счет только тенора и кавказцы.

Мать говорила на кухне:

- Лидочка, я не берусь судить, что происходит, почему ты одна - или мужики ослепли? Но отца ты пойми. Он солдат. Они все так рассуждают: роди! Любовь им до балды. Они, я думаю, и генералами стали, что им любовь до балды. Но ты все же роди. К тебе ведь мужики приходят?

- От тех, которые приходят, мне рожать не хочется. - В разговорах с матерью улыбка у Лидии Павловны не пропадала, но становилась еще более виноватой. Слов нет, она обязана использовать подаренную ей квартиру для прыжка в вечность. Но в материнских рассуждениях, тихих и ласковых, звучали намеки еще и на то, что она, Лидия Павловна, получила от родительницы роскошное тело с маленькой родинкой на плече не для бессмысленного полоскания его в ароматной пене. Что если Лидочка не умеет таким телом распорядиться, то она, к сожалению, бездарь, и маме это неприятно.

- Ах, Лидочка, - говорила мать, - такая у тебя фигурка. Тебя нужно на обложку журнала "Семья и школа" в прозрачной голубой рубашечке.

- При чем тут "и школа"? - спрашивала Лидия Павловна.

- А при том, что мужики посмотрят на твою фигурку в прозрачной голубой рубашечке и побегут домой к женам.

От осознания государственного масштаба своей бездарности и беспринципности улыбка на лице Лидии Павловны становилась похожей на суицидную судорожность.

К родителям Лидия Павловна приходила редко. Но приходила. Зарплата ее была невелика, и, собственно говоря, родители до сих пор ее одевали.

Разговоры о ребенке вызывали у Лидии Павловны что-то похожее на отравление. Ее подташнивало. Дрожали ноги. Она залезала в ванну, успокаивала себя горячей водой и хрустящей душистой пеной.

Со временем Лидия Павловна стала замечать странное свойство пены. Она видела в ней то щечку, то ручку, то спинку. Наконец, в один такой день из пены сотворился образ девочки с ямочками на щеках, на попке и возле каждого пальчика. А пальчики! Боже, какие маленькие были пальчики.

Лидия Павловна заметила, что плачет по ночам. Следы от слез были черные. Нерастворимую французскую тушь растворяли слезы.

После слез ей виделся мальчик. Слышался звук, напоминающий ночной звонок в дверь. Пахло дымом. Мальчик являлся в широких трусах, разбитых кроссовках. На его исключительно грязной майке был нарисован свирепый заяц. Лидия Павловна опускала мальчика в пену. Мальчик кусался. Но, вымытый, был приятен.

По прошествии некоторого времени душа Лидии Павловны сделалась похожей на океан и одновременно на луну, утопающую в каждой волне. Характер ее испортился. Если раньше на предложение своего шефа Прохорова: "Лида, пойдем к тебе кофейку попьем" - она соглашалась, то сейчас, выслушав его с похвальным вниманием, сказала:

- А ваша жена Люся? Она же вас любит.

Шеф переступил с ноги на ногу. Башмаки у него были нечищеные, пиджак засаленный. На его шее сидела жена с диабетом, две дочки-студентки и собака ньюфаундленд.

- Втюрилась, - сказал шеф. - Поздравляю. Смотри, Лидия, увижу, что ты на работе спишь, я тебе... - Кару шеф ей не нашел, лишь обозвал "мечтой идиота" и тяжко вздохнул.

Не объяснять же ему, дураку, что вся она теперь как цветок распустившийся, что нужен ей не любовник, но шмель.

Теперь она шла по Невскому в пальто нараспашку, улыбчивая и доступная, как яблоня. Мужики дергались к ней, выгнув спины, но тут же отступали, шипя: "Извинис-ссс..." Если раньше она казалась им арктически сонной, то теперь, безусловно, беременной. А беременных женщин, даже очень молоденьких, мужики стесняются. И только грузины или те, кого на Невском так называют, все же пытались, крутя задами, позвать ее в ресторан покушать. Она отвечала им прямодушно: "Спасибо, кавказский брат, я уже кушала".

У Серебряных рядов волосатые рисовальщики выпускали на гостинодворскую плешку монмартрских зайчиков. У Казанского собора клево вываренные, истошно истоптанные певцы и певицы вскрывали консервы застоя. Медоносами среди бумажных цветов выглядели рядом с ними милиционеры.

Лидия Павловна пересекла Дворцовую площадь, заполненную блуждающими любителями мороженого, проплыла над Невой. Она знала, что шмель уже близко, что он не может с ней разминуться - она стала бескрайней, она овладела пространством.

В скверах, в садах все цвело. Цвело на балконах и подоконниках. Цвело над головой в небе. Не какие-нибудь граммофончики. Но валторны и флейты.

Шмель налетел на нее в Петропавловской крепости. Ткнулся ей носом в висок - она смотрела на ангела в вышине. Ангел то ли нес крест, то ли был на кресте повешен. Вокруг что-то искали, что-то спрашивали туристы. Что-то цыплячье.

- Простите, - сказал шмель. - Я задумался. Вам не больно от моего носа?

- Ничуть, - сказала она. - Какой все же красивый ангел. Правда, что он вращается вокруг оси?

Шмель давил и мял свой ушибленный нос.

- Вращается? Что вы этим хотите сказать?

- Говорю, хотелось бы встретить ангела. Но мне не везет - попадаются атеисты или страдающие желудком.

- Я здоров, - сказал он. - Делаю по утрам зарядку.

Лидия Павловна поняла: вот он - отец ее будущего ребенка. Правда, он мог бы оказаться повыше ростом, посветлее волосами, пошире в плечах. Лицо его могло бы иметь выражение не столь самонадеянное.

Он сказал:

- Я был во власти образов. Небо - голубая корова. Утро - вымя, полное розового молока. В таком свете я представлял себе Русь изначальную. В дальнейшем, с развитием товарно-денежных отношений, пошел бардак.

- Очень интересно, - кивнула Лидия Павловна, вспыхнув лицом. - В эту мысль нужно вникнуть поглубже. Идемте ко мне, у меня есть кофе. И кое-что на ужин.

Его звали Леонтий.

Они пили кофе. И выпили по рюмке коньяку. Отец ее будущего ребенка проглотил коньяк равнодушно. "Не алкоголик", - отметила Лидия Павловна. Придвинула ему сигареты. Он не курил.

"Светланочка - если девочка. Владимирчик - если мальчик". Лидия Павловна представила девочку с нежными ямочками и мальчика в майке, которую не отстирать.

Приемник "ВЭФ-1101" пел им иностранные песни. Белая ночь одарила их своим светом. Вращающийся ангел на Петропавловской крепости, преисполненный сочувствия и понимания, повернулся к ним усталой крылатой спиной.

Выяснилось, что через Петропавловскую крепость Леонтий ходит с работы от Института высокомолекулярных соединений к Дому политкаторжан. Что он инженер, но по вечерам пишет стихи на сюжеты отдаленной истории человечества.

Через неделю Леонтий перевез к Лидии Павловне пишущую машинку, связку книг, в основном зарубежные верлибры, и собственные изыскания в зеленой папке с тесемками, как на солдатских кальсонах. Когда Лидия Павловна была подростком и, бывало, болела простудой, мать заставляла ее надевать такие кальсоны и толстую зимнюю тельняшку - отец, всецело преданный пехоте, тельняшки уважал.

Леонтий разложил книги, чтобы они были под рукой. Поставил машинку на журнальный столик. Столик был низковат - Леонтий под каждую ножку подсунул поллитровую банку, набив ее до половины бумагой.

www.booklot.ru

Читать книгу Шмель »Погодин Радий »Библиотека книг

ШмельРадий Петрович Погодин

Погодин Радий Петрович

Шмель

Радий Петрович ПОГОДИН

ШМЕЛЬ

Рассказ

Лидия Павловна была высока. Хороша. Но мужики ее не любили - рванутся к ней, как быки, заломив хвост, и тут же остынут. Ходят рядышком, щиплют траву. Она и замужем была полгода. Муж ушел к маме. Сказал, что возле мамы трава сочнее.

В последнее время яркость щек Лидии Павловны поуменьшилась, вкус в выборе грампластинок подвинулся в сторону элегического. Только рояль. Только альт. И меццо-сопрано.

Каково ей было в таком состоянии выслушивать отца-генерала. Его слова:

- Роди! Немедленно. Тебе квартира куплена не для мечтаний. Объясняю: ребенок никогда не мешал женщине выйти замуж. Наоборот. Не усмехайся.

Лидия Павловна не усмехалась. Она улыбалась жалкой виноватой улыбкой.

Играла скрипка. Где-то далеко.

В быту Лидию Павловну характеризовали любовь к чистоте и беспорядку и равнодушие к мужикам такое полное, что его не могли принять на свой счет только тенора и кавказцы.

Мать говорила на кухне:

- Лидочка, я не берусь судить, что происходит, почему ты одна - или мужики ослепли? Но отца ты пойми. Он солдат. Они все так рассуждают: роди! Любовь им до балды. Они, я думаю, и генералами стали, что им любовь до балды. Но ты все же роди. К тебе ведь мужики приходят?

- От тех, которые приходят, мне рожать не хочется. - В разговорах с матерью улыбка у Лидии Павловны не пропадала, но становилась еще более виноватой. Слов нет, она обязана использовать подаренную ей квартиру для прыжка в вечность. Но в материнских рассуждениях, тихих и ласковых, звучали намеки еще и на то, что она, Лидия Павловна, получила от родительницы роскошное тело с маленькой родинкой на плече не для бессмысленного полоскания его в ароматной пене. Что если Лидочка не умеет таким телом распорядиться, то она, к сожалению, бездарь, и маме это неприятно.

- Ах, Лидочка, - говорила мать, - такая у тебя фигурка. Тебя нужно на обложку журнала "Семья и школа" в прозрачной голубой рубашечке.

- При чем тут "и школа"? - спрашивала Лидия Павловна.

- А при том, что мужики посмотрят на твою фигурку в прозрачной голубой рубашечке и побегут домой к женам.

От осознания государственного масштаба своей бездарности и беспринципности улыбка на лице Лидии Павловны становилась похожей на суицидную судорожность.

К родителям Лидия Павловна приходила редко. Но приходила. Зарплата ее была невелика, и, собственно говоря, родители до сих пор ее одевали.

Разговоры о ребенке вызывали у Лидии Павловны что-то похожее на отравление. Ее подташнивало. Дрожали ноги. Она залезала в ванну, успокаивала себя горячей водой и хрустящей душистой пеной.

Со временем Лидия Павловна стала замечать странное свойство пены. Она видела в ней то щечку, то ручку, то спинку. Наконец, в один такой день из пены сотворился образ девочки с ямочками на щеках, на попке и возле каждого пальчика. А пальчики! Боже, какие маленькие были пальчики.

Лидия Павловна заметила, что плачет по ночам. Следы от слез были черные. Нерастворимую французскую тушь растворяли слезы.

После слез ей виделся мальчик. Слышался звук, напоминающий ночной звонок в дверь. Пахло дымом. Мальчик являлся в широких трусах, разбитых кроссовках. На его исключительно грязной майке был нарисован свирепый заяц. Лидия Павловна опускала мальчика в пену. Мальчик кусался. Но, вымытый, был приятен.

По прошествии некоторого времени душа Лидии Павловны сделалась похожей на океан и одновременно на луну, утопающую в каждой волне. Характер ее испортился. Если раньше на предложение своего шефа Прохорова: "Лида, пойдем к тебе кофейку попьем" - она соглашалась, то сейчас, выслушав его с похвальным вниманием, сказала:

- А ваша жена Люся? Она же вас любит.

Шеф переступил с ноги на ногу. Башмаки у него были нечищеные, пиджак засаленный. На его шее сидела жена с диабетом, две дочки-студентки и собака ньюфаундленд.

- Втюрилась, - сказал шеф. - Поздравляю. Смотри, Лидия, увижу, что ты на работе спишь, я тебе... - Кару шеф ей не нашел, лишь обозвал "мечтой идиота" и тяжко вздохнул.

Не объяснять же ему, дураку, что вся она теперь как цветок распустившийся, что нужен ей не любовник, но шмель.

Теперь она шла по Невскому в пальто нараспашку, улыбчивая и доступная, как яблоня. Мужики дергались к ней, выгнув спины, но тут же отступали, шипя: "Извинис-ссс..." Если раньше она казалась им арктически сонной, то теперь, безусловно, беременной. А беременных женщин, даже очень молоденьких, мужики стесняются. И только грузины или те, кого на Невском так называют, все же пытались, крутя задами, позвать ее в ресторан покушать. Она отвечала им прямодушно: "Спасибо, кавказский брат, я уже кушала".

У Серебряных рядов волосатые рисовальщики выпускали на гостинодворскую плешку монмартрских зайчиков. У Казанского собора клево вываренные, истошно истоптанные певцы и певицы вскрывали консервы застоя. Медоносами среди бумажных цветов выглядели рядом с ними милиционеры.

Лидия Павловна пересекла Дворцовую площадь, заполненную блуждающими любителями мороженого, проплыла над Невой. Она знала, что шмель уже близко, что он не может с ней разминуться - она стала бескрайней, она овладела пространством.

В скверах, в садах все цвело. Цвело на балконах и подоконниках. Цвело над головой в небе. Не какие-нибудь граммофончики. Но валторны и флейты.

Шмель налетел на нее в Петропавловской крепости. Ткнулся ей носом в висок - она смотрела на ангела в вышине. Ангел то ли нес крест, то ли был на кресте повешен. Вокруг что-то искали, что-то спрашивали туристы. Что-то цыплячье.

- Простите, - сказал шмель. - Я задумался. Вам не больно от моего носа?

- Ничуть, - сказала она. - Какой все же красивый ангел. Правда, что он вращается вокруг оси?

Шмель давил и мял свой ушибленный нос.

- Вращается? Что вы этим хотите сказать?

- Говорю, хотелось бы встретить ангела. Но мне не везет - попадаются атеисты или страдающие желудком.

- Я здоров, - сказал он. - Делаю по утрам зарядку.

Лидия Павловна поняла: вот он - отец ее будущего ребенка. Правда, он мог бы оказаться повыше ростом, посветлее волосами, пошире в плечах. Лицо его могло бы иметь выражение не столь самонадеянное.

Он сказал:

- Я был во власти образов. Небо - голубая корова. Утро - вымя, полное розового молока. В таком свете я представлял себе Русь изначальную. В дальнейшем, с развитием товарно-денежных отношений, пошел бардак.

- Очень интересно, - кивнула Лидия Павловна, вспыхнув лицом. - В эту мысль нужно вникнуть поглубже. Идемте ко мне, у меня есть кофе. И кое-что на ужин.

Его звали Леонтий.

Они пили кофе. И выпили по рюмке коньяку. Отец ее будущего ребенка проглотил коньяк равнодушно. "Не алкоголик", - отметила Лидия Павловна. Придвинула ему сигареты. Он не курил.

"Светланочка - если девочка. Владимирчик - если мальчик". Лидия Павловна представила девочку с нежными ямочками и мальчика в майке, которую не отстирать.

Приемник "ВЭФ-1101" пел им иностранные песни. Белая ночь одарила их своим светом. Вращающийся ангел на Петропавловской крепости, преисполненный сочувствия и понимания, повернулся к ним усталой крылатой спиной.

Выяснилось, что через Петропавловскую крепость Леонтий ходит с работы от Института высокомолекулярных соединений к Дому политкаторжан. Что он инженер, но по вечерам пишет стихи на сюжеты отдаленной истории человечества.

Через неделю Леонтий перевез к Лидии Павловне пишущую машинку, связку книг, в основном зарубежные верлибры, и собственные изыскания в зеленой папке с тесемками, как на солдатских кальсонах. Когда Лидия Павловна была подростком и, бывало, болела простудой, мать заставляла ее надевать такие кальсоны и толстую зимнюю тельняшку - отец, всецело преданный пехоте, тельняшки уважал.

Леонтий разложил книги, чтобы они были под рукой. Поставил машинку на журнальный столик. Столик был низковат - Леонтий под каждую ножку подсунул поллитровую банку, набив ее до половины бумагой.

Торопливые действия Леонтия Лидия Павловна понимала, конечно, как приготовление к главному. Она понимала также, что это главное должно вот-вот наступить. Ей стало трудно дышать. Она расстегнула блузку.

Леонтий подошел к ней, обнял ее крепко.

- Сейчас я занимаюсь славянами, - в его голосе было волнение и хрипотца. - Славянами, понимаешь? Великое, понимаешь, дело. - Его руки, как две узкие рыбины, пустились нырять вокруг Лидии Павловны. Они старались пожрать ее, а заодно и друг друга. - В первых письменных упоминаниях славяне называются склавенами. "Склавены" - откуда такое слово? - Руки его дернулись к ее бедрам. Но он удержал их. - Чтобы нам не погрязнуть в суффиксах, приставках и непроизносимых согласных, стремительно идем дальше. - Тут его руки все же нырнули в глубоководье.

Лидия Павловна отступила. Застегнула блузку.

- Может быть, ты сначала поешь?

- Не отказался бы.

Лидия Павловна пошла разогревать бульон и голубцы. Леонтий пошел за ней на кухню. Руки он сунул в карманы брюк. Он говорил:

- Обрати внимание на слово "вено". У некоторых древних народов Восточного Средиземноморья, позже у склавен, позже у русских "вено" означало выкуп за невесту. Его давали в основном скотиной. Я думаю, это был не просто тривиальный выкуп, а как бы соединение имущества - союз. От "вено" образованы слова: венец, венок, веник, вензель. Главное в этих словах - связность, единство. Скажем, рубят избу - кладут венец на венец, но бревна, заметь, не сколачивают, не замыкают, не закалывают - их вяжут. И первый ребенок в семье называется - первенец. Пер (вый) венец. Секешь, какой высокий смысл?

Лидия Павловна представила девочку Светланочку с пальчиками как пастила. Именно ей она почему-то определяла роль первенца. Но Первенец это мальчик! Мальчик с нарисованным на футболке нахальным зайцем в ее воображении сделал шаг вперед. "Козявка, - сказал он сестре. - Я за тебя заступаться буду..." Лидия Павловна незаметно вытерла слезу, уже успевшую напитаться французским запахом.

- Но идем дальше, - сказал Леонтий. - Вернее, в данном случае глубже. Венец! - Руки Леонтия выскочили из карманов, метнулись к ее бедрам.

Она повернулась к нему.

- Тебе в бульон вермишель положить? Или рис?

- Лучше бы макароны. А это у тебя такая тахта?

- Диван.

Диван, густо-зеленый, стоял посередине комнаты. В сложенном положении он был невелик. В разложенном напоминал полянку - два десять на два.

Вчера Леонтий сказал одобрительно: "Ковер-самолет".

Бульон кипел. Макароны варились. Эти твердые макароны варятся долго...

Леонтий был голоден. Он не просто хотел есть, он был голоден, как бывает голоден бездомный.

- У меня великолепная идея сделать тебя папой. Говорят, кто хорошо ест, тот хорошо работает, - сказала ему Лидия Павловна.

- Ерунда это. Блажь. Ты поняла насчет "вено"? Все, у кого был такой обычай, назывались либо венты, либо венеты, либо венеды. На севере Италии целая область носит имя Венето. Племена кельтского происхождения, те самые, от которых гуси Рим спасли, назывались венеты. Обычай вена они переняли от местных - автохтонных племен, от людей, которых грабили. Тут надо бы покопаться. Тут много интересных аспектов.

Леонтий насыщался. Нельзя было сказать, что он ел, но нельзя было сказать, что он жрал. Это была мазурка, галоп. Лоб у него блестел, волосы над ушами распушились. Он был похож на рысь. И белая футболка, как белая рысья грудь.

"Ему бы еще нахального зайца на футболку - и вылитый мой Владимирчик", - Лидия Павловна запахнула халат. Села на подоконник.

- Откуда у нас такое славное словечко - человек? - спросил Леонтий.

- Ну, чело века, - Лидия Павловна поморщилась: - Бред, конечно.

- "Словен" - двукоренное слово: "сло" и "вен". Корень "вен" преобразуется в суффикс, и в слове "словак" уже преобразовался. Кстати, и в слове "славянин" тоже. Выстраиваем цепочку. Словен - словак - словек... У поляков звук "с" переходит в "ш" или "ч" - чловек. Поняла - уже чловек! В русском языке появляется дополнительная огласовка - человек. Итак, человек - это словен - славянин. У русских до семнадцатого века человеков не было. Были людины и смерды. Простолюдин - буквально - просто людин. Гришка Отрепьев нас человеками сделал.

Леонтий втягивал макароны в рот, и они шлепали его по щекам. Он вытирал щеки и руки салфеткой.

- А ведь не все умеют макароны варить.

- Ты голубцы попробуй, - сказала Лидия Павловна. - Голубцы я еще лучше готовлю. - Она положила ему голубцов на тарелку.

- Прибавь, - сказал он.

Она прибавила.

- Гора счастья! Ликуйте все голодные: один из вас лопнет сегодня от обжорства!

Леонтий встал.

"Он псих, - подумала Лидия Павловна. - От ненормального рожать нельзя". Но тело ее, обладавшее чутьем иного порядка, сказало ей властно: "Перестань. Он здоров как бог".

Леонтий ел голубцы. Прямо с нитками. При этом чавкал.

- Ты меня специально злишь своим чавканьем? - спросила Лидия Павловна.

- Нет. Я наслаждаюсь. Такой аспект - ликую...

"Он же меня специально злит. Жрет с нитками и специально злит". Элегическое в душе Лидии Павловны взбунтовалось - выбросило черный флаг. Но раздувшиеся медленные клетки, жаждущие ночи, шептали: "Пусть насыщается - это нам надо".

- Что ты все повторяешь - аспекты, аспекты?

- Мне нравится. В аспекте есть какая-то прямолинейность. Аспект проспект. Ленинградское слово... По Несторовой летописи, единый славянский народ жил на Дунае, где сейчас Венгрия, Болгария, Словакия. А по науке? По науке академик Шахматов Алексей Александрович, одна тысяча восемьсот шестьдесят четвертого года рождения, говорит, что у славян было две прародины. Первая там, куда указывает монах, - славяне автохтонны в серединной Европе. Единый праславянский язык начал складываться во втором тысячелетии до нашей эры. Из обломков племен и даже отдельных родов складывался народ славян. Вот ты молчишь, а некоторые грамотеи - у нас все грамотеи - спрашивают ехидно: откуда, мол, взялись разрозненные племена и, так сказать, осколки? От Рима. От кельтов. Римляне - бандиты. Кельты еще хуже. Рим все взял от этрусков: материальное производство, культуру, даже богов, даже волчицу. Тирению - их землю. Их жизни. Кельты Фракию растрепали. Иллирию. И опять же Тирению. Этрускам больше прочих досталось. Чтобы бороться с кельтами - это же разбойники с большой дороги, их даже Александр Великий боялся - нужно было объединяться. Они и одевались несусветно, как петухи. Вот и возникло вено. Союз! Шло притирание племен, сглаживание диалектов, кстати, и сами кельты в этом участвовали. И в первом тысячелетии до нашей эры уже существовал язык с присущими только ему особенностями. Его уже можно было назвать праславянским.

www.libtxt.ru

Книги про шмелей: 89 книг

Рождество Христово… Самый детский, незабываемый праздник в году! Сколько радости, восторга оставляет он в памяти ребёнка и долгие годы хранит в нас ощущение детства. Диск «Свет рождественской звезды» посвящен двум праздникам церковного года – Рождеству и Крещению.

Задача издания – показать, насколько глубоко и проникновенно вошло Православие в духовную жизнь русского народа. Знакомство с лучшими образцами художественного слова XIX-XXI веков поможет не только глубже понять смысл церковных праздников, но и заложить у детей основы христианских добродетелей: веры, надежды и любви, милосердия и мужества, отзывчивости и честности.

Издание предназначено для детей младшего и среднего школьного возраста. В альбом входят отрывки из Священного Писания, молитвы, фрагменты богослужений и творений отцов Церкви, стихи и проза известных поэтов и писателей, посвященные Рождеству и Крещению.

Рекомендуется для семейного чтения, воскресных школ и православных гимназий, государственных и муниципальных школ. Диск может быть использован как хрестоматия на уроках по православной культуре, родной речи, истории, мировой художественной культуры и других гуманитарных предметов; в системе дополнительного образования.

ПРИРОДА В ТИХОМ ОЖИДАНЬИ… 1. А. Пушкин «Вот север, тучи нагоняя…». К. Бальмонт «К зиме». И. Никитин «Встреча зимы». С. Аксаков «Очерки зимнего дня» (отрывок) – 7:39 2. И. Суриков «Зима». М. Пришвин «Тихий снег». А. Фет «Чудная картина…». Святитель Игнатий (Брянчанинов) «Сад во время зимы» – 8:06 3.

К. Р. (Великий князь Константин Романов) «Зимой». Ф. Тютчев «Декабрьское утро». И. Бунин «Сосны» (отрывок). С. Есенин «Пороша». А. Фёдоров­-Давыдов «Лес зимой» – 6:14 4. И. Соколов-Микитов «Русская зима» (в сокращении) – 7:18 5. Ф. Тютчев «Чародейкою Зимою…».

Г. Скребицкий «В зимнюю стужу» – 5:10 6. С Дрожжин «Люблю я жгучие морозы…». М. Свободин «Новый год». Л. Медведев «В сочельник». А. Фёдоров «Ночь в сочельник». Протоиерей Андрей Логвинов «Хочу, чтоб наступило Рождество». Н. Хвостов «Сочельник в лесу» – 7:47 РОЖДЕСТВО 7.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин «Придем же ныне все…». Старец Паисий Святогорец «Для того, чтобы пережить праздник…» – 3:28 8. Тропарь и кондак Рождества Христова. В. Шидловский Рождественский кондак. И. Шевандронова «Над горной пещерой сверкала звезда…» – 4:45 9.

Е. Поселянин «Богоматерь» (отрывок). Неизвестный автор «Рождество» – 6:26 10. Евангелие от Луки, глава 2, стихи 1-7. А. Фет «Ночь тиха…». А. Зонтаг «Рождество Христово» – 8:12 11. В. Жуков «Святая ночь». Г. Галина «Звезда». Л. Чарская «За лучистою звездою» (отрывок).

К. Случевский – «На Рождество» – 5:02 12. Евангелие от Матфея. Глава 2, стихи 1-5, 7-12. К. Льдов «Волхвы». А. Хомяков «В эту ночь». А. Зонтаг «Поклонение волхвов» – 10:20 13. К. Фофанов «Ещё те звёзды не погасли…». Г. Аркашов «Поклонение волхвов».

К. Победоносцев «Рождество Христово» (в сокращении) – 11:00 14. В. Соловьёв «Святая ночь». Н. Хвостов «Рождественская ночь». И. Шмелёв «Лето Господне», «Святки» (отрывок). П. Порфиров «В Рождественскую ночь». М. Кузмин «Ёлка» (отрывок) – 7:27 15. К.

Лукашевич «Моё милое детство», «Рождественский праздник» (в сокращении) – 18:09 16. М. Толмачёва «Как жила Тася», «Мишина ёлка» (отрывок). К. Фофанов «Нарядили ёлку в праздничное платье…». Б. Никонова «Сон звезды» – 10:43 17. Монахиня Варвара «Рождество Христово – детство золотое».

Г. Галина «Ёлка». С. Прорвич «С нами Бог», «Рождественская песня для детей» – 14:20 18. А. Фёдоров-­Давыдов «Вместо рождественской ёлки» – 8:43 19. А. Фёдоров-­Давыдов «Вместо рождественской ёлки» (продолжение) – 10:17 20. В. Бенедиктов «Ёлка» (отрывок).

А. Фёдоров­-Давыдов «Хаврошина ёлка», «Святочный рассказ» – 13:30 21. Неизвестный автор «Две ёлки». Л. Чарская «Две ёлки» – 10:22 22. В. Немирович-Данченко «Ёлка». В Никифоров-Волгин «Серебряная метель» – 9:40 23. И. Гриневская «Звезда». Е. Поселянин «Спасённый мальчик», «Быль из действительности» – 11:34 24.

И. Морсакова «Пожелание на Рождество». А. Куприн «Чудесный доктор» – 10:38 25. А. Куприн «Чудесный доктор» (продолжение) – 15:21 26. Г. Гейне «Божья ёлка», А. Неелова «Отче наш» – 13:38 27. И. Никитин «Привет». С. Макарова «Рождественский фонарь» – 9:53 28.

А. Коринфский «Христославы». И. Рутенин «Рождество». Е. Опочинин «У Бога милость и правда» (отрывок) – 9:11 29. А. Фёдоров «Завет». К. Победоносцев «Ранняя обедня». Д. Веневитинов «Новый год» – 8:11 30. Г. Георгиевский «Праздничные службы и церковные торжества в старой Москве», «Новый год» (в сокращении) – 11:15 31.

С. Бехтеев «Святая ночь». Посвящено царственным страстотерпцам – в дни заточения. Е. Ерофеева «Цесаревич Алексей», «В ссылке» (отрывок). Б. Поплавский «Рождество, Рождество!» (отрывок). В. Никифоров-Волгин «Дорожный посох» (отрывок) – 10:52 32. Н.

Дерзновенко «Рождественская ночь». И. Шмелёв «Рождество в Москве», «Рассказ делового человека» (отрывок). Ю. Гордиенко «Ёлка в окопах» (в сокращении) – 11:04 33. А. Глушко «Новый, 1943 год» – 7:31 34. Протоиерей Владимир Шамонин «Новый год», В. Афанасьев «Рождество Христово!

». Л. Нечаев «Саночки». Б. Спринчан «Звезда Вифлеемская» – 7:00 35. Священник Владимир Чугунов «Деревенька» (отрывок) – 10:49 36. Монахиня Мария (С Шлёнова) «Какая яркая звезда…». В. Никифоров-Волгин «Заутреня святителей», «Под Новый год». Б. Спринчан «Свет рождественский».

Г. Зобин – «Рождество» – 9:07 КРЕЩЕНИЕ 37. Святитель Иоанн Златоуст. «Ныне мир просветляется…». Тропарь Крещения Господня. Евангелие от Матфея, глава 3, стихи 13-17, И. Лебединский «На Иордане», С. Соловьёв «Иоанн Креститель» – 4:16 38. В. Свечин «День Крещения на Святой Руси» (отрывок).

И. Бунин «Крещенская ночь» – 11:05 39. И. Шмелёв «Крещение» (отрывок), В. Никифоров-Волгин «Крещение» – 9:59 40. В. Афанасьев «В день Богоявления», С. Работников «Солнце играет», «Иордань» – 8:57 ЛЕГЕНДЫ И СКАЗКИ ЗИМЫ 41. И. Суриков «Детство». И.

Никитин «Детство весёлое…». К. Ушинский «Проказы старухи-зимы» – 9:10 42. Г. Галина «Утром». А. Неелова «Зима». С. Фруг «Катанье с горки» – 6:01 43. Л. Чарская «Зима». Н. Абрамцева «Стародавняя новогодняя история» – 10:29 44. Д. Садовников «В царстве суровой Зимы».

О. Белявская «Снегурочка». В. Русаков «Что рассказывают снежинки». К. Бальмонт «Снежинка» – 7:57 45. А. Неелова «Что зайка увидел в сочельник». В. Афанасьев «Зимний лес» – 11:43 46. Л. Чарская «Чародей – Голод» – 14:15 47. С. Дрожжин «Мороз в окно глядит и дышит…», Г.

-Х. Андерсен «Сидень» – 15:01 48. Г. -Х. Андерсен «Сидень» (продолжение) – 10:19 49. Р. Янич «Рождественская песенка», В. Брэйэр «Зимним вечером», Р. Кудашева «Зимняя песенка», Е. Ивановская «Предание о первой рождественской ёлке», Д. Мережковский «Детям» – 13:45.

bookash.pro

Шмель изменчивый. Красная книга Москвы

Bombus helferanus Seidl, 1838 (в 1-м издании B. humilis Illiger, 1806) Отряд Перепончатокрылые — Hymenoptera Семейство Пчелиные — Apidae

Статус. 2-я категория — редкий вид, численность которого на территории Москвы существенно сократилась. Внесён в Приложение 1 к Красной книге Московской области (1).

Распространение. В Московской обл. ранее встречался во многих местах (2-4), в последние десятилетия ХХ в. стал редок (5, 6), в 2000-е гг. число встреч возросло (7). На территории Москвы вид известен с 1922 г., в 1986 г. найден на Крылатских холмах (5, 8). В ревизионный период обнаружен в Узком в 2007-2008 гг. (7), в нескольких местах на Крылатских холмах в 2002-2009 гг. (7, 9-11) и в Серебряном Бору в 2005-2006 гг. (7).

Численность. Известные в Москве популяции малочисленны.

Особенности обитания. Лесостепной вид, предпочитающий сухие сосновые боры, поляны и кустарники, особенно на песчаных почвах, реже обитает на лугах (2-4). На территории Москвы встречается на лугах по склонам Крылатских холмов (5, 10, 11). Живёт в гнёздах небольшими семьями, образующимися только на летний период. Гнёзда строит из сухой травы, мха или хвои на поверхности или в небольших углублениях почвы. Умеренно теплолюбивый вид, самки вылетают после зимовки в начале мая. В Московской обл. этот шмель посещает не менее 40 видов растений семейств Сложноцветные, Толстянковые, Бобовые и др., произрастающих преимущественно на лугах, полянах и опушках сосновых лесов.

Отрицательные факторы. Редкость вида в Московской обл. Уничтожение гнёзд и мест гнездования вида в результате градостроительного освоения, иной хозяйственной деятельности или неупорядоченного рекреационного использования территории, в т.ч. при проведении массовых мероприятий. Интенсивное выкашивание разнотравных лугов, ведущее к исчезновению кормовых растений шмелей. Зарастание лугов древесными растениями или посадка на них деревьев. Ежегодные весенние палы. Конкуренция со стороны медоносных пчёл при размещении пасек на ООПТ. Усиление изоляции Крылатских холмов от окружающих природных территорий Москвы и аграрно-природных ландшафтов Подмосковья, способное привести к сокращению численности и вырождению малочисленной локальной популяции вида.

Принятые меры охраны. В Москве вид подлежал особой охране с 1978 по 1996 гг., в 2001 г. занесён в Красную книгу Москвы с КР 2. Известные места его обитания находятся на ООПТ — в П-ИП «Битцевский лес» и «Москворецкий», ППр «Серебряный Бор».

Изменение состояния вида. Несмотря на новые находки, состояние вида за ревизионный период в целом не улучшилось, его КР остаётся без изменения — 2.

Необходимые мероприятия по сохранению вида. Особый контроль за состоянием популяции на Крылатских холмах. Использование луговых склонов на этой территории в рекреационных целях только для прогулочного отдыха и учебных экскурсий по имеющимся грунтовым дорогам.

Регулируемое по срокам мозаичное выкашивание разнотравных лугов, обеспечивающее сохранение кормовых растений вида, препятствующее зарастанию древесными растениями и предотвращающее весенние палы. Выявление новых мест обитания вида, при обнаружении — выделение ЗУ с режимом, допускающим только мероприятия по его сохранению. Прекращение размещения пасек на ООПТ, сокращение числа жилых ульев на демонстрационных пасеках до одного. Усиление контроля за соблюдением запрета на весенние палы, установление самостоятельной административной ответственности и повышенных размеров штрафа за его нарушение.

Источники информации: 1. Красная книга Московской области, 2008. 2. Панфилов, 1956. 3. Панфилов, 1957. 4. Панфилов, 1988. 5. Березин и др., 1996. 6. Красная книга Московской области, 1998. 7. Данные Т.В.Левченко. 8. Березин, Бейко, 1998. 9. Данные В.Б.Бейко. 10. ЗАО ГЕО, 2004. 11. ЦОДП, 2007. Автор: М.В.Березин

Смотри так же Изменчивый шмель Красная книга России

AOF | 05.04.2015 23:25:50

cicon.ru

Читать онлайн электронную книгу Шмель в парике The Wasp in a Wig - бесплатно и без регистрации!

…и она совсем уже собралась перепрыгнуть через ручеек, как вдруг услышала глубокий издох, — казалось, кто-то вздыхал в лесу у нее за спиной.

— Кому-то там очень грустно, — подумала Алиса, с тревогой вглядываясь в лес. На земле, облокотись о ствол, съежившись и дрожа, словно от холода, сидело какое-то существо, весьма похожее на дряхлого старичка (только лицом оно больше походило на шмеля).

— Я, по-моему , ему ничем помочь не могу, — решила Алиса и повернулась, чтобы перепрыгнуть через ручеек.

— И все же я спрошу у него, в чем дело, — прибавила она, останавливаясь на самом краю.

И она подошла к Шмелю — без особой, правда, охоты, ибо ей очень хотелось поскорее пройти в Королевы.

— Ох, болят мои старые косточки, болят, — бормотал Шмель.

— Должно быть, это ревматизм, — подумала Алиса, склоняясь над ним.

— Надеюсь, вам не очень больно? — спросила она мягко.

Шмель только пожал плечами и отвернулся.

— Ах, господи! — прошептал он.

— Что я могу для вас сделать? — продолжала Алиса. — Вам здесь не холодно?

— И пристает, и болтает! — проговорил недовольно Шмель. — И одно ей, и другое! Господи, что за ребенок!

Алиса обиделась — ей очень хотелось повернуться и уйти, но она подумала:

— Может, это он от боли такой сердитый?

И она решила попытаться еще раз.

— Разрешите, я помогу вам сесть по другую сторону дерева. Там не так дует.

Шмель взял Алису под руку и, опираясь на нее, перешел на другую сторону; однако, усевшись, он снова сказал:

— И пристает, и болтает! Неужели не можешь оставить меня в покое, а?

— Хотите, я вам немного почитаю? — предложила Алиса, подняв газету, лежавшую у ее ног.

— Можешь почитать, если хочешь, — сказал угрюмо Шмель. — Тебе вроде никто не мешает.

Алиса уселась с ним рядом и, развернув на коленях газету, начала:

— «Последние новости. Поисковая партия отправилась снова в Кладовую и обнаружила там еще пять кусков сахара, довольно больших и в хорошей сохранности. На обратном пути…»

— А сахарного песку там не было? — прервал Алису Шмель.

Алиса быстро просмотрела страницу.

— Нет, — отвечала она. — Насчет сахарного песку ничего не сказано.

— Сахарного песку не нашли! — проворчал Шмель. — Тоже мне поисковая партия!

— «На обратном пути обнаружили озеро киселя. Берега озера были сине-белыми и походили на фаянс. Во время снятия пробы приключилось несчастье — два члена экспедиции были поглощены…»

— Были что? — спросил сердито Шмель.

— По-гло-ще-ны, — повторила Алиса по слогам.

— Такого слова в английском языке нет! — сказал Шмель.

— Но в газете есть, — возразила робко Алиса.

— Пусть оно там и остается, — сказал раздраженно Шмель и отвернулся.

Алиса отложила газету.

— Боюсь, вы неважно себя чувствуете, — сказала она, пытаясь успокоить Шмеля. — Не могу ли я чем-то вам помочь?

— Это все из-за парика, — проговорил Шмель смягчаясь.

— Из-за парика? — переспросила Алиса, радуясь, что настроение у Шмеля улучшается.

— Ты бы тоже сердилась, если б у тебя был такой парик, — продолжал Шмель. — Все только и делают, что разные про него шутки шутят. И пристают. Ну, я и сержусь. А еще охлаждаюсь. И достаю желтый платок. И подвязываю щеку — вот так.

Алиса с жалостью взглянула на него.

— Подвязывать щеку надо, если зубы болят, — сказала она. — Очень помогает от зубной боли.

— И от чванства тоже, — подхватил Шмель.

Алиса не расслышала.

— Это тоже болезнь, вроде зубной боли? — переспросила она.

Шмель на минуту задумался.

— Да н-нет, — сказал он. — Это когда голову держишь высоко… вот так… и шею согнуть не можешь.

— А-а, это когда прострел, — сказала Алиса.

Шмель возразил:

— Это что-то новое. В наше время это называли чванством.

— Чванство это совсем не болезнь, — заметила Алиса.

— А вот и нет, — ответил Шмель. — Подожди, пока сама заболеешь — тогда узнаешь. А когда ты ее подхватишь, попробуй, повяжись желтым платком! Это тебя живо исцелит!

С этими словами Шмель развязал платок — и Алиса с удивлением увидала, что на голове у него надет парик. Парик был ярко-желтый, как и платок, и весь встрепанный и запутанный, словно груда водорослей.

— Вы могли бы привести свой парик в порядок, если б у вас был гребешок.

— А-а, так ты, значит, курица, да? — спросил Шмель, вглядываясь в нее с большим интересом. — Гребешок у тебя, говоришь, есть. А яйца ты несешь?

— Нет, это совсем другой гребешок, — поспешила объяснить Алиса. — Им волосы расчесывают — парик у вас, знаете ли, совсем растрепался.

— Я тебе расскажу, как он у меня появился, — сказал Шмель. — В молодости, знаешь, волосы у меня вились.

Тут Алисе пришла в голову забавная мысль. Многие из тех, кого она встречала в этой стране, читали ей стихи, и она решила испытать и Шмеля.

— Не могли бы вы рассказать об этом стихами? — попросила Алиса очень учтиво.

— Я этому не обучен, — отвечал Шмель, — ну, да ладно, попытаюсь… подожди-ка…

Он помолчал, а потом снова начал:

Когда легковерен и молод я был,

   Я кудри растил, и берег, и любил.

Но все говорили: «О, сбрей же их, сбрей,

   И желтый парик заведи поскорей!»

И я их послушал и так поступил:

   И кудри обрил, и парик нацепил —

Но все закричали, взглянув на него:

   «Признаться, мы ждали совсем не того!»

«Да, — все говорили, — он плохо сидит.

   Он так не к лицу вам, он так вас простит!»

Но, друг мой, как было мне дело спасти? —

   Уж кудри мои не могли отрасти…

И нынче, когда я не молод и сед,

   И прежних волос на висках моих нет.

Мне крикнули: «Полно, безумный старик!»

   И сдернули мой злополучный парик.

И все же, куда бы ни выглянул я.

   Кричат: «Грубиян! Простофиля! Свинья!»

О, друг мой! К каким я обидам привык,

   Как я поплатился за желтый парик!

— Я вам очень сочувствую, — сказала Алиса от души. — По-моему, если бы ваш парик сидел лучше, вас бы так не дразнили.

—  Твой-то парик сидит прекрасно, — пробормотал Шмель, глядя на Алису с восхищением. — Это потому, что у тебя форма головы подходящая. Правда, челюсти у тебя не очень хороши. Небось, укусить как следует не сможешь?

Алиса расхохоталась, но тут же постаралась сделать вид, что ее одолел кашель. Наконец, ей удалось взять себя в руки, и она серьезно ответила:

— Я могу откусить все, что хочу.

— С таким-то ротиком? — настаивал Шмель. — Вот, скажем, во время нападения, смогла бы ты ухватить врага зубами за шиворот?

— Боюсь, что нет, — отвечала Алиса.

— То-то, — сказал Шмель. — Это потому, что челюсти у тебя коротки. Зато макушка у тебя круглая и хорошей формы.

С этими словами он снял собственный парик и протянул лапку к Алисе, словно хотел сделать то же и с нею, — но Алиса отошла подальше, сделав вид, что не понимает намека. И Шмель продолжал свою критику.

— А твои глаза — слишком уж они сдвинуты вперед. Это точно. Одного бы хватило вполне — зачем же два, если они так близко посажены?

Алисе не понравилось, что Шмель ее так разбирает, и, видя, что он совсем оправился и разговорился, она решила, что может спокойно идти дальше.

— Пожалуй, мне нужно идти, — сказала она. — Прощайте.

— Прощай — и спасибо тебе, — отвечал Шмель.

И Алиса снова сбежала вниз по склону, довольная, что задержалась на несколько минут и успокоила бедного старичка[1]Редакционная коллегия серии «Литературные памятники» выражает сердечную благодарность г-ну Норману Армору-младшему, владельцу рукописи, г-ну Филипу Жаку и г-же Элизабет Кристи, хранителям литературного наследия Ч. Л. Доджсона, давшим нам разрешение на публикацию эпизода «Шмель в парике», а также доктору Эдварду Гилиано (Нью-Йоркский университет), любезно приславшему нам экземпляр текста, опубликованного Обществом Льюиса Кэрролла. — Примеч. редактора. .

librebook.me

Шмель моховой (Красная книга Крыма)

Bombus muscorum (Linnaeus, 1758) Таксономическое положение Класс насекомые (Insecta). Отряд перепончатокрылые (Hymenoptera). Семейство настоящие пчелы (Apidae). Природоохранный статус Вид, находящийся под угрозой исчезновения (1).
Ареал

Европа и Северная Азия – на восток до Тихого океана; на юге ограничен территорией восточной Турции, Закавказья, северной Монголии и северного Китая; на севере России локально доходит почти до полярного круга, где представлен подвидом Bombus muscorum bannitus (Skorikov, 1930).

Особенности морфологии

Отличается светлой окраской волосков на голове, теле и ногах у обоих полов. У самок по центру спинки волоски темно-желтые, образуют круглое пятно с нечеткими краями; бока груди и пять сегментов брюшка в желтых волосках, VI сегмент брюшка в черных и желтых волосках. У самцов волоски окрашены так же, как и у самок. Окраской волосков вид сходен с Bombus laesus, что усложняет его определение в природе. Оба вида четко различаются по гениталиям самцов и по экологическим предпочтениям. Длина тела самок – 16–18 мм, самцов – 13–15 мм, рабочих – 10–14 мм.

Особенности биологии

Везде встречается локально, единично. Экология вида в Крыму изучена недостаточно. Типичные биотопы – заливные луга, берега водоемов. Социальный вид. Гнездится на поверхности грунта под слоем мха, опавших листьев или сухой травы. Летает в Крыму с мая по август. Питается и кормит расплод нектаром и пыльцой растений, преимущественно, из семейств бобовых и губоцветных.

Факторы угроз

Разрушение и фрагментация местообитаний и оскудение кормовых ресурсов вследствие сенозаготовок, перевыпаса, выжигания сухой растительности и рекреации.

Меры охраны

Охраняется в Казантипском природном заповеднике. Необходимо способствовать сохранению местообитаний вида путем ограничения сенокошения, пастьбы скота и рекреации, а также запрета на выжигание сухой растительности.

Источники информации

Pawlikowski, 1996; Williams, 1998; Филатов и др., 2006; ЧКУ, 2009; Rasmont, Iserbyt, 2010–2012; Rasmont et al., 2015.

Составители: Коновалова И. Б., Филатов М. А. Фото: Коновалова И. Б.

AOF | 09.01.2018 16:53:33

cicon.ru

Шмель пахучий (Красная книга Крыма)

(шмель степной) Bombus fragrans (Pallas, 1771) Таксономическое положение Класс насекомые (Insecta). Отряд перепончатокрылые (Hymenoptera). Семейство настоящие пчелы (Apidae). Природоохранный статус Вид, находящийся под угрозой исчезновения (1), статус в КК РФ – сокращающийся в численности (2).
Ареал

Лесостепные и степные районы Центральной и Восточной Европы (Австрия, Словакия, Венгрия, Украина, европейская часть России южнее Москвы и Казани), горные степи Западной Азии (восток Турции) и Закавказья, юг Западной Сибири; на восток доходит до Казахстана, западного Китая и северной Монголии.

Особенности морфологии

Самый крупный вид шмелей в Европе. По характерной окраске волосков на теле и специфическому запаху легко определяется в природе. Самки в желтых волосках, за исключением широкой перевязи из черных волосков между основаниями крыльев; VI сегмент брюшка, бока груди, низ тела, ноги – в черных волосках; голова – в черных и желтых (темя и затылок) волосках. Крылья темно-коричневые. Самцы окраской волосков сходны с самками, черная перевязь на спинке овальной формы. Самки – 28–35 мм, самцы – 15–22 мм, рабочие – 14–18 мм.

Особенности биологии

Типично степной вид. В центральной Европе считается исчезнувшим. Биотопы в Крыму – участки разнотравной степи с преобладанием бобовых. Социальный вид. Гнездится, преимущественно, в норах сусликов. Питается и кормит расплод нектаром и пыльцой растений из семейств бобовых, губоцветных, бурачниковых, сложноцветных. Летает с мая по август.

Факторы угроз

Разрушение и фрагментация степных местообитаний вследствие распашки, перевыпаса, выжигания сухой растительности и рекреации; создание искусственных лесонасаждений в степи и на остепненных склонах гор.

Меры охраны

Охраняется в Казантипском и Опукском природных заповедниках, природном парке «Караларский». Необходимо ограничить хозяйственную деятельность в местах обитания вида.

Источники информации

Гринфельд, 1978; Pawlikowski, 1996; КК РФ, 2001; Ефремова, 2002; Филатов, 2006; Филатов и др., 2006; Коновалова, 2008; ЧКУ, 2009; Иванов и др., 2009 a; Rasmont et al., 2015.

Составители: Коновалова И. Б., Филатов М. А. Фото: Фатерыга А. В.

AOF | 09.01.2018 16:51:28

cicon.ru