Лучшие шведские писатели для детей и взрослых. Шведские детективы книги


Скандинавские детективы, что почитать? | Fjord

Мы подобрали варианты книг, которые, вам понравятся, если вы любите читать скандинавский нуар.

Юсси Адлер-Ольсен

Цикл «Отдел Q» (5 книг)

Серия детективов датского писателя Юсси Адлер-Ольсена повествующая о сотрудниках особого отдела "Q" копенгагенской полиции, созданного для расследования самых важных и запутанных дел, вице-комиссаре полиции Карле Мерке и его помощнике, сирийце по имени Хафез Ассад.

Ю Несбё

Серия детективов о Харри Холе

Один из самых известных норвежских авторов современности. Его серии, которые следуют за персонажем Харри Холе, острые сюжеты, тайны, диалоги - вы просто не сможете отложить книгу.

Хеннинг Манкелль

Цикл книг "Курт Валландер"

Если вам нравятся шведские детективы, то наверняка вы слышала о Хеннинге Манкелле - шведском театральном режиссёре и писателе, авторе детективных романов о комиссаре Курте Валландере.

Камилла Лэкберг

Шведский автор-женщина, Камилла, пишет цепляющие истории, выстраивая параллельные сюжетные линии. Прекрасные и живописные местечки, описанные в книгах позволяют узнать больше о скандинавской красоте и культуре.

Мария Ланг

"Шведская Агата Кристи" - автор более 40 романов для взрослых и нескольких книг для детей. Комиссар Кристер Вик - часто главный персонаж ее книг.

Арне Даль

Ян Arnald - шведский писатель и литературный критик , который использует псевдоним Арне Даля при написании триллеров, и пишет под собственным именем в жанре фантастики . Он также является постоянным автором в шведской газете Dagens Nyheter .

"Дурная кровь" - второй роман знаменитого шведского мастера детективного жанра Арне Даля о расследованиях "Группы А". На сей раз действие разворачивается в двух странах - Швеции и Америке, где много лет действует неуловимый серийный убийца. Его книги в основном касаются мафии, власти, преступности и скандала.

Самюэль Бьорк

"Я путешествую одна"

Под именем Самюэля Бьорка (норв. Samuel Bjørk) скрывается норвежский писатель, драматург и певец Фруде Сандер Эйен (норв. Frode Sander Øien). Застенчивый артист-самоучка Эйен также выпустил шесть музыкальных альбомов, написал пять театральных пьес, участвовал в выставках объектов современного искусства и переводил Шекспира. Книга "Я путешествую одна" - детектив, от которого в жилах стынет кровь.

Приятного чтения!

fjord.su

Лучшие шведские писатели для детей и взрослых

У российских читателей литература Швеции ассоциируется прежде всего с детской прозой. Объясняется это огромной популярностью жизнерадостного "мужчины в самом расцвете сил". Этот колоритный персонаж более пятидесяти лет не сходит с экранов телевизоров на территории всего бывшего Советского Союза. Однако следует помнить, что шведские писатели писали и продолжают писать книги и для взрослых. Их вклад в мировую литературу значителен. Небольшое количество шведских фамилий среди имен Нобелевских лауреатов по литературе объясняется лишь малочисленностью этой нации.

Возникновение и развитие шведской литературы

История литературы Швеции берет истоки с эпохи викингов, когда письменность была представлена исключительно руническими надписями. Руны не содержат в себе литературной ценности — они являются скорее историческими документами. Первые сведения о шведской литературе относятся к началу XIV века. Многие сочинения Средневековья были написаны на латыни, и только после ряда важных исторических событий, в результате которых Швеция превратилась в великую северную державу, появились подлинные шведские писатели и поэты, творившие исключительно на родном языке. И все же литература этой эпохи была представлена больше поэзией, нежели прозой.

Под влиянием представителей немецкого романтизма в шведской литературе на рубеже XIX и XX веков появляются авторы сказочных и фантастических произведений. Знаменитая писательница этого периода – Сельма Лагерлёф, создававшая многие свои произведения на основе фольклорных материалов. Известность ей принес роман «Сага о Йетсе Берлинге». Но большую часть своих произведений Лагерлёф посвятила юным читателям.

С ослаблением интереса к романтическим сюжетам в мировой культуре получает развитие реалистическая школа, среди представителей которой есть и шведские писатели 19 века: Август Бланш, Фредерика Бремер, София фон Кноринг, Эмилия Флюгаре-Карлен. В стороне от реализма находились Август Стриндберг и Густав Фрёдинг.

Исторические события XX века нашли свои отражение и в шведской литературе. Самые яркие писатели первой половины века – Пер Лагерквист, Харри Мартинсон, Артур Лендквсист.

Антифашистская проза

Шведские писатели первой половины прошлого века тяготели к социальному реализму. Художественный стиль Лагерквиста нельзя отнести к этому литературному течению. Характерными чертами его прозы являются миф и иносказание. Мировое признание этот автор получил с выходом поэтического сборника «Тоска». Затем издается собрание философских размышлений «Завоеванная жизнь». К началу Второй мировой войны из-под его пера выходит гуманистическая проза, в которой он стремится доказать необходимость борьбы с мировым злом. Приход к власти гитлеровцев не мог не отразиться на прозе тех лет. Ответом на развитие нацистской идеологии в Европе стала повесть Лагреквиста «Палач». В этом произведении автор проводит параллель между двумя временными отрезками в истории – Средневековьем и 30-ми годами XX века.

Роман «Варавва», основанный на библейском сюжете, мгновенно привлек внимание критиков. Эта книга стала самым известным произведением писателя. Среди литераторов она прослыла самой достоверной и мощной в духовном смысле. Спустя несколько лет по роману был снят фильм. А в 1952 году Перу Лагерквисту присудили Нобелевскую премию.

Первый поэт космической эпохи

В развитии литературы Швеции в послевоенное время произошел существенный сдвиг. Трагические исторические события, ощущение нового мира и поиски места человека в нем — все это породило множество талантливых авторов по всему земному шару. Одна из самых ярких личностей этих лет – шведский писатель, лауреат Нобелевской премии Харри Мартинсон.

Главным его произведением стала «Аниара». Это сочинение представляет собой цикл эпических поэм, посвященных странствию космического ковчега. Межпланетный корабль «Аниара» спасает несколько тысяч жителей Земли от атомной катастрофы. Поэмы Мартинсона пронизаны философско-символическим смыслом. Лауреатом Нобелевской премии писатель стал в 1974 году.

Еще один Нобелевский лауреат – Эйвинд Йонсон. Его наиболее известные произведения – это «Роман об Олафе», «Прибой», «Это был Йенс». Престижной литературной премии автор этих романов был удостоен с формулировкой жюри: «За искусство, которое служит свободе».

Представителями шведской интеллектуальной прозы стали также Пер Улоф Энквист, Ёран Тунстрём и Сара Лидман.

Современный шведский детектив

Несомненным прорывом в современной литературе Швеции стала детективная проза. Швеция – страна небольшая, и жителям ее свойственно нордическое спокойствие. Но, несмотря на это, целый ряд талантливых авторов создали и продолжают создавать произведения в криминальном жанре. Шведские писатели детективов – авторы неповторимого стиля, основанного на классических канонах. Но эти мастера пера также смело заимствуют и элементы иных литературных жанров. Среди представителей криминальной прозы можно назвать таких авторов, как Май Шевалль и Пер Валё, Хеннинг Манкелль, Оке Эдвардсон, Юхан Теорин и многие другие.

В русской литературе детективному жанру отдается второстепенное значение. И потому его изучению и развитию не уделяется должного внимания. В Швеции все иначе. Здесь создан институт по изучению детектива, выпускается специальная литература, посвященная криминальному жанру.

Такие произведения, по мнению шведов, находятся где-то между «массовой литературой» и «высоким жанром».

Интерес к шведскому детективу в последние годы возрастает во многих странах. Это объясняется в первую очередь качеством литературы. Неудивительно поэтому, что многие известные шведские писатели сегодня – это авторы остросюжетных детективных романов. Основными чертами их произведений являются мистический колорит и социальная направленность.

«Запертая комната»

Май Шевалль и Пер Валё – современные шведские писатели, авторы серии романов в стиле социального детектива. Произведения «Запертая комната», «Смеющийся полицейский», «Негодяй из Сэфле» стали важным явлением не только в литературе Швеции, но и в мировой детективной прозе. В своих романах Пер Валё и Май Шевалль – при использовании традиционной формы жанра – сумели создать нечто новое, отличное от сочинений «массовой культуры». Читатель «Запертой комнаты» уже с первых страниц знает имя преступника. Он находится наравне со злодеем и обладает полной информацией, которую так рьяно стремятся получить полицейские в процессе всего повествования. В этом заключается главное отличие шведского детектива от классического английского.

Стиль Пер Валё и Май Шевалль характеризуется наличием мелких деталей и быстрой сменой действия при замедленном расследовании, а порою даже полном его отсутствии. Типичный персонаж детектива Валё и Шевалль меланхоличен, склонен к суициду. Он постоянно находится на грани нервного срыва. Яркий пример – депрессивный образ комиссара Бека. Впоследствии эту традицию стали активно использовать и другие авторы.

Призраки и криминал

Юхан Теорин также является представителем авторов криминального жанра. Но современные шведские писатели тем и популярны во всем мире, что умеют объединять в своих книгах классику и самобытные черты. В романах Теорина гармонично сосуществуют реальный и потусторонний миры. Призраки действуют здесь наравне с живыми людьми. Не зря этого писателя называют шведским Стивеном Кингом.

О своих романах автор все же в одном из интервью сказал: «Герои моих книг нередко встречаются с обитателями потустороннего мира, но за читателем всегда остается право решать, являются ли эти привидения плодом фантазии, или они на самом деле существуют».

Мистической атмосферы не лишено и произведение Марии Ланг «Наследники Альберты». Действие происходит в поместье немолодой дамы, которая погибает при странных обстоятельствах. Множество деталей, обстоятельств и незначительных событий с первых страниц погружают читателя в таинственный и завораживающий мир. Эффект усиливается благодаря темному времени суток, в которое и разворачиваются основные действия романа.

Хеннинг Манкелль

Шведские писатели детективов стали популярны и за пределами своей страны. Один из самых читаемых авторов – Хеннинг Манкелль. Биография этого человека полна приключений, что позволило ему стать многогранной творческой личностью.

В шестнадцать лет он бросил школу и отправился моряком на флот. Успел пожить во Франции и Японии, работал в одном из театров Стокгольма. В 1993 году состоялся его дебют: вышел в свет роман «Взрыватель гор». Международную известность Манкелль получил благодаря серии полицейских романов о Курте Валландере. За произведение «Безликие убийцы» в 1991 году писатель был удостоен премии Академии детективных писателей Швеции. Почти все произведения Манкелля экранизированы.

Карин Альвтегель

Карин Альвтеген – племянница знаменитой Астрид Линдгрен. Но, в отличие от своей родственницы, она пишет не литературу для детей, а остросюжетную криминальную прозу. Прежде чем издать свое первое произведение, Карин Альвтеген работала несколько лет сценаристом. Самые известные романы – «Утрата», «Предательство», «Тень».

Социальные темы в криминальной прозе

Книги шведских писателей наполнены остросоциальными проблемами: фашизмом, социофобией, засильем эмигрантов, одиночеством, депрессией и семейным насилием. Детектив в Швеции уже давно не является частью массовой культуры. Он превратился в остросоциальный художественный бренд.

Специалисты древнеисландской литературы полагают, что корни шведского детектива уходят к исландским сагам. Как и в спокойной благополучной Швеции, в средневековой Исландии особенного ничего не происходило. Жизнь в этих краях всегда была необыкновенно спокойной и размеренной. Поэтому такие страшные события, как убийства, изнасилования и ограбления, всегда вызывали безумный ажиотаж. По этой же причине мир, изображенный в шведском детективе, порою предстает в глазах читателей реально чудовищным.

Впервые критика обратила внимание на шведский детектив с выходом трилогии Стига Ларссона «Девушка с татуировкой дракона». События в жизни Микаэла Блумквиста захватили сознание любителей детективного жанра. Образ этого персонажа неоднозначен. В классическом детективе он вполне мог бы стать выдающейся личностью. У шведского автора это ординарный человек, который пытается бороться с всесильной государственной машиной.

Современные шведские писатели детективов умело используют мистичность, смело приобщают своих героев к религии и таинственным обществам. Их персонажи страдают от депрессии и пребывают в борьбе с жестокой государственной системой. Эти особенности сюжета, а также то, что само действие происходит в Швеции – стране для иностранного читателя загадочной и непостижимой, – делают шведский детектив невероятно популярным во всем мире.

Шведская литература для детей

Астрид Линдгрет и Сельма Лагерлёх – создатели культовых персонажей советских мультфильмов. Сказки шведских писателей для российских читателей – это в первую очередь повести о Малыше и Карлсоне.

Однако мало кому известно, что персонаж Астрит Линдгрет на своей «родине» никогда не пользовался особенной популярностью, скорее он являлся отрицательным героем. Сама писательница утверждала, что в Карлсоне есть много русского. Также она была уверена, что книги ее в России популярны прежде всего благодаря качественному переводу. Тем не менее, этим автором написано более 80 книг, большая часть которых издана в ста странах мира.

Лучшим произведением Сельмы Лагерлёф для детей является сказка о путешествии Нильса. Эта книга была написана в начале прошлого века. Согласно легенде, писательница планировала создать произведение, в котором в увлекательной форме будет представлена информация об истории и географии Швеции. Лучшим способом увлечь юного читателя, полагала Лагерлёф, будет создание путешествующего персонажа. Им и стал Нильсон. Но учебной книги из произведения не получилось, а вышла замечательная сказка о необыкновенных странствиях Нильса и его друга – гуся Мартина. С легкой руки советских аниматоров и эти герои шведского автора превратились в знаменитых мультипликационных персонажей. Мало кто сегодня знает, что создателем их была Сельма Лагерлёф – первая женщина, ставшая лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Астрид Линдгрет и Сельма Лагрелёф – шведские детские писатели, которые снискали популярность в России благодаря отечественным мультфильмам и спектаклям. Назойливый, но симпатичный Карлсон, возможно, прижился на советской почве благодаря особенностям характера, которые присущи многим персонажам русских сказок: лени, хвастовству, бесцеремонности. В Соединенных Штатах за дурной нрав этого персонажа произведение исключили из школьной программы.

Сказки Марии Грипе

В последние годы русскому читателю открылись таинственные сказки «Дети стеклодува», «Навозный жук летает в сумерках», «Дети теней».

Мария Грипе с детства любила рассказывать всевозможные истории. В юности она стала писать стихи, но, по её мнению, в поэзии не преуспела. И только когда стала матерью, отнеслась к сочинению таинственных детских историй всерьез. В 70-е годы писательница создала серию повестей о мальчике Элвисе, который впоследствии стал классическим персонажем детской литературы Швеции.

Меньшей популярностью пользуются за пределами своей родины другие шведские писатели. Для детей также издаются произведения Свена Нурдквиста, Биргитты Гедин, Розы Лагекранц, Ульфа Старка. Но эти авторы малоизвестны в России, возможно, потому, что не особенно активно переводятся на другие языки.

Литература XXI века

Однако детективным жанром и детской прозой литература Швеции не ограничена. Сегодня издают свои произведения и шведские писатели–представители так называемой социальной прозы. К ним относятся Юнас Гардель, Мари Хермансон, Вигдис Йорт, Линн Ульман.

Произведения Мари Хермансон называют «сказками для взрослых». «Тайна ракушечьего дома» основана на скандинавском мифе, где человека похищают злые тролли. Вернуться домой пленник сможет, но стать прежним – никогда.

Лучшие шведские писатели составляют целый перечень талантливых авторов, самым популярным из которых в конце прошлого столетия и начале 2000 годов стал Стиг Ларссон. Его знаменитая трилогия переведена на сорок языков. Помимо писательской деятельности, Ларссон внес значительный вклад в журналистику, став автором многочисленных статей на остро-политические темы. Публицистическая проза этого шведского автора имеет антифашистскую направленность. В романе «Правый экстремизм» исследуется история развития и распространения расизма в современном обществе.

fb.ru

Читать книгу Современный шведский детектив

СОВРЕМЕННЫЙ ШВЕДСКИЙ ДЕТЕКТИВ

МНОГОЛИКИЙ ДЕТЕКТИВ

История мировой литературы знает любопытный парадокс.

Никому не удавалось повторить высший взлет гениев и создать второго «Гамлета» или еще одну «Войну и мир». Более того, неоднократно высказывались вполне обоснованные сомнения в разумности, возможности и целесообразности подобного «тиражирования» непреходящих ценностей художественной литературы. Ведь и в самом деле, повторение хоть и мать учения, но смерть искусства.

Но в то же время есть в мировой литературе один пласт, где почти точное повторение сюжетных ситуаций, моделей поведения и даже характеров не только не вызывает читательских претензий, но, пожалуй, является одним из определяющих признаков жанра. Жесткая сюжетная схема как раз и придает детективу ту структурную завершенность, которая всегда позволяет отличить его в огромном потоке художественной прозы.

Традиционная композиция детектива проста, чтобы не сказать, примитивна: тайна преступления — расследование — установление истины. Без этой триады авторы детективов не могут обойтись уже без малого сто пятьдесят лет — с той поры, когда в сороковых годах XIX века были опубликованы рассказы Эдгара По. Собственно, начало детективной литературы датируется 1841 годом, когда увидел свет знаменитый рассказ По «Убийство на улице Морг». Есть, правда, и такие восторженные поклонники жанра, которые находят детективные истории в поэмах Гомера и даже в Библии. Иногда приходится слышать, что детективом называют «Преступление и наказание» Достоевского. Однако подобное расширительное толкование детективной литературы мешает установлению точных жанровых границ. Ведь любому читателю ясно, что «капитальная идея» (Достоевский) романа вовсе не сводится к рассказу о преступлении Раскольникова и его раскрытии следователем Порфирием Петровичем. Для настоящего же детектива эта задача — главная.

И, завороженный магией тайны, загадки, поспешая за автором сквозь хитросплетения сюжетных поворотов, читатель взахлеб погружается в очередное, новое произведение любимого жанра, как бы и не замечая штампов, повторов, условностей, нежизненности, как персонажей, так и ситуаций, изобретенных автором.

Но такова действительная магия этого жанра, которой трудно противостоять. Однообразие ему не помеха.

Детективная ситуация, описанная в «Убийстве на улице Морг», — убийство в запертой комнате, куда никак нельзя было проникнуть, — давно стала классической. Чисто логическому решению этот жизненный ребус не поддается. Тут требуется озарение, догадка, приводящая в конце концов героя По Дюпена к верному выводу.

С тех пор убийство в запертой комнате стало предметом десятков, если не сотен детективов, написанных в самых разных странах. И все равно многие из них читаются с подлинным интересом. Строго каноническое жанровое решение имеет определенные преимущества: писатель может варьировать известную схему — он знает, что читателю основные правила игры хорошо известны, именно поэтому на первый план начинают выступать нюансы, какие-то новые мотивы и ходы, придуманные автором.

Кое-кто из специалистов несколько преувеличивает роль игрового элемента в детективе, полагая, что именно этот элемент, то есть чистая условность, и составляет в нем основу, а литература — характеры и обстоятельства — лишь с большим или меньшим успехом привязывается к игре.

Действительно, в традиционном или классическом детективе XIX века (Э. По, А. Конан-Дойл) элемент игры, вернее, логической задачи, главенствует. Логика в таком детективе может даже превалировать над нравственностью, что, конечно, немыслимо, скажем, у Достоевского. Авторов классического детектива не слишком занимает понятие справедливости. Шерлок Холмс часто берется за то или иное дело вовсе не затем, чтобы способствовать торжеству правосудия или же помочь обездоленным жертвам богатых и власть имущих, а просто потому, что лично ему это интересно. Даже его долгий поединок с профессором Мориарти — это не столкновение Добра со Злом, правосудия с преступлением, справедливости с несправедливостью, а борьба двух незаурядных, честолюбивых личностей, сильных и интеллектуально, и физически.

Но в первые десятилетия XX века вопросы морали начинают проникать в детективную литературу. Этот процесс связан, прежде всего, с именем известного английского писателя Г. К. Честертона, создавшего образ католического священника патера Брауна, человека внешне неказистого, однако обладающего не только выдающимися логическими способностями, но и доброй, отзывчивой душой; Браун искренне сочувствует многим нарушителям закона и желает им не столько наказания, сколько исправления. По-своему продолжил эту линию развития детективной прозы знаменитый Жорж Сименон. Его комиссар Мегрэ — самый обычный человек, наделенный множеством привлекательных черт: честностью, порядочностью, демократизмом и высокоразвитым чувством справедливости. Он видит в преступлениях не выражение исконных черт человеческой натуры, а социальное зло, и главная его цель — защита невиновных. Нередко испытывает желание помочь пострадавшим Эркюль Пуаро, рожденный на свет богатым воображением Агаты Кристи, хотя в ряде ее произведений можно найти и характерное для традиционного детектива безразличие к вопросам морали.

Известный на Западе исследователь детектива и автор многих произведений этого жанра Джулиан Саймоне считает «золотым веком» традиционного детектива 20—30-е годы XX века, когда с легкой руки писателей-англичан сложился хоть и неписаный, но достаточно жесткий свод правил, которыми должен был руководствоваться любой литератор, решивший попробовать свои силы в рассказе о преступлении. К примеру, убийцей не мог быть слуга, на долю низших сословий оставались попытки шантажа и мелкое воровство. Авторы «настоящих» детективов старательно избегали событий политических — мотивами убийства обычно служили факты сугубо личной жизни; причины преступления должны были иметь логическое обоснование.

«В сказочной стране, где происходило действие детективов „золотого века“, убийства совершались постоянно, не принося, однако, никому вреда»,[1] — верно, писал Дж. Саймоне.

Авторы канонического детектива не ставили себе цель правдиво отразить жизнь общества. Они как бы подгоняли действительность под хорошо известную схему. У одних это получалось более, у других менее достоверно.

Серьезные изменения происходят в развитии жанра после второй мировой войны. Во-первых, от традиционного детектива, повествующего о раскрытии преступления, отпочковался так называемый криминальный роман, в котором рассказ о преступлении как таковом часто замещает рассказ о расследовании (о поисках преступника). Тот же Саймоне называет принципиальные отличия криминального романа от традиционного детектива. В первом может не быть тайны, и преступник является перед читателем во всей красе с самого начала. В детективе персонажи могут быть условными масками, в криминальном романе большую роль играет психология, причем писатель чаще всего стремится раскрыть психологию преступника — ситуация в каноническом детективе совершенно немыслимая. В криминальном романе не обязательны неожиданные сюжетные ходы. Напряженность сюжета достигается не скрупулезным собиранием улик, невидимых взгляду простых смертных, а большей динамикой — быстрыми перемещениями героев из города в город, даже из страны в страну, преследованиями, погонями.

Да и в обычном детективе логика уступает место активному действию, движению. Появляется смакование насилия. Особенно это справедливо по отношению к произведениям Д. X. Чейза, Микки Спиллейна и иже с ними — эти авторы как будто соревнуются друг с другом в сценах жестокости и кровопролития. Заметим кстати, что для традиционного детектива не характерны ни многочисленные убийства, ни детальное и подробное живописание преступлений.

Нельзя не упомянуть и о пышно расцветшей на Западе в годы «холодной войны» еще одной разновидности детектива — шпионском боевике с четко выраженной антисоветской направленностью. И этот род печатной продукции — назвать его литературой как-то язык не поворачивается—имеет своего «классика». Это английский разведчик Флеминг, ставший «отцом» печально знаменитого «агента 007» Джеймса Бонда. Надо сказать, что успех Флеминга был бурным, но кратковременным. Образ супермена, играючи разрушающего козни «красных», на глазах поблек и полинял. Неправдоподобен был сам герой, неправдоподобны были и его подвиги, совершаемые в одиночку. Как это ни парадоксально, у Бонда было немало общего со злодеем Фантомасом. Хотя бы отношение к убийству. Правда, Бонд убивает врагов британской короны и вообще цивилизованного, сиречь капиталистического, мира, но делает это как-то уж слишком легко, можно даже сказать не без удовольствия, что является серьезным нарушением канона: детектив, сыщик должен всегда быть противником убийства. Одним словом, популярность Бонда довольно быстро сошла на нет.

Однако идеологическое зерно антисоветизма и — шире — оголтелой защиты устоев капиталистического общества не только сохранилось у наследников Флеминга, но развилось и приобрело более изощренную форму. Политический боевик правой ориентации, рядящийся в более объективную — естественно, по сравнению с историями о Бонде — упаковку, претендует на то, чтобы освещать злободневные политические проблемы с точки зрения самых реакционных кругов западного общества. Кстати сказать, миф о мнимой агрессивности нашей страны, ставший с относительно недавнего времени краеугольным камнем внешнеполитической пропаганды некоторых стран капиталистического Запада, впервые нашел широкое пропагандистское применение в антисоветских детективных боевиках, выпущенных в конце 40-х — начале 50-х годов.

Сегодня можно с полным основанием утверждать, что современный западный детектив, за редким исключением, перестает быть пищей для прихотливой игры ума и всего лишь увлекательным и развлекательным чтением. Понятие «детектив» трактуется в данном случае широко — в него включаются и традиционная история раскрытия преступления, и произведение, написанное от лица преступника, и шпионский роман.

Попытка универсального определения этого широкого понятия предпринята известным болгарским писателем и теоретиком жанра Богомилом Раиновым: «В своем развитии детективный роман сумел низвергнуть и разрушить почти все каноны, пытавшиеся определить и ограничить его специфику. Но при всей, так сказать, необузданности этого развития, во всех своих перевоплощениях детективный жанр сохранил одну существенную тематическую черту: литературное повествование в нем неизменно связано с преступлением. А будет ли внимание автора обращено на действия блюстителя закона или его нарушителя, раскроет ли он нам драму следователя, или драму преступника, будет ли покушение касаться отдельной личности или всего общества, окажется ли тот, кто борется против нарушителя, представителем определенной общественной группы или будет действовать в силу личных побуждений — все это подробности, не затрагивающие специфики повествования… мы можем считать детективным романом лишь такое произведение, в котором преступление рассматривается не как эпизод или повод для развития действия, а как основная тема, которой следуют и с которой в той или иной степени связаны все конфликты, драмы и события, введенные автором в повествование. Это единственное возможное определение, позволяющее причислить к жанру тысячи детективных произведений во всех их разновидностях — от „Приключений Шерлока Холмса“ до расследований инспектора Мегрэ, от романа-задачи Агаты Кристи до романа-авантюры Реймонда Чендлера, от соперничества умов убийцы и следователя в книгах Дороти Сэйерс до грубых кулачных и пистолетных стычек в произведениях Картера Брауна».[2]

Внимательно следя за развитием современного детектива во всем его многообразии, нельзя не заметить процесса его нарастающей идеологизации, стремления откликнуться на самые животрепещущие проблемы наших дней. Теперь идеологические коллизии характерны не только для политического детектива или шпионского романа. Социальная тема вторгается и в самый обычный детектив, написанный в русле признанного канона. Таков естественный ход литературного развития. Игра, сталкиваясь с реальностью, терпит поражение. И события действительной жизни властно заполняют, захлестывают хитроумную, но абстрактную схему.

Тут, конечно, немалую роль играют и читатели. Открывая новое произведение излюбленного жанра, читатель вряд ли увлечется еще одним рассказом об убийстве на почве ревности в глухой деревушке или каком-то заштатном городке. Ему интереснее прочесть в остросюжетной форме о тех событиях, которые ему каждый день преподносят газеты, радио и телевидение.

В западном мире убийство, преступление перестало быть делом экстраординарным. Оно уже никого не потрясает, ибо превратилось в банальный факт повседневного существования. Конечно, пальму первенства в этом сомнительном соревновании «по внедрению» детективных сюжетов в жизнь держат США, где, по официальным данным, на 226,5 миллиона жителей приходится по меньшей мере 140 миллионов единиц огнестрельного оружия. В небольшой Швеции положение не столь драматично. Однако и в этой, казалось бы, благополучной стране есть множество нерешенных и нерешаемых социальных проблем. О них, собственно, и написаны три предлагаемых нашему читателю детективных романа. Их авторы не стремятся предложи гь решение больных вопросов шведской жизни, ибо и не могут его предложить. Но они остро, точно, полемично задают эти вопросы. К примеру, почему, в самом деле, Стокгольм занимает одно из первых мест в мире по числу самоубийств?

Спокойные, уравновешенные, материально обеспеченные шведы — и вдруг самоубийства? Видимо, есть некие противоречия в шведском обществе, не позволяющие многим его членам найти иной выход из жизненных трудностей; видимо, обострился в Швеции кризис идеалов и стремлений, ибо человек кончает с собой, если у него нет ни того, ни другого. А когда у человека стремления есть, но он понимает, что они неосуществимы, он способен пойти на преступление…

Разъясняя задачу, которую ставили перед собой создатели декалогии «романов о преступлении», в которую входит роман «Запертая комната», Пер Вале писал: «Замысел наш заключался в том, чтобы, используя форму детективного романа, изобразить шведское общество, его теневые стороны, его проблемы, его развитие в течение десяти лет, составляющих действие серии». Первый роман, «Розеанна», увидел свет в 1965 году. Последний, десятый, «Наемные убийцы», был опубликован в 1975-м. В этом же году в возрасте 48 лет умер Пер Вале. На русский язык переведено шесть книг декалогии: «Полиция, полиция, картофельно пюре», «Негодяй из Сэфле», «Запертая комната», «Смеющийся полицейский» (русский перевод «В тупике»), «Подозреваются в убийстве» и «Наемные убийцы».

Романы декалогии пользуются большим заслуженным успехом как в самой Швеции, так и за ее пределами, многие из них экранизированы. Очевидно, что декалогия стала явлением не только шведской, но и всей детективной литературы. Произошло это во многом потому, что Пер Вале и Май Шеваль, используя в высшей степени традиционную форму детектива, создали нечто принципиально отличное от продукции «массовой литературы».

Вале и Шеваль не страшатся обвинений в приверженности к штампам. Они вызывающе берут затасканный сюжет «запертой комнаты» и даже не считают нужным изобретать какое-то завлекательное название. В «Запертой комнате» легко выделяются три достаточно самостоятельные сюжетные линии, каждая из которых могла бы стать предметом отдельного романа, но все три преступления оказываются хоть и опосредствованно, но тесно связаны. И связь эта мотивирована действительностью, а не изощренностью писательской техники. Обе сюжетные линии имеют свои завязки, но если в случае с «запертой комнатой» завязка совершенно традиционна—обнаружен труп, ведется расследование, заходящее в тупик, — то экспозиция рассказа об ограблении банка выглядит нарочито затянутой — мы как бы присутствуем при замедленной демонстрации кинофильма и знаем несколько больше, нежели полицейские, но все же далеко не достаточно, чтобы решить, кто же преступник. Вале и Шеваль пишут именно детектив — они, как и положено по законам жанра, держат нераскрытыми до самого конца и загадку убийства в «запертой комнате», и загадку ограбления банка, открывающего роман. В данном случае авторы сознательно «придерживают» развязку, чтобы показать, в частности, какими неверными путями нередко идет следствие.

В работе полицейских, как ее изображают Вале и

www.bookol.ru

Книга "Современный шведский детектив" из серии Современный зарубежный детектив

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

Котена Александрин. Яд его сердца

Да да . Большое спасибо RuLit

valyavik Александрин. Яд его сердца

Вторая часть этой книги появилась Александрин.Огненный цветок Вельхейма.

Tararam Его тайное увлечение (ЛП)

Этот роман понравился из трёх больше всех. Такой же лёгкий, такой же немного ванильный. Героиня с перчинкой.

юля.м Новая жизнь

Книга понравилась , не затянули , герой умный 10

Judi Кукла колдуна

Мне не очень понравилась. Прочла и забыла.

Марина Расплата за услуги (СИ)

Да смысла мало, маты присутствуют, а вот когда читала про таракана все же улыбнулась. 

Котена Его пленница

Посмеялась от души 

Главная » Книги » Современный зарубежный детектив
 
 

Современный шведский детектив

Автор: Блом Карл Арне, Ланг Мария Жанр: Другие детективы Серия: Современный зарубежный детектив Язык: русский Год: 1982 Издатель: Прогресс Город: Москва Переводчик: Лев Львович Жданов Добавил: Admin 18 Апр 12 Проверил: Admin 18 Апр 12 События книги Формат:  FB2 (1101 Kb)  RTF (1110 Kb)  TXT (485 Kb)  HTML (1085 Kb)  EPUB (1368 Kb)  MOBI (2667 Kb)  JAR (523 Kb)  JAD (0 Kb)  
  • Currently 0.00/5

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

В сегодняшней Швеции особенно широкое распространение получил жанр остроразоблачительного социального детектива, родоначальниками которого являются известные писатели П. Вале и М. Шеваль. В этот сборник включено одно из их лучших произведений — «Запертая комната». К. Арне Блом продолжает ту же традицию, ставя в романе «Кто-то дает сдачи» вопрос о безработице среди молодежи с высшим образованием. М. Ланг, «шведская Агата Кристи», представлена романом «Наследники Альберты», разоблачающим буржуазную алчность.

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Ланг Мария

Наследники Альберты

Всего лишь тень

Наследники Альберты

Шёлк и Бархат

Скандинавский детектив

Другие книги серии "Современный зарубежный детектив"

Современный румынский детектив

Современный болгарский детектив

Современный японский детектив

Неизвестный партнер

Современный японский детектив

Современный румынский детектив [Антология]

Похожие книги

Убийство на скорую руку

Звезда Вавилона

Игры для патриотов

Список нежных жертв

Смерть коммивояжера

Тише воды, ниже травы

Жена бродяги

Кинжал Зигфрида

Тройная месть

Девять жизней черной кошки

Продолговатая комната

Сейф ОСС

Комментарии к книге "Современный шведский детектив"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me