Дитя Ее Высочества (СИ), стр. 1. Снежинская катерина книги


Катерина Снежинская » "Книгочей" - социальная сеть любителей книг

Подчини волну!

[Фэнтези / Любовная фантастика]

Их нет. Он занят поисками «своей» пули, она же просто существует. Для того, чтобы освоить непростую науку жизни, собраться с силами и отпустить призраков, они должны быть рядом.

13

Пилюли для феи

[Фэнтези / Юмористическая фантастика / Любовная фантастика]

Что должна делать несчастная беззащитная феечка, если ее старшие сестры все, как одна, умирали накануне свадьбы, а у неё близится венчание, а сердечко предательски побаливает? Конечно же, обратиться

10

Тролли тоже плачут

[Фэнтези / Любовная фантастика]

Подозреваете делового партнёра в нечестности, изменяет супруга, пропал ребёнок? Обратитесь в частное агентство «След» и ваша проблема растает, как прошлогодний снег. Эти детективы берутся даже за

11

Благословлённые Тьмой, проклятые Светом

[Фэнтези / Любовная фантастика]

Война не синоним страха, крови и боли. Это просто другая жизнь. Но и в ней есть место дружбе, верности, рождению детей. И любви, конечно же, любви. Ну а кто-то может раскрыть в себе новые таланты и,

9

Костер чужих желаний

[Юмористическая фантастика / Любовная фантастика]

Любимый бросил? Сильные женщины всегда одиноки. Сокурсники не приняли? Зато ректором стал твой приятель. Нет в жизни счастья? Так устрой личную жизнь подруги. Только помни, что девичьи посиделки до

24

Заплатить за счастье

[Юмористическая фантастика / Любовная фантастика]

Какие пакости еще может подкинуть судьба, если ты всего наполовину демон, работаешь санитаркой в клинике, и каждый день рискуешь угодить на костер за то, что почитаешь Жизнь? Думаешь, тебя уже ничем

28

knigochei.net

Автор: Снежинская Катерина - 11 книг.Главная страница.

 

https://lit-era.com/katerina-snezhinskaya-u40887/novels?sort=cycles

Война не синоним страха, крови и боли. Это просто другая жизнь. Но и в ней есть место дружбе, верности, рождению детей. И любви, конечно же, любви. Ну а кто-то может раскрыть в себе новые таланты и, например, стать пророком. Но, главное, только... Полная аннотация

Кто сказал, что сказки о прекрасных принцессах и благородных принцах должны заканчиваться свадьбой? Белокурую Лореллу считают красивейшей женщиной империи, а Дарина прозвали Великолепным не за красивые глаза. Вернее, не только за них. Она – дочь... Полная аннотация

Кто сказал, что сказки о прекрасных принцессах и благородных принцах должны заканчиваться свадьбой? Белокурую Лореллу считают красивейшей женщиной империи, а Дарина прозвали Великолепным не за красивые глаза. Вернее, не только за них. Она — дочь... Полная аннотация

Какие пакости еще может подкинуть судьба, если ты всего наполовину демон, работаешь санитаркой в клинике, и каждый день рискуешь угодить на костер за то, что почитаешь Жизнь? Думаешь, тебя уже ничем не испугаешь? Ха! Как насчет пятерых... Полная аннотация

Какие пакости еще может подкинуть судьба, если ты всего наполовину демон, работаешь санитаркой в клинике, и каждый день рискуешь угодить на костер за то, что почитаешь Жизнь? Думаешь, тебя уже ничем не испугаешь? Ха! Как насчет пятерых... Полная аннотация

Любимый бросил? Сильные женщины всегда одиноки. Сокурсники не приняли? Зато ректором стал твой приятель. Нет в жизни счастья? Так устрой личную жизнь подруги. Только помни, что девичьи посиделки до добра не доводят! Забыла? Тогда сама разбирайся с... Полная аннотация

Что делать несчастной беззащитной феечке, если старшие сестры умерли накануне свадьбы, а у неё венчание на носу и сердечко побаливает? Конечно, обратиться в детективное агентство «След». Ведь только настоящие профессионалы могут разобраться в этой... Полная аннотация

Их нет. Он упорно ищет «свою» пулю, она просто существует. И для того чтобы научиться жить и найти в себе силы отпустить призраков, им нужно быть рядом. Это сложно — гораздо сложнее, чем может показаться. Но жизнь того стоит. Поверьте, они точно... Полная аннотация

Какие пакости еще может подкинуть судьба, если ты всего наполовину демон, работаешь санитаркой в клинике, и каждый день рискуешь угодить на костер за то, что почитаешь Жизнь? Думаешь, тебя уже ничем не испугаешь? Ха! Как насчет пятерых... Полная аннотация

Подозреваете делового партнёра в нечестности, изменяет супруга, пропал ребёнок? Обратитесь в частное агентство «След» и ваша проблема растает, как прошлогодний снег. Эти детективы берутся даже за дело о порченых кожах. И, естественно, находят... Полная аннотация

Говорят, будто любовь способна всё победить, только быт ей неподвластен. Но ведь после помолвки и начинаются серые скучные будни. И тут уже не до страстей — суженного бы с работы дождаться и не устроить ему скандала. Да и враги не дремлют и без того... Полная аннотация

litvek.com

Снежинская Катерина » Библиотека книг "EKNIGA.org"

Дитя Ее Высочества

[Любовная фантастика / Юмористическая фантастика]

Кто сказал, что сказки о прекрасных принцессах и благородных принцах должны заканчиваться свадьбой? Белокурую Лореллу считают красивейшей женщиной империи, а Дарина прозвали Великолепным не за

0

Дитя Ее Высочества (СИ)

[Любовная фантастика / Юмористическая фантастика / Самиздат]

Кто сказал, что сказки о прекрасных принцессах и благородных принцах должны заканчиваться свадьбой? Белокурую Лореллу считают красивейшей женщиной империи, а Дарина прозвали Великолепным не за

0

Заплатить за счастье

[Любовная фантастика]

Какие пакости еще может подкинуть судьба, если ты всего наполовину демон, работаешь санитаркой в клинике, и каждый день рискуешь угодить на костер за то, что почитаешь Жизнь? Думаешь, тебя уже ничем

0

Костёр чужих желаний (СИ)

[Любовная фантастика / Классическое фэнтези / Юмористическая фантастика / Самиздат]

Любимый бросил? Сильные женщины всегда одиноки. Сокурсники не приняли? Зато ректором стал твой приятель. Нет в жизни счастья? Так устрой личную жизнь подруги. Только помни, что девичьи посиделки до

0

Заплатить за счастье (СИ)

[Любовная фантастика / Классическое фэнтези / Юмористическая фантастика / Самиздат]

Какие пакости еще может подкинуть судьба, если ты всего наполовину демон, работаешь санитаркой в клинике, и каждый день рискуешь угодить на костер за то, что почитаешь Жизнь? Думаешь, тебя уже ничем

0

Благословлённые Тьмой, проклятые Светом

[Любовная фантастика / Классическое фэнтези / Юмористическая фантастика / Самиздат]

Война не синоним страха, крови и боли. Это просто другая жизнь. Но и в ней есть место дружбе, верности, рождению детей. И любви, конечно же, любви. Ну а кто-то может раскрыть в себе новые таланты и,

0

Подчини волну! (СИ)

[Любовная фантастика / Классическое фэнтези / Самиздат]

Их нет. Он упорно ищет «свою» пулю, она просто существует. И для того чтобы научиться жить и найти в себе силы отпустить призраков, им нужно быть рядом. Это сложно — гораздо сложнее, чем может

0

Тролли тоже плачут (СИ)

[Любовная фантастика / Классическое фэнтези / Юмористическая фантастика / Самиздат]

Подозреваете делового партнёра в нечестности, изменяет супруга, пропал ребёнок? Обратитесь в частное агентство «След» и ваша проблема растает, как прошлогодний снег. Эти детективы берутся даже за

0

Пилюли для феи (СИ)

[Любовная фантастика / Классическое фэнтези / Юмористическая фантастика / Самиздат]

Что делать несчастной беззащитной феечке, если старшие сестры умерли накануне свадьбы, а у неё венчание на носу и сердечко побаливает? Конечно, обратиться в детективное агентство «След». Ведь только

0

Самый лучший демон. Заплатить за счастье

[Классическое фэнтези / Юмористическая фантастика / Любовное фэнтези]

Какие пакости еще может подкинуть судьба, если ты всего наполовину демон, работаешь санитаркой в клинике, и каждый день рискуешь угодить на костер за то, что почитаешь Жизнь? Думаешь, тебя уже ничем

0

Я просто тебя люблю (СИ)

[Любовная фантастика / Самиздат / Юмористическая фантастика]

Говорят, будто любовь способна всё победить, только быт ей неподвластен. Но ведь после помолвки и начинаются серые скучные будни. И тут уже не до страстей — суженного бы с работы дождаться и не

0

ekniga.org

Information about the author: Катерина Снежинская

About me

 У меня нет муза. Зато имеется хомяк, который каждый вечер ждет свою сказку. Я хомячья Шехерезада. И это здорово!

"Чуть выше неба"

Аннотация:

Выгода клана превыше всего! И отца не заботит, нравится тебе жених или нет. Остаётся только смириться. Не ты первая и не ты последняя, кого от суженого воротит. Интересно, в такой ситуации право первой брачной ночи, потребованное наследником некоронованного короля – это новая проблема или спасение? Впрочем, какая разница? Ведь даже у прославленной Водной Девы сердце хрупкое. И очень легко разбивается.

Но жизни плевать на чувства. Предложенный ей выбор не слишком богат: либо подчинись правилам, либо сумей диктовать их другим. Правда, при дворе Её Величества это сделать очень нелегко. Но, возможно, именно там встретится тот, кто сможет склеить осколки. Или заново разбить собранное?

Все картинки кликабельны!

КАРТЫ

ПОРТРЕТЫ

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Жду вас в гости!

 

Registered: 28.01.2016, 11:56:38

Contacts
Vkontakte community

litnet.com

Читать Дитя Ее Высочества (СИ) - Снежинская Катерина - Страница 1

Annotation

Кто сказал, что сказки о прекрасных принцессах и благородных принцах должны заканчиваться свадьбой? Белокурую Лореллу считают красивейшей женщиной империи, а Дарина прозвали Великолепным не за красивые глаза. Вернее, не только за них. Она – дочь императора, он – наследник трона. И в этот счастливейший для всех живых день их обручили сами небеса. За мной, дружок! Нас ждёт романтическая сказка о двух влюблённых сердцах… А может быть и нет.

Катерина Снежинская

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Примечания

Катерина Снежинская

Дитя Ее Высочества

Несмотря на то, что описанные нравы, обычаи, традиции и некоторые церемонии «срисованы» с реальных исторических событий, автор умоляет уважаемых читателей не проводить прямых аналогий. И настоятельно просит не искать в данном произведении логики, даже фэнтезийной. Это чистой воды шутка, просто стеб, столь милый сердцу автора. Данное «произведение» преследует только одну цель - доставить чистое, мозгоразжижающее удовольствие. Прежде всего, самому автору.

Пролог

Почтовая карета неторопливо, натужно, вытаскивая скрипучие колеса из весенней грязи, плелась по дороге под благословенными серыми небесами, с которых сыпалась мелкая крупка дождя. Унылый, мокрый и взъерошенный черный лес тянулся вдоль колеи, в которую то и дело норовил завалиться пузатый бок экипажа. Кучер нахохлился на облучке, словно большой ворон. Наверное, разморенный неспешным движением, он задремал, потому что вожжи даже не шевелились в его узловатых руках. И шестерка мохнатых, как ангорские кошки, лошадей по собственной воле топали вперед, тяжело переставляя ноги, облепленные грязью по самые бабки.

Внутри кареты было сумрачно и душно, надышанно. Да еще и из угла скамьи, в котором притулился лбом к потрепанной обивке притомившийся от долгого пути адвокат, невыносимо тянуло сивушным духом и чесночной колбасой. Полная дама, своим нижним богатством накрывающая сразу два пассажирских сидения, брезгливо держала у мясистого носа надушенный платочек. То и дело косясь на источник дурного аромата, она тяжело вздыхала, но сделать замечание так и не решилась ни разу.

Молодой, съедаемый малокровием, джентльмен, нервно дергал веком при каждом ее вздохе. Его усики, похожие на обрывки луковых перьев, раздраженно топорщились. Но и он благоразумно молчал. То ли считая постыдным делать замечание даме. То ли, оценив разницу между своими и ее габаритами, просто не решался на столь неблагоразумный поступок.

Но и сносить спокойно эти тяжкие вздохи было не в его силах. Белые, излишне тонкие, похожие на гусениц пальцы его бесшумно барабанили по коленям, обтянутым клетчатыми брючками. И это раздражало его соседа, сидящего справа. Грузный, закутанный по самые брови в зеленое пальто с бобровым воротником, мужчина напряженно сопел, поводил налитым кровью глазом, как стоялый конь. И тоже молчал. Видимо, за компанию со всеми.

И только двоих тяготы путешествия нисколько не беспокоили. Сухопарого пожилого джентльмена, который тихонько клевал большим, похожим на птичий клюв, носом. И юную девушку в коричневом капоре. Пристроившись под боком полной матроны она, не отрываясь, читала книгу, ловя на страницы тусклые лучи, пробивающиеся сквозь толщу грязи на стекле. Ее тонкое личико было озарено флером романтизма и чужих чувств. Щеки юной читательницы то заливались румянцем смущения, то бледнели в испуге за чужие судьбы. А однажды ее светлые глаза увлажнились, и на длинных ресницах блеснула слеза.

Но вот она закрыла дочитанный до последней страницы томик, рассеяно положила его на колени, благонравно сложив поверх обложки ручки в кружевных митенках, и повернула хрупкий профиль к окну. Взгляд ее был рассеян и рассредоточен, как будто она до сих пор пребывала в других мирах. А на нежных губах блуждала легкая улыбка.

Пожилой джентльмен проснулся, когда карета, накренившись, норовила нырнуть в колею, поправил едва не свалившееся с костлявого носа пенсне. И, вдруг заинтересовавшись, в упор посмотрел на мечтательницу. И тоже улыбнулся - понимающе и чуть лукаво.

- Все закончилось благополучно? - поинтересовался он негромко.

Девушка, не сразу понявшая, что обращаются к ней, встрепенулась, грубо вырванная из своих мечтаний, и снова мило зарумянилась.

- Да, - ответила она так же негромко, смущенно опуская ресницы. - Мне очень нравится этот автор. У него все истории заканчивается хорошо.

- Свадьбой, конечно, - предположил джентльмен, плутовато щурясь, как умеют только старики, в молодости своей бывшие еще теми повесами.

Читательница едва заметно кивнула и с некоторым испугом глянула на матрону. Но почтенная дама была слишком сосредоточена на том, чтобы передать свои гневные мысли спящему невежде, который вдобавок ко всему еще и похрапывать начал.

- А хотите, дружочек, я вам расскажу историю, которая только началась со свадьбы? - неожиданно предложил лукавый старик.

- Разве так бывает? - усомнилась мечтательница.

- Бывает, еще как бывает, - заверил ее джентльмен.

- А история ваша приличная? - встрепенулась матрона, вспомнив о своих прямых обязанностях.

И даже попыталась развернуться к рассказчику. Но, к сожалению, ей помешала это сделать теснота кареты.

- Конечно, - даже несколько оскорбился старик. - Разве бы я стал смущать столь почтенное общество неприличными историями? Итак, вы готовы слушать?

Девушка обрадованно кивнула, ее наставница благосклонно прикрыла глаза. Юный джентльмен делал вид, что все происходящее его нисколько не интересует, но поправил прическу, выпростав из-под тщательно завитого локона бледно-розовое ушко. И даже сопящий мужчина в шубе скосился на рассказчика. И только спящий адвокат продолжал видеть свои сны.

- Не знаю, дружочек, поверишь ты мне или нет, но эта абсолютно правдивая история случилась в славном Государстве Анкалов… - начал старик нараспев тем самым тоном, свойственным только опытным рассказчикам.

- Так его же на самом деле не существовало, - презрительно фыркнул образованный юноша.

- Ах, ну это же сказка, - всплеснула руками мечтательная девушка. - Пожалуйста, метр, продолжайте.

Глава 1

О цветении юной любви и королевских свадьбах

«Ай! - воскликнула юная принцесса, - я, кажется, нечаянно вышла замуж…»

Не знаю, дружочек, поверишь ты мне или нет, но эта абсолютно правдивая история случилась в славном Государстве Анкалов, которым в те давние времена правил король Данкан II. Заслуженно нареченный своими поданными Справедливым и Добрым. И было у него два брата. Дарин, прозванный Великолепным. На момент моего рассказа он носил титул наследного принца, так как короля Отец детьми еще не благословил. И Далан - герцог Анкала, по молодости лет прозванием не обзаведшийся.

И поскольку Отец не благословил благородного короля детьми, а с женами ему не везло (почему так случилось, я поведаю чуть позже), решил Его Величество, что средний брат непременно должен жениться. Потому как время шло, а принц, который младше самого монарха всего-то на шесть лет, наследник ненадежный. На случай же, если что непредвиденное случится, трону нужны были приемники помоложе.

Долго ли, коротко ли шло сватовство и уговоры Его Высочества прогуляться до алтаря, то нам неведомо. Но настойчивость короля была не менее известна, чем его доброта. И в один прекрасный солнечный день Великолепный Дарин вошел в храм, чтобы сочетаться священными узами брака с дочерью властителя Империи Таранс Лареллой, до этого дня известной народу как Утренняя Звезда Таранса.

online-knigi.com

Читать онлайн книгу Дитя Ее Высочества (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц)

Назад к карточке книги

Annotation

Кто сказал, что сказки о прекрасных принцессах и благородных принцах должны заканчиваться свадьбой? Белокурую Лореллу считают красивейшей женщиной империи, а Дарина прозвали Великолепным не за красивые глаза. Вернее, не только за них. Она – дочь императора, он – наследник трона. И в этот счастливейший для всех живых день их обручили сами небеса. За мной, дружок! Нас ждёт романтическая сказка о двух влюблённых сердцах… А может быть и нет.

Катерина Снежинская

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Примечания

Катерина Снежинская

Дитя Ее Высочества

Несмотря на то, что описанные нравы, обычаи, традиции и некоторые церемонии «срисованы» с реальных исторических событий, автор умоляет уважаемых читателей не проводить прямых аналогий. И настоятельно просит не искать в данном произведении логики, даже фэнтезийной. Это чистой воды шутка, просто стеб, столь милый сердцу автора. Данное «произведение» преследует только одну цель – доставить чистое, мозгоразжижающее удовольствие. Прежде всего, самому автору.

Пролог

Почтовая карета неторопливо, натужно, вытаскивая скрипучие колеса из весенней грязи, плелась по дороге под благословенными серыми небесами, с которых сыпалась мелкая крупка дождя. Унылый, мокрый и взъерошенный черный лес тянулся вдоль колеи, в которую то и дело норовил завалиться пузатый бок экипажа. Кучер нахохлился на облучке, словно большой ворон. Наверное, разморенный неспешным движением, он задремал, потому что вожжи даже не шевелились в его узловатых руках. И шестерка мохнатых, как ангорские кошки, лошадей по собственной воле топали вперед, тяжело переставляя ноги, облепленные грязью по самые бабки.

Внутри кареты было сумрачно и душно, надышанно. Да еще и из угла скамьи, в котором притулился лбом к потрепанной обивке притомившийся от долгого пути адвокат, невыносимо тянуло сивушным духом и чесночной колбасой. Полная дама, своим нижним богатством накрывающая сразу два пассажирских сидения, брезгливо держала у мясистого носа надушенный платочек. То и дело косясь на источник дурного аромата, она тяжело вздыхала, но сделать замечание так и не решилась ни разу.

Молодой, съедаемый малокровием, джентльмен, нервно дергал веком при каждом ее вздохе. Его усики, похожие на обрывки луковых перьев, раздраженно топорщились. Но и он благоразумно молчал. То ли считая постыдным делать замечание даме. То ли, оценив разницу между своими и ее габаритами, просто не решался на столь неблагоразумный поступок.

Но и сносить спокойно эти тяжкие вздохи было не в его силах. Белые, излишне тонкие, похожие на гусениц пальцы его бесшумно барабанили по коленям, обтянутым клетчатыми брючками. И это раздражало его соседа, сидящего справа. Грузный, закутанный по самые брови в зеленое пальто с бобровым воротником, мужчина напряженно сопел, поводил налитым кровью глазом, как стоялый конь. И тоже молчал. Видимо, за компанию со всеми.

И только двоих тяготы путешествия нисколько не беспокоили. Сухопарого пожилого джентльмена, который тихонько клевал большим, похожим на птичий клюв, носом. И юную девушку в коричневом капоре. Пристроившись под боком полной матроны она, не отрываясь, читала книгу, ловя на страницы тусклые лучи, пробивающиеся сквозь толщу грязи на стекле. Ее тонкое личико было озарено флером романтизма и чужих чувств. Щеки юной читательницы то заливались румянцем смущения, то бледнели в испуге за чужие судьбы. А однажды ее светлые глаза увлажнились, и на длинных ресницах блеснула слеза.

Но вот она закрыла дочитанный до последней страницы томик, рассеяно положила его на колени, благонравно сложив поверх обложки ручки в кружевных митенках, и повернула хрупкий профиль к окну. Взгляд ее был рассеян и рассредоточен, как будто она до сих пор пребывала в других мирах. А на нежных губах блуждала легкая улыбка.

Пожилой джентльмен проснулся, когда карета, накренившись, норовила нырнуть в колею, поправил едва не свалившееся с костлявого носа пенсне. И, вдруг заинтересовавшись, в упор посмотрел на мечтательницу. И тоже улыбнулся – понимающе и чуть лукаво.

– Все закончилось благополучно? – поинтересовался он негромко.

Девушка, не сразу понявшая, что обращаются к ней, встрепенулась, грубо вырванная из своих мечтаний, и снова мило зарумянилась.

– Да, – ответила она так же негромко, смущенно опуская ресницы. – Мне очень нравится этот автор. У него все истории заканчивается хорошо.

– Свадьбой, конечно, – предположил джентльмен, плутовато щурясь, как умеют только старики, в молодости своей бывшие еще теми повесами.

Читательница едва заметно кивнула и с некоторым испугом глянула на матрону. Но почтенная дама была слишком сосредоточена на том, чтобы передать свои гневные мысли спящему невежде, который вдобавок ко всему еще и похрапывать начал.

– А хотите, дружочек, я вам расскажу историю, которая только началась со свадьбы? – неожиданно предложил лукавый старик.

– Разве так бывает? – усомнилась мечтательница.

– Бывает, еще как бывает, – заверил ее джентльмен.

– А история ваша приличная? – встрепенулась матрона, вспомнив о своих прямых обязанностях.

И даже попыталась развернуться к рассказчику. Но, к сожалению, ей помешала это сделать теснота кареты.

– Конечно, – даже несколько оскорбился старик. – Разве бы я стал смущать столь почтенное общество неприличными историями? Итак, вы готовы слушать?

Девушка обрадованно кивнула, ее наставница благосклонно прикрыла глаза. Юный джентльмен делал вид, что все происходящее его нисколько не интересует, но поправил прическу, выпростав из-под тщательно завитого локона бледно-розовое ушко. И даже сопящий мужчина в шубе скосился на рассказчика. И только спящий адвокат продолжал видеть свои сны.

– Не знаю, дружочек, поверишь ты мне или нет, но эта абсолютно правдивая история случилась в славном Государстве Анкалов… – начал старик нараспев тем самым тоном, свойственным только опытным рассказчикам.

– Так его же на самом деле не существовало, – презрительно фыркнул образованный юноша.

– Ах, ну это же сказка, – всплеснула руками мечтательная девушка. – Пожалуйста, метр, продолжайте.

Глава 1

О цветении юной любви и королевских свадьбах

«Ай! – воскликнула юная принцесса, – я, кажется, нечаянно вышла замуж…»

Не знаю, дружочек, поверишь ты мне или нет, но эта абсолютно правдивая история случилась в славном Государстве Анкалов, которым в те давние времена правил король Данкан II. Заслуженно нареченный своими поданными Справедливым и Добрым. И было у него два брата. Дарин, прозванный Великолепным. На момент моего рассказа он носил титул наследного принца, так как короля Отец детьми еще не благословил. И Далан – герцог Анкала, по молодости лет прозванием не обзаведшийся.

И поскольку Отец не благословил благородного короля детьми, а с женами ему не везло (почему так случилось, я поведаю чуть позже), решил Его Величество, что средний брат непременно должен жениться. Потому как время шло, а принц, который младше самого монарха всего-то на шесть лет, наследник ненадежный. На случай же, если что непредвиденное случится, трону нужны были приемники помоложе.

Долго ли, коротко ли шло сватовство и уговоры Его Высочества прогуляться до алтаря, то нам неведомо. Но настойчивость короля была не менее известна, чем его доброта. И в один прекрасный солнечный день Великолепный Дарин вошел в храм, чтобы сочетаться священными узами брака с дочерью властителя Империи Таранс Лареллой, до этого дня известной народу как Утренняя Звезда Таранса.

В тот самый знаменательный день наша история и началась…

***

Тонкие звуки струнного оркестра, нежные и изысканные, как тихие всхлипы юной прелестницы, поплыли под сводчатым потолком, с которого на собравшихся умильно взирал Отец. Высокие двери, богато инкрустированные мозаикой из драгоценного золотого дерева, распахнулись. Зашелестели шелка и атлас, в унисон скрипнули начищенные до блеска сапоги. Разноцветная пудра, потревоженная единым поворотом множества голов, легкими облачками взлетела в нагретый тысячами свечей воздух храма. Придворные и те, кто мог причислить своих предков к кровной аристократии королевства, поднялись со скамей, синхронно повернувшись к раскрывшимся дверям.

На ковровой дорожке, и без того усыпанной белоснежными розовыми лепестками, появились две прелестные, как весенняя заря, малютки с корзинками в руках. Ангелочки, еще по-детски косолапо, побежали к алтарю, разбрасывая срезанные головки живых цветов. За ними, благонравно опустив глаза долу и чинно сложив руки на подолах, прошли шесть юных дам.

Семьи их, так или иначе, но могли похвастаться родством с королевской династией. Потому этим достойнейшим девушкам и даровалась честь стать подружками невесты. Но кто сейчас вспоминал об их родовитости? Или о том, сколько слез и вина было пролито, сколько нервов и золота потрачено, сколько искуснейших интриг сплетено, чтобы именно они заняли почетное место по левую сторону алтаря. В данный момент каждый присутствующий видел только, как розовый шелк одинаковых платьев рождает румянец на их нежных щечках. А под скромно опущенными ресницами дрожат робкие огоньки ожидания того же счастья, которое посетило их дорогую подругу. Даром, что они ее сегодня впервые увидели.

Наконец, появилась Она. Придворные Его Величества Данкана II, единственного законного правителя государства Анкалов, разом позабыли о приличиях, манерах и собственном достоинстве, вытянули шеи и разве что не пихали друг друга локтями. Невесту еще не видел никто, а узреть ее хотели все. С момента приезда прекрасной Лореллы в столицу, в покои новобрачной пустили только медицинскую комиссию во главе с королевским медиком. Но разве от этих воронов что-то узнаешь?

Потом, на свадебном пиру, присутствующие на церемонии сошлись в одном: слухи нагло врали. Точнее, не врали, а не передавали и сотой доли правды. Невеста не была восхитительной. Она олицетворяла собой саму Женственность, Юность, Скромность, Красоту и все прочие Девичьи Добродетели, какие только существуют в этом, весьма грешном, мире.

Огромные глаза на побледневшем от волнения личике принцессы сияли, как самые яркие сапфиры. Тонкие бровки были напряженно вздернуты. Яркие, слегка даже неприлично пухлые, губки едва заметно подрагивали. Золото шелковистых, глянцево поблескивающих волос не могла скрыть даже кружевная фата. Белое, густо шитое золотом платье, скроенное по последней моде, подчеркивало хрупкую, но женственную фигуру. Она казалось такой нежной и чистой, что принцессе даже простили излишне округлые формы. Придворные дамы единодушно решили, что это признак будущего счастливого материнства юной Лореллы.

Она не шла, а будто плыла по проходу между скамьями. Сияние свечей, отражающееся от золотого шитья платья, окружало ее едва заметным ореолом. Но каждому, даже закаленным воякам, виделось, что в храм вошло само воплощение Юной Матери, несущее на своем шлейфе новую жизнь, весну и, конечно, любовь.

Принцесса словно ладошкой коснулась сердца каждого, заглянула своими невинными глазами в душу. И заставила забыть о суетных, приземленных заботах, нечестивых мыслях и неблагородных желаниях. Даже канцлер, позабыв про мигрень, с утра мучающую его, с нежностью глянул на свою давно опостылевшую, похожую на сушеную воблу, супругу. А та ответила ему растроганным, полным светлых слез, взглядом.

В конце усеянной лепестками дорожки, у подножья величественной статуи Отца, свою нареченную ждал принц Дарин. Если невеста была воплощением весны, то принц олицетворял собою образ юного воина. Высокий, но прекрасно сложенный, с гордой прямой спиной, он стоял, положив руку на рукоять церемониального меча. Скромный камзол, похожий больше на военный мундир, чем на придворное платье, подчеркивал гордый разворот плеч, широкую грудь, тонкую талию и, чего уж греха таить, подтянутый зад. Черные, словно вороново крыло, гладкие волосы придерживал тонкий золотой обруч. Темные же, как первородный грех, глаза смотрели прямо и открыто.

Он был столь великолепен, что даже многочисленные юные и не слишком юные девы, еще с утра готовые от ревности разорвать зубами свои платочки, сейчас умильно промокали ими увлажнившиеся ресницы. Глядя на эту пару, равнодушным не мог остаться никто. Они были Днем и Ночью, Светом и Тьмой, Мужчиной и Женщиной, Невинностью и Доблестью. И Любовью… Ах, конечно же, Любовью!

Когда принцесса дошла до последнего ряда скамей, ей на встречу шагнул король, прятавшийся до этого момента в тени боковых колонн. Данкан уже не был юношей, но и зрелость его только начала расцветать. Если Дарин был любимцем всего двора и сладостной, но порочной мечтой дам любого сословия, то правителя своего королевство искренне и не скрываясь обожало. Более мудрого, доброго, набожного и справедливого государя мир еще не рождал. И в этом мог убедиться каждый, стоило заглянуть в кроткие и ласковые карие глаза Его Величества.

Король улыбнулся своей мягкой и всепонимающей улыбкой, которую бездарно и безуспешно пытались передать придворные портретисты, и предложил юной невесте руку. Она вложила свои дрожащие пальчики в королевскую длань, затрепетав пушистыми ресницами, как бабочка крыльями.

Его Величество нежно коснулся губами белоснежного лба невестки и подвел ее к брату, вкладывая руку девушки в ладонь принца.

– Будьте счастливы, – чуть дрожащим от волнения голосом, но громко и уверенно пожелал король, – будьте счастливы так, как только можно в этом мире. Ибо вы, как никто, достойны этого. Пусть Отец благословит этот союз и прострёт длань свою над вами и вашим потомством. А мое благословение уже с вами. Как и моя любовь.

– Спасибо за столь искренние пожелания, Ваше Величество, – нежно пропела невеста, поднимая сияющие глаза на своего жениха, – но я уже счастлива.

– Разве может быть иначе? – подтвердил принц, глядя на невесту взглядом, за который многие бы женщины, здесь присутствующие, готовы были убить и отнюдь не в фигуральном смысле.

Если в храме в тот момент и находился еще человек, чьи глаза еще не источали слезы умиления, то после нежнейших признаний готовы были рыдать уже все. Новобрачные, так и не отпустив рук друг друга, повернулись к подслеповато щурящемуся, похожему на осчастливленного хряка, первосвященнику.

– Готовы ли вы дать друг другу клятвы, дети мои? – благостным и сдобным, как свежевыпеченная булка голосом поинтересовался он, подхрюкивая после каждого слова.

Новобрачные только кивнули в ответ и синхронно, скорее поддавшись порыву, чем следуя ритуалу, подняли головы вверх, вглядываясь в лик Отца Небесного.

– Я тебя уничтожу, наглый щенок, – едва слышно прошипела невеста.

– Я старше тебя, – спокойно ответил ей жених. – Но так уж и быть – только попробуй на моей дороге встать, стерва.

Снова запели скрипки.

***

– Как же я его ненавижу! – принцесса, задрав подол нижнего платья, которое служанки снять еще не успели, маленькой ножкой в атласной туфельке совсем неизящно пнула пуфик.

Ни в чем не повинная мебель отлетела к стене, всхлипнула и развалилась. Подушка, испугавшись своего будущего, поспешно закатилась под туалетный столик. А тяжелая и, наверное от того не слишком умная рама так и осталась валяться на ковре, уставившись в расписной потолок кривыми ножками. За что и поплатилась.

Нежная Ларелла схватила остатки пуфика за рахитичную ножку и запустила их в камин. Огонь, возмущённый подобным непочтительным обращением, фыркнул, выбросив столб искр и пепла, мгновенно разлетевшихся по комнате. Опытные и хорошо знавшие нрав своей госпожи служанки, старательно прикидываясь бесплотными приведениями, поспешно затушили угольки, и тенями скрылись по углам комнаты.

– Ненавижу, ненавижу, ненавижу! – затопала ногами новобрачная, плотоядно шаря глазами по спальне.

Но ничего достаточно хрупкого ее взгляд не находил. А кровать или туалетный стол без подходящего оружия развалить даже ей было не под силу. Поэтому она вцепилась обеими руками в подол, словно стремясь его разорвать и взвыла, весьма успешно имитируя волчицу.

– Ну что ты так бесишься? – невозмутимо поинтересовалась герцогиня Керк.

Эта дама, единственная фрейлина Ее Высочества, которой было позволено остаться при госпоже, совмещала свои служебные обязанности с почетной должностью сердечной подруги принцессы. Впрочем, широкой общественности Таранса сия достойная женщина была больше известна, как Нежная Арна. И некоторые избранные господа при дворе короля Анкалов, успевшие познакомиться с герцогиней, сочли прозвище весьма метким и уместным.

– Я бешусь? Это я бешусь? Да я спокойна, как вся королевская гвардия! – принцесса схватила со стола графин с вином, изрядно из него отхлебнула, не замечая, что заливает красным белоснежный шелк платья, и запустила посуду в камин, вслед за догорающими останками пуфика.

– Он мерзкий, самодовольный, самовлюбленный красавчик! – с трудом переведя дух, выпалила она, – Наглый говнюк! Ублюдок!

– Ну, это ты зря, – возразила Арна, невозмутимо покачивая ножкой и задумчиво водя по краю бокала пальчиком. – Принц, как и положено, родился в присутствии отца, членов Совета и трех священников, которые и зафиксировали его законнорожденность. А психуешь ты потому, что он наверняка самая яркая звезда на небосклоне этого двора.

– Какое мне до этого может быть дело? – холодно поинтересовалась Лара и изящно присела на стул, разглядывая собственное отражение.

Отражение принцессы было спокойно и тихо, словно майский рассвет. Словно и не она только что бесновалась как перепивший конюх. Только чуть смазавшаяся помада предательски намекала на то, что принцесса способна испытывать сильные эмоции. Но легким движением пальчика Ее Высочество этот недостаток немедленно устранила, вновь став безупречной.

– Может такое, что ты это место считаешь своим по праву? – герцогиня отпила из бокала, пряча за его краем весьма ехидную улыбку. – Да, к тому же, он не рухнул мгновенно к твоим ногам, моля о любви. А посмел демонстрировать собственное превосходство.

– Это мы еще посмотрим, – принцесса повернула голову, демонстрируя зеркалу свой тонкий, как на старинных камеях, профиль. И нетерпеливым жестом подозвала к себе служанку, указав ей на щетку для волос. – Я не я буду, если не заставлю этого говнюка есть из моих рук. Не пройдет и полгода.

– А вот теперь я узнаю Утреннюю Звезду Таранса!

Арна удовлетворённо улыбнулась, отставила бокал в сторону и довольно потянулась всем телом, забросив руки за голову, как большая и весьма довольная кошка, предвкушающая появление перед мордой большой миски сметаны.

Герцогиня встала, поправила платье и, оттеснив служанку в сторону, сама принялась расчесывать пряди принцессы, блестящие в свете свечей как настоящее золото.

– Лара, тебе просто стоит убедительно показать ему, кто в доме хозяин. Точнее, сначала окружающим, а потом ему. Неужели ты с этой задачей не справишься? Это ты-то, чей эскорт на границе рыдал, не желая отдавать достояние империи в лапы анкалских варваров? А теперь вспомни наших самцов и сравни их с местными изнеженными павлинами. Да они мгновенно признают тебя воплощением Матери на земле.

– Все равно он меня раздражает, – надула губки принцесса. – А я не могу быть милой с тем, кто мне не нравится. Кстати, папа его иначе как «дрянной молокосос» и не зовет. А братика только при упоминании его имени начинает дергать. Ты бы видела, что с ним было, когда мне портрет принца прислали! Мне показалось, что у него сейчас припадок падучей начнется.

– Еще бы не начался! – фыркнула Арна, явно не испытывающая ни малейшего почтения к личности Его Императорского Высочества. – Достаточно вспомнить, как твой дорогой супруг отделал его на поле при Элстере. И что с ним самим потом сделал ваш достопочтимый батюшка.

Нежная Лорелла усмехнулась. Эта усмешка, уместная на лице прожжённого интригана и циника, странно смотрелась на прелестном юном личике. Зато весьма непрозрачно намекала на истинные чувства, царившие между родственниками королевской династии Империи.

Впрочем, Ее Высочеству было достаточно поймать собственное отражение краем глаза, как ее облик снова стал нежным, невинным и слегка обиженным.

– Найди во всем свои плюсы, – посоветовала подруге умудренная не столько годами, сколько опытом герцогиня. – По крайней мере, ты можешь быть уверена, что за мужа тебе краснеть не придётся. Если, конечно, ты сама не поставишь его в неудобное положение. И перестань капризничать, дорогая. Вспомни, как ты мгновенно окрутила бедного герцога Нарка. Хотя утверждала, что тебя от него тошнит.

– Меня от этого принца не тошнит. При виде его анкалского клюва меня блевать тянет, – скривилась нежная невеста, изобразив рукой тот самый клюв. – А мне, между прочим, с ним еще спать.

– Ну, может, нижний клюв у него весьма недурен. Ты же не видела, – усмехнулась герцогиня. – И тоже мне невидаль, переспать с каким-то там занюханным принцем. Тем более что говорят, будто о размерах мужского достоинства можно судить как раз по длине носа.

– В таком случае он у него просто огромный, костлявый и загнутый крючком! – Ее Высочество передернула плечиками. – Спасибо тебе, подруга. Ты всегда умела утешить…

– Думай о том, что сегодня ты, наконец, расстанешься с девственностью. Представляешь, что ты себе теперь сможешь позволить, а? – герцогиня наклонилась над плечом подруги, заглядывая в ее глаза через отражение. – Думай о том, что девичьи игры для тебя остались позади. А впереди веселая, интересная и о-о-очень сладкая женская жизнь.

Лара перестала хмуриться и, подняв голову, задумчиво глянула на фрейлину. Губы принцессы медленно раздвинулись в очень довольной и несколько плотоядной улыбке, приоткрыв влажно поблескивающие зубки. Быстрый язычок ее облизал нижнюю губу и девушки обменялись многозначительными взглядами.

***

Мрачность его Высочества вошла при дворе в легенды. Да и за его пределами была весьма широко известна. Но на свадебном пиру его обычная меланхолия достигла новых – невероятно мрачных и темных – глубин.

Впрочем, придворные красавицы сочли это знаком того, что Великолепного Дарина просто тяготит празднество и вынужденная разлука с юной женой. Господа также не поставили насупленный вид принца ему в вину, а сочли его вполне уместным. До официоза ли, когда в постели тебя ждет столь милое создание? Наверное, несчастному супругу каждая минута кажется вечностью.

И все присутствующие на праздничном балу сошлись во мнение, что сегодня принц бесподобен. Право же, эта мрачность и ранее придавала ему загадочной романтичности. А сейчас, когда Любовь царила в его сердце, он живо напоминал юного колдуна, опоенного волшебным зельем феи.

– Что ты мне подсунул? Мне обещали нежное, безропотное существо. А вместо фарфоровой принцессы я получил наглую, лживую и насквозь фальшивую сучку. Она меня бесит! – принц откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы вокруг бокала, поставленного на живот.

– Тебе же не в карты с ней играть, – невозмутимо отозвался король, благожелательно глядя на танцующих придворных и мастерски пряча за краем манжеты зевок. – Семейные отношения – это не мирный договор, который надо соблюдать, пока можется.

– Кто бы говорил! – презрительно скривил губы Дарин.

– Как раз ему и говорить, – подал голос юный герцог Анкала, стоявший за спиной братьев, небрежно положив локоть на спинку кресла принца. – Он в этом вопросе большой специалист. Все-таки, двух жен он уже похоронил.

– Да будет к ним справедлива Мать, – благочестиво сложил пальцы король, опустив вмиг увлажнившиеся глаза.

И не менее мастерски, чем зевок, пряча ехидную усмешку.

– Ты мне ее сразу предлагаешь на тот свет отправить или советуешь подождать немного? – поднял голову Его Высочество, глядя на младшего брата.

– Даже и не думай, – голос Данкана стал ниже и жестче. Его слова как будто царапали воздух, словно кто-то кончиком кинжала по стеклу провел. – Мне нужен наследник. А лучше, если у тебя будет два сына и пара дочерей. Только после этого можешь подумать о вдовстве. Ты понял меня?

– Понял, – неохотно ответил принц, отводя глаза. – Мы уже это обсуждали. И вообще я пошутил.

– Ну, так не шути больше, – посоветовал король. – Кстати, давно хотел переговорить с тобой на эту тему. У тебя совсем не развито чувство юмора. И обычно твои остроты плохо заканчиваются для оппонента. Только на прошлой неделе ко мне на аудиенцию рвался граф Гирон. Между прочим, он тоже что-то кричал о твоем юморе и своем сыне. Что ты с ним сделал?

– Отпустил остроту, – мрачнея еще более, хотя, казалось, более уже некуда, огрызнулся Данкан. – Если мне не изменяет память, то она попала ему в левое легкое и пробила артерию.

– Каламбуры тебе тоже не даются, – констатировал король, улыбаясь с отеческим дружелюбием. – Мой мораторий на дуэли тебя не касается?

– А дуэли не было, – спокойно парировал принц. – Этот молокосос не знал, с какого конца за шпагу хвататься. Так что, мы имеем факт холоднокровного убийства. А венценосные особы суду не подвластны. Меня может карать исключительно сам монарх. И ты свой приговор не только вынес, но и привёл в исполнение. Я уже женат на этой имперской стерве. Кстати, тебе не кажется, что четыре года пыток – это чересчур тяжелое наказание за убийство какого-то мелкого поганца?

– Всего два, – живо парировал Его Величество, который с арифметикой был дружен несколько ближе своего доблестного, но не блистающего глубинными знаниями брата.

– Что-то я ничего не понял, – пожаловался юный герцог, наклоняясь над плечом короля. – Почему четыре и почему два?

Принц что-то буркнул себе под нос – невразумительно, но весьма негативно. И отвернулся, подзывая виночерпия и жестом веля наполнить свой немалый кубок.

– Я потребовал от Дарина как минимум четырех детей, – охотно пояснил младшему братишке Его Величество. – Он посчитал, что над каждым ребенком ему придётся трудиться по году. Но, на самом деле, расчёты его ошибочны и антинаучны. Как утверждают лекари, для того чтобы понести, здоровой женщине требуется примерно два месяца. Ещё два месяца стоит подождать, дабы убедиться в её… эм… брюхатости. И два месяца необходимы на поправку здоровья после родов. Итого по шесть месяцев на каждого ребенка. Всего – два года.

– Счетовод, – буркнул принц, которого подсчеты брата почему-то нисколько не обрадовали.

– Да ладно вам! Чего вы оба кукситесь, словно уксус нахлебались? Веселиться же надо. Свадьба у нас или что? – Белокурый Далан, озорно улыбнувшись, отсалютовал братьям бокалом. – В конце концов, Дарину еще первая брачная ночь предстоит.

Принц от такого напоминания скривился и помрачнел еще больше.

– С радостью уступлю тебе место, хочешь?

– Я еще маленький, – невинно похлопал ресничками герцог, скроив физиономию, помогающую ему обдирать любые понравившиеся юбки уже года четыре. – В смысле, что я еще маленький тебя подменять с венценосными девственницами. Представляю, какая нудная ночь тебя ожидает.

– Девственницами? – скептически приподнял левую бровь принц. – Где ты там девственницу разглядел?

– Ну-ну, – предостерег его король, – нам такие конфузы ни к чему. Если Империя подсунула нам некачественный товар, то мы можем и обидеться. И тогда договор будет разорван, а противоположной стороне придется выплатить немалую компенсацию.

– Иногда от твоих торгашеских сентенций начинает подташнивать, – поморщился новобрачный. – Можно подумать, ты на рынке родился.

– Брось, – отмахнулся от него король, – это тебе нужно быть изысканным и утонченным. А мне это ни к чему, могу и грубым побыть. Ты лучше на это взгляни с другой стороны. Чем быстрее ты эту северную шлюшку обрюхатишь, тем быстрее сможешь вернуться к нашим нежным дамам. Так что, я бы на твоем месте немедленно взялся за дело.

– В том то и дело, что ты не на моем месте, – огрызнулся принц, залпом допивая оставшееся в бокале вино. – Почему все самое неприятное достается мне, а?

– Потому что ты умудрился родиться вторым, – радостно пояснил герцог. – Был бы первым – стал бы королем. Родился бы третьим и вел бы жизнь беззаботного мотылька. А второй – это всего лишь каждой бочки затычка.

– Ты знаешь, дорогой братец, – глядя в пустой бокал, который он вертел в руках, протянул принц, – иногда у меня появляется горячее желание избавить дворец от насекомых.

– Ладно, тогда пока в тебе это желание не возобладало над остальными, я полетел, – ничуть не испугавшись, заявил Далан. – Кстати, сегодня я из солидарности к тебе решил завалить кого-нибудь из северных красоток. Так что, мысленно я с тобой.

Принц возвел к потолку черные глаза и тяжело вздохнул. То ли его печалили непристойности, сказанные младшим братом. То ли поддержка казалась не слишком надежной. То ли просто все происходящее угнетало.

***

– Принц идет! Принц идет в покои принцессы! Принц идет исполнить свой супружеский долг и консумировать брак! – завыл кто-то за дверью.

Причем с таким усердием, что Лора невольно подумала, будто во дворец привезли говорящего быка в гоне.

Она повыше подтянула простыню. Не из-за природной стыдливости, а чтобы убедить в ее наличии придворных, чей топот уже был слышен в коридоре. Арна поправила локоны принцессы, стратегически разметавшиеся по подушке, и скрылась в складках портьер полога. Двери спальни распахнулись, и на пороге появился принц, уже практически раздетый. Ну, в самом деле, не считать же платьем нижнюю рубаху, заправленную в штаны!

Но при виде супруга Лорелла облегченно выдохнула, потому что не была уверена, что не рассмеется при появлении суженного в ночной рубашке, как того требовал этикет. А юной жене полагалось трепетать в предвкушении первой ночи, а не заливаться хохотом.

Ее новоиспеченный муж отошел в сторону, позволив придворным пройти в спальню. При проводах Его Высочества в кровать народу присутствовало совсем немного, человек семьдесят. Ибо такой чести удостаивались только самые родовитые и сановитые. Каждый из присутствующих счел своим долгом лично подойти к постели и, кланяясь, пожелать новобрачной легкого избавления от тягот девичества и немедленного материнского счастья.

Многие из допущенных были изрядно пьяны, поэтому речи их не всегда отличались разборчивостью. Но все говорившие, умильно глядя на перепуганную принцессу, были искренни до слез. Женщины заговорщицки и подбадривающе ей улыбались, стараясь скрыть за пристойными масками жгучую зависть. Не к девичеству, конечно. А к тому, что принцессе предстоит ночь с Его Высочеством. При желании здесь бы нашлось множество добровольцев, готовых взять на себя тяжелое бремя супруги. И не все из них были дамами.

Назад к карточке книги "Дитя Ее Высочества (СИ)"

itexts.net