Книга Соперник читать онлайн. Соперники книга


Книга Соперник читать онлайн Пенелопа Дуглас

Пенелопа Дуглас. Соперник

Потерянная дружба - 3

 

Пролог

 

Были люди, которые мне нравились и которые не нравились. Люди, которых я любила и которых ненавидела.

Но существовал лишь один человек, которого я любила ненавидеть.

– Почему ты так поступаешь? – послышался жалобный девичий голос, когда я свернула в коридор, направляясь к спортзалу для десятиклассников.

Замерев на месте, увидела краснолицую Татум Брандт, стоявшую перед моим сводным братцем-идиотом, Мэдоком Карутерсом, и его другом, Джаредом Трентом. Они пристроились возле личных шкафчиков с непробиваемыми физиономиями, словно им было скучно, а она цеплялась за лямки своего рюкзака, как за спасательный круг.

– Вчера ты залаял мне вслед, – продолжила Татум, сдвинув брови и глядя на Джареда, в то время как Мэдок ухмыльнулся у него за спиной. – После чего все твои друзья начали повторять за тобой. Прошла целая вечность, Джаред. Когда ты остановишься? Зачем ты все это делаешь?

Я протяжно вздохнула, исполнив привычную, мастерски отработанную комбинацию – закатила-глаза-покачала-головой.

На дух не переносила повороты. И закрытые двери.

Поворот №1: Мы с твоим отцом разводимся.

Поворот №2: Мы переезжаем. Снова.

Поворот №3: Я выхожу замуж. Снова.

Поворот №952: Ты мне не нравишься, и мой муж тоже, и его сын, поэтому я буду путешествовать в одиночку по пятнадцать раз за год!

Ладно, моя мама не говорила последнего, но я чертовски хороша в интерпретации. А повороты все равно отстой.

Отступив назад, засунула руки в карманы своих узких джинсов, собираясь посмотреть, что же эта девочка сделает. Может, она наконец-то наберется мужества, которого не доставало этим двум болванам? Я продолжала надеяться, что Татум ответит на вызов, однако она постоянно меня разочаровывала.

Татум Брандт – тряпка.

Мне было мало что о ней известно. Все, помимо Мэдока и Джареда, называли ее Тэйт. По виду она походила на рокершу, но, по сути, никогда не рисковала, а еще была очень красива. Прям классическая чирлидерша.

Густые белокурые волосы? Несомненно.

Огромные голубые глаза, которые искрились от улыбки, даже когда она не улыбалась? Определенно. Хотя в последнее время улыбалась Татум все реже и реже. 

Длинные ноги, пухлые губы, большая грудь? Даже в шестнадцать лет.

Идеальный набор. На месте своего сводного брата я бы без проблем ее поцеловала. Черт, да я и сама не прочь.

Думая об этом, прикусила нижнюю губу. Да, я могла бы стать лесбиянкой. Возможно. Если бы захотела.  

Нет, проехали.

Суть вот в чем… почему Мэдок и Джаред издевались над Татум, вместо того, чтобы с ней встречаться, оставалось для меня загадкой.

Только по какой-то причине мне было любопытно. С начала девятого класса они оба изводили ее. Распускали сплетни, оскорбляли, делали все, что в их силах, чтобы она была несчастна. Они нападали, а Татум отступала раз за разом. Это начинало меня бесить настолько, что я была готова стукнуть этих двоих головами, чтобы защитить ее.

Но я была едва с ней знакома. А меня она вообще не знала. Я держалась столь обособленно, что меня и эхолокатор бы не обнаружил.

– Почему? – ответил Джаред вопросом на вопрос, нагло вторгшись в ее личное пространство. – Потому что от тебя воняет, Татум. – Он сморщил нос с наигранным отвращением. – От тебя несет… как от шавки.

Тэйт мгновенно выпрямилась; из ее глаз все-таки пролились слезы.

Разъяренно выдохнув, я поправила очки на переносице. Всегда так делала, настраивая себя.

Она покачала головой.

– Ты даже не помнишь, какой сегодня день, не так ли? – Закусив свои дрожащие губы, Тэйт опустила взгляд в пол.

Даже не видя ее глаз, я знала, что в них увижу.

Отчаяние. Утерю. Одиночество.

knijky.ru

Читать онлайн книгу «Соперник» бесплатно — Страница 1

Пенелопа Дуглас

Соперник

Пролог

Фэллон

Я встречала людей, которые мне нравились или не нравились, людей, которых я любила или ненавидела.

Но только одного человека я любила ненавидеть.

– Зачем ты это делаешь? – по дороге в спортивный зал, где у второго курса должно было начаться занятие, я услышала жалобный женский голос и остановилась.

Перед глазами предстала раскрасневшаяся Татум Брандт. Напротив нее стояли мой придурковатый сводный брат Мэдок Карутерс и его друг Джаред Трент. Дело происходило в коридоре, рядом со шкафчиками. На лицах парней читалась скука. А Тэйт нервно сжимала лямки рюкзака.

– Ты вчера наорал на меня, – сдвинув брови, сказала Тэйт, глядя на Джареда. Мэдок стоял у него за спиной и посмеивался. – А следом за тобой и твои друзья. Джаред, ты всегда так себя ведешь. Когда же ты наконец остановишься? И почему ты это делаешь?

Я глубоко вздохнула, как всегда, закатила глаза и покачала головой.

Я терпеть не могла неожиданные повороты, потому что не могла выносить ощущение неизвестности.

Поворот номер 1: Мы с твоим отцом разводимся.

Поворот номер 2: Мы переезжаем. Опять.

Поворот номер 3: Я выхожу замуж. Снова.

Поворот номер 952: Ты мне не особо нравишься. Как и муж. И его сын тоже. Поэтому я, пожалуй, буду уезжать отдыхать куда-нибудь подальше от всех вас по пятнадцать раз в год!

Справедливости ради надо сказать, на самом деле мама никогда этого не говорила. Но, думаю, у меня неплохо вышло выразить это дерьмо в словесной форме. Ну их к черту, эти повороты.

Я ссутулилась, засунула руки в карманы узких джинсов и продолжила наблюдать за тем, что будет делать Тэйт. Может, у нее наконец получится схватить за яйца этих идиотов? Или у нее опять на это смелости не хватит? Я все еще надеялась, что она сможет дать им отпор, а она из раза в раз разочаровывала меня.

Татум Брандт – тряпка.

Я не так много о ней знала. Только то, что все, кроме Мэдока с Джаредом, звали ее Тэйт, что она выглядела как рокерша, но вела себя скромно, и что была довольно симпатичной, с образцовой внешностью чирлидерши.

Длинные светлые волосы? Естественно.

Большие голубые глаза? Куда ж без них.

Длинные ноги, пухлые губы и большая грудь? Все при ней уже в шестнадцать лет.

Короче, полный комплект. На месте сводного брата я бы не раздумывая полезла к ней целоваться. Блин, да я и сама была не прочь.

От этой мысли я закусила губу. Да, я могла бы быть лесбиянкой, наверное, если бы мне этого захотелось.

Хотя нет, забудем об этом.

Поэтому я никак не могла понять, почему Мэдок и Джаред терроризируют ее, вместо того чтобы звать на свидания.

Все же мне было интересно, чем закончится эта история. В старшей школе они оба ее изводили. Распускали слухи, преследовали и делали все, что было в их силах, чтобы сделать Тэйт несчастной. А девушка терпела их нападки, все больше замыкаясь в себе. Меня это так злило, что я уже подумывала вступиться за нее и стукнуть их лбами друг о друга.

Только вот я ее едва знала. А Татум и вовсе не подозревала о моем существовании. Мы были такими разными, что я просто не попадала в ее поле зрения.

– Почему? – ответил Джаред вопросом на вопрос и с наглым видом подошел к ней практически вплотную. – Потому что ты воняешь, Татум, – он поморщил нос, изображая отвращение. – От тебя несет… как от псины.

Тэйт моментально выпрямилась, и из ее глаз наконец хлынули слезы.

Да врежь ты уже ему по яйцам!

Я была в ярости. Выдохнув, я поправила очки на переносице. Это всегда помогало взять себя в руки.

Тэйт покачала головой.

– Ты даже не помнишь, какой сегодня день, так ведь?

Она прикусила дрожащие губы и опустила взгляд в пол.

Я не видела ее глаз. Но отлично знала, что увижу в них: отчаяние, боль утраты, одиночество.

Она развернулась и ушла, даже не взглянув на Джареда. Ей было проще простого его ударить, ответить оскорблением на оскорбление.

И пусть я презирала ее слабость, но уяснила одну вещь, которую не понимала раньше. Джаред был ослом, но мог задеть ее за живое.

Да она же влюблена в него.

Скрестив руки на груди, я направилась к шкафчикам. Туда, где Джаред с Мэдоком провожали взглядами удаляющуюся Тэйт.

Мэдок заговорил первым.

– Что это значит: какой сегодня день?

Джаред только пожал плечами в ответ.

– Понятия не имею, о чем она говорит.

– Сегодня 14 апреля, – встряла в разговор я, оказавшись у Мэдока за спиной. Ему пришлось обернуться. – Тебе это о чем-нибудь говорит, идиот? – обратилась я к Джареду.

Мэдок посмотрел на меня и поднял светло-русую бровь. В его взгляде появился намек на улыбку. Джаред повернул голову ровно настолько, чтоб я могла видеть его профиль.

– 14 апреля? – прошептал он и зажмурился.

Потом медленно открыл глаза и пробормотал:

– Вот блин.

Мэдок провел рукой по волосам. Джаред с силой ударил ладонью по дверце ближайшего шкафчика.

– Что такое? – с сердитым видом спросил Мэдок.

Джаред протер лицо руками и покачал головой.

– Ничего. Не обращай внимания, – огрызнулся он. – Пойду на геометрию.

Джаред засунул руки в карманы и направился в дальний конец холла. Даже через джинсовую ткань было видно, что он крепко сжал в карманах кулаки. Мы с Мэдоком остались вдвоем.

Если сравнивать Мэдока и Джареда, то второй мне нравился больше. Они оба были настоящими ублюдками, но Джаред хотя бы плевать хотел на то, что о нем думают другие. Это был странный парень, что-то среднее между спортсменом и готом. Он вечно слонялся по школе с довольно зловещим видом, но тем не менее был популярным. Всегда мрачный, но отнюдь не обделенный женским вниманием. Наоборот.

Мэдока же общественное мнение волновало как никого другого: что подумают наши родители, директор, большинство учеников. Мэдок любил нравиться, и его жутко раздражало, что ему никак не отделаться от меня.

Джаред и Мэдок учились в старшей школе второй год и уже начинали приобретать власть и влияние, которым в выпускном классе предстояло выйти из-под всякого контроля.

– У-у-у, похоже, твой приятель – неудачник, – издевательским тоном добавила я, убирая руки в задние карманы джинсов.

Мэдок посмотрел на меня с игривой полуулыбкой на лице.

– А твои дру… – начал было братец, но вдруг остановился.

Широко улыбнувшись, он продолжил:

– Извини. У тебя же нет друзей.

– Они мне не нужны, – ответила я. – Мне и одной неплохо. Я ненормальная. И гуляю сама по себе. Ты же знаешь.

– Ты и вправду сумасшедшая. Когда в следующий раз пойдешь гулять, загляни в химчистку, Фэллон, и забери мои рубашки.

Он с надменным видом поправил воротник модной синей рубашки. Мэдок одевался так, чтобы производить впечатление. На нем были потертые джинсы по щиколотку и черный браслет, а русые волосы – аккуратно уложены. Девочки его обожали. Он выглядел модно, профессионально вешал лапшу на уши и любил весело проводить время. То есть был приятным парнем во всех отношениях.

Рядом с ним я всегда чувствовала себя маленькой и никчемной.

Сколько бы гадостей я про него ни говорила, было очевидно, что я старалась скорее убедить в этом себя, чем окружающих. Мэдок носил фирменные вещи. Я одевалась в дешевые шмотки из супермаркета. Он был дорогим бельгийским шоколадом. А я – арахисовым баточником. В его понимании, он был достойным сыном своего отца, а я – нахлебницей, дочерью жадной до денег шлюхи, охмурившей его папочку.

Мэдок считал меня грязью у себя под ногами. К черту его.

Я снисходительно осмотрела его наряд.

– Твои рубашки суперстильные, без сомнения. Гей-сообщество может тобой гордиться.

– Можешь тоже прикупить себе что-нибудь модное. Отец каждый месяц платит твоей матери за ее услуги, в конце концов.

– Что-нибудь модное? Ты имеешь в виду мини-юбки, которые носят твои пассии?

Вызов принят. Пора поставить его на место.

– Большинству парней, Мэдок, нравится кое-что другое. Знаешь, почему ты хочешь видеть меня в «модных» коротких юбках? Потому что чем больше я показываю, тем меньше я скрываю. Ты меня боишься.

Он покачал головой.

– Ничего подобного, младшая сестренка.

Младшая… Я была всего на пару месяцев младше него. И такие выпады были направлены исключительно на то, чтобы вывести меня из себя.

– Я тебе не младшая сестренка.

Я сделала шаг вперед.

– И у меня есть друзья. И я много кому нравлюсь. Парням нравится, как я выгляжу. И если я не вписываюсь в твои стандарты и стандарты наших роди…

– У-у-у, мне скучно тебя слушать, – вздохнув, перебил меня Мэдок. – Фэллон, мне неинтересна твоя жизнь. Я готов пересекаться с тобой за праздничным столом и изредка дома. Во всех остальных случаях перспектива наткнуться на тебя меня не радует.

Я гордо задрала подбородок, стараясь не выдать своих чувств. Его слова меня не ранили. Ни слова, ни его мнение обо мне. Я не придала никакого значения его словам. Мне нравилось быть собой. Никто не указывал мне, как одеваться, как вести себя и с кем общаться… Я сама принимала решения. Мэдок был куклой, дроидом.

А я была свободна.

Когда Мэдок понял, что я не собираюсь отвечать, он стал медленно отходить назад.

– Родителей ночью не будет дома. Я устраиваю вечеринку. Не мешайся под ногами. Можешь спрятаться в комнатах для прислуги. Там тебе и место.

Я смотрела ему вслед, понимая, что не послушаюсь. Откуда мне было знать, что потом я горько об этом пожалею.

Глава 1

Мэдок

Два года спустя

– Серьезно? – воскликнул я. – А еще медленнее она может? – спросил я у Джареда, сидя на заднем сиденье G8 его девушки, заложив руки за голову.

Тэйт была за рулем. Она резко обернулась и посмотрела на меня с таким видом, будто была готова воткнуть нож мне в грудь.

– Я прохожу резкий поворот на скорости 80 километров в час да еще на грунтовой дороге! – завопила она. – Это даже не настоящая гонка. Всего лишь тренировка. Я тебе уже говорила!

Каждая мышца у нее на лице была напряжена до предела, пока она меня распекала.

Я запрокинул голову и громко вздохнул. Джаред сидел передо мной, облокотившись на дверь и придерживая рукой голову.

Был вечер субботы. До первой настоящей гонки Тэйт на местной импровизированной трассе «Петля» оставалась неделя. И мы уже третий час торчали на Пятом шоссе. Каждый раз, когда эта курица слишком рано начинала тормозить или недостаточно быстро выжимала газ, Джаред молчал. Но не я.

Он не хотел задеть чувства своей девушки, но меня это не волновало. Почему я должен с ней носиться? Я же не пытаюсь залезть к ней в трусики.

По крайней мере, больше не пытаюсь.

На протяжении всей старшей школы Джаред и Тэйт люто ненавидели друг друга. Они постоянно вступали в перепалки и трепали друг другу нервы всякими идиотскими выходками. Это была самая длинная прелюдия, которую мне довелось наблюдать. А теперь они были по уши влюблены друг в друга, как Ромео и Джульетта. Точнее, порноверсия «Ромео и Джульетты».

Джаред слегка повернул голову в мою сторону, но в глаза не посмотрел.

– Выметайся из машины, – приказным тоном сказал он.

– Что? – выпалил я, смотря на него круглыми глазами. – Но… но… – я запнулся.

Из зеркала заднего вида на меня с победной улыбкой смотрела Тэйт.

– Никаких «но», – гаркнул Джаред. – Бери свою машину. Она тебя сделает.

Я ощутил мгновенный выброс адреналина от одной мысли о предстоящем веселье. Кто бы спорил, что Тэйт легко обойдет девчонку, которая понятия не имеет, как вести себя за рулем. Но до моего уровня ей еще далеко.

Мой выход. Я хотел было улыбнуться, но передумал и закатил глаза.

– Это будет скучно.

– Ой, ты такой забавный, – пыталась язвить Тэйт, все крепче сжимая руль. – Ты ничем не лучше двенадцатилетней девчонки, когда ноешь.

Я открыл заднюю дверь.

– Раз уж ты заговорила о нытье… Кажется, я знаю, кто сегодня будет смеяться последним, а кто – плакать в подушку. Хочешь поспорить?

– Ты. Ты у меня еще поплачешь, – ответила Тэйт.

– Ответ неверный.

Она схватила упаковку бумажных платочков и швырнула в меня.

– Вот, держи на всякий случай.

– Да я смотрю, у тебя тут годовой запас, – мгновенно среагировал я. – Это потому, что ты часто плачешь, не так ли?

Она резко обернулась.

– Tais-toi! Je te détes…[1]

– Что-что? – перебил ее я. – Что это значит? Я горячий парень, и ты от меня без ума? Джаред, ты знал, что у нее есть ко мне чу…

– Прекратите! – взревел он, затыкая нас обоих. – Черт возьми, замолчите оба.

Джаред поднял руки и поглядывал то на меня, то на Тэйт так, будто мы – два провинившихся ребенка.

Секунду мы с Тэйт молчали. А потом она прыснула. Я тоже не смог сдержать смех.

– Мэдок, – процедил Джаред через плотно сжатые зубы. В его голосе слышалось напряжение. – Вон. Сейчас же.

Я схватил с сиденья телефон и последовал его совету, но только потому, что понял: мой лучший друг вышел из себя и не очень хорошо себя контролирует.

Я весь день бесил и подкалывал Тэйт и тем самым мешал их тренировке. Тэйт наконец-то предстояло поучаствовать в настоящей гонке. И пусть мы с Джаредом уже давно натаскивали ее, всем ясно, что тренировки и гонка – это как небо и земля. Когда ты на трассе, все может пойти не по плану. Но Тэйт была твердо уверена, что справится.

А если эта девушка чего-то хочет, она всегда этого добивается. До нее Джаред был просто неуправляемым, а сейчас – посмотрите на него.

Я пошел назад по дороге, к месту, где припарковался. Мой серебристый GTO стоял у обочины. Одной рукой я вытер пот со лба, а другой полез в карман за ключами.

Было еще только начало июня, а все вокруг уже плавилось от жары. Не то чтобы было очень жарко, но влажность делала свое дело. Мама хотела, чтобы я приехал на лето к ней, в Новый Орлеан, но я ответил веским и бесповоротным «нет».

Что может быть приятнее ловли креветок в Мексиканском заливе в полуденный зной в компании ее нового муженька?

Ни за что.

Я, конечно, люблю маму, но не отказываться же от возможности остаться одному на все лето, пока отец живет в Чикаго.

Телефон в руке завибрировал. Я взглянул на экран.

О, легок на помине.

– Привет, что такое? – ответил я отцу, подходя к машине.

– Мэдок, хорошо, что ты ответил. Ты дома?

У него был взволнованный голос.

– Нет. Но скоро собираюсь домой. А что?

Отца почти никогда не было рядом. Юридическая практика отнимала у него очень много времени, так что он купил квартиру в Чикаго, решив, что так будет удобнее. Но чем реже он появлялся дома, тем проще нам было находить общий язык.

Он мне нравился. Хотя не могу сказать, что я любил его.

Мачеха тоже почти всегда где-то пропадала. Путешествовала, навещала друзей. Вот ее я ненавидел.

А еще у меня была сводная сестра… неизвестно где.

Так что единственной из домочадцев, кого я по-настоящему любил, была Эдди, наша домработница. Она внимательно следила за тем, чтобы я ел овощи, и писала записки в школу. Она – моя настоящая семья.

– Утром звонила Эдди, – объяснил отец. – Приехала Фэллон.

Ком застрял в горле. Я чуть было не выронил телефон.

Фэллон?

Оперевшись ладонью на капот, я опустил голову и постарался перестать скрипеть зубами.

Сводная сестренка дома. Почему? Почему именно сейчас?

– И? – бросил в ответ я. – А мне до этого какое дело?

– Эдди собрала твои вещи, – отец проигнорировал мой вопрос. – Я поговорил с мамой Джареда, ты поживешь у них пару недель. Как только мой график станет свободнее, я приеду и разберусь со всем этим.

Прошу прощения? Я так крепко сжал в руке телефон, что он затрещал.

– Что? Почему? – воскликнул я, тяжело дыша. – Почему я не могу остаться у себя дома?

С чего это я должен под нее подстраиваться? Ну, вернулась она домой. Тоже мне, событие! Это ее надо взять и выставить. Почему меня отправляют к другу?

– Ты знаешь, почему, – угрожающим тоном ответил отец. – Не приходи домой, Мэдок.

И он повесил трубку.

Я стоял как вкопанный, внимательно изучая отражения деревьев в капоте GTO. Значит, меня отправляют к Джареду, а Эдди привезет туда мои вещи. И мне нельзя домой, пока отец не разрешит.

А все почему?

Я закрыл глаза и покачал головой. Я знал, почему.

Потому что сводная сестра дома, а наши родители обо всем узнали. О том, что случилось два года назад.

Но это был не ее дом. Это я жил в нем всю свою жизнь, уже восемнадцать лет. А она пожила здесь только некоторое время после того, как наши родители поженились, а пару лет назад вообще уехала неизвестно куда.

Я проснулся одним прекрасным утром, а ее нет. Ни «до свидания», ни записки. Я ни одной весточки от нее не получил с тех пор. Родители знали, где она. Но не я. От меня скрывали ее местонахождение.

Хотя мне все равно было наплевать.

Но я, черт побери, хотел провести лето у себя дома.

Два часа спустя я сидел у Джареда в гостиной, в компании его единокровного брата Джекса. Время от времени из кухни на нас бросала недобрые взгляды их мать. Я ждал, когда ей надоест пялиться. И чем дольше я сидел и ждал, тем сильнее мне хотелось на что-нибудь отвлечься. На дворе, в конце концов, был вечер пятницы, а в комнате Джареда стояла куча выпивки, которую я в свое время натаскал из закромов отца. Джекс сидел, сгорбившись, на диване и играл в приставку, а Джаред ушел набивать очередную тату.

– Этим ты не решишь проблему, Джейсон, – послышался с кухни громкий шепот Кэтрин Трент.

Я поднял брови. Джейсон? Так зовут моего отца. Было видно, как она ходит по кухне из угла в угол с телефоном в руке.

Она называет отца Джейсоном? Хотя что в этом странного? Ведь это его имя. Просто немного непривычно. Не так много людей могут позволить себе обращаться к нему по имени. Обычно он «мистер Карутерс» или «сэр».

Встав с дивана, я направился в столовую, которая была рядом с кухней.

– Это же твой сын, – послышались слова мамы Джареда. – Ты должен вернуться и все уладить.

Я засунул руки в карманы и прислонился к стене рядом с дверью, ведущей на кухню. Некоторое время Кэтрин молчала – было слышно только, как она гремит посудой. Похоже, разгружала посудомоечную машину.

– Нет, – ответила Кэтрин. – Через неделю. Не позже. Я люблю Мэдока, но он – твой сын, и ты нужен ему. На этот раз выкрутиться тебе не удастся. У меня уже есть два сына-подростка. Знаешь, что происходит, когда я прошу их приходить домой пораньше? Они смеются надо мной.

С одной стороны, мне хотелось улыбнуться, с другой – крепко сжать кулаки от раздражения.

– Я рядом, – продолжила она, – и всегда готова помочь ему, но мальчику нужен ты!

Все ее уговоры были обречены на провал. Моего отца невозможно просто так взять и заставить что-то сделать.

Я бросил взгляд на Джекса. Он поставил игру на паузу и, сдвинув брови, смотрел на меня.

Покачав головой, он попытался разрядить обстановку:

– Я никогда не возвращался домой в положенное время. Но мило, что она переживает. Люблю эту женщину.

Джекс – единокровный брат Джареда. У них один отец, но разные матери, и большую часть жизни Джекс проводил либо в доме отца-тирана, либо у приемных родителей. Прошлой осенью мой отец помог Кэтрин получить опеку над Джексом и забрать его из приемной семьи. Отец Джареда и Джекса сидел в тюрьме, и всем хотелось, чтобы братья жили вместе.

Особенно самим братьям.

Теперь, когда Джаред, мой бессменный лучший друг на протяжении всех старших классов, нашел любовь всей своей жизни и живет с ней душа в душу, он не может проводить со мной так много времени, как раньше. Так что я сблизился с Джексом.

– Пошли.

Я вздернул подбородок.

– Сейчас сгоняю к Джареду в комнату за бутылкой, и пойдем веселиться.

– Покажите мне самые большие шары из тех, что у вас есть, – потребовал я, сделав голос как можно ниже.

Я прищурился и еле сдерживался, чтобы не засмеяться. Пришлось даже сжать зубы.

Тэйт выпрямила спину, медленно повернулась и взглянула на меня исподлобья. Почти так же на меня смотрела мать, когда маленьким я написал в бассейн.

– Такого я еще не слышала, – ее глаза были широко раскрыты. – Что ж, сэр, у нас есть довольно тяжелые, но с ними тоже придется управляться тремя пальцами. Вы справитесь?

У нее было такое выражение лица, как будто мы обсуждаем домашнее задание, но от меня не ускользнуло, что она игриво улыбнулась уголком губ.

– Разумеется, – ответил я, продолжая упражняться в остроумии. – Ты умрешь от зависти, когда увидишь, что будет вытворять этот шар в моих руках.

Она закатила глаза и прошла к стойке. Тэйт работала в боулинге с прошлой осени. Ей едва не пришлось устроиться на работу по решению суда. Точнее, не совсем так. Ей, скорее всего, пришлось бы найти работу по требованию судьи, если бы Джаред выдвинул обвинения. Тэйт всегда была довольно спокойной. Кто бы мог подумать, что эта девушка в приступе ярости схватит лом и разнесет машину своего бойфренда. Это было и мерзко, и прекрасно одновременно. Видео тут же появилось на YouTube. Феминистки были в восторге. Из него делали нарезки и накладывали на музыку. В Интернете этот ролик окрестили «Ну и кто теперь босс?», потому что Джаред ездил на Mustang Boss 302.

Однако это было всего лишь недоразумение, и Тэйт оплатила причиненный ущерб. С тех пор она сильно изменилась. Как и мы с Джаредом.

Правда, эти двое спали друг с другом. У меня таких привилегий не было.

– Мэдок, ты что, выпил?

Тэйт облокотилась на стойку и посмотрела на меня взглядом заботливой мамочки.

– Какой глупый вопрос.

Естественно, я выпил. Будто она меня совсем не знает.

Тэйт подняла голову и обвела взглядом дорожки у меня за спиной. Ее глаза настолько расширились, что я испугался, как бы они не выпали из орбит.

– Да ты еще и Джекса напоил! – с укором в голосе добавила явно взбешенная Тэйт.

Я хотел было развернуться, чтобы взглянуть, что она там такого увидела. Но рядом очень неудачно оказался стул. Я споткнулся о его ножку и громко вскрикнул.

– Ого! – воскликнул я, поднимая высоко над головой бутылку виски, когда увидел, что так взбесило Тэйт.

Перед одной из дорожек столпились люди. Они с громким смехом наблюдали за Джексом, который с разбегу по ней катался.

– Черт побери!

Кто-то выхватил у меня бутылку. Обернувшись, я увидел, что Тэйт, нахмурившись и плотно сжав губы, прячет ее за стойку.

– Куда делся мой виски?! – спросил я и, продолжая изображать Джека Воробья, стукнул кулаком по стойке.

Но Тэйт уже двинулась к входу в зал с дорожками.

– Когда моя смена закончится, тебе не поздоровится, – бросила она через плечо громким шепотом.

– Ты меня любишь. Сама же знаешь!

Я рассмеялся и побежал через лабиринт из стульев и столов, окружавших прилавок, к дорожке, на которой играл Джекс. К нему присоединилась еще пара парней, и теперь они все вместе катались по дорожкам, на радость веселой субботней публике. В это время все счастливые семьи собираются за кухонным столом, а в боулинге торчат разве что убежденные холостяки, переживающие по поводу своих пивных животиков и коротающие время за разговорами о том, какое это счастье – избежать брачных уз. Они просто смотрели и качали головами.

Я сглотнул виски, который уже просился наружу, и запрокинул голову.

– Ву-у-у-ху-у-у! – прокричал я, разбежался, приземлился животом на гладкую поверхность из светлого дерева и покатился по направлению к кеглям.

Сердце колотилось от возбуждения. Черт возьми! Эти дорожки были такие скользкие, что я хохотал во весь голос, несмотря на то, что Тэйт была вне себя от ярости. Я устроил суматоху у нее на работе. А это значило, что последствие встречи с кулаком Джареда еще долго будет украшать мое лицо. Но меня волновало только то, что происходит прямо сейчас. Я ловил момент.

Как можно было просто встать и уйти домой?

Ликующая толпа шумела у меня за спиной, некоторые даже прыгали на месте. Я понял это по характерной вибрации пола. Когда я докатился до конца, меня развернуло, и ноги залезли на соседнюю дорожку. Я лежал там, и меня мучил один вопрос. Нет, не о Фэллон. И даже не о том, что я был слишком пьян, чтобы вести машину, а значит, не смогу уехать домой самостоятельно.

Он был совершенно неразрешимым. Я решил его озвучить:

– И как же, блин, мне теперь подняться?

Эти дорожки были слишком скользкими. Ух. Невозможно было встать на ноги, не поскользнувшись. Дерьмо.

– Мэдок! Вставай! – донесся до моих ушей недовольный голос Тэйт. Она была где-то совсем близко.

Мэдок. Вставай. Солнце встало. Тебе пора.

– Мэдок. Вставай давай! – орала на меня Тэйт.

Я выпрямился.

– Все в порядке, – пробормотал я. – Прости меня, Тэйт. Ты же знаешь, что я люблю тебя, так ведь?

Я с трудом заставил тело принять сидячее положение и икнул. Потом поднял глаза. Тэйт с гордым видом шла по разделительной линии между дорожками, уперев руки в бока и грозно сдвинув брови.

И смотрела на меня глазами, полными презрения.

– Мэдок, я, вообще-то, здесь работаю.

Я вздрогнул. Не люблю, когда у нее такой грустный голос. Похоже, она во мне разочаровалась. Тэйт всегда была достойна моего уважения.

– Прости, детка.

Я вновь попытался встать, но поскользнулся и плюхнулся на задницу, которая и так уже болела.

– Я же извинился, что еще?

Она присела на корточки, вцепилась мне в плечо обеими руками и потянула наверх.

– Да что с тобой такое? Ты ведь только на вечеринках позволяешь себе напиваться.

Одной ногой я попал в ложбинку сбоку от дорожки и зашатался. Тэйт притянула меня ближе к себе. Тогда мне удалось водрузить вторую ногу на разделительную линию.

– Все со мной нормально, – улыбнулся я. – Тэйт, я же шутник. Я… – я помахал рукой в воздухе, – …просто… шутка… то есть шутник, я шутник, – поспешил исправиться я.

Она продолжала меня придерживать, но я чувствовал через футболку, что девушка понемногу ослабляет хватку.

– Мэдок, никакая ты не шутка.

Ее взгляд немного смягчился.

Ты не знаешь, кто я такой.

Я смотрел ей в глаза. Очень хотелось все объяснить, заставить подругу – да хоть кого-нибудь – увидеть меня настоящего. Джаред и Джекс были хорошими друзьями, но парни не любят выслушивать эти сопли, и они не такие внимательные. А Тэйт заметила, что что-то не в порядке, но я не знал, как объяснить ей, в чем дело. Я просто хотел, чтобы она понимала: я хороший парень, несмотря на все мои выходки.

– Тэйт, я все время делаю глупости. Это стиль жизни. И у меня неплохо получается.

Я медленно наклонился к ней и заправил редкие, выбившиеся из ее хвостика волосы за ухо, а потом томным голосом прошептал:

– Отец об этом знает. И она знает.

Я на мгновение опустил глаза в пол, потом снова встретился с ней взглядом.

– И ты тоже об этом знаешь, разве не так?

Тэйт ничего мне не ответила. Она молчала и внимательно меня разглядывала. Кажется, я почти слышал, как крутятся шестеренки у нее в мозгу.

Я положил руку ей на щеку и вдруг вспомнил, как часто она мне напоминала Фэллон. Поглаживая большим пальцем бархатную кожу ее лица, я мечтал, чтобы она снова на меня накричала. Чтобы она не переживала за меня. Тогда я мог бы сказать, что у меня в жизни не осталось ничего настоящего. Было бы гораздо проще.

Касаясь ее милого растерянного лица, я вдохнул полной грудью аромат ее духов и потянулся к ней губами.

– Мэдок! – одернула меня Тэйт.

Она выглядела смущенной. Наклонив голову, я чмокнул ее в лоб и снова выпрямился.

Взволнованно сдвинув брови, она продолжала пристально смотреть на меня.

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Соперники орлов (книга) | Крымология-R Wiki

Model:Карточка книги В книге в яркой и увлекательной Форме авторы рассказывают о первом русском летчике Михаиле Никифоровиче Ефимове, а также о его братьях Владимире и Тимофее, и товарищах - зачинателях летного дела в России, людях опасной профессии и нелегкой судьбы. Книга носит научно-просветительный характер и адресована широкому кругу читателей.

В шестой главе рассказывается о создании Качинской авиационной школы и её учениках, в девятой главе - о революционных событиях в Севастополе.

Слово к читателю Edit

thumb|200 px|П.Н.Нестеров (в первом ряду третий справа) в гостях у качинцев (в штатском костюме-М.Н.Ефимов) В конце шестидесятых — начале семидесятых годов я возглавлял Военно-воздушную академию имени Ю. А. Гагарина. Нашей большой авиационной семье было чем гордиться, чем дорожить: благодаря неустанной заботе Коммунистической партии о развитии отечественной авиации на аэродромах стартовали новейшие самолеты, учебные аудитории были оснащены сложной электронной аппаратурой. А один из крупных ангаров преподаватели и слушатели академии переоборудовали в музой истории авиации. Экспозиция создавалась усилиями многих людей, в ее формирование было вложено немало инициативы, творчества, любви к делу.

Нужно ли говорить, сколь велико воспитательное значение музея. Здесь можно увидеть бережно сохра-ненный со времен Великой Отечественной войны боевой истребитель трижды Героя Советского Союза И. Н. Ко-жедуба и миниатюрную копию самолета конструкции Л. Ф. Можайского, знаменитый штурмовик Ил-2, сыгравший важную роль в разгроме фашистских полчищ, документы и фотоснимки, рассказывающие о выдающихся конструкторах и летчиках.

Экспозицию открывает фото молодого человека с простым открытым русским лицом, со спокойным задум-чивым взглядом, Под снимком подпись: «Михаил Никифорович Ефимов (1881 — 1919)», а чуть ниже — краткая справка о том, что это первый отечественный летчик, чье мастерство получило признание на родине и за рубежом, погибший во время гражданской войны. Сведения были очень скудные. У многих посетителей музея невольно возникали вопросы: кто он? когда стал летать? каким был человеком? чего достиг? как погиб?

Первый... Определение, исполненное глубокого смысла. Наша Военно-воздушная академия удостоилась чести носить имя Юрия Гагарина, первым отправившегося в космос. Но ведь шаги в воздушный океан, совершенные более полувека назад, требовали не меньшей отваги и мужества. И сколько пионеров авиации заплатило за штурм неба ценой жизни!.. Поэтому вы, дорогие читатели, поймете то воодушевление, которое я испытал, получив пакет из Киева с текстом документальной повести «Соперники орлов». Она рассказывала о жизни-подвиге Михаила Ефимова. Это была первая книга о зачинателе летного дела в России, его соратниках, в которой давались ответы на многие вопросы, возникавшие у посетителей авиационного музея.

И оказалось, что первым нашим соотечественником, покорившим воздушную стихию, был внук крепостного крестьянина, сын рабочего и сам рабочий. Выходцу из социальных низов тогдашней царской России лишь благодаря выдающимся личным качествам удалось стать первым в России мировым авиационным рекордсменом, первым летчиком-испытателем, первым летчиком-инструктором, внести немало новшеств в технику пилотирования.

Ценность книги «Соперники орлов» заключается также в том, что повествует она не только о Михаиле Ефимове, по и о продолжателях его дела, отважных пионерах отечественной авиации: самоотверженном пропагандисте летного дела Сергее Уточкине, победителе первого перелета Петербург — Москва Александре Васильеве, о братьях первого авиатора Владимире и Тимофее, также освоивших крылатые машины, о представителях первой плеяды военных пилотов — Мациевиче, Ульянине, Рудневе. В книге развернута широкая картина зарождения авиации, отражены усилия изобретателей ряда стран в создании летательных аппаратов тяжелее воздуха, убедительно показан огромный вклад в решение этой важнейшей проблемы, сделанный русскими учеными, конструкторами и летчиками.

Я с большим интересом прочитал книгу и в ответном письме авторам Е. В. Королевой и В. А. Руднику отметил, что их большой исследовательский труд послужит делу воспитания новых поколений отважных покорителей высот. Я выразил уверенность, что книга будет пользоваться популярностью и у молодежи, решившей посвятить жизнь авиации, и у летчиков-ветеранов. С этим кратким напутствием «Соперники орлов» были изданы в Одессе — городе, где первый отечественный летчик сражался за власть Советов и где погиб от белогвардейской пули. Повесть была тепло принята читателями, получила одобрительные отзывы видных авиационных специалистов, центральных журналов и газет. И мне приятно теперь, в год 100-летия со дня рождения Михаила Никифоровича Ефимова, рекомендовать читателям эту книгу, переизданную в Военном издательстве. В ней более подробно рассказано о создании военной авиации в России, Михаил Никифорович обстоятельнее показан как воспитатель целой когорты военных летчиков, детальнее освещены события гражданской войны, и которых он принимал участие.

Авторы справедливо подчеркивают, что есть понятия, которые никогда не будут восприниматься равнодушно,-—«первый», «впервые». Свершения тех, кто прокладывал первые трассы в воздушном океане, в космосе, всегда будут для потомков героическим примером, источником вдохновения.

Герой Советского Союза маршал авиации С. РУДЕНКО

Содержание Edit

  • Слово к читателю
  • Пролог
  • Глава первая. Истоки
    • Рукопожатие эпох
    • «Крайне неблагонадежные»
  • Глава вторая. Замыслы и свершения
    • Манящая высота
    • Эксперименты Уточкина
    • Гнездо людей-птиц
    • Ксидиас нервничает
    • Владимир
  • Глава третья. За границей
    • Триумф в Ницце
    • Пилот номер два о пилоте номер один
    • Уроки у «отчаянного русского»
    • В городе Ромео и Джульетты
    • Авария
    • В отёле «Брабант»
    • Реймский урок
    • Удар судьбы
  • Глава четвертая. Признание Родины
    • Смотр сил
    • «Прощай, товарищ!»
    • Веление времени
    • Ради будущего
    • Рождение виража
    • Сольвейг
  • Глава пятая. «И вырастут перья у наших птенцов...»
    • Первая авиашкола
    • ..И ее первые ученики
    • «Ефимов нынче в ударе!»
    • В объятиях двух стихий
    • Почетный гражданин
    • Маневры
    • Вот они — настоящие хозяева!
  • Глава шестая. Еще шаг...
    • Авиационный форум
    • На Каче
  • Глава седьмая. Младший брат
    • Воздушный фигурист
    • В пике
    • Над осажденной крепостью
  • Глава восьмая. Тучи нависли
    • Перед грозой
    • Боевой разворот
    • Испытатель
    • «Дайте построить аэроплан!»
    • Воздушные дуэли
    • С кем и за что воевать?
  • Глава девятая. Рядовой революции
    • Весенние ветры
    • Правая рука комиссара
    • Его увидеть!
    • За народное дело
  • Примечания

Выходные данные Edit

Евгения Владимировна Королева Вадим Анатольевич Рудник

Соперники орлов

Редактор И. Я. Егорова Художник Е. К. Самойлов Художественный редактор Н. Б. Попова Технический редактор А. А. Перескокова Корректор О. Б. Григорьева

ИБ № 1352

Сдано в набор 22.01.81. Подписано в печать 16.09.81 Г-42856. Формат 84×108/32. Бумага тип. № 2. Гарн. обыкнов. новая. Печать высокая. Печ. л. 6. Усл. печ. л. 10,08. +1 вкл. — 1/4 печ. л. 0,42 усл. печ. з. Усл. кр. отт. 10,95. Уч.изд. л. 10,10. Тираж 65 000 экз. Цена 50 коп. Изд. № 7/5050, Зак. 622

Воениздат103160, Москва, К-1601-я типография Воениздата103006, Москва, К-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3

rm.krymology.wikia.com

Книга "Соперники или нечто большее? (СИ)" из жанра Слеш

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Дамский детективный роман
  • Исторические любовные романы
  • Короткие любовные романы
  • Любовно-фантастические романы
  • Остросюжетные любовные романы
  • Романы для взрослых
  • Слеш
  • Современные любовные романы
  • Другие любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

olga82 Проснуться невестой (СИ)

Роман понравился, легкий,милый, нежный

wishnevoe_nastroenie Подарок 3 (ЛП)

а когда следующая часть выйдет?) не могу дождаться, очень интересная книга)

Лека-а Как я мужа искала

Лёгкий рассказ, написано с юмором)

Натали Босс с придурью (СИ)

легкий с юмором роман..хорошо описала автор развитие отношений между боссом и помощницей..понравился..

Tararam Ее покровители [ЛП]

Можно, конечно, написать ещё скучнее и безэмоциональнее.

Tararam Сердцеед

 Самый скучный роман из серии. Вкрапление остросюжетности не помогло оживить историю. 

онлайн

valyavik Скажи, что любишь (СИ)

Нет,это не моё,однозначно нет.

Главная » Книги » Любовные романы » Слеш
 
 

Соперники или нечто большее? (СИ)

Автор: OLGA-OLGA Жанр: Короткие любовные романы, Слеш Язык: русский Страниц: 13 Добавил: Admin 3 Июн 14 Проверил: Admin 3 Июн 14 События книги Формат:  FB2 (57 Kb)  DOC (64 Kb)  EPUB (112 Kb)  MOBI (360 Kb)  
  • Currently 4.67/5

Рейтинг: 4.7/5 (Всего голосов: 12)

Аннотация

Как нужно стараться, чтобы победить в конкурсе, хоть и незаконном, если на счету стоит честь и... минет от соперника!

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора OLGA-OLGA

Останови меня... (СИ)

Виагра - таблетка от похмелья! (СИ)

Все началось с троллейбуса или бабушка виновата? (СИ)

Запретная любовь...(СИ)

Паспортная история (СИ)

Правда или действие (СИ)

Похожие книги

Сладкая Месть (СИ)

Мастер Иллюзий (СИ)

Schwarz, rot, golden (СИ)

The Dark Scarlett

Пытаешься свести, не сведись сам! (СИ)

Васильки (СИ)

Сердцебиение не в счет (СИ)

Тридцать три (СИ)

Как Серый стал голубым (СИ)

Вампиры (сборник) (СИ)

А мы тут плюшками... балуемся... (СИ)

Шельмец (СИ)

Комментарии к книге "Соперники или нечто большее? (СИ)"

*.*.79.107

Комментариев: 257
stalker670  +0    -06 Апр 17

Глуповато,но с юмором.

Оценил(а) книгу на 5

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга Соперники , глава Соперники , страница 1 читать онлайн

Соперники

Соперники

Аннотация: Тэсса хотела проучить сопернику, а в результате стала виновницей его убийства… или соперник тоже решил ее проучить?

 

15 Даэрта 20:30

Я терпеть не могла холод, поэтому не любила зиму. Возможно, виной тому было моя ренгаркая кровь — людей с юга, для которых не существует такое понятие как зима, мороз и тем более снег. Моей кровнице и подруге Иссе Мартас — старшему дознавателю южного отдела, которая сейчас отсиживалась в декрете — с этой проблемой было справиться намного легче. Она родилась и выросла в Анголе. Я же переехала сюда из Рен'Гара в детстве и за двадцать лет так и не смогла привыкнуть ни к тому, что моя тёмно—бронзовая кожа сильно выделяется на фоне белоснежных ангольцев, ни к трём, а порой четырём—пяти месяцам зимы. Наоборот, с годами моя нелюбовь к ней росла, и к своим тридцати двум я питала к ней не просто неприязнь, а сильную ненависть. И зима явно отвечала мне взаимностью: прятала под снегом замершие лужи, с завидной регулярностью пыталась прибить меня сосульками и напускала пургу именно тогда, когда я была к ней совсем не готова. Но в этом году зима принесла мне совсем не ожиданий подарок — в лице наглого, самодовольного, эгоцентричного соперника.

Он пришел с первым снегопадом. Не постучав, влетел вьюгой в мой кабинет в тёмно—зелёной дубленке с пуховым капюшоном, который был весь в снегу. В моем кабинете было жарко, поэтому снег быстро растаял, и на полу образовались небольшие лужицы. Под капюшоном обнаружилась ярко—рыжая голова и слегка вытянутое, из-за острого подбородка и выделяющихся скул, лицо лет тридцати в светлых веснушках. Светло—голубые словно лёд глаза с легким удивлением оглядели меня, пухлые губы разлезлись в довольной улыбке, а голос был непозволительно весёлый:

— Тэсса, привет! Я — Игнат Оверлоу, твой напарник на следующие три месяца. Будем знакомы, и надеюсь на наше плодотворное сотрудничество!

Я просто оторопела от подобного  неуважения и панибратского тона моего будущего напарника, которого прислала королевская стража на три месяца для обмена знаниями и повышения квалификации.

К отношению алгонцев я тоже как ни старалась — привыкнуть не смогла.

Свинорылая, носярог, темнорылая, темножопая… Это были самые "лестные комплименты", которыми меня награждали в этой стране в молодости. С возрастом алгонцы перестали меня так называть, найдя новое удовольствие в сплетнях. А ещё в неуважении, пренебрежении, злости, зависти…  Ещё бы, ведь чистокровной ренганке, пришедшей не пойми откуда и непонятно как поступившей в  гильдию стражей, удалось дослужиться аж до старшего криминалиста! Тут же явно дело нечистое и не иначе как большие деньги заплачены или, что вероятнее, в постели больно хорошо обслужила! Благо, в южном отделении стражи меня уважали, как прекрасного специалиста и эксперта в своем деле. Сплетничали, конечно, по мелочам, но главное — уважали!

И вот теперь мне предстоит несколько месяцев терпеть это… напаррррника, который с первой же секунды нашего знакомства показал мне своим тоном и поведением, что не расценивает меня как офицера, а значит — не уважает!

Ябыстро взяла себя в руки и холодно отчеканила:

— Офицер Оверлоу, выйдите, зайдите по уставу ипредставьтесь, как полагается офицеру. И я не помню, чтоб давала вам разрешение на панибратское ко мне обращение.

Лицо напарррника из довольного, тут же стало недовольным. Резко развернувшись, он вылетел из моего кабинета, резко хлопнул дверью и в следующую секунду три мощных удара сотрясли мою дверь повторно.

— РАЗРЕШИТЕ ВОЙТИ, ОФИЦЕР ТЭССА ЛАЦК! — громко отчеканил Оверлоу словно солдат на плацу.

—Входите.

Я невольно поморщилась — мигрень уже третий день мучила меня — и увидела в глазах мужчины самодовольство. Он явно довольствовался своей ребяческой выходкой и это ещё больше меня задело.

Так началось наше сотрудничество… и вскоре соперничество.

Игнат Оверлоус того дня разговаривал со мной только в вежливой форме… но его слова всегда несли в себе нелестную критику, недовольство и порой язвительность. Он доставал меня по любому поводу, придирался даже к мелочи. Однажды, вообще, устроил мне выговор за небольшую кляксу в отчёте! Ятоже находила недочёты и ошибки в его работе, но носом в них не тыкала. Всегда прямо и спокойно на них указывала, но это, почему-то, заставляло офицера Оверлоу придираться ко мне сильнее. Примерно через месяц совместной работы я заметила, что он начал не просто указывать мне на ошибки, но самоличноих исправлять, а затем и вовсе — переделывать мою работу! Вот этого уже стерпеть я не сумела и подалась явной провокации. Начались баталии по методикам работы, споры до хрипоты о том или ином преступлении, дискуссии по поводу незнания дела, нехватке опыта и бестолковости.

И так было до сегодняшнего дня…

Мне пришлось задержаться: дело об убийстве графа Торвольна раскрыли, и мне нужно было подготовить конечный отчет для суда, который должен состояться через два дня. Оглядев объём работы, я с тоской поняла, что освобожусь не раньше полуночи. Кутаясь в шерстяную шаль, я схватила пустую кружку и отправилась на кухню за очередной кружкой кофе.

Из кухни доносились голоса, видно, не одна я засиделась над отчётами. Я была уже в шаге от слегка приоткрытой двери, как резко застыла, словно натолкнулась на невидимую стену, услышав, голос моего помощника Саммерса:

— Она и до назначениявела себя нагло, а уж после и вообще зазналась.Тоже мне, командирша нашлась!

— Она ведь должность еще до увольнения Фицмальта получила. Так что легко понять, как именно она ее заработала… или скорей сказать: наработала.

litnet.com

Читать книгу Соперники Джанета Дейли : онлайн чтение

Джанет Дейли

Соперники

1

За ней кто-то наблюдал. Она почти физически чувствовала на себе тяжесть чьего-то взгляда. Впрочем, нет ничего удивительного, что в зале, где полно народу, одному из собравшихся вздумается глазеть на тебя. И все же она явственно ощущала, что…

Двадцать минут назад Флейм Беннет прибыла в апартаменты Деборгов – двенадцать комнат в одном из сияющих огнями небоскребов на Телеграфном Холме Сан-Франциско. Задержавшись в отделанной мрамором передней вместе со своим другом и компаньоном Эллери Дорном, она торопливо начала снимать перчатки – с каждого пальца по очереди, – одновременно обращаясь к ожидавшей горничной в накрахмаленном форменном платье:

– Мисс Колтон уже здесь?

– Уже около пятнадцати минут, мисс Беннет.

Этот ответ подтвердил опасения Флейм. Они опоздали больше, чем допускалось этикетом. Сегодняшний вечер был не просто встречей избранных – городского комитета попечителей оперного театра. Это был официальный прием в честь мировой знаменитости, Лючанны Колтон, примадонны, приглашенной петь на открытии осеннего сезона – в спектакле «Трубадур». Опоздать к моменту ее появления было равнозначно опозданию на аудиенцию к королеве. Это было просто недопустимо.

– Очень жаль, что мы не успели ее приветствовать, – сухо проговорил Эллери, протягивая пальто и белый шелковый шарф прислуге. При этом он машинально стряхнул с рукава черного пиджака незаметную ниточку.

Флейм бросила на него быстрый взгляд. В его легкой улыбке сквозила ирония. В этом был весь Эллери – циничный, утонченный и элегантный, изощренный и язвительный насмешник. И как всегда, он был безукоризненно причесан – светло-каштановые волосы лежали прядка к прядrке.

– Узнаю Эллери, – рассмеялась Флейм, когда он подошел к ней сзади, чтобы помочь снять манто из чернобурки. – Твое сожаление так же лицемерно, как слезы крокодила, из чьей кожи сделаны твои ботинки.

– Ну, конечно. – Он передал манто прислуге, а затем, как подобает кавалеру, взял Флейм под руку. – Пошли?

– У нас нет выбора, – проговорила Флейм с оттенком сожаления, которое Эллери отнюдь не разделял.

Они пересекли большое фойе и вошли в примыкавшую к нему гостиную. Взгляд Флейм скользнул по традиционному ярко-желтому дивану, черным стульям эпохи Регентства и паре восточных шкафчиков восемнадцатого века. Интерьер комнаты – благородное сочетание разных стилей – был типичным для этих просторных апартаментов на крыше небоскреба. Тут внимание Флейм привлек гул голосов – веселая беседа, прерываемая легким смехом, – доносившийся из большой гостиной справа.

Она инстинктивно расправила плечи, задержавшись в арочном дверном проеме, ведущем в отделанную в вишневые тона освещенную комнату. Флейм привыкла к тому, что на нее оборачиваются. Ее внешность давно привлекает пристальные взгляды – и восторженные, и завистливые.

Причиной тому были не только рост, фигура фотомодели и очень красивое лицо. Нет, Флейм отличало поразительное сочетание матовой кожи, нефритовых зеленых глаз и золотисто-медных волос.

Однако сейчас в обращенных на нее взглядах чувствовалась доля осуждения за опоздание. Она была знакома со всеми гостями. В основном это были давние друзья семьи, знавшие ее чуть ли не с младенчества. Флейм была здесь одной из немногих, кто принадлежал к числу прямых потомков отцов-основателей Сан-Франциско. Благодаря именно этому обстоятельству она была вхожа в высшие круги, что было доступно далеко не всем богачам-выскочкам. По едкому замечанию Эллери, в Сан-Франциско зелень долларов не так ценится, как голубизна крови, и если с последней все в порядке, то необходимость в первой отпадает.

Хозяйка дома Памела Деборг, эдакая птичка-невеличка с пепельно-белыми завитками волос-перышек, выпорхнула им навстречу – за спиной крылышками затрепетала шаль, наброшенная поверх панбархатного платья.

– Флейм, мы тебя заждались.

– Честное слово, я никак не могла освободиться раньше, – извинилась Флейм. – Агентство снимало рекламный ролик во Дворце изящных искусств. И к сожалению, не все шло гладко.

– Что правда, то правда, – мелодично поддакнул Эллери. – Наша примадонна оказалась сущим тигром, вернее тигрицей. Надеюсь, ваша не столь капризна и несговорчива.

– Лючанна само очарование, – заявила Памела, восторженно заломив руку, при этом ее потрясающее бриллиантовое кольцо вспыхнуло. – Флейм, она тебе понравится. Она такая сердечная, такая милая… Ну да что говорить. Ты должна сама с ней познакомиться. Пойдем. Она в зимнем саду с Питером. – Ухватив Флейм за руку, она потянула ее за собой, затем задержалась ровно на столько, чтобы обронить Эллери: – Вы тоже, разумеется. – И опять вспорхнула, умудряясь постоянно на полшага опережать Флейм и лопоча без умолку. – Знаешь, она полностью изменила программу поездки и прилетела сюда на частном самолете. Это было совершеннейшим безумием – все перекроить сегодня днем. – Флейм вежливо улыбнулась, зная, что другой реакции не требуется. – Подожди, сейчас ты увидишь ее платье. Оно восхитительно, а какое на ней ожерелье – ты умрешь от зависти! Просто фантастические бриллианты и рубины. Жаки намекнула, что, мол, это подделка, – добавила она, заговорщически понизив голос при упоминании о Жаки Ван Клив, в прошлом, до развода, светской львице, ныне журналистке, ведущей раздел светской хроники Сан-Франциско. – Но камни натуральные, это точно. Поверь мне, уж я-то знаю.

Флейм в этом ни секунды не сомневалась. Говорили, что драгоценности Памелы Деборг не уступали ни размерами, ни качеством коллекции герцогини Виндзорской.

Несколько стеклянных дверей, выходивших в зимний сад, были открыты. Памела проскользнула сквозь них и на долю секунды остановилась. Из огромных окон роскошно обставленной просторной комнаты открывался строгий вид на залив и мост Золотые ворота. Среди растений в кадках и китайских вазах интимными группами были расставлены плетеные кресла, утопавшие в этой зелени.

В центре, приковав к себе всеобщее внимание, стояла дива – в алом платье, плотно облегавшем ее пышные формы, с вырезом на спине.

Она обернулась, и Флейм увидела колье из бриллиантов и рубинов, а также примелькавшееся по фотографиям лицо – безусловно, незаурядное, однако из-за излишней резкости черт его нельзя было назвать красивым.

Разумеется, все они сейчас заняты ею, подумала Флейм, оглядывая членов комитета попечителей оперного театра, сгрудившихся вокруг Лючанны Колтон, среди них находился и хозяин дома, светловолосый финансист Питер Деборг.

– Вот она, – зачем-то сказала Памела и устремилась вперед. – Простите, что перебила вас, Лючанна, но вы непременно должны познакомиться еще с одной представительницей нашего комитета, Флейм Беннет.

– Прекрасно. – Во взгляде ее темных глаз отразился тот же поверхностный интерес, что и в улыбке. – Очень рада.

– Я чрезвычайно польщена знакомством с вами, мисс Колтон. И надеюсь, вы примете мои извинения за опоздание.

– Да-да, – затараторила Памела. – Флейм снимала рекламный ролик, и у них возникли какие-то неприятности то ли со львом, то ли с леопардом.

– Значит, вы актриса?

– Нет, – вступил в разговор Питер Деборг. – Флейм работает в национальном рекламном агентстве «Боланд и Хейз», в его местном филиале.

– Я не вполне понимаю. – Примадонна вопросительно смотрела то на одного, то на другого. – Вы фотомодель?

Флейм чуть улыбнулась:

– Нет. Я вице-президент компании.

– Ах, вице-президент… – теперь певица полностью сосредоточилась на одной только Флейм, как бы заново ее оценивая. – Это просто замечательно – познакомиться с женщиной-руководителем.

Флейм поблагодарила за комплимент грациозным кивком головы, затем обернулась к Эллери, желая тем самым привлечь к нему внимание.

– Позвольте представить еще одного члена администрации компании, моего ближайшего друга Эллери Дорна.

– Мисс Колтон. – Эллери изящно шагнул вперед и поднес к губам ее пальцы с покрытыми красным лаком ногтями. – Мы с нетерпением ждем вашего выступления в роли Элеоноры. И осмелюсь предположить, вы не только заставите Сан-Франциско лежать у ваших ног, вот так, – он указал рукой на сияющие городские огни за огромными окнами, – но и поставите его на ноги в бесконечных рукоплесканиях.

– Эллери, какое остроумное сравнение! – воскликнула Памела, похлопав в ладоши.

– И столь же лестное, – добавила Лючанна Колтон, царственно склонив голову.

– Для меня это будет самым большим чудом, – произнес Эллери. В зимний сад продолжали стекаться гости. Привлекала их сюда, разумеется, не панорама города, которой они любовались уже неоднократно. Сегодня вечером им хотелось рассмотреть поближе заезжую знаменитость. Вспомнив об этом, Эллери грациозно взял Флейм под руку.

– Как бы нам ни хотелось завладеть вашим временем, мисс Колтон, боюсь, придется лишить себя этого удовольствия. Слишком многие жаждут выразить вам свое восхищение.

После обмена обычными любезностями Флейм и Эллери удалились. Тотчас же их место было занято, и Флейм услышала излияния Андреа Крейн:

– В прошлом году в «Ла Скала» я слышала ваше божественное исполнение «Тоски»…

Когда они переступили порог большой гостиной, Эллери, оглянувшись, грустно улыбнулся:

– Просто невероятно!

– Что именно вам кажется невероятным? – Флейм посмотрела на него с удивлением.

Отведя ее в сторонку, он кивнул на сидевших и стоявших гостей.

– Список сегодняшних приглашенных напоминает справочник «Кто есть кто в Сан-Франциско». И эти люди заискивают перед женщиной из захолустного городка где-то на Среднем Западе только потому, что она может чисто взять верхнее фа.

– Дело не только в этом, – отозвалась Флейм, вновь испытывая странное ощущение, что за ней наблюдают. – Она необыкновенно талантливая артистка.

– С каких это пор артистический талант стал облагораживать низкое происхождение?

Она по-прежнему и даже еще отчетливее чувствовала на себе пристальный взгляд.

– Не хочешь ли ты затеять философский спор, Эллери? По-моему, момент не самый подходящий.

Она слегка повернула голову, пытаясь определить, откуда исходит это жутковатое ощущение, и оказалась лицом к лицу с официантом – человеком средних лет, похожим на ястреба. На какое-то мгновение ее смутил тяжелый взгляд его глубоко посаженных карих глаз из-под выступающего лба. Он тут же опустил глаза и, шагнув вперед, протянул поднос с бокалами вина, лежавший на его правой ладони.

– Не желаете ли, мадам, бокал шардонэ?

Даже эти сообразные случаю почтительные слова не могли скрыть грубоватость его голоса.

– Благодарю. – Она взяла с подноса стакан и вновь бегло оглядела официанта. Не он ли на нее смотрел? Она подозревала, что он, хотя с уверенностью сказать это не могла. Но почему это ее так встревожило? Отчего ей стало не по себе? Она привыкла к пристальным мужским взглядам – мужчины есть мужчины. И чем, собственно, официант отличается от остальных? Он предложил вина Эллери и перешел к другой группе гостей.

– Коричневые ботинки с черными брюками? – Эллери осуждающе вскинул бровь. – Управляющему следовало бы внимательнее следить за тем, как одет персонал.

Флейм посмотрела вслед удаляющемуся официанту, на сей раз заметив цвет ботинок. Тот внезапно повернул голову, и их взгляды встретились. Он мгновенно отвернулся.

Флейм почувствовала прикосновение чьей-то руки, знакомым жестом скользнувшей от ее плеча к локтю.

– Ну наконец-то я тебя нашел.

Узнав голос, Флейм на секунду напряглась, затем широко улыбнулась самому важному и влиятельному своему клиенту. Мальком Пауэлл в свои пятьдесят шесть лет – внешний вид вполне соответствовал этому возрасту – обладал поистине могучим телосложением при среднем росте и выглядел весьма внушительно. Его густая темная шевелюра была чуть тронута сединой, лишь усиливающей впечатление о нем как о человеке властном и решительном. Каковым он и становился, когда дело касалось колоссальной сети универмагов по всей стране – унаследованное им семейное дело, на котором он заработал себе имя, – правда, в настоящее время это была лишь малая часть его владений.

– Мальком, я и не знала, что вы уже в городе.

– Я прилетел вчера вечером. – Его серые глаза впились во Флейм в ожидании хоть какой-то реакции, но она была само спокойствие, и во взгляде Пауэлла мелькнуло раздражение. – Сегодня днем я настоятельно просил вашу секретаршу сообщить о моем возвращении, но вы так и не позвонили.

– Всю вторую половину дня я была занята на съемках рекламного ролика. У меня не было времени справиться у секретарши о сообщениях. Вы ведь не думаете, что я нарочно проигнорировала ваш звонок. – Она сопроводила свой ответ сияющей улыбкой.

Она давно научилась обращаться с Малькомом Пауэллом – надо было просто не позволять давить на себя. Надо уметь противостоять ему, но делать это с умом.

– Нет-нет, мне такое и в голову не приходило!

– И что же вы хотели мне сказать?

Его взгляд скользнул на Эллери.

– Принесите Флейм еще вина. – Он взял у нее из рук хрустальный бокал и поставил его на лакированный столик у стены. – И позаботьтесь, чтобы на этот раз его хорошенько охладили.

– Непременно. – Эллери склонил голову с преувеличенной почтительностью. – Я сделаю нагоняй буфетчику и от вашего имени выскажу ему неудовольствие. – И, обращаясь к Флейм, добавил: – Это займет не больше пяти минут.

Когда он удалился, Флейм повернулась к Малькому, который являлся краеугольным камнем всей ее карьеры. Она была ему многим обязана, и он это знал. Восемь лет назад ее приняли на работу в агентство благодаря вовсе не университетской степени или высокой квалификации. Просто она способствовала престижу фирмы – с ее ценными связями и знакомствами ее демонстрировали клиенту в полном блеске во время каждой презентации. Тогда-то, более пяти лет назад, ее увидел Мальком. Не прошло и года, как по его настоянию она стала единолично распоряжаться его счетом. Кроме того, он рекомендовал ее другим компаниям, и в первую очередь тем, с которыми сам имел дело. Через три года она уже контролировала несколько крупнейших счетов агентства. Естественно, ее сделали вице-президентом.

Флейм беглым взглядом окинула его лицо, каждая черта которого выражала силу: широкая квадратная челюсть, выдававшийся вперед подбородок с ямочкой, глубоко посаженные серые глаза.

Она испытывала к нему благодарность, восхищение, уважение и… легкую обиду.

– Поужинаешь со мной в понедельник вечером? – Приглашение прозвучало то ли как просьба, то ли как приказание.

– Пообедаете со мной во вторник?

– У тебя уже есть планы на вечер в понедельник?

– Да, – солгала она.

– Нет, у тебя их нет. Я справился у твоей секретарши, когда звонил сегодня. Мы поужинаем вместе в понедельник вечером.

– Мы пообедаем во вторник, – отрезала она.

У нее вновь возникло ощущение, что за ней наблюдают, но она не позволила себе отвлечься.

– Зачем вечно спорить из-за пустяков? – с раздражением буркнул Мальком. – Нет бы тебе взять и согласиться поужинать со мной в…

– Пообедать во вторник днем. Мы внесли некоторые изменения в программу праздничных показов. Я хочу их с вами согласовать.

В его серых глазах вспыхнуло желание.

– Разве обязательно все время говорить о делах, Флейм? – спросил он.

– Да, вы же знаете, Мальком. – Весь этот разговор был повторением сотен ему подобных.

– Будь по-твоему, но мы продолжим наш спор… во вторник, – уступил он, поставив точку резким кивком. – Артур заедет за тобой ровно в двенадцать тридцать.

– Буду ждать.

– Я тоже.

Флейм знала, что во вторник они опять будут мериться силами. Уж себе самой она могла признаться, что это столкновение воль и само будоражащее общество Малькома доставляли ей известное удовольствие.

Завидев возвращающегося Эллери, она вновь почувствовала на себе чей-то взгляд.

– Ваше вино, моя госпожа. – Он протянул ей бокал. – Охлаждено точно до тридцати шести градусов по Цельсию. Или по Фаренгейту.

– Между ними есть некоторая разница, мой дорогой, – ответила Флейм, украдкой обводя глазами комнату.

Как она и подозревала, официант с ястребиным профилем в коричневых ботинках находился в дальнем конце комнаты, теперь уже обнося гостей закусками.

Ее взгляд скользнул дальше и внезапно скрестился со взглядом мужчины, стоявшего неподалеку от официанта, небрежно прислонясь плечом к стене. Его волосы были такими же черными, как смокинг. И несмотря на ленивую позу, он напоминал грациозную и поджарую черную пантеру, напружинившуюся и готовую к прыжку в любую секунду.

Он не отвел глаза. Она глотнула вина, но не распробовала его вкуса; единственное, что она чувствовала, так это внезапно участившееся биение пульса.

Она-то думала, что всех здесь знает, а кто же он? Она опять посмотрела на него, убеждая себя в том, что ею движет только любопытство, и совершенно этому не веря. Не сводя с нее глаз, он рассеянно кивнул своему собеседнику и поднес бокал ко рту. Тут только Флейм заметила рядом с ним миниатюрную блондинку.

Жаки Ван Клив, журналистка.

Кто же он? Явно важная птица.

– Мальком, вы не знаете, кто это там с Жаки?

Но Эллери упредил ответ.

– Кажется, я слышал, что он здесь с мисс Колтон.

– Тогда это, верно, Ченс Стюарт, – заключил Мальком, все еще пытаясь отыскать глазами пару, о которой шла речь.

– Кажется, я знаю его. – Но Флейм не помнила откуда и почему.

– Еще бы! – заявил Мальком. – За последние десять лет Ченселлор Стюарт стал руководителем одной из крупнейших строительных компаний страны. Он обладает сверхъестественной способностью появляться в нужном месте в нужный момент. – Его лицо приняло задумчивое выражение. – Сейчас он строит новый курортный комплекс в Тахо. Интересно, что привело его в Сан-Франциско?

– Полагаю, именно это и пытается выведать у него милашка Жаки, – предположил Эллери.

– Причина моего появления здесь вряд ли является секретом, мисс Ван Клив. – Ченс Стюарт взглянул на настырную блондинку, вспомнив предупреждение Лючанны, что эта дамочка известна тремя качествами: острым зрением, острым носом и острым языком. Надо признать, вопросы, которые она задавала, тоже были довольно острыми.

– Называйте меня Жаки, – предложила она. – Как все.

– Тогда позвольте снова вам объяснить, Жаки. Я как раз собирался в Тахо посмотреть, как продвигается мой проект, когда Лючанна упомянула о том, что едет в Сан-Франциско. И я предложил составить ей компанию, так как Сан-Франциско мне почти по пути.

– Значит, вы не охотитесь за недвижимостью?

– Здесь я не за тем, хотя всегда смотрю по сторонам. – С отрешенным видом он вертел стакан с «чивас», слушая мелодичное позвякивание кубиков льда о хрустальные стенки. – Если бы вы, находясь на отдыхе, прознали о скандальной истории, неужели бы вы пропустили ее мимо ушей?

– Нет, – признала она.

– Вот вам и объяснение, не так ли? – Он сделал глоток, чувствуя, как холодное виски щекочет и обжигает горло.

– Вы неплохо знакомы с мисс Колтон, верно?

– Да, довольно давно. – Он отнял стакан ото рта, и его взгляд непроизвольно скользнул в сторону ослепительной рыжеволосой женщины на другом конце комнаты.

Она вызвала в нем интерес, как только вошла – ее быстрая походка, в которой угадывалось едва уловимое самолюбование, гибкие движения тела производили впечатление необычайной грациозности. А ее плечи, прямые и широкие, как и вся осанка, выражали спокойную уверенность.

Безусловно, то была женщина до кончиков ногтей!

– Справедливо ли мое предположение, что ваш то затухающий, то разгорающийся роман с мисс Колтон сейчас опять переживает расцвет? – игриво спросила журналистка.

– Мне жаль вас разочаровывать, Жаки, но все эти затухания-возгорания – измышления вашей журналистской братии. Вот уже в течение многих лет у нас неизменно ровные отношения.

– Пытаетесь уверить меня в том, что вы просто добрые друзья? – Она откровенно усмехнулась.

– Что, звучит не слишком сенсационно?

– Если это правда, то не слишком.

Пропустив эту реплику мимо ушей, Ченс указал стаканом в дальний конец комнаты:

– Это случайно не Мальком Пауэлл?

Все фотографии рожденного под знаком Льва истинного льва торговых джунглей изображали несколько полноватого, сурового человека. В повседневной жизни он являл собой настоящее воплощение силы; его физическая мощь не лишала его изящества, даже несмотря на широченную грудь.

– Да, это Мальком, – подтвердила Ван Клив. – Честно говоря, я не ожидала его здесь встретить сегодня. Дьедр сказала мне, что он вернулся из деловой поездки только вчера вечером.

– Дьедр? – Он вопросительно поднял брови.

– Его жена.

– Это она? – Он ощутил укол раздражения, и его взгляд стал колючим.

– Нет, это Флейм, Флейм Беннет. – Последовала короткая пауза, и Ченс почувствовал, что журналистка внимательно наблюдает за его реакцией. – Восхитительна, верно?

– Абсолютно верно. – По-прежнему привалясь к стене и радуясь возможности беспрепятственно смотреть на женщину, которой как нельзя более подходило ее имя [Флем – пламя. ], он ощутил приятный жар в крови.

– Вы хотите меня о ней расспросить?

Не успел этот нагловатый вопрос слететь с языка Жаки Ван Клив, как Ченс уже понял, что она представит ему полный отчет о Флейм Беннет. Ведь это ее работа – по кусочкам собирать любую информацию, будь то слухи или факты, о всякой мало-мальски значительной личности.

А когда человек располагает столь исчерпывающими сведениями, ему трудно удержаться от того, чтобы ими не поделиться.

– Мне всегда внушали, что джентльмену не пристало расспрашивать о женщине, – мягко возразил он.

В ее коротком смешке прозвучал легкий вызов.

– Я слышала, вас обвиняют во многих грехах, Ченс Стюарт, но только не в излишней щепетильности. По манерам, лоску и стилю одежды вас легко можно принять за джентльмена, но вы таковым не являетесь. Вы ведь ведете себя слишком смело. Ваш следующий шаг всегда непредсказуем, и уж больно вы напористы. Словом, редкостный экземпляр.

– Расцениваю это как комплимент.

Он вновь почувствовал, что она за ним пристально наблюдает.

– Интересно было бы посмотреть, как вы поладите с Флейм.

– Почему? – Его взгляд выражал любопытство.

– Потому что… она женщина резких контрастов. – Теперь внимание Жаки полностью сосредоточилось на предмете разговора. – Она может воспламениться, как зарево ее волос, и тут же стать холодной, как зелень ее глаз. По-моему, в этом и секрет ее неотразимого влияния на мужчин. Они вьются вокруг нее как мотыльки. Но она подпускает их к себе лишь до определенной черты.

– Почему?

– Трудно сказать, но почему-то никто надолго не удерживается в ее поклонниках. И не то, чтобы она меняла старых на новых. Все происходит так быстро, что новые даже не успевают стать старыми. И вот вам снова контраст: ее романы редки и непродолжительны, ее никак не назовешь безрассудной, но в привычные рамки ее поведение тоже не укладывается. – Поколебавшись с долю секунды, она добавила: – Разумеется, она была замужем, около девяти лет назад, совсем недолго. Вероятно, один из тех скоропостижных браков, которые всегда лопаются. По крайней мере, такова была в то время официальная версия.

– А неофициальная?

– Честно? У меня никогда не было повода считать иначе, – призналась Ван Клив. – Неудачное замужество отпугивает многих женщин от попытки попробовать еще раз. Это самое простое объяснение, но есть еще одно – ее карьера.

– Чем она занимается?

В последнее время в высшем свете была мода на деловых женщин. Однако на своем опыте Ченс убедился, что женщины в бизнесе, как правило, не более чем дилетантки: они подвизаются в фотографии или выступают в роли манекенщиц, владеют картинными галереями, антикварными лавками или обыкновенными магазинчиками дорогой одежды, – но их делами неизменно управляет кто-нибудь другой.

– Флейм – вице-президент рекламной фирмы «Боланд и Хейз». Разумеется, всем известно, что ей приходится зарабатывать на жизнь. Хотя она и происходит из семьи одного из отцов-основателей самого Сан-Франциско, наследства ей фактически не осталось. Безусловно, ей приходится нелегко, но, смею вас уверить, она не слишком страдает. Последние знакомства оказались для нее весьма полезными.

– Вы имеете в виду Малькома Пауэлла, – догадался Ченс.

– Она самостоятельно распоряжается его рекламным счетом. И в последнее время многих интересует, чем еще в его жизни она может самостоятельно распоряжаться. – В ее голосе он различил нотки сомнения.

– Вы-то сами в это, похоже, не верите?

– Нет, – призналась она. – Как не верю и Дьедр, когда она утверждает, будто Мальком питает к Флейм чисто отцовские чувства. Однако что еще остается говорить жене с тридцатипятилетним стажем? Поверьте, если бы отец смотрел на дочь так же, как Мальком на Флейм, его бы арестовали. Он ее добивается, но пока не добился.

– Почему вы так уверены?

– Если бы у Флейм был с ним роман, она бы этого не скрывала. Не в ее стиле. – Жаки нахмурилась, словно была недовольна собой за столь невнятное объяснение. – Другими словами, если бы Флейм хотела вступить в связь с женатым мужчиной, она бы не испытывала ни стыда, ни угрызений совести.

– А как насчет того, второго? Ее новое увлечение?

– Эллери Дорн? Помилуйте! – Жаки хихикнула, затем пояснила: – Каждая замужняя женщина выбирает себе в кавалеры Эллери, когда муж почему-либо не может ее сопровождать. Он хорош собой, остроумен, мил, но… голубой. Удивлены? – Она бросила на него понимающий взгляд. – Не огорчайтесь. Мало кто умеет это определить сразу. Потому-то он так незаменим.

– Значит, он просто провожатый. – Ченс спрятал в сознании эту деталь, как и всю остальную информацию. Чем больше он узнавал о Флейм Беннет, тем сильнее она его интриговала.

– Кроме того, они хорошие друзья. Пожалуй, никого ближе Эллери у нее нет. Конечно же, он вице-президент того же агентства, что и она, и, я уверена, совместная работа играет не последнюю роль в их дружбе.

– Вероятно. – Легким движением он откинулся от стены. – К вопросу о кавалерах… Лючанна уже, наверное, недоумевает, куда это я запропастился. Приятно было с вами поболтать, Жаки.

– Мне тоже. С сегодняшнего дня я буду с большим интересом следить за вашими успехами.

– Надеюсь, не слишком пристально.

Подмигнув ей, он удалился.

iknigi.net

Соперники? Или..

Кто же мог предположить, что мой самый злостный соперник окажется... Впрочем, такое бывает раз в жизни и то не у каждого.              

***Предупреждение: книга будет платная.

Close

☆ ☆ ☆ ☆ ☆

Рейтинг: 5,00 * 19‎ голосов Как ставить оценку?

Если у вас имеется доступ к чтению произведения, то вы можете оценить его по пятибальной шкале (как в школе), нажав на любую из 5 звездочек. 1-ая звездочка - очень плохо, 5-ая звездочка - отлично! Любая накрутка оценок исключена! Ваша оценка будет показываться вам синей зведочкой ☆, чтобы вы видели, как проголосовали. В любой момент вы можете переставить свою оценку, еще раз нажав на любую звездочку. При этом накрутки не произойдет! Будет учтена именно ваша последняя оценка.

Категории: Современные детективы, Современный эротический любовный роман, Современные любовные романы

Дата размещения: 21.01.2018, 09:33

Дата обновления: 12.02.2018, 08:46

1258 просмотров | 14 комментариев | 22 в избранном | 0 наград

45 рубОнлайн-книга Размер: 3,70 алк

Хэштег: #слр

Произведение наградили Что такое награждение?

Любому произведению автора может быть присуждена платная награда или антинаграда, влияющие на общий рейтинг произведения. При этом все оплаты за награды перечисляется в виде процентов вознаграждения автору произведения.

В отличие от обычного проставления оценок (звездочек), вы можете сколько угодно раз награждать одно и то же произведение автора. Все награждения являются публичными, поэтому ваши награды произведению будут видны не только автору, но и другим пользователям сайта.

Данное произведение еще не награждали.

Данный текст является платной онлайн-книгой со стоимостью 45 руб.

В случае покупки указанная сумма списывается с личного баланса пользователя, после чего предоставляется доступ к онлайн-чтению текста произведения на нашем сайте.

prodaman.ru