Произведения и периодизация древнерусской литературы. Старорусская книга


Самые древние русские книги | Аделанта

Поиск в каталоге:

Письменность на территории Руси возникла намного позднее, чем это произошло на берегах Средиземного моря. В те времена, когда каллиграфы Египта, Рима, Греции оттачивали свое искусство на папирусах и пергаменте, бескрайние степи и леса среднерусской возвышенности были еще даже не заселены. Пришедшие сюда в начале первого тысячелетия нашей эры племена охотников и скотоводов также не нуждались ни в алфавите, ни в письменности. В итоге самые древние рукописные памятники русской истории датированы временем, когда культура Западной Европы уже достигла своего пика, пережила упадок из-за прихода варваров и снова устремилась к возрождению. Как и следовало ожидать первые книги Руси оказались связаны с религиозной тематикой.

Самая древняя русская рукописная книга

Самые древние русские рукописные книги, дошедшие до нас, датированы началом XI века. Хотя ученые полагают, что такие книги могли появиться на Руси уже в IX веке вслед за изобретением славянской письменности. По приблизительным оценкам историка Никольского Н.К., посвятившего свою жизнь составлению картотеки древнерусских письменных изданий, число рукописных книг, датированных XI-XVIII столетиями в наших хранилищах составляет от 80 до 100 тысяч манускриптов. По мнению же академика Лихачева Д.С. этот подсчет неточен в том смысле, что слишком скромен. Древнерусская книжность поистине огромна, и сегодня о ней говорят, как об отдельной ветви древнерусского искусства. ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ Самой старой рукописной книгой, выполненной восточнославянским писцом на древнерусском языке, является церковная книга "Остромирово Евангелие", увидевшая свет в 1056 году. Это - уникальный шедевр древнерусского искусства книги. 294 пергаментных страницы щедро иллюстрированы – они украшены великолепными изображениями евангелистов, красочными заставками и буквицами. Текст изложен ровными строчками старославянской кириллицы. В орнаментах прослеживаются византийские традиции. Написано "Остромирово Евангелие" в единственном экземпляре.

Очевидно, что в ее создании участвовала целая рукописная мастерская. К сожалению, нам известен лишь один из мастеров - дьякон Григорий. Вероятно, он выполнил наибольшую часть работы. В приписке к рукописи сказано, что работа над ней продолжалась семь месяцев. В этом же колофоне дьякон Григорий сообщает также о времени и обстоятельствах написания древней русской книги - манускрипт выполнен по заказу новгородского посадника Остромира, направленного управлять новгородскими землями киевским князем Изяславом Ярославичем в 1054 году.

"Остромирово Евангелие" дьякона Григория и его безвестных товарищей - это ценнейший памятник древнерусской письменности, языка и изобразительного искусства. Оно написано крупным красивым уставом, причем размер букв постепенно увеличивается к концу книги (от 5 до 7 миллиметров). Текст древней книги написан в два столбца по 18 строк на страницах форматом 20х24 сантиметра, украшен многокрасочными буквицами, заставками, изображениями евангелистов, местами использована киноварь. Рукопись состоит из 294 листов пергамента хорошего качества. Имеется несколько листов с зашитыми разрезами и с дырками (в местах укусов оводов), которые появились еще до написания текста.

В отличие от остальных памятников XI столетия в "Остромировом Евангелии" наблюдается правильная передача редуцированных гласных звуков буквами ъ и ь. Данная фонетическая особенность была общей для старославянского и других славянских языков, поэтому русский переписчик по традиции хорошо передавал ее на письме, хотя к тому времени она уже исчезала. Там же, где в XI веке наблюдались различия между старославянскими и русскими особенностями, переписчик невольно их смешивал. Это позволяет идентифицировать "Остромирово Евангелие" как один из первых памятников старославянского языка русской редакции.

Как и у любой столь древней книги, у "Остромирова Евангелия" есть своя собственная увлекательная история. До начала XVIII века, впрочем, ее история покрыта мраком. В 1701 году манускрипт упомянут в описи имущества Воскресенской церкви в составе Верхоспасского собора. В 1720 году по приказу Петра I книга была отослана (наряду с другими старыми книгами) в Санкт-Петербург. После кончины Екатерины II в ее покоях рукопись нашел служивший при императрице Дружинин Я.А., который в 1806 году преподнес ее в дар императору Александру I, который, в свою очередь, распорядился передать книгу на хранение в Императорскую публичную библиотеку (ныне - Российская национальная библиотека в Санкт-Петербурге), где она хранится и сегодня.

Рукопись "Остромирова Евангелия" была украшена переплетом-окладом с драгоценными камнями, из-за чего чуть не погибла: в 1932 году ее, разбив витрину, похитил водопроводчик. Злоумышленник, оторвав переплет, закинул рукопись в шкаф (по другим сведениям - на шкаф), где ее вскоре нашли. Заново переплетать старинную книгу больше не стали.

С начала XIX века началось и научное изучение рукописи. Впервые "Остромирово Евангелие" было издано Востоковым А.Х. в 1843 году с приложением краткой грамматики, словаря и греческого подстрочного текста. Для этого наборного издания был изготовлен специальный славянский шрифт, точно воспроизводящий почерк оригинала (существует даже репринт, выполненный в Висбадене в 1964 году). Позже вышли и факсимильные издания: черно-белое - в 1883 году; цветное подарочное в формате оригинала - в Ленинграде в 1988 году.

Отрывки "Остромирова Евангелия" входили в обязательную программу дореволюционных школ. В 1955 году Трей Е.Х. проводила реставрацию данной рукописи. На основе этой древней русской книги были созданы современные грамматики и словари старославянского языка. Памятнику и его языку посвящено немало исследований, однако язык этой рукописи по-прежнему требуют основательного изучения.

Самые древние книги Руси: Новгородский Кодекс

Говоря о самой древней рукописной книге, составленной на Руси, нельзя обойти стороной эту рукопись. "Остромирово Евангелие", безусловно, держит первенство среди древнейших книг на русском языке, в отношении которых достоверно установлена точная дата их написания. Однако 13 июля 2000 года во время раскопочных работ (которые велись там уже двадцать восьмой год) Новгородской археологической экспедицией под руководством академика Янина В.Л. в пластах первой четверти XI века были обнаружены три деревянные (липовые) дощечки размером 19х15х1 сантиметр.

Каждая дощечка имеет прямоугольное углубление (15х11,5 см), залитое воском; на средней дощечке такие углубления сделаны с двух сторон. У дощечек есть на краях отверстия, в которые вставлены деревянные штыри для соединения их в единый комплект. Таким образом, старинная деревянная книга содержала четыре восковых страницы (церы). Внешние стороны первой и последней дощечек играли роль обложек кодекса.

Новгородский кодекс состоит из липовых дощечек с четырьмя страницами (церами), покрытыми воском для написания с помощью стилоса. По стратиграфическим, радиоуглеродным и палеографическим данным, восковой кодекс использовался в первой четверти XI века и, возможно, начиная с последних лет X века, так что он на несколько десятилетий старше "Остромирова Евангелия", считавшегося самой древней на Руси книгой с точно установленной датой написания. Таким образом, Новгородский кодекс (или "Новгородская псалтырь" - по наиболее качественно читаемому тексту) - древнейшая книга Руси.

Цера хорошо сохранилась благодаря болотистому месту, в условиях которого она оставалась около тысячи лет. Уникальность ситуации заключается в том, что дощечки насквозь пропитались влагой и к ним не было доступа кислорода, в результате отсутствовали условия жизнедеятельности микроорганизмов, вызывающих процессы гниения.

Датировка Новгородского кодекса определяется тем, что он лежал в полуметре от края и на 30 сантиметров ниже сруба, получившего надежную дендрохронологическую дату - 1036 год. Это верхняя граница вероятного времени попадания дощечек в землю. Нижней хронологической границей создания кодекса разумно считать крещение Руси в 988 году. В Уппсальском университете (старейший университет Швеции) был произведен радиоуглеродный анализ воска, который с вероятностью в 84% указывает 1015 год (плюс-минус 35 лет).

Более ранними славянскими датированными документами являются лишь некоторые древнеболгарские и хорватские надписи Х столетия, однако их нельзя отнести к категории "книги". Следовательно, на сегодня Новгородская псалтырь - самый ранний памятник русской версии церковнославянского языка и самая древняя из дошедших до нас книг древней Руси, не имеющих точной датировки.

Помимо основного текста древней книги, исследователи сообщают о "реконструкции" части предыдущих ("скрытых") текстов по отпечаткам и царапинам стилоса на деревянных дощечках, находящихся под воском. Проблема восстановления этих текстов заключается прежде всего в том, что друг на друга наложились очень слабые отпечатки десятков тысяч букв, едва ли отличаемые от случайных штрихов и трещин на дереве.

Например, среди "скрытых текстов" прочтена затертая надпись, в которой говорится, что в 999 году монах Исаакий был поставлен попом в Суздале в церкви святого Александра-армянина. Не исключено, что монах Исаакий был автором Новгородского кодекса и принадлежал к еретическому религиозному направлению.

Рукописные древние книги Киевской Руси XI века

Изборник Святослава 1073 года. Древняя русская книга, которая была переписана в Киеве для князя Святослава Ярославича. Парадное издание, представляющее собой энциклопедию различных сведений, содержит более 400 разделов из истории, математики, естествознания, грамматики, философии и других областей. Книга написана кириллическим шрифтом на пергаменте. Оригиналом, послужившим основой для переписывания "Изборника Святослава", считается болгарский сборник, созданный в X столетии для царя Симеона. Одна из самых больших по размеру древних книг. Особенно декоративны фронтисписы - их в книге два.

Изборник Святослава 1073 года. Древняя русская книга, написанная двумя писцами, один из которых работал над Изборником 1073 года. В тексте авторы сообщают, что рукопись составлена "из многих книг княжьих". Небольшая по размеру настольная книга также энциклопедического содержания. В ней нет парадных иллюстраций. По сравнению с Изборником 1073 года изменен состав старинной книги - здесь больше статей религиозного содержания. Среди новых текстов - "Слово о чтении книг", где автор поучает, как читать книгу.

Архангельское Евангелие 1092 года. Эта древняя рукопись уникальна с точки зрения лингвистики, палеографии и книговедения. В ней выдержано древнерусское правописание. В художественном отношении издание более чем скромное. Написано на пергаменте уставом, без рисунков и миниатюр. Зато хороши лаконичные по цвету, но гармоничные по пропорциям и украшениям заставки. Плотные ровные строчки лишь на редких страницах разделены киноварной строкой с буквицами. В 2000 году "Архангельское Евангелие" внесено ЮНЕСКО в международный реестр "Память мира".

Новгородские служебные минеи на сентябрь 1095 года, октябрь 1096 года и ноябрь 1097 года. Минеи - богослужебные книги и книги для чтения, содержащие "жития святых", сказания о церковных праздниках и поучения. Минеи служебные месячные содержат тексты на один месяц, расположенные по дням каждого месяца соответственно с праздниками и днями памяти святых. Самые древние минеи дошли до нас не полностью - в каждой не хватает по несколько листков. Книги довольно большого объема для XI столетия: в двух из них более 170 листов, в третьей - более 120 листов. Минеи были написаны для новгородского Лазарева монастыря. На сегодняшний день считаются древнейшими памятниками церковнославянского языка, передающими особенности древнерусских северных говоров.

Самые первые печатные русские книги

Русское слово "книга" (берет начало от церковнославянского "кънигы") было хорошо знакомо славянским переписчикам летописей еще в XIV веке. Однако в то время все древние русский книги были рукописными. На Руси начало типографского книгопечатания, как известно из школьных учебников, восходит к XVI веку. Связано оно с именами замечательного русского мастера Ивана Федорова и белоруса Петра Мстиславца.

Первая русская типография была основана возле московского Кремля, на Никольской улице (тогда – Никольский крестец). В отличие от первой европейской типографии Иоганна Гутенберга, ставшего первопечатником по собственной воле, московский печатный двор был выстроен по приказу царя. Причем стройка эта продолжалась без малого десять лет.

К моменту ее создания умельцы на Руси уже имели некоторый опыт в выпуске печатных книг. Еще в 1553-1557 годах русские мастера, имена которых пока не установлены, выпустили две печатные книги. Они и являются первыми русскими изданиями, вышедшими из-под печатного станка. Их полиграфическое исполнение было еще не очень искусным, строки не выровнены, страницы не нумерованы. Существует гипотеза, что первые книги на Руси отпечатал некий Маруша Нефедьев. Он упоминается в двух письмах Ивана Грозного как "печатных дел мастер". Возможно, что Иван Федоров знал об этих первых книгах. Но, безусловно, его знаменитый "Апостол" по всем своим качествам несравненно превзошел их.

Итак, когда печатный двор был возведен, 19 апреля 1563 года "хитрыи мастеры печатному делу" начали работу над своей первой книгой - "Деяниями и посланиями святых Апостолов". Работа эта длилась около года. Иван Федоров провел огромную редакторскую работу, оформил книгу по всем правилам полиграфического искусства того времени. Сейчас эта антикварная книга - большая редкость!

1 марта 1564 года по велениею царя Ивана IV Грозного, с благословения митрополита всея Руси Макария, вышла первая русская точно датированная книга "Апостол" - Иван Федоров вошел в историю России как первопечатник. К печатанию "Апостола" Иван Федоров и Петр Мстиславец приступили 19 апреля 1563 года. Вышел он невиданным для того времени тиражом - около тысячи экземпляров. Ни одна зарубежная европейская типография в то время не печатала свои книги в таком количестве.

Иван Федоров умудрился также превзойти и зарубежную полиграфическую технологию - свою книгу он отпечатал в два цвета, чего еще не могли делать заграничные мастера. После канонического церковного текста "Апостола" Иван Федоров добавил свое послесловие. В нем он рассказал, как и когда создавалась книга. Издание "Апостола" заслужило признание даже таких знаменитых типографов и издателей XVI века, как нюрнбергский мастер Антон Кобергер и венецианский книжник Альд Мануций.

Однако новые веяния в книжном деле вызвали протест монахов-переписчиков - их труд становился в финансовом плане просто невыгоден. Печатников обвинили в распространении ереси. В 1566 году по неустановленной причине в их типографии произошел пожар, и они приняли решение срочно покинуть столицу Московии. Первопечатники бежали в Литву, забрав с собой 35 гравированных досок. Будучи радушно принятым польским королем Сигизмундом, Иван Федоров нашел пристанище у польского гетмана Ходкевича, мецената и просветителя, который в своем имении основал типографию.

Но основанное Иваном Федоровым книгопечатание уже нельзя было остановить. В XVII веке московская типография выпускала уже довольно много книг, причем некоторые из них - "Псалтырь", "Апостол", "Служебник", "Грамматика" Смотрицкого - выходили несколькими изданиями, а их тираж их достигал шести тысяч экземпляров.

Любопытно, что русские книгоиздатели первыми в мире стали печатать книги для детей - в 1692 году в Москве для них вышел первый "Букварь", составленный выдающимся педагогом Карионом Истоминым. В "Букваре" было множество рисунков, привлекавших внимание "отроков и отроковиц", как сказано в посвящении. Книга действительно могла учить детей, как призывал Истомин, "не прибегая к розге, а забавляя".

Значение печатного слова хорошо понимал царь Петр Первый. Он много содействовал развитию русского книгопечатания. При его участии 1 января 1708 года был введен гражданский шрифт. Появились русские книги общеобразовательного содержания, учебники, сочинения художественного характера. Книги новой тематики стали отличаться от церковных книг, которые печатались кириллицей. С этого времени количество церковных книг стало неуклонно уменьшаться, а число изданий светской литературы возрастать.

В Российской империи стали открывались новые типографии. К единственной в стране московской типографии в 1711 году прибавилась петербургская, а спустя еще десять лет - сенатская. Русские печатные книги стали продавать в лавках. В Москве XVII века центром книжной торговли был Китай-город. По описи 1695 года в Китай-городе насчитывалось "…до 72 рядов мелких лавок, образующих маленькие узкие улицы. Были ряды кушачный, рукавичный, чулочный, башмачный, голенищный, подошвенный, пушной, бобровый, соболий, и среди них находился ряд для икон и книг". Об этих рядах упоминал еще Максим Грек, образованнейший человек XVI столетия - очевидно, они и были первым русским "торжищем", где можно было приобрести книгу.

adelanta.biz

Самые древние славянские книги | Аделанта

Поиск в каталоге:

Историки утверждают, что самые первые печатные славянские книги появились на территории Балканского полуострова. Но особенность этих печатных книг заключалась в том, что это были глаголические письмена, которые в России хождения не имели ни в XV, ни в XVI веке. Поэтому по-настоящему первый опыт полноценного издания читаемой книги на славянском языке, выполненного кириллическим шрифтом, все же состоялся несколько севернее. ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ К концу XV столетия в польском Кракове были напечатаны первые четыре книги на кириллице, две из них датированы 1491 годом. До нас сохранилось имя их издателя - немецкого ювелира Швайпольта Фиоля. Дата его рождения историками не установлена, но точно известно, что в Краков он приехал в 1479 году. 9 марта 1489 года польский король Казимир выдал Фиолю патент на изобретенную им машину для откачки воды из шахт. Изобретение заинтересовало состоятельного купца и банкира Яна Турзо (1437-1508 гг.), владевшего шахтами и свинцовыми рудниками в Олькуше. Впоследствии Турзо вместе с краковским патрицием Яном Тешнаром стали спонсорами типографии Швайпольта.

Самые первые книги на славянском языке

Для начала книгопечатания было необходимо вырезать подходящий кириллический шрифт. 26 октября 1489 года Швайпольт Фиоль заключил договор с Якобом Карбесом, который обязывался "выгравировать и юстировать буквы русского шрифта". В это же время Фиоль отправился в Нюрнберг, чтобы там изготовить пуансоны, для последующего тиснения матриц. Следующее документальное свидетельство о Фиоле относится к 18 сентября 1490 года: ювелир обвинил бакалавра Иоганна и Николауса Сведлера из Нойбурга в краже бумаги, хранившейся в его мастерской в Кракове. Те же, в свою очередь, подали на Фиоля в суд за клевету. Доказательств Фиолем предоставлено не было, однако он заявил, что видел кражу собственными глазами. Решение суда по этому делу неизвестно.

Окончательный вариант кириллического шрифта по заказу Швайпольта Фиоля вырезал студент Краковского университета Рудольф Борсдорф из Брауншвейга (Ludolfus Ludolfi de Brunszwyczk). Причем Рудольф (вот она, немецкая прагматичность Швайпольта) обязался не изготавливать подобных шрифтов никому, кроме Фиоля, даже самому себе, а также никого не обучать этому предмету. Всего Рудольф Борсдорф выполнил 230 литер и надстрочных знаков.

В результате этих подготовительных трудов и благодаря финансовой поддержке Яна Турзо в краковской типографии Фиоля было отпечатано четыре инкунабулы на церковнославянском языке:

    • "Октоих" (1490-1491 гг.)
    • "Часослов" (1491 г.)
    • "Триодь постная" (1492-1493 г.)
    • "Триодь цветная" (дата неизвестная, но, видимо, после 1493 г. )
В "Октоихе" и "Часослове" имеется колофон с датировкой старинной книги и указанием издателя: "Докончана быс сия книга у великомь градѣ оу Краковѣ при державѣ великаго короля полскаго Казимира, и докончана быс мѣщанином краковьскымь Шваиполтомь, Феоль, из нѣмець немецкого родоу, Франкь. И скончашас по божием нарожениемь. 14 съть девятьдесят и 1 лѣто". Любопытно, что текст на колофоне инкунабулы был набран без пробелов, что сделало возможным несколько вариантов его толкования учеными.

"Октоих" был отпечатан в формате in folio, выполнен в технике двухкрасочной печати и составлен из 22 восьмилистных тетрадей. Последние три листа в инкунабуле - пустые, общее число листов составило 172 штуки. Некоторые страницы украшены сложным орнаментом, в начале каждой главы прописные буквы раскрашены киноварью. Орнаментация старинной книгой весьма скромна. На втором листе инкунабулы перед началом текста изображена плетеная заставка (56х113 миллиметров), чуть ниже нее - плетеный инициал "В". Кроме того, инкунабула содержит 12 строк вязи и простые по рисунку и небольшие с точки зрения размеров инициалы-ломбарды.

Всего сохранилось восемь экземпляров "Октоиха" (вернее, семь полных инкунабул и один фрагмент, состоящий из двух листов). Два из них находятся в Российской государственной библиотеке, два - в Государственном историческом музее, два - в Российской национальной библиотеке, один - в собрании Лобанова-Ростовского А.Я. (местонахождение которого неизвестно). Последний известный экземпляр был обнаружен Смирновой Э.С. в 1965 году в деревне Заозерье Холмогорского района Архангельской области и хранится в Научной библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета. Лист с колофоном сохранился только во вроцлавском экземпляре инкунабулы, который сейчас находится в Российской государственной библиотеке.

"Часослов" 1491 года отпечатан в четвертую долю листа, то есть in quarto. Книга составлена из 47 восьмилистных тетрадей и одной шестилистной. Общее количество листов - 382 штуки. Регулярной фолиации и сигнатуры, как и в "Октоихе", нет, имеется лишь последовательная нумерация, проставленная на первом и третьем листах каждой тетради - от 1 до 96. На последнем листе книги помещен колофон с типографским знаком, отпечатанным с той же доски, что и в "Октоихе". Гравюра сохранилась лишь в трех экземплярах книги.

Иногда в литературе утверждается, что издательско-типографская марка в "Октоихе" и "Часослове" отпечатана с разных досок. Это не так. Причина ошибки заключается в том, что колофон "Октоиха" воспроизводят не с оригинала, а с литографской копии в альбоме Сахарова И.П. Если же сравнить оттиски издательско-типографской марки в "Октоихе" и "Часослове" по экземплярам Российской государственной библиотеки, можно убедиться в их полной идентичности. Любопытно, что оттиск в "Часослове" сделан с изношенной доски: промежутки между штрихами здесь забиты краской, видны дефекты формы в верхнем правом углу гравюры. Все это свидетельствует о том, что "Часослов" печатался Фиолем уже после "Октоиха".

Орнаментальное убранство "Часослова" несколько богаче, чем у "Октоиха", инкунабулу украшают одна заставка и два инициала - "Р" и "Т". Всего сохранилось 26 экземпляров "Часослова", изданных в 1491 году (и еще два небольших фрагмента), которые находятся в библиотеках Вильнюса, Киева, Кракова, Львова, Москвы, Одессы, Рима, Саратова, а также в черногорском городе Цетинья.

В "Триоде цветной" колофона с выходными сведениями нет, но зато присутствует типографская марка Швайпольта Фиоля. Анонимна отпечатанная тем же шрифтом "Триодь постная" - здесь нет ни колофона, ни типографской марки. Сохранилось 28 экземпляров "Триодей постных", из них всего лишь четыре являются полными (они хранятся в Российской государственной и Российской национальной библиотеках). "Триоди постные" имеются также в книгохранилищах Варшавы, Софии, Рима, Киева, Львова, Санкт-Петербурга, Саратова, Тюмени и Ярославля.

"Триодь постная" отпечатана в формате in folio. Книга составлена из 31 десятилистной и одной четырехлистной тетради. Общее количество листов - 314 штук. Регулярной фолиации и сигнатуры нет и в этом издании. В нем последовательно перенумерованы - от 2 до 157 - первые пять листов каждой тетради. На каждом листе размещено по 30 строк. Ни иллюстраций, ни издательско-типографской марки в книге нет. Быть может, они были на первом листе книги, который, к сожалению, отсутствует во всех сохранившихся экземплярах инкунабулы. Орнаментальное убранство "Триоди постной" представлено одной заставкой и тремя инициалами - "М" и "Т" - отпечатанными с двух разных досок.

Четвертое издание Швайпольта Фиоля — недатированная "Триодь цветная" — отпечатана в размере in folio. Книга составлена из одной десятилистной, 29 - двенадцатилистных и одной — восьмилистной тетради. Общее количество листов - 366. Первый и два последних листа - пустые. На каждой полосе "Триоди цветной" размещено по 30 строк. Регулярной фолиации и сигнатуры в "Триоди цветной", как и в других изданиях Фиоля, нет. Но в ней последовательно перенумерованы - от 3 до 189 - первые шесть листов каждой тетради. Еще раз отметим, что приемы нумерации в изданиях славянского первопечатника оригинальны и ни в какой другой типографии не применялись. Очень редко встречаются и тетради, составленные из 10 и 12 листов; обычная норма – восемь листов.

Фронтиспис, отпечатанный с той же доски, что и в "Октоихе", и изображающий распятие, сохранился лишь в единственном экземпляре "Триоди цветной", который находится в Румынии. На том же листе помещена небольшая гравюрка с изображением ленты, на которой написано "Шбеиполть Фиоль". Орнаментирована "Триодь цветная" значительно лучше, чем другие издания краковского типографа: она содержит одну заставку и 62 инициала, отпечатанные с 13 досок. Орнаментальное убранство дополняют заголовки отдельных разделов, выполненные вязью, присутствующей, впрочем, и во всех других изданиях Швайпольта Фиоля.

Наиболее полный экземпляр "Триоди цветной" был найден в октябре 1971 года профессором Эмилем Мику в церкви святого Николая в Шкейа и находится в Музее румынской культуры в Брашове (Румыния). Эта находка стала самым сенсационным открытием второй половины XX века в истории древних книг, если не считать "Азбук" Ивана Федорова 1574 и 1578 годов. Всего сохранился 21 экземпляр инкунабулы, который можно отыскать в Варшаве, Вильнюсе, Кракове, Львове, Люблине, Москве, Нью-Йорке, Риме, Санкт-Петербурге и в венгерском городе Сеннтендре. В брашовском экземпляре "Триоди цветной" сохранился древнейший в кириллическом книгоиздательстве дереворит - распятие.

Несколько слов о том, что представляет собой Триодь. Это богослужебная литургическая книга, используемая в православной церкви и содержащая трехпесенные каноны (откуда и происходит название самой книги). Изначально Триодь существовала в виде единого сборника, а затем была разделена на две части - Триодь постную и Триодь цветную.

Триодь постная содержит в себе молитвословия на дни Великого поста с приготовительными седмицами к нему и Страстной седмицы начиная с Недели о мытаре и фарисее и до Великой субботы включительно. В основном содержит песнопения авторов VIII и IX веков, в числе которых: Андрей Критский, Косьма Маюмский, Иоанн Дамаскин, император Лев Мудрый, Феофан Начертанный.

Триодь цветная заключает в себе молитвословия от Недели Пасхи до Недели Всех святых, то есть следующего воскресенья после Пятидесятницы. Название "Цветная триодь" происходит от праздника Входа Господня в Иерусалим (Цветная Неделя), так как в ранней богослужебной традиции вторая часть Триоди начиналась со службы Лазаревой субботы, связанной с праздником Входа Господня во Иерусалим. В России такое деление Триоди сохранялось до середины XVII века и было изменено в ходе реформы патриарха Никона.

Соблюдая осторожность, Фиоль решил выпускать "Триоди" анонимно. Напечатанные первые листы с фронтисписной гравюрой "Распятие" и издательской маркой с надписью "Шбеиполть Фиоль" из тиража изъяли. Из 28 известных нам экземпляров "Триоди постной" и 21 экземпляра "Триоди цветной" фронтиспис сохранился лишь в одном. Учитывая запрещение Гнезненского капитула, очень может быть, что издания Фиоля распространяли главным образом не в Польше, не в Великом княжестве Литовском, а на территории Московской Руси. Об этом, например, свидетельствует тот факт, что из 80 известных в настоящее время экземпляров изданий Швайпольта Фиоля 68 (то есть 85%) находятся в книгохранилищах бывшего СССР. Кроме того, экземпляры, которые сейчас хранятся в Италии и в США, также были вывезены из Советского Союза.

Некоторые авторы утверждают, будто типограф Швайпольт Фиоль напечатал и пятое издание - Псалтырь с восследованием. Справедливости ради нужно сказать, что книги этой никто никогда не видел. Более того, вся информация о ней восходит к единственному упоминанию в труде нижегородского епископа Питирима "Пращица, новосочиненная противо вопросов раскольнических", изданной в Санкт-Петербурге в 1721 году. Современные исследователи существование Псалтыри с восследованием, выпущенной Фиолем, категорически отрицают.

Самые первые книги славянских издателей

Белорусский просветитель Франциск Скорина (1490-1551 гг.) начал печатать книги на родном языке в 1517 году. Правда, делать это ему пришлось не на родине, а в Праге. Скориновская Библия является первой печатной книгой на восточнославянском языке, изданной славянским мастером. В 1517 году основывает в Праге типографию и издает кириллическим шрифтом "Псалтырь", первую печатную белорусскую книгу (хотя, конечно же, формально Скорина является подданным великого князя Литовского). В этом экземпляре 658 листов, которые сохранились в отличном состоянии. Она состоит из двух частей: первая - Пятикнижие, вторая - включает в себя Книгу Иисуса, сына Нава, четыре Книги Царств, Книгу премудрости и Молитву Манасии. В каждой из частей есть подробные предисловия и краткие послесловия самого Франциска Скорины. Всего на протяжении 1517-1519 годов первопечатник переводит и издает 23 книги Библии. Меценатами Скорины были Богдан Онков, Якуб Бабич, а также князь и великий гетман литовский Константин Острожский.

Язык, на котором Франциск Скорина печатал свои книги, был основан на церковнославянском языке, но с большим количеством белорусских слов. Поэтому тексты Скорины были более всего понятны жителям Великого княжества Литовского. Долгое время среди белорусских лингвистов велись дискуссии о том, на какой язык перевел книги Скорина: на белорусскую редакцию церковнославянского языка или на церковный стиль старобелорусского языка. В настоящее время белорусские лингвисты сходятся во мнении, что язык переводов Библии Франциска Скорины - это белорусская редакция (извод) церковнославянского языка. При этом в работах Скорины замечено влияние чешского и польского языков.

Библия Скорины нарушала те правила, которые существовали при переписывании церковных книг: содержала тексты от издателя и даже гравюры с его изображением. Это единственный подобный случай за всю историю издания Библий в Восточной Европе. Из-за запрета на самостоятельный перевод Библии католическая и православная церковь не признавала книги Скорины. На титульном листе Библии отражено, как считают исследователи, изображение гербовой печати Скорины как доктора медицины. Основное содержание этого образа "Луна Солнечная" - получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Рядом с гербом находится знак "весы", который образовывается буквой "Т", что означает "микрокосм, человек", и треугольником "дельта", который символизирует ученого и вход в Царство знаний. Кстати, шрифты и гравированные заставки из типографии Скорины использовались книгоиздателями еще целое столетие.

Из всех печатных изданий Скорины известны только 258 книг, большинство из них находятся за рубежом. Более того, известно семь старинных книг, напечатанных непосредственно в России в 50-е годы XVI. Дело в том, что спасаясь от кредиторов своего старшего брата Франциск Скорина в 1534 году предпринял поездку в Московское княжество, откуда его изгнали как католика, а книги - сожгли.

Какой конфессии придерживался Франциск Скорина, в точности неизвестно. Никаких прямых доказательств на этот счет нет, не сохранились и свидетельства самого издателя. Скорина мог быть католиком, так как среди книг, издаваемых им в Праге (1517-1519 гг.), были не входившие в православный библейский канон: например, "Притчи про мудрого царя Соломона" (1517 г.) и "Песнь песней" (1518 г.). В Великом княжестве Московском книги Скорины были сожжены как еретические и написанные на территории, подвластной римской церкви, а сам Скорина изгнан именно как католик. Издательскую деятельность Франциска Скорины критиковал князь Андрей Курбский, причем уже после своей эмиграции из Московского княжества.

Однако Скорина мог быть и православным. Факты и аргументы в пользу православного вероисповедания Скорины многочисленны, но косвенны. Во-первых, имеются сведения, что в Полоцке до 1498 года, когда был основан бернардинский монастырь, попросту не было католической миссии, поэтому детское крещение Скорины не могло пройти по католическому обряду. Во-вторых, книги виленского периода (1522-1525 гг.) печатались на старобелорусском варианте церковнославянского языка и это можно объясняет их соответствие православным канонам. В своих публикациях Скорина поделил "Псалтырь" на 20 кафизм согласно православной традиции, чего нет в западном христианстве. В "Святцах" из "Малой подорожной книжки", где Скорина придерживается православного календаря, он привел дни памяти православных святых - восточнославянских Бориса, Глеба, Феодосия и Антония Печерских, некоторых южнославянских (Савва Сербский). Однако там нет католических святых, в том числе и ожидаемого святого Франциска. Некоторые имена святых поданы в народной адаптации: "Ларионъ", "Олена", "Надежа".

Самая первая славянская книга на латыни

Как только Йоганн Гутенберг сконструировал первый в Европе печатный станок, книгопечатание быстро распространилось в западных странах, став одним из наиболее могущественных факторов эпохи Просвещения. А вот в Восточную Европу печатный станок пришел спустя более чем столетие. Так, в Москве первая книга на Руси была напечатана лишь в 1563 году; в те же времена заработала Острожская типография.

Однако мало кому известно, что задолго до этого и вскоре после изобретения Гутенберга в Риме была напечатана очень редкая антикварная книга на латыни под названием "Прогностические рассуждения относительно текущего 1483 года магистра Георгия Дрогобыча из Руси, доктора философии и медицины". Это была первая печатная книга украинского автора. Сегодня в мире сохранилось всего два экземпляра этой инкунабулы (по другим источникам - три, но в любом случае на Украине нет ни одного), которые уже несколько веков считаются раритетами и упоминаются в каталогах первопечатных текстов.

Два из дошедших до нашего времени подлинника книги хранятся: один - в библиотеке Ягеллонского университета в Кракове (Польша), второй принадлежит Штутгартской краевой библиотеке, но постоянно хранится в библиотеке богословского факультета Тюбингенского университета (Германия).

Напечатана она была 7 февраля 1483 года в римской типографии Еухариуса Зильбера (Франко). Книга совсем небольшая по объему - 10 страниц формата 13 на 18,5 сантиметров. По мнению специалистов, тираж книги мог составлять сотни экземпляров. "Прогностические рассуждения относительно текущего 1483 года…" (на латыни это звучит как «Iudicium prenosticon Anni MCCCCLXXX III currentis») - первая печатная книга славянского, в данном случае - украинского, автора.

О происхождении автора говорит его фамилия (точнее сказать, прозвище) - "Дрогобыч". Неизвестно, сам он взял себе этот псевдоним или же, что более вероятно, его так прозвали за границей из-за названия города, откуда он приехал. Потому что в действительности Георгий Дрогобыч был Юрием (или Георгием) Котермаком из города Дрогобыча, который тогда входил в состав Польского королевства. В молодости Юрий в 1468 году поступил в Краковский университет. После получения степени магистра Юрий оставил Краков и отправился в Болонский университет, который тогда был одним из центров европейского Возрождения.

По содержанию "Прогностические рассуждения относительно текущего 1483 года…" - это астрологический календарь. На основе анализа взаимного расположения небесных светил и оценки различных небесных явлений автор делает предсказания о земные события. В XV-XVII столетиях Юрий Дрогобыч (равно как и Джордано Бруно, Фрэнсис Бэкон, Иоганнес Кеплер, Томазо Кампанелла и другие) занимался астрологией, зарабатывая на продажах своих работ публике.

В частности, Юрий Дрогобыч описывает расположение Солнца, Луны и звезд "в Константинополе, Кафе, Вильнюсе и Москве, городах славного княжества Литовского и по всей Малой Азии", а также "…в Кракове, Познани - городах славного королевства Польши, Львове и Дрогобыче - городах Руси, Буде и Кошице - Венгрии, Вроцлаве и Нисе - Силезии, Неаполе и Таренте - Апулии и по всей Сицилии и Калабрии". Аналогичный описание представлено и для многочисленных городов Италии, крупнейших городов Германии, а также Парижа.

Итальянские источники свидетельствуют, что в 1481-1482 учебном году Георгий Дрогобыч из Руси стал доктором философии и был избран студентами, согласно уставу, на должность ректора "Университета медиков и артистов". Это заведение было одним из трех университетов, входивших в состав Болонской, так называемой, "Генеральной" школы. Тогда же Дрогобыч получил давно желанную степень доктора медицины. Именно после этого в Риме была напечатана уже упомянутая книга Дрогобыча "Прогностические рассуждения относительно текущего 1483 года...", которая представляла собой целую энциклопедию, в которой речь шла об опасности эпидемий, о занесении в Рим многочисленными путешественниками болезней и о предупредительных мерах. Умер Юрий Котермак в 1494 году в польском Кракове, где и похоронен.

adelanta.biz

Подлинный старорусский травник. Золотая книга старорусской магии, ворожбы, заклятий и гаданий

История медицины знает огромное количество травников (отсюда слова «травить», «отравить», «отрава»), лечебников и «зелейников» («зелье» – трава, травный настой, яд и пр. изготовленный из трав). Многие из них полны чисто сказочными свойствами и описаниями несуществующих растений. Некоторые из них вполне приложимы к «практике» и в наши дни. однако же, именно за подобные книги или переписанные в тетради описания, вплоть до Петровских времен, людей хватали как колдунов, пытая, подвешивали на дыбу, жгли факелами, вызнавая, что за «колдовские» корешки значатся в «волховских» тетрадках, безжалостно сжигали в срубах.

Названия многих трав не являются ныне общепризнанными и «официальными». Однако многие травы вполне узнаваемы.

Так «Адамова голова», в действительности более известна как мандрагора, или, иначе, скополия. «Вороний глаз» – ныне так и называется: это вполне обычная небольшое растение наших сосново-еловых лесов. «Гага» – березовая чага, нарост на коре. И – так далее.

В Травнике есть – Девясил, Дягиль, Зверобой, Золототысячник, Иван-да-Марья, Крапива, Любисток, Мать-и-Мачеха, Молодило, Осот, папоротник (имеется в виду, видимо: «орляк») Петров Крест, Попутник (подорожник), Прострел (подснежник), Ромашка, Чистотель, Щавель и другие, здесь не упомянутые.

Травы пользовали зачастую более полноценно, нежели ныне – в свежих водяных вытяжках, «кашицах» из тут же нарубленного растения, в порошках, в парениях (например в бане), в курениях. Не забывались ни корни, ни листья, ни цветы, не плоды.

Распространенные ныне спиртовые настойки в старину были замещены более щадящими, забытыми ныне жировыми вытяжками, например, отварами в молоке или растопленном сале (см. напр. трава «архангел»), разведениями в том же молоке или сметане.

Многие растения, особенно свежесорванные, носили при себе, что давало постоянный чрезкожный контакт и, несмотря на примитивность применения, вполне могло способстовать излечению некоторых недомоганий. Практиковались также растения вмазанные в комочек пчелиного воска, также носимого на себе, что так же было не лишено смысла – через воск вещества довольно легко проникали к коже и «целили».

Если сравнивать различные травники, в частности чудесные «колдовские» и обычные «лечебные», то можно заметить отдельные забавные моменты того, как вещи обыкновенные становятся волшебными.

Так, некоторые травы «превращались» в «магические», видимо, по причине простого непонимания прочитанной в травнике фразы. Например, когда врач писал (см. напр.»хмея»), что трава помогает «от сабли» – он имел в виду обычное лечение рубленой раны.

Но, когда тетрадь с рецептами брал в руки человек неграмотный, ему казалось, что речь идет об магической защите «от сабли» с помощью названной травы. А далее, переписывая рецепт или давая его кому-то другому, он «рекомендовал» такую траву уже не как «лечебную», а как…волшебную, магическую! Так рожались легенды, множились загадки и чудеса, являлась невиданная магия.

Так, мандрагора, содержит сильнодействующие алкалоиды (в частности «скополамин»), способные и отравить и исцелить довольно быстро. Именно поэтому ее, как и другие подобные же травы, считали травой «волшебной». Ее применяли в частности: отпаивать «околдованных» (например, женщин, бьющихся в истерике и пр.).

Однако, уже в колдовстве ее рекомендовалось втирать в область сердца, тогда, видимо… в связи с введенными через кожу токсинами возникало отравление с бредом (интоксикация с галлюцинированием). утверждали: что «увидишь демонов».

Еще одной «магической» травой полагали – папоротник. Добывать его советовали ее в день Иоанна Предтечи, копать, предварительно положив на земле с четырех сторон серебро, обычно – крупные серебряные рубли, а, для «надежности» добычи и охраны от нечистой силы – побольше.

Полагалось копать «не оглядываясь», чтобы не побила («порушила») сторожащая траву «нечистая сила», и потому, любой случайный прохожий в лесу мог показаться трясущемуся от страха колдуну – такой «нечистой силой». Страшась погибнуть колдун убегал, бросая начатое.

Забавно, но, возможно, как раз такое, случайно оставленное «вспугнутым» колдуном «серебро» и наводило прочих поселян, в том числе и других колдунов на шальную мысль, что с помощью папоротника можно… «искать клады»!

Так, словно в детской игре «испорченный телефон», возникало еще одно очередное «кольцо мнений», среди уже существующих тысяч таких же «колец» – зацикливающихся «сам на себя» народных слухов.

В любом «Травнике» несмотря на довольно бесхитростные описания, они, порой достаточно точны, на что желательно обратить внимание тем, кто хочет воспользоваться рецептами далекой старины. При этом надо иметь в виду, что далеко не всегда то название, что применяется ныне имеется в виду для травы в старом описании.

Под одним названием порой кроются совершенно разные травы. Поэтому к самому описанию растения надо отнестись крайне внимательно, ибо ошибка может дорого стоить.

Так, часто встречающееся выражение «трава ростом со стрелу» означает, буквально – длину «со стрелу», то есть около метра, ростом «в колено» – пол-метра, в «локоть», в «пядь», в «нож», в «иглу» – все это размеры, сравниваемые с предметами.

Выражение «листочки как денешки», означают – круглые листья (как «денежки», монетки).

Слова, типа «цветом красна» могут оказаться двояки по смыслу – или красновато все растение, и красноваты его цветы.

Смысл многих слов менялся из эпохи в эпоху. Слово «худой» означало отнюдь не нечто «тощее», а – плохое. Слово «добрый» – не нечто ласковое, а – хорошее.

Впрочем, поскольку некоторые термины ныне уже основательно подзабыты, а то и просто не применяются, приведем несколько встречающихся в этом и в других «Травниках» слов:

«Будылье» – стеблевая часть.

«Былина» – длинный стебель

«Вороной» – темный

«Гривна» – денежная единица в Древней Руси. В упоминаниях травников, где траву ритуально (магически) рвут «через гривну» имеется в виду, видимо, первоначальный ее смысл, «гривна» – шейное ожерелье из серебра или золота («грива» – шея).

«Грыжа» – от слова «грызть», «грызение»: то есть постоянно ощущаемая острая «боль».

«Ефимок» – монета.

«Желва», «желвак» – глубокое подкожное нагноение, проступающее через кожу, как выпуклость.

«Кила» – опухоль, часто аллергического происхождения, возникающая очень быстро и потому приписываемая в старину колдовству.

«Порча» – в отличие от «грыжи», есть заболевание без постоянно напоминающего «грызения», т. е. боли. Ныне «порчей», в целях рекламного привлечения к практикующим деятелям «нетрадиционной» медицыны нарочито называют исключительно некие вредоносное «колдовские» последствия, которые обычный врач, «традиционными» способами «снять» якобы не может.

«Пядь» – мера длины, отрезок между растянутыми большим и указательным пальцами средней человеческой руки.

«Отрасли» – побочные от стебля отростки, веточки.

«Рамень» – темнохвойный, обычно, еловый лес.

«Скорбь» – какая-либо болезнь.

«Червленый» – красный.

«Черная болезнь» – падучая: эпилепсия.

Следует иметь в виду, что приводимый нами «Травник» избран, собственно, только лишь из-за его краткости. В планах наших, кроме всего прочего, было, так же привести систематизированные краткие отрывки, например, из на редкость любопытного произведения вполне официальной медицины давних лет, известного под типичным для старинных времен пышным и многообещающим названием «Энциклопедия питания и врачевания, составленная личным лекарем Ея Императорского Величества, Екатерины II, профессором Н. Амбодиком, в 1784 году» (СПб.: 1784).

Книга эта, в отличие от «народных» травников содержит сведения достаточно апробированные и проверенные на десятках больных, в то время как приводимый ниже «Травник» содержит рецепты, подчас труднопроверяемые, иногда непонятные, а иной раз просто, чисто «сказочные».

Приведенный ниже текст не адаптирован, цитируется по сборнику «Домострой» (М.: Советская Россия, 1990). Примечания в скобках, по тексту наши – А.А.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

esoterics.wikireading.ru

Увлекательное путешествие в мир древнерусской книжности.

Одной из основ русского старообрядчества была глобальная книжная культура, созданная на Руси до раскола Русской Церкви. Историк старообрядчества Сенатов отмечает, что проникновение книги в толщу народной массы было уникальным явлением в мировой истории. Благодаря ему старообрядчество и выстояло в годы жесточайших гонений и западных соблазнов. Мы предлагаем нашим читателям серию уникальных очерков по истории русской книжности. Их автор — доктор исторических наук, автор работ по древнерусской письменности Любовь Викторовна Столярова. Сегодня она рассказывает об особенностях возникновения книгопроизводства в Древней Руси.

14 лет назад была найдена самая древняя книга Руси

Развитие книги и книжной письменности в Древней Руси тесно связано с крещением Руси в 988-989 гг. Однако и до этой даты с появлением первых христиан на Руси книги (в первую очередь богослужебные, переписанные, скорее всего, в Болгарии) здесь, вероятно, были. Ни одна из них до нашего времени не сохранилась. В любом случае, очевидно, что до крещения Руси князем Владимиром Святым книги и книжное письмо были явлением исключительным.

Мощный подъем культуры, связанный с христианизацией Руси, вызвал к жизни широкое распространение письменности и книжного дела, развития которых требовали нужды православного богослужения. 13 июля 2000 г. на территории Троицкого раскопа в Новгороде археологической экспедицией академика В. Л. Янина была сделана сенсационная находка, перевернувшая наши представления о книге в Древней Руси. Взору археологов предстали три сильно поврежденные деревянные дощечки, покрытые воском, на которых были обнаружены четыре «страницы» древнерусского текста Псалтыри (заключительные псалмы 10-й кафизмы, 75-го и 76-го псалмов). Ученые назвали эту деревянную книгу «Новгородская псалтырь». Впоследствии она была отреставрирована  В. И. Поветкиным, собравшим из десятков тысяч кусочков воска текст этой уникальной рукописи, которая оказалась древнее Остромирова Евангелия.                                                                                

Навощенные дощечки для письма хорошо известны историкам, изучающим античность и западноевропейское средневековье. Они назывались «цера» (от лат. «cera» — воск) или «кодекс» (от лат. «codex» — деревяшка,  дощечка, книга). Писали на них при помощи стилоса — палочки, имевший острый конец (для письма) и тупой (для того, чтобы стирать и исправлять написанное). Отсюда хорошо известное латинское выражение «чаще оборачивай стиль!», т.е. «пиши и правь!».

На Руси стилосы именовались словом «писало» и использовались как для письма по навощенным дощечкам, так и по бересте. Однако до Новгородской псалтыри восковые таблички с текстом, а тем более целые деревянные книги на Руси, известны не были (хотя сами таблички (повторюсь: без текста) и «писала» археологи находили). Новгородская псалтырь — это не только самая древняя книга Руси, но и самая ранняя из сохранившихся славянских книг.

В Упсальском университете (Швеция) воск «Новгородской псалтыри» подвергся датировке при помощи радиоуглеродного метода. В сочетании с другими методами датировки (дендрохронологическому. стратиграфическому и др.) удалось установить, что псалтырь была написана в начале 990-х — конце 1010-х годов. На бортиках и под воском дощечек были обнаружены плохо читаемые записи и отпечатки текста на донцах церы. Они позволили датировать Новгородскую псалтырь еще более точно: временем ок. 6507 (999) г. (т. е. первым десятилетием после крещения Руси). Среди «скрытых» текстов триптиха имеется запись с датой:

В лето 6507 азъ, мнихъ Исаакии, поставленъ бысть попомъ въ Соуждали въ црькъве святаго Александра Арменина.

По мнению академика А. А. Зализняка, судить о том, тождествен ли суздальский поп писцу Новгородской псалтыри, пока вряд ли возможно. Однако упоминание в записи Суздаля напрямую связывает изготовление кодекса с событиями, происходившими на Руси, «и исключает версию, по которой кодекс был списан в Болгарии находившимся там восточнославянским книжником и просто привезен на Русь».

Литургические кодексы на Руси

Первое упоминание о  книгописании на Руси относится ко второй четверти XI в. Под 6545 (1037) г. Повесть временных лет сообщает об организации Ярославом Мудрым при киевском Софийском соборе работ  по переводу богослужебных книг с греческого на славянский язык и их переписке: «...собра письце многы и прекладаше от грекъ на словеньское письмо, и списаша книгы многы».

Как реализовывались нужды древнерусских церковных книгохранилищ с момента принятия христианства и до 1037 г., в целом неясно. Не исключено, что в упомянутый период для богослужения наряду с рукописями, изготовленными на Руси, использовались привозные югославянские кодексы. Вероятно, под 1037 г. летописец зафиксировал первый опыт организации массовых книгописных работ на территории Древней Руси. Кто были «писцы», собранные Ярославом Мудрым, неизвестно.

 

Выдающийся палеограф Е. Ф.Карский допускал, что ими могли быть «...югославяне, но могли быть и русские».

Ни одна из рукописных книг, датированных 1037 г., не сохранилась. Самый ранний из точно датированных славянских кодексов на пергамене (специально выделанной коже домашних животных) — Остромирово Евангелие — был переписан диаконом Григорием в 1056-1057 гг. для новгородского посадника Остромира-Иосифа и его жены Феофаны.

Основную массу книжной продукции, бытовавшей на Руси в XI-XII в. в., составляют написанные на пергамене кодексы литургического характера (главным образом Евангелия). От X-XI в. дошли и некоторые документы эпистолярного вида — берестяные грамоты и надписи-граффити. Возможно, в XI в. началось и русское летописание. По более поздним источникам академик А.  А. Шахматов реконструировал текст Начального свода 1095 г. и высказал предположение о существовании Киевского летописного свода 1039 г. и Новгородского летописного свода 1050 г. Но даже от XII в. не дошло рукописей летописных памятников. Древнейший пергаменный список Новгородской I летописи датируют концом XIII-XIV вв.

Законодательные источники древнерусского государства

К законодательным источникам в XI в. можно гипотетически отнести Русскую Правду. Ее наиболее ранний пергаменный список относится к концу XIII в. Историк А. А.  Зимин считал, что так называемая Правда Ярослава возникла в Новгороде в 1016 г. Может быть, какие-то первоначальные тексты церковных уставов Владимира I и Ярослава Мудрого были созданы при жизни этих князей, однако до нас дошли более поздние списки церковных уставов, вероятно, отражающие и более поздние их редакции (самый ранний список Устава Владимира — конца XIII в., Устава Ярослава — XV в.).

От XI в. не сохранилось ни одной древнерусской пергаменной грамоты. Первой подлинной русской грамотой на пергамене считается грамота великого князя Мстислава Владимировича и его сына Всеволода новгородскому Юрьеву монастырю, относимая в литературе к 1130 г. Правда, В. Л.  Янин высказал некоторые сомнения в ее подлинности, предположив, что она могла быть более поздней копией: сохранившаяся при ней (но отдельно от грамоты) печать принадлежит не князю Мстиславу Владимировичу, а одному из князей XIII в. Таким образом, само состояние источниковой базы делает вопрос о том, какие организационные формы принимало древнерусское книгописание и письмо грамот в древнейший период русской истории, весьма туманным.

Важнейшим источником информации по истории книги средневековой Руси являются сами рукописные книги (кодексы). Материальная сторона производства книг в Древней Руси отчасти реконструируется в результате исследования принципов формирования и складывания пергаменного листа, характера разлиновки и нанесения ограничительных линий, способов изъятия дефектных листов из тетрадей, почерков писцов и особенностей расположения текста на листе сохранившихся рукописей. Особое значение в изучении организации книгопроизводства на Руси приобретает анализ записей писцов, синхронных основному тексту кодексов, а также памятников иконографии (в первую очередь, миниатюр с изображением пишущих «авторов» — библейского царя Давыда и евангелистов).

В развитии древнерусской книги до появления книгопечатания можно выделить два периода: церковный (X — конец XIV в.) и церковно-монастырский (начало XV — вторая половина XVI в.). Первый период характеризуется абсолютным преобладанием пергаменных кодексов и сосредоточением книгописания в соборах, ктиторских монастырях и церквах. Этот период вплоть до конца XIV в. (а именно до утверждения на Руси общежительного монастырского устава) связан с развитием книжного дела в городских монастырях и церквах.

Второй период характеризуется переменами как в использовании материала для письма (распространение бумаги), так и в организации книгописания (появление с первой половины XV, а особенно в начале XVI в. скрипториев в крупных пригородных монастырях-землевладельцах). Обмирщение русской культуры в XVI в. сказалось на особенностях книгописания, но не изменило его основ: духовные корпорации по-прежнему оставались центрами производства  и хранения книг. «Светские» скриптории конца XVI-XVII в. (Посольского приказа, Оружейной палаты и др.) существовали наряду с церковными и монастырскими.

Крупнейшие скриптории XVI в. (Троице-Сергиева, Иосифо-Волоколамского, Кирилло-Белозерского, Николо-Корельского, Соловецкого и др. монастырей) наряду с традиционными литургическими книгами производили сборники светского содержания, обеспечивая потребности общества в литературе для чтения. Здесь же переписывались памятники канонического права, сочинения отцов церкви, произведения агиографии.

Продолжение →

ruvera.ru

Древнерусская литература: жанры, произведения, книги, периодизация

Можно ли сегодня представить жизнь, в которой нет книг, газет, журналов, блокнотов для записей? Современный человек так привык к тому, что все важное и требующее упорядочивания, следует записывать, что без этого знания были бы не систематизированы, отрывочны. Но этому предшествовал очень непростой период, растянувшийся на тысячелетия. Литература представляла собой хроники, летописи и жития святых. Художественные произведения стали писать намного позже.

Когда возникла древнерусская литература

Фото с сайта 5.firepic.org

Предпосылкой появления древнерусской литературы послужили различные формы устного фольклора, языческие предания. Славянская письменность зародилась лишь в IX веке нашей эры. До этого времени знания, былины передавались из уст в уста. Но крещение Руси, создание азбуки византийскими миссионерами Кириллом и Мефодием в 863 году открыло путь книгам из Византии, Греции, Болгарии. Через первые книги передавалось христианское учение. Так как в древности письменных источников было мало, то возникла необходимость в переписывании книг.

Азбука способствовала культурному развитию восточных славян. Поскольку древнерусский язык схож с древнеболгарским, то и славянским алфавитом, который использовался в Болгарии и Сербии, могли пользоваться на Руси. Восточные славяне постепенно усваивали новую письменность. В древней Болгарии к X столетию культура достигла пика развития. Начали появляться произведения писателей Иоанна экзарха болгарского, Климента, царя Симеона. Их работы повлияли и на древнерусскую культуру.

Христианизация древнерусского государства сделала письменность потребностью, ведь без нее невозможна государственная жизнь, общественная, международные связи. Христианская религия не способна существовать без поучений, торжественных слов, житий, а жизнь князя и его двора, отношения с соседями и врагами отражались в летописях. Появлялись переводчики, переписчики. Все они были церковными людьми: священниками, дьяконами, монахами. На переписывание уходило много времени, а книг все равно было мало.

Фото с сайта 5.firepic.org

Древнерусские книги писались в основном на пергаменте, который получали после специальной обработки свиной, телячьей, бараньей кожи. Рукописные книги в древнерусском государстве именовали «харатейные», «харати» или «телятины». Прочный, но дорогой материал делал и книги дорогими, потому так важно было найти замену коже домашних животных. Иностранная бумага, называемая «заморской» появилась только в XIV веке. Но вплоть до XVII века для написания ценных государственных документов использовали пергамент.

Чернила получали путем соединения старого железа (гвоздей) и дубильного вещества (наросты на листьях дуба, которые назывались «чернильными орешками»). Для того, чтобы чернила были густыми и блестели, в них вливали клей из вишни с патокой. Железистые чернила, имеющие коричневый оттенок, отличались повышенной стойкостью. Для придания оригинальности и декоративности использовали цветные чернила, листовое золото или серебро. Для письма использовали гусиные перья, кончик которых срезали, а в острие посредине делали разрез.

К какому веку относится древнерусская литература

Первые древнерусские письменные источники датируются IX веком. Древнерусское государство Киевская Русь занимало почетное место среди других Европейских государств. Письменные источники способствовали укреплению государства и его развитию. Завершается Древнерусский период в XVII веке.

Периодизация древнерусской литературы.

  1. Письменные источники Киевской Руси: период охватывает XI век и начало XIII века. В это время основным письменным источником является летопись.
  2. Литература второй трети XIII века и конец XIV века. Древнерусское государство переживает период раздробленности. Зависимость от Золотой Орды на много веков назад отбросила развитие культуры.
  3. Конец XIV века, который характеризуется объединением княжеств северо-востока в одно Московское княжество, возникновением удельных княжеств, и начало XV века.
  4. XV — XVI века: это период централизации Русского государства и появление публицистической литературы.
  5. XVI — конец XVII века– это Новое время, на которое приходится появление поэзии. Теперь произведения выпускают с указанием автора.

Древнейшим из известных произведений русской литературы является Остромирово Евангелие. Свое название оно получило от имени новгородского посадника Остромира, который и заказал писцу диакону Григорию его перевод. В течение 1056 – 1057 гг. перевод был завершен. Это был вклад посадника в Софийский собор, возведенный в Новгороде.

Фото с сайта 5.firepic.org

Второе евангелие – Архангельское, которое написано в 1092 г. Из литературы этого периода много сокровенного и философского смысла скрыто в Изборнике великого князя Святослава 1073 г. Изборник раскрывает смысл и идею милосердия, принципов морали. В основу философской мысли Киевской Руси легли евангелия и апостольские послания. В них описывалась земная жизнь Иисуса, а также описывалось его чудесное воскресение.

Источником философской мысли всегда были книги. На Русь проникали переводы с сирийского, греческого, грузинского. Были также переводы из Европейских стран: Англии, Франции, Норвегии, Дании, Швеции. Их работы перерабатывались и переписывались древнерусскими книжниками. Древнерусская философская культура – это отражение мифологии, имеет христианские корни. Среди памятников древнерусской письменности выделяются «Послания Владимира Мономаха», «Моления Даниила Заточника».

Для первой древнерусской литературы характерна высокая выразительность, богатство языка. Для обогащения старославянского языка использовали язык фольклора, выступления ораторов. Возникло два литературных стиля, один из которых – «Высокий» торжественный, другой – «Низкий», который использовался в быту.

Жанры литературы

  1. жития святых, включают в себя жизнеописания епископов, патриархов, основателей монастырей, святых (создавались с соблюдением особых правил и требовали особого стиля изложения) – патерики (житие первых святцев Бориса и Глеба, игуменьи Феодосии),
  2. жития святых, которые преподносятся с иной точки зрения – апокрифы,
  3. исторические сочинения или хроники (хронографы) – краткие записи истории древней Руси, Русский хронограф второй половины XV века,
  4. произведения о вымышленных путешествиях и приключениях – хождения.

Жанры древнерусской литературы таблица

Фото с сайта 5.firepic.org

Центральное место среди жанров древнерусской литературы занимает летописание, которое развивалось веками. Это погодные записи истории и событий Древней Руси. Летопись представляет собой сохранившийся письменный летописный (от слова – лето, записи начинаются «в лето») памятник из одного или нескольких списков. Названия летописей случайно. Это может быть имя писца или название местности, где летопись записывалась. Например, Лаврентьевская – от имени писца Лаврентия, Ипатьевская – по названию монастыря, где летопись нашли. Часто летописание – это своды, соединившие в себе сразу несколько летописей. Источником для таких сводов были протографы.

Летопись, которая послужила основой подавляющего большинства древнерусских письменных источников, — «Повесть временных лет» 1068 года. Общей чертой летописания XII – XV веков является то, что летописцы уже не рассматривают политические события в своих летописях, а акцентируют внимание на нуждах и интересах «своего княжества» (Летопись Великого Новгорода, псковское летописание, летопись Владимиро-Суздальской земли, Московское летописание), а не события Русской земли в целом, как это было раньше

Какое произведение мы называем памятником древнерусской литературы?

Фото с сайта 5.firepic.org

«Слово о полку Игореве» 1185-1188 годов считается главным памятником древнерусской литературы, описывающее не столько эпизод из русско-половецких войн, сколько отражает события общерусского масштаба. Неудавшийся поход Игоря 1185 г. автор связывает с усобицами и призывает к объединению ради спасения своего народа.

Источники личного происхождения – это разнородные словесные источники, которые объединяет общее происхождение: частная переписка, автобиографии, описание путешествий. Они отражают непосредственное восприятие автором исторических событий. Такие источники впервые возникают еще в княжеский период. Это воспоминания Нестора-летописца, например.

В XV веке наступает период расцвета летописания, когда сосуществуют объемные летописи и короткие летописцы, повествующие о деятельности одного княжеского рода. Возникают два параллельных направления: точка зрения официальная и оппозиционная (церковь и княжеские описания).

Здесь следует сказать о проблеме фальсификации исторических источников или создании никогда раньше не существовавших документов, внесения поправок в подлинные документы. Для этого вырабатывались целые системы методов. В XVIII веке интерес к исторической науке был всеобщим. Это повлекло появление большого количества фальсификата, представляемого в эпической форме и выдаваемого за оригинал. В России возникает целая индустрия по фальсификации древних источников. Сгоревшие или утраченные летописи, например «Слово», мы изучаем по сохранившимся копиям. Так были выполнены копии Мусиным-Пушкиным, А. Бардиным, А. Суракадзевым. Среди наиболее загадочных источников числится «Велесова книга», найденная в имении Задонских в виде деревянных дощечек с нацарапанным на них текстом.

Древнерусская литература XI – XIV веков – это не только поучения, но и переписывание с болгарских оригиналов или перевод с греческого огромного количества литературы. Проделанная масштабная работа позволила древнерусским книжникам за два века познакомиться с основными жанрами и литературными памятниками Византии.

perstni.com