Сладкий сон гигиениста или «Степка-растрепка». Степка растрепка книга


Книга: Генрих Гофман. Степка-растрепка

Отзывы о книге:

★★★★☆

Прочитала сыну в 4 года, т.к. грыз ногти и никакие лаки, зеленка, горчица не помогали. После прочтения сын мне сказал:"Мама, не покупай мне больше таких книг!" При этом книги читать очень любим и такая фраза у него прозвучала только в этот единственный раз. У меня самой остались смешанные чувства, т.к. ничего подобного в детстве не читала, но где-то уже в младшем школьном возрасте мы с одноклассниками обожали рассказывать друг другу всякие страшилки. Видимо книга все такие для детей постарше, не для дошкольников.

Анжелика, 48

★★★★☆

Ох, очень неоднозначаня для меня книга оказалась. Купила я ее из-за названия (сына зовут Степа). В детстве эта книга прошла мимо меня. Поэтому когда я ее открыла, увидела иллюстрации, прочитала текст... волосы мои зашевились на голове от ужаса и я ее убрала подальше. Потом я ее еще раз перечитала и вспомнила как любила в детстве книгу Г. Остера - Вредные советы. Не могу правда сказать, что они на меня действовали и я делала правильные выводы, но читать было весело. И вот книга Гофмана - это теже вредные советы, только для детей, живших в 19 веке. Впервые эта книга была издана в Санкт-Петербурге в 1857 году. Что ж интересно представить себе как сидели мальчики и девочки в детской и слушали как няня им читает эту книгу, а детки все такие красивые в длинных платьях, мальчики в таких курточках... в общем книгу решила оставить себе. Потом прочитала ее Степке, но она произвела на него скорее негативное впечатление, особенно стихотворение, где у мальчика пальчики отрезали, вот он все спрашивал где пальчики у мальчика и проверял свои, очень переживал, говорил что его то на месте, в общем попросил книжку эту убрать. Так что то ли еще маленький, то ли эта книга не наш вариант.

Юля Лабутина, 34, Россия,Москва

★★★★★

Я уже писала в другой рецензии на книгу "Путешествие кота", что требования к современной детской литературе, конечно, отличаются от того, что было хорошо и привычно в прошлые столетия. Данная книга является классикой детской литературы и отлично известна мамам и папам детей, живущих в таких странах как Германия, Австрия, Италия и тд. Тем не менее то, что было нормой в момент написания книжки, сейчас вызывает легкий ужас. Но мы же читаем нашим детям Оливера Твиста, читаем сцены о жестоком суде, о побоях, о нищенстве и тд. Или в знаменитой книге Вильгельма Буша есть сцены порки, попытки утопления собачек и тд. Либерализация современного подхода воспитания детей не может перечеркивать всю детскую литературу, написанную во времена, когда не существовало понятий "ювенальная юстиция" и "омбудсмен". Родители должны сами решать, будут ли они читать своим детям Диккенса, Вильгельма Буша или к примеру данную книгу - Степка-растрепка. Лично мое мнение таково, что если эти книги не вредили детям тогда, то и сейчас родителям бояться нечего. Чтение только всего розового и зефирного тоже может не привести к желаемым результатам.

Татьяна, 72

★★★★☆

Да, это классика, но маленьким детям такую книгу давать не надо! Иллюстрации сохранены (того же автора и, соответственно, времени). Мальчик с отрубленными пальцами, сгоревшая девочка, ребенок умерший от того, что не хотел есть. В общем книга черезвычайно интересна, но опять же лет с 14...

Полина Чернышёва, 21, Москва

★★★★★

Это книга - абсолютная классика. Написанная детским психиатром аж в середине 19 столетия, она выдержала огромное количество изданий в России, не говоря уже о Германии, где есть музей этой книги и памятник Степке. На английский эту книгу перевел Марк Твен. А в России Блок, Цветаева, Бенуа, Маршак называли её исключительной по достоинствам литературной детской классикой. Многие произведения Чуковского, Хармса и Остера - просто продолжение заложенной в Степке-Растрепке традиции. Книга -супер!!!!

Андрей Усачев0

Другие отзывы: 1 2

dic.academic.ru

Степка — Растрепка. Конспекты уроков

Дополнительные сочинения

Недаром говорил проницательный Самуил Яковлевич Маршак о фольклорной основе некоторых детских книг: пришло время – и они сами уподобляются фольклору. Именно так и случилось с книгой Генриха Гофмана-Доннера «Штруввельпетер» (год издания 1844), или в переводе с немецкого, то примерно «Растрепанный Петер». Вот как любая мама или бабушка назовет лохматого мальчишку? Правильно – Степка-Растрепка. Это его еще в 19 веке придумал и рассказал о нем всем детям мира немецкий литератор Генрих Гофман-Доннер. История возникновения этого литературного персонажа не нова. Жил в немецком городе Франкфурте-на-Майне доктор медицины Генрих Гофман. И был он не только врачом, но и писал забавные стишки. Ну а чтобы не спутали его с другими известными соотечественниками, доктор взял себе литературный псевдоним, присоединив к своей фамилии фамилию жены – Доннер. Много произведений написал за свою жизнь Генрих Гофман-Доннер, но прославился он одной единственной книжкой – циклом стихов о взлохмаченных мальчишках и непоседливых хулиганах. У доктора Гофмана была обширная частная врачебная практика, лечил он и детей. А чтобы маленькие пациенты не боялись доктора, он рисовал им забавные рисунки и читал веселые стишки. Так начинался «Степка-Растрепка». А решение собрать эти стишки и рисунки в одну книжку пришло доктору Гофману после безуспешных поисков в магазине детской книжки для своего маленького сына. Продавец предлагал ему, то разбойничьи сказки, то рассказы о безупречно послушных сыночках и дочках. Результатом этих поисков была покупка у изумленного странной просьбой продавца чистой тетради. Именно на ее страницах Генрих Гофман и создал свою самую популярную книжку с десятью нравоучительными историями о том, как ребенок должен себя вести: слушаться взрослых, стричь ногти, хорошо есть, быть аккуратным, не дразнить животных, не играть со спичками, и чем грозит ему непослушание.

Горит рука, нога, косаИ на головке волоса,Огонь — проворный молодец:Горит вся Катя, наконец…Сгорела бедная она,Зола осталася одна,Да башмачки еще стоят,Печально на золу глядят.

Все истории в книжке доктора Гофмана в какой-то мере устрашающи и кровожадны. Растрепанный Петер не дает стричь ногти и причесывать волосы и становиться уродом.

Паулина (в русской переводе Катя), не слушается своих родителей и, оставшись дома одна, начинает зажигать спички. Финал печален, она сгорает, от непослушной девчонки остаются только башмаки. Каспар, отказывается есть суп и на пятый день, умирает от истощения. Филип, очень любит вертеться и качаться на стуле за столом, но однажды падает и стягивает на себя скатерть вместе с обедом. Ганс падает в речку и весь промокает, потому что никогда не смотрит под ноги. Роберта уносит поднявшийся ветер, потому что он идет гулять в непогоду. А три мальчика - хулигана навсегда остаются черными от чернил, которыми их облил чародей, в наказание за то, что они дразнили негра. У спящего охотника зайчиха берет очки и ружье, и потом загоняет его в колодец. Конрад сосет палец, а жестокий портной отрезает их ему. От таких ужасов мурашки бегают по коже, и вполне понятно возмущение заслуженных педагогов, посчитавших книжку Гофмана исключительно вредной в воспитательном отношении. Но детям нравилось. И тогда и тем более сейчас. Многие дети вообще любят ужастики, и читать, и смотреть.

После усердных творческих поисков, сравнений и обдумываний вариантов книга была написана и издана. Она была переведена на многие языки и издавалась во всех европейских странах, а в Германии переиздавалась более сотни раз. Книга о строптивых детях стала безумно популярна и любима детьми. Стихи из нее распевались на концертах детских хоров. Эту книжку иллюстрировал сам автор и популярность ее была столь велика, что вышла за пределы Германии и мгновенно распространилась за рубежом. Не обошли своим вниманием «Растрепанного Петера» и российские издатели. Русский переводчик назвал эту книжку – «Степка-Растрепка», и столь незатейливый каламбур в названии остался за ней навеки. Ну а «Степка-Растрепка» стал в России нарицательным персонажем. Вот такая забавная история! Начавшаяся во 2 половине 19 века кампания по популяризации «Степки-Растрепки» в России окончательно русифицировала «Степку» и одновременно ее упростила. Процесс этот шел стремительно, и результатом стал уже не жанр, а стандарт: Цель стишка – посмеяться вместе с маленькими читателями над проделками и проступками героев, тем самым обучая детей не совершать тех или иных шалостей, посредством описания несчастных случаев происходящих с непослушными хулиганами. Так в «Приключениях любопытного Коли» (1884 г., автор скрылся за псевдонимом «Веселый дядя») чрезмерно любопытный мальчуган Коля лезет везде и повсюду: подслушивает под дверью, лезет в базарную корзину за сладостями, забирается в чужой сад за малиной, за что и расплачивается шишкой на лбу, укушенной раками рукой и наказанием от садовника. В книжке «Степка-Растрепка и умный Вася» (автор неизвестен), напечатанной в серии «Веселые сказки для детей», сюжет строится на хитроумной выходке одного из братьев. Степка-Растрепка, отправленный к парикмахеру с секретным поручением – остричь подателя сего письма, перекладывает задание на послушного брата Васю. В результате Вася острижен наголо вместо хитреца брата. Но справедливость восторжествовала, Степка был наказан, а Васю угостили конфетами. И хотя книга Генриха Гофмана-Доннера после 1917 года в России больше не переиздавалась, однако образ Степки-Растрепки продолжает жить в нашей детской литературе. Евгений Шварц написал книгу «Война Степки-Растрепки и Петрушки», в которой в конце побежденный и постриженный Степка-Растрепка женится на дочери Петрушки. Молодые советские поэты тоже обращались к образу Степки-Растрепки. Он встречается в стихах Эммы Мошковской:

Забыл он все стрижки-прически.Зарыл он все гребни-расчески.

Этот Степка (у поэтессы он – Еремей) повстречает такого же грязнулю и растрепу и устыдится себя.

У Эдуарда Успенского — в «Страшной истории»:

Мальчик стричься не желает,Мальчик с кресла уползает,Кричит и заливается,Ногами упирается.

Его постигает та же участь, что и всех Степок, у него вырастают очень длинные волосы, и тогда мама замечая, что длинноволосый сын как бы превратился в дочку, наряжает его в девчоночье платьице:

И теперь он вместе с мамой ходитЗавиваться в женский зал.

Говоря современным языком, Генрих Гофман-Доннер со своими стишками стал новатором в детской поэзии. Именно этот принцип: не так страшно, когда так смешно, повсеместно стал использоваться в советской поэзии. Взять вот хотя бы Григория Остера с его «Вредными советами»:

Бей друзей без передышки,Каждый день по полчаса,И твоя мускулатураСтанет крепче кирпича.

А еще более широкое распространение этот принцип получил в школьном фольклоре: помните вот такой «забавный» стишок:

Маленький мальчик нашел пулемет,Больше в деревне никто не живет.

Вот так до сих пор и живет Степка-Растрепка в детских стишках и сказках. И хотя книга в свое время из-за ужасной участи главных героев-шалунов была признана непедагогичной, но польза от «Степки-Растрепки» несомненна. Автор учит наглядным отрицательным примером. Ну а выводы дети делают сами! Смешон или печален результат шалости, поступок перестает быть соблазнительным.

Создателю «Степки-Растрепки» Генриху Гофману, посвящен музей во Франкфурте, который носит имя самого известного героя его книги, давшего ей название, — "Struwwelpeter-Museum". А недалеко от музея, на площади Конного Рынка, есть скульптурная композиция с героями книги. Сверху сам Растрепанный Петер, ниже – волшебник с чернильницей, горящая в огне Паулина, Роберт с раскрытым зонтом, которого уносит ветер и незадачливый охотник, у которого заяц «стянул» ружье с очками.

       

А еще имя героя книжки навсегда увековечено в кулинарном рецепте вкуснейшего тортика, который так обожают не только дети, но и взрослые. Торт «Степка-Растрепка» очень просто готовится.

Продукты для теста:

маргарин 250 г.

мука — 320 г.

вода — 125 г.

лимонная кислота — на кончике ножа

соль — 1/4 чайной ложки.

Продукты для крема:

молоко сгущенное 400 г.

масло сливочное 200 г.

орехи рубленые 200 г.

Способ приготовления:

Сгущенку сварить, не вскрывая банки, в течение 40-60 минут на водяной бане, охладить. В холодной воде растворить лимонную кислоту и соль. Маргарин из холодильника нарубить с мукой до мелкой крошки, добавить воду. Замесить тесто, разделить на 6-8 частей и поставить на 1 час в холодильник. Затем раскатать и испечь коржи. Выпекать каждый корж 5-8 мин. при 200-220 градусах. Для крема взбить размягченное масло, постепенно добавляя сгущенное молоко. Добавить часть орехов и перемешать. Охлажденные коржи не обрезать. Коржи укладывать один на другой, промазывая сливочным кремом. Верхний корж посыпать дроблеными орехами. Из-за необрезанных краев торт получается весь такой весь растрепанный, поэтому и получил это название — «Степка-Растрепка».

В заключение осталось добавить, что наша современность не остановилась в развитии темы "Степки-Растрепки". Доказательством тому послужило творчество популярной группы "Tiger Lilies", которая исполняет песни на стихи из Г. Гофмана "StruwwelPeter".

Несомненно, вам и вашим детям очень понравится Степка-Растрепка, и торт, и герои книги, и современные песни!

Полезного и веселого чтения!

Гофман Генрих Степка-растрепка.- М.: Карьера Пресс, 2012.- 24 с.- ISBN 978-5-904946-41-8

Автор: Дементьева Светлана

dp-adilet.kz

Стёпка-Растрёпка — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Стёпка-растрёпка» (нем. Struwwelpeter, букв. «Неряха Петер») — сборник из десяти назидательных стихотворений, написанных франкфуртским психиатром Генрихом Гофманом для своего сынишки в 1845 году. Сборник стал одной из первых в истории детских книжек с картинками.

Назидания в «Штрувельпетере», призванные отучить детей от вредных привычек, облечены в устрашающую, а иногда и просто кровожадную форму, напоминающую садистские стишки и «вредные советы» советского времени — «своего рода педагогический театр ужасов»[1]. Например, девочка балуется со спичками — и скоро от неё остаётся только горстка золы; маленький Каспар отказывается есть суп — и на пятый день умирает от истощения; другой мальчик сосет пальцы — их ему отсекает ножницами портной.

Сборник приобрёл огромную популярность и впоследствии стал источником многих подражаний и пародий. Художественную форму, представленную в книге, позднее обыгрывали в своих произведениях и серьёзные авторы, как, например, У. Х. Оден в «страшных» балладах Miss Gee и The Two.

Содержание сборника

После небольшого вступления о послушных и непослушных детях следуют десять стихотворений:

  • о неряхе Петере, у которого грязные руки, отросшие ногти и длинные нечесаные волосы;
  • о жестоком Фридрихе, который обижал животных и людей, а когда он отстегал кнутом собаку, та сильно укусила его в ногу;
  • о глупой Паулинхен, которая осталась одна дома и стала зажигать спички, не слушая предостережений со стороны двух домашних кошек, и в итоге сгорела;
  • о трёх мальчишках-проказниках, которые дразнили чёрного мавра, за что пожилой Николас окунул их в чернильницу, так что они стали ещё чернее;
  • об охотнике на зайцев, который уснул, а зайчиха взяла его очки и ружьё и погналась за охотником, так что тот свалился в колодец;
  • о Конраде, который любил сосать палец, несмотря на замечания мамы, и когда он в очередной раз ослушался, пришёл портной с ножницами и отрезал ему два больших пальца;
  • о Каспаре, который всегда хорошо ел, а потом стал отказываться от супа и на пятый день помер;
  • о неугомонном Филипе, который вертелся и качался на стуле за обедом, так что упал и стянул на себя скатерть со всеми блюдами;
  • о Гансе, который всегда шёл из школы, глядя на небо, так что в итоге свалился в реку и весь промок;
  • о Роберте, который пошёл гулять в непогоду, взяв зонт, а поднявшийся ветер унёс его так далеко, что больше его никто не видел.

Переводы

В России первый перевод книги вышел в 1849 году без указания издателя, а затем в 1857 году переиздан в издательстве М. Вольфа и до 1917 года выдержал множество изданий. Автор перевода неизвестен; иногда перевод приписывался Д. Минаеву, что крайне недостоверно, учитывая его возраст. Иллюстрации были изменены, художники — Е.В. Гогенфельден и Л. Бонштедт. Книга издавалась большими тиражами, в том числе издательством Сытина. Александр Бенуа в книге мемуаров обстоятельно описывает свои впечатления от этой книжки, которая, по его словам, «забракована специалистами в качестве антипедагогической»[2]. После 1917 года книга почти сто лет не переиздавалась, за исключением некоторых стихов[3][4][5].

На русский «Штрувельпетера» переводила также Раиса Кудашева, на английский — Марк Твен.

Память

Во Франкфурте-на-Майне имеются музеи как самого произведения, так и его автора. Кроме того, в центре города стоит памятник незадачливым героям «Штрувельпетера».

Напишите отзыв о статье "Стёпка-Растрёпка"

Примечания

  1. ↑ [www.dw-world.de/dw/article/0,,4314541,00.html Добрые ужасы автора "Степки-растрепки" | Культура и стиль жизни | Deutsche Welle | 10.06.2009]
  2. ↑ [www.spbvedomosti.ru/[email protected]_Articles Санкт-Петербургские Ведомости - Путешествия - Неряха Петер, он же Степка-растрепка]
  3. ↑ Мурзилка. 1990. № 4. С.3—4.
  4. ↑ Русская поэзия – детям / Сост. Е.О. Путилова. – Л., 1989.
  5. ↑ Лишь в 2012 году [careerpress.ru/book/struwwelpeter/ книга была переиздана] издательством «Карьера Пресс».
6. Thomann Inge. Russische Kritik an Stjopka-Rastrjopka: pro et contra // Struwwelpost. Herausgegeben vom Freundeskreis des Heinrich-Hoffmann-Museums. Frankfurt-am-Main. 2003 (№9)

7. Thomann Inge. Russische Űbersetzungen des Struwwelpeter // Struwwelpost. Herausgegeben vom Freundeskreis des Heinrich-Hoffmann-Museums. Frankfurt-am-Main. 2007 (№13)

См. также

Ссылки

  • [www.fln.vcu.edu/struwwel/peter.html Оригинальный немецкий текст с классическими иллюстрациями]
  • [www.gutenberg.org/files/12116/12116-h/12116-h.htm Английский перевод книги с классическими иллюстрациями]
  • [konkykru.com/e.hoffmann.html Английский перевод книги с классическими иллюстрациями (сканированные страницы)]
  • [bobstaake.com/struwwelpeter/ Английский перевод книги с современными иллюстрациями]
  • [www.fln.vcu.edu/struwwel/struwwel.html Обучающее издание: немецкий и английский параллельный текст с вопросами]
  • [www.struwwelpeter-museum.de/ Сайт Музея Неряхи Петера во Франкфурте]

Отрывок, характеризующий Стёпка-Растрёпка

– Что будем петь? – спросила она. – «Ключ», – отвечал Николай. – Ну, давайте скорее. Борис, идите сюда, – сказала Наташа. – А где же Соня? Она оглянулась и, увидав, что ее друга нет в комнате, побежала за ней. Вбежав в Сонину комнату и не найдя там свою подругу, Наташа пробежала в детскую – и там не было Сони. Наташа поняла, что Соня была в коридоре на сундуке. Сундук в коридоре был место печалей женского молодого поколения дома Ростовых. Действительно, Соня в своем воздушном розовом платьице, приминая его, лежала ничком на грязной полосатой няниной перине, на сундуке и, закрыв лицо пальчиками, навзрыд плакала, подрагивая своими оголенными плечиками. Лицо Наташи, оживленное, целый день именинное, вдруг изменилось: глаза ее остановились, потом содрогнулась ее широкая шея, углы губ опустились. – Соня! что ты?… Что, что с тобой? У у у!… И Наташа, распустив свой большой рот и сделавшись совершенно дурною, заревела, как ребенок, не зная причины и только оттого, что Соня плакала. Соня хотела поднять голову, хотела отвечать, но не могла и еще больше спряталась. Наташа плакала, присев на синей перине и обнимая друга. Собравшись с силами, Соня приподнялась, начала утирать слезы и рассказывать. – Николенька едет через неделю, его… бумага… вышла… он сам мне сказал… Да я бы всё не плакала… (она показала бумажку, которую держала в руке: то были стихи, написанные Николаем) я бы всё не плакала, но ты не можешь… никто не может понять… какая у него душа. И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша. – Тебе хорошо… я не завидую… я тебя люблю, и Бориса тоже, – говорила она, собравшись немного с силами, – он милый… для вас нет препятствий. А Николай мне cousin… надобно… сам митрополит… и то нельзя. И потом, ежели маменьке… (Соня графиню и считала и называла матерью), она скажет, что я порчу карьеру Николая, у меня нет сердца, что я неблагодарная, а право… вот ей Богу… (она перекрестилась) я так люблю и ее, и всех вас, только Вера одна… За что? Что я ей сделала? Я так благодарна вам, что рада бы всем пожертвовать, да мне нечем… Соня не могла больше говорить и опять спрятала голову в руках и перине. Наташа начинала успокоиваться, но по лицу ее видно было, что она понимала всю важность горя своего друга. – Соня! – сказала она вдруг, как будто догадавшись о настоящей причине огорчения кузины. – Верно, Вера с тобой говорила после обеда? Да? – Да, эти стихи сам Николай написал, а я списала еще другие; она и нашла их у меня на столе и сказала, что и покажет их маменьке, и еще говорила, что я неблагодарная, что маменька никогда не позволит ему жениться на мне, а он женится на Жюли. Ты видишь, как он с ней целый день… Наташа! За что?… И опять она заплакала горьче прежнего. Наташа приподняла ее, обняла и, улыбаясь сквозь слезы, стала ее успокоивать. – Соня, ты не верь ей, душенька, не верь. Помнишь, как мы все втроем говорили с Николенькой в диванной; помнишь, после ужина? Ведь мы всё решили, как будет. Я уже не помню как, но, помнишь, как было всё хорошо и всё можно. Вот дяденьки Шиншина брат женат же на двоюродной сестре, а мы ведь троюродные. И Борис говорил, что это очень можно. Ты знаешь, я ему всё сказала. А он такой умный и такой хороший, – говорила Наташа… – Ты, Соня, не плачь, голубчик милый, душенька, Соня. – И она целовала ее, смеясь. – Вера злая, Бог с ней! А всё будет хорошо, и маменьке она не скажет; Николенька сам скажет, и он и не думал об Жюли. И она целовала ее в голову. Соня приподнялась, и котеночек оживился, глазки заблистали, и он готов был, казалось, вот вот взмахнуть хвостом, вспрыгнуть на мягкие лапки и опять заиграть с клубком, как ему и было прилично. – Ты думаешь? Право? Ей Богу? – сказала она, быстро оправляя платье и прическу. – Право, ей Богу! – отвечала Наташа, оправляя своему другу под косой выбившуюся прядь жестких волос. И они обе засмеялись. – Ну, пойдем петь «Ключ». – Пойдем. – А знаешь, этот толстый Пьер, что против меня сидел, такой смешной! – сказала вдруг Наташа, останавливаясь. – Мне очень весело! И Наташа побежала по коридору. Соня, отряхнув пух и спрятав стихи за пазуху, к шейке с выступавшими костями груди, легкими, веселыми шагами, с раскрасневшимся лицом, побежала вслед за Наташей по коридору в диванную. По просьбе гостей молодые люди спели квартет «Ключ», который всем очень понравился; потом Николай спел вновь выученную им песню. В приятну ночь, при лунном свете, Представить счастливо себе, Что некто есть еще на свете, Кто думает и о тебе! Что и она, рукой прекрасной, По арфе золотой бродя, Своей гармониею страстной Зовет к себе, зовет тебя! Еще день, два, и рай настанет… Но ах! твой друг не доживет! И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты.

Пьер сидел в гостиной, где Шиншин, как с приезжим из за границы, завел с ним скучный для Пьера политический разговор, к которому присоединились и другие. Когда заиграла музыка, Наташа вошла в гостиную и, подойдя прямо к Пьеру, смеясь и краснея, сказала:

wiki-org.ru

syg.ma — Сладкий сон гигиениста или "Стёпка-растрепка"

Michel Klimin

Общество распространения полезных книг (FB) (VK) (Telegram)

Блог читателя

Гофман, Генрих (1809-1894).Степка-растрепка [Текст] : рассказы для детей. — Изд. 9-е. — С.-Петербург ; Москва : Товарищество М.О. Вольф, [190-?]. — 16 с. : цв. ил.; 28 см.

Садистические бездны назидательной детской литературы неисчерпаемы. Сегодня мы обратимся к первоисточнику литературы о детском воспитательном кошмаре, книге о «Степке-растрепке», написанной Генрихом Гофманом в 1845 году. В нашем распоряжении оказалось 9-е русскоязычное издание книги, изданное в начале прошлого века.

Прежде чем ознакомиться с книгой, нужно упомянуть, что «Степка-растрепка» — это книга своего века. Ведь, весь девятнадцатый век погружен в фантомные поиски патологического детского тела, которое было разъедаемо и гнило заживо. Причиной столь страшного кошмара была — мастурбация.

Начиная с книги Симона Андре Тиссо «Онанизм: Разсуждение о болезнях, происходящих от малакии», забота о теле мастурбатора тяжким бременем легла на плечи врачей, социальных гигиенистов, медицинской полиции и родителей.

Телесный контроль должен был предупреждать всякое проявление аутоэротизма у ребенка. Поэтому для борьбы с детским онанизмом использовались всевозможные средства — специальные бандажи, страшные комиксы с гниющими заживо онанистами, книги с наставлениями врачей и вздохами патологоанатомов. Тело ребенка должно было постоянно находиться под контролем, его не допускали к мягким перинам и слишком теплой воде.

Есть много историй про порочных детей, которые жизнью платятся за свои негигиеничные проказы. Именно гигиена должна была занимать и предупреждать детей от пагубной страсти. Отдельные акты гигиенического творчества были выполнены в качестве детских произведений, начиная от «Степки-растрепки» и заканчивая стихами Вильгельма Буша. То же самое происходило и в жизни. Излишне ретивые отцы-гигиенисты доводили своих детей до безумия и самоубийства. Вспомним хотя бы историю Морица Шребера — одного из изобретателей гимнастики, конструктора страшных бдсм-машин и изобретателя детских садов, где дети должны быть выращивать овощи. Его собственные дети имели трагичную судьбу — кто-то совершил самоубийство, кто-то сошел с ума. Именно один из его сыновей, Поль Шербер, воспетый Зигмундом Фрейдом, Жилем Делезом и Элиасом Канетти стал одним из самых популярных безумцев в истории психиатрии.

«Степка-растрепка» — тонкий гигиенический памфлет, нацеленный в самое сердце детской распущенности. Не случайно один из сюжетов посвящен девочке, которая сама себя сожгла. От одной лишь спички ее тело превращается в пепел. Таково строгое гигиеническое предупреждение, сексуальность подобна лесному пожару, — с ней нельзя играть.

Специально для Общества книгу прокомментировала Дарья Борисенко, филолог-германист и главный редактор w-o-s

Если мыслить культуру «назидания ужасом» как непрерывный многовековой процесс, то иллюстрированные прибаутки Struwwelpeter — промежуточный этап между плясками смерти и нелепыми сценками из инструкций по безопасности, которые мы можем достать из кармашка под откидным столиком в самолете. Героев danse macabre объединяет один грех — тщеславие: стар и млад поглощены vanitas, игрой и работой, украшением себя и ублажением плоти, но все как один внезапно смертны. В свою очередь, немецкая протестантская этика выводит диалектику греха и кары на куда более конкретный и прикладной уровень. И подобно тому, как священник усмиряет паству картинами ада, родители воспитывают маленьких розовощеких бюргеров «Стёпкой-растрепкой». Длинному списку прегрешений — от нестриженых ногтей до игр со спичками — соответствуют такие же разнообразные наказания. И конечно, в согласии с христианской моралью, каждый опрометчивый поступок оборачивается во сто крат более значительной мукой: содомиты Данте изнывают под огненным дождем в ожидании Второго пришествия, а любитель сосать большой палец Конрад-Петруша истекает кровью — символически кастрированный портным ex machina. Но есть и надежда на спасение — задняя обложка книги гарантирует явление младенца Христа и книжку с нестрашными картинками всем, кто ест суп с хлебом, ходит с мамой за ручку и, главное, ведет себя тихо — как подобает детям и мертвецам.

Степка-растрепка

syg.ma

Петер-нечесаха (Штрувельпетер, или Степка-растрепка) Генриха Гофмана (издательство Грани-Т)

Настоящее ретро: переиздание одной из самых первых детских книг (впервые книга была напечатана в Германии в 1845 году!). Нравоучительные рассказы-страшилки  в стихотворной форме о том, чем могут закончиться шалости маленьких (и не очень) непослушных детей. Вероятно, практикующий психиатр Генрих Гофман (да, он не писатель, а врач!) полагал, что самым действенным способом воспитания ребенка является красочное описание всевозможных ужасных последствий плохих поступков. Написал он Штрувельпетера за одну ночь для своего маленького сына (а своему чаду, как известно, плохого не пожелаешь).

Девочка Павлинка, которая играла с огнивом (читай — спичками), сгорает до тла; малыш Каспар, отказывавшийся есть суп, усыхает и умирает; а Конрад, любитель пососать пальцы, этих самых пальцев лишается. Страшилки? Да, самые настоящие. Но, по правде говоря, в этих трех сказках самые страшные сюжеты из всех рассказов Штрувельпетера. Финалы остальных историй не такие жестокие.

Что касается жестокости этих ужастиков, то, думаю, что для своего времени книжка таковой не являлась (1845 год, все-таки!). А в прототипах многих популярных сегодня сказок (той же Красной Шапочки Перро, многих сказок Гримм или даже русских сказок, собранных Афанасьевым) есть сюжеты и пострашнее, чем в Штрувельпетере (сюжеты-то все не авторские, а кочующие). Только обычно прозаический текст сказки меняется со временем, редактируется, сокращается, литературно обрабатывается... И «современные» сказки Гримм, и русские сказки — уже почти белые и пушистые, с минимумом жестокости. А вот стихотворный Петер сохранил колорит своего времени. Этим и ценен!

К текстам своих сказок Гофман самостоятельно нарисовал и иллюстрации. Однако в этой книге от Грани-Т помещены иллюстрации не из первого Петера, а издания 1881 года и представляют бОльшую художественную ценность.

Сама книга в свое время была очень популярна и переводилась на множество языков. Во Франкфурте-на-Майне (родине Гофмана) есть целый музей Штрувельпетера (музей одной книги!). И даже памятник персонажам Гофмана:

Украинский перевод  Штрувельпетера — Петер-нечесаха — выполнил известный переводчик Андрей Содомора. Издание А4 формата, в твердом переплете, бумага мелованная матовая. В конце книги помещено развернутое послесловие с информацией о книге и иллюстрацией к Петеру самого Гофмана.

На русском языке Штрувельпетер под названием Степка-растрепка вышел в издательстве Карьера-Пресс (правда, с другим оформлением и иллюстрациями). Посмотреть можно тут.

Издательство «Грані-Т».Автор Генрих Гофман.ISBN 978-9664-6503-25; 2007 г.А4 формат, мелованная матовая бумага, 40 стр, твердый переплет.Особенность: на украинском языке; перевод (текст 1845 года, иллюстрации  1881 года).

Купить Петер-Нечесаха в интернет-магазине издательства

knizhe4ka.blogspot.com

rulibs.com : Детское : Сказка : Степка-Растрепка, или Про то, как сказать и язык не сломать : Михаэль Энде : читать онлайн : читать бесплатно

Степка-Растрепка, или Про то, как сказать и язык не сломать

Жила-была старенькая тряпка — издавна лежала она возле тропки, ведущей к топкому пруду. Про нее так и говорили: ТРЯПКА С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

А неподалеку жил Степка-Растрепка. У него было доброе сердце, поэтому каждое утро он насыпал в коробку немного крупы и относил на завтрак старенькой тряпке. Выйдя на тропку, Степка-Растрепка звал:

— Цып-цып! — и приговаривал: — Вот КОРОБКА КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

А тряпка отвечала:

— Привет, СТЕПКА-РАСТРЕПКА С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД!

Однажды в благодарность за Степкину доброту старенькая тряпка подарила ему красивую кепку, которую все прозвали КЕПКОЙ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

Степка полюбил свою кепку, но его растрепанные вихры ее невзлюбили. Тогда он пошел к парикмахеру, и тот очень удивился, увидев целую копну Степкиных волос. Можно сказать, КОПНУ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

Парикмахер остриг эту копну, но состриженные вихры не выбросил, а сложил в толстую-претолстую папку. Так появилась ПАПКА С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

А чтобы нашлось где хранить такую толстую папку, парикмахер расчистил свою подсобку. И теперь это стала ПОДСОБКА ДЛЯ ПАПКИ С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

До сих пор история была простой, но теперь начинается главное.

Жил в тех краях шкипер. Он недавно вернулся из плавания и не вынимал изо рта пеньковую трубку. У него и прозвище было — ШКИПЕР С ТРУБКОЙ. А еще его звали НЕБРИТЫЙ ШКИПЕР С ТРУБКОЙ, потому что у него никогда не хватало времени побриться. И вот наконец он собрался к парикмахеру. Но по дороге простудился, и у него начался грипп — ГРИПП НЕБРИТОГО ШКИПЕРА С ТРУБКОЙ. Шкипер был выносливым человеком, однако силы его покинули, и, едва дойдя до парикмахерской, он упал прямо на пороге известной нам подсобки. Болезнь оказалась серьезной. Это был ГРИПП НЕБРИТОГО ШКИПЕРА С ТРУБКОЙ В ПОДСОБКЕ ДЛЯ ПАПКИ С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

Обо всем об этом узнал парикмахер и очень расстроился. Он никак не мог выговорить название болезни своего нежданного гостя, и у него самого от этого начался настоящий приступ страха. Это был ПРИСТУП СТРАХА ОТ ГРИППА НЕБРИТОГО ШКИПЕРА С ТРУБКОЙ В ПОДСОБКЕ ДЛЯ ПАПКИ С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

Собрав волю в кулак, парикмахер позвал на помощь — и вот к нему явились соседи, бравые братья-близнецы, которые тут же организовали ГРУППУ ЗАХВАТА ПРИСТУПА СТРАХА ОТ ГРИППА НЕБРИТОГО ШКИПЕРА С ТРУБКОЙ В ПОДСОБКЕ ДЛЯ ПАПКИ С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

Соседи парикмахера были заядлыми драчунами — они ворвались в подсобку и хотели заставить шкипера убраться восвояси. Но не тут-то было! Шкипер уже пришел в себя и устроил братьям крепкую трепку. Вот это было зрелище — КРЕПКАЯ ТРЕПКА ГРУППЫ ЗАХВАТА ПРИСТУПА СТРАХА ОТ ГРИППА НЕБРИТОГО ШКИПЕРА С ТРУБКОЙ В ПОДСОБКЕ ДЛЯ ПАПКИ С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД!

Под хохот прохожих братья пустились наутек и спаслись в соседней таверне. Хозяин усадил их за стол и налил по стаканчику граппы — особой ГРАППЫ ОТ КРЕПКОЙ ТРЕПКИ ГРУППЫ ЗАХВАТА ПРИСТУПА СТРАХА ОТ ГРИППА НЕБРИТОГО ШКИПЕРА С ТРУБКОЙ В ПОДСОБКЕ ДЛЯ ПАПКИ С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

Выпив граппы, братья снова расхрабрились и отправились на тропку, где лежала старенькая тряпка.

— Это ты во всем виновата! — закричали они. — Если бы ты не клевала свою крупку…

— Э-э! — прервала их тряпка. — Что это вы так раскричались? Видно, выпили лишнего! Хорошо бы заткнуть вас какой-нибудь пробкой…

Братья и глазом не успели моргнуть, как во рту каждого из них оказалось по пробке. Это были ПРОБКИ ДЛЯ ГРАППЫ ОТ КРЕПКОЙ ТРЕПКИ ГРУППЫ ЗАХВАТА ПРИСТУПА СТРАХА ОТ ГРИППА НЕБРИТОГО ШКИПЕРА С ТРУБКОЙ В ПОДСОБКЕ ДЛЯ ПАПКИ С КОПНОЙ ИЗ-ПОД КЕПКИ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ С КОРОБКОЙ КРУПКИ ДЛЯ ТРЯПКИ С ТРОПКИ НА ТОПКИЙ ПРУД.

А старенькая тряпка как ни в чем не бывало придвинула к себе коробку с крупкой и принялась с удовольствием уплетать приношение Степки-Растрепки.

rulibs.com

Ф.Пестряков. "Волшебный фонарь Степки-Растрепки": shaltay0boltay

Звонит мне вчера поздним вечерком Гусис и спрашивает: "Ты, случайно, не знаешь почему "Степка-растрепка" в "Озоне" закончился?"Я спрашиваю: "Ты себе то хоть купила, двигатель торговли? ""Нет," - говорит, - "не успела."

Ирочка! Побежали скорее, она опять там есть!

Увидела я обложку от "Степки" и вспомнила про вот такую любопытную антикварную книжку-игрушку.

К каждому стихотворению "прилагается" четыре разных рисунка в круглом окошке.По мере чтения стиха нужно крутить "колесико" и менять картинки.

Антикварный "мультик", так сказать, он же "волшебный фонарь" :)

Выкладываю фото разворотов (сканировать антикварную книгу не буду, она и так на ладан дышит).

Ф.Пестряков. "ВОЛШЕБНЫЙ ФОНАРЬ СТЕПКИ-РАСТРЕПКИ"("Издание товарищества Вольф", 1898 год, с 8-ю подвижными картинами, художник не указан)

</cut>

shaltay0boltay.livejournal.com