Читать онлайн «Страна городов». Страна городов книга


Страна городов читать онлайн, Щёкин Дмитрий Альбертович

Поздравляю всех читателей с Новым Годом и Рождеством! Когда начинал писать Страну — мысли не успевали за пером, спасибо огромное тем, кто нашел время прочитать книгу и дать комментарии к ней, особенно — П. Кантропову, Оэйхо Аннит, С. Калашникову, О. Шабловскому, авторам скрывшимся под никами: kraz, Mirabela, Влад, «добро с кулаками», 9056201836Denicij, Jettallena, MarvelLZ г.г. «Фдуч», «Кальтенбренер», Михаилу и Якову с Todd. Именно благодаря Вам я нашел время и силы исправить по возможности «Ашипки» и несуразицы, выровнять сюжетные линии относительно друг друга, связав героев, «поурезать осетров», и дать все таки героям малость роялей в кустах, я имею в виду мелкие ножики-топорики, ухнувшие вместе с ними. Доработал и вопрос с тем, что дает моим героям тот самый тисовый эликсир. И естественно, постарался исправить ошибки стилистики и орфографии — те, что нашел. выкладываю этот вариант как окончательный и еще раз благодарю Вас за проявленное внимание к книжке. Постараюсь во второй части — начало выложено, не увлекаться и не загонять на скорости в книгу все подряд, особенно — инопланетян и вампиров, следуя совету уважаемого Фдуч(а) ☺ Еще раз, — с Новым 2013 годом, всем успехов и счастья, какого сами себе Вы желаете. С уважением — Автор ☺

Посвящаю книгу моей матери — Ирине Михайловне, положившей свою жизнь на алтарь народного просвещения и всю ее проработавшую скромной учительницей русского языка и литературы, а так же деду — Михаилу Иосифовичу, прошедшему Великую Отечественную с первого дня до последнего, от Подмосковья через Кенигсберг до Порт Артура, а после войны много лет преподававшего историю. Спасибо Вам, за то что я есть, такой, как есть.

Часть 1 Остров Веры

Предисловие

Задачей воспитателя и учителя остается приобщить всякого ребенка

к общечеловеческому развитию и сделать из него человека раньше,

чем им овладеют гражданские отношения.

Адольф Дистервег

В этой повести, построенной на популярном сегодня сюжете о «попаданцах» нет супергероя, вооруженного «ништяками», на бронированном рояле из кустов крошащего нехороших дяденек — мировое зло. Мои герои — подростки от двенадцати и старше, «попавшие» в самое неизученное время — эпоху зарождения человеческих цивилизаций. Пятнадцать тысяч лет до Рождества. Мы мало сегодня знаем об этом периоде — энеолите. Я взял на себя смелость предположить, что в это время еще сохранились остатки всех трех основных ветвей человечества — кроме кроманьонцев, по земле еще бродят остатки неандертальских человеческих стад, и даже, как говорил археолог Федя у В. С. Высоцкого «что где-то есть еще тропа, где встретишь питекантропа…», а гигантские гоминиды еще показываются на глаза людей. Мой рассказ еще и том, что воспитатель должен видеть в ученике равного себе человека, жить с ним одной жизнью, направлять, а не тащить по жизни, и не относиться к нему свысока, дескать — подрасти, а потом… Самое верное средство подвигнуть человека на свершения — сделать так, что бы он увидел, что эти свершения — его дело, и ему это делать нравится. Вернейший способ завалить задуманное — начать принуждать к нему, рассказывая при этом, насколько эта задача важна и необходима участвующим в прокладывании канавы «от забора и до обеда», и главное — как сознательные товарищи, они должны ее выполнить в срок.

Мои главные герои — простые учителя — по призванию, по духу, а не по назначению. Вот и написалось о том, что могут сделать они, если не давить их бюрократической волокитой. Средний учитель нынче занят в основном написанием отчетов и изводит тонны бумаги на макулатуру, вместо подготовки к уроку. Критерий качества знаний — тестовая система, от которой отказываются сегодня ее авторы, педагоги западных стран. Печально, конечно, но — школа наша порой смотрится в роли обезьяны, криво копирующей ужимки и прыжки людей за прутьями клетки, в своих попытках применения «передовых методов педагогики». Но обезьяна-то мыслит — так надо, изогнусь по-выкрутасистей, глядишь и выпустят из клетки в общую толпу. Ничего подобного, господа — обезьян он обезьяном и останется, ему человеком не стать.

Пока нижние чины от педагогики обезьянничают, одновременно пытаясь понять, что от них хотят верхние, в это время высшие сферы озабочены «реформами», экспериментируют. Выдвигают красивые лозунги. Мыслю — стараются, что бы получше выглядеть в глазах совсем уж высшего руководства, а как же — радеем, болеем, вот, новое вводим — и не задумываются о последствиях своих экспериментов, к чему подобные опыты проводят не думают. А заодно — пилят бюджет, из которого на землю, в школу доходит малая часть — а не фиг, родители на что? И выглядит эта ситуация порой неким заговором против нашей страны, что некто задумал таким образом нанести удар по самому ценному для страны — ее подрастающему поколению. Может быть, я и не прав — нет заговора. Россия матушка не только дорогами страдает, дураки — тоже ее национальная беда. Оне, родимые, постарались, что ли?

Как пример, хоть закон об образовании взять, усиленно обсуждаемый. Законом «Об образовании» довольны только те, кто его писал. Министерство образования единолично доказывает, что закон принесет большую пользу, а участники слушаний, по законопроекту наоборот, утверждали, что он существенно ухудшит ситуацию с образованием в стране. А в реалии — этот закон написан для галки, и практического механизма не имеет.

Так на всех уровнях школьной системы. Как только учитель одевает мундир чиновника от образования, он перестает быть учителем, и предпринимает все усилия, что бы вновь не взойти на кафедру, не вернуться в ад, по ошибке названный школой, где всем твоим нервам и трудам — возмещение в виде ранней седины и растраченных понапрасну нервов….

Но есть и Учителя, пусть немного, и наивысшая награда им — благодарная память учеников, несущих по жизни огонь души, зажжённый подвижниками, не требующими ни наград, ни званий! И вслед за Некрасовым, обращавшимся к своему Учителю — Белинскому, они повторят, и не раз —

Молясь твоей многострадальной тени,

Учитель! перед именем твоим

Позволь смиренно преклонить колени!

Как-то раз мне попалась на глаза короткая статья в интернете, на одном сайте, из множества прославянских, о том, что в древности, дескать, к племенам ариев, живших на территории Русской равнины от Балтии до Южного Урала — пришли Учителя, научившие их многим полезным ремеслам, заложившие основы языка и культуры. Общество прото-ариев, пока жило и развивалось под руководством этих людей, не знало войн, существовало в гармонии с природой. Сложно сказать о правильности такой вот идеи, или теории, или гипотезы, и насколько она соответствует реальности. Но… В каждой шутке, есть доля…

Вот так, примерно, и родилась идея этой повести о пришедших во времена энеолита наших современниках, — группе ребят с парой совершенно обычных школьных учителей во главе. Что они могли сделать, вооруженные пусть и неполными — но знаниями своего времени, ответственностью за происходящее вокруг и реальным стремлением не стать местными царями и владыками, а просто сделать жизнь лучше. Как они создали это государство Учителей — читайте. Если это затронет, чьи то чувства, — буду рад.

Глава 1. Ночь в институте археологии

Товарищи ученые! Доценты с кандидатами! Бросайте свои опыты….

В. С. Высоцкий

В одном из окон института археологии за полночь светилось окно. За окном, у стола, крепкий мужчина средних лет, изводя одну за другой крепкие папиросы, трудился над отчетом о летней экспедиции по Южному Уралу. Требовалось срочно закончить описания полевого сезона и обоснование произведенных затрат — приближалось закрытие бюджета, и так скудного за прошедший год и утверждение нового. За новый бюджет предстояло изрядно побороться. Для того, что бы оставить в смете строку затрат на исследуемую тему надо убедить вышестоящих в перспективности своего направления. Пусть не в практической — то в несомненной научной ценности, могущей принести изрядную известность на международном уровне тому самому руководству, «осуществившему, направившему, указавшему…» — тьфу, в общем. А деньги — ох, как нужны, иначе — ни сезона, ни экспедиции не будет. А спонсоров темы древних железок мало интересуют. Это не в концерт поп-дивы вкладываться, рекламный эффект — никакой. Мдя.

«… Древняя металлургия Евразии… Проект осуществляется С. А. Григорьевым. На различных этапах в нем участвовали проф. В. В. Зайков, к. г-м.н. А. М. Юминов, проф. Э. Перницка… — из публикаций нашего времени.» — человек отпечатал несколько строчек на компьютере, и тяжело вздохнул — руководство требует срочно оканчивать и сдавать отчет об экспедиции, а материала одновременно и много, и — ничтожно мало. Печи, вернее их останки, донесенные до нас неумолимой волной времени, мало что добавляют к картине древних технологий. Шлаки, металлургические отходы и — никаких почти следов материальной культуры. Готовых изделий почти не сохранилось, ни инструментов, ни приспособлений, исполь ...

knigogid.ru

Страна городов (fb2) | Либрусек

Дмитрий Альбертович Щёкин Страна городов 1915K, 466 с.Упоминается

Добавлена: 18.02.2013

Аннотация

В этой повести, построенной на популярном сегодня сюжете о «попаданцах» нет супергероя, вооруженного «ништяками», на бронированном рояле из кустов крошащего нехороших дяденек – мировое зло. Мои герои – подростки от двенадцати и старше, «попавшие» в самое неизученное время – эпоху зарождения человеческих цивилизаций. Пятнадцать тысяч лет до Рождества. Мы мало сегодня знаем об этом периоде – энеолите. Я взял на себя смелость предположить, что в это время еще сохранились остатки всех трех основных ветвей человечества – кроме кроманьонцев, по земле еще бродят остатки неандертальских человеческих стад, и даже, как говорил археолог Федя у В. С. Высоцкого «что где-то есть еще тропа, где встретишь питекантропа…», а гигантские гоминиды еще показываются на глаза людей. Мой рассказ еще и том, что воспитатель должен видеть в ученике равного себе человека, жить с ним одной жизнью, направлять, а не тащить по жизни, и не относиться к нему свысока, дескать – подрасти, а потом… Самое верное средство подвигнуть человека на свершения – сделать так, чтобы он увидел, что эти свершения – его дело, и ему это делать нравится. Вернейший способ завалить задуманное – начать принуждать к нему, рассказывая при этом, насколько эта задача важна и необходима участвующим в прокладывании канавы «от забора и до обеда», и главное – как сознательные товарищи, они должны ее выполнить в срок.

Впечатления о книге:  

mzrgada про Щёкин: Страна городов (Альтернативная история, Исторические приключения, Попаданцы) 24 02 В "попаданцы" у нас начали записывать всех подряд. На самом деле, эта книга - возрождение жанра "робинзонад", и ее источники видны невооруженным глазом: " Таинственный остров" и "Три года каникул" Жюля Верна. И это само по себе хорошо. Претензии у меня имеются не к замыслу, но только к исполнению. При самом минимальном уровне редакторской доработки книгу с легкостью можно было рекомендовать для "детей и юношества" (так это называлось в советские времена). В данном случае мы имеем дело с "детской" книгой, предназначенной для определенной возрастной группы и подходить к ней с мерками "взрослой" литературы - некорректно. Столь же очевидно, что автор с детишками знаком и их любит (в хорошем понимании). Некоторые феньки (вроде "купания красного коня") - определенно написаны по личным наблюдениям, такого не придумаешь. И сама идея забросить 20 малолетних "робинзонов" в "чем мама родила" в энеолит достаточно интересна. Кстати, чит-ль despot-86 не прав: "все дети у него такие правильные и образованные, просто стадо ботанов". Про конфликты автор пишет. Другое дело, что идеализирует он свое "племя" до невозможности. Я бы предположил и возможность мордобоя с поножовщиной (хотя бы на первом этапе). Плюс растущее либидо, о котором автор тактично умалчивает. Но в целом, мысленный эксперимент лично мне показался вполне удачным. Робинзону надо выживать, а не "грузится". В этом вопросе автор от "классики" ни в чем не отошел. Претензии у меня двух сортов. Литературное исполнение, конечно, ниже всякой критики. Даже при том, что автор пишет очень даже хорошо, нормальным литературным языком, да еще и с юмором (редкий случай!), умение писать - само по себе не панацея. Еще надо уметь грамотно выстраивать сюжет. То есть с композицией у романа просто караул. Автор постоянно забегает вперед (то есть говорит о том, что еще произойдет без объяснений и какой-либо мотивации), то наоборот, "тормозит" - события уже произошли, а мы к ним еще только движемся. Разумеется, есть писатели, у которых герой одновременно живет в прошлом, настоящем и будущем (У. Фолкнер, напр.), но автор - точно не Фолкнер. Да и не надо это здесь. "Робинзонада" как жанр предусматривает выполнение одного требования - единства места и времени действия. Лично меня (имхо!) как читателя это раздражало, а каких-то особых "литературных" достоинств это произведению не добавило. Столь же "избыточны" (на мой взгляд) - вставные новеллы - что думает Иванов, Петров, Сидоров... Это тоже, конечно, тоже метод, но в авторском исполнении этот метод приплыл прямо из социалистического реализма. Такие штуки надо уметь писать. А кто не умеет - тот автоматически скатывается на уровень Максимушкина, который вообще не представляет, что можно сказать о новом персонаже без обширной выписки из его личного дела (родился, крестился, пьет умеренно/не умеренно, по бабам ходит/не ходит и т.п.). Такой вот чисто "совковый" псевдопсихологизм в данном случае бессмысленен: по определению, все ГГ члены одной команды и их личные достоинства должны раскрываться через их поступки. Такой психологизм Лев Кассиль определил как "психологию внешнего жеста", и те, кто учились на его спецкурсах - это знают. А кто занимался на "школах мастерства" у Еремы Парнова и Саши Казанцева - не знают и с тем умрут. Избыточной (имхо!) является и попытка "драматургировать" сюжет - сага о маньяке-ученом, "провалившем" детишек в это светлое позавчера, и "братки", которые за каким-то хреном нарисовались в том же времени... Убери их - и что изменится? Да ничего. Разве что произведение в целом станет логичнее. Я даже не могу утверждать, что автор писал эти вставки "для объема". У него и так текст солидный. Это не рассказ-переросток, а вполне полноценный роман. Так и нафига? Вторая претензия - к "роялям". В предисловии автор утверждал, что в романе "нет супергероя, вооруженного «ништяками», на бронированном рояле из кустов крошащего нехороших дяденек". Здесь он безусловно прав. Место роялей у него занимают "косяки", буквально развешенные по всем окрестным кустам. Наиболее очевидный - на хрена в "медно-бронзовом" веке развивать именно эту технологию? Автор сто раз подчеркнул, что все его робинзоны (и сам он) просто набиты знаниями. Результат: вместо развития БОЛЕЕ простой железной металлургии, "гномы" пытаются освоить более сложную (и вредную для здоровья) медно-бронзовую. Зачем? Как только появилось железо, про медь и бронзу просто забыли. А уж как выплавлять железо и сам автор, и его герой были просто ОБЯЗАНЫ знать. Не будем забывать, что одним из источников этого произведения был роман Жюль Верна "Таинственный остров". А уж там простейшая технология получения кричного железа описана во всех подробностях. Еще более бредовой выглядит история появления "станочного" технопарка у новоявленных робинзонов. Понятно, что в предисловии автор пошутил над Величко с его волшебным сараем, в который он ухитрился спрятать пару заводов с полным штатом таджиков-гастарбайтеров. Но вот станочное производство в энеолите? Это меня, честно говоря, напрягло. Не убедил меня автор в том, что подшипник можно сварганить из дубовой колоды со смазкой из дегтя. Нужных оборотов такая конструкция не удержит. Разве что с полумеханическим приводом от гигантопитека Кла. А речь уже шла о паровых машинах... Это разве не рояль? Ну и конец. Вполне определенно автор просто не знал чем свой опус закончить, а тому пошла в ход маловразумительная х...ня, заимствованная из сочинений одного из наиболее мерзких писателей-молодогвардейцев - В. Щербакова. Атланты и арийцы, которые сцепились на просторах Европы ("Чаша бурь"). Опять же, нафиг? Оставил бы как есть, и все нормально было бы. Сколько таких цивилизаций было и исчезло - мы просто не знаем. И знать никогда не будем Р.S. Читателбю be-nt-all : "запрещенной" археологии, простите, не существует. Есть разборки между археологическими школами - Московской, Питерской, Уральской (Новосибирской) и Киевской (теперь - Украинской).
be-nt-all про Щёкин: Страна городов (Попаданцы) 14 02 В самом деле, зачем тащить с собой бронерояли, когда на месте, в ближайшем лесу, тебя ждёт большой концертный оргАн со спецсекцией труб работающих в инфразвуковом регистре. Я не только волшебный тис имею в виду, хотя он конечно чит ещё тот, и все проблемы связанные с медициной решает разом. Внезапно обострившаяся память... ну что-ж, послабление для попаданческой АИ не новое, встречал я его и в более-менее приличных образчиках жанра, обидно ведь, сколько всего читали-знаем, но в памяти не храним -- зачем когда под рукой интернет и справочники. А вот не стало их... Хотя, если по-честному, подобное обострение памяти должно быть не бесплатным бонусом для "попаданца", а достигаться 3-5-летней медитацией под руководством опытного гуру, к примеру. Но скажите, какое-такое обострение памяти позволяет героям не имеющим ни малейшего соответствующего практического опыта изготавливать с первого раза довольно сложные бытовые печи (пусть автор сначала русскую печь у себя на даче хотя-бы сложит, пользуясь и интернетом, и литературой). А довольно масштабное строительство силами 12-17 летних отроков и отроковиц это как -- результат оптимизации организма тисовым эликсиром? Я сильно не уверен, что тинейджер, который целыми днями копает землянки сапёрной лопаткой и таскает и обрабатывает брёвна туристским топориком протянет сколь-нибудь долго (и физически, и морально). Мне как-то интересно, автор не пробывал, питаясь подножным кормом, построить что нибудь одним топором? Прочитав предисловие надеялся найти "педагогическую поэму" помноженную на прогрессорство в каменном веке, а нашёл в меру сил и возможностей автора олитературенное описание прохождение "Цивилизации" с немерянными читами (олитературенное, мягко говоря, не слишком). Вся педагогика сводится к тому, что ГГ столь благородны и круты, что их слушают открывши рот не только кроманьольцы, неандертальцы и прочие гигантопитеки, но и заглянувшие на огонёк саблезубые тигры. Диво-ли что под руководством таких замечательных учителей их ученики за пару лет построили с нуля паровой двигатель? ps. 2 fox2rot бред у автора неофициальный, он тоже про запрещённую археологию читать любит, так что если это единственное, что вас останавливает - читайте, может вам и понравитсяОценка: плохо
despot-86 про Щёкин: Страна городов (Попаданцы) 16 01 Такой бред...Стиль изложения-вобще ни какой.Такое ощущение,что автор сопливый эмо или инопланетянин,все дети у него такие правильные и образованные,просто стадо ботанов,вызывают желания отвешать лещей!Автор,а нафига перечеслять названия минералов?Ты считаешь,что читателям это интересно?
nambus про Щёкин: Страна городов (Попаданцы) 11 01 А) Вы с ними в шахматы играли? Б) Познакомьте, хочу посмотреть. В)По поводу существования цивилизации... Это одна из версий. Она может оказаться ещё большим бредом чем еще один "официальный" бред. Хотя не факт.
fox2trot про Щёкин: Страна городов (Попаданцы) 09 01 Даже читать не буду потому что: А) неандертальцы стадами не ходили и были умнее кроманьонцев. Б) Они существуют и поныне, но уже со значительной примесью кроманьонских генов. В) Цивилизация в то время уже была и достаточно высокоразвитая. Очевидные следы этой цивилизации лежат под носом, любители постоянно тыкают официальных "баранов" от истории в них носом, но воз и ныне там. В общем, читать еще один "официальный" бред нет желания.

5 оценок, от 5 до 1, среднее 3.4

Прочитавшие эту книги читали:

lib.rus.ec

Читать онлайн книгу «Страна городов» бесплатно — Страница 1

Дмитрий Щёкин. Страна городов

Поздравляю всех читателей с Новым Годом и Рождеством! Когда начинал писать Страну – мысли не успевали за пером, спасибо огромное тем, кто нашел время прочитать книгу и дать комментарии к ней, особенно – П. Кантропову, Оэйхо Аннит, С. Калашникову, О. Шабловскому, авторам скрывшимся под никами: kraz, Mirabela, Влад, «добро с кулаками», 9056201836Denicij, Jettallena, MarvelLZ г.г. «Фдуч», «Кальтенбренер», Михаилу и Якову с Todd. Именно благодаря вам я нашел время и силы исправить по возможности «Ашипки» и несуразицы, выровнять сюжетные линии относительно друг друга, связав героев, «поурезать осетров», и дать все-таки героям малость роялей в кустах, я имею в виду мелкие ножики-топорики, ухнувшие вместе с ними. Доработал и вопрос с тем, что дает моим героям тот самый тисовый эликсир. И естественно, постарался исправить ошибки стилистики и орфографии – те, что нашел. выкладываю этот вариант как окончательный и еще раз благодарю вас за проявленное внимание к книжке. Постараюсь во второй части – начало выложено, не увлекаться и не загонять на скорости в книгу все подряд, особенно – инопланетян и вампиров, следуя совету уважаемого Фдуч(а). Еще раз, – с новым 2013 годом, всем успехов и счастья, какого сами себе вы желаете. С уважением – Автор.

Посвящаю книгу моей матери – Ирине Михайловне, положившей свою жизнь на алтарь народного просвещения и всю ее проработавшую скромной учительницей русского языка и литературы, а также деду – Михаилу Иосифовичу, прошедшему Великую Отечественную с первого дня до последнего, от Подмосковья через Кенигсберг до Порт-Артура, а после войны много лет преподававшего историю. Спасибо вам, за то что я есть, такой, как есть.

«Педагог – это такой специальный очень древнегреческий раб, который водил малолетних рабовладельцев по жизни…»

Из сочинения на вольную тему по истории Древнего Мира ученицы СШ-12 города Затонска Э. В. Петуховой

Часть 1

Остров Веры

Предисловие

Задачей воспитателя и учителя остается приобщить всякого ребенка к общечеловеческому развитию и сделать из него человека раньше, чем им овладеют гражданские отношения.

Адольф Дистервег

В этой повести, построенной на популярном сегодня сюжете о «попаданцах» нет супергероя, вооруженного «ништяками», на бронированном рояле из кустов крошащего нехороших дяденек – мировое зло. Мои герои – подростки от двенадцати и старше, «попавшие» в самое неизученное время – эпоху зарождения человеческих цивилизаций. Пятнадцать тысяч лет до Рождества. Мы мало сегодня знаем об этом периоде – энеолите. Я взял на себя смелость предположить, что в это время еще сохранились остатки всех трех основных ветвей человечества – кроме кроманьонцев, по земле еще бродят остатки неандертальских человеческих стад, и даже, как говорил археолог Федя у В. С. Высоцкого «что где-то есть еще тропа, где встретишь питекантропа…», а гигантские гоминиды еще показываются на глаза людей. Мой рассказ еще и том, что воспитатель должен видеть в ученике равного себе человека, жить с ним одной жизнью, направлять, а не тащить по жизни, и не относиться к нему свысока, дескать – подрасти, а потом… Самое верное средство подвигнуть человека на свершения – сделать так, чтобы он увидел, что эти свершения – его дело, и ему это делать нравится. Вернейший способ завалить задуманное – начать принуждать к нему, рассказывая при этом, насколько эта задача важна и необходима участвующим в прокладывании канавы «от забора и до обеда», и главное – как сознательные товарищи, они должны ее выполнить в срок.

Мои главные герои – простые учителя – по призванию, по духу, а не по назначению. Вот и написалось о том, что могут сделать они, если не давить их бюрократической волокитой. Средний учитель нынче занят в основном написанием отчетов и изводит тонны бумаги на макулатуру, вместо подготовки к уроку. Критерий качества знаний – тестовая система, от которой отказываются сегодня ее авторы, педагоги западных стран. Печально, конечно, но – школа наша порой смотрится в роли обезьяны, криво копирующей ужимки и прыжки людей за прутьями клетки, в своих попытках применения «передовых методов педагогики». Но обезьяна-то мыслит – так надо, изогнусь по-выкрутасистей, глядишь и выпустят из клетки в общую толпу. Ничего подобного, господа – обезьян он обезьяном и останется, ему человеком не стать.

Пока нижние чины от педагогики обезьянничают, одновременно пытаясь понять, что от них хотят верхние, в это время высшие сферы озабочены «реформами», экспериментируют. Выдвигают красивые лозунги. Мыслю – стараются, чтобы получше выглядеть в глазах совсем уж высшего руководства, а как же – радеем, болеем, вот, новое вводим – и не задумываются о последствиях своих экспериментов, к чему подобные опыты проводят не думают. А заодно – пилят бюджет, из которого на землю, в школу доходит малая часть – а не фиг, родители на что? И выглядит эта ситуация порой неким заговором против нашей страны, что некто задумал таким образом нанести удар по самому ценному для страны – ее подрастающему поколению. Может быть, я и не прав – нет заговора. Россия-матушка не только дорогами страдает, дураки – тоже ее национальная беда. Оне, родимые, постарались, что ли?

Как пример, хоть закон об образовании взять, усиленно обсуждаемый. Законом «Об образовании» довольны только те, кто его писал. Министерство образования единолично доказывает, что закон принесет большую пользу, а участники слушаний, по законопроекту наоборот, утверждали, что он существенно ухудшит ситуацию с образованием в стране. А в реалии – этот закон написан для галки, и практического механизма не имеет.

Так на всех уровнях школьной системы. Как только учитель одевает мундир чиновника от образования, он перестает быть учителем, и предпринимает все усилия, чтобы вновь не взойти на кафедру, не вернуться в ад, по ошибке названный школой, где всем твоим нервам и трудам – возмещение в виде ранней седины и растраченных понапрасну нервов…

Но есть и Учителя, пусть немного, и наивысшая награда им – благодарная память учеников, несущих по жизни огонь души, зажжённый подвижниками, не требующими ни наград, ни званий! И вслед за Некрасовым, обращавшимся к своему Учителю Белинскому, они повторят, и не раз :

Молясь твоей многострадальной тени,

Учитель! перед именем твоим

Позволь смиренно преклонить колени!

Как-то раз мне попалась на глаза короткая статья в интернете, на одном сайте, из множества прославянских, о том, что в древности, дескать, к племенам ариев, живших на территории Русской равнины от Балтии до Южного Урала – пришли Учителя, научившие их многим полезным ремеслам, заложившие основы языка и культуры. Общество прото-ариев, пока жило и развивалось под руководством этих людей, не знало войн, существовало в гармонии с природой. Сложно сказать о правильности такой вот идеи, или теории, или гипотезы, и насколько она соответствует реальности. Но… В каждой шутке, есть доля…

Вот так, примерно, и родилась идея этой повести о пришедших во времена энеолита наших современниках, — группе ребят с парой совершенно обычных школьных учителей во главе. Что они могли сделать, вооруженные пусть и неполными – но знаниями своего времени, ответственностью за происходящее вокруг и реальным стремлением не стать местными царями и владыками, а просто сделать жизнь лучше. Как они создали это государство Учителей – читайте. Если это затронет, чьи то чувства, — буду рад.

Глава 1

Ночь в институте археологии

Товарищи ученые! Доценты с кандидатами! Бросайте свои опыты…

В. С. Высоцкий

В одном из окон института археологии за полночь светилось окно. За окном, у стола, крепкий мужчина средних лет, изводя одну за другой крепкие папиросы, трудился над отчетом о летней экспедиции по Южному Уралу. Требовалось срочно закончить описания полевого сезона и обоснование произведенных затрат – приближалось закрытие бюджета, и так скудного за прошедший год и утверждение нового. За новый бюджет предстояло изрядно побороться. Для того, чтобы оставить в смете строку затрат на исследуемую тему надо убедить вышестоящих в перспективности своего направления. Пусть не в практической – то в несомненной научной ценности, могущей принести изрядную известность на международном уровне тому самому руководству, «осуществившему, направившему, указавшему…» – тьфу, в общем. А деньги – ох, как нужны, иначе – ни сезона, ни экспедиции не будет. А спонсоров темы древних железок мало интересуют. Это не в концерт поп-дивы вкладываться, рекламный эффект – никакой. Мдя.

«…Древняя металлургия Евразии… Проект осуществляется С. А. Григорьевым. На различных этапах в нем участвовали проф. В. В. Зайков, к. г-м.н. А. М. Юминов, проф. Э. Перницка… — из публикаций нашего времени.» – человек отпечатал несколько строчек на компьютере, и тяжело вздохнул – руководство требует срочно оканчивать и сдавать отчет об экспедиции, а материала одновременно и много, и – ничтожно мало. Печи, вернее их останки, донесенные до нас неумолимой волной времени, мало что добавляют к картине древних технологий. Шлаки, металлургические отходы и – никаких почти следов материальной культуры. Готовых изделий почти не сохранилось, ни инструментов, ни приспособлений, использованных древними при производстве меди, бронзы, а позже – железа. За тысячелетия и медь, и железо окислились и превратились в труху. Кожа и дерево – включились в естественный круговорот веществ в природе, сгнили и стали грунтом, землей. Корни растений и мелкие жители земной почвы перемешали слои – и все. Ничего не ясно. Чем качали воздух в печи, чем ковали получаемые слитки… Куда увозили получившиеся металл и изделия – ничего непонятно. Редкие остатки в погребениях все-таки не дают картины жизни живых. Бледное подобие – и только лишь. Можно что-то найти у пещер, у каменных зданий – только вот с началом медного века люди стали уходить из пещер и расселяться по берегам рек и другим удобным для жизни местам. А что, скажите, может остаться от даже бревенчатого дома через – не тысячу, а даже сотню лет? То-то. И места не останется, холмика даже. Может, что и будет под слоями земли – только где искать эти холмики – остатки бывших деревень и городков? А в городищах на местах поселений древности – вспомните, к примеру, чердак собственной дачи, — все артефакты разных эпох перемешаны, и поди определи, к какой точно отнести тот или другой? Может быть, этот черепок – от кувшина, верно служившего тысячу, к примеру лет древней семье, и прошедший через череду поколей синташтинской, афанасьевской и других культур? А привезен он откуда – вообще с Дальнего, либо с Ближнего Востока? Но мы с умным видом решаем – да что вы, господа, это наша глина, и слепили ее тут! Предполагаем, значит… А может – эта керамика – выброшенные на помойку груды ставшей ненужной посуды, либо изготовленной только для того, чтоб класть в могилы? А живые пользовались исключительно золотой, и хранили ее бережно тысячелетия, а при наступлении новых времен – бережно спрятали оптом в отрогах Урала? Приходится искать наименее противоречивые объяснения появлению артефактов. С металлургией почти все ясно, если закрыть глаза на то, что в аркаимских печах, пользуясь «новейшими методами реконструкции технологических процессов» можно только зажечь огонь и благополучно испортить руду и уголь из рудников, на которые вроде бы показывает анализ шлаков… Да кроме шлака – чего там только нет! Рыбу, что ль, в них коптили? Даже рыбьи кости остались? А может, это и не металлургические, а просто печи? Где и мусор бытовой жгли, а металл плавили в других местах? А шлак в эти печки попал, ну… как мусор, например? Вопросы, вопросы…

Ладно, продолжим дальше: «Часть проекта посвящена изучению металлургических шлаков таких известных уральских городищ, как Синташта и Аркаим. Была реконструирована технология производства и разработана методика, позволяющая связать синташтинское производство с конкретными рудниками.» Ага, связали. Подогнали, то, что определенно указывает, что выплавлено из руды соседних месторождений, а следы других металлов и примесей – как с ними? Что они значат, откуда взялись… Опять вопросы, а начальство поторапливает…

Ладно, надо охарактеризовать в общем проект и работы, на что, так сказать, деньги ушли. Итак: «Проект включает в себя также экспериментальную реконструкцию древнего производства. Работы по воссозданию древних печей и воспроизводству плавок по древним технологиям проходили в разные годы в Челябинской и Оренбургской областях.» Во-во. Реконструкция, слов не хватает. Получилось, как и сказано – не металл, а… гм. Но об этом – начальству и широкой обчественности, – низ-зя! Поэтому, продолжим: «Принципиально новым стало обнаружение остатков древнейшего металлургического производства на острове Веры, относящегося к эпохе энеолита. Изучение уральских шлаков эпохи энеолита показало неожиданно высокий уровень металлургических технологий, что указывает, на ее заимствование из развитых отдаленных регионов.» Найти бы, еще эти «развитые отдаленные», и вообще все путем было. А вот на сегодня преобладает мнение что в те времена вообще ничего такого себе развитого не было, и никак регионы между собой не общались. Дикость-с, господа, дикость… Эх, посмотреть бы хоть одним глазком – как оно там было – наяву. За такое и другой глаз отдать не жаль – «два глаза,» – роскошь, как говаривалось в далеком хулиганском детстве, на посиделках во дворе, — вспомнилось, к случаю.

Человек встал, потянулся. В спине, утомленной долгим сидением за компьютером, что-то даже хрустнуло. Скорей бы лето, подумал он. Летом, в экспедиции, на Острове Веры попробуем изобретение этого физика из Новосибирска. Он всерьез уверяет, что в моменты наибольшего напряжения магнитной сферы Земли, в так называемых «местах силы», известных с древнейших времен, происходят пробои пространства-времени. И можно с помощью его прибора заглянуть на тысячи лет назад, ибо все происшедшее записывается этой самой магнитосферой как на магнитофонную пленку, и его прибор в состоянии считать и записать эти колебания на пленку обычную, преобразовав их в привычное видео. А что? Пусть пишет – поместим его с аппаратурой в нашем лагере близ острова, там как раз на летнее солнцестояние этих колебаний – пруд пруди. Денег и дополнительных затрат парень не требует, только подключения к лагерному дизель генератору. Пусть пишет. Может, что и получится. А в помощь ему дадим добровольных помощников – юных археологов, что ежегодно под ногами болтаются на озере, и порой изрядно мешают. И им – занятие, и нам не отвлекаться – шугать их, чтоб раскоп на сувениры не разобрали.

Глава 2

Пешком в каменный век

«Кого боги хотят покарать, того они делают педагогом»

Сенека

Это лето мне запомнится надолго. От этих летних дней берет начало история наших злоключений и приключений в неизведанной доселе стране, события, забросившие нас в Страну Городов. И мой долг – рассказать о них, не в назидание – а просто, чтобы сохранить в памяти подробности. Черт меня дернул, отслужив положенное в войсках и милиции попробовать себя на ниве народного просвещения!!! Любимая мной история довела меня до жизни такой. Преподавал я историю в средней школе, средним ученикам и старался по мере сил, чтобы не стал мой предмет для них тоже средним из тех, что проходили в школе. Хотел дать что-то, полезное и для взрослой жизни, и оставить в душах то самое разумное доброе и вечное. Пенсия конечно, небольшая и на нее не проживешь, но ведь есть еще и другие, менее хлопотные занятия у человека!!!

— Дмитрий Серге-е-е-е-е-в-и-и-и-ч!

— Дмитрий Серге-е-е-е-е-в-и-и-и-ч!

— Дмитрий Серге-е-е-е-е-в-и-и-и-ч!

— Дми-ииииии-еееее-вич!!!! Плюх!

У моих ног звучно шлепается тушка моей заместительницы и ученицы – Эльвиры Петуховой.

Эльвира – вожатая летнего историко-туристического лагеря на озере Тургояк в Челябинской области. Ей целых двадцать два, и она проходит преддипломную практику в педагогическом институте в летнем лагере старшеклассников. Хотя думаю, если девчонка разумная – после этой практики она школу десятой дорогой обходить будет. А если нет… ну да, она тогда – святая! Ибо кто, как не святой может перенести ежедневные происки наших детишек, да еще и научить их при этом разумному… доброму… ну, и дальше по списку. Я – вроде бы как руководитель группы. Хотя, если мне кто-то подскажет, как можно именно руководить мелкой ордой тринадцати-четырнадцатилетних оболтусов обоего пола, не прибегая, ну хотя бы к подзатыльнику, как мере воспитания, то я буду ему благодарен. Безмерно благодарен…, ибо уже ко второй неделе мои нервы, ранее напоминавшие канаты, банально лопнули, а невозмутимость, которой, по выражению завуча, я мог бы поспорить с носорогом, — визжа обиженным поросенком, удалилась в края неизвестные, где и обитает по сей день, ежели ее еще не слопала стая серых волков, подозрительно похожая на моих воспитанников, так вот. Потому и «вроде бы руководитель». Я вообще не могу понять – как это, «руководить детьми». Руководить можно командой – трудовым коллективом, подразделением военных. Детьми – и это мое твердое мнение – «руководить» невозможно. Тот, кто считает, что он-она – руководитель детского сообщества, неправ, неправ в корне. Ибо ребят можно только заинтересовать, направить в нужном и полезном деле, добившись, таким образом желаемого результата. Воспитывать – того проще. Личным повседневным примером, включая мыслительный аппарат подростка на тему: «Что такое хорошо, как это самое „хорошо“ коррелируется с его жизненными установками, и как достичь этого». А еще: «Что такое „плохо“, и почему это самое „плохо“, тебе, Вася, нафиг не надо». Если при этом уважать в подопечных Личность с большой именно буквы, то результатом «воспитание» и будет, педагог получит в итоге – когда они – воспитуемые покинут его, уходя во взрослую жизнь, вполне себе вменяемыми нормальными членами общества. Если нет – пардон, господа, останетесь в их памяти «училкой», или «педелем» которую (которого) так приятно было доводить до белого каления во время уроков, и после.

Но ребята из интерната… Как к любым новым воспитанникам – к ним присмотреться бы, притереться, и лучше – в спокойной обстановке, а не в «условиях, приближенным к боевым», в «поле», так сказать, если применять военную терминологию. К концу второй недели этакого отдыха, на который я опрометчиво согласился, рассчитывая на серьезное вознаграждение и приятное времяпровождение на берегу озера, почти нетронутого цивилизацией, я превратился в форменного неврастеника. С солдатами было проще. Даже с разнузданным коллективом милицейского взвода ППС, командование которым имело место быть в моей богатой биографии… но эти… Посудите сами. Одно только и утешает – не скучно ни разу. Вот.

Во-первых. Вместо пяти человек старшеклассников из нашей школы, в облоно Челябинской области мне навязали – иначе и не скажешь, почти пятнадцать ребятишек из детского дома «Звезда». Как сами понимаете из названия – заведения с военно-патриотическим уклоном. Такое заведение подразумевает у ребят хоть какие-то начатки дисциплины. С-чаз. Разбежались – и тут земля закончилась. К ним, обещали мне в администрации, прилагались в комплекте еще две воспитательницы и инструктор… с которыми мы должны были встретиться на острове Веры, в день прибытия. То есть – на двадцать ребят – аж пять взрослых педагогов, считая Эльвиру. Скажу сразу – никого я не встретил. Подозреваю, что наплевав на возможные неприятности по службе, слишком хорошо зная все о своих подопечных, достойные труженики на ниве педагогики решили тихо откосить от почетной обязанности и явочным порядком добавили к своим отпускам лишние деньки. Попозже, когда я познакомился с ребятишками поближе, они рассказали мне, куда подевались горе-воспитатели, и я почти перестал ждать пополнения. А уж когда с нами произошло Это, — назовем его Происшествие, — так и подавно.

Я их почти понимаю. И не осуждаю – достойные деятели педагогики твердо знали, что их питомцам абсолютно ничего не угрожает. Ни при каких обстоятельствах. Верно, вы помните анекдот про тещу в клетке с тигром? Пусть, мол, тигр разбирается с тещей сам – сам затащил в клетку, значит сам и виноват. Ну вот, в нашем случае – тигр это я. Сам организовал поездку – сам и пожинай ее плоды. С бесплатными приложениями в виде свалившихся на голову мелких «звездюков». А этакий собирательный образ тещи – это мои любезные воспитанники, весьма способные устроители всяческих каверз.

Естественно, первоначально эта первобытная орда попыталась «поставить меня на место». Ну… не знаю. С моими учениками-то у нас все уже устоялось – мы и в походы ходим вместе, и клуб исторического фехтования на пустом месте создали, сами сделали и оружие и доспехи, реконструировали древние технологии, к примеру – как сделать примитивные гончарные изделия, даже металл плавить и лить пытались – без особого успеха, но все-таки. Кузнец из пригородного совхоза – большой любитель исторических реконструкций, сказал, что на «три с плюсом для раннего средневековья – пойдет», только не уверен я что губчатые отливки молотков и кривые ножики нашли бы потребителя в том самом раннем средневековье. Но ему виднее. Впрочем – дело в опыте, конечно, а на первый раз трудно ожидать чего-либо дельного. Но пацаны были в восторге – как же, сами с усами – отлили, отковали, и почти без помощи взрослых.

А еще исторические пьесы мы сами писали, и ставили их в школьном театре. Получалось здорово. Ребята увлечены и скучать не приходилось никому. Если бы тащил все один – о сне забыл бы. Но – хотите, верьте, хотите – нет, весь груз тащили сами ребятки мои, лишь изредка обращаясь за ценными указаниями, да выставляя меня «живым щитом» в чиновных кабинетах, когда надо было пробить разрешение на аренду, например, помещения для проведения слета любителей истории. Первоначально директор и завуч смотрели искоса на наши занятия. Но после того, как наши ребята заняли первое место на конкурсе военно-исторического фехтования на мечах, когда наша команда стала первой в выставке – соревновании военно-исторического костюма, а «Гамлет», поставленный нами с помощью настоящего энтузиаста самодеятельного театра – бодрого старичка-актера, руководителя городского театра «Муза», неожиданно взял на межобластном фестивале детско-юношеских коллективов первый приз, конечно – мнение руководства изменилось о нас кардинально. Великого Шекспира мы изрядно разбавили сценами боев на мечах, алебардах, одели артистов в исторические костюмы, пошитые девчатами клуба, а войско вышло не в пошлом картоне, а реальных, пусть самокованных, доспехах. О нашем клубе «Наследие» заговорили, стали писать в газетах, а руководство школы, ес-сно, стало получать бонусы за хорошую организацию воспитательного процесса. Еще – коридор школы украсили разнообразные грамоты и призы, выставленные на обозрение. Да ладно, не за славу работаем, нам идея дорога, и дорого, когда жить не мешают.

Вот, в порядке осуществления режима наибольшего благоприятствования, нам и позволили на деньги спонсоров совершить турпоход на Южный Урал, к знаменитому острову Веры с древними мегалитами, расположенному на озере Тургояк в Челябинской области. Планировалось провести почти все лето в этой красивейшей местности, совмещая приятное с полезным – рыбную ловлю и отдых с учебой и помощью местной археологической экспедиции. Ну вот, если с моими разбойниками – все устоялось, вопросов ни с дисциплиной, ни с распорядком дня не возникало, то… Навязанная мне группа из интерната с военно-патриотическим уклоном, вначале выкидывала коленца полным составом, отличаясь редкой изобретательностью по части отравления жизни ближним. Мелкие инциденты я и не считаю – соль вместо сахара в чай на «педагогическом столе» – мелочь, внимания не заслуживающая. На крики и требования о проведении, так сказать расследования и примерного наказания виновников путем направления в лагерь для малолетних преступников, я реагировал тирадой в стиле «сам дурак, значит есть за что», и быстренько ретировался к подчиненным-безобразникам, пообещав, правда, разъяснительную работу провести.

С помощью нехитрых методов расследования, определил ближайшего на момент совершения «преступления века» к месту происшествия, им оказался господин Антон Иванович Рябчиков 12 годов от роду, воспитанник интерната «Звезда», вельми гораздый на всяческого рода каверзы и пакости субъект, чистосердечно и признавшийся под давлением неопровержимых улик, в частности – показаний поварихи, видевшей его на раздаче, и остатков соли в кульке, в самый трагикомический момент выпавшей из его кармана, в совершении данного правонарушения. Деяние сие, с точки зрения заместительницы директора лагеря, где нас разместили первоначально, — совершенно вопиющее и ни к какие рамки не вписывающееся, он «содеял» вкупе с господином Финкелем, Романом Эммануиловичем, шустрым его приятелем и погодком, между виртуозной игрой на гитаре и скрипке разнообразившим свой скудный досуг изобретением способов избавления от скуки окружающих и приятелей. Причем Рома признался сам, заявив, что шутили вместе – вместе и ответят.

Нахалы стояли рядком и зыркали на меня бесстыжими зенками, ожидая ответа на сакраментальный вопрос: «И чо вы нам теперь сделаете? Детей бить низ-зя, а в интернат вы нас одних не отправите…» Глядя на эту парочку, Антон Ким, отличающийся острым как бритва языком от своего брата, не преминул беззлобно заметить: «Дмитрий Сергей-ч, глядите – как иллюстрация к статье о смычке американского капитала с сионистами стоят – рожи хитрож… Один черный, другой белый – два веселых гуся! Хоть картину в тему пиши! Теперь нам всем из-за них покоя лагерные не дадут, будут носы совать…» Рябчик, к слову, от папы – студента из жаркого Сенегала, что ли – точно он и сам не знал, откуда, имел антрацитово-черный цвет кожи, а Финкель… ну, и так понятно на кого он был похож… Кем был – на того и похож. Ангельскую внешность мальчика из приличной еврейской семьи, с тонкими чертами породистого лица и прекрасными темными семитскими очами – глазами их просто не повернется язык назвать портил развивающийся горб, полученный мальчиком в детстве в результате автоаварии, унесшей его отца и маму, и приведшей неисповедимыми путями в интернат «Звезда».

— Верно, — ответил я им, — не отправлю. И не подумаю даже – потому, хотя бы, кто будет нам бытие разнообразить мелкими пакостями, ума не приложу. А так – все в порядке, и цирк не уехал, и клоуны на месте.

— И чо?

— А ничо. Вот вам, голубчики, на выбор два варианта. Продукт портить нельзя – это сколько же вы, пакостники, ценной соли впустую перевели? А чайник ценного чая? Вот, чтобы добру не пропадать, вы его сейчас и до-употребите по прямому назначению.

— Это как это? — опешили фулюганы.

— А вот так. Вовнутрь употребите, с удовольствием, или без – мне безразлично. Вы ведь добились того, что все вожатые, из тех кто сидел за столом с вашим кулинарным творчеством ознакомились? Добились – попробовали все. В чайнике еще половина осталась – вот ее вы и поделите между собой, и выпьете поровну – чтобы обидно не было никому.

— Да ее же пить нельзя! — завопили диверсанты.

— Да что вы говорите? А как же она в чайнике оказалась? Выходит, вы, господа, на манер партизан Отечественной решили персонал лагеря отравить? В эсесоцы их записали?

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

www.litlib.net

Дмитрий Щёкин Страна городов | Книги про попаданцев

Автор: Виктор | 5th Апрель, 2015

Дмитрий Щёкин

Страна городов

В этой повести, построенной на популярном сегодня сюжете о «попаданцах» нет супер героя, вооруженного «ништяками», на бронированном рояле из кустов крошащего нехороших дяденек – мировое зло. Мои герои – подростки от двенадцати и старше, «попавшие» в самое неизученное время – эпоху зарождения человеческих цивилизаций. Мы мало сегодня знаем об этом периоде – энеолите. Я взял на себя смелость предположить, что в это время еще сохранились остатки всех трех основных ветвей человечества – кроме кроманьонцев, по земле еще бродят остатки неандертальских человеческих стад, и даже, как говорил археолог Федя у В. С. Высоцкого «что где-то есть еще тропа, где встретишь питекантропа…», а гигантские гоминиды еще показываются на глаза людей. Мой рассказ еще и том, что воспитатель должен видеть в ученике равного себе человека, жить с ним одной жизнью, направлять, а не тащить по жизни, и не относиться к нему свысока, дескать – подрасти, а потом… Самое верное средство подвигнуть человека на свершения – сделать так, чтобы он увидел, что эти свершения – его дело, и ему это делать нравится. Вернейший способ завалить задуманное – начать принуждать к нему, рассказывая при этом, насколько эта задача важна и необходима участвующим в прокладывании канавы «от забора и до обеда», и главное – как сознательные товарищи, они должны ее выполнить в срок.

Мой небольшой комментарий к данной книге: книга конечно чистая утопия, но всё-таки читается достаточно нормально, хорошая достаточно крепкая фантастика, добрая и черно-белая, в хорошем смысле, предупреждаю сразу данная книга не для циников и реалистов, а для детей и мечтателей…

Поискать книгу: DepositFiles, ЛитРес или в журнале «Самиздат»

Теги: Альтернативная история, Дмитрий Щёкин, Каменный век, подросток, Попаданцы

www.popadanzi.ru

Серия: Страна Городов - 4 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 326

«Салют-7». Записки с «мертвой» станцииВиктор Петрович Савиных

Книга «Салют-7». Записки с «мёртвой» станции», написанная дважды Героем Советского Союза, лётчиком-космонавтом Виктором Петровичем Савиных, уникальна, познавательна. Рассказано о настоящем космическом подвиге, совершённом советскими космонавтами в далёком 1985 году. Ведь в космическом пространстве много тайн и загадок, а в то же время и опасностей. «Салют-7» – советская орбитальная станция, созданная по гражданской программе «Долговременная орбитальная станция» (ДОС). Она предназначалась для проведения научных, технологических, биологических и медицинских исследований в условиях невесомости. В 1985 году космическая станция «Cалют-7» перестала отвечать на сигналы из ЦУПа (Центра управления полётами). Она вышла из-под контроля и постепенно приближалась к Земле. Под угрозой были человеческие жизни и репутация советской космонавтики. Книга повествует о том, как на «Салют-7» было решено отправить экипаж в составе Владимира Джанибекова и Виктора Савиных – самых опытных на тот момент действующих космонавтов, на кандидатуре которых настоял лично Алексей Леонов. Перед читателями дневниковые записи, в которых день за днем космонавт описывает процесс «оживления» орбитальной станции «Салют-7», смешаны с записями переговоров станции с Землёй. Космонавты понимали свою ответственность, важность их миссии. «Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить, – все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», – так пишет Виктор Савиных в своей книге «Салют-7». Записки с «мёртвой» станции». Тем, кто интересуется космосом, кто любит документальную литературу, конечно же, рекомендую данную книгу. Она заслуживает самые положительные оценки, впечатляет.

Виктория   03-12-2018 в 16:15   #326 Обрести телоМихаил Александрович Атаманов

Хорошое завершение серии про гоблина-травника. Есть мелкие косяки и рояли, но книга читается легко и с интересом. Вообще Атаманов радует. Книги хорошие и маст рид для поклонников жанра. Эта серия закончена, надеюсь вскоре выйдет продолжение "изменяющих реальность".

Оценил книгу на 9kukaracha   03-12-2018 в 11:44   #323 Второй Великий КатаклизмРуслан Алексеевич Михайлов

И нет конца и края приключениям Росгарда.... Затянутая серия. Книга написана по шаблону прошлой книги: 1 приключение + 1 битва за Тишку. Автор умеет хорошо "лить воду". Вроде прочитал целую книгу, а Рос на сантиметр сдвинулся в развитии. Такими темпами ещё можно ожидать десяток книг.

Оценил книгу на 7kukaracha   03-12-2018 в 11:40   #322 Искусство проклинать [СИ]Наталья Петровна Аристова

Немедленно снимите с сайта мою книгу, которая у меня украдена! Я буду обращаться в Роскомнадзор и назову ваши данные.И какой, интересно, идиот, догадался поместить мистику в любовные романы? Заводите литературный сайт. научитесь классификации жанров!

Наталия Аристова   03-12-2018 в 04:42   #320 Девушка не нашего кругаАнна и Сергей Литвиновы

Чтение романа Анны и Сергея Литвиновых «Девушка не нашего круга» – приятное и интересное времяпровождение. Читала так, что не могла оставить книгу ни на минуту, каждый раз удивляясь полёту авторской мысли. Захватывающий сюжет, умелое сочетание элементов любовного романа, мелодрамы и детективной линии. Главные герои – популярный блогер Артём из хорошей московской семьи и провинциальная девчонка Настя. Любовь закружила их в вихре событий. Много испытаний выпало на их долю: прошлое Насти, полное тайн, её настоящая криминальная жизнь, богатые родители Артёма против их союза, преследования полиции. Сможет ли любовь победить все преграды? Роман, благодаря мастерскому перу авторов, наполнен тонкими и живыми психологическими портретами. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намёков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. А каким неожиданным оказывается финал произведения! Прочитала книгу с большим удовольствием, за что большое спасибо авторам! Рекомендую роман к прочтению. Чтение подарит вам незабываемые моменты жизни.

Виктория   01-12-2018 в 22:53   #318

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Читать Страна Городов 1-4 - Почепцов Георгий Георгиевич - Страница 1

Г.Г.Почепцов

Ключ от города Колдунов

1. Новичок

Первым в городе Учёных всегда вставал Магистр, Должен вам сказать, что в стране, о которой пойдёт речь, были самые разные города: город Учёных и город Рыболовов, город Автомобилистов и город Спортсменов, город Цветоводов и город Поваров. Так что если вы попадали в город, где все прохожие, даже старики и дети, шли с удочками, а улицы вдобавок назывались именами Карпов, Щук или Карасей, то знайте: вы попали в город Рыболовов. И в любом магазине вы могли купить крючки, леску и червей, даже в магазине «Молоко» или «Грампластинки». А если из каждого окна неслись ароматы и всякий прохожий, встретив вас на площади Сосисок, приглашал зайти к нему отведать борща или пирожных с кремом, то, конечно, вы попали в город Поваров и вам не удастся уехать отсюда, не поправившись на два-три килограмма.

Был в этой стране и город Драчунов. Всякого, кто любил давать волю кулакам, выпроваживали в этот город. И жили они там на улицах Синяков, Подзатыльников и Подбитого Глаза, проверяя друг на дружке свои силы. Кстати, город этот стоял на границе страны Городов, чтобы в случае какого-нибудь нападения драчуны могли поскорее дать отпор любому противнику. Однако, по раз и навсегда заведенному обычаю, детей, родившихся в городе Драчунов, когда они подрастали, забирали оттуда и отсылали в другие города соответственно их наклонностям.

Попав в город Автомобилистов и поселившись на проспекте Такси, ребёнок скоро становился автолюбителем. Он обожал запах бензина, коллекционировал значки с автомобилями, по звуку мотора с закрытыми глазами мог определить, какая машина проезжает мимо, а правила дорожного движения знал лучше таблицы умножения. В школе вместо географии ребята изучали атлас автомобильных дорог, вместо обычной истории — историю автомобилей и запросто разбирались в моделях автомашин любого года.

Если же мальчишка попадал в город Поваров, то географией теперь становилось изучение разных национальных блюд. Ученики проходили на уроках географии борщ и галушки с салом, суп харчо и люля-кебаб — всёвсё, чем богаты кухни разных народов. Библиотека города Поваров полна была кулинарных книг, а самая главная городская газета называлась "Приятного аппетита" и выходила с вкладышем-салфеткой для вытирания рук. Конечно, живя в таком городе да ещё на проспекте Заварных Пирожных, можно было стать хорошим поваром.

И вот сегодня мальчик из города Драчунов должен был приехать в город Учёных. Магистр с болью вспоминал, как однажды такой мальчуган перепутал все лески в городе Рыболовов, а рыболовные крючки превратил в гвоздики. Потом целый месяц рыболовы распутывали леску, переходя от дома к дому, а гвоздики пришлось снова сворачивать в крючки.

"Ничего, — вздохнул Магистр. — Может быть, нам попадётся хороший мальчишка. Он вырастет и тоже станет учёным".

Вот вдали зазвенел один колокольчик, потом другой. Это дорога предупреждала Магистра о приближении машины. А потом и сама машина, завидев магистра, радостно загудела.

Она плавно затормозила и потёрлась шинами о его ноги. Ведь это Магистр придумал выращивать дома, мосты, машины из зёрен, как растения. У него были зёрна грузовых автомобилей и легковых, зёрна шестнадцатиэтажных домов и двухэтажных, зёрна мостов и телевизионных башен. Магистр отправлял такие зёрна во все города страны. Он долго собирал каждое зерно под микроскопом, печалился, когда что-то не клеилось, радовался, когда всё получалось удачно. Поэтому зёрна, даже становясь машинами или домами, всё равно помнили своего создателя.

— Ну, кого ты мне привезла? — спросил Магистр машину, сразу заметив, как она постарела: видно, в городе Драчунов ей жилось не очень уютно. Но машина вместо ответа вся задрожала.

— Что ты, что ты? — забеспокоился Магистр. — Ведь ты не виновата! Машина вздохнула и открыла дверцу.

— А-а-а! — послышался крик, словно включили сирену, и оттуда с протяжным воплем выскочил мальчишка в джинсах. Он победно огляделся и вовсю замахал кулаками, ожидая нападения.

— Не так громко. Пожалуйста, — тихо попросил его Магистр, и мальчишка замолчал. Впервые в жизни на него не прикрикнули, а просто попросили.

— Подумаешь… — презрительно сплюнул прибывший.

И, заложив руки за спину, с независимым видом зашагал вслед за Магистром.

Магистр привёл мальчишку к себе и даже усадил в своё кресло. Кресло это было знаменито во всей стране Городов, так как именно в нём Магистру пришли в голову все его лучшие идеи. Кресло было таким же старым, как и сам Магистр.

Мальчишка принялся болтать ногами, оглядывая комнату. Кругом были только книги. Книги в потёртых кожаных переплётах стояли вперемежку с новыми, толстые соседствовали с тонкими.

В комнате не было видно стен — только книги, книги, книги…

— Вы что же — все их прочли? — удивлённо спросил мальчишка.

— Наверное, — пожал плечами Магистр. — Наверное, какие-то всё же не прочёл. Так сразу и не скажешь.

— А зачем так много? Ведь от чтения глаза портятся. Очки придётся носить. А в очках драться труднее, чем без очков.

— Насчёт драться ты, может, и прав, — сказал Магистр и поправил очки. — Но не всё решается дракой.

— Хе, в драку может попасть даже самый тихий человек. Как тогда?

— Ну, не знаю… Очки можно на время снять.

— И промазать, — звонко захохотал мальчишка.

Магистр снял свои старые очки, повертел их в руках и снова водрузил на нос.

— Нам незачем драться, — убеждённо сказал он. — Посмотри в окно. Там живёт Ул. Он изучает звёзды. Здесь — Смеян. Он изучает людей. Зачем нам ссориться? А ещё мы делаем ключи. Новый город в нашей стране может появиться только тогда, когда для него будет изготовлен специальный ключ. Ключ города. Это тоже наша обязанность. Мы уважаем друг друга, любим друг друга, поэтому нам незачем драться. А теперь пошли в гости.

2. Знакомство

Ул наблюдал звёзды ночью, а днём он всегда спал. Поэтому ужин у него становился завтраком, а завтрак — ужином: ведь после завтрака он не шёл на работу, как все люди, а ложился спать.

Идти к Улу в это время было невежливо, но Магистр знал, что сегодня Ул не заснёт, пока не познакомится с мальчишкой. После него уже можно будет пойти и к Смеяну.

Они позвонили в дверь, на которой была нарисована карта звёздного неба. Полярная звезда приходилась как раз на звонок. Мальчик зачарованно уставился на карту, водя по ней пальцем.

Они открыли дверь и вошли, так как никаких замков в городе Учёных не было, а звонок просто предупреждал хозяина о том, что к нему пришли.

Ул бродил по комнате раздражённый.

— Удивляюсь, как вы работаете днём. Разве можно что-нибудь сделать, когда так светло! — И он поправил свои чёрные очки. Чтобы глаза его не потеряли зоркость, он носил тёмные очки в тех редких случаях, когда не спал днём. Из всех домашних животных он больше всего любил кошек, которые, как он считал, ночью видят лучше всех.

— Ага, это он и есть. — Ул наконец заметил мальчика. — Тоже из любителей дневного света?

— Да, это я, — мальчик смело шагнул на середину комнаты. — И я никогда бы не променял солнечный свет на темноту ночи.

— И это всё, что ты умеешь? — заворчал Ул. — Драться да спорить со взрослыми?

— Но ведь ты же сам его спросил? — заступился за мальчика Магистр.

Улу не хотелось обижать своего старого друга, он промолчал и постепенно успокоился.

— Ладно, чего там. Я вам кофе сварю. Идите на веранду.

Вскоре они уже сидели на веранде и пили кофе. Лучше Ула никто не умел варить кофе. Этому его научил один знакомый из города Поваров, узнав, как это важно для Ула. Ведь поменять день на ночь без помощи кофе не так просто.

Они мирно беседовали друг с другом. На коленях Ула мурлыкал его любимец — кот Менелай.

Внезапно Менелай спрыгнул на пол и подошёл к перильцам веранды: что-то заинтересовало его в доме напротив. Менелай, как и некоторые другие животные, о многом догадывался заранее. Любое землетрясение он предчувствовал за неделю, ливневый дождь — за сутки, о всемирном потопе он догадался бы за месяц. А что касается поступков людей, то тут он мог почувствовать что-то только за минуту: ведь люди такие непостоянные.

online-knigi.com

7 замечательных книг о городах и странах

Тех, у кого нет ни средств, ни возможности путешествовать, выручит книга. Причем не скучные путеводители с занудными описаниями достопримечательностей, а хорошая публицистика или даже художественная литература. Именно книги, а не кино (даже не «Орел и Решка»!). В книгах сказано и показано куда больше. В принципе, книги из сегодняшней нашей подборки можно использовать в качестве материала для ознакомления со страной или городом перед поездкой. Потому что у авторов получилось передать характер и нюансы описываемых ими государств или городов. И, черт возьми, они заражают этой любовью!

1. «Одноэтажная Америка» Илья Ильф, Евгений Петров

СШАДавным-давно, в 1935 году, журналисты газеты «Правда» Илья Ильф и Евгений Петров были командированы в США. Задолго до Урганта с Познером, которые даже программу назвали в честь произведения, и Оксимирона.

За три с половиной месяца авторы «12 стульев» и «Золотого теленка» объехали всю страну, изучая прелести капитализма и создавая дорожные заметки и очерки. Собственно, из них и состоит книга, в которой впечатления советских граждан не пострадали от вездесущей пропаганды. Иногда даже умиляешься немного детской наивности двух признанных остроумных мужей, так искренне они радуются и поражаются стольким местам. Но с другой стороны, большинство наших граждан тоже приходит в восторг, попадая в Юнайтед Стейтс оф таки Америка. Чего только стоят их эмоции от вездесущей рекламы.

По-видимому, от Ильфа и Петрова ждали злой сатиры и «обличающей гниющий капитализм правды», а получили добрую и умную книгу, рассказывающую о жизни и быте американцев, о встречах с самыми разными людьми, полную интересных историй и наблюдений. Конечно, без претензий не обошлось. Не будем забывать, кто заказывал книгу. Потому вердикт такой: «Эту страну интересно наблюдать, но жить в ней не хочется». И пусть тебя не смущает, что книга написана — страшно подумать — 82 года назад. Как говорят люди, книгу прочитавшие и в стране побывавшие, отличия только технические и технологические.

2. «Стамбул. Город воспоминаний» Орхан Памук

СтамбулНедруг режима Реджепа Эрдогана и по совместительству главный турецкий постмодернист, Орхан Памук воспел Стамбул практически во всех своих произведениях. Это удивительный, невозможно колоритный город, который можно либо любить, либо ненавидеть, но побывать в нем обязательно стоит.

Роман Памука можно использовать если не как путеводитель, то уж точно как материал для заочного знакомства с городом. Лично я Стамбул ненавижу всей своей душой. Постоянный шум, суматоха, вопли базарных зазывал, безумное дорожное движение, переход через дорогу, напоминающий скорее «русскую рулетку», менталитет работников сферы услуг — все это держит меня в напряжении. Плюс засевшая в мозгу генетическая обида за Византию. Но этот город восхищает своим пестрым великолепием, от которого рябит в глазах, историей, ароматами, тем же ритмом, от которого в конце дня хочется просто заорать.

Памук не превозносит город, как Золя в «Чреве Парижа». Он раскрывает Стамбул таким, какой он есть, со всеми его достоинствами и недостатками. Обычно получается так, что рассказы о городах своего детства и юности вне зависимости от того, был ты в них счастлив или нет, получаются самыми искренними и поэтичными. Памук искренне любит этот город, это чувствуется, и он делает все, чтобы читатель полюбил Стамбул таким, какой он есть. Если есть возможность, не поленись, открой карту города и поглядывай в нее по мере прочтения.

3. «Ночной поезд на Лиссабон» Паскаль Мерсье

ЛиссабонПоверь мне на слово, ты не найдешь в Европе города, похожего на Лиссабон. Да и нигде в мире. Разве что в Бразилии: в следах колониальной застройки и проектировке городов. Местами он похож на типичный средиземноморский город, местами — на ряд казарм, а местами — на что-то совсем уж неповторимое и неописуемое. И в совокупности получается уникальный характер города.

А теперь немного о самом романе, который хорош не только в качестве путеводителя, но и как инструкция к действию, когда все совсем плохо. Главный герой встречает прекрасную португалку, бросает все и устремляется в Лиссабон. Там он находит книгу Амадеу Инасиу ди Алмейда Праду, доктора по ремеслу и философа по состоянию души. Книга переворачивает его жизнь: она превращается в поиск следов таинственной личности. Герой обходит весь город в попытках отыскать хоть что-нибудь, связанное с доктором. В результате получается шикарное философское произведение, в котором отлично прочитывается характер города.

4. «Фидель, Футбол, Фолкленды» Сергей Брилев

Гавана, МонтевидеоСергей Брилев известен как ведущий программы «Вести в субботу» и один из «рупоров священной правды», что освещают события в стране и мире. А еще ему принадлежит оговорка «член сына», что ни в коей мере не делает его каким-то непрофессионалом. Напротив, он крайне положительный персонаж, его приятно слушать, но еще приятнее читать.

Так уж получилось, что Брилев родился не в Москве, не в Дудинке, а в священной для всех «эль коммунисто» Гаване. А вырос в совсем уж неожиданном для сына советского торгпреда уругвайском Монтевидео. Для него эти два города, как для Памука Стамбул, — нежное воспоминание детства.

Если Куба, которая, несмотря на то, что находится далеко, всегда была рядом, нам более-менее понятна, то Уругвай — совсем уж таинственное место. Брилев, надо отдать ему должное, в очень простой и увлекательной форме рассказывает про быт, нравы, историю, травит национальные байки, делится слухами и немного историей. Он заглядывает не только на центральные улицы, но и в гнилые многоэтажки старой Кубы.

Брилев смотрит на Латинскую Америку не как путешественник. Скорее, как человек, в студенчестве покинувший родные края и возвращающийся туда хоть и редко, но с большой радостью. Надо сказать, по долгу службы и по зову сердца он и сейчас в курсе всех событий, творящихся в этих двух диковинных странах.

5. «Улисс» Джеймс Джойс

ДублинПро Одиссею маленького дублинского еврея Леопольда Блума было немало сказано, написано и даже снято. Один сгущенный до невозможности день превращен в реальный миф, в котором Дублин разрастается до размеров мира, герой предстает мужчиной как таковым, а день становится символом времени вообще.

Джойс был топографически дотошен, и сейчас все улиссовские места — достопримечательности, по которым водят экскурсии. А 16 июня ежегодно люди отмечают Блумсдэй («День Блума»), во время которого следуют по маршруту, описанному Джойсом. Здесь и сейчас немногое изменилось: Дублин по-прежнему остается городом, застывшим в своем великолепии. Ирландцы — все те же разгильдяи, на крышах — все тот же мох. Только на улицах не слышно взрывов, что не может не радовать.

6. «Дети полуночи» Салман Рушди

ИндияВ романе Рушди рассказана история современной Индии сквозь призму биографии Салема Синая, появившегося на свет в тот момент, когда Индия обрела независимость. У Салема телепатические способности, которые позволили ему соединиться с тысячей других детей, родившихся в эту же ночь. Действие разворачивается в самых разных местах Индийского субконтинента: от воспетого «цеппелинами» Кашмира до Агры и затем Мумбая.

Здесь есть все, чем славится Индия: от Тадж-Махала до каст и трущоб. Мумбай с его населением, джунгли с их дикими обезьянами, Болливуд с его невообразимо наивным кино; богачи и бедняки, следы английского колониального владычества и традиционная индийская культура — у Рушди получилось уделить внимание всему. Может показаться, что произведение несколько затянуто, но это лишь для того, чтобы ты понял и обратил внимание на все подробности и нюансы.

7. «Парижане. История приключений в Париже» Грэм Робб

ПарижНа эту книгу я наткнулся совсем случайно. Не хотелось ее читать, поскольку она активно форсилась на сайтах, так популярных у домохозяек. Что я там делал? Проходил какой-то тест. Что-то про то, какая ты жена и все такое, но неважно.

Оказалось, это один из лучших сборников новелл, написанных после 1960-х. Грэм Робб одновременно биограф, историк, страстный франкофил и талантливый рассказчик, и все свои таланты он выплеснул на страницы этой книги. Все описанные в ней истории основаны на реальных событиях из жизни самых разных жителей французской столицы: знаменитостей с мировым именем и людей совсем неизвестных, но зато крайне интересных — полицейских, убийц, проституток, революционеров, поэтов и т.д.

Фоном всем этим историям служит славный город Париж, который за последние годы успел превратиться из объекта вожделения в город, куда не советуют ехать. В своих историях Робб показывает город так, чтобы читатель увидел его где-то грязную, где-то неожиданную сущность. Он охватывает события с 1750 года до наших дней, показывая, как Париж превращался из грязной заселенной клоаки в прекрасный цветок, а потом — в то неоднозначное красивое нечто, коим он является сейчас.

Это не гид по городу, а история про людей. А кто лучше людей покажет характер города, в котором живет? Верно, только его канализации, впрочем, и им уделили внимание. В свое время Всеволод Крестовский похожим образом раскрыл истинную суть Города на Неве в «Петербургских трущобах», но сделал это более мрачно. У Робба получилось интереснее, как захватывающий роман. А главное, все эти истории по-прежнему актуальны.

brodude.ru