Интересно о книгах и литературе. Странная книга


Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Один итальянский художник видел, как наш мир вывернули наизнанку. Больше ничего не пряталось в тени маски и театральной игры. Картины улыбающегося апокалипсиса поразили художника настолько сильно, что он написал самую странную книгу в истории современного мира. Человечество видывало разные книги. Одни становились памятниками величия человеческой мысли, другие – квинтэссенцией духа эпохи, третьи провозглашали политические программы, а четвертые попросту запрещались за свои «смелые» тексты. Книжный мир многогранен, и в своей красочности составляет единое целое – интеллектуальную сокровищницу человечества.

Странные книги

Очень многие «книжники» с радостью поговорят с вами о той или иной философской теории, обсудят состояние современной литературы и бессмертное величие классики, достоинства одного автора и недостатки другого. Но мало кто будет говорить о темной нише литературного процесса, непознанной и редко понятной культуре т. н. «странных книг». Эти книги не найдешь в библиотеках, о них не пишут газеты, их не приводят в пример литературные критики. Их как бы не замечают, игнорируют.

Возможно, причина кроется в том, что странные книги – это всегда книги со знаком вопроса.

Человек любит ответы, понятные конструкции и прозрачные смыслы. Человек любит головоломки, которые он может решить. Если дела обстоят иначе, головоломку зачастую ненавидят и отвергают, ибо неразгаданная, она являет собой воплощение насмешки над человеческим разумом, его интеллектом и возможностями.

Странные книги никогда не дают ответов и очень редко ставят простые вопросы.

Они рассчитаны на избранного читателя – чувственного и склонного прислушиваться к холодным ветрам непознанного. Одной из таких странных книг и является Codex Seraphinianus, но это лишь одна их многих.

История появления книги: Крайне забавный и интересный экземпляр, рекомендую всем; У этой, в отличие от манускрипта Войнича, хоть автор известен: Луиджи Серафини (Luigi Serafini), итальянский художник, скульптор, архитектор, преподаватель графического дизайна в школе Футурариум (Futurarium).

Книга называется скромно, по имени автора, Кодекс Серафинианус (Codex Seraphinianus), что расшифровывается почему-то по-английски как «Strange and Extraordinary Representations of Animals and Plants and Hellish Incarnations of Normal Items from the Annals of Naturalist/Unnaturalist Luigi Serafini», или «Странные и необычные представления животных, растений и адских воплощений из глубин сознания натуралиста/антинатуралиста Луиджи Серафини». У него есть ещё более редкая книга — Pulcinellopedia (piccola) (известная в русской транскрипции как Полишинелепедия), в виде набора карандашних набросков.

В 1978 году в миланское издательство Франко Марии Рицци принесли объёмный пакет. Вместо привычной рукописи, сотрудники с изумлением обнаружили толстую стопку страниц с иллюстрациями и пояснительным текстом. Иллюстрации — причудливые и странные. Текст ни один из редакторов прочесть так и не сумел. Приложенное к пакету письмо сообщало, что автор, создал нечто вроде энциклопедии иного мира. Книга построена по образцу средневековых научных кодексов: на каждой странице изображён определенный объект, действие или явление; аннотации написаны на выдуманном языке.

Это похоже на Бардо Тедол, книгу о мире мёртвых, написанную для живых. Вот только Codex Seraphinianus не балует нас ясностью вложенных смыслов. Кодекс открыт интерпретации, и значения, транслируемые им, целиком и полностью зависят от читателя.

В 1981 году Рицци выпускает роскошное издание Codex Seraphinianus, издан с тех пор несколько раз. Codex Seraphinianus – издание раритетное и дорогое. Оно выходило маленькими тиражами на самой лучшей бумаге. 400-страничную книгу можно достать по цене от 250 евро. К примеру, легендарный Amazon.com просит за это сюрреалистическое счастье от 400 до 1000 долларов, в зависимости от продавца. Codex Seraphinianus – только для избранного покупателя. Впрочем, говорят, его и в библиотеках можно найти.

Кодекс представляет собой красочную, в 400 страниц, энциклопедию воображаемого мира с подробными комментариями на неизвестном языке. Codex поделён на 11 глав в свою очередь поделённых на 2 секции: первая о мире природы, вторая о человеке. к каждой главе прилагается оглавление с нумерацией страниц на 21-ричной основе (или 22-ричной, источники расходятся в суждении). Главы посвящены различным множествам: 1-флора 2-фауна 3-жизнь в городах 4-химия, биология 5-механика, технические изобретения 6-народы 7-карта мира, обычные и важные люди 8-письменность 9-еда и одежда 10-праздники, игры, развлечениям 11-архитектура городов

Таким образом, Codex Seraphinianus является полноценной энциклопедией вымышленного мира, который мог бы существовать, существует или будет существовать где-то во Вселенной.

Графика: Иллюстрации зачастую являются сюрреалистичными пародиями на вещи из реального мира: кровоточащие фрукты, разноцветные дети-яйца гуляют по парку, люди-мусорные мешки кланяются на свалках возле мегаполиса, воин со щитом из дорожного знака, чертежи кораблей и летающих машин, неизвестные науке овощи и т. д. Некоторые иллюстрации легко распознаются, например карты и лица людей. Практически все рисунки ярко раскрашены и богаты деталями.

Язык книги: Письмо непонятное, в чем-то похоже на латинское — слова пишутся в строчку, слева направо, с выделением заглавных букв в начале того, что может быть предложением. Графика букв напоминает грузинский или еврейский алфавит. Его безуспешно пытались расшифровать, хотя это скорее просто графика, чем значимое письмо. Вполне такая борхесовская энциклопедия непонятных объектов, собранных в странном порядке по неизвестным критериям.

Известный итальянский журналист Итало Кальвино был в восторге: «Кодекс» – один из самых любопытных примеров иллюстрированной книги. Читайте ее, используя не привычный язык и традиционное восприятие. Нет иного значения этой книги, нежели то, которым наделяет ее изобретательный читатель».

«Впрочем, давайте посмотрим на эту книгу иначе. Что если картины «Кодекса» – это картины нашего настоящего, пускай гипертрофированного, но главное – сегодняшнего дня. В этом ракурсе книга становится еще более страшной, ибо становится понятно – пугающие картины не являются придуманными или же грядущими в далеком будущем, но происходят сейчас, с нами, в нашей действительности. Все это наша изнанка, все эти перверсии, мутации, уродства и извращения, дикие синтезы и ужасающие ритуалы, все это некие растения, произрастающие из нас, семян, на идеальной почве – современном мире. Таким образом, Серафини дарит нам сверхчувствительное зеркало – тело, с которого содрали кожу. И вот пред нами обнаженные вены, мышцы, сухожилия, органы и кости. Дотронься, и все зазвенит.» (мнение Анатолия УЛЬЯНОВА с Блоги@Mail.Ru)

Кто же такой Луиджи Серафини? Лжец и мистификатор или пророк и визионер? Является ли «Кодекс» изящной подделкой или это истинное свидетельство конца света? Ответ вряд ли когда-нибудь будет получен. Вне зависимости от истины, Codex Seraphinianus останется одной из интереснейших книг в истории человечества и самым странным литературным артефактом ХХ века.

Изображения из книги: Глава 1

Изображения из книги: Глава 1

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 2

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 3

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 4

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 5

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 6

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 7

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 8

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 9

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 10

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Глава 11

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

Самая странная книга вселенной - Codex Seraphinianus.

www.baby.ru

Странная книга — фанфик по фэндому «Чудесная божья коровка (ЛедиБаг и Супер-Кот)»

В библиотеке, где постоянно царит гробовая тишина, собралась небольшая компания, с интересом разглядывая книгу, которая упала на голову Нино, когда тот задел шкафчик с книгами. Старая потрёпанная обложка и совершенно новые листы, ставили компанию в тупик. Кареглазый разглядывал книгу с разных сторон, иногда даже подкидывая её.

— Откуда взялась эта книга? — Спросила Маринетт, забирая предмет к себе, также начиная рассматривать и перелистывать страницы, которые были совершенно пустыми. Голубоглазая задумалась. В этом здании только новые и современные книги, а такие давно были выкинуты или заменены на более новые. И за этим библиотекари тщательно следят.

— По-моему это самая обыкновенная книга, в которую можно написать чего-то своего, это типа блокнота или личного дневника. — Адриан пожал плечами и сел за свой стол, продолжая готовиться к экзаменам, именно по этой причине они сегодня здесь собрались.

— А может она как-то по особенному работает? — Аля поправила очки и сделав умный вид, выхватила книгу из рук Дюпэн-Чэн. — Может есть особое заклинание?

— А может сразу жертвоприношение устроить? — Хмыкнув, Макс сложил руки на груди. Он никогда не верил в волшебство, потому что с точки зрения науки, оно не существовало и считалось выдуманной легендой. — Я соглашусь с Адрианом, это обыкновенная книга.

— А может ты и будешь жертвой?! — Хлоя рассмеялась и теперь забрала книгу у кареглазой. Она открыла последнюю страницу, надеясь на то, что там будет хотя бы одна буква, но увы.

— Хлоя, отдай книгу! Её нужно положить на место. — Дюпэн-Чэн отобрав её, закрыла и прижала к себе. Ярко-золотистый свет охватил книгу и девушка от испуга бросила её на пол, открылась нужная страница, на которой красивым подчерком было что-то написано. Аля ни секунды немедля, забрала книгу и прочла вслух.

— Маринетт хочет от Адриана детей. — Услыхав своё имя, голубоглазая покраснела до кончиков ушей, сейчас ей было стыдно, особенно перед блондином, который в свою очередь застыл на месте, роняя ручку, спокойно покатившуюся под стол.

Книга снова засветилась и появилось новое предложение: «Аля мечтает о свадьбе с Нино». Шатенка не покраснела, как Дюпэн-Чэн, а лишь мило улыбнулась своему будущему мужу.

— Что за необъяснимое явление? — Макс буквально прокричал на всю школу, забирая это чудо себе. Небольшая вспышка и новая тайна: «Макс верит в волшебство, хоть и отрицает» — Откуда она это знает? То есть, это не правда!

— Ничего Макс, каждый из нас во что-то верит, хоть и отрицает! — Маринетт похлопала своей рукой парню по плечу и улыбнулась. «Комната Дюпэн-Чэн обвешена фотками Адриана». Все внимательно посмотрели на девушку, которая нервно захихикала, всё больше и больше краснея.

— Дайте мне. — Агрест протянул руку и книга оказалась у него. Снова эта ярко-золотистая вспышка и уже новая тайна: «У Адриана ни одной приличной мысли в голове». Эту тайну он хотел сохранить на всю жизнь, но эта чёртова книга разрушила всё. «Ещё он учит физику, чтобы помогать Маринетт с нею». Голубоглазая счастливо улыбнулась, думая, что это самая лучший день и книга на свете.

— Можно теперь я? — Спросил кареглазый и забрал этот предмет. «Нино знает, кто нравится Маринетт». Дюпэн-Чэн пристально посмотрела на свою подругу, а потом уже и на него. Она всё-таки ему рассказала, хотя это было уже неважно.

Всё это время блондинка стояла со сложенными руками, то и дело хмыкала, выслушивая тайны своих одноклассников.

— Что за бред? — Хлоя снова хмыкнула, но интерес был велик и она не обдумав последствия, попросила книгу. «Хлоя завидует Маринетт и из-за этого частенько над ней издевается. От увиденного, Буржуа «покрылась» яростью и топнув ногой, бросила книгу под ноги Натаниэля. И тот недолго думая поднял её, открывая попавшиеся страницы. «Натаниэль мечтает о свадьбе с Дюпэн-Чэн, но Агрест запретил ему это делать».

— Д-да это не правда! — Блондин осмотрел шокированных одноклассников, счастливую Маринетт и очень злую Хлою.

— Ну всё! Нам надо готовиться к экзаменам, Сабрина за мной. Да это надо же придумать. Я завидую Маринетт, чушь собачья! — Уходила блондинка, ворча себе под нос.

— Хлоя права, нам надо заниматься, а то не сдадим. — Дюпэн-Чэн глубоко вздохнула и поплелась к своему столу. Она разложила учебники по физике перед собой и попыталась сосредоточиться. Но в голову лезли разные мысли, каждый шорох отвлекал девушку. Она с грохотом закрыла учебник, тем самым привлекая внимание. Стул, который стоял рядом с голубоглазой, занял Адриан, подвигаясь к ней поближе. Тайны раскрыты. Конечно же не все, но зато самые главные.

— Может я всё-таки помогу тебе с физикой? — Парень наклонился поближе к Маринетт, продолжая. — Или займёмся, чем поинтересней? — От этих слов, она немного смутилась, ведь понимала, на что клонит парень.

— Думаю, физики будет достаточно!

ficbook.net

Самая странная книга | Интересно о книгах и литературе

Codex Seraphinianus.Один итальянский художник видел, как наш мир вывернули наизнанку. Больше ничего не пряталось в тени маски и театральной игры. Картины улыбающегося апокалипсиса поразили художника настолько сильно, что он написал самую странную книгу в истории современного мира.

Человечество видывало разные книги. Одни становились памятниками величия человеческой мысли, другие – квинтэссенцией духа эпохи, третьи провозглашали политические программы, а четвертые попросту запрещались за свои «смелые» тексты. Книжный мир многогранен, и в своей красочности составляет единое целое – интеллектуальную сокровищницу человечества.Очень многие «книжники» с радостью поговорят с вами о той или иной философской теории, обсудят состояние современной литературы и бессмертное величие классики, достоинства одного автора и недостатки другого. Но мало кто будет говорить о темной нише литературного процесса, непознанной и редко понятной культуре т. н. «странных книг». Эти книги не найдешь в библиотеках, о них не пишут газеты, их не приводят в пример литературные критики. Их как бы не замечают, игнорируют.

страницы книги

Возможно, причина кроется в том, что странные книги – это всегда книги со знаком вопроса. Человек любит ответы, понятные конструкции и прозрачные смыслы. Человек любит головоломки, которые он может решить. Если дела обстоят иначе, головоломку зачастую ненавидят и отвергают, ибо неразгаданная, она являет собой воплощение насмешки над человеческим разумом, его интеллектом и возможностями. Странные книги никогда не дают ответов и очень редко ставят простые вопросы. Они рассчитаны на избранного читателя – чувственного и склонного прислушиваться к холодным ветрам непознанного. Одной из таких странных книг и является Codex Seraphinianus.

книга Codex SeraphinianusВ 1978 году в миланское издательство Франко Марии Рицци прибыл большой пакет. Когда сотрудники издательства открыли его, то вместо рукописи обнаружили объемное собрание проиллюстрированных страниц. Иллюстрации – причудливые и странные. Сам текст ни один из редакторов прочесть не сумел.

Сопроводительное письмо поясняло, что автор сего труда, Луиджи Серафини, создал энциклопедию воображаемого мира по примеру средневековых научных кодексов: каждая страница детально изображает определенный объект, действие или явление; аннотации написаны на выдуманном языке.Известный итальянский журналист Итало Кальвино был в восторге: «Кодекс» – один из самых любопытных примеров иллюстрированной книги. Читайте ее, используя не привычный язык и традиционное восприятие. Нет иного значения этой книги, нежели то, которым наделяет ее изобретательный читатель».

В 1981 году Рицци выпускает роскошное издание Codex Seraphinianus.

Само слово «SERAPHINIANUS» расшифровывается как «Strange and Extraordinary Representations of Animals and Plants and Hellish Incarnations of Normal Items from the Annals of Naturalist/Unnaturalist Luigi Serafini», то есть, «Странные и необычные представления животных, растений и адских воплощений из глубин сознания натуралиста/антинатуралиста Луиджи Серафини».

книгаАвтор, итальянский художник и скульптор – личность одиозная, известная в творческих кругах своими неординарными работами. Он разрабатывал дизайн одежды для театра La Scala и театра Piccolo в Милане, работал с Феллини над La voce della luna, провел множество выставок в разных уголках земного шара. Несмотря на то, что Серафини написал не одну книгу (первой была Pulcinellopedia Piccola), квинтэссенцией его искусства однозначно является Codex Seraphinianus.

Она по праву считается самой странной литературной аномалией в истории ХХ века. «Кодекс» – это безумное исследование чужого мира, собрание галлюцинаций, грез, видений и сюрреалистических образов, синтез непонятного текста и запредельных иллюстраций.

Разноцветные дети-яйца гуляют по парку, люди-мусорные мешки кланяются на свалках возле мегаполиса, голые мужчины растут из спины белесого существа, воин со щитом из дорожного знака, чертежи кораблей и летающих машин, неизвестные науке овощи. Одним словом, не книга, а шарм психоделического сияния.

книгаПервая часть сего труда посвящена флоре, фауне, физике и механике. Вторая – обычным и важным людям, архитектуре, письму, еде и одежде, играм и развлечениям. Таким образом, Codex Seraphinianus является полноценной энциклопедией вымышленного мира, который мог бы существовать, существует или будет существовать где-то во Вселенной.

Впрочем, давайте посмотрим на эту книгу иначе. Что если картины «Кодекса» – это картины нашего настоящего, пускай гипертрофированного, но главное – сегодняшнего дня. В этом ракурсе книга становится еще более страшной, ибо становится понятно – пугающие картины не являются придуманными или же грядущими в далеком будущем, но происходят сейчас, с нами, в нашей действительности. Все это наша изнанка, все эти перверсии, мутации, уродства и извращения, дикие синтезы и ужасающие ритуалы, все это некие растения, произрастающие из нас, семян, на идеальной почве – современном мире. Таким образом, Серафини дарит нам сверхчувствительное зеркало – тело, с которого содрали кожу. И вот пред нами обнаженные вены, мышцы, сухожилия, органы и кости. Дотронься, и все зазвенит.

Codex Seraphinianus – издание раритетное и дорогое. Оно выходило маленькими тиражами на самой лучшей бумаге. 400-страничную книгу можно достать по цене от 250 евро, в зависимости от продавца. К примеру, легендарный Amazon.com просит за это сюрреалистическое счастье 1 000 у.е. Codex Seraphinianus – только для избранного покупателя.

страницы из книгиКто же такой Луиджи Серафини? Лжец и мистификатор или пророк и визионер? Является ли «Кодекс» изящной подделкой или это истинное свидетельство конца света? Ответ вряд ли когда-нибудь будет получен. Вне зависимости от истины, Codex Seraphinianus останется одной из интереснейших книг в истории человечества и самым странным литературным артефактом ХХ века.

891960b8994f7fb8страница из книгистраница из книгистраница из книгипо материалам http://proza.com.ua/print/?1244

Скачайте книгу у нас.

Может, кто сумеет разобраться в книге? Тогда, оставляйте свои мнения и впечатления в комментариях!

blog-books.ru

«Странная книга» – читать

Николай Орехов, Георгий Шишко

Николай Орехов, Георгий Шишко

СТРАННАЯ КНИГА

* * ** * *

Крыльцо скрипнуло под его ногой…

Сай выронил книгу из рук. Она неудачно перевернулась в воздухе и упала на пол переплетом вверх — прямо на раскрытые страницы. Сай расстроился — он не любил неаккуратного обращения с книгами. Теперь страницы наверняка помнутся и останется след — складка на бумаге.

Крыльцо скрипнуло под его ногой…

Как только Саймон Бишоп дочитал книгу до этого места, ему вдруг послышался странный звук в саду за окном. Где-то у крыльца. Скрип не скрип, а так — шорох какой-то. Но даже и не сам звук насторожил Сая, а странное совпадение действительного шороха и скрипа, о котором он только что прочел.

Сай прислушался. В комнате стояла особенная, напряженная тишина. В саду тоже было тихо. Это настораживало еще больше.

Дело в том, что он читал книги очень быстро, держа в поле зрения не одну—две строки, как обычный читатель, а сразу треть, а то и половину страницы. Этому он научился на курсах скорочтения для бизнесменов, выложив почти сотню долларов. Там их специально тренировали удерживать в зрительной памяти сразу весь финансовый документ. Вот и теперь он хорошо помнил, что дальше по тексту убийца за окном должен затаить дыхание и, не двигаясь, выждать несколько минут, чтобы жертва успокоилась.

Книга лежала на полу, белея обложкой.

Еще несколько минут назад Саю было просто смешно. Он не был суеверен и даже немного гордился своим скептицизмом. Забавное совпадение, не более того: он, Саймон Бишоп, высокопоставленный финансовый служащий, встретил свое имя на первой же странице случайно купленного им детективного романа. Книга имела броское название — «Семь убийств одним кинжалом» и привлекла Сая дешевизной. Теперь, услышав скрип на крыльце, он вдруг почувствовал острый и чуточку тревожный интерес к развитию сюжета. Сай тут же перевернул десяток страниц, нашел конец первой главы и медленно прочитал последнюю фразу:

Кинжал вонзился в грудь Саймона Бишопа, финансиста…

Теперь эта фраза стояла у него перед глазами.

Может, просто совпадение? Не отрывая взгляда от двери, Сай свесился с дивана и с трудом дотянулся до книги. Так и есть — две страницы помяты. Если имя жертвы в книге — всего лишь совпадение и убивают его тезку, какого-то вымышленного финансиста Саймона Бишопа — это нетрудно будет проверить. Только-то и всего, что переждать несколько коротких минут…

Конечно, это совпадение. В конце концов, имя Саймон Бишоп достаточно широко распространено. Ну а то, что в криминальных романах чаще всего злодейски убивают именно финансистов, и вовсе трюизм. Тривиально до того, что даже злость на досужих сочинителей не берет. У кого доллары — за тем и охотятся. Все как в жизни…

Сай лихорадочно листал книгу назад, пытаясь побыстрее найти то место, на котором остановился. Вместо этого попадались описания жгучих любовных свиданий, какие-то сцены в саду, малопонятные диалоги. И буквально в каждой строке, в каждой коротенькой реплике бросались в глаза зловещие намеки, а то и прямые указания на его, Сая, трагическую судьбу. Намеки, которые проскользнули мимо его внимания при первом поверхностном чтении.

Сай оглянулся на дверь и прислушался. Ему показалось, что дверь немного, на миллиметр—другой, приоткрылась. Тихо так, неслышно… Нет, не может быть! Даже если в книге не просто совпадение, а истинная, святая правда, даже если убить собираются именно его, Саймона Бишопа, финансиста — все равно еще рано, в запасе у него есть еще минут пять—шесть… Может, встать и посмотреть? Или, не раздумывая, выпрыгнуть в окно? Сбежать?

Кинжал вонзился в грудь Саймона Бишопа, финансиста…

Да кому так срочно понадобилось его убивать? Есть ли у него враги? И не просто враги, а смертельные, такие, которые не остановятся перед тем, чтобы выложить пять—шесть сотен долларов наемному убийце? Хм-м… Сай предпочел не думать дальше в этом направлении. При его-то службе, при его-то карьере… Хм-м… Найдутся.

Да и зачем бежать? Какой смысл в том, чтобы скоропалительно прыгать в окно? Если, допустим, это не просто фантастическое совпадение, если в книге действительно описываются его, Саймона Бишопа, жизнь и смерть, если это именно его убьют кинжалом (какая нелепая смерть, такая только в детективных романах и бывает), то какой смысл в том, чтобы прыгать в окно? Ведь в книге совершенно четко, черными типографскими литерами по белой бумаге написано:

Кинжал вонзился в грудь Саймона Бишопа, финансиста…

Сейчас приоткроется дверь, и с крыльца… Сай нашел наконец то самое место в книге. А что там дальше? У Сая мелькнула спасительная мысль, что если он быстренько прочитает о дальнейших событиях, то будет знать их. Читает-то он гораздо быстрее, чем делаются дела в реальной жизни. А если будет знать, то, может быть, и предотвратить сумеет? Может, успеет?!

Саймона Бишопа прошиб холодный пот…

Постой-постой, а как же это он может успеть? И куда, спрашивается? Ведь если в книге не совпадение, а описание реальной его судьбы, то к концу главы из его груди все равно будет торчать рукоять кинжала.

Кинжал вонзился в грудь Саймона Бишопа, финансиста…

Стоп!! К концу главы? К концу первой главы! А дальше, во второй? Сай снова стал лихорадочно листать страницы. Сейчас откроется дверь, и…

Саймон Бишоп лихорадочно листал страницы. Сейчас откроется дверь, и…

Ровно через тридцать секунд Сай дошел до конца второй главы и впился глазами в последнюю фразу:

Саймон Бишоп, финансист, спокойно лежал на диване и с постепенно нарастающим интересом читал случайно купленный им детективный роман «Семь убийств одним кинжалом» издательства «НЬЮ БУКС» о жизни и смерти его тезки, Саймона Бишопа, финансиста…

Сай облегченно улыбнулся и отложил томик в сторону, на журнальный столик. Главное — вовремя заглянуть в нужное место в книге!

Нарочито медленно раскурив сигарету, Сай улегся на диване поудобнее и заставил себя смотреть в потолок. О двери он и думать забыл. Его руки заметно дрожали, а временами так даже и подергивались. Сая мучило любопытство. Его так и подмывало заглянуть в конец очередной, третьей главы. Интересно, а что там?

* * *

Минут через десять некто в черном плаще и с несуразно длинными руками небрежно отодвинул в сторону далеко торчащие из-под простыни ноги Саймона Бишопа, финансиста, и сел рядом с ним на диван. Некоторое время он равнодушно смотрел на рукоять стилизованного под старину кинжала, как-то вкось торчащую из груди финансиста, потом машинально вытер руки о плащ, внимательно осмотрел их и перевел взгляд на журнальный столик. Книга, лежащая на столике, была раскрыта ближе к началу. Некто в черном плаще придвинулся ближе к столику, нечаянно толкнув при этом труп, и скучающе заглянул в книгу. Знакомое имя заставило его взять томик в руки. Поглощенный чтением, он не заметил, как рука мертвеца за его спиной механически разогнулась, мягко ударившись о диванный валик. Конец простыни, которую Саймон Бишоп перед смертью судорожно зажал в руке, откинулся, обнажив искаженное страхом мертвое лицо.

Удар кинжалом в грудь Саймона Бишопа был нанесен сквозь простыню, которой безуспешно пытался защититься финансист. Вполне естественно, кинжал должен был задержать медленно сползавшую с трупа ткань.

Этого не случилось. Абсолютно целая, без единой дырочки, и совершенно белая, без единого пятнышка, простыня скомканной грудой легла на пол. Из груди Саймона Бишопа по-прежнему торчала рукоять стилизованного кинжала. Если бы некто в черном плаще присмотрелся, он бы увидел, как просвечивают сквозь филигранные узоры на кинжале полоски на пижаме финансиста. Но он смотрел в книгу, и в его глазах постепенно высветлялся ужас…

* * *

ФИРМА:«НЬЮ БУКС ЭНД РИДЕРС»

ДОКУМЕНТ:ПРИЛОЖЕНИЕ К ОТЧЕТУ «СУМАСШЕДШАЯ КНИГА»

КОМУ:РЕКЛАМ-ДИРЕКТОРУ Б.О.Р.ЗЛЕНСКИ

КТО:АГЕНТ «ЧЕРНЫЙ ПЛАЩ», ТОРГОВАЯ ТОЧКА «НЬЮ БУКС-7»

ПО ПОВОДУ:ЭКСПЕРИМЕНТ «ФИНАНСИСТ»

«…После приобретения книги объект наблюдения находился в своем загородном доме по адресу: Парковая 75/55. В 21.00 мною произведен осмотр дома. Tруп объекта лежит на диване в свободной позе. Смерть наступила от разрыва сердца в момент синтезирования изображения кинжала.

Детализация осмотра:

1. Кинжал торчит из груди Саймона Бишопа. Четкость изображения — идеальная, визуализация доведена до конца.

2. Ультразвуковой и звуковой фон синтезатора в норме, практически находится на пределе восприятия.

3. Сам синтезатор «Семь убийств одним кинжалом» находится на журнальном столике в метре от дивана. Внешний осмотр отклонений от нормы не выявил, приступил к детальному осмотру.

4. Случайно заглянул в начало третьей главы. Неудержимо хочется узнать, что со мной будет дальше… Заработала ультразвуковая инициализация, появился звуко…»

КОНЕЦ ДОКУМЕНТА

ФИРМА:НЬЮ БУКС ЭНД РИДЕРС

ДОКУМЕНТ:АКТ О СПИСАНИИ

КОМУ:РЕКЛАМ-ДИРЕКТОРУ Б.О.Р.ЗЛЕНСКИ

КТО:РУКОВОДИТЕЛЬ КОМИССИИ ПО СПИСАНИЮ

ПО ПОВОДУ:ЭКСПЕРИМЕНТ «ФИНАНСИСТ»

«…Объект списания — синтезатор «Семь убийств одним кинжалом». Причина списания — повреждение управляющего интеллектуального процессора вследствие падения синтезатора на твердую поверхность с высоты 45 (сорок пять) сантиметров.

Детализация состояния синтезатора:

1. Помяты 2 (две) страницы.

2. Имя главного героя во второй и первой главах заполнено как «Саймон Бишоп, финансист». Имя главного героя в третьей главе заполнено как «некто в черном плаще и с несуразно длинными руками» (агент «Черный Плащ»).

3. Ультразвуковой и звуковой фон близок к норме.

4. В одной из центральных цепей управляющего интеллектуального процессора образовалась положительная обратная связь. Вероятная причина — замыкание в цепи К5Т666 (смотри Техническое Приложение).

Выводы комиссии по списанию:

1. Система термофотоультразвукового воспроизведения имен в норме.

2. Система синтезирования звуковых псевдогаллюцинаций в норме.

3. Система ультразвукового наведения психологического давления в норме.

4. Система синтезирования зрительных образов в норме.

Решение комиссии но списанию:

1. Считать эксперимент «Финансист» успешно выполненным, несмотря на непредусмотренную поломку управляющего интеллектуального процессора.

2. Продолжить исследовательские работы по созданию новых книг-синтезаторов со встроенными интеллектуальными процессорами и исполнительными системами специального назначения для создания эффекта включенности читателя в творческий процесс создания культурных ценностей.

3. Передать книгу «Семь убийств одним кинжалом» в свободную букинистическую продажу с десятипроцентной (10 %) скидкой от ее номинальной стоимости.

4. Поручить торговой точке «НЬЮ БУКС-12» проведение эксперимента «КНИГОЛЮБ».

Руководитель комиссии по списанию Капитан-полковник У. Н. ЧАЙЛЬДДЕР КОНЕЦ ДОКУМЕНТА Поделиться впечатлениями

knigosite.org


Смотрите также