Сожженная заживо   ::   Суад. Суад книга


Суад "Сожженная заживо" - История успеха

July 24th, 2010, 09:18 am

Суад "Сожженная заживо"

В сообщесте обсуждаеться тема Если изнасилование неизбежно, а я книгу недавно читал. Суад  "Сожженная заживо" Книга про жизнь женщины в странах востока, про то, что женщина где-то примерно стоит на уровне домашнего скота и машины, для производства детей (непременно мальчиков!). Про исламский мир. Про коран.  При чтение этой книги волосы шевелятся на голове. История Сауд по-настоящему цепляет за живое; она кажется частью другой реальности, о которой мы и понятия не имели... но оторваться просто невозможно!!!... Добродетельная женщина не смеет смотреть в глаза мужчины...... Воистину благодетелен муж, дающий кров и хлеб женам своим...... Позор деве, достигшей четырнадцатилетнего возраста, но все еще не имеющей мужа...... По согласию семьи жениха верблюды в калыме могут быть заменены на равноценное число овец, ослов, коз или золото...... Младшая сестра не может вступать в брак до того момента, пока хоть одна из ее старших сестер остается незамужней...... Обесчестившая семью да будет предана самой лютой смерти и забыта всеми...Книга о палестинской девушке по имени Суад. Девушке, живущей на западном берегу реки Иордан, области в то время "оккупированной" израилитянами.Если ты вышла из дома одна, если всего лишь посмотрела на соседа, ты "шармута" – шлюха, опозорившая свою семью. Юная Суад – та, которая опозорила свою семью. Она позволила себе чувства и мечты. Она тайком убегала на свидания. В семье обнаружили, что Суад беременна, облили ее бензином и подожгли. Далее были недели страдания полуживого обуглившегося тела на больничной койке. От нее и таких как она нужно только одно – чтобы поскорее умерла. Тем самым будет спасена пресловутая честь семьи. Но ты не только не умираешь – ты даешь жизнь ребенку. И бог, если он есть, вдруг спохватывается и вспоминает о тебе. Но это не придуманный бог – это француженка Жаклин, участница гуманитарного фонда "Возникновение", которая вывозит из страны и Суад, и ее малыша.    "Любопытная вещь – судьба арабской женщины. Мы принимаем ее как должное. Никакой мысли о неподчинении даже не приходит в голову. Мы даже не знаем, что это такое – неподчинение. Мы умеем плакать, прятаться, обманывать, чтобы избежать палки. Но восстать – никогда!"Книга читается на одном дыхании. Прочитал её за 3 часа. Очень простой и интересный слог. Очень искренно написано. В книги есть противоречия и несостыковки. Но они не мешали мне

enman.livejournal.com

Суад, «Сожжённая заживо» / Selfire — блог с историями

Иногда — очень редко — книга перестает быть только плодом творчества литератора и становится документом. Свидетельством. Позорным столбом, если хотите. Приговором и судом одновременно.

Эта история вряд ли бы так удивила и шокировала читателя, случись она в веке эдак в XIV-XV, когда царствовали дикость и невежество. Нечто подобное запросто могли бы придумать авторы антиутопий — и тогда бы читатель поеживался, перелистывая страницы, но успокаивался бы мыслью «это выдумка». Но «Сожженная заживо» — недавняя и реальная история.

«Я девушка, а девушка должна идти быстро, низко опустив голову, словно она считает шаги. Глаза ее не должны ни подниматься, ни уходить вправо и влево от дороги, потому что если вдруг встретятся с глазами мужчины, вся деревня сочтет, что она шармута».

В провинции, в потерянной «где-то на иорданской территории» деревушке случилась эта история. Одна из многих. Страшная не столько самим фактом убийства, сколько обыденностью этого факта. Да, девочку сожгли заживо. Наказали за грех. Но нет в этом ничего особенного — в системе ценностей, внутри которой живет деревушка (как и многие другие в том мире), ценность женской жизни чуть меньше, чем ценность жизни овцы. Или козы.

Можно с уверенностью сказать, что книга эта для любого европейца — а особенно для женщины — станет шоком и откровением. Разумеется, убивают детей, издеваются над женщинами, творят насилие и в западном, и в восточном мире. Но для европейцев подобные случаи — шок и ужас. Для малограмотных невежественных обитателей малоазиатских деревушек — обыденность. Традиция.

Историю Суад, рассказанную ею самой и представителями общественной организации «Возникновение» (именно они нашли обожженную, медленно умирающую Суад в госпитале и спасли от смерти — никто из сестер и врачей не хотел иметь дело с грешницей), трудно оценивать с точки зрения красоты слога или изящества стиля. Невероятное по силе воздействие этой книги в другом. В документальности.

Книга написана в результате лечения подавленной памяти. Согласно содержанию, Суад забыла об этом происшествии и вспомнила о нём только через два десятилетия, когда вылечилась благодаря лечению у психиатра. Австралийский историк Терез Тейлор в своей критической статье впоследсивии указал на многочисленные медицинские, культурные и исторические несоответсвия в книге, что поставило её достоверность под сомнение.

В частности, Суад написала, что выжила после покушения без медицинской помощи, получв ожёг 70 % тела, что невозможно (в версии для США издательства повысили эту цифру до ещё менее правдоподобных 90 %). Суад также упоминала, что её сестра была задушена телефонным проводом, в то время как в те годы, когда происходили описываемые ею события в деревнях на Западном Берегу не было телефонов. До настоящего времени нет независимых доказательств, подтверждающих, что происходящие в книге события происходили на самом деле или даже, что Суад существует вообще. Историк заключает свой анализ тем, что Суад скорее всего не знает кто она и как была сожжена.

Тем не менее, фонд «Возрождение» действительно существует и на самом деле занимается спасением женщин от насилия. Кроме того, нельзя отрицать факт, что в закрытых восточных и африканских обществах действительно нарушаются права женщин и подобные случаи имеют место быть. Во многих исламских государствах существуют законы, ущемляющие права женщин. Существует множетсво свидетельств, подтверждающих широкой распространение «убийство чести», в частности за связь вне брака.

И все-таки для читателя не должно быть так важно, существует ли Суад на самом деле, выдумана ли эта конкретная история или нет, досконально ли проверены исторические моменты в книге. Суть повествования — в самом факте существования семейного насилия. «Сожженная заживо» — ярчайший портрет темного царства, которое многие идеализируют или крайне смутно представляют. Оттуда, из этого царства, растут ноги погромов в Париже, исламского фанатизма, войн с неверными… И дело не в религии, исповедуемой родными Суад. Дело в невежестве. В беспросветности жизни. В насилии, ставшем нормой. В заскорузлых традициях.

Читать книгу «Сожженная заживо».Интервью с автором книги.

selfire.com

Автор: Суад - 2 книг.Главная страница.

Биография

Суад — псевдоним, приписываемый автору бестселлера «Сожжённая заживо. Жертва закона мужчин». Никаких достоверных сведений о том, кем на самом деле является человек, скрывающийся за псевдонимом «Суад», нет. Все, что нам известно о Суад, известно из книги «Сожженная заживо». Считается, что Суад первая жертва, выжившая после попытки убийства во имя чести семьи. Суад описывается в книге как арабская женщина с Западного Берега реки Иордан, живущая в данный момент в Европе и выжившая после попытки убийства её зятем. Зять, подстрекаемый семьей, облил её бензином и поджёг. Книга написана в результате лечения подавленной памяти. Интересные факты

Сомнения в автобиографичности и достоверности описываемых в книге событий, да и в существовании самой Суад, возникли сразу же после публикации книги в 2003 году. Так, В 2005 году австралийский историк Тереза Тейлор (Therese Taylor) попыталась выяснить насколько книга написана по реальным событиям и является ли она действительно автобиографичной (см. статью Терезы Тейлор, англ.). Так, она обратилась к Лондонским издателям книги (Transworld UK) с просьбой подтвердить подлинность событий, описываемых в книге. Представитель издательства заявила, что все описываемые события полностью достоверны, однако отказалась предоставить какие-либо подтверждающие документы. Тереза Тейлор также обратилась в организацию Fondation Surgir, которая заявляла о том, что проверяла достоверность событий, изложенных в книге Суад. Президентом этой организации в настоящее время является та самая Жаклин Тибо, которая согласно книге вывезла Суад из Палестины. Госпожа Тибо еще раз подтвердила правдивость книги Суад, однако на просьбу предоставить какие-либо доказательства ответила прекращением переписки.

В организации Terre des Hommes, где Жаклин Тибо работала в описываемое в книге время, сказали, что хотя у них нет никаких конкретных данных, госпожа Тибо за время своей работы заслужила полное доверие.

Имеются многочисленные несоответствия в тексте самой книги, которые заставляют сомневаться в том, что она рассказывает о реально произошедших событиях. Так, Суад утверждает, что одна из ее сестер была задушена телефонным проводом, однако в описываемое время в данной местности были телефонизированы только самые крупные населенные пункты, но никак не деревни. В первоначальном издании книги говорилось, что в результате казни Суад получила ожоги 90% поверхности тела. Люди с такими ожогами как правило не выживают даже в условиях самого лучшего ухода, даже сейчас. В дальнейшем издатели объявили это ошибкой и снизили цифру до 60%, но и в этом случае вероятность выживания при отсутствии какого бы то ни было ухода, лечения и дезинфекции практически равна нулю. Также невероятно выживание ребенка, родившегося 7-ми месячным (а в первоначальном издании даже 6-ти месячным) и опять-таки не получающего никакого ухода. Также в книге имеются многочисленные противоречия, связанные с расположением деревни Суад то близко, то далеко от Тель-Авива, в доме Суад то присутствует, то отсутствует водопровод и т.д. Помимо этого в книге сказано, что Суад была вывезена прямым рейсом из Телль-Авива в Лозанну, а таких рейсов нет и никогда не было. Издатели в ответ на указание этой ошибки заявили, что неточность допущена намеренно, чтобы скрыть истинный путь, которым Суад попала в Европу.

Также Тереза Тейлор указывает на косвенные признаки недостоверности книги Суад. Так, в том же 2003 году в том же издательстве Transworld UK вышла книга некоей Нормы Коури (Norma Khouri) под названием «Запретная любовь» (Forbidden Love). Эта книга также повествует об «убийствах чести» и также позиционировалась как автобиографичная, а личность автора скрывалась «по соображениям безопасности». Однако впоследствии проведенное расследование установило, что книга является фальсификацией. Тереза Тейлор приводит случаи, когда воспоминания лиц, прошедших терапию от амнезии, оказывались ложными.

Фотография, размещаемая на некоторых ресурсах как фото Суад , на самом деле является изображением девушки по имени Du'a Khalil Aswad, которая в 2007 году стала жертвой «убийства чести» (ее забили насмерть камнями).

Интервью с Суад, автором книги «Сожжённая заживо».

«Я по-прежнему очень боюсь огня. До сих пор»

Ее сожгли за то, что она полюбила. Молоденькая девушка Суад из маленькой палестинской деревушки влюбилась в соседа и забеременела от него. Это был страшный грех, за который она бьша сожжена собственной семьей. Но девушку спасла сотрудница гуманитарной организации. Суад вылечили и вывезли в Европу. Несколько лет назад книга Суад «Сожженная заживо» стала всеевропейским бестселлером, в прошлом году вышла в России в издательстве «Рипол Классик» и очень скоро вошла в списки бестселлеров газеты «Книжное Обозрение». Суад любезно согласилась ответить на наши вопросы.

— Почему вы скрываете свое имя? Даже если ваша семья узнает вас, даже если она прочитает вашу книгу «Сожженная заживо», они ведь ничего не смогут вам сделать, вы находитесь в Европе под защитой европейского закона. Чего вы боитесь?

— Да, я изменила свое имя, потому что, даже если я живу в Европе, я не нахожусь под защитой ее законов. У меня есть разрешение на постоянное местожительство здесь, в Швейцарии. Но это не защищает меня от моей семьи. Если она найдет меня, ничего не помешает ей расправиться со мной. Конечно, они будут арестованы и посажены в тюрьму, но никто не может помешать им приехать сюда. Для так называемых «преступлений чести» не существует срока давности. Даже если прошло 40 лет, семья убьет вас, если найдет, поскольку «преступление чести» должно быть осуществлено. Время ничего не меняет. Если когда-то семья сказала, что она должна искупить позор, нанесенный ей молодой девушкой, найти ее является делом чести. Это вопрос репутации семьи.

— Расскажите, пожалуйста, вкратце о себе для тех, кто еще не читал вашу книгу. В какой стране вы родилась? Сколько вам лет?

— Сейчас мне сорок восемь. События, о которых я пишу, происходили в 1978-1979 годах. Я родилась в Южной Иордании, тогда моя страна называлась так, сегодня это Палестина. Когда начали разворачиваться описанные события, мне было семнадцать лет.

— Книга описывает события почти тридцатилетней давности. Что было в вашей жизни после?

— После я вышла замуж. Моя семья — это муж и две дочери. И, конечно, есть сын, которого я родила в ту далекую эпоху. Я пишу о нем в своей книге, его зовут Маруан. Долгое время я с ним не виделась. Мне было тяжело жить с ребенком, который, как мне казалось, является причиной все моих несчастий. Хотя это была неправда, не он был повинен в моих бедах. Он жил в приемной семье. Через много лет мне удалось его разыскать, я написала об этом в своей книге. Мы регулярно видимся, общаемся. Он в замечательных отношениях с моим мужем и дочерьми. И он уже совсем не ребенок, это зрелый мужчине, скоро ему исполнится 29 лет. У него своя жизнь. — А в каких традициях вы воспитываете своих детей? Какая культура им ближе?

— Мой муж — европеец, поэтому мои дети воспитаны в европейских традициях. У них европейский менталитет, в них нет ничего от мусульманского мира. Они, конечно, общаются с мусульманами, которых много в Европе, они их не избегают, они учатся с ними в школе. И только. Они — настоящие европейцы во всем!

— Стало ли вам за последние годы спокойнее? Можно ли сказать, что вы постепенно освобождаетесь от своих страхов — от боязни огня, например?

— Нет, я по-прежнему боюсь огня. Только года два назад я начала зажигать спички самостоятельно. Ведь даже этого я не могла делать прежде. В этом мне помогла моя подруга Жаклин, и не только в этом. Жаклин спасла мне жизнь. Она опекала меня все это время, помогла мне приобрести уверенность в себе. Я, конечно, стала более спокойна по отношению к пламени, но все же я по-прежнему очень его боюсь. До сих пор.

— Как вы считаете, в чем причина такого отношения к женщине в вашей стране и подобных странах?

— На мой взгляд, поведение мужчин на Востоке — это поведение, основанное на власти. Там вся власть принадлежит мужчинам. Женщина — просто объект. И главное для мужчин — их честь. Нужно сохранять, во что бы то ни стало, их мужскую честь и честь семьи. И часто эта честь связана с вопросом девственности девушки, живущей в семье. Если в семье полагают, что девушка больше не девственна или кто-то из окружения говорит, что это так, мужчины обязаны защитить свою честь. Что означает убить ее. И это должен сделать либо отец, либо брат.

— Почему существует эта жесткость? Может, причина в том, что в стране удобно укоренилось рабство, где рабы -женщины, а хозяева — мужчины?

— Мужчина чувствует себя хозяином, это, безусловно, так. Что же касается женщин, наверное, говорить о рабстве все-таки нельзя. Даже если, безусловно, они находятся в полном подчинении. У женщины много разных ролей. Девушкой она полностью подчинена, но когда она выходит замуж и у нее появляется ребенок, ситуация меняется. Ей отводится важная роль хранительницы очага. Но все же все важные вопросы решает мужчина. Несмотря ни на что. На Востоке это традиция.

— Связано ли это с религией?

— Нет. Никакой связи с религией здесь нет. Коран не предписывает убивать юных женщин за порочащие семью поступки. И в нем ничего не сказано о «преступлениях чести». Эти традиции восходят к более ранним временам, когда ислама как религии не было. «Преступления чести» существовали еще в вавилонский период, множество людей связывают это с религией, но это не имеет к ней никакого отношения. Известны случаи, когда девушки были убиты по подобным причинам в Бразилии, Гватемале и других странах.

— Верите ли вы в Бога?

— Да, я верю, но не могу сказать, в какого. Я не связываю свою веру с конкретной религией. Я верю в Бога, но не даю ему какого-то конкретного имени.

— Вы написали свою книгу, чтобы просто рассказать о своей истории или чтобы полагали, что это может изменить отношение к женщинам в арабском мире?

— Книга не была переведена на арабский язык. Но очень многие арабские женщины читали ее на английском и французском языках. Конечно, книга не была написана для меня самой. Я хотела рассказать арабским женщинам, что все может измениться для них. Правда, это очень длительный процесс.

— Сложно ли было вам вспоминать об этих событиях и положить их на бумагу?

— Конечно, это было непросто. Было много того, о чем я успела позабыть или, скорее, хотела. Но когда я начала работать над книгой, мне пришлось снова вернуться к тем событиям и вспомнить детали, о которых было нелегко вспоминать и говорить. Было сложно возвращаться ко временам своей молодости, когда пришлось осознать, что единственные самые близкие люди, которые окружали тебя всю твою жизнь, должны убить тебя.

— Спровоцировала ли ваша книга протесты в арабском мире?

— Протесты были, но не в арабских странах, а по ту сторону Атлантики. В них участвовали исламские фундаменталисты, которые связали описанные мной события с религией.

— Чем, по-вашему, объясняется сегодняшнее положение женщин в арабском мире?

— Скорее традициями. И их очень много. И часто это вопросы, связанные с кодексом чести. Помимо того, о чем мы говорили, это, например, еще и насильственные браки. Власть мужчин здесь безусловна.

— Как вы считаеге, возможно ли изменить существующий порядок? Если да, то как?

— Необходимо обучать женщин в каждой из стран, где происходят такие преступления. Нужно говорить и с мужчинами, чтобы все люди смогли задуматься над тем, что происходит. Ведь многие об этом не задумываются. Так поступают потому, что это было всегда. Это работа, которая потребует времени. Но тем не менее она продвигается. Хоть и не без труда. И, к сожалению, «преступления чести» еще будут совершаться.

— Когда вы попали в Европу, какие европейские обычаи были для вас особенно удивительными, непонятными или смешными?

— Сначала я познакомилась с Европой в госпитале, где провела девять месяцев. И первое, что меня потрясло, — это короткие, до колена, халаты медсестер. Я говорила им: «Как вы можете такое носить? Вас же убьют! Наденьте длинные платья!» А позже меня удивило то, что все люди, которые приходили ко мне в больницу, не стыдились меня. Тогда как в моей стране все было иначе. Здесь люди говорили со мной, были очень любезны, дарили мне подарки. И это тоже было мне в новинку, меня это удивляло.

— Можете ли вы сказать сейчас, что вы абсолютно европейский человек?

— Да, могу. Я живу как все европейцы, работаю. Сейчас в архитектурном бюро. Мне очень нравится жить здесь. Хотя есть еще моменты, которые до сих пор меня удивляют. Но я чувствую себя здесь дома. И «мне очень комфортно, ничего не смущает меня. — Что вы могли бы сказать тем женщинам, которых избивают в семье, будь то европейская или мусульманская женщина?

— Все-таки ситуация для европейских и мусульманских женщин неодинакова. Но всем женщинам я сказала бы, что это ненормально — терпеть насилие. И европейские женщины знают это. Даже если они терпят такое поведение мужчин, они понимают, что это не есть порядок вещей. В то же время женщины в моей стране и других странах Востока думают, что это норма. Иногда их избивают в течение всей жизни. Вот почему они не противятся и никак на это не реагируют. Я хотела бы сказать, что не нужно терпеть насилия, побоев, необходимо найти способы реагирования, необходимо знать свои права, нельзя оставаться пассивными. Нужно защищать себя. И все это я узнала в Европе.

— Планируете ли вы написание новой книги? Если да, то про что она будет?

— Нет, я об этом не думаю сейчас. Я веду обычную жизнь матери семейства, и у меня много других хлопот.

— Теперь, когда у вас есть семья и любимые люди, когда все самое страшное позади, вы можете сказать, что вы счастливы?

— Да, я счастлива! Мне очень дороги мои близкие люди, и ни за что на свете я не хотела бы вернуться на свою родину. Все самое страшное позади.

litvek.com

Сожженная заживо - Суад, стр. 1

Аннотация: Эта книга, переведенная на многие языки, представляет собой исповедь женщины с уникальной и трагической судьбой. В семнадцать лет за «преступление против чести семьи» она была приговорена к смерти самыми близкими ей людьми. О ее чудесном спасении, о людях, которые пришли ей на помощь, – эта документальная повесть, ставшая мировым бестселлером.

---------------------------------------------

Суад

Сожженная заживо

(Рукопись)

Ha меня пал огонь

Я девушка, а девушка должна идти быстро, низко опустив голову, словно она считает шаги. Глаза ее не должны ни подниматься, ни уходить вправо и влево от дороги, потому что, если вдруг встретятся с глазами мужчины, вся деревня сочтет, что она шармута.

Если замужняя соседка, или старуха, или кто угодно заметит девушку одну на улице, без матери или старшей сестры, без овцы, без охапки сена или корзины с инжиром, то про нее опять скажут: «шармута».

Девушка должна быть замужем, чтобы иметь право смотреть вперед, заходить в лавку торговца, делать эпиляцию и носить украшения.

Если девушка не вышла замуж до четырнадцати лет, как моя мать, деревня начинает над ней насмехаться. Но чтобы выйти замуж, девушка должна ждать своей очереди в семье. Сначала старшая, а потом все остальные.

В доме моего отца слишком много девушек. Четыре, и все невесты. Есть еще две дочери от второй жены нашего отца. Но они девочки. Единственным мужчиной в семье является наш всеми обожаемый брат Ассад, родившийся среди сестер четвертым. Я занимаю третье место.

Мой отец Аднан недоволен моей матерью Лейлой, которая родила ему столько девочек. Он также недоволен и своей второй женой Айшей, потому что и у нее одни девочки.

Нура, самая старшая, вышла замуж поздно, когда мне самой было уже пятнадцать. Вторую сестру, Кайнат, никто не хотел брать замуж. Я слышала, что один человек говорил с отцом обо мне и что я должна ждать свадьбы Кайнат, прежде чем думать о своей. Но, возможно, Кайнат недостаточно красивая, а может, она слишком ленива в работе... Я не знаю, почему к ней никто не сватается, но если она останется старой девой, то станет посмешищем для всей деревни, и я стану вместе с ней.

С той поры, как я себя помню, у меня не было ни игр, ни удовольствий. Родиться девочкой в нашей деревне – это проклятие. Мечта о свободе связана с замужеством. Покинуть дом отца ради дома мужа и больше никогда туда не возвращаться, даже если муж будет тебя бить. Если замужняя женщина возвращается в дом отца, это позор. Она не должна искать защиты нигде, кроме дома мужа, и в противном случае долг ее семьи – вернуть ее в дом мужа.

Мою сестру бил муж, и она опозорила отца, придя к нему жаловаться.

Но все-таки ей повезло, что у нее есть муж, о котором я пока только мечтаю.

С тех пор как я услышала, что один человек говорил обо мне с отцом, меня пожирали любопытство и нетерпение. Я знала, что этот парень жил в двух шагах от нас. Иногда я могла его разглядеть с высоты террасы, где развешивала белье. Я знала, что у него была машина, он носил костюм и при нем всегда портфель. Он никогда не одевался как работяга, должно быть, работал в городе, в хорошем месте и имел всегда безупречный вид. Мне хотелось увидеть поближе его лицо, но я всегда боялась, что кто-нибудь из моей семьи застанет меня за подглядыванием. Поэтому, когда меня посылали на конюшню за сеном для больного барана, я быстро шла по дороге в надежде увидеть его близко. Но он ставил свою машину слишком далеко. Благодаря моим наблюдениям я примерно знала, в котором часу он выходит на работу. В семь утра я делала вид, что складываю высохшее белье на террасе, или собираю созревший инжир, или вытряхиваю ковер, чтобы несколько секунд посмотреть, как он уезжает на машине.

tululu.org

Биография и книги автора Суад

Суад — псевдоним, приписываемый автору бестселлера «Сожжённая заживо. Жертва закона мужчин». Считается, что Суад первая жертва, выжившая после попытки убийства во имя чести семьи. Суад описывается в книге как арабская женщина с Западного Берега реки Иордан, живущая в данный момент в Европе и выжившая после попытки убийства её зятем. Зять, подстрекаемый семьей, облил её бензином и поджёг. Книга написана в результате лечения подавленной памяти.Согласно книге, Суад забыла об этом происшествии и вспомнила о нём только через два десятилетия, когда вылечилась благодаря лечению у психиатра. Австралийский историк Тереза Тейлор в своей критической статье впоследствии указал на многочисленные медицинские, культурные и исторические несоответствия в книге, что поставило её достоверность под сомнение. В частности, Суад написала, что выжила после покушения без медицинской помощи, получив ожог 70 % тела, что невозможно (в версии для США издательства повысили эту цифру до ещё менее правдоподобных 90 %). Суад также упоминала, что её сестра была задушена телефонным проводом, в то время как в те годы, когда происходили описываемые ею события в деревнях на Западном Берегу не было телефонов. До настоящего времени нет независимых доказательств, подтверждающих, что происходящие в книге события происходили на самом деле или даже, что Суад существует вообще. Тереза Тейлор заключает свой анализ тем, что Суад скорее всего не знает кто она и как была сожжена.Тем не менее, фонд «Возрождение» действительно существует и на самом деле занимается спасением женщин от насилия. Кроме того, нельзя отрицать факт, что в закрытых восточных и африканских обществах действительно нарушаются права женщин и подобные случаи имеют место. Во многих исламских государствах существуют законы, ущемляющие права женщин. Существует множество свидетельств, подтверждающих широкое распространение «убийства чести», в частности за связь вне брака.Можно с уверенностью сказать, что книга эта для любого европейца — а особенно для женщины — станет шоком и откровением. Разумеется, убивают детей, издеваются над женщинами, творят насилие и в западном, и в восточном мире. Но для европейцев подобные случаи — шок и ужас. Для малограмотных невежественных обитателей малоазиатских деревушек — обыденность. ТрадицииИсторию Суад, рассказанную ею самой и представителями общественной организации «Возникновение» (именно они нашли обожженную, медленно умирающую Суад в госпитале и спасли от смерти — никто из сестер и врачей не хотел иметь дело с грешницей), трудно оценивать с точки зрения красоты слога или изящества стиля. Невероятное по силе воздействие этой книги в другом. В документальности.Однако стоит отметить, что в книге многочисленными критиками и востоковедами были выявлены многочисленные, как логическо-исторические несостыковки, так и неверности культурного характера. Существует распространенное мнение, поддерживаемое многочисленными критиками и востоковедами, что книга «Сожженая заживо» есть сфабрикованное произведение. На эту же мысль наводит политика издательства, выпустившего книгу Суад.Взято с википедииВикипедия

www.rulit.me