«Несвятые святые» архимандрита Тихона: рассказ автора о книге. Святых книга


святым читать онлайн, Санин Евгений Георгиевич

Евгений Георгиевич Санин

СВЯТАЯ – СВЯТЫМ

в полной авторской версии (Тайна рубинового креста – 1)

роман для юношества

Светлой памяти родителей моих,

Георгия, Ирины,

и отца моего духовного монаха Прокопия

посвящаю…

ПРОЛОГ

В каждой новой истории, даже самой неинтересной, есть какая-то тайна. Хотя бы в том, какой у нее будет конец. А эта уже началась таинственно и необычно в древнем, основанном еще в XII или XIII веке (тоже загадка!), монастыре. Началась в тот самый предутренний час, когда сон людей особенно крепок и сладок.

В гулком, темном храме, освещенном лишь лампадами у икон да редкими свечами, размеренно и привычно шла служба, совершалось таинство исповеди.

Паломники один за другим подходили к аналою[1], возле которого стоял священник-монах. Они каялись в своих грехах: одни по памяти, другие по бумажке. Священник рвал бумажки на части, покрывал голову кающихся епитрахилью, негромко творил молитву и благословлял причащаться. Потом, выйдя из царских врат в красивой золотистой митре, он сказал такую проповедь, что плакали не только старушки, но заблестели глаза у некоторых мужчин, среди которых был даже военный…

После службы священника у входа в храм с нетерпением поджидала целая толпа народа. Едва он появился на пороге, люди с радостными возгласами: «Старец… старец… отец Тихон идет!», бросились к нему.

Два крепких послушника, привычно тесня толпу, образовали живой коридор перед старцем, который, не останавливаясь, прямо на ходу благословлял, отвечал на вопросы, давал советы…

Какая-то женщина плакала от счастья - ей удалось передать записку с именем своего сына. Другая кричала прямо через головы:

- Батюшка! У меня муж офицер, на границе без вести пропал! Полгода ни слуха, ни духа…

- Всё хорошо… всё хорошо будет! – мимоходом бросил ей старец. – Вернётся!

- Правда?.. - веря и не веря, пролепетала женщина.

По толпе, из уст в уста, пронесся восторженный шепот, и послышался уверенный, даже чуть недовольный голос послушника:

- Раз старец сказал – значит, вернется!

Женщина просияла, а дожидавшийся своей очереди парень удивленно спросил стоявшего рядом пожилого мужчину в монашеском одеянии:

- Какой же он старец? Ему и пятидесяти еще нет!

- А это не от возраста зависит, – ответил тот. - Старцами становятся по воле Божьей, за особую святость жизни!

Парень кивком поблагодарил монаха, и когда старец поравнялся с ним, неумело сложил руки под благословение и, боясь не успеть, торопливо сказал:

- Благословите храм у нас в Покровке восстановить! А то – креста нет… купол осыпался… на стенах – березки … Смотреть больно!

Старец остановился, сам положил, как положено, правую ладонь парня на левую и ласково сказал:

- Благое дело задумал, сынок. Бог благословит! Как, говоришь, село называется?

- Покровка!

- Пок…ровка?.. – в лице старца что-то дрогнуло. Взор его затуманился, он даже тряхнул головой, словно отгоняя неожиданно поразившую его мысль. – Это в Смоленской области?

- Не в области – в крае, в Красноярском! – заулыбался парень. - Из Сибири я!

- А, ну да, ну да… - рассеянно кивнул старец и, уже не останавливаясь, не отвечая больше ни на чьи вопросы, направился прямо в братский корпус.

Здесь, в своей келье, он долго смотрел на иконы, молился, затем перевел взгляд на зарозовевшее от первых солнечных лучей окно и прошептал:

- Нет! Не могу… не смогу!

Через пять минут он уже был в домике настоятеля монастыря.

Старый седой архимандрит встретил его слегка удивленно, но с улыбкой:

- Ну, отче… Только хотел келейника за тобой послать, а ты уже здесь! Что, решил меня своей прозорливостью удивить? Не выйдет! Признавайся: отец Феодор уже успел передать, что я буду просить тебя подменить его на время отпуска, а?

- Да нет, как раз, наоборот, - через силу усмехнулся старец. – Это я сам пришел просить благословения пустить меня в отпуск!

- Ты? В отпуск?! – не поверил настоятель. – Позволь… За пятнадцать лет ты и слышать не хотел о нем! Даже от поездки по святым местам отказался, ни разу не выходил за стены монастыря. И вдруг… в то самое время, когда наплыв паломников, когда у меня почти все иеромонахи в разъезде – в отпуск? Нет! И потом, отче, с твоим сердцем…

- Да я уже забыл, с какой оно стороны находится! – попробовал пошутить старец, но настоятель повысил голос:

- Это здесь, в монастыре! А в миру? Ты хоть представляешь, что там теперь творится? Хотя откуда… У нас ведь ни радио, ни телевизора… Одно дело слухи, и совсем другое – увидеть мир своими глазами. Он же сразу убьет тебя! Нет, нет, и не проси. Не пущу.

- Ну, тогда я сам пойду! – спокойно заявил старец.

- Ну и иди! – вспылил настоятель. – Оставляй монашескую одежду и ступай! На все четыре стороны!

- И оставлю. И пойду! – решительно направился к двери старец, но настоятель придержал его за край мантии:

- Погоди. Сядь. Неужели все так серьезно? Случилось что?

- Да. Иначе бы не пришел.

- Что именно?

- Нет… Не могу рассказать, – подумав, покачал головой старец. – Язык не поворачивается. Разве что…

Он пододвинул листок бумаги, написал несколько слов и протянул настоятелю. Тот, совсем как старец недавно читал записки паломников, прочитал написанное, почти с ужасом взглянул на него и удрученно покачал головой:

- Да… Дело и впрямь серьезное. Даже слишком… И как же ты намерен все это исправить?

Старец невозмутимо пожал плечами и произнес длинную ритмичную фразу на чужом языке.

- Ох, уж эта твоя любовь к латыни! – проворчал настоятель. – Что это по-русски хоть значит?

- Тот сделал половину дела, кто уже начал его! – охотно перевел старец.

Настоятель вздохнул:

- Вижу, настроен ты решительно! Что же мне теперь с тобой делать? Отпустить не могу. Но и задерживать не вправе. Ладно. Поезжай. Бог благословит.

Он обнял старца и попросил хотя бы попить с ним перед дорогой чаю. Когда тот вышел на крыльцо настоятельского дома, стало уже совсем светло. Пели птицы. За монастырскими стенами шумели машины, торопились идущие на работу люди - началось настоящее летнее утро…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Тайна рубинового креста

Глава первая

1

- Хорошо-то как здесь!.. - прошептала мама.

Если бы Стас Теплов знал, какие необыкновенные каникулы ожидают его в деревне, то не только б не умолял родителей оставить его дома, с друзьями, но еще и поторопил их с отъездом!

Целый день, ворча и вздыхая, он набивал свой рюкзак машинками, пистолетами и другими вещами, которые, как казалось ему, могли скрасить скуку деревенских каникул. После долгого спора - ох, уж эта мама! - бросил на дно самую тонкую книжку из школьной библиотеки. Зато кассеты любимых групп положил сверху. А плеер - в карман куртки-ветровки.

Закончив сборы, он надел наушники, уселся на подоконник и, приняв любимую позу - сгорбившись, руки в карманы - стал ждать.

- Все! - объявил, наконец, папа. - Оделись и присели на дорожку!

Посидев, по обычаю, в одежде и обуви, кто на чем, они вышли из дома и доехали до вокзала.

Всю ночь поезд уносил их от Москвы, а наутро Стас уже стоял на земляном перроне деревенского полустанка и блаженно вдыхал свежий воздух, быстро прогонявший остатки дорожного сна.

Впереди было огромное, похожее на море с зелеными волнами поле и дальше, до самого горизонта - сплошные леса!

- Хорошо-то как здесь!.. - прошептала мама.

- Да, это вам не наш двор! - восторженно закричал Стас. - Тут за два дня не обежать, а то и три мало будет!

- Повел бы вас самой красивой дорогой, да сумки тяжелые! - посетовал отец, которому принадлежала идея купить дом под дачу в деревне. Лицо его вдруг сделалось строгим: - Пойдем напрямик через карьер, над затопленным котлованом. Без меня туда ни шагу: тропинка опасная, а глубина - тридцать метров!

- Стасик! - забеспокоилась мама. - Ты все слышал?

- Да!

- И все-все понял?

- Ну да же! - буркнул Стас. - Мало вам, что я один на все лето остался, так еще и нельзя ничего?

- Было бы желание, - берясь за сумку, успокоил его папа. - А друзей везде можно найти!

2

И тут произошло неожиданное…

Не прошло и часа, как Стас, действительно, нашел себе друга.

Произошло это так.

Наскоро позавтракав, он осмотрел пахнувший сыростью дом и отправился знакомиться с деревней.

После привычных проспектов и городских многоэтажек все ему здесь было в диковинку.

Улицу из конца в конец он прошел за каких-нибудь пять минут. И за все это время не увидел ни одного автомобиля, за исключением старого «Запорожца», на котором большими буквами было написано «МАШИНА», очевидно, чтобы кто-нибудь не подумал, что это что-то другое. А встретил лишь двух женщин у колодца с вертушкой, да однорукого старика в валенках и футболке.

Почти все дома в деревне были из толстых бревен. Одни радовали своей крепостью и яркими красками, другие покосились от времени, и только по занавескам на окнах можно было догадаться, что здесь живут еще люди.

Дойдя до красно-кирпичной полуразрушенной церкви, на карнизах которой росли березки, Стас зашагал обратно. У колодца с вертушкой он свернул на соседнюю улицу и увидел коренастого, загорелого мальчика, собиравшего вдоль пыльно ...

knigogid.ru

Архимандрит Тихон (Шевкунов) «Несвятые святые»

Содержание статьи

Книга архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» – это патерик, современный, без лжи и прикрас, с юмором и добротой. 

На презентации книги на Международной книжной выставке-ярмарке яблоку было негде упасть. ПРАВМИР же не просто записал рассказы гостей презентации, но и подготовил видеорассказы специально для тех, кто на презентации не смог побывать.

Несвятые святые

Архимандрит Тихон (Шевкунов) о книге «Несвятые святые»

О чем эта книга?

Рядом с нашим миром, известным всем, который переходит из одного общественного политического состояния в другой, где все чаще и чаще страшные события становятся уже не только навязчивыми, но и привычными, в которых порой царит отчаяние а иногда и ужас, существует абсолютно реально иной мир.

Если назвать этот мир Церковь – многие не поверят. Для большинства наших соотечественников слово Церковь связано с массой стереотипов, которые порой крайне непривлекательны.Стереотипы от официоза церковного до тоскливого мракобесия. Но на самом деле это все случайные черты. Как у Блока – “Сотри случайные черты и ты увидишь – мир прекрасен”.

В этот поразительный мир каждый может легко и свободно зайти, ощутить себя в нем настоящим гражданином, участником поразительной, ни с чем не сравнимой жизни. Ощутить промысл Божий в своей судьбе, понять что жизнь идет совершенно по иным законам. Понять, что если сойти только с этого порой порочного и жестокого круга, в который втягивается человек, в том числе и церковные люди, то мы оказываемся в мире Божьем.

Земной мир Божий абсолютно не идеален, в нем есть место нашей свободе, которая порой перерастает в произвол. От этого не бывает ничего идеального, но бывает масса интересного, много познавательного, множество открытий. К идеальному все равно должны стремиться в том числе и вы. В этом мире есть и те, кто являют собой идеал не отвлеченный, а совершенно поражающий.

Как сказал один монах, я сам, может, плохой монах, но видел настоящих монахов. Отец Иоанн (Крестьянкин), немецкий барон отец Серафим (Розенберг), иеродиакон Анатолий, архимандрит Нафанаил и так далее и т.д.

Каждый человек, попробовавший что это такое, конечно не сможет никогда этого забыть, но и не перестать этим жить.

Эта книга не только о великих старцах, она и об обычных людях, живших в наше время, самых разных.

Эти истории объединяет лишь одно – от всего сердца мне хотелось передать истории, связанные с Промыслом Божиим. Это и есть самое поразительное и удивительное чудо, которое можно проверить на себе самом, стоит только опять же вступить в этот круг.

Один из подвижников сказал, что каждый христианин может написать свое Евангелие.

Даже если уничтожатся все священные книги, христиане вновь напишут Священное Писание. Мы все являемся свидетелями того, как Бог ведет этот мир, и это совершенно немыслимо и поразительно.

Хотелось, чтобы таких книг, которые (это далеко не первая книга, есть много православных писателей) свидетельствовали о промысле Божием о попечении Божьем в этом мире, все больше и больше появлялись в нашей Русской летописи.

Читайте также – Житие Сергия Радонежского в пересказе Бориса Зайцева

Борис Любимов, ректор Московского Театрального училища им. Щепкина о книге «Несвятые святые»

Книгу я прочитал два раза и начал третий. Книга написана очень одаренным литератором. Мы знаем отца Тихона как замечательного церковного строителя и незаурядного кинематографиста, выяснилось, что он замечательный писатель. Здесь юмор, ирония, пафос, трагизм, драматизм. Юмор не часто бывает удачным в церковной среде, легко скатывается в ерничество, кощунство. Здесь соблюдена та мера, которую можно назвать православным юмором.

Здесь есть разные поколения людей. Один из старейших по возрасту появившихся в этой книге – Псковский митрополит Иоанн, которого я в детстве помнил как наместника Троице-Сергиевой Лавры. Книгу можно рассматривать и как историю Русской Церкви – здесь, например, показаны связи Троице-Сергиевой Лавры и Псково-Печерского монастыря и через владыку Иоанна, и схиигумена Савву.

Мы видим людей в моменты их слабости, от которой никто не защищен. В моменты подвига. Мы видим тех, кто не выдержали испытания (глава “Августин”).

Читатель увидит здесь фрагменты Патерика 21 века. Но в то же время это живая современная и талантливая литература. Тут и фрагменты проповедей, и исповеди, и притчи. Книга написана человеком, упоенным церковной и монастырской жизнью.

Это книга о моем поколении, когда монастыри можно было перечесть по пальцам – я помню Киево-Печерскую Лавру до закрытия – и ощущение, что церковная жизнь во всей красоте – запаха ладана, живописи церковной, когда человек открывается в лучшие минуты.

Книга написана тем языком, который вбирает в себя и красоту и строй церковнославянского языка и вплоть до современного языка,  до жаргона, которым говорят батюшки, прошедшие узы заключения. Это книга об угодниках Божиих, служивших в 60-70-е года, которые втягивали молодых людей в церковную жизнь!

Писатель Павел Санаев о книге «Несвятые святые»

В течение последнего года, когда я читаю новости, у меня усиливается ощущение, что я живу в сумасшедшем доме. из которого ушли санитары.

К счастью, несколько лет назад в моей жизни произошло воцерковление – ценой больших скорбей и большого потрясения. Так уж мы устроены, что пока нас по голове не ударит, мы не приходим, и предпочитаем грязные сплетни тому, что есть на самом деле.

В этой книге узнаешь, что из себя представляет вера, эта книга объясняет многие сомнения, которые возникают у человека.

Ведь действительно люди приходят в храм, когда их по голове ударит, но ведь лучше, если бы люди приходили не ценой скорбей. Не хватает книги, где факты из жизни были бы собраны и были бы современными. Такая книга – лучших способ бороться с собственными сомнениями.

Архимандрит Тихон (Секретарев) о книге «Несвятые святые»

Где-то с 80-х годов было заметно, что в обитель пришли «пришли пять Георгиев» – молодые творческие люди, которые под руководством отца Иоанна да и всей атмосферы монастыря получили начальное духовное образование. И среди них — архимандрит Тихон.

Старцы имеют отличительное свойство — их в первую очередь можно назвать воплощенным Евангелием. Свет евангельский настолько ярок, что некоторых слепит. А жизнь старцев — это свет рассеянный, который позволяет видеть предметы, окружающий нас мир, окружающих нас людей.

В этом рассеянном евангельском воплощенном свете жил и отец Тихон, о чем он и старается написать в своих книгах. Желаем ему творческих успехов, писательской рассудительности, здоровья и помощи Божией.

Читайте также – Псково-Печерский монастырь: открытая крепость

Писатель Александр Проханов о книге «Несвятые святые»

Книгу я читал еще в рукописи и публиковал отрывок в своей газете. Когда я читал эту книгу, я понял, что читаю монастырскую прозу. У нас была городская прозы, деревенская, фронтовая. Это – монастырская проза. В этой книге предложен уклад, персонажи, типы, той среды, которая еще 20 лет назад казалась камерной, запертой за ограды. Теперь эти ограды распахнулись, появились новые монастыри, и жизнь их стала частью открытой общероссийской жизни.

В период гонений и нашествий иноплеменников, когда горели пожары, когда Рязань, другие русские города отворяли свои врата для монгольской конницы, в монастыри укрывались женщины, дети, летописцы, ремесленники, златошвеи — и монастыри сохранили для будущего этот удивительный фаворский свет.

И сегодня монастыри являются прибежищем в этом кромешном мире, в котором убивают, насилуют, грабят, богохульствуют. Но это не катакомбные прибежища — монастыри дают бой. На их стенах проходят непрерывные духовные схватки, постоянные сражения, которые не менее грозные, не менее опасные, чем бои на сегодняшнем Кавказе, с теми, кто посягает на целостность России.

Я думаю, что в этой книге не впрямую (а в следующем произведении отца Тихона, может быть, мы услышим более ясно), сказано о том, что русский народ по-прежнему является мессианским народом и что русская национальная правда без мессианской идеи бессмысленна. На русский народ и на Россию возложена идея альтернативного пути.

Я думаю, в следующей книге пойдет речь о русском чуде, о котором мы с отцом Тихоном как-то мельком говорили – о той категории, которая неподвластна историкам, но которая является правящей силой всей русской истории, исправляет все вывихи, когда Россия подходит к черте погибели — и вдруг возникает что-то неописуемое и непредсказуемое, что в очередной раз выносит нас из бездны и делает великим государством.

Это книга о неизбежной русской победе. И как бы тяжело сегодня не было России и русским людям, грядущая победа неизбежна. И отец Тихон – ее глашатай.

www.pravmir.ru

Святая — святым!

Книга, о которой мы хотим вам рассказать, по сути есть повествование о пути человека к Храму, к Богу. Отец Тихон убедительно, душевно рассказывает, как он, недавний выпускник сценарного факультета одного из самых «модных» институтов страны (институт кинематографии, который автор этой статьи окончил в 1970 году), открыл для себя прекрасный, не сравнимый ни с чем мир. И вот о нём, о могущественных явлениях силы и помощи Божией он и захотел рассказать в своей книге.

Судьба (а на самом деле — промысел Божий) благоволили автору. Ему посчастливилось встретиться, общаться и учиться у выдающихся деятелей Церкви, которые вошли в ее историю не по иерархическим причинам, но потому, что были, если можно так сказать, её «фундаментом». В Псково-Печерском монастыре, которому посвящено большинство рассказов, это архимандрит Иоанн (Крестьянкин), архимандрит Серафим, о. Нафанаил, казначей монастыря, схиигумен Мелхиседек, архимандрит Антипа, пришедший в монастырь с войны с боевыми наградами, архимандрит Гавриил, много лет бывший наместником этого монастыря. А рядом с ними — о. Досифей, последний великий русский пустынник, святые отцы Никита, Рафаил, инок Александр, многие другие труженики Церкви.

Сколько примеров их усердия, бережливости, высокой строгости, заботы о монастыре и братии! Выражаясь светским языком, это чернорабочие монастыря в том смысле, что трудились они денно и нощно во славу Божию, с радостью выполняя любое послушание, не помышляя о том, что может быть иная форма их существования в этом мире.

В книге хорошо показано преображение, которое случается с человеком, прикоснувшимся к религиозным ценностям: мир теряет для него интерес и привлекательность, при этом не обедняя смысл жизни, но наполняя её новым содержанием. Открывается другая жизнь, по сравнению с которой всё прожитое ранее не идёт ни в какое сравнение. Сердце открывается таинственному и непреодолимому завету человека с Богом.

Если с человеком всё это случается по-настоящему, то служба в церкви становится для него понятной, церковнославянские слова — глубокими и исполненными смысла. Утренние и вечерние молитвы — желанным временем, а причащение и исповедь — потребностью. В рассматриваемой книге автор убедительно доказывает это на своём примере, ненавязчиво рекомендуя следовать его путём.

Главные места событий в этой книге — Псково-Печерский монастырь и Сретенский монастырь на Лубянке. Как много мы узнаем из прочитанного в ней о многострадальной, многотрудной жизни отцов Церкви, за свой долгий век претерпевших гонения, заключения в узилища, но не сломившихся, а только укрепивших свой дух верой в Бога и служением Ему.

Увлекательно и душеполезно описание самих монастырей, их жизни, распорядка, занятий их послушников. Причём речь идёт не о «тенях» в тёмных одеждах, а о молодых, как правило, людях, ставших на путь служения Богу. «Истинные послушники получают от Бога, — пишет автор, — бесценный дар — беззаботность, которая лучше и слаще всякой другой свободы».

В книге много рассказов о взаимоотношениях власти и церкви. Они никогда не были простыми. А несколько десятилетий назад, можно сказать, просто нетерпимыми. И обо всём этом автор свидетельствует с достоинством летописца, избегая оценок эмоционального свойства: что было, то было. Главное — чтобы не повторилось.

Сколько в книге увлекательных новелл из жизни церкви! Есть даже истории детективного свойства, связанные с тем, что находились желающие поживиться церковным добром, и как их настигала кара Божья.

А как прекрасны образы простых монахов, дьяконов, без которых немыслима Церковь!

Книга не только поучительна, но и познавательна. Рассчитанная на самый широкий круг читателей, в том числе и на людей не воцерковлённых, она содержит обстоятельное толкование церковных терминов. В ней много иллюстраций, портретов служителей Церкви, причем они выполнены в необычной технике. Фото растушевано по краям и как бы выплывает из вечности. Особенно хочется сказать о запечатленных на них лицах (ликах!) святых отцов. Они отмечены особой печатью, которую налагает святость, воздержание, сосредоточенность на своём послушании — служении Богу.

Наконец, «технические» детали. Общий тираж уже превысил миллион экземпляров. Сегодня это одна из самых покупаемых книг в Москве.

Все средства от реализации этой книги поступают на строительство храма во имя Новомучеников и исповедников российских «на крови», что на Лубянке. Этот храм строится в московском Сретенском монастыре, на территории которого в 20-30-х годах прошлого века проходили массовые расстрелы. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла храм должен быть готов к освящению к февралю 2017 года.

В заключение хочу привести слова архимандрита Тихона (Шевкунова) : «…мои друзья — обычные люди. Таких много в нашей Церкви. Конечно, они весьма далеки от канонизации. Об этом нет даже и речи. Но вот, в конце Божественной литургии, когда великое Таинство уже свершилось и Святые Дары стоят в алтаре на престоле, священник возглашает „Святая — святым!“.

Это те, кто находится сейчас в храме, священники и миряне, с верой пришедшие сюда и ждущие причащения, потому что они — верные и стремящиеся к Богу христиане. Оказывается, несмотря на все свои немощи и грехи, люди, составляющие земную Церковь, для Бога — святые».

Валерий Кравец,член Союза писателей Москвы,член Союза журналистов России

hramvkostino.ru

Книга "«Несвятые святые» и другие рассказы"

Последние комментарии

 
 

«Несвятые святые» и другие рассказы

Автор: (Шевкунов) Архимандрит Тихон Жанр: Биографии и мемуары, Другая религиозная литература Язык: русский Год: 2011 ISBN: 978-5-7533-0611-1, 978-5-373-00597-5 Добавил: Admin 27 Июн 12 Проверил: Admin 27 Июн 12 Формат:  FB2 (3507 Kb)  RTF (3930 Kb)  TXT (3487 Kb)  HTML (3553 Kb)  EPUB (3797 Kb)  MOBI (8527 Kb)  

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Книга архимандрита Тихона (в миру — Георгия Шевкунова), представляет собой сборник реальных историй, иногда — грустных, иногда смешных, иногда — трогательных. Автор не стремится идеализировать своих героев, тем не менее, их человечность, духовность, теплота — эти качества необычайно важны писателю. Недаром эти истории используются отцом Тихоном в проповедях и беседах. Несмотря на то, что книга о людях «пришедших в монастырь», она заинтересует не только читателей разных убеждений и конфессий, но и просто светских людей.2-е издание, исправленное.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора (Шевкунов) Архимандрит Тихон

Похожие книги

Комментарии к книге "«Несвятые святые» и другие рассказы"

*.*.2.33

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

 

2011 - 2018

www.rulit.me

О чем свидетельствует книга "Несвятые святые"?

Архимандрит Тихон, «Несвятые святые»

Выход книги архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» – бесспорно, большое событие. И не только для нашей церковной жизни, но и русской литературы в целом. Это свидетельство ее жизненности, несмотря на все смутные и мутные волны массовой культуры.

Книга «Несвятые святые»

Вновь и вновь великая русская культура свидетельствует о себе в Церкви. Церковь не есть одна из субкультур, как празднословят некоторые, но, в числе своих характеристик, является подлинным и наивысшим выражением великой классической русской культуры.

При разговоре об этой книге мне хотелось бы избегать затертых и избитых выражений из современного лексикона типа «православный бестселлер». Для меня эта книга – эпос. Рассказ о великих подвижниках, молитвенниках и хранителях Церкви и Земли Русской. И еще – Житие. С большой буквы. Новый российский Патерик.

Задача древней житийной литературы была направлять читателя к Царствию Небесному, быть надежной лоцией в бурном житейском море. И еще – пронзать сердце, уязвлять его Христовою любовию.

Один из таких пронзительных рассказов – о епископе Василии (Родзянко), который смиренно направился в далекий сельский храм, чтобы послужить там и духовно укрепить настоятеля, и по пути остановился около лежащего на земле мотоциклиста, только что погибшего в автокатастрофе. Этот мотоциклист не имел возможности ходить в храм, потому что все храмы в округе были разорены и порушены. Но у него был духовный отец.

И этим отцом оказался… сам епископ Василий, чьи выступления по радио слушал этот простой русский человек, считавший его своим духовным наставником. «Владыка зарыдал и склонился над своим умершим духовным сыном» (Рассказ «Высокопреосвященный послушник»). О чем этот рассказ? О расставании? Нет, о встрече, но особенной, невидимой и духовной, не о трагедии бытия, а о Кресте и Воскресении, победе над смертью, над ее мнимым торжеством.

Удивителен тот обет послушания, который дал владыка Василий – быть в послушании у каждого человека, если просьба его по силам и не противоречит Священному Писанию. Этот обет послушания мог направить его на дальнюю окраину Москвы — к скромной советской бабушке, до которой все не мог добраться ее приходской священник, чтобы освятить квартиру, или же в Костромскую область, за 400 верст от Москвы, чтобы поддержать молодого иерея в его активной деятельности.

И, читая рассказ о. Тихона о почившем владыке Василии, невольно вспоминаешь о папе Григории Великом (+604), который земно кланялся простым палестинским монахам-паломникам, или о святителе Спиридоне Тримифунтском, который сам омывал ноги своим гостям, уже будучи епископом.

В моей юности мне выпало счастье видеть владыку Василия и немного общаться с ним, когда он посетил семинар монахини Елены Казимирчак-Полонской в Петербурге (тогда еще Ленинграде) в 1990 г.

Мне запомнилась удивительное величие Владыки, каким-то непостижимым образом соединенное с сердечной простотой и доступностью. С простым студентом он мог общаться так же, как и с лицами, облеченными саном и властью, и в то же время ты понимал, кто перед тобой. И свидетельствую, что образ, живописанный о. Тихоном, исторически подлинен и жизненно достоверен.

И еще. Запомнился великий покаянный дар Владыки. В один из своих приездов в Россию он прочел покаянную молитву за своего предка – председателя Государственной Думы Михаила Васильевича Родзянко, одного из виновников Февральской катастрофы.

Читая книгу о. Тихона, я с радостью вновь встречался с родными и близкими мне людьми. Знакомым и родным явился облик «всеросссийского солнышка» о. Иоанна Крестьянкина – удивительно благостного, сердечно отзывчивого, прозорливого и принципиально-строгого одновременно. Но узнавание соединялось с познанием. Только узнав про те страшные пытки, которые пережил о. Иоанн в застенках МГБ, я по достоинству оценил его слова, сказанные мне вполголоса в его келье в далеком 1985 г.: «В 1945 году мы все ликовали, радовались: «Победа. Внешний враг уничтожен. Внутренний – признал Церковь». А потом? Как нас в 1949 году брать стали? Мне следователь говорил: «Мы все про Вас знаем. Вот там-то Вы говорили то-то». Осторожнее надо. А то так лучшие силы зря тратятся. Ни за что».

И тем сильнее и пронзительнее рассказ о том, что о. Иоанн бросился на шею пришедшему на очную ставку настоятелю своего храма, прекрасно при этом зная, что тот явился причиной его ареста и всех его страданий. Настоятель рухнул в объятия о. Иоанна, и очная ставка не состоялась.

Перечитывая этот абсолютно правдивый рассказ, понимаешь, что встреча Христа и Иуды в Гефсиманском саду – не далекое и отвлеченное от нас событие, а жизненный факт, повторяющийся в жизни святых и праведников. А равно и молитва Христа о распинателях.

О. Иоанн всю жизнь молился за своего следователя, кстати тоже Ивана Михайловича, который ему все пальцы переломал на следствии. И воистину, «сердце его было исполнено той могущественной, таинственной и всепрощающей любви, которую принес распятый Христос». (Отец Иоанн. С. 61) Как справедливо отмечает о. Тихон, о. Иоанн «весь был одной поразительной и прекрасной тайной». (Там же с. 56) И он скрывал в себе тайну новых мучеников и исповедников российских: «Батюшка говорил, что годы, проведенные в лагере, были самые счастливые годы его жизни.

– Потому что Бог был рядом! – с восторгом объяснял батюшка. Хотя, без сомнения, отдавал себе отчет, что до конца мы понять его не сможем.

– Почему-то не помню ничего плохого, – говорил он о лагере. – Только помню: небо отверсто и Ангелы поют в небесах. Сейчас такой молитвы у меня нет» (Там же. С. 61).

То, что в «Архипелаге ГУЛАГ» Солженицына и «Колымских рассказах» Шаламова осмысляется как величайшая русская трагедия, страшная и безысходная, в повествовании о. Тихона явлено как русская Голгофа и одновременно – Пасха Святой Руси. Сравним слова «небо отверсто и Ангелы поют в небесах» с пасхальной стихирой «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити». Это воистину тайна, которую нам до конца не постигнуть.

Как показывает в своем рассказе о. Тихон, самые слова о. Иоанна раскрывались не сразу. Зачастую сбывались через года. Вспоминаю, как он благословил меня заниматься историей через некоторое время, сказав: «Пускай посмиряет себя на филологическом факультете с надеждой, что впоследствии будет заниматься любимым делом». Эти слова сбылись через 16 лет.

Помню, в 1987 г. он сказал об одной эмигрантке: «А беда повсюду идет и ни в какой Америке от нее не спрячешься». Глядя на современный стремительно глобализирующийся мир, его конвульсии и страшную близость к конечной катастрофе трудно не поразиться прозорливости великого старца – пророка наших дней, подобного Исаии или Иоанну Богослову.

В этом рассказе поражает и другое – доказательство того, что Церковь воистину есть общение святых, как написано в Апостольском символе веры. Уже после смерти о. Иоанна, митрополит Чувашский Варнава совершенно неожиданно рассказывает о. Тихону о том, что о. Иоанн Крестьянкин не подготовился к причащению единственный раз, когда на него напали разбойники. О. Тихон сразу понял, что это – предупреждение ему с того света от о.Иоанна.

Завершает рассказ рассуждение о. Тихона: «Мы с отцом Дионисием, ожидая начала службы, говорили о том, как велика милость Божия к нам, и как неисповедим Промысл Божий. Кто знает, чему мы были сейчас свидетелями? Или тому, как отец Иоанн из иного мира через владыку вразумил «одного из чад своих неразумных», как он однажды назвал меня в одном из своих писем. Или, быть может, мы сейчас встретили еще одного сокровенного подвижника и раба Божия, которыми не оскудеет Христова Православная Церковь до скончания века».

Книга «как в некой малой капле вод» отражает русскую народную жизнь от дореволюционной эпохи до наших дней. Удивительно переданы воспоминания монахини Евфросинии о дореволюционном Дивеево, о революции и гонениях. А один из рассказов действительно достоин вхождения в Пролог – о нерадивых монахах-пьяницах, которых большевики хотели заставить попрать Крест и Евангелие, а затем отпустить на все четыре стороны.

Вперед вышел игумен с испитым лицом и сказал: «Ну что же, братия, жили как свиньи, так хоть умрем как христиане». И ни один из них не сдвинулся с места. В тот же день все они были зарублены шашками. Тут все – и грехи служителей Церкви, и всенародный соблазн, и дьявольское его использование, и мученический подвиг казалось бы отпетых грешников. Подвиг искупительный.

Удивительны и рассказы о «советском архимандрите» Алипии – доблестном солдате Великой Отечественной, который обрел свою веру под немецкими пулями и снарядами. Он вспоминал, как рядом с ним рухнул на колени неверующий политрук и стал молиться. Действительно, приходят времена, когда начинают молиться все.

Многие герои о. Тихона – «вредный» о. Нафанаил, привратник о. Антипа, заставивший самого псковского уполномоченного Юдина принародно читать Символ Веры, прошли войну и вернулись с боевыми орденами и медалями. И после войны они бесстрашно боролись с фашизмом – иным, духовным.

Характерны слова архимандрита Алипия гэбэшникам, пытавшимся запретить монахам поливать монастырский сад: «Эта земля и вода наша. Мы кровь проливали, освобождая ее. И для вас я – не батюшка, а русский Иван, который еще имеет силу давить клопов, блох, фашистов и вообще всякую нечисть». И при этом герои о. Тихона отнюдь не были диссидентами, ни светскими, ни церковными – ни о. Алипий, ни о. Иоанн Крестьянкин, ни о. Нафанаил. Хотя прекрасно знали цену советской власти. Но они не боролись с нею, а жили поверх нее – своею жизнью во Христе.

Книга написана замечательным, благоуханным русским языком, кажется, что читаешь Нилуса или Никифорова-Волгина. Временами рассказы пронизаны тонким, незлобивым юмором. Например, это характерно для рассказа «Вредный отец Нафанаил». Особенно великолепны сцены крестного хода на выборы, или посещения наместником о. Гавриилом кельи о. Нафанаила.

Вкратце говоря, все же, о чем эта книга? Да о том, что «Иисус Христос вчера и ныне Той же и вовеки». И о другом – о таинственной жизни Святой Руси во Христе. И Святая Русь Христова – при любом строе, при князьях и царях, коммунистах и демократах – вчера и ныне та же и вовеки.

www.pravmir.ru

Книга "Святые в истории. Жития святых в новом формате. I-III века"

Добавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Оцените книгу

Скачать книгу

207 скачиваний

Читать онлайн

О книге "Святые в истории. Жития святых в новом формате. I-III века"

В серии «Святые в истории» писательница Ольга Клюкина обращается к историческим свидетельствам, чтобы реконструировать биографии христианских подвижников различных эпох. О святых минувших столетий автор рассказывает живым современным языком, делая их близкими и понятными сегодняшнему читателю.

Первая книга серии охватывает I–III века и посвящена эпохе гонений на христиан и становлению Церкви.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Святые в истории. Жития святых в новом формате. I-III века" Клюкина Ольга Петровна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Как хорошо, что наконец-то начали появляться книги, которые приближают современного человека к пониманию подвига святых и христианства в целом и "говорят" с нами на понятном современном языке

5/5Тихонова Светлана

Новый формат-возможность увидеть живых святых через тысячу лет, как сегодня

5/5Захаров Валерий

Книга - небольшая по формату, написана интересно и познавательно

5/5Бобровская Светлана

Это вполне светская книга - для желающих "сделать привязку к местности" того , что мы знаем(или стараемся узнать) о Святых Мучениках - о их земной(очень реальной) жизни

5/5Vala3

Интересная книга, которая раскрывает святых с личностных позиций

5/5Сошникова Александра

Раньше читала биографии святых, написанные тяжеловесным старым стилем, преклонялась перед их силой духа, однако некоторым фактам верить не получалось

4/5Данина Марина

При этом, как сказано, в описании книги, автор реконструировал жизнь святых на основе документов, исторических памятников, за счет этого святые становятся очень "человечными"

5/5Мария

Отзывы читателей

Подборки книг

Похожие книги

Другие книги автора

Информация обновлена: 18.12.2017

avidreaders.ru