Сожжение книг в нацистской Германии. Сжигали книги


зачем в нацистской Германии сжигали книги — РТ на русском

85 лет назад на площадях крупнейших университетских городов Германии запылали костры из книг. В огне оказались чуждые духу национал-социализма произведения, написанные гуманистами и коммунистами. По словам экспертов, закономерным последствием сожжения книг стала преступная политика гитлеровского режима, которая обернулась гибелью десятков миллионов человек.

Уничтожение книг — практика довольно старая. Разовые акции такого рода имели место ещё в Римской империи и Древнем Китае. Таким образом власти боролись с распространением идей своих политических оппонентов. Однако эти акции носили преимущественно точечный характер и не были массовыми.

Полноценным средством борьбы с вольнодумством костёр стал уже в католической Европе.

Во Флоренции XV века сожжение книг организовывал Савонарола, а в Гранаде — кардинал-инквизитор Хименес де Сиснерос, уничтоживший все арабские манускрипты. Огонь был средством идеологической войны и в ходе европейской Реформации.

С началом эпохи Великих географических открытий привычную практику борьбы с книгами цивилизованные европейцы начали разносить по всему миру. Так, епископ Юкатана инквизитор Диего де Ланда в 1562 году в ходе специально организованного аутодафе сжёг все известные на тот момент литературные памятники цивилизации майя, содержавшие, по мнению учёных, бесценные данные в области истории, медицины, архитектуры, философии и астрономии.

В 1817 году немецкие студенты-националисты, сторонники объединения Германии, устроили символическое сожжение книг, которые они считали идеологически вредными, в ходе Вартбургского празднества в честь трёхсотлетия с начала Реформации.

Костром по гуманизму и коммунизму

В 1933 году к власти в Германии пришла Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСДАП) во главе с Адольфом Гитлером.

«Нацистскому руководству было необходимо в сжатые сроки поставить под свой идеологический контроль всё немецкое общество», — рассказал в интервью RT писатель и историк Константин Залесский.

Особое внимание нацисты уделяли работе с молодёжью — студентами и школьниками. Сторонники НСДАП установили полный контроль над немецкими студенческим союзом и создали движение «гитлерюгенд».

  • Йозеф Геббельс
  • © museum-joanneum.at

В апреле 1933 года отдел прессы и пропаганды студенческого союза подготовил циркуляр, содержавший рекомендации по проведению нацистских массовых мероприятий. Документ включал «12 тезисов против негерманского духа», содержащих направленные против евреев и коммунистов заявления и план акций, кульминацией которого должно было стать публичное сожжение книг неугодных нацистам авторов.

Ещё с начала 1933 года НСДАП, Министерство народного просвещения и пропаганды во главе с Йозефом Геббельсом и студенческий союз работали над составлением списка писателей, поэтов и философов, подлежащих запрету в Германии. 26 марта в газете Berliner Nachtaufgabe появился перечень из 71 неугодного нацистам писателя, который вскоре был расширен до 127 фамилий. Отдельно были составлены списки «идеологически вредных» философов, историков и политиков.

Также по теме

«Гитлер допустил массу ошибок»: как фюрер привёл Третий рейх к краху

24 марта 1933 года в Германии вступил в силу Закон о защите народа и государства, де-факто прекративший существование Веймарской...

Согласно подсчётам историков, в общей сложности запрету в Третьем рейхе подлежали книги примерно 300 авторов — как немцев, так и иностранцев. Среди них были Эрих Мария Ремарк, Карл Маркс, Зигмунд Фрейд, Анри Барбюс, Джек Лондон, Максим Горький, Владимир Ленин, Иосиф Сталин и Валентин Катаев.

«Германские власти пошли путём, привычным для многих других тоталитарных государств — путём запрета неудобных книг. Однако гитлеровский режим не был бы самим собой, если бы не превратил это в шумную пропагандистскую акцию», — подчеркнул Константин Залесский.

Вечером 10 мая 1933 года факельные шествия и акции по сжиганию книг синхронно прошли в 34 университетских городах Германии. Только в Берлине на Опернплац на мероприятие по уничтожению «негерманской» литературы собралось около 40 тыс. человек. В костёр было отправлено порядка 25 тыс. томов.

В нескольких городах акции были отложены из-за дождя и проведены позже — в частности, в день летнего солнцестояния 21 июня.

Пламя уничтожения

По мнению Константина Залесского, гитлеровцы достигли желаемой цели. «Уже к 1934 году в Германии было зачищено всё, что противоречило нацистской идеологии», — подчеркнул эксперт.

В начале 1930-х годов мнение мировой общественности по поводу массового сожжения книг руководство НСДАП не заботило. Попытками улучшить свой международный имидж нацисты занялись позже — этой цели, в частности, послужила Олимпиада 1936 года.

«Сделанное нацистами было даже не актом цензуры. Цензура — это предварительный запрет, когда заранее оговаривается, что именно нельзя говорить. Когда же книги уничтожают кострами — это значительно страшнее, это убийство слова», — заявил RT главный редактор журнала «Вопросы литературы», доктор филологических наук Игорь Шайтанов.

По словам эксперта, мир был потрясён. Никто не ожидал, что подобное может случиться в ХХ веке в центре Европы.

«Но это была только заря того пламени, в котором потом уничтожались люди, города, народы и страны. Искоренение слова предшествовало уничтожению человека», — подчеркнул Игорь Шайтанов.

Также по теме

Не читал, но осуждаю: на Украине рассмотрят законопроект о запрете ввоза книг из России

Парламент Украины рассмотрит законопроект о запрете импорта из России книг, носящих «пропагандистский» характер. Чёткие критерии того,...

Известный баварский писатель Оскар Мария Граф, произведения которого изначального не попали в список запрещённых, был так возмущён произошедшим, что опубликовал в газете Wiener Arbeiterzeitung протест под заголовком «Сожгите меня»:

«Я не заслужил такого бесчестья! Всей своей жизнью и всеми своими сочинениями я приобрёл право требовать, чтобы мои книги были преданы чистому пламени костра, а не попали в кровавые руки и испорченные мозги коричневой банды убийц», — писал Граф. Он покинул Германию и переехал сначала в Австрию, а затем в Америку.

После падения гитлеровского режима, в 1947 году в память о событиях 10 мая 1933-го в Германии был учреждён День книги. А в 1995 году на бывшей Опернплац (в наши дни Бебельплац) был установлен памятник сожжённым книгам работы известного израильского скульптора Михи Ульманна.

russian.rt.com

Сожжение книг — Википедия

Сожжение книг — уничтожение книг в огне.

В прошлом сожжение книг часто происходило публично с целью продемонстрировать отрицательное отношение к сжигаемой литературе.

В древности

Один из наиболее ранних «библеоклазмов» устроил по совету Ли Сы китайский император Цинь Ши Хуан в 221 г. до н. э. Учёных же он велел живыми закопать в землю. Ирония состояла в том, что вскоре после этого его династию свергли неграмотные простолюдины. Из-за уничтожения книг Сыма Цянь испытывал огромные сложности с источниками при сочинении своей хроники «Ши цзи».

Видео по теме

В христианской традиции

В 35 году после проповеди апостола Павла в Эфесе «из занимавшихся чародейством довольно многие, собравши книги свои сожгли пред всеми; и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм» (Деян. 19:19).

В каноническом праве существует норма, принятая в 680 году на Шестом Вселенском Соборе:

Повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обесславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовать в церквах, но предавать оные огню. Приемлющих же оные или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем.

— 63-е правило Шестого Вселенского собора

Позднее Седьмой Вселенский собор (787 год) постановил, что подобные сочинения «должно отдавать в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами»[1].

Католическая церковь

Католической церковью в Средние века неоднократно устраивались публичные сжигания Талмуда. Талмуд в последней половине шестнадцатого столетия был публично сожжен не менее шести раз[2].

При диктаторе Флоренции с 1494 по 1498 Савонароле практиковался костёр тщеславия. Савонарола организовал отряд мальчиков, которые врывались в знатные дома с целью следить за исполнением 10 заповедей, бегали по городу, отбирая игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи и тому подобные вещи; потом все это предавалось торжественному сожжению.

В 1499 году в Гранаде кардинал-инквизитор Хименес де Сиснерос отдал приказ о сожжении всех арабских манускриптов, за исключением медицинских[3].

Русская православная церковь

В 1284 году в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется следующая норма:

Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь.

В 1690 Собор под председательством Патриарха Иоакима анафематствовал «хлебопоклонническую ересь» и осудил на сожжение сочинение Феодора Медведева «Манна», в которой утверждалось, что в таинстве евхаристии хлеб и вино претворяются в тело и кровь в момент произнесения священником слов Христа[4].

В иудаизме

После того как противники Маймонида обратились в инквизицию с просьбой расследовать ересь, инквизиция сожгла сочинения Маймонида в 1234 году (см. Йона Геронди). В XVIII веке в некоторых еврейских общинах сжигались обвинённые в ереси книги Моше Хаима Луцатто и Моисея Мендельсона[5].

В буддизме

Сожжение буддийских сутр практиковалось в школе дзэн, но это не было проявлением фанатизма[6], а было стремлением учителей «вызвать в ученике прорыв к „просветлению“». Это связано с тем, что считалось, что просветление необходимо искать не в культовых предметах и религиозных символах, а в «„истинной природе“ человека, которая и есть „природа Будды“»[7]. С помощью сожжения сутр учителя устраняли у последователей учения привязанности к символам и образам, тем самым указывая на один из основных дзэнских принципов о передачи пробуждения «от сердца к сердцу без опоры на письменные знаки»[8]. Профессор Генрих Дюмулен отмечал, что, вероятно, дзэнские монахи «участвовали в легкомысленной игре, в основе которой лежал их личный опыт и который символизировал их невообразимую свободу». Через некоторое время после сжигания ученики опять читали буддийские сутры[9]. Сжигание сутр патриархами школы наиболее ярко проявилось в Китае в VIII—IX веках в южной школе шестого патриарха Хуэйнэна и в эпоху Сун (960—1279), особенно в XII веке данной эпохи[10][11]. Дзэнский мастер Вон Кью-Кит указывал на то, что основатель дзэн, Бодхидхарма, также просил своих учеников сжигать его тексты, потому что замечал, как ученики «становились рабами слов вместо того, чтобы практиковать учение, выраженное словом»[12].

В нацистской Германии

Широко известна массовая акция сожжения книг 10 мая 1933 г. в Германии (такие акции проводились и позднее). Сотни студентов, профессоров, членов СА и СС уничтожали на костре книги «антинемецких» авторов: Зигмунда Фрейда, Эриха Кестнера, Генриха Манна, Карла Маркса, Курта Тухольского и многих других.

В память о сожжении книг в нацистской Германии на Оперной площади (ныне — Бебельплац) в Берлине был в 1995 открыт памятник работы израильского скульптора Михи Ульманна.

После поражения Германии в войне союзники в рамках денацификации провели массовое уничтожение нацистской литературы (в том числе полному уничтожению подлежали все школьные учебники времён нацизма).

В Румынии

После того, как румынские войска в 1941 году заняли Бессарабию, новая румынская администрация проводила политику румынизации. Частью этой политики было изъятие и сожжение книг в местных библиотеках. Сожжению подлежали все книги, написанные не на румынском языке (в том числе на дореформенном русском и европейских языках).

В Кишинёве было сожжено 1 200 000 томов, в Тирасполе — 250 000. В Бельцком уезде румынские войска сожгли 15 вагонов книг. Кроме литературы изъятию и уничтожению подлежали граммофонные пластинки. В список обязательных для изъятия входили пластинки с песнями из фильмов «Весёлые ребята», «Цирк» и «Дети капитана Гранта»[13].

В США

В 1946 году жители Бингемтона сожгли ряд комиксов, опасаясь, что они распространят среди американской молодёжи «моральную развращённость»[14].

В 1954 году после публикации книги Фредерика Вертам (англ.) «Совращение невинных (англ.)» случаи сожжения комиксов прошли по всей стране[14].

В 2001 году в США минимум 6 раз сжигались книги о Гарри Поттере[14].

В сентябре 2010 года минобороны США скупило и сожгло весь тираж книги Операция «Тёмное сердце», написанной бывшим сотрудником разведки Энтони Шеффером[15][16].

Сожжение Корана пастором Терри Джонсом

11 июля 2010 года пастор Терри Джонс объявил о намерении сжечь Коран. Это решение вызвало широкую негативную реакцию, его осудили Ватикан, Генсек ООН Пан Ги Мун, страны исламского мира, Индонезия, Иран, Индия, Госсекретарь США, Генеральный прокурор США[17], Генсек НАТО, руководители некоторых религиозных конфессий США, командующий коалиционными войсками в Афганистане генерал Петреус и другие. 9 сентября к пастору обратился президент США Барак Обама[18].

После этого Джонс отказался от сожжения Корана[19]. Однако другие два пастора всё-таки сожгли два Корана 11 сентября[20][21].

20 марта 2011 года Джонc всё же сжёг Коран в одной из церквей Флориды, что спровоцировало радикальных исламистов на массовые беспорядки в Афганистане, включая убийства людей[22].

В современной России

Сожжение книг частными лицами и негосударственными организациями

По словам журналиста, директора Информационно-аналитического центра «СОВА» А. Верховского, 5 мая 1998 года по распоряжению епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона были сожжены во дворе епархиального Духовного училища книги известных православных богословов XX века протопресвитеров Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа, Николая Афанасьева и протоиерея Александра Меня[23]. Однако позднее было указано на неточность информации журналистов, поскольку «было сожжено четыре книги, которые по авторству приписывать можно Меню, но на них не было пометок священноначалия о том, что они изданы по благословению, а проповеди, которые они содержали, содержали явно натяжки в совершенно вольной трактовке Священного Предания»[24].

В 2002 году члены молодёжного движения «Идущие вместе» установили муляж унитаза перед зданием ГАБТ, после чего в нём были сожжены специально отпечатанные брошюры выдержками из книг Владимира Сорокина. Акция была связана с подписанием контракта между писателем и Большим Театром[25]. Впрочем, по утверждению авторов акции, книги были не сожжены, а утоплены[26]. Аналогичная акция с участием книг Сорокина (также Эдварда Радзинского и Владимира Соловьева) была проведена в 2008 году, уже Союзом Православных Хоругвеносцев[27].

В июне 2012 года два монаха Троице-Сергиевой Лавры публично сожгли две тысячи экземпляров книги профессора А. И. Осипова «Посмертная жизнь» («Из времени в вечность: посмертная жизнь души»), подаренных лавре Сретенским монастырём, так как в данном издании, по их мнению, есть фрагменты, не соответствующие православному учению[28]. Данная книга была одобрена к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви. 15 июля 2012 года этот поступок был осуждён Духовным Собором Троице-Сергиевой лавры. Один из монахов был отправлен в скит на покаяние[29][30].

Поручение и.о. министра образования и молодёжной политики Республики Коми об изъятии книг, изданных при поддержке Фонда Сороса Ответ и.о. министра образования и молодёжной политики Республики Коми на запрос журнала 7x7 об изъятии и сожжении книг

Сожжение книг по распоряжению государственных органов

В ноябре 2015 года от полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Андрея Травникова поступило поручение правительству Республики Коми, в котором говорилось, что Фонд Сороса реализовывал программы, «целью которых является популяризация среди молодёжи чуждых российской идеологии установок, формирования в молодёжной среде искажённого восприятия отечественной истории». В связи с этим предписывалось изъять из библиотек «учебные издания, не имеющие соответствующих рекомендаций Минобрнауки России и других уполномоченных государственных органов». В ответ на запрос интернет-журнала «7x7» и.о. министра образования и молодёжной политики республики Коми, сообщила, что во исполнение этого поручения из фондов библиотек была изъята и уничтожена литература, изданная в рамках проекта Фонда Сороса «Обновление гуманитарного образования в России». В Воркутинском горно-экономическом колледже литература была «уничтожена путём сожжения». И.о. министра также сообщила, что литература из другой библиотеки изъята и будет уничтожена, а третьему образовательному учреждению было рекомендовано также изъять литературу[31][32].

На Украине

Обложка книги «Я, Анна Чиллаг». Тираж был полностью сожжен 30 ноября 2016 г.

В 2016 году писатель Евгений Минко и фотограф Валерий Милосердов издали книгу «Я, Анна Чиллаг», тираж которой, по замыслу авторов, был сожжен после единственного дня продаж.

Пепел от сожженных книг был разослан в крупнейшие библиотеки Украины. В сопроводительном письме Минко и Милосердов сообщили, что современный мир не предусматривает существование печатных книг и предложили называть их термином Уилфреда Биона «странный объект»[33][34].

В Исландии

Издательство Tunglið («луна» на исландском) публикует книги тиражом в 69 экземпляров только в ночь полнолуния. Те экземпляры, которые не распродаются на протяжении ночи, сжигаются. Владельцы издательства поясняют, что таким образом они полностью используют символическую энергию вышедших книг в течение нескольких часов, а не столетий[35].

В произведениях искусства

См. также

Примечания

  1. ↑ 9-е правило Седьмого Вселенского собора
  2. ↑ Талмуд. Этюд Эм. Дейтша
  3. ↑ William Hughes. Western Civilization: The Earliest Civilization Through the Reformation, McGraw-Hill, 1993. Pg. 152
  4. ↑ Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей
  5. ↑ «A pity of it all. A portrait of German-Jewish Epoch, 1743—1933», Amos Elon, Picador, NY, 2002, pp.33-55, 87-88, 207—208,229,244
  6. ↑ Дюмулен Г. История дзэн-буддизма. Индия и Китай. — СПб.: ОРИС, 1994. — С. 187. — 336 с. — ISBN 5-88436-026-6.
  7. ↑ Абаев Н. В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. — Новосибирск: Наука, 1983. — С. 73. — 128 с.
  8. ↑ Торчинов Е.А. Буддизм: Карманный словарь. — СПб.: Амфора, 2002. — С. 55—57. — 187 с. — ISBN 5-94278-286-5.
  9. ↑ Дюмулен, 1994, с. 187.
  10. ↑ Маслов А. А. Классические тексты дзэн. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. — С. 106—107. — 480 с. — ISBN 5-222-05192-7.
  11. ↑ Дюмулен, 1994, с. 123.
  12. ↑ Вон Кью-Кит. Энциклопедия дзэн. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. — С. 374. — 400 с. — ISBN 5-8183-0023-4.
  13. ↑ Шорников П. М. Сопротивление политике запрета русского языка в годы фашистской оккупации Молдавии (1941 — 1944 гг.) // Русская община. — 03 января 2009.
  14. ↑ 1 2 3 The books have been burning (англ.). Canadian Broadcasting Corporation. Проверено 8 января 2015.
  15. ↑ В США сожжены более 9 тыс. экземпляров книги мемуаров о войне в Афганистане (рус.). Интерфакс. Проверено 21 ноября 2014.
  16. ↑ Пентагон решил сжечь весь тираж военных мемуаров "Операция "Темное сердце"" (рус.). Российская газета. Проверено 21 ноября 2014.
  17. ↑ Власти США сочли предложение о сожжении Корана недостойным. Lenta.ru (8 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  18. ↑ Обама вступился за Коран перед пастором-евангелистом. Lenta.ru (9 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  19. ↑ Американский пастор «окончательно» отказался от планов сожжения Корана // Газета.ru, 11.09.2012 г.
  20. ↑ AIF.RU. Сожжение Коранов в США все-таки состоялось. Аргументы и факты (12 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  21. ↑ Два американских пастора сожгли экземпляры Корана // Информационное агентство «Национальные интересы», 12.09.2012 г.
  22. ↑ Пастор, который сжег Коран, осудил нападение исламистов на миссию ООН // РИА Новости, 01.04.2011 г.
  23. ↑ Верховский А. Русская Православная Церковь и свобода выражения в светском обществе
  24. ↑ Церковная жизнь в России: год 1997 и 1998
  25. ↑ Известного писателя Владимира Сорокина подозревают в распространении порнографии // NEWSru.com, 27.06.2002
  26. ↑ Юлия Таратута Владимир Сорокин обанкротил «Идущих вместе» // Газета «Коммерсантъ» № 56 от 30.03.2004. — С. 7
  27. ↑ Лента Новостей. 2008 год от Р. Х. Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев
  28. ↑ Православные монахи сжигают книги проф. А. И. Осипова // You Tube
  29. ↑ Новости 17 июля 2012 г.
  30. ↑ Духовный Собор Троице-Сергиевой лавры осудил сожжение книг профессора Осипова // Православие и мир, 23.07.2012 г.
  31. ↑ Владимир Прокушев. В Коми сожгли «чуждые российской идеологии» книги Фонда Сороса. 7x7 (13 января 2016). Проверено 13 января 2016.
  32. ↑ В Коми сожгли неугодные книги Фонда Сороса. Lenta.ru (13 января 2016). Проверено 13 января 2016.
  33. ↑ Украинским библиотекам разослали пепел от сожженных книг, Подробности (13 января 2017).
  34. ↑ Киевским библиотекам предложили принять пепел книги, Культпростір (15 января 2017).
  35. ↑ James Reith. The Icelandic publisher that only prints books during a full moon – then burns them (англ.), The Guardian (31 мая 2017).
  36. ↑ Владимир Сорокин. «Манарага». — Corpus, 2017. — 256 с. — ISBN 978-5-17-102757-5.

www.wikipedia.green

Сжигание книг Википедия

Сожжение книг — уничтожение книг в огне.

В прошлом сожжение книг часто происходило публично с целью продемонстрировать отрицательное отношение к сжигаемой литературе.

В древности[ | код]

Один из наиболее ранних «библеоклазмов» устроил по совету Ли Сы китайский император Цинь Ши Хуан в 221 г. до н. э. Учёных же он велел живыми закопать в землю. Ирония состояла в том, что вскоре после этого его династию свергли неграмотные простолюдины. Из-за уничтожения книг Сыма Цянь испытывал огромные сложности с источниками при сочинении своей хроники «Ши цзи».

В христианской традиции[ | код]

В 35 году после проповеди апостола Павла в Эфесе «из занимавшихся чародейством довольно многие, собравши книги свои сожгли пред всеми; и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм» (Деян. 19:19).

В каноническом праве существует норма, принятая в 680 году на Шестом Вселенском Соборе:

Повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обесславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовать в церквах, но предавать оные огню. Приемлющих же оные или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем.

— 63-е правило Шестого Вселенского собора

Позднее Седьмой Вселенский собор (787 год) постановил, что подобные сочинения «должно отдавать в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами»[1].

Католическая церковь[ | код]

Католической церковью в Средние века неоднократно устраивались публичные сжигания Талмуда. Талмуд в последней половине шестнадцатого столетия был публично сожжен не менее шести раз

ru-wiki.ru

Сожжение книг в нацистской Германии Википедия

Студенты сжигают «негерманские» сочинения и книги на берлинской площади Опернплац 10 мая 1933 г. Берлин, 10 мая 1933 г.

Сожжение книг в нацистской Германии — проводимая властями нацистской Германии кампания по демонстративному сожжению книг, не соответствующих идеологии национал-социализма. Вскоре после прихода к власти в Германии национал-социалистов (начало 1933 года) началось организованное преследование евреев, марксистов и пацифистов. С марта по октябрь 1933 года книги сжигали в 70 городах Германии. Организатором и исполнителем сожжений было не Министерство пропаганды, а Немецкий студенческий союз (нем. 

Deutsche Studentenschaft) в сотрудничестве с Гитлерюгендом. Кульминацией стало проведённое 10 мая 1933 года на площади Опернплац в Берлине, а также в 21 другом городе Германии масштабное показательное публичное сожжение книг, организованное в рамках «акции против негерманского духа» (нем. Aktion wider den undeutschen Geist). В ходе акции студентами, профессорами и местными руководителями нацистской партии были сожжены десятки тысяч книг преследуемых авторов.

«Акция против негерманского духа»

Листовка «12 тезисов против негерманского духа»

В находящемся под контролем нацистов ещё с 1931 года[1] Немецком студенческом союзе в начале апреля 1933 года с целью поддержки руководства Третьего Рейха был создан Отдел прессы и пропаганды, который под руководством Карла Ганса Лейстрица (нем. Hans Karl Leistritz) организовал «Акцию против негерманского духа». Отделом были разосланы указания местным отделениям Союза с призывом участия в четырёхнедельной «Акции против негерманского духа», начинавшейся 12 апреля и заканчивающейся 10 мая зрелищным публичным сожжением книг.

Подготовка

Важнейшим элементом студенческой политической борьбы считалась пропагандистская работа. 2 апреля 1933 года, на следующей день после объявления бойкота еврейских предприятий (нем. Judenboykott), был разработан детальный план[2]. 6 апреля 1933 года отдел прессы и пропаганды Немецкого студенческого союза разослал по региональным отделениям Союза циркуляр, объявляющий старт общенациональной «акции против негерманского духа», в рамках которой пропагандистская кампания стартовала 12 апреля публикацией «12 тезисов против негерманского духа», а кульминацией должно было стать буквальное «очищение огнём», запланированное на 18 часов 10 мая 1933 года.[1] Местные отделения должны были снабжать прессу официальными сообщениями и заказными статьями, организовывать публичные выступления известных деятелей нацистской партии и организовывать трансляции в радиоэфире

«12 тезисов против негерманского духа»

8 апреля студенческий союз также подготовил «Двенадцать тезисов против негерманского духа» (нем. Wider den undeutschen Geist!)[3], которые были призваны ассоциироваться с Мартином Лютером и историческим сожжением книг на Вартбургском празднестве, произошедшем в 1817 году в честь трёхсотлетия 95 тезисов Лютера. Текст тезисов публиковался в газетах, и распространялся на листовках и плакатах, набранных красным готическим шрифтом.

Распространяемые в университетах «двенадцать тезисов» призывали к «очищению» национального языка и культуры, протестовали против «еврейского духа», и требовали, чтобы университеты стали центрами немецкого национализма. Организаторы изображали «акцию» как «ответ на всемирную еврейскую клеветническую кампанию против Германии» и подтверждение традиционных немецких ценностей.[4][5]

4. Наш самый опасный враг — еврей, и тот, кто зависим от него.5. Еврей может думать только по-еврейски. Когда он пишет по-немецки, то он лжёт. Немец, пишущий по-немецки, но думающий не по-немецки, есть изменник! Студент, говорящий и пишущий не по-немецки, сверх того бездумен и будет неверен своему предназначению.6. Мы хотим искоренить ложь, мы хотим заклеймить предательство, мы желаем студентам не легкомысленности, а дисциплины и политического воспитания.7. Мы хотим считать евреев иностранцами, и мы хотим овладеть народным духом.

Оригинальный текст (нем.)

4. Unser gefährlichster Widersacher ist der Jude, und der, der ihm hörig ist.

5. Der Jude kann nur jüdisch denken. Schreibt er deutsch, dann lügt er. Der Deutsche, der deutsch schreibt, aber undeutsch denkt, ist ein Verräter! Der Student, der undeutsch spricht und schreibt, ist außerdem gedankenlos und wird seiner Aufgabe untreu.6. Wir wollen die Lüge ausmerzen, wir wollen den Verrat brandmarken, wir wollen für den Studenten nicht Stätten der Gedankenlosigkeit, sondern der Zucht und der politischen Erziehung.

7. Wir wollen den Juden als Fremdling achten, und wir wollen das Volkstum ernst nehmen.
Изъятие книг
Студенты маршируют перед зданием Института исследования сексуальности в Берлине 6 мая 1933 года перед его последующим разграблением, конфискацией книг и фотографий для последующего их сжигания

Второй этап «Просветительской кампании» стартовал 26 апреля 1933 г. сбором «подрывной литературы». Каждый студент должен был прежде всего очистить собственную библиотеку и библиотеки знакомых и членов семьи от «вредных» книг, затем обыскивались библиотеки университетов и институтов. Публичные библиотеки и книжные магазины также подвергались зачистке от запрещённой литературы. Члены Гитлерюгенда и Национал-социалистического студенческого союза распространяли от имени Комитета борьбы против негерманского духа требования к студентам изымать отмеченные в прилагавшемся «чёрном списке» книги, а затем передать их представителям комитета для последующего публичного сожжения.[5]

Сожжение книг

Примеры сжигавшихся нацистами книг в экспозиции мемориала Яд ва-Шем

В качестве символического акта устрашения, 10 мая 1933 года студенты сожгли более 25 тыс.томов «негерманских» книг, что стало началом эпохи государственной цензуры и контроля над культурой. Ночью 10 мая в большинстве университетских городов, включая Берлин, Бонн и Мюнхен[6], националистически настроенные студенты приняли участие в факельных шествиях «против негерманского духа». Подготовленный сценарий акций включал выступления высокопоставленных функционеров нацистской партии, ректоров и профессоров университетов, студенческих лидеров. В местах проведения акции, студенты бросали изъятые и нежелательные книги в костры в ходе торжественной и радостной церемонии, под музыку оркестров, пение, «клятвы на огне» и речовки. В Берлине около 40 тысяч[4] человек собралось на площади Опернплац (с 1947 — Бебельплац). Заранее подготовленный лидерами Студенческого союза Герхардом Крюгером (нем. Gerhard Krüger) и Карлом Гансом Лейстрицем сценарий предполагал произнесение специальных «огненных речовок» (нем. Feuersprüche)[5][7]:

  1. Против классовой борьбы и материализма! За народность и идеалистическое мировоззрение. Я предаю огню писания Маркса и Каутского.
  2. Долой декадентство и моральное разложение! Упорядоченному государству — порядочную семью! Я предаю огню сочинения Генриха Манна, Эрнста Глезера (нем.)русск. и Эриха Кестнера.
  3. Возвысим голос против уклонистов и политических предателей, отдадим все силы народу и государству! Я предаю огню сочинения Фридриха Вильгельма Фёрстера.
  4. Нет растлевающей душу половой распущенности! Да здравствует благородство человеческой души! Я предаю огню сочинения Зигмунда Фрейда.
  5. Нет фальсификации отечественной истории и очернительству великих имён, будем свято чтить наше прошлое! Я предаю огню сочинения Эмиля Людвига и Вернера Хегемана (нем.)русск..
  6. Нет — антинародной журналистике демократически-еврейского пошиба в годы национального восстановления! Я предаю огню сочинения Теодора Вольфа и Георга Бернгарда (нем.)русск..
  7. Нет — писакам, предающим героев мировой войны. Да здравствует воспитание молодёжи в духе подлинного историзма! Я предаю огню сочинения Эриха Марии Ремарка.
  8. Нет засорению и уродованию родного немецкого языка. Крепите заботу о языке — величайшем сокровище нашего народа. Пожри, огонь, сочинения Альфреда Керра (англ.).
  9. Нет — наглости и самоуверенности. Да — уважению и почтительности к немецкому народному духу. Пусть пламя поглотит сочинения Тухольского и Осецкого.

Оригинальный текст (нем.)

1. Rufer: Gegen Klassenkampf und Materialismus, für Volksgemeinschaft und idealistische Lebenshaltung!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Marx und Kautsky.2. Rufer: Gegen Dekadenz und moralischen Zerfall! Für Zucht und Sitte in Familie und Staat!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Heinrich Mann, Ernst Glaeser und Erich Kästner.3. Rufer: Gegen Gesinnungslumperei und politischen Verrat, für Hingabe an Volk und Staat!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Friedrich Wilhelm Foerster.4. Rufer: Gegen seelenzerfasernde Überschätzung des Trieblebens, für den Adel der menschlichen Seele!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Sigmund Freud.5. Rufer: Gegen Verfälschung unserer Geschichte und Herabwürdigung ihrer großen Gestalten, für Ehrfurcht vor unserer Vergangenheit!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Emil Ludwig und Werner Hegemann.6. Rufer: Gegen volksfremden Journalismus demokratisch-jüdischer Prägung, für verantwortungsbewusste Mitarbeit am Werk des nationalen Aufbaus!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Theodor Wolff und Georg Bernhard.7. Rufer: Gegen literarischen Verrat am Soldaten des Weltkriegs, für Erziehung des Volkes im Geist der Wehrhaftigkeit!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Erich Maria Remarque.8. Rufer: Gegen dünkelhafte Verhunzung der deutschen Sprache, für Pflege des kostbarsten Gutes unseres Volkes!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Alfred Kerr.9. Rufer: Gegen Frechheit und Anmaßung, für Achtung und Ehrfurcht vor dem unsterblichen deutschen Volksgeist!Verschlinge, Flamme, auch die Schriften von Tucholsky und Ossietzky!

Не все сожжения книг состоялись в запланированный Студенческим союзом день 10 мая: некоторые были отложены на несколько дней из-за дождя; другие, по решению местных отделений Союза, были перенесены на традиционный праздничный день летнего солнцестояния 21 июня. Так или иначе, в 34 университетских городах по всей Германии «Акция против негерманского духа» прошла успешно и была освещена множеством газетных публикаций. В некоторых местах, включая Берлин, радиостанции проводили живую трансляцию речей, песен и речёвок множеству немецких слушателей[4].

Свидетельства современников

Эрих Кестнер

Эрих Кестнер — из 15 упомянутых в «огненных речовках» писателей только он стал свидетелем сожжения собственных книг — написал затем:[8]

Я стоял возле университета, зажатый со всех сторон студентами, цветом нации, одетыми в форму штурмовых отрядов, смотрел, как огонь лижет обложки наших книг, и слушал сальные тирады этого мелкотравчатого лжеца. Похоронный ветер дул над городом

Оригинальный текст (нем.)

Ich stand vor der Universität, eingekeilt zwischen Studenten in SA-Uniform, den Blüten der Nation, sah unsere Bücher in die zuckenden Flammen fliegen und hörte die schmalzigen Tiraden des kleinen abgefeimten Lügners.Begräbniswetter hing über der Stadt.

Оскар Мария Граф

Оскар Мария Граф, возмущённый тем, что его книги не вошли в число сжигаемых, и, более того, попали в список рекомендованной нацистами «народной» (Völkische) литературы, обратился к властям с открытым письмом, озаглавленным «Сожгите меня!», в котором говорилось[9][10]:

Я не заслужил такого бесчестия!… Всей своей жизнью и всеми своими сочинениями я приобрёл право требовать, чтобы мои книги были преданы чистому пламени костра, а не попали в кровавые руки и испорченные мозги коричневой банды убийц.

Оригинальный текст (нем.)

...Womit habe ich diese Schmach verdient?... Nach meinem ganzen Leben und nach meinem ganzen Schreiben habe ich das Recht, zu verlangen, dass meine Bücher der reinen Flamme des Scheiterhaufens überantwortet werden und nicht in die blutigen Hände und die verdorbenen Hirne der braunen Mordbande gelangen.

Бертольт Брехт

Под впечатлением письма О. М. Графа, Бертольт Брехт написал стихотворение «Сожжение книг»:

После приказа властей о публичном сожженииКниг вредного содержания,Когда повсеместно понукали волов, тащившихТелеги с книгами на костёр,Один гонимый автор, один из самых лучших,Штудируя список сожжённых, внезапноУжаснулся, обнаружив, что его книгиЗабыты. Он поспешил к письменному столу,Окрылённый гневом, и написал письмо власть имущим.«Сожгите меня! — писало его крылатое перо. —Сожгите меня!Не пропускайте меня! Не делайте этого! Разве яНе писал в своих книгах только правду? А выОбращаетесь со мной как со лжецом.Я приказываю вам:«Сожгите меня!»

Оригинальный текст (нем.)

Die Bücherverbrennung

Als das Regime befahl, Bücher mit schädlichem Wissen Öffentlich zu verbrennen, und allenthalben Ochsen gezwungen wurden, Karren mit Büchern Zu den Scheiterhaufen zu ziehen, entdeckte Ein verjagter Dichter, einer der besten, die Liste der Verbrannten studierend, entsetzt, daß seine Bücher vergessen waren. Er eilte zum Schreibtisch Zornbeflügelt, und schrieb einen Brief an die Machthaber. Verbrennt mich! schrieb er mit fliegender Feder, verbrennt mich! Tut mir das nicht an! Laßt mich nicht übrig! Habe ich nicht Immer die Wahrheit berichtet in meinen Büchern? Und jetzt Werd ich von euch wie ein Lügner behandelt! Ich befehle euch, Verbrennt mich!

Другие

Немецкий литературный критик Марсель Райх-Раницкий вспоминает, что происходившие не воспринималось обществом всерьёз:[11]

Это выглядело странно. Как несерьёзное событие. Никто не воспринимал происходившее всерьёз, в том числе и те, кто это делал. Мне казалось это сумасшествием, что книги лучших немецких писателей просто так сжигаются. Тогда было ещё непонятно, что всё это лишь пролог, увертюра.Печально то, что тогдашняя немецкая интеллигенция, хотя и с явным изумлением, но без возмущения просто приняла всё это к сведению.

Память о событиях

«Утонувшая библиотека» — памятник сожжённым книгам на Бебельплац

С 1947 года 10 мая отмечается в Германии как День книги (нем. Tag des Buches).

В 1995 году на берлинской площади Бебельплац был установлен памятник сожжённым книгам работы израильского архитектора и скульптора Михи Ульманна. Памятник представляет собой пустые книжные полки, установленные ниже уровня мостовой и закрытые сверху стеклом. Табличка рядом с памятником гласит: «На этой площади 10 мая 1933 г. студенты-нацисты жгли книги»; там же приведена цитата из трагедии Генриха Гейне «Альмансор»[6][7]:

Это была лишь прелюдия, там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей.

Оригинальный текст (нем.)

Das war ein Vorspiel nur, dort wo man BücherVerbrennt, verbrennt man auch am Ende Menschen.[12]

См. также

Список авторов книг, сжигавшихся в нацистской Германии

Примечания

  1. ↑ 1 2 Евгений Беркович. «Если еврей пишет по-немецки, он лжёт» // Еврейское Слово : газета. — 2008. — Вып. №18 (388).
  2. ↑ Krüger, Leistritz. Aufruf der deutschen Studentenschaft zur Planung und Durchführung öffentlicher Bücherverbrennungen (нем.). Deutsche Studentenschaft (2 April 1933). Проверено 16 мая 2010. Архивировано 26 апреля 2012 года.
  3. ↑ «Двенадцать тезисов против негерманского духа» (нем.) (англ.)
  4. ↑ 1 2 3 Book burning (англ.). Holocaust Encyclopedia. Мемориальный музей Холокоста (США). Проверено 15 мая 2010. Архивировано 14 марта 2012 года.
  5. ↑ 1 2 3 Васильченко, Андрей Вячеславович. «Гитлерюгенд» и унификация молодёжной жизни Германии (1933-1934 гг.). История Гитлерюгенда. Проверено 16 мая 2010. Архивировано 26 апреля 2012 года.
  6. ↑ 1 2 Феликс Гимельфарб. «Утонувшая библиотека» на Бебельплац // Европа-Экспресс : газета. — 12 Мая 2008. — Вып. № 20 (532).
  7. ↑ 1 2 Гусейнов, Гасан «Крепите заботу о языке — величайшем сокровище нашего народа!» по следам майских призывов партайгеноссе Геббельса. Deutsche Welle (15 мая 2001). Проверено 15 мая 2010. Архивировано 23 августа 2011 года.
  8. ↑ 70 лет назад по всей Германии жгли книги. // Столичные новости. — Киев, 20-26 мая 2003. — Вып. №18 (263).
  9. ↑ А.В. Елисеева. Баварец в кожаных штанах или пролетарский писатель? // Новые российские гуманитарные исследования. — 2010. — ISSN 2070-5395.
  10. ↑ Graf O. M. An manchen Tagen. Reden. Gedanken und Zeitbetrachtungen. — Frankfurt a. M.: Nest Verlag, 1961. — С. 14-15. — 376 с.
  11. ↑ Евгения Назарец, Юрий Векслер. Германия отметила 75-ю годовщину последнего в её истории сожжения книг // Радио Свобода : радиопередача. — 13.05.2008.
  12. ↑ Heinrich Heine, Almansor, S. 148, 1823

wikiredia.ru

Сожжение книг - Gpedia, Your Encyclopedia

Сожжение книг — уничтожение книг в огне.

В прошлом сожжение книг часто происходило публично с целью продемонстрировать отрицательное отношение к сжигаемой литературе.

В древности

Один из наиболее ранних «библеоклазмов» устроил по совету Ли Сы китайский император Цинь Ши Хуан в 221 г. до н. э. Учёных же он велел живыми закопать в землю. Ирония состояла в том, что вскоре после этого его династию свергли неграмотные простолюдины. Из-за уничтожения книг Сыма Цянь испытывал огромные сложности с источниками при сочинении своей хроники «Ши цзи».

В христианской традиции

В 35 году после проповеди апостола Павла в Эфесе «из занимавшихся чародейством довольно многие, собравши книги свои сожгли пред всеми; и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм» (Деян. 19:19).

В каноническом праве существует норма, принятая в 680 году на Шестом Вселенском Соборе:

Повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обесславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовать в церквах, но предавать оные огню. Приемлющих же оные или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем.

— 63-е правило Шестого Вселенского собора

Позднее Седьмой Вселенский собор (787 год) постановил, что подобные сочинения «должно отдавать в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами»[1].

Католическая церковь

Католической церковью в Средние века неоднократно устраивались публичные сжигания Талмуда. Талмуд в последней половине шестнадцатого столетия был публично сожжен не менее шести раз[2].

При диктаторе Флоренции с 1494 по 1498 Савонароле практиковался костёр тщеславия. Савонарола организовал отряд мальчиков, которые врывались в знатные дома с целью следить за исполнением 10 заповедей, бегали по городу, отбирая игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи и тому подобные вещи; потом все это предавалось торжественному сожжению.

В 1499 году в Гранаде кардинал-инквизитор Хименес де Сиснерос отдал приказ о сожжении всех арабских манускриптов, за исключением медицинских[3].

Русская православная церковь

В 1284 году в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется следующая норма:

Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь.

В 1690 Собор под председательством Патриарха Иоакима анафематствовал «хлебопоклонническую ересь» и осудил на сожжение сочинение Феодора Медведева «Манна», в которой утверждалось, что в таинстве евхаристии хлеб и вино претворяются в тело и кровь в момент произнесения священником слов Христа[4].

В иудаизме

После того как противники Маймонида обратились в инквизицию с просьбой расследовать ересь, инквизиция сожгла сочинения Маймонида в 1234 году (см. Йона Геронди). В XVIII веке в некоторых еврейских общинах сжигались обвинённые в ереси книги Моше Хаима Луцатто и Моисея Мендельсона[5].

В буддизме

Сожжение буддийских сутр практиковалось в школе дзэн, но это не было проявлением фанатизма[6], а было стремлением учителей «вызвать в ученике прорыв к „просветлению“». Это связано с тем, что считалось, что просветление необходимо искать не в культовых предметах и религиозных символах, а в «„истинной природе“ человека, которая и есть „природа Будды“»[7]. С помощью сожжения сутр учителя устраняли у последователей учения привязанности к символам и образам, тем самым указывая на один из основных дзэнских принципов о передачи пробуждения «от сердца к сердцу без опоры на письменные знаки»[8]. Профессор Генрих Дюмулен отмечал, что, вероятно, дзэнские монахи «участвовали в легкомысленной игре, в основе которой лежал их личный опыт и который символизировал их невообразимую свободу». Через некоторое время после сжигания ученики опять читали буддийские сутры[9]. Сжигание сутр патриархами школы наиболее ярко проявилось в Китае в VIII—IX веках в южной школе шестого патриарха Хуэйнэна и в эпоху Сун (960—1279), особенно в XII веке данной эпохи[10][11]. Дзэнский мастер Вон Кью-Кит указывал на то, что основатель дзэн, Бодхидхарма, также просил своих учеников сжигать его тексты, потому что замечал, как ученики «становились рабами слов вместо того, чтобы практиковать учение, выраженное словом»[12].

В нацистской Германии

Широко известна массовая акция сожжения книг 10 мая 1933 г. в Германии (такие акции проводились и позднее). Сотни студентов, профессоров, членов СА и СС уничтожали на костре книги «антинемецких» авторов: Зигмунда Фрейда, Эриха Кестнера, Генриха Манна, Карла Маркса, Курта Тухольского и многих других.

В память о сожжении книг в нацистской Германии на Оперной площади (ныне — Бебельплац) в Берлине был в 1995 открыт памятник работы израильского скульптора Михи Ульманна.

После поражения Германии в войне союзники в рамках денацификации провели массовое уничтожение нацистской литературы (в том числе полному уничтожению подлежали все школьные учебники времён нацизма).

В Румынии

После того, как румынские войска в 1941 году заняли Бессарабию, новая румынская администрация проводила политику румынизации. Частью этой политики было изъятие и сожжение книг в местных библиотеках. Сожжению подлежали все книги, написанные не на румынском языке (в том числе на дореформенном русском и европейских языках).

В Кишинёве было сожжено 1 200 000 томов, в Тирасполе — 250 000. В Бельцком уезде румынские войска сожгли 15 вагонов книг. Кроме литературы изъятию и уничтожению подлежали граммофонные пластинки. В список обязательных для изъятия входили пластинки с песнями из фильмов «Весёлые ребята», «Цирк» и «Дети капитана Гранта»[13].

В США

В 1946 году жители Бингемтона сожгли ряд комиксов, опасаясь, что они распространят среди американской молодёжи «моральную развращённость»[14].

В 1954 году после публикации книги Фредерика Вертам (англ.) «Совращение невинных (англ.)» случаи сожжения комиксов прошли по всей стране[14].

В 2001 году в США минимум 6 раз сжигались книги о Гарри Поттере[14].

В сентябре 2010 года минобороны США скупило и сожгло весь тираж книги Операция «Тёмное сердце», написанной бывшим сотрудником разведки Энтони Шеффером[15][16].

Сожжение Корана пастором Терри Джонсом

11 июля 2010 года пастор Терри Джонс объявил о намерении сжечь Коран. Это решение вызвало широкую негативную реакцию, его осудили Ватикан, Генсек ООН Пан Ги Мун, страны исламского мира, Индонезия, Иран, Индия, Госсекретарь США, Генеральный прокурор США[17], Генсек НАТО, руководители некоторых религиозных конфессий США, командующий коалиционными войсками в Афганистане генерал Петреус и другие. 9 сентября к пастору обратился президент США Барак Обама[18].

После этого Джонс отказался от сожжения Корана[19]. Однако другие два пастора всё-таки сожгли два Корана 11 сентября[20][21].

20 марта 2011 года Джонc всё же сжёг Коран в одной из церквей Флориды, что спровоцировало радикальных исламистов на массовые беспорядки в Афганистане, включая убийства людей[22].

В современной России

Сожжение книг частными лицами и негосударственными организациями

По словам журналиста, директора Информационно-аналитического центра «СОВА» А. Верховского, 5 мая 1998 года по распоряжению епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона были сожжены во дворе епархиального Духовного училища книги известных православных богословов XX века протопресвитеров Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа, Николая Афанасьева и протоиерея Александра Меня[23]. Однако позднее было указано на неточность информации журналистов, поскольку «было сожжено четыре книги, которые по авторству приписывать можно Меню, но на них не было пометок священноначалия о том, что они изданы по благословению, а проповеди, которые они содержали, содержали явно натяжки в совершенно вольной трактовке Священного Предания»[24].

В 2002 году члены молодёжного движения «Идущие вместе» установили муляж унитаза перед зданием ГАБТ, после чего в нём были сожжены специально отпечатанные брошюры выдержками из книг Владимира Сорокина. Акция была связана с подписанием контракта между писателем и Большим Театром[25]. Впрочем, по утверждению авторов акции, книги были не сожжены, а утоплены[26]. Аналогичная акция с участием книг Сорокина (также Эдварда Радзинского и Владимира Соловьева) была проведена в 2008 году, уже Союзом Православных Хоругвеносцев[27].

В июне 2012 года два монаха Троице-Сергиевой Лавры публично сожгли две тысячи экземпляров книги профессора А. И. Осипова «Посмертная жизнь» («Из времени в вечность: посмертная жизнь души»), подаренных лавре Сретенским монастырём, так как в данном издании, по их мнению, есть фрагменты, не соответствующие православному учению[28]. Данная книга была одобрена к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви. 15 июля 2012 года этот поступок был осуждён Духовным Собором Троице-Сергиевой лавры. Один из монахов был отправлен в скит на покаяние[29][30].

Поручение и.о. министра образования и молодёжной политики Республики Коми об изъятии книг, изданных при поддержке Фонда Сороса Ответ и.о. министра образования и молодёжной политики Республики Коми на запрос журнала 7x7 об изъятии и сожжении книг

Сожжение книг по распоряжению государственных органов

В ноябре 2015 года от полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Андрея Травникова поступило поручение правительству Республики Коми, в котором говорилось, что Фонд Сороса реализовывал программы, «целью которых является популяризация среди молодёжи чуждых российской идеологии установок, формирования в молодёжной среде искажённого восприятия отечественной истории». В связи с этим предписывалось изъять из библиотек «учебные издания, не имеющие соответствующих рекомендаций Минобрнауки России и других уполномоченных государственных органов». В ответ на запрос интернет-журнала «7x7» и.о. министра образования и молодёжной политики республики Коми, сообщила, что во исполнение этого поручения из фондов библиотек была изъята и уничтожена литература, изданная в рамках проекта Фонда Сороса «Обновление гуманитарного образования в России». В Воркутинском горно-экономическом колледже литература была «уничтожена путём сожжения». И.о. министра также сообщила, что литература из другой библиотеки изъята и будет уничтожена, а третьему образовательному учреждению было рекомендовано также изъять литературу[31][32].

На Украине

В 2016 году писатель Евгений Минко и фотограф Валерий Милосердов издали книгу «Я, Анна Чиллаг», тираж которой, по замыслу авторов, был сожжен после единственного дня продаж.

Пепел от сожженных книг был разослан в крупнейшие библиотеки Украины. В сопроводительном письме Минко и Милосердов сообщили, что современный мир не предусматривает существование печатных книг и предложили называть их термином Уилфреда Биона «странный объект»[33][34].

В Исландии

Издательство Tunglið («луна» на исландском) публикует книги тиражом в 69 экземпляров только в ночь полнолуния. Те экземпляры, которые не распродаются на протяжении ночи, сжигаются. Владельцы издательства поясняют, что таким образом они полностью используют символическую энергию вышедших книг в течение нескольких часов, а не столетий[35].

В произведениях искусства

См. также

Примечания

  1. ↑ 9-е правило Седьмого Вселенского собора
  2. ↑ Талмуд. Этюд Эм. Дейтша
  3. ↑ William Hughes. Western Civilization: The Earliest Civilization Through the Reformation, McGraw-Hill, 1993. Pg. 152
  4. ↑ Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей
  5. ↑ «A pity of it all. A portrait of German-Jewish Epoch, 1743—1933», Amos Elon, Picador, NY, 2002, pp.33-55, 87-88, 207—208,229,244
  6. ↑ Дюмулен Г. История дзэн-буддизма. Индия и Китай. — СПб.: ОРИС, 1994. — С. 187. — 336 с. — ISBN 5-88436-026-6.
  7. ↑ Абаев Н. В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. — Новосибирск: Наука, 1983. — С. 73. — 128 с.
  8. ↑ Торчинов Е.А. Буддизм: Карманный словарь. — СПб.: Амфора, 2002. — С. 55—57. — 187 с. — ISBN 5-94278-286-5.
  9. ↑ Дюмулен, 1994, с. 187.
  10. ↑ Маслов А. А. Классические тексты дзэн. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. — С. 106—107. — 480 с. — ISBN 5-222-05192-7.
  11. ↑ Дюмулен, 1994, с. 123.
  12. ↑ Вон Кью-Кит. Энциклопедия дзэн. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. — С. 374. — 400 с. — ISBN 5-8183-0023-4.
  13. ↑ Шорников П. М. Сопротивление политике запрета русского языка в годы фашистской оккупации Молдавии (1941 — 1944 гг.) // Русская община. — 03 января 2009.
  14. ↑ 1 2 3 The books have been burning (англ.). Canadian Broadcasting Corporation. Проверено 8 января 2015.
  15. ↑ В США сожжены более 9 тыс. экземпляров книги мемуаров о войне в Афганистане (рус.). Интерфакс. Проверено 21 ноября 2014.
  16. ↑ Пентагон решил сжечь весь тираж военных мемуаров "Операция "Темное сердце"" (рус.). Российская газета. Проверено 21 ноября 2014.
  17. ↑ Власти США сочли предложение о сожжении Корана недостойным. Lenta.ru (8 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  18. ↑ Обама вступился за Коран перед пастором-евангелистом. Lenta.ru (9 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  19. ↑ Американский пастор «окончательно» отказался от планов сожжения Корана // Газета.ru, 11.09.2012 г.
  20. ↑ AIF.RU. Сожжение Коранов в США все-таки состоялось. Аргументы и факты (12 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  21. ↑ Два американских пастора сожгли экземпляры Корана // Информационное агентство «Национальные интересы», 12.09.2012 г.
  22. ↑ Пастор, который сжег Коран, осудил нападение исламистов на миссию ООН // РИА Новости, 01.04.2011 г.
  23. ↑ Верховский А. Русская Православная Церковь и свобода выражения в светском обществе
  24. ↑ Церковная жизнь в России: год 1997 и 1998
  25. ↑ Известного писателя Владимира Сорокина подозревают в распространении порнографии // NEWSru.com, 27.06.2002
  26. ↑ Юлия Таратута Владимир Сорокин обанкротил «Идущих вместе» // Газета «Коммерсантъ» № 56 от 30.03.2004. — С. 7
  27. ↑ Лента Новостей. 2008 год от Р. Х. Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев
  28. ↑ Православные монахи сжигают книги проф. А. И. Осипова // You Tube
  29. ↑ Новости 17 июля 2012 г.
  30. ↑ Духовный Собор Троице-Сергиевой лавры осудил сожжение книг профессора Осипова // Православие и мир, 23.07.2012 г.
  31. ↑ Владимир Прокушев. В Коми сожгли «чуждые российской идеологии» книги Фонда Сороса. 7x7 (13 января 2016). Проверено 13 января 2016.
  32. ↑ В Коми сожгли неугодные книги Фонда Сороса. Lenta.ru (13 января 2016). Проверено 13 января 2016.
  33. ↑ Украинским библиотекам разослали пепел от сожженных книг, Подробности (13 января 2017).
  34. ↑ Киевским библиотекам предложили принять пепел книги, Культпростір (15 января 2017).
  35. ↑ James Reith. The Icelandic publisher that only prints books during a full moon – then burns them (англ.), The Guardian (31 мая 2017).
  36. ↑ Владимир Сорокин. «Манарага». — Corpus, 2017. — 256 с. — ISBN 978-5-17-102757-5.

www.gpedia.com

Сожжение книг Вики

Сожжение книг — уничтожение книг в огне.

В прошлом сожжение книг часто происходило публично с целью продемонстрировать отрицательное отношение к сжигаемой литературе.

В древности[ | код]

Один из наиболее ранних «библеоклазмов» устроил по совету Ли Сы китайский император Цинь Ши Хуан в 221 г. до н. э. Учёных же он велел живыми закопать в землю. Ирония состояла в том, что вскоре после этого его династию свергли неграмотные простолюдины. Из-за уничтожения книг Сыма Цянь испытывал огромные сложности с источниками при сочинении своей хроники «Ши цзи».

В христианской традиции[ | код]

В 35 году после проповеди апостола Павла в Эфесе «из занимавшихся чародейством довольно многие, собравши книги свои сожгли пред всеми; и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм» (Деян. 19:19).

В каноническом праве существует норма, принятая в 680 году на Шестом Вселенском Соборе:

Повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обесславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовать в церквах, но предавать оные огню. Приемлющих же оные или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем.

— 63-е правило Шестого Вселенского собора

Позднее Седьмой Вселенский собор (787 год) постановил, что подобные сочинения «должно отдавать в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами»[1].

Католическая церковь[ | код]

Католической церковью в Средние века неоднократно устраивались публичные сжигания Талмуда. Талмуд в последней половине шестнадцатого столетия был публично сожжен не менее шести раз[2].

При диктаторе Флоренции с 1494 по 1498 Савонароле практиковался костёр тщеславия. Савонарола организовал отряд мальчиков, которые врывались в знатные дома с целью следить за исполнением 10 заповедей, бегали по городу, отбирая игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи и тому подобные вещи; потом все это предавалось торжественному сожжению.

В 1499 году в Гранаде кардинал-инквизитор Хименес де Сиснерос отдал приказ о сожжении всех арабских манускриптов, за исключением медицинских[3].

Русская православная церковь[ | код]

В 1284 году в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется следующая норма:

Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь.

В 1690 Собор под председательством Патриарха Иоакима анафематствовал «хлебопоклонническую ересь» и осудил на сожжение сочинение Феодора Медведева «Манна», в которой утверждалось, что в таинстве евхаристии хлеб и вино претворяются в тело и кровь в момент произнесения священником слов Христа[4].

В иудаизме[ | код]

После того как противники Маймонида обратились в инквизицию с просьбой расследовать ересь, инквизиция сожгла сочинения Маймонида в 1234 году (см. Йона Геронди). В XVIII веке в некоторых еврейских общинах сжигались обвинённые в ереси книги Моше Хаима Луцатто и Моисея Мендельсона[5].

В буддизме[ | код]

Сожжение буддийских сутр практиковалось в школе дзэн, но это не было проявлением фанатизма[6], а было стремлением учителей «вызвать в ученике прорыв к „просветлению“». Это связано с тем, что считалось, что просветление необходимо искать не в культовых предметах и религиозных символах, а в «„истинной природе“ человека, которая и есть „природа Будды“»[7]. С помощью сожжения сутр учителя устраняли у последователей учения привязанности к символам и образам, тем самым указывая на один из основных дзэнских принципов о передачи пробуждения «от сердца к сердцу без опоры на письменные знаки»[8]. Профессор Генрих Дюмулен отмечал, что, вероятно, дзэнские монахи «участвовали в легкомысленной игре, в основе которой лежал их личный опыт и который символизировал их невообразимую свободу». Через некоторое время после сжигания ученики опять читали буддийские сутры[9]. Сжигание сутр патриархами школы наиболее ярко проявилось в Китае в VIII—IX веках в южной школе шестого патриарха Хуэйнэна и в эпоху Сун (960—1279), особенно в XII веке данной эпохи[10][11]. Дзэнский мастер Вон Кью-Кит указывал на то, что основатель дзэн, Бодхидхарма, также просил своих учеников сжигать его тексты, потому что замечал, как ученики «становились рабами слов вместо того, чтобы практиковать учение, выраженное словом»[12].

В нацистской Германии[ | код]

Широко известна массовая акция сожжения книг 10 мая 1933 г. в Германии (такие акции проводились и позднее). Сотни студентов, профессоров, членов СА и СС уничтожали на костре книги «антинемецких» авторов: Зигмунда Фрейда, Эриха Кестнера, Генриха Манна, Карла Маркса, Курта Тухольского и многих других.

В память о сожжении книг в нацистской Германии на Оперной площади (ныне — Бебельплац) в Берлине был в 1995 открыт памятник работы израильского скульптора Михи Ульманна.

После поражения Германии в войне союзники в рамках денацификации провели массовое уничтожение нацистской литературы (в том числе полному уничтожению подлежали все школьные учебники времён нацизма).

В Румынии[ | код]

После того, как румынские войска в 1941 году заняли Бессарабию, новая румынская администрация проводила политику румынизации. Частью этой политики было изъятие и сожжение книг в местных библиотеках. Сожжению подлежали все книги, написанные не на румынском языке (в том числе на дореформенном русском и европейских языках).

В Кишинёве было сожжено 1 200 000 томов, в Тирасполе — 250 000. В Бельцком уезде румынские войска сожгли 15 вагонов книг. Кроме литературы изъятию и уничтожению подлежали граммофонные пластинки. В список обязательных для изъятия входили пластинки с песнями из фильмов «Весёлые ребята», «Цирк» и «Дети капитана Гранта»[13].

В США[ | код]

В 1946 году жители Бингемтона сожгли ряд комиксов, опасаясь, что они распространят среди американской молодёжи «моральную развращённость»[14].

В 1954 году после публикации книги Фредерика Вертам (англ.) «Совращение невинных (англ.)» случаи сожжения комиксов прошли по всей стране[14].

В 2001 году в США минимум 6 раз сжигались книги о Гарри Поттере[14].

В сентябре 2010 года минобороны США скупило и сожгло весь тираж книги Операция «Тёмное сердце», написанной бывшим сотрудником разведки Энтони Шеффером[15][16].

Сожжение Корана пастором Терри Джонсом[ | код]

11 июля 2010 года пастор Терри Джонс объявил о намерении сжечь Коран. Это решение вызвало широкую негативную реакцию, его осудили Ватикан, Генсек ООН Пан Ги Мун, страны исламского мира, Индонезия, Иран, Индия, Госсекретарь США, Генеральный прокурор США[17], Генсек НАТО, руководители некоторых религиозных конфессий США, командующий коалиционными войсками в Афганистане генерал Петреус и другие. 9 сентября к пастору обратился президент США Барак Обама[18].

После этого Джонс отказался от сожжения Корана[19]. Однако другие два пастора всё-таки сожгли два Корана 11 сентября[20][21].

20 марта 2011 года Джонc всё же сжёг Коран в одной из церквей Флориды, что спровоцировало радикальных исламистов на массовые беспорядки в Афганистане, включая убийства людей[22].

В современной России[ | код]

Сожжение книг частными лицами и негосударственными организациями[ | код]

По словам журналиста, директора Информационно-аналитического центра «СОВА» А. Верховского, 5 мая 1998 года по распоряжению епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона были сожжены во дворе епархиального Духовного училища книги известных православных богословов XX века протопресвитеров Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа, Николая Афанасьева и протоиерея Александра Меня[23]. Однако позднее было указано на неточность информации журналистов, поскольку «было сожжено четыре книги, которые по авторству приписывать можно Меню, но на них не было пометок священноначалия о том, что они изданы по благословению, а проповеди, которые они содержали, содержали явно натяжки в совершенно вольной трактовке Священного Предания»[24].

В 2002 году члены молодёжного движения «Идущие вместе» установили муляж унитаза перед зданием ГАБТ, после чего в нём были сожжены специально отпечатанные брошюры выдержками из книг Владимира Сорокина. Акция была связана с подписанием контракта между писателем и Большим Театром[25]. Впрочем, по утверждению авторов акции, книги были не сожжены, а утоплены[26]. Аналогичная акция с участием книг Сорокина (также Эдварда Радзинского и Владимира Соловьева) была проведена в 2008 году, уже Союзом Православных Хоругвеносцев[27].

В июне 2012 года два монаха Троице-Сергиевой Лавры публично сожгли две тысячи экземпляров книги профессора А. И. Осипова «Посмертная жизнь» («Из времени в вечность: посмертная жизнь души»), подаренных лавре Сретенским монастырём, так как в данном издании, по их мнению, есть фрагменты, не соответствующие православному учению[28]. Данная книга была одобрена к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви. 15 июля 2012 года этот поступок был осуждён Духовным Собором Троице-Сергиевой лавры. Один из монахов был отправлен в скит на покаяние[29][30].

Поручение и.о. министра образования и молодёжной политики Республики Коми об изъятии книг, изданных при поддержке Фонда Сороса Ответ и.о. министра образования и молодёжной политики Республики Коми на запрос журнала 7x7 об изъятии и сожжении книг

Сожжение книг по распоряжению государственных органов[ | код]

В ноябре 2015 года от полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Андрея Травникова поступило поручение правительству Республики Коми, в котором говорилось, что Фонд Сороса реализовывал программы, «целью которых является популяризация среди молодёжи чуждых российской идеологии установок, формирования в молодёжной среде искажённого восприятия отечественной истории». В связи с этим предписывалось изъять из библиотек «учебные издания, не имеющие соответствующих рекомендаций Минобрнауки России и других уполномоченных государственных органов». В ответ на запрос интернет-журнала «7x7» и.о. министра образования и молодёжной политики республики Коми, сообщила, что во исполнение этого поручения из фондов библиотек была изъята и уничтожена литература, изданная в рамках проекта Фонда Сороса «Обновление гуманитарного образования в России». В Воркутинском горно-экономическом колледже литература была «уничтожена путём сожжения». И.о. министра также сообщила, что литература из другой библиотеки изъята и будет уничтожена, а третьему образовательному учреждению было рекомендовано также изъять литературу[31][32].

На Украине[ | код]

В 2016 году писатель Евгений Минко и фотограф Валерий Милосердов издали книгу «Я, Анна Чиллаг», тираж которой, по замыслу авторов, был сожжен после единственного дня продаж.

Пепел от сожженных книг был разослан в крупнейшие библиотеки Украины. В сопроводительном письме Минко и Милосердов сообщили, что современный мир не предусматривает существование печатных книг и предложили называть их термином Уилфреда Биона «странный объект»[33][34].

В Исландии[ | код]

Издательство Tunglið («луна» на исландском) публикует книги тиражом в 69 экземпляров только в ночь полнолуния. Те экземпляры, которые не распродаются на протяжении ночи, сжигаются. Владельцы издательства поясняют, что таким образом они полностью используют символическую энергию вышедших книг в течение нескольких часов, а не столетий[35].

В произведениях искусства[ | код]

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

  1. ↑ 9-е правило Седьмого Вселенского собора
  2. ↑ Талмуд. Этюд Эм. Дейтша
  3. ↑ William Hughes. Western Civilization: The Earliest Civilization Through the Reformation, McGraw-Hill, 1993. Pg. 152
  4. ↑ Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей
  5. ↑ «A pity of it all. A portrait of German-Jewish Epoch, 1743—1933», Amos Elon, Picador, NY, 2002, pp.33-55, 87-88, 207—208,229,244
  6. ↑ Дюмулен Г. История дзэн-буддизма. Индия и Китай. — СПб.: ОРИС, 1994. — С. 187. — 336 с. — ISBN 5-88436-026-6.
  7. ↑ Абаев Н. В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. — Новосибирск: Наука, 1983. — С. 73. — 128 с.
  8. ↑ Торчинов Е.А. Буддизм: Карманный словарь. — СПб.: Амфора, 2002. — С. 55—57. — 187 с. — ISBN 5-94278-286-5.
  9. ↑ Дюмулен, 1994, с. 187.
  10. ↑ Маслов А. А. Классические тексты дзэн. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. — С. 106—107. — 480 с. — ISBN 5-222-05192-7.
  11. ↑ Дюмулен, 1994, с. 123.
  12. ↑ Вон Кью-Кит. Энциклопедия дзэн. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. — С. 374. — 400 с. — ISBN 5-8183-0023-4.
  13. ↑ Шорников П. М. Сопротивление политике запрета русского языка в годы фашистской оккупации Молдавии (1941 — 1944 гг.) // Русская община. — 03 января 2009.
  14. ↑ 1 2 3 The books have been burning (англ.). Canadian Broadcasting Corporation. Проверено 8 января 2015.
  15. ↑ В США сожжены более 9 тыс. экземпляров книги мемуаров о войне в Афганистане (рус.). Интерфакс. Проверено 21 ноября 2014.
  16. ↑ Пентагон решил сжечь весь тираж военных мемуаров "Операция "Темное сердце"" (рус.). Российская газета. Проверено 21 ноября 2014.
  17. ↑ Власти США сочли предложение о сожжении Корана недостойным. Lenta.ru (8 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  18. ↑ Обама вступился за Коран перед пастором-евангелистом. Lenta.ru (9 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  19. ↑ Американский пастор «окончательно» отказался от планов сожжения Корана // Газета.ru, 11.09.2012 г.
  20. ↑ AIF.RU. Сожжение Коранов в США все-таки состоялось. Аргументы и факты (12 сентября 2010). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 10 мая 2012 года.
  21. ↑ Два американских пастора сожгли экземпляры Корана // Информационное агентство «Национальные интересы», 12.09.2012 г.
  22. ↑ Пастор, который сжег Коран, осудил нападение исламистов на миссию ООН // РИА Новости, 01.04.2011 г.
  23. ↑ Верховский А. Русская Православная Церковь и свобода выражения в светском обществе
  24. ↑ Церковная жизнь в России: год 1997 и 1998
  25. ↑ Известного писателя Владимира Сорокина подозревают в распространении порнографии // NEWSru.com, 27.06.2002
  26. ↑ Юлия Таратута Владимир Сорокин обанкротил «Идущих вместе» // Газета «Коммерсантъ» № 56 от 30.03.2004. — С. 7
  27. ↑ Лента Новостей. 2008 год от Р. Х. Служба информации Союза Православных Хоругвеносцев
  28. ↑ Православные монахи сжигают книги проф. А. И. Осипова // You Tube
  29. ↑ Новости 17 июля 2012 г.
  30. ↑ Духовный Собор Троице-Сергиевой лавры осудил сожжение книг профессора Осипова // Православие и мир, 23.07.2012 г.
  31. ↑ Владимир Прокушев. В Коми сожгли «чуждые российской идеологии» книги Фонда Сороса. 7x7 (13 января 2016). Проверено 13 января 2016.
  32. ↑ В Коми сожгли неугодные книги Фонда Сороса. Lenta.ru (13 января 2016). Проверено 13 января 2016.
  33. ↑ Украинским библиотекам разослали пепел от сожженных книг, Подробности (13 января 2017).
  34. ↑ Киевским библиотекам предложили принять пепел книги, Культпростір (15 января 2017).
  35. ↑ James Reith. The Icelandic publisher that only prints books during a full moon – then burns them (англ.), The Guardian (31 мая 2017).
  36. ↑ Владимир Сорокин. «Манарага». — Corpus, 2017. — 256 с. — ISBN 978-5-17-102757-5.

ru.wikibedia.ru

Сожжение книг в нацистской Германии — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Сожжение книг в нацистской Германии — проводимая властями нацистской Германии кампания по демонстративному сожжению книг, не соответствующих идеологии национал-социализма. Вскоре после прихода к власти в Германии национал-социалистов (начало 1933 года) началось организованное преследование евреев, марксистов и пацифистов. С марта по октябрь 1933 года книги сжигали в 70 городах Германии. Организатором и исполнителем сожжений было не Министерство пропаганды, а Немецкий студенческий союз (нем. Deutsche Studentenschaft) в сотрудничестве с Гитлерюгендом. Кульминацией стало проведённое 10 мая 1933 года на площади Опернплац в Берлине, а также в 21 другом городе Германии масштабное показательное публичное сожжение книг, организованное в рамках «акции против негерманского духа» (нем. Aktion wider den undeutschen Geist). В ходе акции студентами, профессорами и местными руководителями нацистской партии были сожжены десятки тысяч книг преследуемых авторов.

«Акция против негерманского духа»

В находящемся под контролем нацистов ещё с 1931 года[1] Немецком студенческом союзе в начале апреля 1933 года с целью поддержки руководства Третьего Рейха был создан Отдел прессы и пропаганды, который под руководством Карла Ганса Лейстрица (нем. Hans Karl Leistritz) организовал «Акцию против негерманского духа». Отделом были разосланы указания местным отделениям Союза с призывом участия в четырёхнедельной «Акции против негерманского духа», начинавшейся 12 апреля и заканчивающейся 10 мая зрелищным публичным сожжением книг.

Подготовка

Важнейшим элементом студенческой политической борьбы считалась пропагандистская работа. 2 апреля 1933 года, на следующей день после объявления бойкота еврейских предприятий (нем. Judenboykott), был разработан детальный план[2]. 6 апреля 1933 года отдел прессы и пропаганды Немецкого студенческого союза разослал по региональным отделениям Союза циркуляр, объявляющий старт общенациональной «акции против негерманского духа», в рамках которой пропагандистская кампания стартовала 12 апреля публикацией «12 тезисов против негерманского духа», а кульминацией должно было стать буквальное «очищение огнём», запланированное на 18 часов 10 мая 1933 года.[1] Местные отделения должны были снабжать прессу официальными сообщениями и заказными статьями, организовывать публичные выступления известных деятелей нацистской партии и организовывать трансляции в радиоэфире

«12 тезисов против негерманского духа»

8 апреля студенческий союз также подготовил «Двенадцать тезисов против негерманского духа» (нем. Wider den undeutschen Geist!)[3], которые были призваны ассоциироваться с Мартином Лютером и историческим сожжением книг на Вартбургском празднестве, произошедшем в 1817 году в честь трёхсотлетия 95 тезисов Лютера. Текст тезисов публиковался в газетах, и распространялся на листовках и плакатах, набранных красным готическим шрифтом.

Распространяемые в университетах «двенадцать тезисов» призывали к «очищению» национального языка и культуры, протестовали против «еврейского духа», и требовали, чтобы университеты стали центрами немецкого национализма. Организаторы изображали «акцию» как «ответ на всемирную еврейскую клеветническую кампанию против Германии» и подтверждение традиционных немецких ценностей.[4][5]

4. Наш самый опасный враг — еврей, и тот, кто зависим от него.5. Еврей может думать только по-еврейски. Когда он пишет по-немецки, то он лжёт. Немец, пишущий по-немецки, но думающий не по-немецки, есть изменник! Студент, говорящий и пишущий не по-немецки, сверх того бездумен и будет неверен своему предназначению.6. Мы хотим искоренить ложь, мы хотим заклеймить предательство, мы желаем студентам не легкомысленности, а дисциплины и политического воспитания.7. Мы хотим считать евреев иностранцами, и мы хотим овладеть народным духом.

Оригинальный текст (нем.)  

4. Unser gefährlichster Widersacher ist der Jude, und der, der ihm hörig ist. 5. Der Jude kann nur jüdisch denken. Schreibt er deutsch, dann lügt er. Der Deutsche, der deutsch schreibt, aber undeutsch denkt, ist ein Verräter! Der Student, der undeutsch spricht und schreibt, ist außerdem gedankenlos und wird seiner Aufgabe untreu.6. Wir wollen die Lüge ausmerzen, wir wollen den Verrat brandmarken, wir wollen für den Studenten nicht Stätten der Gedankenlosigkeit, sondern der Zucht und der politischen Erziehung.7. Wir wollen den Juden als Fremdling achten, und wir wollen das Volkstum ernst nehmen.

Изъятие книг

Второй этап «Просветительской кампании» стартовал 26 апреля 1933 г. сбором «подрывной литературы». Каждый студент должен был прежде всего очистить собственную библиотеку и библиотеки знакомых и членов семьи от «вредных» книг, затем обыскивались библиотеки университетов и институтов. Публичные библиотеки и книжные магазины также подвергались зачистке от запрещённой литературы. Члены Гитлерюгенда и Национал-социалистического студенческого союза распространяли от имени Комитета борьбы против негерманского духа требования к студентам изымать отмеченные в прилагавшемся «чёрном списке» книги, а затем передать их представителям комитета для последующего публичного сожжения.[5]

Сожжение книг

В качестве символического акта устрашения, 10 мая 1933 года студенты сожгли более 25 тыс.томов «негерманских» книг, что стало началом эпохи государственной цензуры и контроля над культурой. Ночью 10 мая в большинстве университетских городов, включая Берлин, Бонн и Мюнхен[6], националистически настроенные студенты приняли участие в факельных шествиях «против негерманского духа». Подготовленный сценарий акций включал выступления высокопоставленных функционеров нацистской партии, ректоров и профессоров университетов, студенческих лидеров. В местах проведения акции, студенты бросали изъятые и нежелательные книги в костры в ходе торжественной и радостной церемонии, под музыку оркестров, пение, «клятвы на огне» и речёвки. В Берлине около 40 тысяч[4] человек собралось на площади Опернплац (с 1947 — Бебельплац). Заранее подготовленный лидерами Студенческого союза Герхардом Крюгером (нем. Gerhard Krüger) и Карлом Гансом Лейстрицем сценарий предполагал произнесение специальных «огненных речёвок» (нем. Feuersprüche)[5][7]:

  1. Против классовой борьбы и материализма! За народность и идеалистическое мировоззрение. Я предаю огню писания Маркса и Каутского.
  2. Долой декадентство и моральное разложение! Упорядоченному государству — порядочную семью! Я предаю огню сочинения Генриха Манна, Эрнста Глезера (нем.)русск. и Эриха Кестнера.
  3. Возвысим голос против уклонистов и политических предателей, отдадим все силы народу и государству! Я предаю огню сочинения Фридриха Вильгельма Фёрстера.
  4. Нет растлевающей душу половой распущенности! Да здравствует благородство человеческой души! Я предаю огню сочинения Зигмунда Фрейда.
  5. Нет фальсификации отечественной истории и очернительству великих имен, будем свято чтить наше прошлое! Я предаю огню сочинения Эмиля Людвига и Вернера Хегемана (нем.)русск..
  6. Нет — антинародной журналистике демократически-еврейского пошиба в годы национального восстановления! Я предаю огню сочинения Теодора Вольфа и Георга Бернгарда (нем.)русск..
  7. Нет — писакам, предающим героев мировой войны. Да здравствует воспитание молодежи в духе подлинного историзма! Я предаю огню сочинения Эриха Марии Ремарка.
  8. Нет засорению и уродованию родного немецкого языка. Крепите заботу о языке — величайшем сокровище нашего народа. Пожри, огонь, сочинения Альфреда Керра (англ.).
  9. Нет — наглости и самоуверенности. Да — уважению и почтительности к немецкому народному духу. Пусть пламя поглотит сочинения Тухольского и Осецкого.

Оригинальный текст (нем.)  

1. Rufer: Gegen Klassenkampf und Materialismus, für Volksgemeinschaft und idealistische Lebenshaltung!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Marx und Kautsky.2. Rufer: Gegen Dekadenz und moralischen Zerfall! Für Zucht und Sitte in Familie und Staat!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Heinrich Mann, Ernst Glaeser und Erich Kästner.3. Rufer: Gegen Gesinnungslumperei und politischen Verrat, für Hingabe an Volk und Staat!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Friedrich Wilhelm Foerster.4. Rufer: Gegen seelenzerfasernde Überschätzung des Trieblebens, für den Adel der menschlichen Seele!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Sigmund Freud.5. Rufer: Gegen Verfälschung unserer Geschichte und Herabwürdigung ihrer großen Gestalten, für Ehrfurcht vor unserer Vergangenheit!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Emil Ludwig und Werner Hegemann.6. Rufer: Gegen volksfremden Journalismus demokratisch-jüdischer Prägung, für verantwortungsbewusste Mitarbeit am Werk des nationalen Aufbaus!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Theodor Wolff und Georg Bernhard.7. Rufer: Gegen literarischen Verrat am Soldaten des Weltkriegs, für Erziehung des Volkes im Geist der Wehrhaftigkeit!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Erich Maria Remarque.8. Rufer: Gegen dünkelhafte Verhunzung der deutschen Sprache, für Pflege des kostbarsten Gutes unseres Volkes!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Alfred Kerr.9. Rufer: Gegen Frechheit und Anmaßung, für Achtung und Ehrfurcht vor dem unsterblichen deutschen Volksgeist!Verschlinge, Flamme, auch die Schriften von Tucholsky und Ossietzky!

Не все сожжения книг состоялись в запланированный Студенческим союзом день 10 мая: некоторые были отложены на несколько дней из-за дождя; другие, по решению местных отделений Союза, были перенесены на традиционный праздничный день летнего солнцестояния 21 июня. Так или иначе, в 34 университетских городах по всей Германии «Акция против негерманского духа» прошла успешно и была освещена множеством газетных публикаций. В некоторых местах, включая Берлин, радиостанции проводили живую трансляцию речей, песен и речёвок множеству немецких слушателей[4].

Свидетельства современников

Эрих Кестнер

Эрих Кестнер — из 15 упомянутых в «огненных речёвках» писателей только он стал свидетелем сожжения собственных книг — написал затем:[8]Я стоял возле университета, зажатый со всех сторон студентами, цветом нации, одетыми в форму штурмовых отрядов, смотрел, как огонь лижет обложки наших книг, и слушал сальные тирады этого мелкотравчатого лжеца. Похоронный ветер дул над городом

Оригинальный текст (нем.)  

Ich stand vor der Universität, eingekeilt zwischen Studenten in SA-Uniform, den Blüten der Nation, sah unsere Bücher in die zuckenden Flammen fliegen und hörte die schmalzigen Tiraden des kleinen abgefeimten Lügners.Begräbniswetter hing über der Stadt.

Оскар Мария Граф

Оскар Мария Граф, возмущённый тем, что его книги не вошли в число сжигаемых, и, более того, попали в список рекомендованной нацистами «народной» (Völkische) литературы, обратился к властям с открытым письмом, озаглавленным «Сожгите меня!», в котором говорилось[9][10]: Я не заслужил такого бесчестия!… Всей своей жизнью и всеми своими сочинениями я приобрёл право требовать, чтобы мои книги были преданы чистому пламени костра, а не попали в кровавые руки и испорченные мозги коричневой банды убийц.

Оригинальный текст (нем.)  

...Womit habe ich diese Schmach verdient?... Nach meinem ganzen Leben und nach meinem ganzen Schreiben habe ich das Recht, zu verlangen, dass meine Bücher der reinen Flamme des Scheiterhaufens überantwortet werden und nicht in die blutigen Hände und die verdorbenen Hirne der braunen Mordbande gelangen.

Бертольт Брехт

Под впечатлением письма О. М. Графа, Бертольт Брехт написал стихотворение «Сожжение книг»:

После приказа властей о публичном сожженииКниг вредного содержания,Когда повсеместно понукали волов, тащившихТелеги с книгами на костер,Один гонимый автор, один из самых лучших,Штудируя список сожженных, внезапноУжаснулся, обнаружив, что его книгиЗабыты. Он поспешил к письменному столу,Окрыленный гневом, и написал письмо власть имущим.«Сожгите меня! — писало его крылатое перо. —Сожгите меня!Не пропускайте меня! Не делайте этого! Разве яНе писал в своих книгах только правду? А выОбращаетесь со мной как со лжецом.Я приказываю вам:«Сожгите меня!»

Оригинальный текст (нем.)  

Die Bücherverbrennung

Als das Regime befahl, Bücher mit schädlichem Wissen Öffentlich zu verbrennen, und allenthalben Ochsen gezwungen wurden, Karren mit Büchern Zu den Scheiterhaufen zu ziehen, entdeckte Ein verjagter Dichter, einer der besten, die Liste der Verbrannten studierend, entsetzt, daß seine Bücher vergessen waren. Er eilte zum Schreibtisch Zornbeflügelt, und schrieb einen Brief an die Machthaber. Verbrennt mich! schrieb er mit fliegender Feder, verbrennt mich! Tut mir das nicht an! Laßt mich nicht übrig! Habe ich nicht Immer die Wahrheit berichtet in meinen Büchern? Und jetzt Werd ich von euch wie ein Lügner behandelt! Ich befehle euch, Verbrennt mich!

— Перевод Б. Слуцкого

Другие

Немецкий литературный критик Марсель Райх-Раницкий вспоминает, что происходившие не воспринималось обществом всерьёз:[11]

Это выглядело странно. Как несерьезное событие. Никто не воспринимал происходившее всерьез, в том числе и те, кто это делал. Мне казалось это сумасшествием, что книги лучших немецких писателей просто так сжигаются. Тогда было ещё непонятно, что все это лишь пролог, увертюра.

Печально то, что тогдашняя немецкая интеллигенция, хотя и с явным изумлением, но без возмущения просто приняла все это к сведению.

Память о событиях

С 1947 года 10 мая отмечается в Германии как День книги (нем. Tag des Buches).

В 1995 году на берлинской площади Бебельплац был установлен памятник сожжённым книгам работы израильского архитектора и скульптора Михи Ульманна. Памятник представляет собой пустые книжные полки, установленные ниже уровня мостовой и закрытые сверху стеклом. Табличка рядом с памятником гласит: «На этой площади 10 мая 1933 г. студенты-нацисты жгли книги»; там же приведена цитата из трагедии Генриха Гейне «Альмансор» [6][7]:

Это была лишь прелюдия, там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей.

Оригинальный текст (нем.)  

Das war ein Vorspiel nur, dort, wo man BücherVerbrennt, verbrennt man auch am Ende Menschen.[12]

См. также

Список авторов книг, сжигавшихся в нацистской Германии

Напишите отзыв о статье "Сожжение книг в нацистской Германии"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Евгений Беркович [www.e-slovo.ru/388/10pol1.htm «Если еврей пишет по-немецки, он лжёт»] // Еврейское Слово : газета. — 2008. — Вып. №18 (388).
  2. ↑ Krüger, Leistritz. [www.verbrannte-buecher.de/t3/index.php?id=87 Aufruf der deutschen Studentenschaft zur Planung und Durchführung öffentlicher Bücherverbrennungen] (нем.). Deutsche Studentenschaft (2 April 1933). Проверено 16 мая 2010. [www.webcitation.org/67CNNvM1B Архивировано из первоисточника 26 апреля 2012].
  3. ↑ [www.library.arizona.edu/exhibits/burnedbooks/documents.htm#twelve «Двенадцать тезисов против негерманского духа»] (нем.) (англ.)
  4. ↑ 1 2 3 [www.ushmm.org/wlc/en/article.php?ModuleId=10005852 Book burning] (англ.). Holocaust Encyclopedia. Мемориальный музей Холокоста (США). Проверено 15 мая 2010. [www.webcitation.org/66A3aVVqY Архивировано из первоисточника 14 марта 2012].
  5. ↑ 1 2 3 Васильченко, Андрей Вячеславович. [redbaron88.narod.ru/hj/4.htm «Гитлерюгенд» и унификация молодёжной жизни Германии (1933-1934 гг.)]. История Гитлерюгенда. Проверено 16 мая 2010. [www.webcitation.org/67CNOgRA4 Архивировано из первоисточника 26 апреля 2012].
  6. ↑ 1 2 Феликс Гимельфарб [www.euxpress.de/archive/artikel_9702.html «Утонувшая библиотека» на Бебельплац] // Европа-Экспресс : газета. — 12 Мая 2008. — Вып. № 20 (532).
  7. ↑ 1 2 Гусейнов, Гасан [www.dw-world.de/dw/article/0,2144,348247,00.html «Крепите заботу о языке — величайшем сокровище нашего народа!» по следам майских призывов партайгеноссе Геббельса]. Deutsche Welle (15 мая 2001). Проверено 15 мая 2010. [www.webcitation.org/619NEX3wl Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  8. ↑ [cn.com.ua/N263/culture/parallels/parallels.html#top 70 лет назад по всей Германии жгли книги.] // Столичные новости. — Киев, 20-26 мая 2003. — Вып. №18 (263).
  9. ↑ А.В. Елисеева [www.nrgumis.ru/articles/article_full.php?aid=109 Баварец в кожаных штанах или пролетарский писатель?] // Новые российские гуманитарные исследования. — 2010. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2070-5395&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 2070-5395].
  10. ↑ Graf O. M. An manchen Tagen. Reden. Gedanken und Zeitbetrachtungen. — Frankfurt a. M.: Nest Verlag, 1961. — С. 14-15. — 376 с.
  11. ↑ Евгения Назарец, Юрий Векслер [www.svobodanews.ru/content/transcript/447399.html Германия отметила 75-ю годовщину последнего в её истории сожжения книг] // Радио Свобода : радиопередача. — 13.05.2008.
  12. ↑ Heinrich Heine, [www.zeno.org/Literatur/M/Heine,%20Heinrich/Dramen/Almansor/Das%20Innere%20eines%20alten,%20ver%F6deten%20Maurenschlosses Almansor], 1821

Отрывок, характеризующий Сожжение книг в нацистской Германии

В диспозиции сказано, первое: чтобы устроенные на выбранном Наполеоном месте батареи с имеющими выравняться с ними орудиями Пернетти и Фуше, всего сто два орудия, открыли огонь и засыпали русские флеши и редут снарядами. Это не могло быть сделано, так как с назначенных Наполеоном мест снаряды не долетали до русских работ, и эти сто два орудия стреляли по пустому до тех пор, пока ближайший начальник, противно приказанию Наполеона, не выдвинул их вперед. Второе распоряжение состояло в том, чтобы Понятовский, направясь на деревню в лес, обошел левое крыло русских. Это не могло быть и не было сделано потому, что Понятовский, направясь на деревню в лес, встретил там загораживающего ему дорогу Тучкова и не мог обойти и не обошел русской позиции. Третье распоряжение: Генерал Компан двинется в лес, чтоб овладеть первым укреплением. Дивизия Компана не овладела первым укреплением, а была отбита, потому что, выходя из леса, она должна была строиться под картечным огнем, чего не знал Наполеон. Четвертое: Вице король овладеет деревнею (Бородиным) и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Марана и Фриана (о которых не сказано: куда и когда они будут двигаться), которые под его предводительством направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками. Сколько можно понять – если не из бестолкового периода этого, то из тех попыток, которые деланы были вице королем исполнить данные ему приказания, – он должен был двинуться через Бородино слева на редут, дивизии же Морана и Фриана должны были двинуться одновременно с фронта. Все это, так же как и другие пункты диспозиции, не было и не могло быть исполнено. Пройдя Бородино, вице король был отбит на Колоче и не мог пройти дальше; дивизии же Морана и Фриана не взяли редута, а были отбиты, и редут уже в конце сражения был захвачен кавалерией (вероятно, непредвиденное дело для Наполеона и неслыханное). Итак, ни одно из распоряжений диспозиции не было и не могло быть исполнено. Но в диспозиции сказано, что по вступлении таким образом в бой будут даны приказания, соответственные действиям неприятеля, и потому могло бы казаться, что во время сражения будут сделаны Наполеоном все нужные распоряжения; но этого не было и не могло быть потому, что во все время сражения Наполеон находился так далеко от него, что (как это и оказалось впоследствии) ход сражения ему не мог быть известен и ни одно распоряжение его во время сражения не могло быть исполнено.

Многие историки говорят, что Бородинское сражение не выиграно французами потому, что у Наполеона был насморк, что ежели бы у него не было насморка, то распоряжения его до и во время сражения были бы еще гениальнее, и Россия бы погибла, et la face du monde eut ete changee. [и облик мира изменился бы.] Для историков, признающих то, что Россия образовалась по воле одного человека – Петра Великого, и Франция из республики сложилась в империю, и французские войска пошли в Россию по воле одного человека – Наполеона, такое рассуждение, что Россия осталась могущественна потому, что у Наполеона был большой насморк 26 го числа, такое рассуждение для таких историков неизбежно последовательно. Ежели от воли Наполеона зависело дать или не дать Бородинское сражение и от его воли зависело сделать такое или другое распоряжение, то очевидно, что насморк, имевший влияние на проявление его воли, мог быть причиной спасения России и что поэтому тот камердинер, который забыл подать Наполеону 24 го числа непромокаемые сапоги, был спасителем России. На этом пути мысли вывод этот несомненен, – так же несомненен, как тот вывод, который, шутя (сам не зная над чем), делал Вольтер, говоря, что Варфоломеевская ночь произошла от расстройства желудка Карла IX. Но для людей, не допускающих того, чтобы Россия образовалась по воле одного человека – Петра I, и чтобы Французская империя сложилась и война с Россией началась по воле одного человека – Наполеона, рассуждение это не только представляется неверным, неразумным, но и противным всему существу человеческому. На вопрос о том, что составляет причину исторических событий, представляется другой ответ, заключающийся в том, что ход мировых событий предопределен свыше, зависит от совпадения всех произволов людей, участвующих в этих событиях, и что влияние Наполеонов на ход этих событий есть только внешнее и фиктивное. Как ни странно кажется с первого взгляда предположение, что Варфоломеевская ночь, приказанье на которую отдано Карлом IX, произошла не по его воле, а что ему только казалось, что он велел это сделать, и что Бородинское побоище восьмидесяти тысяч человек произошло не по воле Наполеона (несмотря на то, что он отдавал приказания о начале и ходе сражения), а что ему казалось только, что он это велел, – как ни странно кажется это предположение, но человеческое достоинство, говорящее мне, что всякий из нас ежели не больше, то никак не меньше человек, чем великий Наполеон, велит допустить это решение вопроса, и исторические исследования обильно подтверждают это предположение. В Бородинском сражении Наполеон ни в кого не стрелял и никого не убил. Все это делали солдаты. Стало быть, не он убивал людей. Солдаты французской армии шли убивать русских солдат в Бородинском сражении не вследствие приказания Наполеона, но по собственному желанию. Вся армия: французы, итальянцы, немцы, поляки – голодные, оборванные и измученные походом, – в виду армии, загораживавшей от них Москву, чувствовали, что le vin est tire et qu'il faut le boire. [вино откупорено и надо выпить его.] Ежели бы Наполеон запретил им теперь драться с русскими, они бы его убили и пошли бы драться с русскими, потому что это было им необходимо. Когда они слушали приказ Наполеона, представлявшего им за их увечья и смерть в утешение слова потомства о том, что и они были в битве под Москвою, они кричали «Vive l'Empereur!» точно так же, как они кричали «Vive l'Empereur!» при виде изображения мальчика, протыкающего земной шар палочкой от бильбоке; точно так же, как бы они кричали «Vive l'Empereur!» при всякой бессмыслице, которую бы им сказали. Им ничего больше не оставалось делать, как кричать «Vive l'Empereur!» и идти драться, чтобы найти пищу и отдых победителей в Москве. Стало быть, не вследствие приказания Наполеона они убивали себе подобных. И не Наполеон распоряжался ходом сраженья, потому что из диспозиции его ничего не было исполнено и во время сражения он не знал про то, что происходило впереди его. Стало быть, и то, каким образом эти люди убивали друг друга, происходило не по воле Наполеона, а шло независимо от него, по воле сотен тысяч людей, участвовавших в общем деле. Наполеону казалось только, что все дело происходило по воле его. И потому вопрос о том, был ли или не был у Наполеона насморк, не имеет для истории большего интереса, чем вопрос о насморке последнего фурштатского солдата. Тем более 26 го августа насморк Наполеона не имел значения, что показания писателей о том, будто вследствие насморка Наполеона его диспозиция и распоряжения во время сражения были не так хороши, как прежние, – совершенно несправедливы. Выписанная здесь диспозиция нисколько не была хуже, а даже лучше всех прежних диспозиций, по которым выигрывались сражения. Мнимые распоряжения во время сражения были тоже не хуже прежних, а точно такие же, как и всегда. Но диспозиция и распоряжения эти кажутся только хуже прежних потому, что Бородинское сражение было первое, которого не выиграл Наполеон. Все самые прекрасные и глубокомысленные диспозиции и распоряжения кажутся очень дурными, и каждый ученый военный с значительным видом критикует их, когда сражение по ним не выиграно, и самью плохие диспозиции и распоряжения кажутся очень хорошими, и серьезные люди в целых томах доказывают достоинства плохих распоряжений, когда по ним выиграно сражение. Диспозиция, составленная Вейротером в Аустерлицком сражении, была образец совершенства в сочинениях этого рода, но ее все таки осудили, осудили за ее совершенство, за слишком большую подробность. Наполеон в Бородинском сражении исполнял свое дело представителя власти так же хорошо, и еще лучше, чем в других сражениях. Он не сделал ничего вредного для хода сражения; он склонялся на мнения более благоразумные; он не путал, не противоречил сам себе, не испугался и не убежал с поля сражения, а с своим большим тактом и опытом войны спокойно и достойно исполнял свою роль кажущегося начальствованья.

Вернувшись после второй озабоченной поездки по линии, Наполеон сказал: – Шахматы поставлены, игра начнется завтра. Велев подать себе пуншу и призвав Боссе, он начал с ним разговор о Париже, о некоторых изменениях, которые он намерен был сделать в maison de l'imperatrice [в придворном штате императрицы], удивляя префекта своею памятливостью ко всем мелким подробностям придворных отношений. Он интересовался пустяками, шутил о любви к путешествиям Боссе и небрежно болтал так, как это делает знаменитый, уверенный и знающий свое дело оператор, в то время как он засучивает рукава и надевает фартук, а больного привязывают к койке: «Дело все в моих руках и в голове, ясно и определенно. Когда надо будет приступить к делу, я сделаю его, как никто другой, а теперь могу шутить, и чем больше я шучу и спокоен, тем больше вы должны быть уверены, спокойны и удивлены моему гению». Окончив свой второй стакан пунша, Наполеон пошел отдохнуть пред серьезным делом, которое, как ему казалось, предстояло ему назавтра. Он так интересовался этим предстоящим ему делом, что не мог спать и, несмотря на усилившийся от вечерней сырости насморк, в три часа ночи, громко сморкаясь, вышел в большое отделение палатки. Он спросил о том, не ушли ли русские? Ему отвечали, что неприятельские огни всё на тех же местах. Он одобрительно кивнул головой. Дежурный адъютант вошел в палатку. – Eh bien, Rapp, croyez vous, que nous ferons do bonnes affaires aujourd'hui? [Ну, Рапп, как вы думаете: хороши ли будут нынче наши дела?] – обратился он к нему. – Sans aucun doute, Sire, [Без всякого сомнения, государь,] – отвечал Рапп. Наполеон посмотрел на него. – Vous rappelez vous, Sire, ce que vous m'avez fait l'honneur de dire a Smolensk, – сказал Рапп, – le vin est tire, il faut le boire. [Вы помните ли, сударь, те слова, которые вы изволили сказать мне в Смоленске, вино откупорено, надо его пить.] Наполеон нахмурился и долго молча сидел, опустив голову на руку. – Cette pauvre armee, – сказал он вдруг, – elle a bien diminue depuis Smolensk. La fortune est une franche courtisane, Rapp; je le disais toujours, et je commence a l'eprouver. Mais la garde, Rapp, la garde est intacte? [Бедная армия! она очень уменьшилась от Смоленска. Фортуна настоящая распутница, Рапп. Я всегда это говорил и начинаю испытывать. Но гвардия, Рапп, гвардия цела?] – вопросительно сказал он. – Oui, Sire, [Да, государь.] – отвечал Рапп. Наполеон взял пастильку, положил ее в рот и посмотрел на часы. Спать ему не хотелось, до утра было еще далеко; а чтобы убить время, распоряжений никаких нельзя уже было делать, потому что все были сделаны и приводились теперь в исполнение. – A t on distribue les biscuits et le riz aux regiments de la garde? [Роздали ли сухари и рис гвардейцам?] – строго спросил Наполеон. – Oui, Sire. [Да, государь.] – Mais le riz? [Но рис?] Рапп отвечал, что он передал приказанья государя о рисе, но Наполеон недовольно покачал головой, как будто он не верил, чтобы приказание его было исполнено. Слуга вошел с пуншем. Наполеон велел подать другой стакан Раппу и молча отпивал глотки из своего. – У меня нет ни вкуса, ни обоняния, – сказал он, принюхиваясь к стакану. – Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка? Корвизар дал мне эти пастильки, но они ничего не помогают. Что они могут лечить? Лечить нельзя. Notre corps est une machine a vivre. Il est organise pour cela, c'est sa nature; laissez y la vie a son aise, qu'elle s'y defende elle meme: elle fera plus que si vous la paralysiez en l'encombrant de remedes. Notre corps est comme une montre parfaite qui doit aller un certain temps; l'horloger n'a pas la faculte de l'ouvrir, il ne peut la manier qu'a tatons et les yeux bandes. Notre corps est une machine a vivre, voila tout. [Наше тело есть машина для жизни. Оно для этого устроено. Оставьте в нем жизнь в покое, пускай она сама защищается, она больше сделает одна, чем когда вы ей будете мешать лекарствами. Наше тело подобно часам, которые должны идти известное время; часовщик не может открыть их и только ощупью и с завязанными глазами может управлять ими. Наше тело есть машина для жизни. Вот и все.] – И как будто вступив на путь определений, definitions, которые любил Наполеон, он неожиданно сделал новое определение. – Вы знаете ли, Рапп, что такое военное искусство? – спросил он. – Искусство быть сильнее неприятеля в известный момент. Voila tout. [Вот и все.] Рапп ничего не ответил. – Demainnous allons avoir affaire a Koutouzoff! [Завтра мы будем иметь дело с Кутузовым!] – сказал Наполеон. – Посмотрим! Помните, в Браунау он командовал армией и ни разу в три недели не сел на лошадь, чтобы осмотреть укрепления. Посмотрим! Он поглядел на часы. Было еще только четыре часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать все таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции. Наполеон прошелся перед палаткой, посмотрел на огни, прислушался к топоту и, проходя мимо высокого гвардейца в мохнатой шапке, стоявшего часовым у его палатки и, как черный столб, вытянувшегося при появлении императора, остановился против него. – С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему. – Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк? – Получили, ваше величество. Наполеон кивнул головой и отошел от него.

В половине шестого Наполеон верхом ехал к деревне Шевардину. Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра. Вправо раздался густой одинокий пушечный выстрел, пронесся и замер среди общей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел, заколебался воздух; четвертый, пятый раздались близко и торжественно где то справа. Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один другой. Наполеон подъехал со свитой к Шевардинскому редуту и слез с лошади. Игра началась.

Вернувшись от князя Андрея в Горки, Пьер, приказав берейтору приготовить лошадей и рано утром разбудить его, тотчас же заснул за перегородкой, в уголке, который Борис уступил ему. Когда Пьер совсем очнулся на другое утро, в избе уже никого не было. Стекла дребезжали в маленьких окнах. Берейтор стоял, расталкивая его. – Ваше сиятельство, ваше сиятельство, ваше сиятельство… – упорно, не глядя на Пьера и, видимо, потеряв надежду разбудить его, раскачивая его за плечо, приговаривал берейтор. – Что? Началось? Пора? – заговорил Пьер, проснувшись. – Изволите слышать пальбу, – сказал берейтор, отставной солдат, – уже все господа повышли, сами светлейшие давно проехали. Пьер поспешно оделся и выбежал на крыльцо. На дворе было ясно, свежо, росисто и весело. Солнце, только что вырвавшись из за тучи, заслонявшей его, брызнуло до половины переломленными тучей лучами через крыши противоположной улицы, на покрытую росой пыль дороги, на стены домов, на окна забора и на лошадей Пьера, стоявших у избы. Гул пушек яснее слышался на дворе. По улице прорысил адъютант с казаком.

wiki-org.ru