Название книги: Тайны мертвых. Тайны мертвых книга


Читать онлайн книгу Тайны мертвых

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Назад к карточке книги

Все права защищены.

Перепечатка, экранизация или воспроизведение

иным способом части или всего произведения,

а также ведение практических семинаров,

лекций, тренингов по книге без разрешения автора

запрещены.

Внимание! Эта книга имеет специальный код.

Чем больше раз вы перечитаете эту книгу,

тем быстрее решатся все ваши проблемы!

Эта книга получена посредством ченнелинга с душой Яна. Факты подтвердили подлинность имен и событий.

Предисловие

Я являюсь крупным специалистом по ченнелингу. Я была в группе, в которой мы глубоко изучали возможности гипноза, в том числе и в плане ченнелинга, к которому у меня было большое дарование. Группа состояла из больших и известных в РФ специалистов в области гипноза, где я в совершенстве овладела многими его методами.

Так вот, однажды во время проведения сеанса контакта с развоплощенными душами, со мной связалась душа Яна – молодого человека, ставшего героем этой книги, и попросила меня изложить его историю жизни и смерти. Получилось очень яркое и необычное повествование о загробной жизни, которое подтверждалось и другими моими контактами.

Ян также попросил меня изложить конец его жизни, где он описал свою склонность к суициду. Я сперва не хотела, чтоб это было в моей книге. Но Ян настоял, объясняя что, таким образом, многие склонные к этому люди смогут осознать и понять себя лучше, что поможет им избежать этой наклонности. К тому же, это позволит их понять окружающим людям, что также будет способствовать уменьшению этого явления, ведь оно возникает в процессе непонимания людьми друг друга и самого себя. Побеседовав со многими ведущими психиатрами и психологами, которые подтвердили, что это описание будет полезно для изжития этой проблемы, я оставила его в своей книге, как и просил Ян. Кроме того, эта книга проливает свет на тесную связь с нами существ тонкого плана, что помогает понять причины многих психологических состояний и поступков, которые совершает человек под воздействием этих существ и душ умерших людей, что также очень важно для понимания причины своих мыслей и побуждений.

Тайны мёртвых

Ян шел по кладбищу среди могил и памятников, усыпанных желтой осенней листвой. Было пасмурно. Моросил мелкий дождик. Но ему нравилась такая погода. Нравилось бродить по кладбищу в тишине и покое, особенно вечером, когда там не было людей. Он шел и размышлял о жизни и о смерти:

«Вот, я такой молодой, – думал он, – а уже не хочу жить, надоело. Это, наверно, странно. Взрослые говорят, что я чеканулся, но ведь я не один такой. И сейчас появляются целые движения готов и эмо. Они тоже находятся в похожем состоянии, пишут стихи, поют о смерти, о нежелании находиться в этом мире. Почему так? Ведь раньше такого не было. Видимо, этот мир окончательно прогнил, стал фальшивым, искусственным. Так что более чувствительные люди, как я, как эмо и готы, не хотят жить в этом мёртвом, пластмассовом мире среди мертвых людей, которые живут как зомби, как роботы, и не хотят просыпаться из своего сна. Они лгут. Постоянно лгут и притворяются, что все хорошо. Но ведь уже всем понятно, что мир идет к гибели. Но они надели розовые очки и не хотят видеть правду, видеть все как есть, реально».

Стало темно, дождь усилился. Ян поднял воротник, чтобы защититься от холодных капель, и пошел к выходу, провожая взглядом знакомые надгробья.

«Им хорошо, для них все уже кончилось, а я должен еще мучиться. И непонятно, чего ждать», – думал он.

***

В пустом зале на небольшой сцене в институте репетировала самодеятельная группа «ЧП».

Солист группы – высокий блондин с длинными волосами и голубыми глазами играл на гитаре и пел потусторонним голосом в стиле рока:

Это не для тебя: чрево матери – тесный тугой мешок.

Это не для тебя: беспрестанных рождений ужасный шок.

Это не для тебя: муки роста, когда ты не можешь ходить.

Это не для тебя, но мы все же сумели с тобой угодить

В этот бренный мир, в этот долгий плен,

Не проехать мимо больших проблем.

Находиться здесь, жизнь свою губя -

Это не для тебя! Это не для тебя!

В зале сидела девушка Яна, Инна, и наблюдала его выступление. Ян пел:

Это не для тебя! Ты свободу искал, но в тюрьму попал.

Это не для тебя! Ты пытался бежать, но опять упал.

Это не для тебя: кровь и слезы, и сопли, слюна и пот.

Это не для тебя, но мы все же попали сюда – и вот:

Этот бренный мир, этот долгий плен,

Не проехать мимо больших проблем.

Находиться здесь, жизнь свою губя -

Это не для тебя! Это не для тебя!

Это не для тебя: боль ушибов и ссадин, и жгучих ран.

Это не для тебя: бой с болезнью – навязчивая игра.

Это не для тебя: рак и голод, и СПИД, паралич и чума.

Это не для тебя! Становиться умней, чтоб сходить с ума!

Это не для тебя! Ты ведь был бунтарем! Так начни борьбу!

Это не для тебя: завещанье писать и лежать в гробу.

Это не для тебя: гнить в земле, ведь Любовь может смерть попрать.

Это не для тебя: беспрестанно рождаться и умирать!

После импровизированного концерта, друзья расселись и, дымя курительной смесью, разговаривали и громко смеялись.

– Каждый может решить: быть или не быть, – начал говорить Ян. – У нас есть свобода выбора жить или умереть. И это надо решить в первую очередь, стоит ли быть тут или нет, где кругом одна ложь политиков, грязь, предательство, эксплуатация людей. Что это за мир? А ведь мы живем еще пока без войны и голода, но люди все равно страдают, мучаются. Зачем это все?

– Ян, успокойся, – сказал ему Антон, хлопая его по плечу. – Я вижу – ты совсем перекурил. Вот, возьми таблетку «Амфитамина», съешь, развеселись хоть маленько.

И он протянул ему дурь.

– Нет, не надо, – отодвинул его руку Ян. – Это не поможет. Я все равно буду видеть все реально. Ты еще просто не созрел, еще в розовых очках. А я их снял.

Тут в зал зашел декан и, заметив, что парни сильно под кайфом, стал гнать их из зала:

– Вы что тут делаете?! Немедленно убирайтесь! Я доложу ректору о вашем поведении, вызову родителей! А ты, Инна, ты же хорошая девочка! Что ты делаешь с этими подонками?!

Ян не выдержал этой тирады и выпалил в лицо декана:

– Я вообще не собираюсь учиться в вашем институте! Так что не разоряйтесь зря. Чему вы тут учите?! Я хочу стать миллионером, разве вы можете этому научить?! Я хочу быть здоровым, счастливым, уметь знакомиться с девушками. А вы чему учите?!

Декан слегка опешил от такого наезда, но возразил:

– Мы даем профессию, чтоб ты не был чернорабочим, а мог нормально работать, продвигаться по карьере.

– Нормально работать…, – передразнил его Ян. – Да половина выпускников не могут на нее устроиться, так как все места заняты, и пополняют ряды бомжей или работают по другим специальностям! Остальные всю жизнь работают за три копейки! Мне не нужно такое образование, которое ничего не может мне дать! Я ухожу!

– Ну вот и уходи, – сказал декан. – Зачем нам нужен наркоман?

– Пойдем, Ян, – потянула его за руку Инна. – Зачем ты опять скандалишь?

– Ладно, – бросил Ян. – Прощайте! – и, выругавшись и сплюнув в угол, он с друзьями вышел из зала.

– Ну ты ему выдал! – радостно сказал Антон, обращаясь к Яну.

– Я тоже так думаю, – заметил Кирилл. – Если бы не родаки, давно бы ушел из этого гребаного вуза. Умные люди учились на «двояки» и стали миллиардерами, а отличники всю жизнь живут на одну зарплату или становятся бомжами.

Инна беспокоилась, чтобы Ян чего-нибудь не вытворил в таком состоянии, и решила проводить его до дома.

– Ян, пойдем к тебе? – предложила она.

– Ладно, пойдем, – сказал он. – Покедова всем!

Выйдя на улицу, друзья распрощались и пошли восвояси.

Самоубийство

Ян закрылся в ванне, набрал теплой воды, лег в воду и, взяв бритву, полоснул ей по рукам, вскрывая вены.

«Вот и конец», – подумал он.

Кровь потекла по рукам в воду. Он снова затянулся сигаретой с курительной смесью и, одев наушники, стал слушать свою любимую песню из концерта Градского «Рок»:

«Я прибыл в этот мир совсем слепым, – пел Градский, -

Согласья не спросили, в мир втолкнули.

Все обещания развеялись, как дым.

Свечу надежд зловонием задули!

Недолго в этом мире задержусь.

Посланьем этим с вами я прощаюсь.

Улыбкой вам Джоконды улыбаюсь.

Расстаться с жизнью вовсе не боюсь.

Я вены вскрою лезвием себе.

Уйду туда, куда уносят крылья.

Не совершаю над собой насилья.

Прими, Иисус, я двигаюсь к Тебе!

Кто остается – тем помочь нельзя.

В мученье дней все про Творца забыли.

Раздулись дни, за горизонт уплыли.

Все мечутся, на небо не глядя.

Судьбою вам навеки суждено

Нести тяжелый крест повиновенья.

Кровавым потом залиты сомненья.

И то, что будет дальше – все равно.

Вскрываю вены лезвием себе,

Я ухожу туда, куда уносят крылья.

Не совершаю над собой насилья.

Прими, Иисус, я двигаюсь к Тебе!

Он еще раз затянулся, дурман стал действовать, и ему показалось, что он плавает в свинцовом море, кровавые змеи вылезают из его рук и уплывают. Его тело исчезло, и он стал расплавленным свинцом. Ум распался на сотни кусочков отдельных мыслей, его нет, он просто взгляд, виденье и ничего. Зазвучало странное слово, переливаясь тысячью оттенков: кленьдя, сленьдя, мненьдя, гленьдя… Все стало нереальным, он проваливался в какую-то мглу…

Он очнулся на больничной койке под капельницей.

«Я опять жив», – подумал Ян.

– Сволочи, вы опять вернули меня к жизни! – заорал он и стал вырываться, но его руки и ноги были привязаны к койке.

«Опять я в дурдоме», – скрежеща зубами, подумал Ян.

– Отвяжите меня, гады! – орал он.

Пришел врач и сделал ему укол.

– Хватит меня успокаивать! Дайте мне умереть, как я хочу… – бесился он, погружаясь в сон…

***

Сидя напротив психолога в смирительной рубашке, он кричал:

– Что вам надо? Я сам решу, как мне жить или нет! Я свободный человек!

– Подумай о родителях, – увещевал психолог Яна.

– А что мне о них думать?! Они мне только все запрещают и заставляют делать то, чего я не хочу: учиться, работать! Не дают жить с девушкой, не разрешают ночью громко слушать музыку, употреблять наркотики! Я не просил их меня рожать, пусть не лезут в мою жизнь!

– Подумай, ведь самоубийство – это грех, – увещевал психолог.

– Грех? – иронично парировал Ян. – Это выдумки попов, чтоб все боялись выйти из игры и батрачили на дядю! А Бог, где он?! В мире творится одно говно: войны, революции, погромы, терроризм, преступность, голод, болезни, нищета, ложь политиков, пьянство! Похоже, что либо Богу плевать на нас, либо он умер! Я не хочу жить в таком мире! А вас?! Вас, что держит здесь?! Страх смерти? Или иллюзия, что скоро будет лучше?! А меня уже ничто не держит! Так что давай, развязывай смирительную рубашку!

Подошли санитары и опять закололи его нейролептиками…

Правовое государство

Инна – девушка Яна, узнав от его матери, что он опять хотел покончить с собой, расстроенная, пошла в свою духовную школу к гуру Калки спросить совета, что делать.

– Помните Яна? – обратилась она к Калки. – Мы как-то приходили с ним на занятие.

– Да, конечно, помню, – с большой добротой в голосе ответил гуру.

– Так вот, он опять взялся за наркотики и пытался покончить с собой. Отчего это происходит? – заплакала она.

– Не переживай, – обнял ее учитель. – Просто он не нашел свой смысл в жизни, а суррогатный смысл, который ему подсовывает больное общество, ему не подходит. Это его протест против зла и несправедливости, которые он видит и не хочет жить в этом. Ему надо показать, что он может изменить этот мир, если начнет с себя. А наркотики люди принимают, чтобы войти в другое восприятие, более свободное, незагруженное запретами, противоречиями, проблемами, комплексами, ложью, которые нам навязало неправильное воспитание. Яд отключает ту часть мозга, где находится общественная личность, и человеку становится легче, он выходит в тонкий план и получает там необычные впечатления. Но чтобы этого достичь, не обязательно зависеть от химии: надо, чтобы он начал практиковать трансовые и медитативные практики, и они ему помогут навсегда избавиться от гнета общественной личности с ее проблемами, и в астрал будет выходить без наркотиков. Приводи его к нам на занятия и, возможно, я успею ему помочь.

В воскресенье Инна и вышедший из психиатрической больницы Ян пришли на занятие к Калки. В большом светлом зале собралось много людей. Калки в черном хитоне со знаком S на груди,

вышитым золотом, в высокой жреческой шапке начал проповедь:

– Все страдания человека, все зло на Земле, вся слепота и невежество людское основаны на чувстве отдельности человека от Бога, от других людей, от мира. Он воспринимает себя обособленно. Он не видит, что весь мир пребывает в единстве, что все взаимосвязано, что отделенность иллюзорна, ее не существует, и это ложное восприятие порождает эгоизм. И когда несколько эгоистов встречаются вместе, то начинается конфликт, выяснение «кто прав», кто сильнее, возникает война. Один хочет подчинить и использовать другого, обокрасть его, заставить делать то, что он хочет. Если это не удается сделать насилием, то в ход идет ложь, обман, прикрываемая политикой, религией, идеей всеобщего счастья или быстрого обогащения. Появляются все уродства и несправедливость больного общества эгоистов. И если мы хотим достичь истинного виденья мира и блаженства, божественности, нам надо преодолеть эту иллюзию отдельности. А преодолеть ее можно только любовью, любовью ко всему, – вдохновенно вещал Калки, – к себе, к людям, к Богу, к природе. И я вас призываю открыть свои сердца, выпустить скрытую в них любовь. И пусть она как солнце изливается из вас во все стороны. Начнем же медитацию любви, наполняясь ей на вдохе, а на выдохе направляя на все вокруг.

Тут раздался звон стекол, и через окна стали врываться омоновцы в масках с автоматами в руках:

– Все морды в пол! Руки за голову! – орал их командир. Они стали пинать и бить тех, кто не успел улечься.

– А, вот он – главный террорист! – орал командир, пиная Калки ногами, который спокойно лежал на полу.

– Не троньте его! – закричал Ян, подбежав и оттолкнув омоновца от учителя. – Это святой человек! Он ничего не сделал плохого! А вы, как бандиты в масках, скрываете свои лица, чтоб безнаказанно творить любые преступления, которые вам поручают делать демоны в погонах, и чтоб вас потом не могли привлечь за это!

Тут Яна огрели прикладом по голове. Он потерял сознание, и его поволокли на выход.

– Ян! – крикнула Инна и заплакала.

– Старайтесь принять с любовью и эту ситуацию, – вещал Калки. – Шум только подчеркивает тишину, движение только подчеркивает покой.

– Молчи, колдун! – стал бить его мент. – Все мозги людям засрал! Террористов готовишь тут! Мы посадим тебя, а секту твою разгоним!

***

На допросе жирный мент пытал Яна:

– Давай, пиши, как вас тут готовили к терроризму. Если напишешь, то мы тебя не посадим, а так, найдем за что посадить тебя. Как говорится: был бы человек, а статья найдется. Нам дан приказ прикрыть вашу секту. Вас надо остановить, а то вдруг все вас слушать будут, как тогда народ в узде держать? А, давай, подписывай, что тут у вас оргии были, что насилие происходило, вымогали деньги, заставляли квартиры переписывать и повесили кого-то. Мы уже смонтировали фильм про вас.

– Видел, чем вы тут занялись, я ничего подписывать не буду, – заявил возмущенный открытой ложью Ян. – Если у вас заказ правительства – это ваши проблемы. А я знаю, что это святой человек, и он ни в чем не виновен. Он не делал ничего, что вы ему приписываете. А ваши монтированные фильмы я видел, засуньте себе их в задницу. Я всегда знал, что по телевизору гоняют одну ложь и пропаганду. Там одни фейсы работают, что еще от них ждать? Я тут был и сам все видел, как есть. Так что, пошли вы. Я буду давать только правдивые показания.

– В каталажку его! – заорал взбешенный мент. – Пристегните его наручниками к решетке и избейте дубинками. Посмотрим, как он потом заговорит, сектант проклятый!

– Есть! – заорал опер и потащил вместе с еще тремя сотрудниками Яна из кабинета.

Привидение

Весь синий от побоев Ян с трудом ковылял домой. Его долго пытали, но он не стал давать лживых показаний, и ментам пришлось его отпустить.

«Вот он мир, – негодовал Ян, – нет никакой справедливости, торжествует ложь, насилие! Не верю я в эту жидовскую дерьмократию, все это обман! Очередной обман! Ошо посадили в тюрьму и выперли из свободной Америки тоже поэтому: что он учил правде, освобождал людей от уз лжи. Его отравили в тюрьме, и он умер. Теперь Калки хотят посадить за то же самое. Скоро все они сдохнут в Армагеддоне. Я устал тут жить…».

Он купил водку и, открыв прямо в магазине бутылку, выпил ее залпом.

«Мне нечего делать в этом говняном мире. Ждать Конца Света, Третьей Мировой, метеоритов? Ледники тают, дельфины выбрасываются на берег – тоже не хотят жить в этом дерьме. Хватит, довольно с меня!»

Пьяный он завалился домой, родни не было. Включив песню Махамудры, он стал готовиться к суициду.

Я с детства мечтала постигнуть святую обитель,

Свободно, как птица лететь в Небесах.

Теперь мне завидует самый лихой истребитель.

Со скоростью мысли пронзаю теперь Небеса.

Закончились тяжбы, надежды, причуды и страхи.

Все стало смешным и наивным, как детские сны.

Теперь все кристально, и я уподобилась птахе.

Теперь я свободна. На Земле лишь свобода тюрьмы.

Терпеть эту жизнь больше не было силы.

Пробил мой последний, увы, но торжественный час.

И вот, отпеваешь ты меня у могилы,

А я в небесах пою серенады о вас.

Я все прощаю вам, и вы меня простите.

Я зачарованно лечу к своим богам.

В последний путь мои останки снарядите.

Моя душа уже на небесах.

Симфония похорон,

Жизнь была лишь долгим сном.

Симфония похорон,

Здравствуй, звездный отчий дом!

Он открыл кладовку, взял там веревку и стал мастерить из нее петлю, продолжая слушать любимую музыку.

«Все, хватит! – решил Ян. – Все надоело!».

Он закрепил веревку, встал на стул, сунул голову в петлю и движением ноги выбил стул из-под себя. Петля туго стянула шею, Яна охватило удушье. Он ощутил дикий ужас и мучение от того, что не мог вздохнуть. Беспорядочно двигая руками и ногами, он «заплясал» в петле. Невыразимое мучение, казалось, длится вечность.

Но вот он услышал гул и стал, как будто двигаться в какую-то трубу, и тут же почувствовал легкость и свободу… и снова обнаружил себя в комнате.

«Проклятье! – выругался он. – Я опять не сдох! Почему я жив?».

Оглядевшись, он увидел болтающийся на веревке труп.

«Дак вот же я! Я повесился! А почему я тут рядом с трупом? Видимо я в тонком теле… Неужели смерти нет?! – посетила его страшная догадка. – Ведь я так надеялся, что все теперь кончится. Но я бессмертен. Что это за тело, в котором я теперь живу? Оно какое-то странное. Нет привычных ощущений тяжести и скованности».

Он взял и потянул рукой свою кожу. Тело как будто было из какой-то мягкой резины и тянулось во все стороны. Он стал гнуться и мог выгнуться как угодно. Он потянулся рукой, и она стала удлиняться.

«Как интересно», – подумал он. Его тело как будто все было и органом чувств. Он мог видеть рукой. Он провел ей по книге, лежащей на столе. Он мог читать ладонью и, даже не переворачивая страницы, видел следующий лист. Посмотрев на чашку кофе на столе, он взглядом почувствовал его вкус. Он попытался взять книгу, но рука проходила насквозь. Он проходил сквозь предметы. Он попытался идти, но ноги не отталкивались от пола, а тонули в нем. Он захотел подойти к окну и тут же оказался около него. Поэкспериментировав, он понял, что тело движется, повинуясь его желанию: куда он хотел, туда оно и перемещалось. Новые ощущения захватили его настолько, что он забыл, что хотел умереть. Ему было очень легко в новой реальности и свободно, как никогда.

Так он не заметил, что наступил вечер. В комнату стал кто-то долбиться. Настроившись, он прямо сквозь дверь увидел, что это мать с отцом, они звали его. Он ответил, что с ним все нормально, но его никто не слышал.

Вот родители вломились в комнату, и мать, увидев труп, в ужасе стала причитать. Отец начал снимать труп с веревки.

– Мать, отец, я здесь! – кричал Ян и пытался трогать их руками, чтоб обратить на себя внимание. Но его никто не видел и не чувствовал. Наконец он понял бесполезность этого и просто стал наблюдать. Родители метались по квартире.

Он заметил, что в комнате летает целый рой каких-то мух. Потом он понял, что это были мысли. Слетелись какие-то большие жуки и слизни размером с детскую голову. Они присасывались к родителям и жадно пили выделяющуюся из них субстанцию.

«Видно, они питаются их эмоциями, их переживаниями и страданиями», – решил Ян и стал отгонять их. Они поддавались его ударам и отлетали, но затем снова нападали на родителей.

Ян смотрел на вошедших в комнату родителей. Его удивило то, что он мог видеть сквозь одежду их голые тела, и ему стало не по себе от этого зрелища. Еще более удивило его то, что он видел в этих телах все внутренности, кровеносные сосуды и нервы. Также он видел пульсирующие световые каналы, такие как в книгах по иглоукалыванию, но их было значительно больше. Они буквально оплетали все тело его матери и отца. Вокруг их тел были эллипсы с переливающимся свечением, а вокруг голов – шарообразные световые сферы.

«Наверное, это аура», – подумал он.

Они окрашивались то одним, то другим светом. И в них плавали какие-то темные пятна. И то и дело появлялись завихрения, напоминающие то столб смерча, то спирали.

Он заметил, что может по своему выбору видеть либо ауру, либо каналы, либо внутренности или голое тело. А может видеть всё, как обычно – это зависело от того, как он настраивал свое зрение.

С появлением родственников он стал чувствовать неприятные переживания и беспокойство, которые все нарастали. Вскоре он понял, что чувствует их эмоции, а также эмоции родни, которой звонила мать, сообщая новость, и Инны, которая уже пришла и, плача, обнимала его труп.

– Я здесь, я жив! Что вы все крутитесь вокруг трупа?! Это не я! – кричал он, но его никто не слушал.

Зато он обнаружил, что знает их мысли, особенно все мысли о нем. Он стал улавливать мысли родственников, которых сейчас не было в квартире, но они узнали, что он умер, и стали беспокоиться и думать об этом.

Инна выбежала из дома, он понял, что она идет к Калки, хотя она никому это не сказала. Ему стало интересно, и он стал двигаться рядом с ней.

По дороге он опять видел, как людей пожирают всякие жуки, слизни и какие-то медузы. Они внедрялись в людей и как бы заставляли испытывать разный негатив, внушая плохие мысли и питаясь их переживаниями.

Он рассматривал внутренности людей прямо сквозь одежду. У многих они были черные. Только у Инны и молодежи они были более светлые.

«Видно, чернота – это болезни», – подумал Ян.

Инна вбежала в зал, где Калки занимался с учениками. Она встала перед ним и разрыдалась. Он сразу все понял и обнял ее:

– Не переживай, – сказал он. – Он не умер, он жив, он рядом с тобой, и ему очень хорошо. Он в лучшем мире. Только твои переживания ему тяжело переносить, он их чувствует.

Жестом он подозвал всех учеников. Они обняли Инну, окружив ее плотным кольцом, передавая ей свою любовь и сострадание. Калки как Солнце излучал свет, окружающий его кольцом, по краю которого была радуга. Над его головой был нимб. Ученики тоже были окружены светом, в отличие от обычных людей, вокруг коих было какое-то серое облако. Вместо жуков и лярв в зале, где был учитель, присутствовали шары света. Они направляли лучи то к одному, то к другому ученику, передавая позитивные мысли.

– Давайте помолимся за Яна и радостно проводим его душу в лучший мир, – сказал Калки.

Ученики стали молиться. Вокруг каждого из них появился столб света, идущий куда-то на небо. На душе у Яна стало очень хорошо. Он прямо купался в их благодати и любви. В конце все стали ликовать и желать ему всего самого лучшего.

Когда все разошлись с занятий, его снова атаковали мрачные мысли родственников. Он вспомнил о них и тут же опять оказался в своей квартире. Только ночью, когда все уснули, прошло тревожащее беспокойство.

Он продолжал эксперименты со своим телом, представив себя собакой, он превратился в собаку. Потом представил себя лягушкой – тело повиновалось. Он снова вернулся в человеческий облик и вообразил одежду, и она появилась.

Все спали. Но у него не было потребности во сне, он не уставал.

Похороны

Вот его труп повезли на кладбище. Ему стало интересно, и он отправился за ним. По дороге он снова видел людей и родственников, которых пожирали лярвы в виде медуз и жуков, червяков, змей. Он почувствовал, что несчастья и неудачи также связаны с этими гадюками, которые наталкивают людей на негативные и глупые поступки. Когда один человек злился на другого или завидовал, обижался и проклинал, то он как бы насылал на него этих тварей, которые нападали на жертву и пытались сожрать ее, как собаки, которым хозяин отдал команду «фас». Однако если жертва была позитивно настроена, то у них ничего не получалось, и они улетали назад, есть своего хозяина. Очень редко рядом с некоторыми людьми он видел светлые шары, он подумал, что это, наверно, добрые духи или ангелы.

Вот его гроб поместили в могилу и стали зарывать. Приглядевшись, он увидел над могилой белую тень с очертаньями своего лица.

«Что это, привидение что ли?» – подумал Ян.

Он посмотрел и увидел над другими могилами такие же образования. Он вспомнил, что Инна ему рассказывала об эфирном двойнике.

«Наверно, это эфирное тело», – решил Ян.

Одни привидения были ярче, другие – совсем тусклые над старыми могилами, видно потускнели от старости.

Инна тоже хоронила его труп. Она уже успокоилась и мысленно молилась за него Богу. Мать с родственниками пошли его отпевать в церковь.

Над храмом он увидел белое облако, к которому шли молитвы людей. Иногда из него исходил вихрь энергии к молящемуся.

«Что это? Бог?» – подумал Ян.

Но как-то не чувствовал, что это так. Тут из облака вырвалась молния, затем молния ударила в облако.

«Что это?» – он полетел в сторону молнии и увидел мечеть, над которой также было облако. Эти облака обменивались молниями. Затем такие же облака он увидел над синагогой и молебным домом баптистов: «Видно, это духи эгрегоров борются друг с другом. До Бога им далеко».

Ян уже научился летать, чтобы переместиться куда-то, он просто представлял это место или человека и оказывался рядом с ним.

***

Как-то, настроившись на Инну, он попал на занятие по системе Сампо, которое вел Калки. Он как раз учил, как сбрасывать с себя лярв и очищать свою ауру от разных гадов, делая энергетические удары, а также разрывать санс-контакты с плохими людьми и эгрегорами. Он видел, что у каждого человека есть как бы провода, соединяющие его с другими людьми, обычно родственниками и облаками-эгрегорами. По этим проводам шли токи, управляя человеком как марионеткой. Человек настолько был опутан ими, а также всеми лярвами, что от него самого ничего не оставалось. Он делал, думал, переживал не то, что он хотел, не то, что было его собственным, а разные навязанные вещи и полностью терял в этом себя.

Дорога в Ад

Однажды он навестил свой институт и увидел своего врага, который бахвалился дружкам, как унижал Яна и что Ян – гей, и он его имел. Ян страшно разозлился и хотел убить его. И тут он увидел, как его окружили какие-то черные тучи и потащили за собой.

«Что это?» – подумал он.

И тут увидел мрачное место, наполненное страшными существами, которые напоминали чертей и каких-то зверей в виде гиен с крыльями. Они набросились на него и стали его пожирать. Он испытал ужас и жуткую боль. Его страх еще больше подхлестнул их, и они стали рвать его на части, вонзать в него иголки, из их пасти вырывался обжигающий его огонь.

Ян с ужасом понял, что попал в ад, и не знал, как вырваться оттуда, испытывая невообразимые мучения. Его страдания только еще больше распаляли чертей, которые выдумывали все новые и новые муки, в том числе и психологические: перед ним возникали виденья, как они насилуют Инну, как его избивает враг, как его осмеивают люди. И он все больше погружался в эту иллюзию, не понимая, что это наваждение чертей.

Но, наконец, он опомнился и вспомнил про Калки, и стал кричать: «Помогите мне, спаситель! Помогите! Молю!» – произнес он с большой верой и упованием.

И тут появился он, как облако света, которое сразу разогнало всех тварей.

– Смотри на моё лицо, смотри на меня, – сказал Калки.

Ян, как утопающий за соломинку, вцепился взглядом в лик учителя с полным упованием и надеждой.

– Успокойся, вспомни приятный пейзаж природы или семинар, настройся положительно.

Ян почувствовал покой и облегчение, как будто тяжкий груз слетел с его плеч.

– А теперь оглянись вокруг, – сказал учитель.

Ян обернулся и увидел луга, мирно текущую реку, небо в облаках в лучах начинающегося заката. Вдалеке сверкали купола храма.

– Вот видишь, – произнес учитель, – то, где ты находишься в тонком плане, зависит от твоего настроя: рай, ад, мир прошлого или будущего – любое место на Земле или в параллельных мирах подвластны твоему желанию, и ты перемещаешься туда со скоростью мысли. Но то, что ты видишь здесь, является порождением твоего ума или умов других существ. Расфиксируй глаза, как ты это делал, когда смотрел ауру свечи. Смотри: это только поле энергии.

Ян сделал так и увидел просто переливающееся сияние. Оно колебалось, как огромные волны, медленно меняя цвета и контур.

– Дак, что же это, река и храм нереальны? – спросил Ян.

– Они реальны, как и ад, ты мог искупаться или зайти в храм. Но они порождены из этой энергии силой твоего воображения, твоей настройкой или силой ума других существ, которые заставляют тебя видеть то, что они себе представляют.

– А что же на самом деле реально, как увидеть мир таким, каков он есть? – спросил Ян, удивляясь происходящему.

– Истинная реальность – это Бог. Но постичь Его не просто. Ты не умеешь настраиваться так, чтобы даже немного соприкоснуться с Ним. Если бы ты не умер и учился в нашей школе, я бы научил тебя медитации и вхождению в Самадхи – в слитие с Богом. Но в тонком плане все разделено, и учителя находятся на одном уровне, а остальные существа – каждое на своем, в зависимости от настроя. И пересекаются они ненадолго, только с помощью специальной настройки. Но зато я могу здесь взять тебя в свое Самадхи, чтоб ты хоть ненадолго соприкоснулся с истинной реальностью. И если ты будешь намереваться, то в следующей жизни у тебя будет другая судьба, и ты придешь к постижению Вечности. А теперь смотри мне в глаза и не отвлекайся ни на что.

Ян взглянул в бездонные глаза учителя и стал тонуть в этом взоре.

Внезапно он увидел белый светящийся шар, из которого выходили во все стороны радужные лучи. Он сиял на фоне неописуемой бездны, похожей на безбрежные дали Космоса. Перед ним стала проходить вся его жизнь, и он увидел весь ужас и стыд своего существования. Ему стало горько, что он так прожил эти годы. Но сияние Бога, похоже, не осуждало его за это. Оно как бы смотрело на него с безграничной любовью и надеждой, что он поймет истину и достигнет великого блага. Оно было безмолвно, но Ян, как будто понимал Его без слов, чувствуя в сердце и во всем существе Его состояние, Его отношение к нему.

Назад к карточке книги "Тайны мертвых"

itexts.net

Читать книгу Тайны мёртвых Софьи Санс : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Софья СансТайны мёртвых

Эта книга получена посредством ченнелинга с душой Яна. Факты подтвердили подлинность имен и событий.

Внимание! Эта книга имеет специальный код.

Чем больше раз вы перечитаете эту книгу, тем быстрее решатся все ваши проблемы!

Предисловие

Я являюсь крупным специалистом по ченнелингу. Я была в группе, в которой мы глубоко изучали возможности гипноза, в том числе и в плане ченнелинга, к которому у меня было большое дарование. Группа состояла из больших и известных в РФ специалистов в области гипноза, где я в совершенстве овладела многими его методами.

Так вот, однажды во время проведения сеанса контакта с развоплощенными душами, со мной связалась душа Яна – молодого человека, ставшего героем этой книги, и попросила меня изложить его историю жизни и смерти. Получилось очень яркое и необычное повествование о загробной жизни, которое подтверждалось и другими моими контактами.

Ян также попросил меня изложить конец его жизни, где он описал свою склонность к суициду. Я сперва не хотела, чтоб это было в моей книге. Но Ян настоял, объясняя, что, таким образом, многие склонные к этому люди смогут осознать и понять себя лучше, что поможет им избежать этой наклонности. К тому же, это позволит их понять окружающим людям, что также будет способствовать уменьшению этого явления, ведь оно возникает в процессе непонимания людьми друг друга и самого себя. Побеседовав со многими ведущими психиатрами и психологами, которые подтвердили, что это описание будет полезно для изжития этой проблемы, я оставила его в своей книге, как и просил Ян. Кроме того, эта книга проливает свет на тесную связь с нами существ тонкого плана, что помогает понять причины многих психологических состояний и поступков, которые совершает человек под воздействием этих существ и душ умерших людей, что также очень важно для понимания причины своих мыслей и побуждений.

Софья Санс

Глава 1. Тайны мёртвых

Ян шел по кладбищу среди могил и памятников, усыпанных желтой осенней листвой. Было пасмурно. Моросил мелкий дождик. Но ему нравилась такая погода. Нравилось бродить по кладбищу в тишине и покое, особенно вечером, когда там не было людей. Он шел и размышлял о жизни и о смерти.

Сегодня он понял, что снова хочет прийти сюда, чтобы унять мысли, которые навозными жуками шевелились в голове, мешая уснуть. Под ботинками уютно шелестели разноцветные листья, ветер швырял их под ноги, засыпал чужие могилы. С неба сыпался мелкий дождь, и он поднял голову вверх, стараясь поймать губами каплю. Мокрые листья падали на чьи-то выгравированные лица и фотографии, на буквы эпитафий, на черный мрамор памятников. Все это было, наверное, красиво, но сейчас эта красота только мешала ему сосредоточиться.

Иногда он останавливался, курил и читал надписи, вглядывался в даты смерти. Почему-то это было важно. «Иванова Татьяна Ивановна, родилась в 1918 году, а умерла аж в 1999-м. Молодец, Татьяна Ивановна, ты прожила долгую жизнь. В этой жизни были революции, войны, наверное, эвакуация или оккупация, были послевоенный голод и хлеб по карточкам. Ты, Татьяна Ивановна, не жила, а выживала, и тебе в голову наверняка не забредали те мысли, что поселились в моей. А вот детская могила: Степанов Сережа. Ты, Сережа – счастливчик, ты ничего не понял. Пришел сюда, улыбнулся и ушел. Думаю, ты еще не успел понять, что жизнь – это и есть самый настоящий ад. Вот я, Сережа, еще совсем молод, можно даже сказать, юн, а уже совсем не хочу жить. Надоело мне все это, Сережа, понимаешь? Нет, ты, Сережа, меня точно не поймешь, вот Татьяна Ивановна – она бы могла. Хотя…

«Вот, я такой молодой, – думал он, – а уже не хочу жить, надоело. Это, наверно, странно. Взрослые говорят, что я чеканулся, но ведь я не один такой. И сейчас появляются целые движения готов и эмо. Они тоже находятся в похожем состоянии, пишут стихи, поют о смерти, о нежелании находиться в этом мире. Почему так? Ведь раньше такого не было. Видимо, этот мир окончательно прогнил, стал фальшивым, искусственным. Так что более чувствительные люди, как я, как эмо и готы, не хотят жить в этом мёртвом, пластмассовом мире среди мертвых людей, которые живут как зомби, как роботы, и не хотят просыпаться из своего сна. Они лгут. Постоянно лгут и притворяются, что все хорошо. Но ведь уже всем понятно, что мир идет к гибели. Но они надели розовые очки и не хотят видеть правду, видеть все как есть, реально».

Стало темно, дождь усилился, Ян поднял воротник, чтобы защититься от холодных капель, и пошел к выходу, провожая взглядом знакомые надгробья.

«Им хорошо, для них все уже кончилось, а я должен еще мучиться. И непонятно, чего ждать», – думал он.

* * *

В пустом зале на небольшой сцене в институте репетировала самодеятельная группа «ЧП». Музыка для ребят была скорее средством самовыражения, чем попыткой привлечь к себе внимание. Ян, солист группы – высокий блондин с длинными волосами и голубыми глазами играл на гитаре и пел потусторонним голосом в стиле рока:

 Это не для тебя: чрево матери – тесный тугой мешок.Это не для тебя: беспрестанных рождений ужасный шок.Это не для тебя: муки роста, когда ты не можешь ходить.Это не для тебя, но мы все же сумели с тобой угодитьВ этот бренный мир, в этот долгий плен,Не проехать мимо больших проблем.Находиться здесь, жизнь свою губя —Это не для тебя! Это не для тебя! 

В зале сидела девушка Яна, Инна, и наблюдала его выступление. Она всегда садилась сюда, потому что здесь Ян сразу же замечал ее и знал, что она его слушает.

Инна влюбилась в него с первого взгляда и сейчас, когда их роман продолжался уже больше года, снова подумала о том, как она любит его. Она любит его, а он хочет умереть. При мысли об этом ей стало так тяжело, что она чуть не расплакалась. Опустила голову и посмотрела на свои руки. «Все будет хорошо», – пробормотала она вслух и снова взглянула на сцену.

Ян пел, глядя куда-то перед собой, перебирая струны тонкими пальцами. В ответ на его слова в зале кто-то захлопал, и Инна узнала одного из друзей Яна – кажется, его звали Саша. Про Сашу Ян говорил, что тот любит травку больше девушек. Сам Ян тоже не отказывался от косячка, поэтому Инна подумала, что и сегодняшний вечер закончится традиционно: ребята будут курить траву и делать вид, что говорят о смысле жизни. На самом деле каждый из них говорил другому о бессмысленности собственного существования и искал точку опоры – ту точку, которую Инна обрела, только познакомившись с учителем. Но Яна не интересовали такие простые и ясные пути. Он предпочитал думать, что жизнь – это движение в никуда.

В последнее время Инна часто думала, что она не держит Яна, а цепляется за него. Она напоминала себе глупую рыбу, схватившую острый крючок. Этот крючок царапал горло, и ей все больше хотелось плакать.

– Знаешь, Ян, – иногда хотела сказать она ему, – ты не один видишь перед собой эту бессмысленную пустоту, я сама столкнулась с ней лет в пятнадцать, когда однажды ночью проснулась от странного ощущения. Все тело ломило, кровь прилила к голове. Казалось, что нечем дышать. Тогда я села на кровати и подумала, что вот прямо сейчас умру. И эта была какая-то легкая спасительная мысль…

После этого Инна срезала бритвой челку, покрасила ее в розовый цвет и стала подводить глаза черной тушью. Родители были в шоке: что же это такое, дочь стала похожа на чучело! Она стала слушать странные завывания, которые называла музыкой, и рваные ритмы этой музыки постоянно слышались из ее комнаты. А Инне казалось тогда, что она нашла то, что искала. Любовь, слезы и смерть – все это, если задуматься, очень похоже. Она познакомилась с такими же парнями и девчонками. Они курили траву и много говорили о себе, мало слушая друг друга. Девчонки почти все страдали анорексией. Они рассуждали о культе худого тела, и вскоре Инна тоже почти перестала есть. Сначала истончились руки и стали похожи на узловатые веревочки, потом ввалился живот, вылезли ребра. Инна стала напоминать маленькое несчастное привидение с красным ртом и запавшими глазами.

Так продолжалось больше года. Родители таскали ее к психотерапевтам, а она прятала еду, которой пичкали ее за обедом, и потом тихонько выбрасывала в мусорное ведро. Психотерапевты беседовали с ней об ответственности и любви, она смеялась – что эти толстые унылые тетки знают о любви? Это было смешно, правда, смешно, пока она не встретила Яна.

Она влюбилась в него со спины. У него были очень прямые плечи и светлые волосы, которые легко касались этих плеч. Впервые ей захотелось коснуться чьих-то волос, зарыться в них лицом, вдохнуть запах. Потом он обернулся, и она задохнулась, столкнувшись взглядом с его синими тоскливыми глазами.

Она вспомнила, как остановилась тогда, схватившись за горло. Она показалась себе слабой и беспомощной. Впрочем, такой она и была. Такой и осталась.

Когда через неделю после первой мимолетной встречи она заговорила с ним, он хмуро поглядел на нее и ответил, что такие слабаки, как эмо, не интересуют его, даже если они девчонки.

– Я не слабачка, – ответила Инна.

– Ну, докажи, – он насмешливо глядел на нее сверху вниз, но в глазах по-прежнему стояла тоска.

«Как талая вода», – подумала она, вглядываясь ему в лицо, а потом резко нагнула к себе его голову и поцеловала Яна в губы.

Как она решилась на это, Инна не понимала до сих пор. Он смутился: она видела, как в первый момент Ян от неожиданности отшатнулся, но уже в следующий момент сам привлек ее к себе и ответил на поцелуй.

Так все и завертелось. Сейчас Инна смотрела на Яна из темного зала и вспоминала их первую ночь. Родители уехали на дачу, и она позвала его к себе. Ян пришел, и уже в первый момент, открывая ему дверь и глядя в расширенные зрачки, Инна поняла, что он наглотался колес. С тех пор она уже не удивлялась – наркотики давно стали частью их секса, их любви.

– От них реально вштыривает, – объяснял ей Ян, но она, с тех пор как в ее жизни появился Калки, знала, что вштыривает совсем от другого.

Тогда, в их первую ночь, он был груб, нетерпелив и весел. Ян срывал с нее одежду, кусал в плечо и все время смеялся. Она не сопротивлялась, ведь её душа, её тело долго ждали этого момента, что голова мало что соображала. Она помнила, как он мял в руках ее грудь, словно не зная, что с ней делать.

– Я люблю тебя, – шептала она, чтобы как-то смягчить его жесткий напор, но эти слова еще больше распаляли Яна. Он повалил ее на кровать и резко вошел, не обращая внимания на ее боль. Инна сжала губы, чтобы не закричать и обвила его ногами.

Потом Ян долго извинялся и обнимал ее, но Инна ему не верила.

Так проходили и их следующие встречи. Тоска разрывала его изнутри, и он как мог боролся с этой тоской, причиняя девушке боль, требуя дать денег на очередную дозу или отчаянно прижимая ее к кровати, заставляя полностью подчиниться его ярости.

Слишком много ярости, слишком много тоски: он, словно мотылек, упрямо летел на огонь, но и это не приносило ему облегчения.

Она смотрела на него из темного зала – Ян стоял в самом центре света.

– Как ангел, – прошептала она и усмехнулась. Инна снова погрузилась в воспоминания. На этот раз её память прокрутила сцену, как он в первый раз пришел к ней, требуя денег. Она пыталась объяснить Яну, что денег нет – родители ее не баловали, выделяли раз в месяц баксов сто-двести в рублях, которые она обычно тут же отдавала ему. Но в тот раз он ничего не хотел слушать: «Стерва, дрянь! – орал он. – Гони бабки, грязная сука!». Она не плакала, просто смотрела в его глаза, но видела только бессмысленно расширенные зрачки и тоненькую синюю вену, выступившую на лбу.

– Чего смотришь? – неожиданно спросил он, потом схватил ее за розовую челку и дернул вниз. Она ударилась лицом об его колено, из носа полилась кровь. Инна пыталась подставить руки под тонкую струйку, но руки тряслись, и кровь текла на пол, разливаясь у ног розовой лужей.

– Она такого же цвета, как моя челка, – подумала тогда Инна, и ее вырвало.

Спустя неделю они помирились. Она до сих пор удивлялась, как смогла простить Яна. Но простила, наверное, благодаря учителю, и никогда не напоминала Яну той грязной истории. Только челку она перекрасила в темно-русый, и теперь выглядела как примерная девочка. Особенно рядом с ним.

Инна знала, что ей не остановить его, чувствовала, что он любит ее не так, как ей представлялось в романтичных подростковых грезах. Ну и что? Ей было все равно. Ей давно уже было наплевать на то, что думают родители и немногочисленные друзья. Да и друзей-то с появлением Яна у Инны почти не осталось. Он требовал всего. Времени, эмоций, сил. Иногда девушке казалось, что она так устала от всего этого, что готова послать его к черту и просто отдохнуть. Но Ян приходил, улыбался одними губами, обнимал ее, прижимал к себе, заставляя вдохнуть родной запах его юношеского тела, и она забывала обо всем. И она глядела на него, а он глядел в пространство, как в песне усталого барда.

* * *

После импровизированного концерта друзья расселись и, дымя курительной смесью, разговаривали и громко смеялись.

Инна подошла к Яну и взяла его под руку. Он улыбнулся, увидев девушку, и сам обнял ее за плечи.

– Я видел тебя, – шепнул он на ухо.

– А я тебя, – сказала Инна и, не таясь, поцеловала его.

Парни раскурили косяк и пустили его по кругу. Инна отказалась, еще сильнее прижавшись к Яну. В такие моменты она думала, что их ничто не сможет разлучить. Но Яну было уже не до нее. Он спорил с Ваней, который играл в их группе на барабанах.

– Каждый может решить, быть или не быть, – горячился Ян.

– Ну, ты прям, как Гамлет, – засмеялся Ваня.

– При чем тут Гамлет? – Ян дернулся, и Инна поняла, что он по-настоящему разозлился. – У нас есть свобода выбора жить или умереть. И это надо решить в первую очередь, стоит ли быть тут или нет, где кругом одна ложь политиков, грязь, предательство, эксплуатация людей. Что это за мир? А ведь мы живем еще пока без войны и голода, но люди все равно страдают, мучаются. Зачем это все?

– Ян, успокойся, – сказал ему Антон, хлопая его по плечу. – Я вижу – ты совсем перекурил. Вот, возьми таблетку «Амфитамина», съешь, развеселись хоть маленько.

И он протянул ему дурь.

– Нет, не надо, – отодвинул его руку Ян. – Это не поможет. Я все равно буду видеть все реально. Ты еще просто не созрел, еще в розовых очках. А я их снял.

Внезапно дверь распахнулась, и в зал зашел декан их факультета и, заметив, что парни сильно под кайфом, стал гнать их из зала. Схватив пепельницу, полную окурков, он точным броском метнул ее в урну, а затем, повернувшись к парням, процедил сквозь зубы:

– Вы что тут делаете!? Немедленно убирайтесь! Я доложу ректору о вашем поведении, вызову родителей!

В этот момент он увидел Инну, которая безуспешно пыталась спрятаться за спину Яна.

– А ты, Инна, ты же хорошая девочка! – в голосе декана прозвучали какие-то плачущие интонации. – Что ты делаешь с этими подонками!?

Ян не выдержал этой тирады и выпалил в лицо декана:

– Я вообще не собираюсь учиться в вашем институте! Так что не разоряйтесь зря. Чему вы тут учите!? Я хочу стать миллионером, разве вы можете этому научить!? Я хочу быть здоровым, счастливым, уметь знакомиться с девушками. А вы чему учите!?

Декан слегка опешил от такого наезда, но возразил:

– Мы даем тебе профессию, чтоб ты не был чернорабочим, а мог нормально работать, продвигаться по карьере.

– Нормально работать… – передразнил его Ян. – Да половина выпускников не могут на нее устроиться, так как все места заняты, и пополняют ряды бомжей или работают по другим специальностям!

Остальные всю жизнь работают за три копейки! Мне не нужно такое образование, которое ничего не может мне дать! Я ухожу!

– Ну вот и уходи, – декан взялся за ручку двери. – Зачем нам нужен наркоман?

– Пойдем, Ян, – потянула его за руку Инна. – Зачем ты опять скандалишь?

– Ладно, – бросил Ян. – Прощайте! – и, выругавшись и сплюнув в угол, он с друзьями вышел из зала.

– Ну, ты ему выдал! – радостно сказал Антон, обращаясь к Яну.

– Я тоже так думаю, – заметил Кирилл. – Если бы не родаки, давно бы ушел из этого гребаного вуза. Умные люди учились на «двояки» и стали миллиардерами, а отличники всю жизнь живут на одну зарплату или становятся бомжами.

Инна беспокоилась, чтобы Ян чего-нибудь не вытворил в таком состоянии, и решила проводить его до дома.

– Ян, пойдем к тебе? – предложила она.

– Ладно, пойдем, – сказал он. – Покедова всем!

Выйдя на улицу, друзья распрощались и пошли восвояси.

* * *

Инна легла рядом с Яном, обняла его, прижалась, все еще пытаясь удержать его, сделать вид, что ничего не случилось. Очень скоро она уснула, уставшая от событий этого тяжелого дня.

Ей снился сон. В этом сне ей сказали, что Ян умер. У женщины-милиционера, сообщившей это, был стеклянный взгляд.

– Вы должны прийти на опознание, – сказала она.

Инне было страшно. Так, как не было никогда в жизни. Она оказалась в холодном морге, где у всех покойников на пятках были написаны номера: 1, 2, 3, 4… У Инны закружилась голова, она схватилась за холодную стену, чтобы не упасть.

– Вам не сюда, – равнодушно бросила женщина и подтолкнула ее к белой двери.

Инна взялась за ручку, медленно открыла дверь и вошла внутрь. Там, на столе, покрытом какой-то рваной клеенкой, сидел малыш. У него были светлые пушистые волосы и огромные голубые глаза. Увидев Инну, он радостно улыбнулся беззубым ртом и протянул к ней руки.

– Это он? – строго спросила женщина.

– Да, – закричала Инна, – Ян, Ян, Ян!

Проснувшись, она увидела, что Яна нет рядом. Инна коснулась смятой подушки, обняла ее, все еще находясь под впечатлением собственного сна. На часах было четыре утра. Свет налитой, словно антоновское яблоко, луны слепил глаза. Инна встала с кровати и тихонько прокралась в коридор.

Глава 2. Самоубийство

Ян любил Инну, но собственную тоску любил больше. После первой неудачной попытки самоубийства, когда он наглотался таблеток, Ян все время думал о смерти. Он изменял с ней Инне, представлял, как погружается в нее, словно в вязкую темноту, и все больше приходил к мысли о бессмысленности человеческого существования.

Сегодняшний разговор с ректором окончательно добил его. Дождавшись, когда Инна уснет, он еще какое-то время полежал рядом, прислушиваясь к ее ровному дыханию.

– Прости меня, – тихонько сказал Ян и на цыпочках пошел в ванную.

Ян закрылся в ванне, набрал теплой воды, лег в воду и, взяв бритву, полоснул ей по рукам, вскрывая вены.

«Вот и конец», – подумал он.

Кровь потекла по рукам в воду. Он снова затянулся сигаретой с курительной смесью и, одев наушники, стал слушать свою любимую песню из концерта Градского «Рок»:

 Я прибыл в этот мир совсем слепым,Согласья не спросили, в мир втолкнули.Все обещания развеялись, как дым.Свечу надежд зловонием задули!Недолго в этом мире задержусь.Посланьем этим с вами я прощаюсь.Улыбкой вам Джоконды улыбаюсь.Расстаться с жизнью вовсе не боюсь… 

Он еще раз затянулся, дурман стал действовать, и ему показалось, что он плавает в свинцовом море, кровавые змеи вылезают из его рук и уплывают. Его тело исчезло, и он стал расплавленным свинцом. Ум распался на сотни кусочков отдельных мыслей, его нет, он просто взгляд, виденье и ничего. Зазвучало странное слово, переливаясь тысячью оттенков: кленьдя, сленьдя, мненьдя, гленьдя… Все стало нереальным, он проваливался в какую-то мглу…

Когда Инна увидела закрытую дверь, то все сразу поняла. Разбудила родителей Яна. Бледная, как полотно, стояла и смотрела, как они взламывают дверь, врываются в ванную… Ян лежал в красной воде с закрытыми глазами и улыбался. Инна тихонько сняла с него наушники.

 Судьбою вам навеки сужденоНести тяжелый крест повиновенья.Кровавым потом залиты сомненья.И то, что будет дальше – все равно.Вскрываю вены лезвием себе,Я ухожу туда, куда уносят крылья.Не совершаю над собой насилья.Прими, Иисус, я двигаюсь к Тебе! — 

неслось оттуда. Инна схватилась за голову, тихонько опустилась на холодный белый кафель и закрыла глаза.

* * *

Ян очнулся на больничной койке под капельницей.

«Я опять жив», – подумал Ян.

– Сволочи, вы опять вернули меня к жизни! – заорал он и стал вырываться, но его руки и ноги были привязаны к койке.

«Опять я в дурдоме», – скрежеща зубами, подумал Ян.

– Отвяжите меня, гады! – орал он.

Ян дергался и выгибался на кровати, пытаясь отвязать руки.

На крик пришел врач и сделал ему укол.

– Хватит меня успокаивать! Дайте мне умереть, как я хочу… – бесился он, погружаясь в сон…

На следующий день, сидя напротив психолога в смирительной рубашке, он кричал:

– Что вам надо? Я сам решу, как мне жить или нет! Я свободный человек!

– Подумай о родителях, – увещевал психолог Яна.

– А что мне о них думать!? Они мне только все запрещают и заставляют делать то, чего я не хочу: учиться, работать! Не дают жить с девушкой, не разрешают ночью громко слушать музыку, употреблять наркотики! Я не просил их меня рожать, пусть не лезут в мою жизнь!

– Подумай, ведь самоубийство – это грех, – увещевал психолог.

– Грех? – иронично парировал Ян. – Это выдумки попов, чтоб все боялись выйти из игры и батрачили на дядю! А Бог, где он!? В мире творится одно говно: войны, революции, погромы, терроризм, преступность, голод, болезни, нищета, ложь политиков, пьянство! Похоже, что либо Богу плевать на нас, либо он умер! Я не хочу жить в таком мире! А вас!? Вас, что держит здесь!? Страх смерти? Или иллюзия, что скоро будет лучше!? А меня уже ничто не держит! Так что давай, развязывай смирительную рубашку!

Психолог устало махнул рукой, подошли санитары и опять закололи его нейролептиками…

iknigi.net

Читать онлайн книгу «Тайны мёртвых» бесплатно — Страница 1

Тайны мёртвых

Софья Санс

Все права защищены. Перепечатка, экранизация или воспроизведение иным способом части или всего произведения, а также ведение практических семинаров, лекций, тренингов по книге без разрешения автора запрещены

Внимание! Эта книга имеет специальный код. Чем больше раз вы перечитаете эту книгу, тем быстрее решатся все ваши проблемы!

Эта книга получена посредством ченнелинга с душой Яна. Факты подтвердили подлинность имен и событий.

Тайны Мертвых

Предисловие

Я являюсь крупным специалистом по ченнелингу. Я была в группе, в которой мы глубоко изучали возможности гипноза, в том числе и в плане ченнелинга, к которому у меня было большое дарование. Группа состояла из больших и известных в РФ специалистов в области гипноза, где я в совершенстве овладела многими его методами.

Так вот, однажды во время проведения сеанса контакта с развоплощенными душами, со мной связалась душа Яна – молодого человека, ставшего героем этой книги, и попросила меня изложить его историю жизни и смерти. Получилось очень яркое и необычное повествование о загробной жизни, которое подтверждалось и другими моими контактами.

Ян также попросил меня изложить конец его жизни, где он описал свою склонность к суициду. Я сперва не хотела, чтоб это было в моей книге. Но Ян настоял, объясняя, что, таким образом, многие склонные к этому люди смогут осознать и понять себя лучше, что поможет им избежать этой наклонности. К тому же, это позволит их понять окружающим людям, что также будет способствовать уменьшению этого явления, ведь оно возникает в процессе непонимания людьми друг друга и самого себя. Побеседовав со многими ведущими психиатрами и психологами, которые подтвердили, что это описание будет полезно для изжития этой проблемы, я оставила его в своей книге, как и просил Ян. Кроме того, эта книга проливает свет на тесную связь с нами существ тонкого плана, что помогает понять причины многих психологических состояний и поступков, которые совершает человек под воздействием этих существ и душ умерших людей, что также очень важно для понимания причины своих мыслей и побуждений.

Глава 1. Тайны мёртвых

Ян шел по кладбищу среди могил и памятников, усыпанных желтой осенней листвой. Было пасмурно. Моросил мелкий дождик. Но ему нравилась такая погода. Нравилось бродить по кладбищу в тишине и покое, особенно вечером, когда там не было людей. Он шел и размышлял о жизни и о смерти.

Сегодня он понял, что снова хочет прийти сюда, чтобы унять мысли, которые навозными жуками шевелились в голове, мешая уснуть. Под ботинками уютно шелестели разноцветные листья, ветер швырял их под ноги, засыпал чужие могилы. С неба сыпался мелкий дождь, и он поднял голову вверх, стараясь поймать губами каплю. Мокрые листья падали на чьи-то выгравированные лица и фотографии, на буквы эпитафий, на черный мрамор памятников. Все это было, наверное, красиво, но сейчас эта красота только мешала ему сосредоточиться.

Иногда он останавливался, курил и читал надписи, вглядывался в даты смерти. Почему-то это было важно. «Иванова Татьяна Ивановна, родилась в 1918 году, а умерла аж в 1999-м. Молодец, Татьяна Ивановна, ты прожила долгую жизнь. В этой жизни были революции, войны, наверное, эвакуация или оккупация, были послевоенный голод и хлеб по карточкам. Ты, Татьяна Ивановна, не жила, а выживала, и тебе в голову наверняка не забредали те мысли, что поселились в моей. А вот детская могила: Степанов Сережа. Ты, Сережа – счастливчик, ты ничего не понял. Пришел сюда, улыбнулся и ушел. Думаю, ты еще не успел понять, что жизнь – это и есть самый настоящий ад. Вот я, Сережа, еще совсем молод, можно даже сказать, юн, а уже совсем не хочу жить. Надоело мне все это, Сережа, понимаешь? Нет, ты, Сережа, меня точно не поймешь, вот Татьяна Ивановна – она бы могла. Хотя…

«Вот, я такой молодой, – думал он, – а уже не хочу жить, надоело. Это, наверно, странно. Взрослые говорят, что я чеканулся, но ведь я не один такой. И сейчас появляются целые движения готов и эмо. Они тоже находятся в похожем состоянии, пишут стихи, поют о смерти, о нежелании находиться в этом мире. Почему так? Ведь раньше такого не было. Видимо, этот мир окончательно прогнил, стал фальшивым, искусственным. Так что более чувствительные люди, как я, как эмо и готы, не хотят жить в этом мёртвом, пластмассовом мире среди мертвых людей, которые живут как зомби, как роботы, и не хотят просыпаться из своего сна. Они лгут. Постоянно лгут и притворяются, что все хорошо. Но ведь уже всем понятно, что мир идет к гибели. Но они надели розовые очки и не хотят видеть правду, видеть все как есть, реально».

Стало темно, дождь усилился, Ян поднял воротник, чтобы защититься от холодных капель, и пошел к выходу, провожая взглядом знакомые надгробья.

«Им хорошо, для них все уже кончилось, а я должен еще мучиться. И непонятно, чего ждать», – думал он.

***

В пустом зале на небольшой сцене в институте репетировала самодеятельная группа «ЧП». Музыка для ребят была скорее средством самовыражения, чем попыткой привлечь к себе внимание. Ян, солист группы – высокий блондин с длинными волосами и голубыми глазами играл на гитаре и пел потусторонним голосом в стиле рока:

Это не для тебя: чрево матери – тесный тугой мешок.

Это не для тебя: беспрестанных рождений ужасный шок.

Это не для тебя: муки роста,

Когда ты не можешь ходить.

Это не для тебя, но мы все же сумели с тобой угодить

В этот бренный мир, в этот долгий плен,

Не проехать мимо больших проблем.

Находиться здесь, жизнь свою губя —

Это не для тебя! Это не для тебя!

В зале сидела девушка Яна, Инна, и наблюдала его выступление. Она всегда садилась сюда, потому что здесь Ян сразу же замечал ее и знал, что она его слушает.

Инна влюбилась в него с первого взгляда и сейчас, когда их роман продолжался уже больше года, снова подумала о том, как она любит его. Она любит его, а он хочет умереть. При мысли об этом ей стало так тяжело, что она чуть не расплакалась. Опустила голову и посмотрела на свои руки. «Все будет хорошо», – пробормотала она вслух и снова взглянула на сцену.

Ян пел, глядя куда-то перед собой, перебирая струны тонкими пальцами. В ответ на его слова в зале кто-то захлопал, и Инна узнала одного из друзей Яна – кажется, его звали Саша. Про Сашу Ян говорил, что тот любит травку больше девушек. Сам Ян тоже не отказывался от косячка, поэтому Инна подумала, что и сегодняшний вечер закончится традиционно: ребята будут курить траву и делать вид, что говорят о смысле жизни. На самом деле каждый из них говорил другому о бессмысленности собственного существования и искал точку опоры – ту точку, которую Инна обрела, только познакомившись с учителем. Но Яна не интересовали такие простые и ясные пути. Он предпочитал думать, что жизнь – это движение в никуда.

В последнее время Инна часто думала, что она не держит Яна, а цепляется за него. Она напоминала себе глупую рыбу, схватившую острый крючок. Этот крючок царапал горло, и ей все больше хотелось плакать.

– Знаешь, Ян, – иногда хотела сказать она ему, – ты не один видишь перед собой эту бессмысленную пустоту, я сама столкнулась с ней лет в пятнадцать, когда однажды ночью проснулась от странного ощущения. Все тело ломило, кровь прилила к голове. Казалось, что нечем дышать. Тогда я села на кровати и подумала, что вот прямо сейчас умру. И эта была какая-то легкая спасительная мысль…

После этого Инна срезала бритвой челку, покрасила ее в розовый цвет и стала подводить глаза черной тушью. Родители были в шоке: что же это такое, дочь стала похожа на чучело! Она стала слушать странные завывания, которые называла музыкой, и рваные ритмы этой музыки постоянно слышались из ее комнаты. А Инне казалось тогда, что она нашла то, что искала. Любовь, слезы и смерть – все это, если задуматься, очень похоже. Она познакомилась с такими же парнями и девчонками. Они курили траву и много говорили о себе, мало слушая друг друга. Девчонки почти все страдали анорексией. Они рассуждали о культе худого тела, и вскоре Инна тоже почти перестала есть. Сначала истончились руки и стали похожи на узловатые веревочки, потом ввалился живот, вылезли ребра. Инна стала напоминать маленькое несчастное привидение с красным ртом и запавшими глазами.

Так продолжалось больше года. Родители таскали ее к психотерапевтам, а она прятала еду, которой пичкали ее за обедом, и потом тихонько выбрасывала в мусорное ведро. Психотерапевты беседовали с ней об ответственности и любви, она смеялась – что эти толстые унылые тетки знают о любви? Это было смешно, правда, смешно, пока она не встретила Яна.

Она влюбилась в него со спины. У него были очень прямые плечи и светлые волосы, которые легко касались этих плеч. Впервые ей захотелось коснуться чьих-то волос, зарыться в них лицом, вдохнуть запах. Потом он обернулся, и она задохнулась, столкнувшись взглядом с его синими тоскливыми глазами.

Она вспомнила, как остановилась тогда, схватившись за горло. Она показалась себе слабой и беспомощной. Впрочем, такой она и была. Такой и осталась.

Когда через неделю после первой мимолетной встречи она заговорила с ним, он хмуро поглядел на нее и ответил, что такие слабаки, как эмо, не интересуют его, даже если они девчонки.

– Я не слабачка, – ответила Инна.

– Ну, докажи, – он насмешливо глядел на нее сверху вниз, но в глазах по-прежнему стояла тоска.

«Как талая вода», – подумала она, вглядываясь ему в лицо, а потом резко нагнула к себе его голову и поцеловала Яна в губы.

Как она решилась на это, Инна не понимала до сих пор. Он смутился: она видела, как в первый момент Ян от неожиданности отшатнулся, но уже в следующий момент сам привлек ее к себе и ответил на поцелуй.

Так все и завертелось. Сейчас Инна смотрела на Яна из темного зала и вспоминала их первую ночь. Родители уехали на дачу, и она позвала его к себе. Ян пришел, и уже в первый момент, открывая ему дверь и глядя в расширенные зрачки, Инна поняла, что он наглотался колес. С тех пор она уже не удивлялась – наркотики давно стали частью их секса, их любви.

– От них реально вштыривает, – объяснял ей Ян, но она, с тех пор как в ее жизни появился Калки, знала, что вштыривает совсем от другого.

Тогда, в их первую ночь, он был груб, нетерпелив и весел. Ян срывал с нее одежду, кусал в плечо и все время смеялся. Она не сопротивлялась, ведь её душа, её тело долго ждали этого момента, что голова мало что соображала. Она помнила, как он мял в руках ее грудь, словно не зная, что с ней делать.

– Я люблю тебя, – шептала она, чтобы как-то смягчить его жесткий напор, но эти слова еще больше распаляли Яна. Он повалил ее на кровать и резко вошел, не обращая внимания на ее боль. Инна сжала губы, чтобы не закричать и обвила его ногами.

Потом Ян долго извинялся и обнимал ее, но Инна ему не верила.

Так проходили и их следующие встречи. Тоска разрывала его изнутри, и он как мог боролся с этой тоской, причиняя девушке боль, требуя дать денег на очередную дозу или отчаянно прижимая ее к кровати, заставляя полностью подчиниться его ярости.

Слишком много ярости, слишком много тоски: он, словно мотылек, упрямо летел на огонь, но и это не приносило ему облегчения.

Она смотрела на него из темного зала – Ян стоял в самом центре света.

– Как ангел, – прошептала она и усмехнулась. Инна снова погрузилась в воспоминания. На этот раз её память прокрутила сцену, как он в первый раз пришел к ней, требуя денег. Она пыталась объяснить Яну, что денег нет – родители ее не баловали, выделяли раз в месяц баксов сто-двести в рублях, которые она обычно тут же отдавала ему. Но в тот раз он ничего не хотел слушать: «Стерва, дрянь! – орал он. – Гони бабки, грязная сука!». Она не плакала, просто смотрела в его глаза, но видела только бессмысленно расширенные зрачки и тоненькую синюю вену, выступившую на лбу.

– Чего смотришь? – неожиданно спросил он, потом схватил ее за розовую челку и дернул вниз. Она ударилась лицом об его колено, из носа полилась кровь. Инна пыталась подставить руки под тонкую струйку, но руки тряслись, и кровь текла на пол, разливаясь у ног розовой лужей.

– Она такого же цвета, как моя челка, – подумала тогда Инна, и ее вырвало.

Спустя неделю они помирились. Она до сих пор удивлялась, как смогла простить Яна. Но простила, наверное, благодаря учителю, и никогда не напоминала Яну той грязной истории. Только челку она перекрасила в темно-русый, и теперь выглядела как примерная девочка. Особенно рядом с ним.

Инна знала, что ей не остановить его, чувствовала, что он любит ее не так, как ей представлялось в романтичных подростковых грезах. Ну и что? Ей было все равно. Ей давно уже было наплевать на то, что думают родители и немногочисленные друзья. Да и друзей-то с появлением Яна у Инны почти не осталось. Он требовал всего. Времени, эмоций, сил. Иногда девушке казалось, что она так устала от всего этого, что готова послать его к черту и просто отдохнуть. Но Ян приходил, улыбался одними губами, обнимал ее, прижимал к себе, заставляя вдохнуть родной запах его юношеского тела, и она забывала обо всем. И она глядела на него, а он глядел в пространство, как в песне усталого барда.

***

После импровизированного концерта, друзья расселись и, дымя курительной смесью, разговаривали и громко смеялись.

Инна подошла к Яну и взяла его под руку. Он улыбнулся, увидев девушку, и сам обнял ее за плечи.

– Я видел тебя, – шепнул он на ухо.

– А я тебя, – сказала Инна и, не таясь, поцеловала его.

Парни раскурили косяк и пустили его по кругу. Инна отказалась, еще сильнее прижавшись к Яну. В такие моменты она думала, что их ничто не сможет разлучить. Но Яну было уже не до нее. Он спорил с Ваней, который играл в их группе на барабанах.

– Каждый может решить, быть или не быть, – горячился Ян.

– Ну, ты прям, как Гамлет, – засмеялся Ваня.

– При чем тут Гамлет? – Ян дернулся, и Инна поняла, что он по-настоящему разозлился. – У нас есть свобода выбора жить или умереть. И это надо решить в первую очередь, стоит ли быть тут или нет, где кругом одна ложь политиков, грязь, предательство, эксплуатация людей. Что это за мир? А ведь мы живем еще пока без войны и голода, но люди все равно страдают, мучаются. Зачем это все?

– Ян, успокойся, – сказал ему Антон, хлопая его по плечу.

– Это не поможет, – отодвинул его руку Ян – Я все равно буду видеть все реально. Ты еще просто не созрел, еще в розовых очках. А я их снял. Ребята снова закурили. Несмотря на слова Яна, всем было весело. Только Инна напряглась, как маленький зверек, предчувствуя бурю.

Внезапно дверь распахнулась, и в зал зашел декан их факультета и, заметив, что парни сильно под кайфом, стал гнать их из зала. Схватив пепельницу, полную окурков, он точным броском метнул ее в урну, а затем, повернувшись к парням, процедил сквозь зубы:

– Вы что тут делаете!? Немедленно убирайтесь! Я доложу ректору о вашем поведении, вызову родителей!

В этот момент он увидел Инну, которая безуспешно пыталась спрятаться за спину Яна.

– А ты, Инна, ты же хорошая девочка! – в голосе декана прозвучали какие-то плачущие интонации. – Что ты делаешь с этими подонками!?

Ян не выдержал этой тирады и выпалил в лицо декана:

– Я вообще не собираюсь учиться в вашем институте! Так что не разоряйтесь зря. Чему вы тут учите!? Я хочу стать миллионером, разве вы можете этому научить!? Я хочу быть здоровым, счастливым, уметь знакомиться с девушками. А вы чему учите!?

Декан слегка опешил от такого наезда, но возразил:

– Мы даем тебе профессию, чтоб ты не был чернорабочим, а мог нормально работать, продвигаться по карьере.

– Нормально работать…, – передразнил его Ян. – Да половина выпускников не могут на нее устроиться, так как все места заняты, и пополняют ряды бомжей или работают по другим специальностям! Остальные всю жизнь работают за три копейки! Мне не нужно такое образование, которое ничего не может мне дать! Я ухожу!

– Ну вот и уходи, – декан взялся за ручку двери. – Зачем нам нужен наркоман?

– Пойдем, Ян, – потянула его за руку Инна. – Зачем ты опять скандалишь?

– Ладно, – бросил Ян. – Прощайте! – и, выругавшись и сплюнув в угол, он с друзьями вышел из зала.

– Ну, ты ему выдал! – радостно сказал Антон, обращаясь к Яну.

– Я тоже так думаю, – заметил Кирилл. – Если бы не родаки, давно бы ушел из этого гребаного вуза. Умные люди учились на «двояки» и стали миллиардерами, а отличники всю жизнь живут на одну зарплату или становятся бомжами.

Инна беспокоилась, чтобы Ян чего-нибудь не вытворил в таком состоянии, и решила проводить его до дома.

– Ян, пойдем к тебе? – предложила она.

– Ладно, пойдем, – сказал он. – Покедова всем!

Выйдя на улицу, друзья распрощались и пошли восвояси.

***

Инна легла рядом с Яном, обняла его, прижалась, все еще пытаясь удержать его, сделать вид, что ничего не случилось. Очень скоро она уснула, уставшая от событий этого тяжелого дня.

Ей снился сон. В этом сне ей сказали, что Ян умер. У женщины-милиционера, сообщившей это, был стеклянный взгляд.

– Вы должны прийти на опознание, – сказала она.

Инне было страшно. Так, как не было никогда в жизни. Она оказалась в холодном морге, где у всех покойников на пятках были написаны номера: 1, 2, 3, 4… У Инны закружилась голова, она схватилась за холодную стену, чтобы не упасть.

– Вам не сюда, – равнодушно бросила женщина и подтолкнула ее к белой двери.

Инна взялась за ручку, медленно открыла дверь и вошла внутрь. Там, на столе, покрытом какой-то рваной клеенкой, сидел малыш. У него были светлые пушистые волосы и огромные голубые глаза. Увидев Инну, он радостно улыбнулся беззубым ртом и протянул к ней руки.

– Это он? – строго спросила женщина.

– Да, – закричала Инна, – Ян, Ян, Ян!

Проснувшись, она увидела, что Яна нет рядом. Инна коснулась смятой подушки, обняла ее, все еще находясь под впечатлением собственного сна. На часах было четыре утра. Свет налитой, словно антоновское яблоко, луны слепил глаза. Инна встала с кровати и тихонько прокралась в коридор.

Глава 2. Уход из жизни

Ян любил Инну, но собственную тоску любил больше. После первой неудачной попытки самоубийства, когда он наглотался таблеток, Ян все время думал о смерти. Он изменял с ней Инне, представлял, как погружается в нее, словно в вязкую темноту, и все больше приходил к мысли о бессмысленности человеческого существования.

Сегодняшний разговор с ректором окончательно добил его. Дождавшись, когда Инна уснет, он еще какое-то время полежал рядом, прислушиваясь к ее ровному дыханию.

– Прости меня, – тихонько сказал Ян и на цыпочках пошел в ванную, чтобы покончить с собой.

«Вот и конец», – подумал он.

Кровь потекла по рукам в воду. Он снова затянулся сигаретой с курительной смесью и, одев наушники, стал слушать свою любимую песню из концерта Градского «Рок»:

«Я прибыл в этот мир совсем слепым,

Согласья не спросили, в мир втолкнули.

Все обещания развеялись, как дым.

Свечу надежд зловонием задули!

Недолго в этом мире задержусь.

Посланьем этим с вами я прощаюсь.

Улыбкой вам Джоконды улыбаюсь.

Расстаться с жизнью вовсе не боюсь…»

Он еще раз затянулся, дурман стал действовать, и ему показалось, что он плавает в свинцовом море, кровавые змеи вылезают из его рук и уплывают. Его тело исчезло, и он стал расплавленным свинцом. Ум распался на сотни кусочков отдельных мыслей, его нет, он просто взгляд, виденье и ничего. Зазвучало странное слово, переливаясь тысячью оттенков: кленьдя, сленьдя, мненьдя, гленьдя… Все стало нереальным, он проваливался в какую-то мглу…

Когда Инна увидела закрытую дверь, то все сразу поняла. Разбудила родителей Яна. Бледная, как полотно, стояла и смотрела, как они взламывают дверь, врываются в ванную… Ян лежал в красной воде с закрытыми глазами и улыбался. Инна тихонько сняла с него наушники.

«Судьбою вам навеки суждено

Нести тяжелый крест повиновенья.

Кровавым потом залиты сомненья.

И то, что будет дальше – все равно.

Вскрываю вены лезвием себе,

Я ухожу туда, куда уносят крылья.

Не совершаю над собой насилья.

Прими, Иисус, я двигаюсь к Тебе!» —

неслось оттуда. Инна схватилась за голову, тихонько опустилась на холодный белый кафель и закрыла глаза.

***

Ян очнулся на больничной койке под капельницей.

«Я опять жив», – подумал Ян.

– Сволочи, вы опять вернули меня к жизни! – заорал он и стал вырываться, но его руки и ноги были привязаны к койке.

«Опять я в дурдоме», – скрежеща зубами, подумал Ян.

– Отвяжите меня, гады! – орал он.

Ян дергался и выгибался на кровати, пытаясь отвязать руки.

На крик пришел врач и сделал ему укол.

– Хватит меня успокаивать! Дайте мне умереть, как я хочу… – бесился он, погружаясь в сон…

На следующий день, сидя напротив психолога в смирительной рубашке, он кричал:

– Что вам надо? Я сам решу, как мне жить или нет! Я свободный человек!

– Подумай о родителях, – увещевал психолог Яна.

– А что мне о них думать!? Они мне только все запрещают и заставляют делать то, чего я не хочу: учиться, работать! Не дают жить с девушкой, не разрешают ночью громко слушать музыку, употреблять наркотики! Я не просил их меня рожать, пусть не лезут в мою жизнь!

– Подумай, ведь самоубийство – это грех, – увещевал психолог.

– Грех? – иронично парировал Ян. – Это выдумки попов, чтоб все боялись выйти из игры и батрачили на дядю! А Бог, где он!? В мире творится одно говно: войны, революции, погромы, терроризм, преступность, голод, болезни, нищета, ложь политиков, пьянство! Похоже, что либо Богу плевать на нас, либо он умер! Я не хочу жить в таком мире! А вас!? Вас, что держит здесь!? Страх смерти? Или иллюзия, что скоро будет лучше!? А меня уже ничто не держит! Так что давай, развязывай смирительную рубашку!

Психолог устало махнул рукой, подошли санитары и опять закололи его нейролептиками…

Глава 3. Правовое государство

Инна, узнав от его матери, что он опять хотел покончить с собой, расстроенная, пошла в свою духовную школу к гуру Калки спросить совета, что делать.

Инна сидела напротив учителя и горько плакала. Гуру Калки не останавливал девушку, просто взял за руку, прижал ее руку к своей груди, и Инна почувствовала, что отчаяние понемногу уходит из сердца.

– Помните Яна? – обратилась она к Калки. – Мы как-то приходили с ним на занятие.

– Да, конечно, помню, – с большой добротой в голосе ответил гуру.

– Так вот, он опять взялся за наркотики и пытался покончить с собой. Отчего это происходит? – заплакала она.

– Не переживай, – обнял ее учитель. – Просто он не нашел свой смысл в жизни, а суррогатный смысл, который ему подсовывает больное общество, ему не подходит. Это его протест против зла и несправедливости, которые он видит и не хочет жить в этом. Ему надо показать, что он может изменить этот мир, если начнет с себя.

Но чтобы этого достичь свободы, не обязательно зависеть от химии: надо, чтобы он начал практиковать трансовые и медитативные практики, и они ему помогут навсегда избавиться от гнета общественной личности с ее проблемами, и в астрал будет выходить без наркотиков. Приводи его к нам на занятия и, возможно, я успею ему помочь.

После разговора с учителем Инна как всегда почувствовала облегчение и душевный подъем. Теперь она поняла, что главное – поторопиться.

Когда Яну, наконец, разрешили покинуть психиатрическую больницу, он, одеваясь, выглянул в окно и увидел неподалёку от крыльца Инну. Она ждала его. Ян смотрел на нее в окно и видел тонкий силуэт, светлый плащ и кудряшки темных волос под капюшоном. Он вдруг понял, как ему не хватало ее все эти дни.

– Если я умру, то никогда ее не увижу, – неожиданно подумал он, и что-то сжалось внутри от тяжкого предчувствия.

Увидев выходящего из больницы Яна, Инна улыбнулась и пошла на встречу. Они обнялись и долго стояли на ветру, не замечая удивленных взглядов врачей, проходивших рядом.

– Ты считаешь меня дураком? – Ян пытался заглянуть ей в глаза.

Инна отрицательно мотнула головой.

– Знаешь, – сказала она, немного помолчав, – я видела тебя ребенком той ночью.

– Где? – спросил Ян.

– Во сне…

В воскресенье Инна и вышедший из психиатрической больницы Ян пришли на занятие к Калки. В большом светлом зале собралось много людей.

Ян смущенно посмотрел на Инну:

– Я не думал, что здесь будет так много народа.

– Его очень любят. Многим из них, – Инна обвела рукой зал, – Калки очень помог.

Калки в черном хитоне со знаком S на груди, вышитым золотом, в высокой жреческой шапке начал проповедь:

– Все страдания человека, все зло на Земле, вся слепота и невежество людское основаны на чувстве отдельности человека от Бога, от других людей, от мира. Он воспринимает себя обособленно. Он не видит, что весь мир пребывает в единстве, что все взаимосвязано, что отделенность иллюзорна, ее не существует, и это ложное восприятие порождает эгоизм. И когда несколько эгоистов встречаются вместе, то начинается конфликт, выяснение кто прав, кто сильнее, возникает война. Один хочет подчинить и использовать другого, обокрасть его, заставить делать то, что он хочет. Если это не удается сделать насилием, то в ход идет ложь, обман, прикрываемая политикой, религией, идеей всеобщего счастья или быстрого обогащения. Появляются все уродства и несправедливость больного общества эгоистов. И если мы хотим достичь истинного виденья мира и блаженства, божественности, нам надо преодолеть эту иллюзию отдельности. А преодолеть ее можно только любовью, любовью ко всему, – вдохновенно вещал Калки, – к себе, к людям, к Богу, к природе. И я вас призываю открыть свои сердца, выпустить скрытую в них любовь. И пусть она как солнце изливается из вас во все стороны. Начнем же медитацию любви, наполняясь ей на вдохе, а на выдохе направляя на все вокруг.

Люди начали готовиться к медитации. Тут раздался звон стекол, и через окна стали врываться омоновцы в масках с автоматами в руках. Кто-то испуганно покачнулся, кто-то даже попытался сбежать. Ян и Инна не двинулись с места, наблюдая за всем этим действием словно со стороны.

– Все морды в пол! Руки за голову! – орал их командир. Они стали пинать и бить тех, кто не успел улечься.

– А, вот он, главный террорист! – орал командир, пиная Калки ногами, который спокойно лежал на полу.

В этот момент Ян не выдержал.

– — Не троньте его! – закричал Ян, подбежав и оттолкнув омоновца от учителя. – Это святой человек! Он ничего не сделал плохого! А вы, как бандиты в масках, скрываете свои лица, чтоб безнаказанно творить любые преступления, которые вам поручают делать демоны в погонах, и чтоб вас потом не могли привлечь за это!

Тут Яна огрели прикладом по голове. Он потерял сознание, и его поволокли на выход, как мешок картошки.

– Ян! – крикнула Инна и заплакала.

– Старайтесь принять с любовью и эту ситуацию, – вещал Калки. – Шум только подчеркивает тишину, движение только подчеркивает покой.

1 2 3 4 5 6 7 8 9

www.litlib.net

Тайны мертвых - Наяда Дар

Язык книги: русскийИздательство: тоо "Нур-Принт"Город: АлматыГод издания: 2015Размер: 4 Мбсообщить о нарушенииСкачать книгу бесплатно:FB2   ▪  FB2.zip   ▪  RTF   ▪  TXT   ▪  DOCX  Описание книги

Вышла в свет уникальная книга «Тайны мертвых», в которой впервые в истории человечества дано наиболее полное и ясное описание жизни после смерти. Эта книга не выдумка автора и не научный труд, хотя и написана в художественном стиле. Это ченнелинг - описание реальных событий жизни и посмертного существования молодого парня по имени Ян. Это художественная  книга с очень интересным сюжетом. В ней описано приключение души в тонком плане, ее встречи с ранее умершими родственниками, посещение миров прошлого и будущего, параллельных миров, любовь, сексуальные отношения и борьба с силами тьмы. Описано даже воплощение души вновь на землю. Живописно  описан «страшный суд» и ад. Но из книги становится ясно, что это не способ наказания, а временные уроки, данные Богом, и объясняется, как их нужно пройти. В различных религиях потусторонний мир стал объектом спекуляций, с помощью которых священники старались держать людей в страхе, укрепляя, таким образом, позиции своей веры. Отсюда возникло искаженное описание потустороннего мира от бесконечных мучений в аду до быстрого воплощения назад на Землю. Более-менее правильно картина загробной жизни осталась только у примитивных народов и шаманистов, т.к. шаман практически при каждом камлании должен был выходить в тонкий план и описывать его, собравшимся на камлании людям

Поэтому то, что описано в этой книге часто не совпадает со взглядом основных религий. Но тем она и ценна, т.к. выражает непосредственный опыт переживаний по ту сторону миров, открывая глаза человечеству на то, что там происходит. Невидимый мир гораздо ближе, чем мы думаем, он вторгается в наши мысли, эмоции, самочувствие. Он управляет всем происходящим на земле. И книга показывает, как все это происходит и что нужно делать, чтоб избавиться от негатива и получить положительное воздействие и помощь.

Ключевую роль в этом играет учение Любви и правильный настрой на возвышенные вибрации. Злые духи, демоны, умершие родственники, ангелы, населяющие тонкий план, постоянно взаимодействуют с нами. Но мы привыкли не замечать это и объяснять свои успехи и неудачи другими причинами. Но книга раскрывает механизм этого взаимодействия и учит, как защититься и притягивать в свое поле возвышенных существ потустороннего мира, как контактировать с умершими родственниками.

Больше всего поражает в книге нетрадиционное описание Бога и Его взаимодействия с человеком, что чувствует человек, слившийся с Ним в одно целое, как он начинает воспринимать окружающий мир. Дано описание уровней тонкого плана и существ, населяющих его, их взаимодействие с людьми на земле, начиная от спиритизма и шаманизма до вмешательства умерших в жизнь людей. Описана даже встреча умерших с Богом.  Из этой книги становится ясно, как взаимодействует тонкий план с физической реальностью. Выясняется, насколько же сильно на нас влияет невидимый мир. Что он гораздо более свободный и радостный по сравнению  с нашей реальностью. И что теперь не надо бояться смерти. Смерь – это возвращение на нашу Родину из земной ссылки, места тяжелых уроков и испытаний, данных нам на Земле Богом для нашего развития.

В книге описана удивительная возможность взаимодействия с тонким планом и посредством него менять события в нашей реальности. Но это еще не все. Описано также зарождение жизни на Земле, появление первых цивилизаций и участие в них инопланетян, Шамбала и ее влияние на ход истории.

Прочтя книгу, становится ясно, как устроено наше тонкое тело, в котором мы будем жить после смерти, его силы и способности, а также то, как они могут быть проявлены в земной жизни.

И еще очень много знаний и удивительных явлений, связанных со смертью и новым рождением.

Эта книга – предвестник наступления знаменательных событий на нашей Земле, она полностью перевернет  ваше мировоззрение. А когда ее прочтут все жители Земли, то жизнь на нашей планете изменится. Люди по-другому будут видеть окружающий мир, и этот новый взгляд прекратит войны, взаимную ненависть, многие бедствия, порожденные невежеством человека.

itexts.net

Читать онлайн "Тайны Мертвых" автора Санс Софья - RuLit

Все права защищены.

Перепечатка, экранизация или воспроизведение

иным способом части или всего произведения,

а также ведение практических семинаров,

лекций, тренингов по книге без разрешения автора

запрещены.

Внимание! Эта книга имеет специальный код.

Чем больше раз вы перечитаете эту книгу,

тем быстрее решатся все ваши проблемы!

Эта книга получена посредством ченнелинга с душой Яна. Факты подтвердили подлинность имен и событий.

Предисловие

Я являюсь крупным специалистом по ченнелингу. Я была в группе, в которой мы глубоко изучали возможности гипноза, в том числе и в плане ченнелинга, к которому у меня было большое дарование. Группа состояла из больших и известных в РФ специалистов в области гипноза, где я в совершенстве овладела многими его методами.

Так вот, однажды во время проведения сеанса контакта с развоплощенными душами, со мной связалась душа Яна – молодого человека, ставшего героем этой книги, и попросила меня изложить его историю жизни и смерти. Получилось очень яркое и необычное повествование о загробной жизни, которое подтверждалось и другими моими контактами.

Ян также попросил меня изложить конец его жизни, где он описал свою склонность к суициду. Я сперва не хотела, чтоб это было в моей книге. Но Ян настоял, объясняя что, таким образом, многие склонные к этому люди смогут осознать и понять себя лучше, что поможет им избежать этой наклонности. К тому же, это позволит их понять окружающим людям, что также будет способствовать уменьшению этого явления, ведь оно возникает в процессе непонимания людьми друг друга и самого себя. Побеседовав со многими ведущими психиатрами и психологами, которые подтвердили, что это описание будет полезно для изжития этой проблемы, я оставила его в своей книге, как и просил Ян. Кроме того, эта книга проливает свет на тесную связь с нами существ тонкого плана, что помогает понять причины многих психологических состояний и поступков, которые совершает человек под воздействием этих существ и душ умерших людей, что также очень важно для понимания причины своих мыслей и побуждений.

Тайны мёртвых

Ян шел по кладбищу среди могил и памятников, усыпанных желтой осенней листвой. Было пасмурно. Моросил мелкий дождик. Но ему нравилась такая погода. Нравилось бродить по кладбищу в тишине и покое, особенно вечером, когда там не было людей. Он шел и размышлял о жизни и о смерти:

«Вот, я такой молодой, - думал он, - а уже не хочу жить, надоело. Это, наверно, странно. Взрослые говорят, что я чеканулся, но ведь я не один такой. И сейчас появляются целые движения готов и эмо. Они тоже находятся в похожем состоянии, пишут стихи, поют о смерти, о нежелании находиться в этом мире. Почему так? Ведь раньше такого не было. Видимо, этот мир окончательно прогнил, стал фальшивым, искусственным. Так что более чувствительные люди, как я, как эмо и готы, не хотят жить в этом мёртвом, пластмассовом мире среди мертвых людей, которые живут как зомби, как роботы, и не хотят просыпаться из своего сна. Они лгут. Постоянно лгут и притворяются, что все хорошо. Но ведь уже всем понятно, что мир идет к гибели. Но они надели розовые очки и не хотят видеть правду, видеть все как есть, реально».

Стало темно, дождь усилился. Ян поднял воротник, чтобы защититься от холодных капель, и пошел к выходу, провожая взглядом знакомые надгробья.

«Им хорошо, для них все уже кончилось, а я должен еще мучиться. И непонятно, чего ждать», - думал он.

***

В пустом зале на небольшой сцене в институте репетировала самодеятельная группа «ЧП».

Солист группы – высокий блондин с длинными волосами и голубыми глазами играл на гитаре и пел потусторонним голосом в стиле рока:

Это не для тебя: чрево матери - тесный тугой мешок.

Это не для тебя: беспрестанных рождений ужасный шок.

Это не для тебя: муки роста, когда ты не можешь ходить.

Это не для тебя, но мы все же сумели с тобой угодить

В этот бренный мир, в этот долгий плен,

Не проехать мимо больших проблем.

Находиться здесь, жизнь свою губя -

Это не для тебя! Это не для тебя!

В зале сидела девушка Яна, Инна, и наблюдала его выступление. Ян пел:

Это не для тебя! Ты свободу искал, но в тюрьму попал.

Это не для тебя! Ты пытался бежать, но опять упал.

Это не для тебя: кровь и слезы, и сопли, слюна и пот.

www.rulit.me

Читать книгу Тайны мёртвых Софьи Санс : онлайн чтение

Текущая страница: 3 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Глава 6. Дорога в ад

Однажды Ян даже навестил свой институт. Там все было как обычно, ничего не изменилось. Занятия шли своим чередом, студенты списывали друг у друга контрольные, а на лекциях тихонько занимались своими делами – кто читал, кто листал журналы, кто резался с соседом в морской бой, кто тихонько потягивал пивас. Иногда раздавался чей-нибудь громкий всхрап, пиканье телефона, хихиканье девчонок или звон раскатившихся по полу бутылок. Преподавателям не было до этого никакого дела, они уныло бормотали заученные слова и чертили на доске формулы, мечтая об обеде в дешевой столовой и о вечернем пиве.

Яну все это быстро наскучило, и он полетел к выходу. Вот о чем он совсем не жалел, так это о том, что теперь ему не нужно ходить в институт. Но на крыльце он неожиданно заметил своего заклятого врага – Серегу со старшего курса.

Их взаимная ненависть вспыхнула из-за Инны. Серега давно положил на нее глаз, еще когда она только поступила в институт. Инна, смеясь, рассказывала Яну, как однажды Серега, покраснев как рак, подошел к ней в узком коридоре и предложил погулять по саду.

– Я по саду не гуляю, – смеясь, ответила Инна, глядя в его узкое прыщавое лицо. Она рассказывала Яну, что после этих слов Серега еще больше покраснел и больно схватил ее за руку. Хорошо, что в этот момент в коридоре появился какой-то преподаватель, говорила Инна, а то от этого придурка что угодно можно было ожидать. После того как Инна стала девушкой Яна, тот схватывался с Серегой по всякому поводу. Пару раз они даже серьезно дрались. В глубине души Серега боялся холодной ярости Яна, поэтому после двух бесславных стычек он перестал открыто привязываться к Яну, предпочитая говорить гадости за его спиной. Как это ни странно, многие Сереге верили – Яна в институте не слишком любили.

Сейчас Ян услышал свое имя и подлетел поближе, прислушиваясь к разговору. Серега не мог успокоиться даже после его смерти. Он бахвалился дружкам, как унижал Яна и что Ян – гей, и он его имел.

Ян страшно разозлился и хотел убить его. И тут он увидел, как его окружили какие-то черные тучи и потащили за собой.

Ненависть накатила на Яна внезапно. Он хотел одного – убить эту гниль.

В этот же момент Ян увидел, как его окружили какие-то черные тучи. Он даже не успел удивиться, когда они потащили его за собой.

«Что это?» – подумал он.

И тут увидел мрачное место, наполненное страшными существами, которые напоминали чертей и каких-то зверей в виде гиен с крыльями. Они набросились на него и стали его пожирать. Он испытал ужас и жуткую боль. Его страх еще больше подхлестнул их, и они стали рвать его на части, вонзать в него иголки, из их пасти вырывался обжигающий его огонь. Мерзкие твари были повсюду, он чувствовал их смердящий запах, почти непереносимую вонь и видел близко их бешеные, закатившиеся от удовольствия глаза.

Ян с ужасом понял, что попал в ад, и не знал, как вырваться оттуда, испытывая невообразимые мучения. Его страдания только еще больше распаляли чертей, которые выдумывали все новые и новые муки, в том числе и психологические: перед ним возникали виденья, как они насилуют Инну, как его избивает враг, как его осмеивают люди.

– Придурок, так тебе и надо, придурок, – кричали вокруг.

И он все больше погружался в эту иллюзию, не понимая, что это наваждение чертей.

Но, наконец, он опомнился и вспомнил про Калки, и стал кричать: «Помогите мне, спаситель! Помогите! Молю!» – произнес он с большой верой и упованием.

И тут появился он, как облако света, которое сразу разогнало всех тварей.

– Смотри на моё лицо, смотри на меня, – сказал Калки.

Ян, как утопающий за соломинку, вцепился взглядом в лик учителя с полным упованием и надеждой.

– Успокойся, вспомни приятный пейзаж природы или семинар, настройся положительно.

Ян почувствовал покой и облегчение, как будто тяжкий груз слетел с его плеч.

– А теперь оглянись вокруг, – сказал учитель.

Ян обернулся и увидел луга, мирно текущую реку, небо в облаках в лучах начинающегося заката. Вдалеке сверкали купола храма.

– Вот видишь, – произнес учитель, – то, где ты находишься в тонком плане, зависит от твоего настроя: рай, ад, мир прошлого или будущего – любое место на Земле или в параллельных мирах подвластны твоему желанию, и ты перемещаешься туда со скоростью мысли. Но то, что ты видишь здесь, является порождением твоего ума или умов других существ. Расфиксируй глаза, как ты это делал, когда смотрел ауру свечи. Смотри: это только поле энергии.

Ян сделал так и увидел просто переливающееся сияние. Оно колебалось, как огромные волны, медленно меняя цвета и контур.

– Дак, что же это, река и храм нереальны? – спросил Ян.

– Они реальны, как и ад, ты мог искупаться или зайти в храм. Но они порождены из этой энергии силой твоего воображения, твоей настройкой или силой ума других существ, которые заставляют тебя видеть то, что они себе представляют.

– А что же на самом деле реально, как увидеть мир таким, каков он есть? – спросил Ян, удивляясь происходящему.

– Истинная реальность – это Бог. Но постичь Его не просто. Ты не умеешь настраиваться так, чтобы даже немного соприкоснуться с Ним. Если бы ты не умер и учился в нашей школе, я бы научил тебя медитации и вхождению в Самадхи – в слитие с Богом. Но в тонком плане все разделено, и учителя находятся на одном уровне, а остальные существа – каждое на своем, в зависимости от настроя. И пересекаются они ненадолго, только с помощью специальной настройки. Но зато я могу здесь взять тебя в свое Самадхи, чтоб ты хоть ненадолго соприкоснулся с истинной реальностью. И если ты будешь намереваться, то в следующей жизни у тебя будет другая судьба, и ты придешь к постижению Вечности. А теперь смотри мне в глаза и не отвлекайся ни на что.

Ян взглянул в бездонные глаза учителя и стал тонуть в этом взоре.

Внезапно он увидел белый светящийся шар, из которого выходили во все стороны радужные лучи. Он сиял на фоне неописуемой бездны, похожей на безбрежные дали Космоса. Перед ним стала проходить вся его жизнь, и он увидел весь ужас и стыд своего существования.

Вот он совсем маленький сидит на руках матери, а рядом стоит отец, улыбается и протягивает ему яблоко. Вот школа, первый класс, хорошенькая девчушка рядом с ним что-то старательно пишет в тетрадке, высунув кончик языка, а он, Ян, вдруг тыкает ее ручкой в белоснежный рукав. Девчушка оборачивается к нему, и Ян видит глаза, наполненные обиженными слезами. Вот он уже подросток, длинный, неуклюжий, орет на мать: «Не лезь в мою жизнь, ясно!». Вот он с друзьями пробует свой первый в жизни косяк на каком-то заброшенном чердаке. Вот он толкает мать, которая не хочет его пускать на улицу. Потом толкает Инну, которая смотрит на него так же обиженно, как та первоклассница. И снова Инна, институт, он хамит преподавателю и смеется над собственной гадкой шуткой. Вот он уже в ванне, подносит бритву к своей руке…

Ему стало горько, что он так прожил эти годы. Но сияние Бога, похоже, не осуждало его за это. Оно как бы смотрело на него с безграничной любовью и надеждой, что он поймет истину и достигнет великого блага. Оно было безмолвно, но Ян, как будто понимал Его без слов, чувствуя в сердце и во всем существе Его состояние, Его отношение к нему.

– Вот что ты мог обрести, сын мой, если бы в своей жизни стремился ко Мне, ты стал бы Мной, – как будто бы говорил Бог своим безмолвием.

И хотя слов не было, но Ян понимал Его лучше, чем если бы услышал слова. Он ощущал смысл переданного сразу всем своим существом, и не надо было думать правильно или нет, он Его понял – это было целостное переживание.

И тут сияние стало расширяться и охватило Яна. Он ощутил такую безграничную любовь, что стал растворяться в ней и исчез полностью, без остатка. Были только великая безграничность Вселенной. И хотя его не было, он был Богом, он был сразу во всем безбрежном пространстве, которому нет конца и края во всех мирах, бесчисленных Галактиках, звездах, во всех существах, населяющих эти миры, одновременно зная все о каждом, являясь каждым из них, живя их жизнью. Он был сразу в прошлом и будущем каждого своего творения. И это прошлое, и будущее были безначальны и бесконечны. И само творение (существо) не воспринималось им точечно, то есть каким оно является в данный момент.

Он видел его, как его жизнь, целиком во всех перерождениях, до самого слития с ним и просветления. Именно так он воспринимал Его или вернее себя в каждом своем проявлении. Он был полон великой творящей силы, создающей в один миг тысячи миров, полной неподдающегося пониманию всеведения, наполненного неисчислимыми переживаниями любви, блаженства, святости и всех возможных состояний каждого существа.

И это было только малым переживанием Бога. Остальное невозможно было выразить в словах или в хоть каких-то определениях. Это было настолько безграничное, огромадное, всеохватывающее состояние – чтоб описать или хоть как-то постичь его человеку потребовалась бы целая вечность. Но оно каждый миг изменялось, преобразовывалось, как бы росло. И чтоб описать и понять уже следующее мгновение Бога, также бы была нужна бесконечность времени. Это было непостижимо и безмерно.

Но вот сияние как бы отступило. И Ян снова стал понемногу самим собой. Ему показалось, что его как будто бы втиснули в узкий гроб и сдавили со всех сторон, как в могиле. По сравнению с этим переживанием, он был мертв и как бы вообще не существовал. Потерять Бога было настолько тяжело, что ему хотелось умереть снова, в ту же минуту и в то же время. Он пылал к Нему любовью и святостью. Он не мог больше жить самим собой, а как жить иначе – не ведал и находился в невыразимо тягостном состоянии.

– Вот что бывает, когда неподготовленный видит Бога, – услышал он голос учителя.

Оглянувшись и увидев перед собой его лицо, он как бы перешел в свое обычное состояние, и то, что было теперь, казалось ему просто сном. И он даже не верил, что видел Его.

– Вот так лучше, – сказал ему Калки, улыбаясь. – А то ты, глядишь, и тут бы занялся суицидом, – рассмеялся он, – хотя тут это уже невозможно. А теперь ступай в ту часть тонкого плана, на которой ты можешь находиться в силу твоего состояния, которое ты заработал в своей земной жизни. Но помни, надо контролировать свои эмоции, свои мысли, иначе ты снова можешь попасть в ад, и выбраться оттуда будет очень сложно. Помни, что ты видишь тут, есть порождение твоего ума, и не давай ему сыграть с тобой очередную злую шутку. Ну, а теперь, прощай, но я думаю, мы еще встретимся с тобой снова, – сказал Калки и растворился в воздухе.

* * *

Ян удивленно огляделся и увидел перед собой все тот же пейзаж с лугами, рекой и храмом. Он увидел, что навстречу к нему плывут по воздуху люди. Некоторых он узнал, это были его умершие родственники.

Умершие радостно приветствовали Яна:

– Вот ты и вернулся на родину, в свой родной дом, – сказал ему его дедушка, обнимая его.

– Теперь мы снова будем вместе, – сказала его бабушка, целуя его, – закончились твои мытарства на Земле.

Ян удивился, что бабушка и дедушка выглядят так молодо, максимум лет на 30. Хотя он ничего не сказал, но они знали его мысли.

– Да, внук, – ответил ему дед. – Душа – не тело и возраста не имеет. Мы тут вечно молоды, земное тело обычно только к 18, у кого-то только к 32 годам достигает того облика, коий есть у души. Но даже младенец имеет душу со взрослым обликом. Только тело и мозг не дают ему быть сразу же взрослым. Нет у нас ни больных, ни калек. Душа всегда здрава, хотя мы можем принимать любой облик.

И тут дед снова стал старым, сгорбленным стариком, опирающимся на костыли, и тяжело закашлял, а потом рассмеялся вместе со всеми.

Ян вдруг понял, как соскучился по своим старикам, которых давно уже не вспоминал в земной жизни. А ведь они всегда любили его, баловали, давали конфеты, утаивали от родителей многие его детские шалости. Еще Яну очень нравилось, что они такие молодые, веселые, озорные. Он был счастлив, что может снова их обнять.

– А теперь пойдем к нам в дом, – пригласила бабушка.

И они оказались в старой бабушкиной избушке, в которой Ян был еще ребенком.

– От чего же вы живете в такой старой избе? – спросил он.

– Так мы привыкли, – ответил дед, – хотя можем жить где угодно: хоть во дворце, хоть посреди моря – стоит только представить.

Бабушка достала миску с пирожками и Ян, вкусив их, вспомнил давно забытый с детства вкус.

Откусив пирожок, Ян открыл для себя удивительные свойства местной кухни. Он как бы чувствовал состояние бабушки во время того, как она делала эти пирожки, и удивился этому открытию. Он знал её эмоции и мысли.

Увидев это, бабушка предложила ему яблоко:

– Вот, на, ещё это попробуй. Оно не материализованное, местного дерева.

Ян взял яблоко и ещё не понимал, чем может отличаться материализованное из тонкой материи и появившееся на дереве. Но когда он откусил его, то пережил состояние яблока, как бы его жизнь, что-то вроде его чувств, мыслей, отношения к жизни. А также он почувствовал дерево, на котором оно росло, его жизнь, состояние, настроение – всё, чем оно было. Это удивило его ещё больше, что через простую еду к нему приходит такое знание. И вообще он заметил, что все предметы здесь ему казались живыми, как в сказке, и что даже он может с ними общаться. Что-то подобное он переживал, когда принимал ЛСД: мир как будто оживал и начинал общаться с ним. И ещё это было в детстве, когда все вещи казались ему удивительными и живыми, и он разговаривал с ними, и они, казалось, отвечали ему.

– Да, – сказала на его мысли бабушка. – Всё вокруг полно жизни. Но человек, живя в цивилизации, забывает об этом. А вот те люди, которых мы называли дикарями, живя на природе, сохраняют такое восприятие жизни. Ещё маленькие дети удивляются, почему то, что они воображают, не появляется из воздуха. Эта привычка у них осталась из жизни в тонком плане, где всё появляется, что мы воображаем, из нашей мысли, но их взрослые отучают от этого восприятия, думая, что это детские глупости, что ребенок ещё не понимает, что такое невозможно.

Но в мире всё живо, нет ничего мертвого. Только оно живо по-своему, не так, как человек. Но цивилизация лишила людей этого восприятия. Люди даже дошли до того, что не признавали, что душа есть у животных и женщин. Из-за этого их неправильного восприятия возникает много зла, и сейчас идет уничтожение Земли и друг друга.

Священники путем голосования устанавливали, есть ли душа у женщин. И это говорит об их полной слепоте, из которой потом возникли костры инквизиций и крестовые походы. Хотя и Моисей, и Иисус говорили им: «Не убивай», но они не слышали их и понимали всё по-своему и благословляли войну и солдат, идущих на фронт гибнуть из-за того, что правитель трясется за своё место на троне, прикрывая своё стремление к власти защитой родины и другими подобными лозунгами.

И сейчас не утихает их борьба с инакомыслием. Помнишь, что они сделали с Калки? Им нужны рабы. Но теперь они не имеют железных цепей. Цепи стали информационные. Они опутали мозг, и человек их даже не видит и думает, что свободен. А инакомыслие разрушает их цепи, и они боятся его. Всех инакомыслящих стараются выставить в невыгодном свете, очернить их светлое имя, настроить толпу против них, чтоб таким образом, сохранить людей в рабстве и уничтожить всё то, что их может сделать свободными.

Ян с удивлением слушал бабушку, поражаясь, как изменилось её мировоззрение. Ведь она была православной христианкой, всё время ходила в церковь и хулила все секты и всех людей, которые мыслили по-другому. И даже слышать не хотела какие-то новые взгляды или теории.

– Да, внучек, – ответила она на его мысли, – на земле почти все живут в полной слепоте, находясь в рабстве идеологов. Но здесь у нас открываются глаза на правду.

– А что вы тут делаете? – спросил их Ян.

– Отдыхаем, внучек, наблюдаем, как на Земле люди живут, путешествуем в прошлое, по разным мирам летаем.

– Вот это жизнь! – подивился Ян. – А зачем мы тогда на Земле-то жили? Что мы там забыли? Зачем все это?

– Тут мы дома, а Земля – это командировка, – ответил дед, – что-то вроде тренажерного зала, где мы проходим уроки, данные Богом, получаем опыт, коего нет тут. Бог выпекает нашу душу, как пирог, и не все стадии этого процесса приятны, но они нужны, чтоб наша душа развивалась, становилась мудрой.

«Значит, я неправильно поступил, что покончил с собой», – задумался Ян.

– Многое в жизни предрешено заранее Богом, и ты не виновен в этом, твое самоубийство тоже. Но ты мог бы прожить иначе, если бы ты сразу послушал Инну и стал бы духовно развиваться. Тогда бы ты пошел по другому варианту твоей судьбы и, возможно, достиг бы уже более высокого уровня бытия, где живут ангелы, гуру и святые в бесконечном блаженстве.

Ян вспомнил занятие у Калки, Инну, затосковал и сразу же оказался рядом с ней. Она сидела вместе с учениками Калки в зале для медитации. Они сидели кругом, взявшись за руки, делали пранаяму и настраивались на учителя, который сейчас был в тюрьме, но посылал им оттуда потоки своей любви.

Тут рядом с Яном появился дед:

– О, вот ты где, а то мы тебя потеряли. Взял и исчез, прям из-за стола. А вот и Инна твоя, мы часто с бабой наблюдали за вами, радовались вашей дружбе. Она учится настраиваться на высшие вибрации любви, может, будет потом среди ангелов.

Инна сидела и тихо плакала, сожалея о том, что Ян умер, а Калки в тюрьме. И только поток божественной любви утешал ее. Ян подлетел и обнял ее, стараясь успокоить. Но она не видела его. Его руки проходили сквозь ее тело.

– Не прикасайся к ней, – сказал дед, – так как наша энергия чужеродна земной и отрицательно подействует на нее, к тому же ее энергия будет утекать к тебе. Помнишь про вампиров? Так вот, мы – такие вампиры для землян. Но мы не пьем кровь. Просто их энергия утекает от нашего прикосновения. Некоторые из нас, особенно привязанные к Земле, и впрямь начинают питаться их энергией, чтобы быть на земном плане. Чувствуешь, как тут тяжело находиться?

Ян отлетел от Инны и почувствовал, что и впрямь тут находиться тяжелее, чем в том мире, где он только что был с бабушкой.

– Здесь все тяжело, – объяснил ему дед. – Для любого дела нужно много сил, а взять нам их неоткуда. Вот и берут они их из работы тела с помощью пранаямы, а мы можем только вампирить.

– Я понял, – Ян тяжело вздохнул и в последний раз взглянул на Инну. Она уже не плакала, а тихо сидела, глядя в одну точку.

– А как выбраться отсюда? – спросил Ян.

– Вспомни лицо бабушки – и всё.

Ян так и сделал и снова оказался рядом с ней в избушке.

– А я тебя жду, – сказала ему она. – Пирожки-то давай ешь, хоть они тут и не остынут, все равно, – улыбнулась она.

Ян снова принялся за пироги, но мысли его были далеко. Он снова и снова вспоминал свою любовь с Инной. Сейчас перед его глазами проплывали только приятные моменты. Он вспомнил, как она подошла к нему, маленькая, худенькая, с дурацкой челкой – тогда она напомнила ему взъерошенного воробья. Он долго не мог понять, какая же она на самом деле. А когда понял, то проникся восхищением, уважением и симпатией. Однажды Инна пригласила его на свидание. Он хорошо помнил, как удивился в тот момент: до этого все их свидания проходили на квартирах друзей, или же они просто болтались по улицам. На этот раз Инна позвала его в кафе. Это был маленький подвальчик, где играла негромкая музыка – вроде бы джаз, он не помнил точно. Они сели за столик и заказали по чашке кофе.

– Глупость какая-то, – ворчал он. – Мы с тобой, как два старика.

Он смущался своей несвежей толстовки, внимания официантов, ее влюбленных глаз. Ему было неловко и… хорошо. Потом принесли кофе, они пили его не торопясь, маленькими глотками, смотрели друг на друга, как будто впервые. И тогда она серьезно сказала ему:

– Я всегда буду любить тебя, даже тогда, когда тебя уже не будет.

– Как это – не будет, – удивился он. В то время мысль о самоубийстве еще не мучила Яна.

Она только пожала плечами.

«Вот меня и не стало», – подумал Ян, жуя пироги своей умершей бабушки. Наверное, только в этот момент он понял, что той, земной жизни пришел конец. Ему больше нет пути назад, и у Инны свой путь, который больше не соприкасается с путем Яна.

Ян вспомнил секс с Инной, чудесную ночь, которую они провели, вернувшись из кафе, и тут же покраснел от стыда, поняв, что все его мысли знают дед с бабой.

– Не стесняйся, – сказал дед. – Привыкай, что тут все знают мысли друг друга, тут нет места лжи. Люди всё знают друг о друге, и от этого светлеет душа.

Яну все же было непривычно, что все его мысли известны, ведь он привык все таить в себе и подавлять.

– Очень многое, – сказал дед, – что мы считали плохим, оказалось вполне хорошим. По-настоящему плохие, злые мысли и негативные эмоции тут сразу перемещают человека в ад. Так что, он постепенно учится избавляться от них, чистит душу.

– А как живут ангелы? – спросил Ян. – Можно ли это узнать?

– Это не просто, так как у нас слишком мало возвышенных эмоций, чтобы переместиться к ним. Но есть здесь жрец Каджур, который умеет это делать.

– Можно ли его увидеть? – спросил Ян.

– Конечно, – ответил дед. – Сейчас просто держи перед внутренним взором мое лицо, а я познакомлю вас.

* * *

Дед вспомнил Каджура и тут же оказался рядом с ним, и Ян рядом с дедом. Каджур, красивый статный человек с благородным лицом, вместе с несколькими людьми, как и он одетыми в необычные одеяния, похожие на туники, сидел внутри удивительного храма, похожего на пирамиду, изнутри разрисованную мандалами и магическими знаками. Он сразу понял, для чего они появились здесь и кто такой Ян. Пристально посмотрев на Яна, он сказал:

– Да, ты бы мог стать духовным человеком. У тебя большие таланты, но ты пошел не по тому пути. Но я не виню тебя, далеко не каждый может найти свое предназначение в таком возрасте. Однако ты сможешь побывать у ангелов, тебе посчастливилось встретить одного из величайших учителей человечества. Он и сейчас поможет тебе. Садись в наш круг.

Ян сел рядом с очень красивой женщиной и щуплым долговязым парнем.

– Максим, – представился он.

– А я – Сапфира, – сказала девушка.

– Возьмитесь за руки, образовав круг, – сказал жрец. – Настройтесь на любовь и самоотверженность к Богу, всем сердцем переживайте это чувство, всем существом и вложите это переживание в высшее намерение попасть в план ангелов. Пойте мантру «Илла».

Ян настроился и почувствовал благоговейное переживание. И тут он почувствовал удивительную перемену: он купался в океане благодати, вокруг него разливались радужные переливы энергии, в которых плавали светящиеся шары. Вокруг звучала чудесная музыка, и ветер носил запах удивительных благовоний.

Если Ян и думал о рае, то представлял его себе именно таким: совершенным и прекрасным, как недостижимая мечта, которая вдруг, прямо на твоих глазах, становится реальностью.

Постепенно радужное сияние превратилось в гигантский храм, а шары стали подвижниками, парящими в позах лотоса. У каждого из них был нимб, и вокруг тела сияла радужная аура, их тела украшали гирлянды цветов.

– Приветствую вас, – произнес один из них, смотря на них с безграничной любовью. – Мы здесь находимся в незнающем пределов блаженстве, но каждый из нас мечтает воплотиться вновь среди людей, чтоб помочь им развиваться, культивировать возвышенное духовное состояние, чтоб спасти их от того мучительного невежественного состояния, в котором они живут. Несмотря на то, что там мы будем страдать и обретем участь Христа, мы молим Бога вернуться для спасения людей. Если у вас будут такие же мысли, и вы постепенно присоединитесь к нам. Растворяйте свое эго любовью.

– Любовью, любовью… – ответило незримое эхо.

Тут Ян почувствовал, как будто он стал тяжелым и падает откуда-то с большой высоты. И вот снова оказался он в пирамиде жреца Каджура.

– Ненадолго хватило нам нашего возвышенного настроя, поэтому мы пали на свой уровень, – молвил он. – Но теперь вы знаете, к чему необходимо стремиться, и что вы можете обрести.

Ян сидел потрясенный, жалея, что он сразу не послушал Инну и не стал вовремя учеником Калки. Тогда он даже не представлял, что он теряет и чего он мог бы достичь, но было уже поздно.

– До встречи, дорогие мои, – сказал жрец и исчез из храма.

iknigi.net

Читать онлайн книгу Тайны мертвых

сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 13 страниц)

Назад к карточке книги

Увидев, что ей стало лучше, Уйун отвела ее к Падме, которая сделала из нее богиню. И вот уже через некоторое время даму было не узнать: её мысли и внешний облик полностью преобразились, и она удивленно рассматривала себя в зеркале, чувствуя силу и уверенность, которые легко могли притянуть любую удачу. Ольге не верилось, что она может быть такой красивой.

– Но не все так просто, – сказала Бхаговати. – Человек еще не привык к счастливому состоянию, и стоит ей уйти из-под влияния эгрегора школы, как тут же могут вернуться старые мысли, и очередной паук нападет на нее. И муж снова может ее, как спрут опутать негативными санс-связями. Будем следить за ней, чтоб пока такого не случилось, будем отгонять этих тварей.

– Теперь сохраняй это новое, наполненное состояние, – наставляла ее Падма, – тогда ты будешь очень успешной.

Она решительно пошла домой, чтобы забрать детей и вещи, друзья полетели за ней.

Они полетели посмотреть на мужа. Он был весь изъеден сущностями.

– Мы могли бы помочь и ему, – сказала Рейя, – но он этого не хочет. И даже если ему станет временно лучше, без занятий в духовной школе, без практик и изменения мышления и прекращения пьянства ничего не выйдет. Лярв великое множество. И всех убить мы не можем. Только сам человек, изменив свое состояние, может перестать быть жертвой этих злых духов.

– Откуда же берется такое количество этих тварей, зачем они нужны?

– Они так расплодились, потому что люди не противостоят им. У них нет духовной культуры, и они легко поддаются плохому влиянию. Ведь сейчас царит полная бездуховность, полно лжеучителей и выродившихся религий, которые ничего не могут дать. А таких, как Калки, садят в тюрьму, объявляют сектантом, борются с ними.

Дома бесновался пропойца. Запуганные дети прятались от него на лоджии, там было холодно и сыро.

– А, пришла, проститутка? – приветствовал он Ольгу.

– Беги, покупай мне пиво, – еле держась на ногах, орал ублюдок.

– Всё! Я развожусь с тобой и забираю детей, – заявила ему Ольга.

– Ничего у тебя не выйдет, я тебя искалечу, – заорал муж и, разбив бутылку об край стола, образовавшейся розочкой из стекла стал стремиться изрезать ей лицо. Ольга спряталась от него в ванной. Он стал тыкать бутылкой в дверь, злобно ругаясь.

Друзья увидели у него на голове отвратительного злобного карлика, который вызывал в нем приступы беспричинной неконтролируемой агрессии, а тело его было опутано какими-то глистами.

– Срывайте карлика! – крикнул Ян.

Друзья схватили его, он верещал и вырывался. Наконец, они его сбросили, разрубили мечами.

– Давайте отнимем у него энергию, – сказала Бхаговати.

И они стали забирать его силу. Вскоре он обмяк, упал и уснул. Ольга смогла выйти, забрать детей, вещи и уйти из дома.

Когда они ушли, муж пришел в себя, место карлика занял гадкий скорпион, опять побуждая его к агрессии. Он схватил топор и с дикими криками стал рубить мебель.

– Будем дальше следить за ней, – решили друзья, – ведь стоит ей изменить состояние – и очередной паук снова набросится на ее лицо и будет грызть ее.

Ян впервые после смерти почувствовал усталость.

– Отчего это? – спросил он.

– Находиться рядом с Землей всегда для нас тяжело. У нас нет ни эфирного, ни витального тела, в коих тут действуют земные духи: барабашки, домовые, лешие и т.д. Поэтому всё тут дается нам с трудом, как впрочем, и все остальное на Земле. Это трудный мир, тяжелый, мир испытаний, он очень близко находится к аду, откуда в нем и появляется эта нечисть, особенно сейчас в век бездуховности. Только возвышенное состояние и включенность в высокие эгрегоры может спасти от лярв и прочих бесов. Но люди не думают об этом и предаются всему негативу, который разрушает их жизнь и здоровье, оправдывая постоянно себя и отождествляясь с созданной демонами ложью о необходимости войны, насилия, отмщения, о справедливости, обиды, ревности, злобы и других видов самообмана, создающих страх, жадность, уныние, пессимизм.

Тем временем Ольга пришла к родителям отдать им на время детей, чтоб начать свою новую жизнь. Услышав, что она хочет разводиться, они напали на нее:

– Да ты что разоделась?! Зачем накрасилась, как шлюха?! – орала мать. – Тебе это не к лицу, у тебя муж есть! Плохой, да свой! Кому ты с детьми-то нужна? На тебя никто не посмотрит, – обрабатывала она ее негативными установками. При этом разные лярвы, клопы, блохи, тарантулы, кучей летели на Ольгу, насылаемые настроем матери.

– А твоя работа уборщицей – это нормально! Ты же ни на что другое не способна! У тебя это не получится! Мы всегда бедно жили, зато мы честные!

– Зачем ты детей нам привела? – взялся отец. – Им папа нужен, мужская рука! А ты разводиться! Не смей этого делать! Веди их домой и сама воспитывай! Кого ты там слушаешь?! Мы твои родители, мы тебе добра желаем, мы плохого тебе не посоветуем!

Ольга стала не выдерживать такой энергетической атаки. Родственники своим состоянием послали ей целый рой лярв. Ей снова стало плохо, она почувствовала себя несчастной, но все-таки у нее хватило сил выйти, и она вся в слезах, ушла оттуда, хлопнув дверью, тем самым прекратив эту промывку мозгов. Она в расстроенных чувствах долго бродила под дождем, даже не пытаясь от него закрыться. В ее душе шла борьба: покориться родительской воле или начать новую, счастливую жизнь – борьбы света и тьмы, старого и нового, жизни в страдании и пути к счастью. Она рыдала от того, что ее никто не понимает, все только давят, навязывая.

Друзья тут же бросились на помощь, срывая навешенными родственниками гадов и разрубая санс-контакты с ними, по которым к ней шли слабые, упаднические состояния и тяжелые мысли.

– Теперь ее может спасти только школа Аватара, – сказала Рейя.

– Давайте помолимся за нее, – предложил Ян, – чтоб она пошла туда.

Друзья стали молиться за нее, чтобы Бог вразумил ее пойти в школу к Калки, где она смогла бы получить помощь, и направляли на нее из своего сердца лучики света, осветляющего ее состояние. Ей на какое-то время стало лучше, и все-таки Ольга сделала свой выбор и решила начать новую счастливую жизнь, пошла в школу, чтоб получить помощь в своем желании обрести благую судьбу и радостную, наполненную позитивом жизнь. Там ее радостно встретили как родную. Уйун обняла ее, а Падма и Инна радостно приветствовали ее.

– Как хорошо, что ты снова пришла сюда, – сказал Брахма Нади.

– Ты выдержала эту битву, – сказала ей Падма, по её виду сразу увидев, что с ней случилось. – Но не успокаивайся – темные не дремлют.

Ольга рассказала, что и как было.

– Не страшно, – добавила Уйун. – Но помни: сколько еще впереди, за все в этой жизни надо бороться. Самое главное – это подключиться к источнику силы, именно благая энергия делает человека счастливым и удачным. Но как только ты будешь подключаться к эгрегору школы, ты сразу будешь получать защиту и наполняться позитивной силой, которая поможет тебе достичь всего, что ты хочешь в жизни. Одних положительных мыслей и установок мало, их надо подкрепить эмоциями и включиться в эгрегор.

Она научила ее медитационной кате. Показав ей портрет Калки, Уйун сказала:

– Настраивайся на него с верой и упованием, с самоотверженностью, и ты подключишься к Силе и войдешь в покровительство эгрегора.

Ольга настроилась, почувствовав в образе Калки что-то родное и близкое. По ее щеке струились слезы. Луч любви и света из сердца Ольги поднялся вверх к огромному, как большая белая птица, облаку космической энергии – эгрегору Ригдена Джапо, и оттуда на нее снизошел целый водопад благодати и светлой силы, наполнив ее измученную душу любовью.

Падма снова сделала из нее королеву и объяснила, как найти достойного партнера, вместо алкоголика-мужа в новом, возвышенном состоянии:

– Вот теперь у тебя в таком состоянии все получится, берись смело за любое дело!

– Главное – подключаться к светлому источнику энергии и тогда все получится, – сказала Уйун Ольге. – Успех или неудача зависят от твоего энергетического состояния, от твоей личной силы. Опасайся тех людей, которые наделяют тебя негативом. От них все твои беды и несчастья. После общения с ними, делай каты по системе Сампо и очищай себя от грязной энергии и враждебных санс-связей. Сейчас выйдешь отсюда и делай те дела, которые требуют удачи.

Ольга не могла поверить в такую перемену в своем состоянии и облике. Появилась царственность, сила, уверенность в себе, ее переполняло состояние счастья и гармонии.

– Вот это богиня! – похвалила ее Инна. – Сегодня приходи ко мне ночевать, поживи у меня, – предложила она Ольге, – чтобы темные не разрушили твое состояние, и ты могла начать новую жизнь.

Ольга пошла и тут же устроилась на престижную работу, о которой давно мечтала. Все мужчины вокруг обращали на нее внимание, и многие предлагали ей познакомиться, видя ее яркое наполненное состояние. Но она больше не смотрела на них заискивающе, как бездомная собака. Теперь она знала, что достойна в жизни самого лучшего.

Ян вспомнил о Калки и полетел спросить его, откуда берется зло, и зачем Бог допускает его.

Зачем Бог допустил зло

Калки стоял в маленькой тюремной церкви и молился Богу за весь мир.

– Не пускайте его сюда, – злобно шептал за его спиной человек в рясе привратнику. – Это страшный сектант!

– Он просто молится и молча уходит, – возразил тот.

– Если он заговорит, – шептал местный священник, – вы все станете сектантами! Нечего ему делать в храме!

Калки поклонился Богу и, молча в медитативном состоянии, вышел из церкви. Калки сел на скамейку, он уже заметил друзей и стал отвечать на вопросы Яна, зная, зачем он здесь:

– Зло порождает страдание, оно является той силой, коия подталкивает человека к развитию. Помните Ольгу? Именно это привело ее в школу, не без помощи светлых сил, конечно. Иначе люди не могут прийти к пониманию и просто бессмысленно бы жили и вырождались, не задумываясь о смысле существования, что надо совершенствоваться и пробуждаться из сна.

Бог – это полнота. Он создал и самое тонкое, возвышенное, сознательное, так и самое грубое, механичное, разрушительное и бессознательное. Есть и бесконечное небо, пространство, вмещающее всё самое грубое, творящее жизнь. Есть и черные дыры, которые поглощают и уничтожают все вокруг, где жизнь невозможна и все гибнет. Физический мир только на один шаг отстает от них. В этих дырах живет дьявол, который порождает зло. Дьявол навевает на людей гипнотический сон, в котором они безвольно подчиняются любому влиянию, любой мысли. Основой этого зла является сон людей. Люди спят наяву, и их мысли, воображение – это их сновидения. Дьявол насылает на людей сон, и они перестают все видеть реально. Они все видят через призму сна, через различные идеологии, пропаганду, рекламу, лозунги, ложные идеи. Отсюда берется инквизиция и джихад, крестовые походы, войны, фашизм, коммунизм и другие идеи, которые создают разрушение и ненависть, обольщение, страх. И важно проснуться, не быть под влиянием лжи. Для этого надо отрешенно созерцать все приходящие мысли, восприятия, эмоции, чтоб безвольно не поддаваться им, не быть их марионеткой. Надо уметь останавливать мышление, наблюдать за ним со стороны, не отождествляясь, быть в безмолвии, только так можно спастись от сна, гипнотического сна, навеваемого дьяволом.

Калки вышел в тонкий план и позвал их за собой. Они попали в мрачное безжизненное пространство. Их взору открылось огромное лицо дьявола с коварной улыбкой. Он подул, и из его рта полетело целое полчище мух.

– Это темные мысли, назойливым роем осаждающие человека, навевают сон, – объяснил Калки. – Эти мухи, вырастая на энергии людей, превращаются в лярв, злых духов, а они – в злобных демонов, которые мучают людей, становятся теми тварями: жуками, пауками, слизнями, клопами, с которыми вы боролись.

– Но есть ведь и хорошие мысли, – возразил Ян.

– Да, есть, но часто за ними скрываются духи зла. Надо пробудиться, быть бдительным, не поддаваться их влиянию, не отождествляться с ними, так как часто за хорошими идеями прячутся лярвы и незаметно проникают в человека, чтоб пожирать его. Но самое главное – проснуться, понять, увидеть в себе, что такое сон, и что такое пробуждение, увидеть Истину, увидеть мир, как он есть. И прежде всего, правдиво видеть себя. Для этого старайтесь отключить все мысли и образы, ибо они и есть сновидение этого сна, с которым не так-то просто справиться.

– Зачем Бог допустил зло? – спросил Ян, переживая за жизнь человечества.

– Страдание – это та сила, которая заставляет человека задумываться о смысле жизни, – ответил Калки. – Именно оно побуждает его искать выход, заниматься саморазвитием.

С этой поры Ян с подружками стали регулярно помогать ученикам Калки бороться с силами тьмы.

Урок Кут Хуми

Однажды, когда друзья отдыхали после очередных своих походов на Землю в прекрасном месте в горах у большого озера, на поверхности которого цвели лотосы, к ним спустился ангел в виде шара света, который постепенно обрел очертания аскета, сидящего в позе лотоса с радужной аурой вокруг тела.

– Приветствую вас, светлые души, – сказал он. – Меня послал к вам Синклит Координаторов Планеты, который находится в Шамбале.

– О, это то чудесное Беловодье, которое искал Рерих и другие люди? – спросил Ян.

– Да, это оно, – ответил ангел. – Но найти его нельзя, туда могут только пригласить. Эта духовная обитель сил света на Земле, откуда руководят эволюцией Земли и борются с силами вселенского зла.

Они полетели, и вот они оказались в Тибете, где среди сверкающих снежных пиков находилась Обитель Света. Они долетели до защитной энергетической сферы, делающей недоступным это место, за которую не могли проникнуть никакие, даже тонкоматериальные сущности: ни лярвы, ни духи, ни умершие. Рядом с ней бродили йети. Ян давно интересовался, кто они такие, и увидел, что это эфирные сущности, которые, однако, могут становиться видимыми и даже ненадолго материализовываться.

Люди же, подходя к этому месту, забывали куда и зачем они шли, у них возникал безотчетный ужас.

Их ждали, и ангел-хранитель сферы приоткрыл им проход и пропустил их вовнутрь. Они, наблюдая величественные снежные вершины, залетели в грот, а затем спустились в подземные пещеры, стены коего были покрыты кристаллами горного хрусталя. На троне высотой в три метра сидел царь Шамбалы Ригден Джапо. Они смиренно поклонились этой великой душе. Он приветствовал их, приподняв руку, согнутую в локте ладонью наружу. Своим громогласным величественным голосом, гулким эхом, отражающимся в сводах грота, он произнес:

– Синклит Координаторов Планеты заметил ваше служение человечеству, и я призвал вас, чтобы посветить в буагиры, в Витязи Шамбалы и передать вам Великое учение Буагирии. Я получил его от Бога, когда еще был главным жрецом Атлантиды, во время зарождения цивилизации на нашей планете. Это искусство действия на энергетическом плане, одним из его направлений является Сампо, коие поможет вам в борьбе с порождениями дьявола. Наш брат Калки сейчас отрабатывает карму Земли. Он спасает ее от Армагеддона. Силы тьмы боятся его и всячески препятствуют его делу. Но вы стали верными его помощниками и достойны войти в воинство Света. То, что вы действуете группой, дает вам большую силу, больше, чем если действовать поодиночке. Вы используете вашу сексуальную энергию не только для наслаждения, но и для санс-ударов по темным. И Кут Хуми вас обучит, как это сделать. Примите мое благословение в воины Света! Ян, я нарекаю тебя буагиром – Витязем Шамбалы, – с этими словами Ригден простер над ними свои руки, передав им силу, подключающую их к Шамбале, и из них изошел свет, осеняя неофитов. Он материализовал четыре астральных меча, и они по воздуху прилетели в руки посвященных.

– Вот, возьми астральный меч и им поражай врагов сил Света, – начал он с Яна. Ян взял меч в спокойном и в благоговейном состоянии, его аура тут же озарилась ярким светом.

Все посвященные склонились в почтительном поклоне, и голос Ригдена огласил своды пещеры мантрой «Аум».

После посвящения Ригден продолжил свою речь:

– С древнейших времен зарождения человеческой цивилизации, когда я был главным жрецом Атлантиды, было дано Богом великое искусство действия в тонком плане, на энергетическом уровне – Сампо, и ныне я передал его тебе и твоим шакти, – обратился он в сторону подружек Яна. – Очень важно научиться действовать группой, так как энергия группы больше, чем одиночные действия того же числа человек, особенно, тантрической группы, где вместе взаимодействуют мужчина и его женщины. Если они соответствуют друг другу, достойны друг друга, то их взаимодействие обретает огромную творческую силу. Они могут использовать свою сексуальную энергию не только для наслаждения, но и для достижения любой цели. Для этого они могут изучить тантрическую кату, – вещал Ригден. – А теперь Кут Хуми обучит вас искусству Сампо. Да будет так! Аум!

Ян и его шакти склонились в почтительном поклоне и вместе с Кут Хуми полетели к месту передачи знаний. Летя, они увидели большую пещеру, где в центре стоял большой хрустальный шар, а вокруг него сидели члены Синклита Координаторов Планеты: Христос, Будда, Кришна, Магомед, Моисей, Эль Мория, Заратустра, Махавира и другие великие души нашей Земли наблюдали за происходящим на планете, препятствуя темным и посылая помощь сынам Света и поддержку светлым душам в виде лучей божественной энергии.

Посмотрев, как работает Синклит Координаторов Планеты, они прилетели в пещеру с большим подземным озером и падающим в него водопадом. Хотя там было темновато, но друзья и Кут Хуми видели в темноте, так как были в астральных телах.

– Первое, что нужно в астральном действии – четко увидеть цель, задачу, – учил Кут Хуми. – И затем вам надо почувствовать единство и сплоченность, самоотверженность и образовать единое поле. Где Ян – волевой стержень, а вы – поддерживающая его сила. В таком состоянии надо начать делать необходимую кату системы Сампо или другое магическое действие, действуя, как единый организм, чувствуя при этом связь и поддержку Бога и Шамбалы, держа молитвенную связь с ними. Когда объединяются мужчина и его женщины-шакти, они представляют большую силу, – учил Кут Хуми, – они могут свернуть горы. Конечно, мужчина должен быть достойным, а женщины – включены в него. Они должны быть единомышленниками, понимать друг друга. Мужчина, воин-астрокаратек – это Шива, стержень, должен быть направляющим, волевым началом – сила воли, направляющая энергию женщин – его шакти должны быть его Харой, энергополем, поддерживающим его стремление. Каратек дает направление, а шакти, эмоционально поддерживая его, позволяют ему достичь поставленной цели. Итак, вначале надо решить, какое намерение вы будете осуществлять, затем почувствовать единство, сплоченность, общее поле. В таком состоянии подключиться к Богу, эгрегору через преданность и самоотверженность, служение и, почувствовав подключенность в виде возвышенного состояния, начинать делать кату системы Сампо и достигать поставленной задачи.

Так как их было четверо, Кут Хуми показал, как им правильно встать: шакти образовали равносторонний треугольник, а Ян встал в его центр, и они стали разучивать каты.

Затем Кут Хуми продолжил урок и сказал:

– Главное – это научиться держать Ахарату.

– Как это? – спросил Ян.

– Первое – это ощутить свое «Я», твердо и уверенно произнести и почувствовать «Я есть», «Я существую». Затем представить и ощутить волевой стержень от макушки до копчика и далее по ногам до Земли, войдя в сильное, царственное состояние могущества. Позвоночник при этом надо держать прямо, плечи расправлены.

Друзья сделали это и вошли в сильное, уверенное состояние, осознав свою энергетическую ось – Ахарату.

– Теперь представьте и почувствуйте свою хару – ауру, энергополе, сферой окружающую Ахарату. Пройдитесь сверху вниз по чакрам, чтоб они равномерно работали и держали ровное поле хары. Хара – это ваш щит, ваше достояние.

– Теперь, – продолжил Кут Хуми, – почувствуйте, как Ахарата уходит вверх и соединяется с эгрегором. Переживайте самоотверженность, включенность, служение.

От ауры друзей вверх к эгрегору поднялся луч света. От сердца, через макушку к облаку света, а оттуда вниз к каждому спустился столб света, наполняя их Хару своей силой.

– Запомните это состояние, – назидал Кут Хуми. – Это основа для всех остальных действий и кат системы Сампо. Именно в нем вы можете сделать то, что хотите, справиться с любой задачей.

Ян чувствовал небывалую силу и мощь. Подружки переживали тоже самое.

Когда они подлетели и прошли сквозь защитную сферу, то снова увидели йети, и Ян спросил у провожавшего их Кут Хуми:

– Чем йети отличаются от нас умерших?

– Йети, как и другие земные духи, такие как домовые, лешие, русалки имеют эфирное и виталическое тело. За счет этого они могут быть видимы людям, издавать звуки, стукать, двигать предметы, даже нападать на людей. Такие духи становятся барабашками, они могут, как помогать, так и вредить людям. Но обычно они нейтральны. Когда человек умирает, то он три дня сохраняет связь со своим физическим телом и даже может ожить в нем. Поэтому три дня не хоронят. Некоторые йоги, типа ламы Итигэлова, могут надолго покидать тело, сохраняя с ним связь и затем оживать. Итигэлов-то скоро оживет, он один из наших буагиров. Через девять дней после смерти разрушается контакт с эфирным телом, и оно остается здесь на Земле в виде привидения. А через сорок – сорок девять дней прекращается связь с виталическим телом. Его сила переходит родственникам или близким умершего, если она, конечно была. Так колдуны и шаманы передают свою силу своим приемникам. И после этого человек уходит в тонкий план полностью, и ему становится трудно жить на Земле. Когда человек умирает в тонком плане, перед воплощением он оставляет астральное тело, часть ментального, свою память. И только в каузальном идет на новое воплощение его дух, неся в себе все тенденции, склонности, характер этого человека. Таким образом, можно сказать, что у человеческого духа, монады, искры Бога, сознания есть несколько душ или тонких тел, каждое из которых имеет свой срок жизни, и они могут быть развиты посредством особой практики, что делает их более долговечными и развивает их способности, которые называются сиддхи или сверхвозможности. Они принадлежат не физическому телу, а тонким телам, душе. А мозг часто блокирует их возможности, которые обретаются либо после смерти, либо с помощью снятия этих блокировок особыми практиками, катами системы Сампо, например, – объяснил Кут Хуми.

Друзья поблагодарили его за обучение и отправились в свой мир, наполненные новым пониманием жизни.

Вернувшись из Шамбалы, друзья поздравили друг друга с посвящением:

– Я горжусь тобой, – сказала Сапфира Яну.

– Мы тоже очень рады за тебя, – сказали ему Рейя и Бхаговати.

Подружки окружили Яна и обняли его, а потом стали танцевать и веселиться от радости и решимости помогать во всем Синклиту Координаторов Планет.

Проводы Сапфиры

Настал последний день пребывания Сапфиры в Небесном мире, в этот день она должна была уйти на новое воплощение. На большой цветущей поляне, рядом с чудесным озером и видневшимися вдалеке белоснежными пиками гор проводить ее собрались все друзья и родственники Сапфиры. Они ликовали, старались радоваться и веселиться, чтобы задать ей хорошую программу нового воплощения. Хотя не всем было весело: напротив Сапфиры стоят Ян, он крепился, как мог, чтобы не разрыдаться, чтоб не выразить своего горестного состояния. По бокам от него стояли Рейя и Бхаговати и чувствовали то же самое. Сапфира тоже хоть и улыбалась, но по щеке ее стекала слеза.

– Я буду всегда помнить тебя, любимая, – сказал Ян.

– Не переживай, милый, мы непременно еще встретимся. А ты будешь постоянно иметь возможность видеть, как я росту, развиваюсь. Будешь отгонять от меня чертей и лярв, правда? – спросила она.

– Да, обязательно, любовь моя, – ответил он. – Я никогда не смогу забыть о тебе, я всегда буду рядом, и когда ты вырастишь, то увидишь меня: я буду являться тебе во снах, ведь во сне твоя душа будет отдыхать в нашем мире на Небесах и набираться сил для земных дел.

– Но помни, – уже строго сказала Сапфира, – что ты – буагир, помни о своей задаче.

Пришли даже звери, которых она любила и часто проводила с ними время. К Сапфире подошел ее любимый олень Капри и уткнулся ей мордочкой в руки. Она стала гладить и успокаивать его, так как он тоже знал, что ей предстоит. Об ее ногу терся и ласкался ее любимый кот Баро. Вокруг летали и щебетали птицы, с которыми она любила общаться.

Люди веселились и радовались, создавая по очереди и развлекая друг друга красочными иллюзиями, пейзажами невиданных миров, салютами, огромными картинами, создаваемыми на небе. У кого был музыкальный талант – мысленно для всех воспроизводили свою музыку. Другие угощали присутствующих необычными удивительными лакомствами. Кто-то создавал удивительные запахи. Каждый так проявлял свое творчество. Люди пели, веселились, танцевали, стараясь создать праздничную атмосферу, чтобы грусть расставания не омрачала этот торжественный момент.

Появился ангел, и люди поняли, что пришло время расставания. Все по очереди стали желать Сапфире счастливого воплощения, духовных достижений, силы, мужества, чтобы пройти достойно все жизненные уроки, передавая при этом ей эмоции и чувства из своего сердца: волны любви, доброты, сострадания, радости, нежности, воодушевления, счастья, самоотверженности, заряжая таким образом ее для предстоящего пути.

Затем ангел стал показывать всем ее будущее воплощение со всеми возможными вариантами. Каждый внутри себя видел и переживал все предстоящие ей события. Что-то промелькивало быстро, значительные события – медленнее. Но созерцание всей жизни заняло не очень много времени, так как производилось особым образом, с задействованием Высших центров, в которых время идет по-другому, и за минуту можно увидеть, что происходит за целый год.

– Да, с родителями ей не повезло, – констатировал жрец Каджур.

– Зато она встретила Калки.

– Надо же, так рано: в 12 лет – это чудо! – комментировали присутствующие.

Увидев это, Сапфира вошла в состояние глубокого умиротворения и уже спокойно и радостно воспринимала все перипетии и тяжелые испытания, которые были уготованы ей Богом для совершенства ее души, порой очень нелегкие и болезненные. Но было видно, как они необходимы для обретения зрелости и мудрости, для преодоления эгоизма и развития любви и сострадания к людям.

Вот жизнь заканчивалась, и она снова возвращалась в Эдем, где ждали ее еще не ушедшие на воплощения друзья и родственники. Она увидела весь жизненный цикл, всё колесо времени.

Закончив просмотр, она поняла, что пришел ее час, сложила руки в жест «Намастэ», прощаясь со всеми, и исчезла из мира «мертвых». Остался только мертвый, застывший, как статуя, ее облик, тень, ее память, которая теперь вечно будет жить в тонком плане.

Маленький светящийся шарик, Дух, Атман, искра Божья Сапфиры, вылетела из этой статуи и направилась к Земле. Ян и некоторые из провожавших полетели вслед за ним, посмотреть на его воплощение.

В это время на Земле рожала женщина – её мать в этом воплощении. И когда ребенок полностью отделился от ее лона, Дух вошел в него и соединился с телом ребенка. Тут же аура дитя засверкала ярким светом, и на ней появилась мандала.

– Это влияние звезд и планет, – пояснил Каджур, – записались в ее тонком теле, ее космограмме. Теперь человек будет воплощать в своей жизни эти влияния, проводить их на землю. Они задают характер и земную судьбу человека в воплощении, – объяснял Каджур. – Но эта программа воплощения проявляется не сразу. В детстве и юности человек живет уровнем предыдущих воплощений, проходит все стадии развития своей души и только к зрелости, иногда и ближе к старости, он (его душа) достигает уровня предыдущего воплощения – своего уровня, коий у нее был до рождения. Только у очень духовного человека она созревает в юности и затем уже начинает совершенствоваться дальше. Вот почему в молодости человек делает так много глупостей. Душа как бы заново проходит некоторые уроки. И только потом уже, к старости, достигает своей зрелости и начинает двигаться дальше. И часто ему бывает странно, как он мог такое вытворить в молодости, как мог не понимать простых вещей. Все это похоже на спираль, по которой год от года человек поднимается вверх, становясь мудрее и получая новые уроки, в зависимости от проявленного уровня развития.

– Я думал, что у ребенка душа есть уже в утробе, – сказал Ян. – Ведь богословы запугивают, что нельзя делать аборты, мол, убьешь душу. Так ли это?

– Нет, во время зачатия формируется только эфирный дубль, тень, память и жизненная сила, то есть низшие тела, а душа приходит при рождении, когда плод отделяется от матери и обретает индивидуальную судьбу. – Аборты и выкидыши тоже предопределены, но кому дано воплотиться, тот воплощается.

– А если ребенок умирает совсем маленьким, то что будет с душой? – интересовался Ян.

– Это испытание его родителям. Но если пора пришла, то это также предусмотрено Богом. Даже если ребенок умрет маленьким – это урок его родителям, для назидания живущим. И душа, немного побыв в теле одного ребенка, в таком случае почти сразу переселяется в другое тело новорожденного, где ей и предназначено было быть, и в теле которого уже и проходит весь жизненный путь.

– А уродство и слабоумие зачем нужно душе? – вопрошал Ян.

– Это тоже уроки Бога, – ответил Каджур. – С одной стороны – для человека, с другой – для его близких. Даже в состоянии слабоумия человек получает нужный опыт. Хотя, конечно, такой человек мучается сам и мучает других. И в древних обществах часто убивали неполноценных детей. Иногда слабоумных оставляли, так как они неосознанно забирают негативную энергию окружающих и учат их проявлять сострадание. Конечно, среди уродов иногда бывают гении, но это у одного на 10 тысяч, а так люди часто просто мучаются, а зря: вполне душа, может быть, пойти на перевоплощение – Бог предусмотрел и такой вариант событий.

Посмотрев на воплощение, Ян с друзьями вернулись в свой мир. Ян был в расстроенных чувствах и не знал, как теперь жить без Сапфиры. Он решил побыть один, чтобы как-то разобраться в себе и правильно настроиться. Подружки поняли его желание, но напоследок сказали:

– Ян, помни, что мы с тобой, мы – твои шакти.

Он был им благодарен за их поддержку, но представил гоночный автомобиль, который сразу материализовался вместе с дорогой. Сел в него и, вжав педаль в пол, все быстрей и быстрей помчался по бесконечной дороге. За окном мелькали картины проплывающих мимо чудесных миров астрала.

Назад к карточке книги "Тайны мертвых"

itexts.net