Текст книги "Тайны реального следствия. Записки следователя прокуратуры по особо важным делам". Тайны следствия книга


Тайны следствия

 

 

Книги 1—1 из 1.

  • Темные силы
  • Топильская Елена
  • Жанр: Полицейский детектив
  • Вам когда-нибудь признавались в любви по телефону? Наверняка, но только не таким образом. Следователю прокуратуры Маше Швецовой незнакомый голос в трубке объясняется в любви, а потом… обещает убить, причем немедленно. Не подоспей вовремя верный Леша Горчаков с группой захвата, все кончилось бы очень печально. Но вот маньяк схвачен, и в его карманах обнаруживают газетные статьи о пяти красивых и успешных женщинах. На одном из снимков — Маша…Машины друзья начинают частное расследование. Выясняется, что все эти женщины пропали около полугода назад, однако заявлений об исчезновении в милицию не поступало. Что же случилось с Машинами подругами по несчастью? Никто из следователей не подозревал, что разгадка тайны кроется на страницах «Черной Библии»…
  • Читать книгу | Скачать книгу | Отзывы о книге (0)

75193

 

 

 

Жанры

  • Проза
  • Поэзия
  • Детективы
  • Фантастика
  • Любовные романы
  • Бизнес-литература
  • Детские книги
  • Приключения и путешествия
  • Документальная литература
  • Дом и семья
  • Компьютеры, Технологии, Интернет
  • Научно-образовательная литература
  • Пьесы и драматургия
  • Религиозная литература
  • Энциклопедии
  • Техника
  • Творчество и фольклор
  • Юмор
Все жанры Все для учащихся - рефераты, дипломы, справочники

bookscafe.net

Тайны реального следствия читать онлайн, Топильская Елена Валентиновна

Annotation

Елена Топильская — в прошлом следователь с многолетним опытом, автор сценариев всеми любимых телесериалов «Тайны следствия» — описывает механизм раскрытия особо опасных преступлений. В реальных историях, посвященных ведению самых сложных дел, автор покалывает кропотливую работу следователя с уликами, раскрывает причины преступных замыслов.

Профессионально точно прописаны тонкости труда криминалистов и судебных медиков, шаг за шагом приближающих завершение судебного дела.

Тайны реального следствия

ОТ АВТОРА

Следственная практика

ОПАСНАЯ РАБОТА

«Я ТРЕБУЮ ВЗЯТЬ МЕНЯ ПОД СТРАЖУ…»

ЗАПЕРТАЯ КОМНАТА

ЧЕРЕП НА ТЕЛЕВИЗОРЕ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ВИНЫ ПОТЕРПЕВШЕГО

КОРОТКАЯ ЛИНИЯ ЖИЗНИ

ДЕЛО О ЧЕРЕШНЕ И ВАЛЮТЕ

ЖЕРТВЫ ЛЮБВИ

СКОЛЬКО МОЖЕТ ВЫПИТЬ ЖЕНЩИНА

ИНЖЕНЕР-ГИНЕКОЛОГ

ГЕРОЙ-ЛЮБОВНИК

ДЕНЬ ТЕАТРА

ЯВКА С ПОВИННОЙ

ПОЖАР ВО ФЛИГЕЛЕ

ДЕНЬ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА

НАУКА УМЕЕТ МНОГО ГИТИК

ПРО МАНЬЯКОВ И ЛЮДЕЙ

КОМАНДИРОВКА В АРМЕНИЮ

СМЕРТЬ НА РЫБАЛКЕ

ПРОПАВШИЙ БЕЗ ВЕСТИ

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Казуистика по В. П. Петрову

ПОСВЯЩЕНИЕ СУДМЕДЭКСПЕРТАМ

ТАИНСТВЕННАЯ КОМНАТА

ОТЦЕУБИЙЦА И ПРЕСТУПНАЯ ДОЧЬ

ИЗУВЕР

ТЕРРОРИСТ-САМОУЧКА

ДЕЛО АВТОМАТЧИКОВ

ВОСЕМЬ ТРУПОВ В ВАГОНЕ

ОТРАВИТЕЛЬНИЦА

«ДУМАЙТЕ, КОЛЛЕГА, ДУМАЙТЕ!»

МОГИЛА АРХИТЕКТОРА

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

Тайны реального следствия

Записки следователя прокуратуры по особо важным делам

ОТ АВТОРА

Заметки, которые я представляю вниманию читателей, — не художественный вымысел. Это документальные повествования о делах, которые мне или моим коллегам пришлось расследовать за долгую следственную жизнь. Конечно, их можно было переработать в детективы; да, собственно, многие из этих историй так или иначе легли в основу моих книг или были использованы в сценариях сериала про следователя Швецову. Но мне кажется, что материалы этих расследований интересны сами по себе, даже без беллетристических украшений.

Великий юрист А. Ф. Кони сказал когда-то, что каждый вдумчивый судья, врач и священник «должны знать по опыту своей профессии, что жизнь представляет такие драмы и трагедии, которые нередко превосходят самый смелый полет фантазии». Это святая правда. И это — одна из причин невероятного интереса к профессии юриста. Все знают про огромные конкурсы в юридические вузы, слышали про романтику следовательской работы, детективные романы и фильмы имеют, наверное, самые высокие рейтинги.

Но все знают и про трудности следовательской работы. Это отсутствие выходных и скандалы дома (даже любящий супруг терпеливо дождется свою половину с ночного дежурства раз, другой, а на третий взорвется), это психологические перегрузки и запахи разложившихся трупов, это многочасовое просиживание в следственном изоляторе, осмотры чердаков и подвалов в антисанитарных условиях, блохи и вши на подследственных и свидетелях, угрозы мафии…

И несмотря на все это, следователей не убывает. Неужели все отрицательные стороны профессии не перевешивают ее прелести? Получается, что не перевешивают. Романтики с юридическими дипломами рвутся на борьбу с преступностью, презирая вышеперечисленные трудности. И снова, и снова у кого-то захватывает дух, когда жизнь развернет перед ними полотно, по сравнению с которым бледнеют лучшие образцы художественного вымысла. Между прочим, сюжеты известнейших произведений Льва Толстого — «Воскресения», «Живого трупа», «Крейцеровой сонаты» — подарил могучему старцу не кто иной, как вдумчивый судья Анатолий Федорович Кони. Это все реальные уголовные дела, живые судьбы, которые интереснее беллетристики.

Следственная практика

ОПАСНАЯ РАБОТА

Ответ на вопрос: «Опасна ли работа следователя?» исчерпывающим образом дают отечественные криминальные сериалы. Каким образом? Да очень просто: много вы знаете киногероев-следователей? Пал Палыч Знаменский, Сергей Рябинин в фильме по книгам С. Родионова, раз-два и обчелся. И в литературе не больше. А почему? Да потому что следователь, вопреки мнению народа, а также большинства режиссеров и писателей, не бегает с пистолетом за преступником, не прыгает по крышам и не спасает от неминуемой смерти пышногрудых красоток, выхватив их из пасти маньяка. Это все делают оперативники, да и то не каждый день, а только если очень повезет.

Из этого вытекает, что работа следователя не привлекает режиссеров, потому что не содержит в себе пресловутого экшена, столь любимого кинематографистами. Следователь львиную долю рабочего времени проводит сидя в кабинете за компьютером или пишущей машинкой, в следственном изоляторе, ожидая на допрос подследственного, на ящике или на подоконнике на месте происшествия, составляя протокол осмотра. Бегает он не за преступниками, а за маршруткой, чтобы побыстрей добраться из прокуратуры в изолятор. Правда, на мой взгляд, в этом сидении в кабинете порой бывает столько романтики, что хватит на три прыжка с парашютом в костюме Джеймса Бонда. Но пока только одному писателю удалось в полной мере передать эту кабинетную романтику, за которую девяносто процентов вкусивших ее следователей готовы душу прозакладывать; это восхитительное чувство, когда «колется» допрашиваемый или вдруг в результате сопоставления двух заключений экспертиз проглядывает солнечный лучик истины. Пока увлекательно и захватывающе написать о допросе в кабинете удалось только Станиславу Родионову в его саге о следователе Рябинине. Но это понятно; Я он бывший следователь.

Так опасна ли работа следователя? Главная опасность подстерегает его там, где не ожидает никто. Например, если он, замотавшись, пропустил срок по делу и едет за отсрочкой в городскую прокуратуру. Вот в этот момент всякие мафиозные штучки типа раскаленного утюга на животе жертвы или одевание на голову полиэтиленового пакета кажутся ему детскими игрушками по сравнению с экзекуцией, которую ему сейчас устроит зональный прокурор.

Конечно, следователи попадают в неприятные ситуации, порой даже угрожающие жизни. Вот, например, моя подруга, работавшая следователем в районной прокуратуре, выехала на место происшествия в квартиру, где были обнаружены два трупа зверски убитых людей. Преступник с места происшествия скрылся. Эксперт-криминалист быстро сфотографировал обстановку и обработал поверхности в целях поиска следов рук, после чего его увезли на другое происшествие. Следователь и судебно-медицинский эксперт приступили к осмотру одного из трупов, лежавшего в прихожей. Вдруг следователь почувствовала себя неуютно и подняла глаза. Прямо перед ней, сверля ее взглядом, стоял здоровенный мужик с окровавленными руками. Это был убийца, который зачем-то вернулся на место происшествия, тихонько открыл дверь и застыл от неожиданности, увидев в квартире посторонних людей. Моя подруга пережила жуткие мгновения, у нее перехватило дыхание, и она даже не могла позвать на помощь. Так они и гипнотизировали друг друга, пока из комнаты не вышли оперативники и не скрутили злодея.

В похожую ситуацию попала и я на заре своей следственной карьеры. Я дежурила по городу, и мы с экспертриссой пили чай в комнате дежурных, когда позвонили из районного отделения милиции и сообщили, что у них на территории труп старичка-инвалида, без признаков насильственной смерти, только на лице два синячка, но врачи «скорой помощи» сказали, что эти синячки не связаны со смертью.

Я уже готова была произнести волшебное слово «оформляйте», но экспертрисса Лена Гринь, с которой я дежурила, посоветовала мне все-таки выехать и посмотреть на месте, что это за синячки. Мы с ней приехали в коммунальную квартиру, открыли дверь в комнату и увидели следы борьбы — в комнате было сокрушено все, даже разбита люстра. Посреди комнаты лежал труп пожилого дядечки, на груди у него четко отпечатался след ноги. На голову трупа был положен протокол осмотра, составленный участковым инспектором, где было зафиксировано, что «на лице трупа седая борода и несколько кровоподтеков». Сняв протокол и подняв бороду, мы обнаружили на шее трупа четкую странгуляционную борозду. Я спросила у толпившихся в коридоре соседей, кто мог убить старичка. Соседи охотно пояснили, что это сделал жилец из комнаты рядом, больше некому. «Он вообще-то не совсем здоровый, на него двадцать лет назад на мясокомбинате упала туша, и у него справка есть; он все время этого деда гонял и говорил, что ему ничего не будет, поскольку он дурак. А сейчас он у себя заперся».

Работники милиции (а их было много на месте происшествия) стали деликатно стучать в дверь комнаты предполагаемого злодея и вежливо просить выйти. В ответ из-за запертой двери раздавался зычный отборный мат, и со временем все опера и участковые рассосались, оставив нас с тезкой одних. Когда мы заканчивали осмотр трупа, соседняя дверь вдруг распахнулась, и в коридор вывалился совершенно пьяный и дремучий мужик, который заревел дурным голосом, что пришел сдаваться. Мы с Леной растерялись, не зная, что с ним делать.

На наше счастье, как раз в этот момент в квартиру за забытой папкой зашел участковый, который и повязал мазурика. А вездесущая старушка-понятая, после того, как его увели, заглянула в открытую дверь его комнаты и сказала: «А у него там женщина лежит…» «Ну и что?» — спросила ...

knigogid.ru

Серия: Тайны следствия - 1 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 329

В шоке (СИ)Алексис Опсокополос

Интересное РеалРПГ! Присутствуют рояли и "супер-красотки" вокруг ГГ. Причём красотки ещё умеют стрелять, угонять машины, водить как Шумахер и тд ))))) Но, сюжет очень динамичный, ГГ некогда в сортир сходить: то стреляют, то убегают, то убивают. Если откинуть все придирки, то книга читается очень легко, с интересом и на одном дыхании. Как лёгкое чтиво на вечер очень рекомендую.

Оценил книгу на 8kukaracha   06-12-2018 в 12:28   #329 «Салют-7». Записки с «мертвой» станцииВиктор Петрович Савиных

Книга «Салют-7». Записки с «мёртвой» станции», написанная дважды Героем Советского Союза, лётчиком-космонавтом Виктором Петровичем Савиных, уникальна, познавательна. Рассказано о настоящем космическом подвиге, совершённом советскими космонавтами в далёком 1985 году. Ведь в космическом пространстве много тайн и загадок, а в то же время и опасностей. «Салют-7» – советская орбитальная станция, созданная по гражданской программе «Долговременная орбитальная станция» (ДОС). Она предназначалась для проведения научных, технологических, биологических и медицинских исследований в условиях невесомости. В 1985 году космическая станция «Cалют-7» перестала отвечать на сигналы из ЦУПа (Центра управления полётами). Она вышла из-под контроля и постепенно приближалась к Земле. Под угрозой были человеческие жизни и репутация советской космонавтики. Книга повествует о том, как на «Салют-7» было решено отправить экипаж в составе Владимира Джанибекова и Виктора Савиных – самых опытных на тот момент действующих космонавтов, на кандидатуре которых настоял лично Алексей Леонов. Перед читателями дневниковые записи, в которых день за днем космонавт описывает процесс «оживления» орбитальной станции «Салют-7», смешаны с записями переговоров станции с Землёй. Космонавты понимали свою ответственность, важность их миссии. «Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить, – все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», – так пишет Виктор Савиных в своей книге «Салют-7». Записки с «мёртвой» станции». Тем, кто интересуется космосом, кто любит документальную литературу, конечно же, рекомендую данную книгу. Она заслуживает самые положительные оценки, впечатляет.

Виктория   03-12-2018 в 16:15   #326 Обрести телоМихаил Александрович Атаманов

Хорошое завершение серии про гоблина-травника. Есть мелкие косяки и рояли, но книга читается легко и с интересом. Вообще Атаманов радует. Книги хорошие и маст рид для поклонников жанра. Эта серия закончена, надеюсь вскоре выйдет продолжение "изменяющих реальность".

Оценил книгу на 9kukaracha   03-12-2018 в 11:44   #323 Второй Великий КатаклизмРуслан Алексеевич Михайлов

И нет конца и края приключениям Росгарда.... Затянутая серия. Книга написана по шаблону прошлой книги: 1 приключение + 1 битва за Тишку. Автор умеет хорошо "лить воду". Вроде прочитал целую книгу, а Рос на сантиметр сдвинулся в развитии. Такими темпами ещё можно ожидать десяток книг.

Оценил книгу на 7kukaracha   03-12-2018 в 11:40   #322 Искусство проклинать [СИ]Наталья Петровна Аристова

Немедленно снимите с сайта мою книгу, которая у меня украдена! Я буду обращаться в Роскомнадзор и назову ваши данные.И какой, интересно, идиот, догадался поместить мистику в любовные романы? Заводите литературный сайт. научитесь классификации жанров!

Наталия Аристова   03-12-2018 в 04:42   #320

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Книга "Темные силы" из серии Тайны следствия

 
 

Темные силы

Автор: Топильская Елена Валентиновна Жанр: Полицейские детективы Серия: Тайны следствия Язык: русский Год: 2005 Страниц: 70 Издатель: Нева ISBN: 5-7654-4616-7 Город: СПб. Добавил: Admin 11 Июл 11 Проверил: Admin 11 Июл 11 Формат:  FB2 (219 Kb)  TXT (181 Kb)  EPUB (314 Kb)  MOBI (1166 Kb)  JAR (210 Kb)  JAD (0 Kb)  

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Вам когда-нибудь признавались в любви по телефону? Наверняка, но только не таким образом. Следователю прокуратуры Маше Швецовой незнакомый голос в трубке объясняется в любви, а потом… обещает убить, причем немедленно. Не подоспей вовремя верный Леша Горчаков с группой захвата, все кончилось бы очень печально. Но вот маньяк схвачен, и в его карманах обнаруживают газетные статьи о пяти красивых и успешных женщинах. На одном из снимков — Маша…

Машины друзья начинают частное расследование. Выясняется, что все эти женщины пропали около полугода назад, однако заявлений об исчезновении в милицию не поступало. Что же случилось с Машинами подругами по несчастью? Никто из следователей не подозревал, что разгадка тайны кроется на страницах «Черной Библии»…

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Топильская Елена Валентиновна

Похожие книги

Комментарии к книге "Темные силы"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Я умирала, дописывая Тайны следствия

Елена Топильская: Я умирала, дописывая Тайны следствия

Если увижу труп, спать не смогу

– Елена, как вас занесло в следователи, вроде совсем не женская профессия? – Она не такая уж не женская – следователей-женщин сейчас не меньше, чем мужчин. А я с детства мечтала быть следователем, сразу после выпускного рванула в Москву – женщин тогда в школу милиции не брали, разрешение на поступление мог дать только какой-то большой столичный начальник, но меня даже на порог к нему не пустили. Пришлось поступать на вечерний юрфака ЛГУ – других вариантов не было – и устраиваться в суд секретарем. В прокуратуру после окончания ЛГУ пришла уже с намерением быть государственным обвинителем. Но попала на стажировку в следствие – и застряла там на 17 лет. Это были лучшие годы в моей жизни.

– И все же работу следователя сложно назвать приятной: убийства, кровь, морги… – Конечно, это очень тяжело. Когда выезжала на первый свой труп, даже сняла очки, подумав: «Чем меньше увижу, тем лучше!» Но ничего, выдержала, да и потом в обмороки не падала. Пока смотришь на все это как на работу, ставишь некую психологическую заслонку и можешь абстрагироваться от ситуации. Другое дело, увидеть труп где-нибудь в обычной жизни. Из окна человек выпал или погиб в ДТП. Увидев на улице какое-то происшествие, ни за что не подойду – не хочу на это смотреть. Кажется, если увижу мертвое тело, спать не смогу, оно будет стоять у меня перед глазами. А трупы, которые осматривала как следователь, помнила ровно настолько, насколько это нужно было для работы.

– Какие-то сюжеты «Тайн следствия» наверняка взяты из вашей жизни? – Да почти все. Есть моменты практически документальные. В седьмом сезоне «Тайн следствия» есть сцена, когда Маша возвращается на место преступления – и туда же приходит убийца. Сама я когда-то осматривала в квартире труп, не зная, что в соседней комнате сидит убийца. Он потом вышел прямо на нас, и более того, оказалось, что практически в нашем присутствии, за стенкой, убил еще одного человека. Сцена, где Швецовой лечат зубы в морге, тоже из моей жизни. Аня Ковальчук прекрасно сыграла тот ужас, который я испытала тогда. Эксперт Боря Павлов, который вскрывал мне абсцесс трупной иглой, до сих пор этим хвастается. Мало того, сразу после операции он позвонил прокурору, чтобы отпросить меня с работы и, не особо выбирая выражения, дословно сказал: «Это из морга беспокоят, мы тут вашу Топильскую вскрыли!» Прокурор схватился за голову – следователь в морге, ее только что вскрыли, кому теперь дела ее передавать?

От одежды героев мороз по коже

– Говорят, что некоторые сюжеты, наоборот, шагнули с экрана в жизнь. – Мистических совпадений за время съемок случилось достаточно. Был неприятный момент, когда я описывала сгоревшую квартиру, легла спать – и проснулась от запаха гари. Оказалось, в нашем подъезде пожар, горит одна из квартир. Но были и приятные истории. Я выдала Машу замуж, а вскоре и сама оказалась в загсе. Аня Ковальчук на съемках свадьбы была в костюме такого же цвета, что и у меня. Да и свадебные ужины у нас оказались заказаны в одном ресторане, хотя изначально свадьбу Швецовой и Луганского планировали снимать в другом заведении. Словом, на какой-то момент я стала более аккуратно прописывать изменения в жизни Маши.

– В восьмом сезоне вы, видимо, от греха подальше даже попытались ввести другую героиню вместо Швецовой. Или пришлось это сделать, когда выяснилось, что Аня Ковальчук отказывается дальше сниматься? – Первые два фильма мне пришлось переделывать. Они были написаны уже на новую героиню, которую я успела полюбить. Но когда Аня решила вернуться, я в каком-то смысле испытала облегчение – поклонники «Тайн следствия» были полны негодования. В Интернете писали, что после ее ухода никто не будет смотреть сериал. Было очень много трогательных писем и от пожилых людей, который просили «не отнимать у них островок законности в этом мире беспредела».

– А некоторые поклонники «Тайн следствия» упрекают его создателей в том, что с каждым новым сезоном сериал все больше похож на сказку: дорогие машины, роскошные наряды, рестораны… – Мое дело – текст и сюжет. Что касается того, как одевают героев и на чем они ездят, это все не ко мне. К режиссеру, продюсерам, рекламодателям. Меня саму иногда смущает то, как одевают героев. Когда оперативник в желтой курточке и красной кепочке выходит на дело, у меня мороз по коже.

Девятый сезон будет без меня

– Вы уже девять лет пишете сценарии для этого сериала, не надоела вам Маша Швецова? – Я очень устала и от сериала, и от героини. Особенно тяжело мне дался последний сезон, я буквально помирала, выдавливала из себя, как пасту из тюбика, сюжеты и диалоги. Захотелось уже как-то абстрагироваться от Швецовой. Неделю назад сдала последнюю книжку про Машу в издательство. И восьмой сезон, который только что показали по ТВ, стал для меня последним. «Тайны следствия» будут снимать и дальше, но без моего участия.

– И чем планируете заняться? – Может быть, напишу книгу в соавторстве со своим мужем – Максимом Есауловым… Я все это время преподавала, тихо себе писала третью монографию и вдруг обнаружила, что, пока сочиняла сценарии, в криминологии произошло много интересного. Теперь решила форсировать процесс: хочу наконец защитить докторскую диссертацию, пока мне сто лет не стукнуло.

www.serialsinfo.ru

Тайны реального следствия. Записки следователя прокуратуры по особо важным делам - Елена Топильская

  • Просмотров: 4547

    Всё, что было, было не зря (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды утром неожиданно глубоко и прочно беременной в незнакомом месте, обзавестись в…

  • Просмотров: 4525

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 3768

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 3538

    Соблазн двойной, без сахара (СИ)

    Тальяна Орлова

    Брутальная романтика, или два зайца под один выстрел. Да, черт возьми, мне нужна эта работа! Один…

  • Просмотров: 2751

    Вдруг, как в сказке (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды глубоко и прочно беременной в незнакомом месте – это ли не счастье? Особенно, если…

  • Просмотров: 2738

    Он рядом (СИ)

    Фора Клевер

    Утро добрым не бывает… В моем случае оно стало просто ужасным! А всему виной он — лучший друг…

  • Просмотров: 2711

    Невеста из мести (СИ)

    Елена Счастная

    В королевстве Азурхил великое событие: рано овдовевший правитель ищет себе новую жену. Со всех…

  • Просмотров: 2474

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 2460

    Графиня поневоле (СИ)

    Янина Веселова

    Все мы ищем любовь, а если она ждет нас в другом мире? Но ведь игра стоит свеч, не так ли?…

  • Просмотров: 2276

    Между двух огней или попаданка планеты Пандора (СИ)

    Anastasia Orazdyrdieva

    Я обычная девушка учусь на втором курсе юрфака . Живу вполне обычно, но однажды все пошло не так…

  • Просмотров: 2208

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 1943

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 1891

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 1667

    Черная кошка для генерала (СИ)

    Валентина Елисеева

    Что делать, если вас оболгали, крупно скомпрометировали, а теперь принудительно волокут к алтарю…

  • Просмотров: 1446

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 1431

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 1394

    Пламенное сердце (ЛП)

    Джоанна Блэйк

    Я тушу пожары всю свою жизнь. Я чертовски хорош в этом. Я известен своей храбростью, мужеством и…

  • Просмотров: 1377

    Оборотень по объявлению. Альфа ищет пару (СИ)

    Наталья Буланова

    Станислав Суворов, альфа стаи волков, уверен – он легко найдет девушку, которая, как показали…

  • Просмотров: 1320

    Книга правил (ЛП)

    Блэквуд Дженифер

    Несколько правил, которые должны быть нарушены.Руководство по выживанию второго помощника Старр…

  • Просмотров: 1318

    Василиса Прекрасная (СИ)

    Светлана Суббота

    Говорят, что Время отлично лечит. В принципе да, но прайс у него - поражающий, такой что волосы…

  • Просмотров: 1215

    Орхидея для демона (СИ)

    Наталья Буланова

    Что может быть проще для двух ведьм, чем приготовить зелье? Да раз плюнуть! А вот доставить его до…

  • Просмотров: 1144

    Академия Межрасовых отношений. Дри Ада (СИ)

    Светлана Рыськова

    Когда я убежала из дома и поступила в Академию Межрасовых отношений, то расслабилась, считая, что…

  • Просмотров: 932

    Три страшных дня из жизни ректора (СИ)

    Наталья Косухина

    Вы умница, красавица, ком… э-э-э… студентка магической академии! Вы жаждете учиться и… Не жаждете?…

  • Просмотров: 915

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 908

    Прелюдия (ЛП)

    Оден Дар

    Я думала, что у меня есть все. Пока не вернулся он – Джулиан Кейн, друг моего детства. В последнюю…

  • Просмотров: 807

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 756

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 713

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Тайны реального следствия. Записки следователя прокуратуры по особо важным делам

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

    Назад к карточке книги
    Тайны реального следствияЗаписки следователя прокуратуры по особо важным делам
    ОТ АВТОРА

    Заметки, которые я представляю вниманию читателей, – не художественный вымысел. Это документальные повествования о делах, которые мне или моим коллегам пришлось расследовать за долгую следственную жизнь. Конечно, их можно было переработать в детективы; да, собственно, многие из этих историй так или иначе легли в основу моих книг или были использованы в сценариях сериала про следователя Швецову. Но мне кажется, что материалы этих расследований интересны сами по себе, даже без беллетристических украшений.

    Великий юрист А. Ф. Кони сказал когда-то, что каждый вдумчивый судья, врач и священник «должны знать по опыту своей профессии, что жизнь представляет такие драмы и трагедии, которые нередко превосходят самый смелый полет фантазии». Это святая правда. И это – одна из причин невероятного интереса к профессии юриста. Все знают про огромные конкурсы в юридические вузы, слышали про романтику следовательской работы, детективные романы и фильмы имеют, наверное, самые высокие рейтинги.

    Но все знают и про трудности следовательской работы. Это отсутствие выходных и скандалы дома (даже любящий супруг терпеливо дождется свою половину с ночного дежурства раз, другой, а на третий взорвется), это психологические перегрузки и запахи разложившихся трупов, это многочасовое просиживание в следственном изоляторе, осмотры чердаков и подвалов в антисанитарных условиях, блохи и вши на подследственных и свидетелях, угрозы мафии…

    И несмотря на все это, следователей не убывает. Неужели все отрицательные стороны профессии не перевешивают ее прелести? Получается, что не перевешивают. Романтики с юридическими дипломами рвутся на борьбу с преступностью, презирая вышеперечисленные трудности. И снова, и снова у кого-то захватывает дух, когда жизнь развернет перед ними полотно, по сравнению с которым бледнеют лучшие образцы художественного вымысла. Между прочим, сюжеты известнейших произведений Льва Толстого – «Воскресения», «Живого трупа», «Крейцеровой сонаты» – подарил могучему старцу не кто иной, как вдумчивый судья Анатолий Федорович Кони. Это все реальные уголовные дела, живые судьбы, которые интереснее беллетристики.

    Следственная практика
    ОПАСНАЯ РАБОТА

    Ответ на вопрос: «Опасна ли работа следователя?» исчерпывающим образом дают отечественные криминальные сериалы. Каким образом? Да очень просто: много вы знаете киногероев-следователей? Пал Палыч Знаменский, Сергей Рябинин в фильме по книгам С. Родионова, раз-два и обчелся. И в литературе не больше. А почему? Да потому что следователь, вопреки мнению народа, а также большинства режиссеров и писателей, не бегает с пистолетом за преступником, не прыгает по крышам и не спасает от неминуемой смерти пышногрудых красоток, выхватив их из пасти маньяка. Это все делают оперативники, да и то не каждый день, а только если очень повезет.

    Из этого вытекает, что работа следователя не привлекает режиссеров, потому что не содержит в себе пресловутого экшена, столь любимого кинематографистами. Следователь львиную долю рабочего времени проводит сидя в кабинете за компьютером или пишущей машинкой, в следственном изоляторе, ожидая на допрос подследственного, на ящике или на подоконнике на месте происшествия, составляя протокол осмотра. Бегает он не за преступниками, а за маршруткой, чтобы побыстрей добраться из прокуратуры в изолятор. Правда, на мой взгляд, в этом сидении в кабинете порой бывает столько романтики, что хватит на три прыжка с парашютом в костюме Джеймса Бонда. Но пока только одному писателю удалось в полной мере передать эту кабинетную романтику, за которую девяносто процентов вкусивших ее следователей готовы душу прозакладывать; это восхитительное чувство, когда «колется» допрашиваемый или вдруг в результате сопоставления двух заключений экспертиз проглядывает солнечный лучик истины. Пока увлекательно и захватывающе написать о допросе в кабинете удалось только Станиславу Родионову в его саге о следователе Рябинине. Но это понятно; Я он бывший следователь.

    Так опасна ли работа следователя? Главная опасность подстерегает его там, где не ожидает никто. Например, если он, замотавшись, пропустил срок по делу и едет за отсрочкой в городскую прокуратуру. Вот в этот момент всякие мафиозные штучки типа раскаленного утюга на животе жертвы или одевание на голову полиэтиленового пакета кажутся ему детскими игрушками по сравнению с экзекуцией, которую ему сейчас устроит зональный прокурор.

    Конечно, следователи попадают в неприятные ситуации, порой даже угрожающие жизни. Вот, например, моя подруга, работавшая следователем в районной прокуратуре, выехала на место происшествия в квартиру, где были обнаружены два трупа зверски убитых людей. Преступник с места происшествия скрылся. Эксперт-криминалист быстро сфотографировал обстановку и обработал поверхности в целях поиска следов рук, после чего его увезли на другое происшествие. Следователь и судебно-медицинский эксперт приступили к осмотру одного из трупов, лежавшего в прихожей. Вдруг следователь почувствовала себя неуютно и подняла глаза. Прямо перед ней, сверля ее взглядом, стоял здоровенный мужик с окровавленными руками. Это был убийца, который зачем-то вернулся на место происшествия, тихонько открыл дверь и застыл от неожиданности, увидев в квартире посторонних людей. Моя подруга пережила жуткие мгновения, у нее перехватило дыхание, и она даже не могла позвать на помощь. Так они и гипнотизировали друг друга, пока из комнаты не вышли оперативники и не скрутили злодея.

    В похожую ситуацию попала и я на заре своей следственной карьеры. Я дежурила по городу, и мы с экспертриссой пили чай в комнате дежурных, когда позвонили из районного отделения милиции и сообщили, что у них на территории труп старичка-инвалида, без признаков насильственной смерти, только на лице два синячка, но врачи «скорой помощи» сказали, что эти синячки не связаны со смертью.

    Я уже готова была произнести волшебное слово «оформляйте», но экспертрисса Лена Гринь, с которой я дежурила, посоветовала мне все-таки выехать и посмотреть на месте, что это за синячки. Мы с ней приехали в коммунальную квартиру, открыли дверь в комнату и увидели следы борьбы – в комнате было сокрушено все, даже разбита люстра. Посреди комнаты лежал труп пожилого дядечки, на груди у него четко отпечатался след ноги. На голову трупа был положен протокол осмотра, составленный участковым инспектором, где было зафиксировано, что «на лице трупа седая борода и несколько кровоподтеков». Сняв протокол и подняв бороду, мы обнаружили на шее трупа четкую странгуляционную борозду. Я спросила у толпившихся в коридоре соседей, кто мог убить старичка. Соседи охотно пояснили, что это сделал жилец из комнаты рядом, больше некому. «Он вообще-то не совсем здоровый, на него двадцать лет назад на мясокомбинате упала туша, и у него справка есть; он все время этого деда гонял и говорил, что ему ничего не будет, поскольку он дурак. А сейчас он у себя заперся».

    Работники милиции (а их было много на месте происшествия) стали деликатно стучать в дверь комнаты предполагаемого злодея и вежливо просить выйти. В ответ из-за запертой двери раздавался зычный отборный мат, и со временем все опера и участковые рассосались, оставив нас с тезкой одних. Когда мы заканчивали осмотр трупа, соседняя дверь вдруг распахнулась, и в коридор вывалился совершенно пьяный и дремучий мужик, который заревел дурным голосом, что пришел сдаваться. Мы с Леной растерялись, не зная, что с ним делать.

    На наше счастье, как раз в этот момент в квартиру за забытой папкой зашел участковый, который и повязал мазурика. А вездесущая старушка-понятая, после того, как его увели, заглянула в открытую дверь его комнаты и сказала: «А у него там женщина лежит…» «Ну и что?» – спросила я. «А она дышит?»

    Нет, оказалось, что женщина, лежавшая в его комнате, не дышала, но была еще теплой, поскольку только что удушил он ее той же самой удавочкой, что и деда, она валялась тут же. Мы с Леной порадовались тому, что нас убийца не тронул, но обстоятельство, что его сожительница была убита практически в нашем присутствии, испортило нам настроение надолго. А злодей действительно оказался психом.

    Еще одна из моих коллег (почему-то эти жуткие происшествия случаются в основном с женщинами) осматривала в квартире сильно разложившийся труп, вздувшийся и позеленевший, из-под которого выползали опарыши и текла зловонная жидкость. Труп лежал аккурат между комнатами, и, перебираясь из одного помещения в другое, следователь поскользнулась и… чуть не упала прямиком на осматриваемое тело. Ее буквально на лету подхватил судебный медик.

    Правда, был страшный случай и со следователем-мужчиной. Он ехал на происшествие в главковском УАЗике с брезентовым верхом; в УАЗик на полном ходу въехала встречная «Волга». Все, кто находился в «Волге», умерли мгновенно. А пассажиры УАЗика благодаря брезентовому верху все поочередно повылетали на асфальт. Следователь вылетел первым и шлепнулся прямо головой. Но не успел он подняться, как к нему подскочил местный начальник уголовного розыска, посадил его в свою машину и увез на происшествие с криком: «Надо срочно осматривать место!». Следователь героически осмотрел место, после чего начал выковыривать из своей головы осколки стекла.

    Как-то под самый Новый год я отправилась на осмотр места происшествия на чердаке старого дома в центре Питера. Группа в составе двух оперативников, эксперта-криминалиста в полном снаряжении во главе со мной вошла в парадную, увидев крутые лестничные марши, мы решили подняться на последний этаж в лифте. Это было роковое решение: как только мы все набились в кабину, лифт застрял. Мы жалобно призывали проходивших мимо граждан позвонить в «аварийку», а они в ответ смеялись и на ходу рассказывали, что этот лифт «аварийка» не откроет, уже были такие прецеденты, когда застрявшие встречали Новый год в лифте. Тогда оперативники стали пытаться отжать двери лифта стволами табельных пистолетов, и как раз в этот момент приехали работники аварийной службы. Поскольку в образовавшуюся щель пролезали только стволы пистолетов, а просунуть одновременно с ними свои удостоверения опера не догадались, наше освобождение отложилось надолго – пока аварийщики не осмелились подойти, чтобы выслушать наши объяснения.

    Но ведь от подобных несчастных случаев не застрахованы и обычные граждане, правда? Разве что им не грозит упасть на разложившийся труп…

    «Я ТРЕБУЮ ВЗЯТЬ МЕНЯ ПОД СТРАЖУ…»

    Каждый следователь практически всегда допрашивает родственников обвиняемых – для характеристики личности или для установления каких-то важных обстоятельств. Сейчас уже трудно представить, что близкие родственники не всегда обладали свидетельским иммунитетом. А ведь эта норма, освобождающая человека от обязанности свидетельствовать против себя и своих близких родственников, существует в нашем законодательстве только с 1993 года. И я знаю массу случаев, когда к уголовной ответственности привлекали матерей и жен за то, что они выстирали окровавленную рубашку сына (мужа) или не сказали следователю о том, что тот признавался им в совершении преступления. Но в основном на такое самопожертвование шли женщины. И только один раз в моей практике было наоборот.

    После пяти лет работы следователем районной прокуратуры я перешла в другой район заместителем прокурора, курирующим расследование уголовных дел следователями прокуратуры. Незадолго до этого в районе сменился и прокурор, и мы вместе с ним решили провести ревизию старых уголовных дел о нераскрытых убийствах, пылившихся в сейфах следователей.

    Покопавшись в этих делах, я вытащила на свет Божий несколько перспективных «убоев». Мне показалось, что если по ним поработать еще немного и исследовать версии, в принципе лежавшие на поверхности, но по каким-то причинам не проверенные при первоначальном расследовании, то вполне можно реанимировать эти дела и успешно направить в суд. Например, одно из дел являло собой вообще-то несложную ситуацию убийства при совместной пьянке. Компания гопников два дня беспробудно пила на квартире у одного из них, на второй день забредший в квартиру сосед захотел пообщаться с лежавшим на полу на тюфяке мужчиной и обнаружил, что тот лежит в луже собственной крови, а на животе у него три ножевых раны.

    Участники распития спиртных напитков в один голос рассказали, что все проходило на редкость мирно и спокойно. Потерпевший решил выскочить к ларьку за сигаретами, а, вернувшись, сказал, что у ларька поскандалил с местными малолетками и те его избили, а теперь у него болит живот, и улегся спать на тюфяк. Его не трогали до прихода соседа.

    Следствие с помощью уголовного розыска и отдела по предупреждению преступлений несовершеннолетних тщательно изучило личности малолеток, тусующихся возле злополучного ларька; всех установили, допросили, проверили их алиби, но виновного не нашли и дело приостановили.

    И все бы ничего, да меня насторожило одно обстоятельство. Гопники подробно описывали, в какой одежде потерпевший ходил за сигаретами; имелся в деле и осмотр этой самой одежды. Дело было в феврале, морозы стояли до двадцати градусов, но ни на ватнике, ни на пиджаке, ни – главное – на майке, надетой под пиджак, не было никаких следов ножевых разрезов. Если следовать версии о нападении малолеток на улице возле ларька, то отсутствие повреждений на одежде при наличии трех ножевых ран на животе не находило разумных объяснений.

    Допустим, как пытался доказать мне следователь при обсуждении дела, потерпевшему от выпитого было жарко, и он ватник не застегивал, а пиджак носил нараспашку. Но чтобы он при этом для вентиляции живота при арктическом морозе еще и майку задрал, – в это слабо верилось. Логичнее было поискать убийцу среди собутыльников, что и было сделано при дополнительном расследовании.

    И еще одно дело меня заинтересовало.

    В квартире на первом этаже хрущевки был обнаружен труп хозяйки – пожилой женщины Анны Юрьевны Петровой, с множественными ножевыми ранениями и переломанными при удушении хрящами гортани. Замки входной двери повреждены не были, из дома ничего не пропало. Какие враги могли быть у старушки? Кроме родственников…

    Следствие выяснило, что бабушка имела взрослого женатого сына, но жила одна, отдельно от него; квартиру завещала любимому внуку, 25-летнему парню, который к бабушке нежно относился, ухаживал за ней, всячески помогал ей, несмотря на неприязнь к ней его матери, невестки потерпевшей.

    Из-за этой взаимной неприязни между невесткой и свекровью даже сын практически прекратил общаться со старушкой и в гости не приходил. А вот внук – видимо, самый здравомыслящий в этой семье – пытался как-то нормализовать обстановку и навести мосты между поссорившимися родственниками; уговаривал мать и бабушку помириться (видно, очень любил их обоих), но безрезультатно.

    К тому моменту, когда я прочитала это приостановленное дело, внук уехал работать в Нижний Тагил, несмотря на освободившуюся после смерти бабушки квартиру. Прошло уже три года со дня убийства. Я вызвала на совещание оперативников, и они согласились, что самой перспективной является семейная версия. Проанализировав данные судебно-медицинского исследования трупа, мы сошлись во мнении, что характер повреждений – множественные неглубокие ножевые порезы и удушение – очень напоминает женскую руку. Именно для женщин-убийц характерны такие нерешительные ножевые ранения и перемена способа убийства прямо в ходе нападения.

    И, конечно, первой кандидатурой в подозреваемые, с учетом наличия мотива, стала невестка потерпевшей. Было решено вызвать ее на допрос и посмотреть, во-первых, на ее поведение в кабинете следователя, а во-вторых, на то, что она станет делать после возобновления следствия, если почувствует угрозу для себя. Воодушевленные оперативники, в предвкушении раскрытия, даже организовали за ней наружное наблюдение.

    На допросе подозреваемая, конечно, нервничала, но само по себе это ничего не доказывало, поскольку мы умышленно построили допрос таким образом, чтобы дать ей понять, что ее серьезно подозревают. Гораздо интереснее было то, как она поведет себя после, что будет предпринимать.

    На следующий день оперативники пришли с докладом. Подозреваемая прямиком из прокуратуры побежала на междугородный переговорный пункт, вызывала Нижний Тагил и очень нервно разговаривала.

    А через день в наш уголовный розыск позвонили оперативники из Нижнего Тагила. Они сообщили, что к ним в милицию явился молодой человек, по фамилии Петров, и признался в совершении три года назад в Ленинграде убийства своей бабушки. Молодого человека срочно этапировали в Питер.

    Когда его привезли в прокуратуру, он был одет в ватник, при себе имел вещмешок с жестяной кружкой, простыней и продуктовым пайком. Он с готовностью рассказал, что три года назад пришел в гости к бабушке, стал уговаривать ее помириться с матерью, та оскорбила его мать, и он в пылу гнева убил ее, нанеся ей несколько ударов ножом, а потом еще для верности задушив. Я спросила, сможет ли он показать, как все было, на месте происшествия.

    До этого момента он был абсолютно спокоен, а тут впервые изменился в лице. «Зачем это нужно? – угрюмо спросил он. – Я же все рассказал».

    Что ж, его можно было понять: снова оказаться на месте, где он совершил страшное злодеяние, убил не просто человека, а свою родную бабушку… Я спросила, любил ли он бабушку, и на его лице появилось мечтательное выражение. «Конечно, любил», – сказал он и вздохнул. «А маму?» «Маму я очень люблю», – признался молодой человек. Видно было, что он очень добрый парень, и у меня в голове не укладывалось, как этот добряк из-за невпопад сказанного слова смог зверски разделаться с любимой бабушкой.

    На месте происшествия мои сомнения усилились. Парень просто заблудился в крохотной комнатенке, как в трех соснах. Все было не так: и место, куда упала бабушка, он указал в другом конце комнаты, и локализацию ранений напутал, и заявил, что душил бабушку полотенцем, которое принес из кухни, что эксперт категорически опроверг, объяснив, что удушили старушку руками. Вдобавок Петров не смог объяснить, куда дел полотенце после удушения, поскольку на шее у бабульки никаких предметов не было, а в квартире этого полотенца не нашли.

    После этого выезда на место происшествия и короткого совещания с прокурором было решено парня не арестовывать, а отпустить и продолжить расследование своим чередом. Вечером я отправила в изолятор временного содержания постановление об освобождении Петрова и пошла домой.

    Придя на следующий день в прокуратуру, я обнаружила у двери своего кабинета Петрова в том же ватнике и с вещмешком. Я сразу сказала ему, что он может уезжать обратно в Нижний Тагил, но он потребовал срочно арестовать его. Я улыбнулась. Пригласив его в кабинет, я принесла извинения за необоснованное задержание и объяснила, что мы больше не подозреваем его. Но это его совершенно не устроило. Он бросил вещмешок на пол и категорически заявил, что требует ареста, иначе никуда не уйдет из моего кабинета.

    Мы препирались полчаса, после чего я потеряла терпение и вызвала милиционеров. Петров, выдворенный из моего кабинета, пригрозил, что пожалуется на меня прокурору. И правда, он полдня просидел под дверью у шефа, который сказал ему то же, что и я, но Петров отказывался верить. Еще три дня он обивал пороги прокуратуры, настаивая на своем аресте, и грозил нам всевозможными карами, если мы откажемся его арестовывать. Потерпев неудачу в прокуратуре, он пытался самочинно сдаться в изолятор временного содержания, но его не пустили туда без постановления следователя.

    Позже я узнала, что поскольку парень рассчитывал на то, что его посадят, приехал в Питер без денег и, будучи выкинутым из тюрьмы, не мог даже устроиться в гостиницу. И добрые опера пригревали его у себя по очереди, втайне надеясь получить от него информацию, позволившую бы доказать вину убийцы. Но и тут он держался кремнем и ни слова лишнего про свою мать не проронил…

    Уже много лет прошло с тех пор, но я все вспоминаю этого добряка Петрова как символ беспредельной сыновней любви.

    ЗАПЕРТАЯ КОМНАТА

    Авторы детективных романов любят и вовсю эксплуатируют тему «запертой комнаты». В запертой комнате обнаруживают труп, и сыщику предстоит выяснить не только то, как труп там оказался, но и то, каким способом комнату покинул убийца.

    Работая следователем, я всегда считала, что это всего лишь художественная конструкция, которой в жизни не бывает, по крайней мере, в жизни отечественных следователей, а не инспекторов Скотланд-Ярда. Однако и мне довелось однажды раскрывать тайну «запертой комнаты».

    Вернувшись из очередного отпуска, я получила от прокурора уголовное дело, что называется «заглухаренное» моим коллегой, уже к тому времени уволившимся из прокуратуры. Дело, возбужденное по факту обнаружения трупа молодой женщины с несколькими ножевыми ранениями спины. Труп был обнаружен в ее собственной квартире. Дело как дело, если бы не одна деталь: квартира была заперта изнутри и даже закрыта на дверную цепочку. Да еще и ножа – орудия убийства – в квартире не нашли. Передавая мне дело, прокурор сказал: вы же любите всякие загадки, вот и покопайтесь.

    Не успев выйти из кабинета шефа, я вцепилась в дело и тут же, в приемной, начала его читать. И зачиталась.

    Потерпевшая, молодая и очень интересная женщина, развелась с мужем незадолго до убийства. Он бешено ее ревновал, что, в общем, и послужило основной причиной развода, по крайней мере, никто из допрошенных по делу свидетелей не рассказал ничего такого, из чего можно было бы сделать выводы о других причинах расторжения брака. Да, у нее были поклонники, причем не оголтелые, а весьма приличные люди, от которых меньше всего можно было ожидать удара в спину в прямом и переносном смысле. Да и муж не выглядел монстром, если не считать его патологической ревности. Но и ревность его проявлялась в достаточно цивилизованных формах, во всяком случае, до рукоприкладства с его стороны дело не доходило. Более того, у всех знакомых потерпевшей и даже у бывшего мужа на момент убийства имелось крепкое, незыблемое алиби.

    Тем не менее мой нерадивый коллега не придумал ничего лучшего, как задержать мужа в качестве подозреваемого и засунуть его в кутузку на трое суток. По истечении этих суток бедолагу, естественно, пришлось выпустить. Следователь задержал его на том основании, что «на одежде подозреваемого обнаружены следы крови». Все бы ничего, но подозреваемый объяснил наличие этих следов: он пришел к бывшей жене забрать личные вещи, поскольку еще не все свое имущество перевез на новое место жительства, пытался открыть дверь своим ключом, но она оказалась закрытой на цепочку. Он звонил и в дверь, и по телефону, но никто не отвечал.

    Тогда он забеспокоился, вызвал службу спасения, взломали дверь и увидели в прихожей лежавшую на полу хозяйку. Муж сразу бросился к ней, перевернул и в ужасе отпрянул, подняв к спасателям окровавленные руки. Те осмотрели женщину, установили наличие колото-резаных ран и вызвали «скорую». Врачи сразу сообщили в милицию.

    Следователь допросил убитого горем мужа, заметил на нем – на одежде и на руках – следы крови, которые тот и не пытался скрывать, и на этом основании посадил его в камеру. Оперативники мне потом сказали, что дело было даже не в наличии крови на одежде, просто раз ничего из квартиры не было похищено и ничто не указывало на сексуальный мотив преступления, значит, вывод, по их мнению, напрашивался один: убийство совершено по личным мотивам. А единственным человеком, имевшим осложненные личные отношения с погибшей, был ее многострадальный муж.

    Естественно, за трое суток никаких других доказательств, уличающих мужа, не нашли. Мне было странно, что мой предшественник, так скоропалительно задержавший мужа, не задал никому вопроса, да и сам не задался вопросом о том, как же преступник мог покинуть квартиру, если входная дверь была заперта не только на замок, но и на цепочку, а окна еще не расклеены с зимы, и через них явно никто не мог ни проникнуть в квартиру, ни покинуть помещение. Других вариантов, кроме телекинеза, в голову не приходило.

    Конечно, какое-то объяснение всему этому должно быть, утешила я себя и решила, что в потусторонние силы я поверю, когда соберу всю необходимую информацию по делу и не найду других решений. Я съездила в морг и выяснила, что в момент нанесения ударов потерпевшая стояла – на теле и на одежде имелись вертикальные потеки крови, свидетельствующие о том, что жертва находилась в вертикальном положении не только в момент нанесения ударов, но и некоторое время после.

    Взяв в компанию оперативников, я отправилась на место происшествия. Труп лежал в тесной прихожей, заставленной вешалками и тумбочками. Если предположить, что ее убили в прихожей, то что заставило ее повернуться к нападавшему спиной? Ну, допустим, она пошла провожать гостя, первой двигаясь к дверям. Ей наносят удар ножом в спину; она не теряет сознания, держится на ногах. Почему в таком случае она не сопротивлялась? Следов борьбы и сопротивления мы не нашли, в прихожей был идеальный порядок. Преступник навел этот порядок перед уходом? Весьма сомнительно.

    Более того, судя по фототаблице к протоколу осмотра трупа, тело лежало так, что преступнику нужно было перебираться через него, чтобы выйти. Мы с оперативниками проделали серию «экспериментов» – пробовали выбраться из квартиры, имея в виду преграждающее дорогу тело. Ничего у нас не получилось без того, чтобы не опрокинуть шаткую этажерочку в углу. Исследовали мы и дверную цепочку. И все сошлись во мнении, что ухитриться накинуть ее с той стороны двери невозможно. Просто мистика какая-то! Не прошел же он сквозь стены?

    Проверили мы и окна – заклеены они были как следует. Бывало иногда, что на вид окна закупорены наглухо, но чуть тронешь – они свободно распахиваются, потому что бумага давно отстала от рам и только создает видимость герметичности. Тут же, в этой квартире, бумага держалась на совесть, на окнах лежала зимняя пыль, даже шпингалеты не поддавались сразу. Нечего было и думать, что преступник сумел каким-то образом запереть окна снаружи, после того как выбрался из квартиры через окно. Да и куда бы он делся в таком случае? Квартира на седьмом этаже девятиэтажного дома, ни балконов, ни карнизов, только прыгать на землю или взлетать в небо.

    Проверяя до конца версию о причастности мужа, я допросила спасателей, выезжавших в квартиру. Все они сказали в один голос: пятна крови на одежде мужа появились только после того, как он припал к телу убитой женщины. Пока они не вошли в квартиру, никакой крови на его одежде не было, в этом все спасатели были единодушны. В таком случае даже тот единственный повод, который, судя по протоколу задержания, имелся у следователя подозревать мужа, терял свое значение.

    Обдумывая все это, я сидела в кабинете у заместителя начальника отделения милиции по уголовному розыску, – ждала своего часа, пока он закончит оперативку и сможет обсудить со мной план мероприятий по раскрытию убийства. Сидела и лениво прислушивалась к перечислению происшествий, случившихся на территории отделения за сутки. Ухо мое уловило, что в милицию обратилась девушка с заявлением о непонятном парне, показавшем ей в лифте нож, но не требовавшем ни ценностей, ни сексуального удовлетворения. Она хоть и испугалась, но не показала виду, и он через некоторое время сам убрал нож и вышел из лифта.

    Странное происшествие, подумала я. Какой-то больной, который, видимо, испытывает удовольствие, вгоняя кого-то в ужас. А если не получается,’ он теряет к объекту всякий интерес. А поскольку нет гарантий, что следующая его жертва будет столь же хладнокровной, он вполне может ее убить. Надо бы его поискать, потому что если это – больной, то он явно будет шастать по лифтам с ножичком, ловя свой шанс. Но больше заявлений о негодяе с ножом не поступало. Я уговорила оперативников пройтись со мной по квартирам, поспрашивать народ – а вдруг кто-то уже столкнулся с ним в лифте, но в милицию не пошел?

    Обойдя всего лишь один дом, мы выявили еще трех женщин, которым парень с безумными глазами показывал нож. Но так как больше ничего он не предпринимал, они легко от него отделались и никуда заявлять об этом не пошли. Все описания сходились – речь шла об одном и том же парне.

    Мы «поздравили» себя с маньяком, который завелся в районе, и тут для меня кое-что начало проясняться.

    Не заходя в отделение, я повела оперов в тот дом, где было совершено «глухое» убийство женщины. Они ныли, что у них с собой нет ключей от квартиры, где был обнаружен труп, но я заверила их в том, что ключи нам и не понадобятся.

    Когда мы вошли в лифт, я практически сразу увидела на полу капли крови, а на стенах – брызги. Конечно, я и раньше пользовалась этим лифтом, когда приезжала на дополнительный осмотр, но тогда просто не обратила внимания на то, что сейчас бросилось мне в глаза. Вызвав судебно-медицинского эксперта, я сделала соскобы и смывы следов крови, отправила их на экспертизу и очень быстро получила ответ – это женская кровь, достаточно свежая и одной группы с кровью женщины, убитой в квартире. Вот тут мне все стало ясно.

    Наверняка она столкнулась в лифте с маньяком, вооруженным ножом. Но, в отличие от большинства женщин, сохранявших хладнокровие, когда он демонстрировал нож, наша потерпевшая испугалась. И он это увидел. В тот момент, когда лифт остановился на нужном ей этаже и она попыталась выскочить из кабины, маньяк ударил ее ножом в спину. Ей все-таки удалось убежать от нападавшего. Да он, похоже, и не гнался за ней – ему больше ничего от нее не было нужно. Несмотря на раны, ей удалось вбежать в квартиру, запереть за собой дверь на все запоры и цепочку, и вот тут-то силы оставили ее, она упала в прихожей. А дальнейшее нам известно.

    Обращение в районный психдиспансер практически сразу выявило типа, который очень подходил нам по приметам, и врачи намекали, что такие действия – демонстрация ножа – могут быть проявлением его заболевания.

    Когда его доставили в отделение, мы привезли и всех женщин, рассказавших о своем приключении в лифте. Все они безоговорочно опознали парня. И даже ножик опознали, который он любовно хранил в бархатном футляре. В пазах между рукояткой и клинком нашлась кровь потерпевшей, да и сам субъект рассказал, что испугалась его только одна женщина, которую он, возбудившись от ее испуга, ударил ножом. Только возбуждение у него сразу прошло, и больше ничего не хотелось. Он успокоился на несколько недель, а потом снова вышел на охоту. Он даже не без удовольствия показал парадную, где это было, и указал на квартиру, куда его жертва вбежала после нанесения ей ранений.

    Назад к карточке книги "Тайны реального следствия. Записки следователя прокуратуры по особо важным делам"

    itexts.net