Текст книги "Внутри женщины". Тамрико шоли книги


Тамрико Шоли - Внутри женщины » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Тамрико Шоли (Шошиашвили) – журналистка и писатель, автор нашумевшей книги «Внутри мужчины», представляет ее продолжение. Это откровенные истории разных женщин, не постеснявшихся рассказать о себе самое сокровенное.

«Я… взяла в руки диктофон и путешествовала по личным историям… – женским. В дождь и под солнцем, в шумном баре и дома на кухне они признавались мне в своих ошибках, желаниях и похоти. И сколько бы лет не исполнилось их прошлому, рассказывая о нем, они заново переживали каждую деталь и каждое слово… И я искала… среди женщин – саму себя.

Сто реальных женщин и примерно столько же прочитанных биографий и просмотренных документальных фильмов. Это не много, но я все равно могу утверждать, что у каждой из нас есть то, о чем мы молчим. Похоже, что именно это и есть тот запах, вслед которому оборачиваются мужчины. Чудесно. Ведь это значит, что вслед каждой женщине однажды обязательно обернется кто-нибудь очень важный…

Сто оттенков чувств, сто вариантов жизни. Я прожила каждую из этих историй и готова рассказать, как они изменили меня», – вот что говорит об этой книге сама Тамрико.

Тамрико Шоли

Внутри женщины

Посвящаю главным женщинам в моей жизни – бабушке, маме, сестре

– Дождь.

Он стоял напротив меня и совсем не изменился. Красивая рубашка, аккуратная щетина, точные слова. Все то, за что я его любила раньше.

– Спасибо, что согласился.

Он наклонился, чтобы поцеловать меня в щеку. Я позволила: свое прошлое нужно уметь принимать.

Наш столик находился в самом дальнем углу зала. Клетчатая скатерть, короткое меню, официант в зеленом фартуке. Дождь за окном и вправду был сильный, совсем не характерный для августа. Я достала из сумки диктофон и положила его на стол.

– Почему я? – спросил он.

– Потому что я тебя любила. Помнишь – все было недолго, но очень сильно.

– Помню.

– Вот и поэтому тоже: ты еще помнишь.

Да, мы

nice-books.ru

Тамрико Шоли. Книжный клуб

К проведению 5-го Книжного Арсенала Style Insider подготовил опросник о книгах, их персонажах и экранизациях. Наша новая героиня — писательница Тамрико Шоли.

С каким персонажем вы себя ассоциируете?

Тамрико: Думаю, такой книги еще не написано.

Ваш любимый персонаж? Больше нравятся положительные или отрицательные герои?

Тамрико: Если книга хороша, мне нравятся все ее герои. И положительные, и отрицательные. Мне интересно наблюдать за ними. Любимого персонажа нет, есть любимые книги.

Топ-5 книг, которые должен прочитать каждый.

Тамрико: У меня есть такой список, но его совершенно точно не нужно читать каждому. Это лишь ТОП-5, который поразил лично меня. А именно: «Лолита» В. Набоков, «Маленький принц» Э. Экзюпери, «Пролетая над гнездом кукушки» К. Кизи, «Загадочное ночное убийство собаки» М. Хэддок, «Смутная улыбка» Ф. Саган.

Концовка какой книги вас по-настоящему удивила?

Тамрико: «Мастер и Маргарита» М. Булгакова. Да что там – в этой книге меня удивило каждое слово.

Продолжение какой книги вы бы с удовольствием прочитали?

Тамрико: Задача любого автора – настолько увлечь читателя, чтобы он сам придумал продолжение книги. Поэтому – никакой. Пусть все останется, как есть, а я буду фантазировать.

Какая книга вас разочаровала?

Тамрико: Здесь буду банальной, поскольку эта книга разочаровала не только меня, но и сотни других читателей. «50 оттенков серого». Правда, это моя ошибка. Я почему-то представляла себе, будто бы это красивая эротическая драма, с неожиданными и глубокими чувствами, но на поверку выяснилось, что эффектное название – лишь удачный маркетинг. И я сейчас говорю не только о сюжете книги. Как автор, я всегда обращаю внимание еще и на художественную составляющую слова. Увы, ее там не было.

Если бы можно было попасть в события любой книги, какую историю вы бы выбрали?

Тамрико: Только в путеводители. Очень хочется посмотреть весь мир.

Какую книгу вы хотели бы прочитать, но никак не можете найти?

Тамрико: Фрейдон Саебжам «Забрасывая камнями». Это книга французско-иранского журналиста, основанная на реальных событиях. Основа сюжета – история иранской женщины, забитой до смерти камнями за преступление, которого она не совершала. В 2008 году по этой книге, ставшей бестселлером, было снято одноименное, очень эмоциональное кино. Фильм мне удалось посмотреть, а вот книгу пока нигде не могу найти.

Какая из последних прочитанных книг вас поразила?

Тамрико: Халед Хоссейни «Бегущий за ветром». Но это – личное. Мой близкий друг – афганец, и эта книга – словно путеводитель по культуре и традициям этого древнего, мудрого народа. Безумно интересно. Мне вообще интересен Восток и другие культуры.

Экранизация какой книги вам понравилась?

Тамрико: Фильм, поставленный по книге Ричарда Матисона «Куда приводят мечты». Тот самый случай, когда книга и кино разные по подаче, но одинаково волшебные. Кто не смотрел или не читал – дичайшее рекомендую. И, конечно, «9 1\2 недель» — одна из вершин кинематографа, драма, снятая по сюжету книги «Греческая смоковница» Элизабет Макнейл. Однако сама книга мне, увы, абсолютно не понравилась.

Экранизация какой книги вас разочаровала?

Тамрико: Однозначно «Есть, молиться, любить» Элизабет Гилберт. Я перечитывала эту книгу трижды, изучая каждый раз новые акценты. Экранизации ждала очень сильно, ведь там играют мои любимые актеры – Джулия Робертс и Хавьер Бардем. Однако, на мой взгляд, режиссер упустил все самые ценные моменты из книги. И даже актерский выбор был неточным. При всем моем уважении к Хавьеру, его прототип в жизни – славный малый, лишенный всякого мачизма и сексапильности. И в этом была огромная суть возникшей любви между ним и главной героиней. Из-за Бардема же внимание переключилось на совсем другие вещи, и суть ушла. И таких моментов много.

Какую книгу, по вашему мнению, стоило экранизировать?

Тамрико: Ричард Бах «Мост через вечность», «Над пропастью во ржи» Джерома Сэлинджера и «Шантарам» Грэгори Робертса.

Комментарии

styleinsider.com.ua

Читать книгу Внутри женщины Тамрико Шоли : онлайн чтение

Текущая страница: 11 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

«В отношениях с мужчинами руководствуюсь всего двумя правилами: 1. Если мужчина чего-то не делает, значит, он этого не хочет. Это на самом деле так и есть, потому что если он чего-то хочет – мы прекрасно знаем, что его не остановить. 2. Дела говорят больше, чем слова». Светлана, 28 лет

«Иногда задаюсь вопросом: зачем они вообще на нас женятся? С нами же тяжелее. Чаще всего мы алогичны. А вообще, я хотела бы родиться мужчиной. Уже только потому, что к ним относятся такие понятия, как: я сегодня отымел, а женщин даже в этом секторе воспринимают как: дала, раздвинула ноги, взяла и т. д. И какой бы ты ни была, всегда «тебя», а не «ты». Независимо от того, как ты сама это воспринимаешь, описываешь, пересказываешь. И не зависит от того, какие у вас отношения с мужчиной». Инга, 31 год

«Я бросила ради своего мужчины работу и переехала в другой город. Но он совершенно не понял меня. Он ни разу даже не задумался над тем, как мне было сложно принять эти решения. Правда в том, что мужчины никогда не ценят женских жертв. Это из детства: они привыкли, что мать все время делала все во имя них и ради них. Поэтому для них женщина, отрезающая от себя все ради их счастья, – норма». Тала, 34 года

«Женщины называют мудаком всякого мужчину, которому она просто не понравилась. Просто не понравилась, а он уже – мудак. Так и живем». Кристина, 25 лет

«Мы с моим репетитором по французскому разговариваем про любовь. Она молодая, и когда приходит ко мне с плохим настроением, я сразу понимаю – что-то не так с ее мужем. Наверное, поссорились или она просто обиделась на него. Тогда я даю ей советы, как поступить. Она говорит, что я говорю много важного. Ну, например. Например, своего мужчину надо обязательно любить. Нельзя жить с мужчиной, если ты его не любишь. Прямо вот совсем нельзя. И никакие отговорки не подходят. И есть еще много разных правил. Вот, например, мужчина никогда не знает, чего он хочет. Поэтому нужно следить за ним, и самой все понимать. А не пытаться у него спросить. Он все равно или не ответит, или ответит неправду. Вот у нас в классе есть Кирилл. Я его еще с садика знаю. Он всегда приглашает меня на день рождения. Я всегда спрашиваю у него, что ему подарить. А он всегда говорит «не знаю». Но я же знаю, что он любит машинки, потому что у него всегда есть с собой машинка, и на рюкзаке тоже машинки. А еще Святик. Он тоже в нашем классе учится. В него все девочки влюбились. А когда у него спрашиваешь: «Кто тебе нравится?», он говорит, что не знает. Но он все время бегает мимо Карины. И тогда я так и сказала: «Тебе нравится Карина». И он ответил: «Да». Все просто, но это только если мужчина не врет. Если он начинает говорить неправду, то все становится сложно». Алена, 9 лет

«Мы рождаемся с ощущением того, что мужчина будет защищать. И конкретный, и в принципе. Для нас же это гиперважно – знать, что мужчина может защитить. После изнасилования я лишилась этого. Я лишилась уверенности в себе, в том, что все будет хорошо. Я стала очень сильно бояться. Каждого движения, слов, поступков. Каждый раз я вспоминала, как его тяжелое тело двигалось надо мной. Люди могут обманывать и убивать, и не где-то в кино или книгах, а и тут, в моей собственной жизни. И самое ужасное, что после изнасилования я это точно знала». Маша, 26 лет

«“Что такое, собственно говоря, плохая фигура? Это фигура, испуганная с головы до ног. Этот испуг происходит от того, что женщина не дала своему телу того, что ему полагается. Девочка, которая смущена, потому что не сделала домашнего задания, производит то же впечатление, что и женщина, не осознающая, что такое природа”. Так сказала Коко Шанель. И я это подтверждаю». Тамара, 31 год

«Мой мужчина – моя история. История моей жизни!» Ольга, 30 лет

«Я знаю, что все мужчины разные. Есть плохие, а есть – хорошие. Но когда ты сталкиваешься с плохим, потом очень трудно убедить себя в том, что каждый следующий – не такой. Это так по-женски, да? Если мужчина не ценит тебя в отношениях, один конкретный мужчина, потом долгие годы выплясываешь в убеждении, что они все такие. И если один ударил тебя, потом кажется, что это хочет сделать каждый». Дарья, 28 лет

«Я совсем не желала ему зла, почему он так поступил со мной? Я не знаю. И понимал ли он тогда, что навсегда изменит мою жизнь? Это очень противно, когда к тебе прикасается мужчина, а тебе противен его запах. И сам он такой неприятный. Среднего роста, коротко стриженный, с щетиной на щеках и в белой рубашке. От него сильно пахло сигаретами и кожей, его лицо было совсем рядом с моим. Забуду ли я когда-нибудь, как он выглядел? Нет. Никогда». Таня, 33 года

«Это же невозможно – заранее знать, кто обманет тебя. Светловолосый сосед, который ловко паркуется перед домом, высокий мужчина в синей куртке в супермаркете, симпатичный брат подруги, директор маркетингового бюро на первом этаже – кто из них может причинить тебе боль? И правда в том, что порой они и сами не догадываются, что могут кого-то ударить». Светлана, 30 лет

«Есть женщины, которые просто обожают страдать. Им непременно нужно пострадать хотя бы несколько минут, иначе день прошел зря. А еще лучше – если получится устроить кому-то истерику. Тогда план выполнен на несколько дней вперед. Я тоже раньше так делала. А потом ушла от своего парня, надела обтягивающее платье и завела двух любовников. Теперь я понимаю, почему мужчины редко плачут: потому что они не запрещают себе заниматься сексом. И правильно! И раз уж женщины работают наравне с мужчинами и точно так же обеспечивают семью, то почему бы нам не заниматься сексом так часто, как хочется? Времена инквизиции прошли, настало время получать удовольствие». Анна, 27 лет

«Утром мне хочется в Париж, днем – сидеть дома под пледом и смотреть старые фильмы, а вечером – пойти на танцы. Это все, что мужчинам нужно знать о женщинах». Люба, 26 лет

«Мужчины – это еще не все. С ними можно переживать бурю эмоций, любить, вместе строить будущее, искать поддержку, дружить, получать удовольствие, но главное – это то, что ты представляешь собой сама по себе. Мужчины хороши как приятное дополнение к жизни женщины, но категорически не подходят на роль основы». Елена, 29 лет

«Все эти запахи, тело, голос, взгляды и мужские бла-бла – лишь приманка, на которую попадешься, если не противопоставишь достаточно своей человеческой женской силы. Не увлечешь его в свою игру. I’ll show u my game, с такой позиции с ними надо. Либо ты его, либо он тебя, либо он тебя вообще не заметит. Последнее, конечно, чаще, когда сил нет». Инна, 31 год

«Вот возьмем алкоголь. На третьем бокале всегда начинаешь думать: Бог подсовывает мне трудности, чтобы я научилась философски к ним относиться. На четвертом: никакого Бога нет, что за бред? На пятом – это все из-за того подонка, который поступил со мной, как настоящий козел, год назад. И именно он повлиял на всю мою жизнь, а не какой-то Бог. На шестом: так это он и есть Бог? …И на седьмом: я подумаю об этом завтра». Кира, 27 лет

«Я живу с ней уже четыре года. Иногда ей просто не нравится, как обставлена наша квартира. И тогда она начинает переставлять мебель и красить стены. А иногда ей кажется, что в мире слишком много зла, и она плачет. Еще она постоянно пытается подобрать бездомного котенка или щенка и теребит пальцы, когда волнуется. Очень сложно жить с женщиной». Настя, 35 лет

«Самое последнее открытие – это радоваться, когда мужчина лайкает и комментирует снимки каких-то девушек. И с одной стороны, тебя это заедает, а с другой стороны, ты понимаешь, что ему сегодня лучше, и надеешься, что он идет на поправку. Никогда не думала, что буду такое испытывать и радоваться подобному». Наталья, 28 лет

«Думаю, что я не смогла бы усыновить ребенка, даже если бы это был единственный шанс иметь детей для меня. Это красивый жест, но что будет потом? Люди вообще не должны делать жесты только потому, что они красивые. Люди должны делать что-то только потому, что им это действительно хочется сделать». Нина, 28 лет

«Многое, что я делала и достигала, – было из-за мужчин. Я осваивала столько навыков и знаний, в стольких вещах совершенствовалась каждый раз для кого-то или из-за кого-то, считая, что это необходимо. И не важно, что в каких-то случаях им это было безразлично или не нужно, это формировало меня. Иногда меня заносит, но благодаря некоторым мужчинам, их авторитету (а ни одна женщина у меня не будет иметь подобного), я не делала глупостей. Да у меня даже ванная, к счастью, не облицована плиткой под бетон или не сделана в английском стиле с покраской до половины стены, только благодаря мужчине. С моим упрямством могут справиться только они. По сути, они как палка-балансир у канатоходца. Помогают держать равновесие в жизни». Анастасия, 28 лет

«Он остался работать, а я поехала в родной город, к родителям. Договаривались, что только на лето, а оказалось – навсегда». Антонина, 35 лет

«Прошло три года, а я все на том же месте. Все так же люблю, и никто об этом не знает, да и не нужно, потому что это мое сокровенное, то, чем никак не поделиться, не научить, не объяснить… Порой хочется, чтобы он почувствовал, насколько он мне близок. Порой кажется, я чувствую каждое его движение, каждый шаг, каждое слово. Я не могу как-то напомнить ему о себе, за исключением его дня рождения. Наверное, это гордость или страх. Страх вдруг почувствовать, что для него это пустота и простое развлечение. Я превращаю все его недостатки в достоинства, оправдываю, сама все себе объясняю, мало того, я с ним разговариваю, потому как убеждена, что знаю, что и как он любит слушать и обсуждать. И никак не могу осознать, что все это – моя придуманная любовь». Евгения, 26 лет

«Он все время говорил мне, что нам не нужно держаться за руки на людях. И тем более – целоваться. Я сначала думала, что он просто моралист такой, а потом выяснилось, что он просто боится. Боится, что кто-то подумает, будто он без памяти влюбился в женщину». Софья, 32 года

«Когда он ушел от меня, я уехала в Армению. Из знакомых там были только родители моей подруги. Почему туда? Потому что мне сильно хотелось загнать себя в еще большие трудности. Клин клином. Меня все пугали, что одной девушке-блондинке там будет непросто. Но было просто. Я познакомилась с удивительными людьми, которые спасли меня. Это правда: иногда тебя могут спасти только совершенно незнакомые люди на другом конце света». Мирослава, 30 лет

«Три года назад мы с мужем попробовали секс втроем. С тех пор наша жизнь круто изменилась. Это просто запредельные эмоции, когда ты наблюдаешь за тем, как твой любимый человек целует другого. Мы вместе выбираем, кого пригласить в нашу постель, можем долго обсуждать, что нам понравилось в том или ином человеке. Аморально ли это? Не думаю, потому что наши отношения стали действительно крепче. Как минимум, я совершенно не боюсь, что он может уйти к другой женщине, соблазнившись на секс». Даша, 30 лет

«Однажды у меня не было секса полтора года. Хотелось ли мне близости? Конечно, хотелось. Но я очень боялась, что мужчина может бросить меня, как это сделал мой бывший муж». Тата, 27 лет

«Я люблю свою кошку, потому что она небезразлична ко мне. Она всегда приходит ко мне утром и перед сном. Я люблю всех, кто ко мне небезразличен». Алена, 22 года

«Это так странно, когда кто-то говорит «Я не люблю детей». Это все равно, что сказать, «Я не люблю себя». Ведь ты тоже ребенок, просто проживший тридцать или сколько там лет. Мы ведь не меняемся, мы просто становимся старше». Аня, 25 лет

«Когда на улице холодает, я умираю. Закутываюсь в одеяло, сворачиваюсь в десять узелков на диване и даже не могу сделать себе чай. Я даже умыться перед сном не могу. В такие моменты мне кажется, что я действительно умру к утру. Но чертов будильник опять будит меня, и приходиться идти по холоду на работу». Света, 26 лет

«Я смотрела фильм «Куда приводят мечты» одиннадцать раз. Клянусь. Могу пересматривать его несколько раз в год. Все потому, что там даже смерть – жизнь». Лилия, 25 лет

«В прошлом году умер мой отец. Но это так странно: когда умирает кто-то из близких, мозг это не принимает. Все похороны мне казалось, что я смотрю какой-то фильм, что все происходит как бы и не со мной. И мне до сих пор кажется, что он жив, лишь находится в другой стране. И я не пытаюсь переубедить себя в обратном. Есть вещи, которые нужно понимать так, как тебе это больше нравится. Иначе можно сойти с ума». Ольга, 31 год

«Я сделала себе татуировку в виде имени своего парня. Потом мы расстались, и я попросила мастера зарисовать эту надпись. Получилась широкая горизонтальная полоска. А потом я встретила Максима. И сделала новую татуировку: широкую вертикальную полосу, перечеркивающую предыдущую. Мораль истории: минус всегда может стать плюсом, нужно только подождать». Лина, 21 год

«Марина Цветаева писала: «Я буду любить тебя все лето» – это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и – главное – куда дольше!» В это не хочется верить, но это правда. Невозможно обещать любовь. А мы все обещаем и главное – требуем такого же обещания от других». Света, 25 лет

«Впервые папа сказал мне, что я – красавица, на моей же свадьбе. Он поцеловал меня и прошептал: «Ты у меня такая красивая девушка». И знаете, это было для меня на самом деле куда важнее, чем замужество. Потому что в глубине души я всегда ждала, что папа обратит на меня внимание». Оксана, 37 лет

«Меня удивляет, что в мире есть женщины, которые покупают книги из серии «Как стать женщиной». Никак. Вы – мужчина в юбке, смиритесь с этим». Юлия, 30 лет

«В мире не существует хороших денег. То есть тех, зарабатывание которых не приносит в мир зла. Абсолютно любые деньги – это зло. Потому что даже если ты просто рисуешь картины и просто продаешь их – кто-то от этого страдает. Ведь если стоимость этих картин чрезвычайно высока, то позволить их себе могут в основном те, кто занимается бизнесом, а значит, так или иначе принимает участие в нелегальных сделках или криминале. А если стоимость картины низкая, то ее покупает обычный житель города, который работает на большого дядю, который так или иначе принимает участие в нелегальных сделках и криминале. Круговорот денег в природе. И если кто-то один принимает участие в грязных деньгах, в это оказывается втянут весь мир». Алина, 27 лет

«На днях нашли вместе с парнем на помойке целый пакет красной рыбы. Люди-ублюди. Никогда не ценят того, что у них есть». Маша, 24 года

«Не суди да не судим будешь. Я раньше думала, это о том, что если не судишь других, то они не будут потом судить тебя. Выяснилось же, что если не судишь других, то потом перестаешь судить (обвинять, уничтожать) себя. Ведь всем известно, что самый строгий и жесткий судья – это ты сам». Ася, 31 год

«Развлекаться и получать удовольствие, конечно, не одно и то же». Катя, 29 лет

«Много споров на эту тему, но мне кажется, что красная помада идет любой девушке, которая по-настоящему любит ее». Дана, 26 лет

«Как хочется, как хочется, как хочется быть умнее!» Наташа, 35 лет

«Работа – это дорогое удовольствие. Расходы на проезд, обеденный перерыв, перекус во время рабочего дня. Добавьте к этому новую одежду, аксессуары. Будет ровно половина зарплаты. Вторая половина уходит на бытовые нужды. На какие деньги развлекаться – непонятно. И зачем такая работа – тоже непонятно». Лиза, 28 лет

«Мне часто снится, что я летаю. Но не сама, а со своей любимой куклой из детства. А потом вижу обычный городской дом и оказываюсь в светлой квартире на пятом этаже. Я хожу по разным комнатам и рассматриваю вещи. После этого я подхожу к стулу, оставляю там куклу и просыпаюсь. Интересно, кого я там оставляю и главное – зачем?» Илона, 30 лет

«Я совсем не разбираюсь в мужчинах. Да в этом и нет надобности. Мне вполне достаточно того, что я неплохо разбираюсь в своем муже». Инна, 32 года

«Мы тратим огромное количество сил, времени и нервов на то, чтобы научиться манипулировать людьми или заставить их делать то, что нам было бы приятно. В то время как гораздо проще самому встать и сделать то, что тебе приятно. Быстро и главное гарантированно». Рита, 25 лет

«Если не делать себе регулярных подарков, то можно очень быстро вогнать себя в депрессию. Я делаю себе какой-нибудь милый подарок один раз в неделю. А если мне грустно – то два раза в неделю. Это помогает почувствовать себя любимой» Ксения, 26 лет

«В чем смысл женщины? Не знаю. Возможно, в том, чтобы отвечать на сложные вопросы просто. Да, делать жизнь лучше». Ева, 29 лет

iknigi.net

Читать книгу Внутри женщины Тамрико Шоли : онлайн чтение

Текущая страница: 7 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Мне захотелось пожать Соне руку. Отомстить бывшему мужчине, закрутив роман с его лучшим другом, – это так изысканно. Почему я раньше не додумалась до этого?

– Вот что стало стимулом на пути к твоей красоте.

– Именно. Я чувствовала себя говном на палочке, самой некрасивой в мире женщиной. Мне казалось, что от меня воняет и от меня шарахаются люди в метро. Я была зарыта в комплексы и боялась даже спросить у мужчин, который час, не то что посмотреть им в глаза или скинуть с себя одежду в комнате. Мне было очень неприятно быть самой собой. Я боялась заводить отношения, ненавидела свое тело и всю себя целиком. Мне казалось, что никто никогда больше не полюбит меня.

– Пришлось поломать себя полностью.

– Да, но я уже вся была в переломах, так что больно не было. А когда я увидела первый результат, во мне проснулся азарт.

– С этого места подробнее.

– Я не знала, с чего начать, поэтому решила начать с одежды. И неожиданно угадала. Это стало мощным толчком и поворотом. Клянусь, я никогда прежде не думала, что какая-то юбка или платье могут изменить тебя. Когда я впервые увидела себя в юбке в пол и шелковой блузе, а потом – в маленьком черном платье и жемчужных сережках, а потом – в остроносых туфлях на шпильке… Ох, неожиданно выяснилось, что я – красивая женщина.

Я снова кивнула. Одежда, которую ты носишь, безусловно, может сделать тебя другим человеком.

Мало кто знает, но в школе я мнила себя рокером. В моем шкафу были только черные футболки с черепами, напульсники, нашипники, куртки с капюшонами и черные штаны. Я носила короткую стрижку, постоянно жевала в зубах сигарету и регулярно обкалывала себя пирсингом в новых местах. Ближе к совершеннолетию я вдруг почему-то решила, что мне нужно стать роковой штучкой. С того момента я прилежно обтягивала себя джинсами и брюками-скинни, обувала туфли на эверестовских каблуках. Все изменилось в тот день, когда мои любимые до боли в пятках кожаные штаны порвались на самом очаровательном и интимном месте моего тела. Я рыдала, устраивала панихиду, а потом искала точно такие же по всему городу. И вдруг совершенно случайно наткнулась на юбку-карандаш. С этого момента моя жизнь круто изменилась.

Есть вещи, которые способны дать женщине нечто гораздо большее, чем просто модную бирку. Так, юбка-карандаш, сужаясь книзу, аккуратно обхватывает колени девушки, из-за чего ей приходится идти медленнее, переставляя ножки прямо по одной линии. Бедра при этом начинают плавно танцевать в воздухе, непроизвольно призывая к себе взгляды окружающих. Подниматься или спускаться в такой юбке по ступенькам – то еще приключение, и тут уже никак не обойтись без поддержки крепкой мужской руки.

А еще есть платья, с длинной, как ножка торшера, молнией на спине. Для того чтобы застегнуть ее, нужна помощь все той же крепкой руки. И стоит ей только прикоснуться к твоим изгибам, как платье тут же приходится снимать.

Еще есть сарафаны в пол: полностью скрывая ноги, они дают возможность вспыхнуть любому воображению, стоит тебе только приподнять немного подол, обнажая ступни, коленки и выше – для особо близких и любопытных.

Еще есть короткие шелковые юбки: они легко разлетаются и растекаются по ногам, демонстрируя твою готовность быть ближе и нежнее.

Еще есть высокие воротники, которые призывают поцеловать шею, и неброские корсеты, благодаря которым каждый женский вдох-выдох – это уже не просто дыхание.

А все эти вырезы на блузах и топах: глубокие, овальные, узкие… Или наглухо застегнутый у самой шеи воротник. Декольте – это, безусловно, приглашение к диалогу. И то, каким он будет, зависит именно от него.

– Так началось твое свидание с платьем?

– Именно. И оно переросло в самый бурный роман, – Соня захохотала. – Понимаешь, я никогда прежде не думала, что могу так выглядеть, потому что никогда прежде не надевала такую одежду в принципе. Я считала, что такая одежда не подходит мне, даже ни разу не примерив ее. Черт возьми, я не знала, что у меня красивая линия спины и женственные бедра. Так же, как и другие женщины. Бывает, смотришь на девушку в метро, а у нее потрясающая грудь и бедра, но одета она в мешковатую рубашку и спортивные штаны. И вот зачем ей эта грудь? Она вообще знает, что она красива и может быть совершенно другой? И я была такой же точно. Пришлось сутками пересматривать модные журналы и сайты со стрит-фэшн, чтобы в принципе понять, что такое стильно и что с чем сочетать. А потом стала рассматривать на улицах девушек с моей фигурой. Люди, магазины, журналы мелькали перед моими глазами, а меня грызла ненависть. А потом за год я полностью сменила свой гардероб.

– Что стало его основой?

– Платья и туфли на каблуках. Мечта Андрея сбылась.

В глазах Сони стала снова появляться жизнь. Определенно, он продолжал многое значить в ее жизни. Пожалуй, она все же права: не бывает так, что вечером любил, а утром – уже совсем нет. Гнусное лукавство.

– Помню, приехала в гости к родителям в обтягивающей черной юбке ниже колен и полосатом топе. В ушах – новые длинные серьги, волосы – распущены. На каблуках, конечно. Папа открыл дверь. Потом мы сели за стол ужинать, и он как-то странно смотрел на меня. Наконец-то он сказал, насыпая мне салат в тарелку: «Ты очень хорошо выглядишь». Папа никогда не говорил мне ничего подобного. Я никогда не была его маленькой принцессой. Наверное, поэтому я и росла такой чучей.

Женщинами становятся. Об этом говорили Сонины пальцы, губы, длинные волосы. Надо так много и надо так мало – всего лишь захотеть.

– Я наблюдала, не выходила из дома до того момента, пока полностью не буду довольна своим видом, ела только полезную еду – и так два с половиной чертовых года. Это, конечно, ложь, когда говорят, что нужно полюбить себя, и тогда все сложится. Правда в том, что сначала надо отработать над собой в поте лица. Только после этого удается по-настоящему полюбить себя. И я понимаю, почему: приложенные усилия заставляют уважать себя. Невозможно не восхищаться человеком, которого бесконечно уважаешь, – Соня подмигнула мне и взяла с тарелки кусочек сыра. Я спокойно разрешала ей и дальше покорять меня. Сегодня это такая редкость – встретить на расстоянии вытянутой руки женщину, обратившую тень своих глаз в яркий свет. Пусть светит, а я буду и дальше греться от нее.

– Однажды я познакомилась в магазине с мужчиной. Он предложил подвезти меня до дома вместе с пакетами. На вид около тридцати пяти, хорошо одетый. Большой джип с отличной музыкой. Я согласилась. Секс у нас был прекрасный, – Соня усмехнулась. – Но это не главное. Главное, что я испытала при этом. Я поняла, что у меня получилось измениться. Несколько лет мучений перед шкафом и холодильником, занятий спортом и улыбок сквозь слезы.

Соня все время говорила очень медленно и довольно спокойно. И я в который раз убеждалась, что отсутствие суеты в голосе – синоним женственности.

– Тебе не захотелось начать отношения с этим мужчиной на джипе?

– Нет. Есть же секс не ради секса, а ради себя – чтобы что-то себе доказать. Это был именно тот случай. И потом – после предательства уже никогда не захочется отношений с порога. Кастрация легкости.

– Это верно.

Собственный колокол прошлого мужского предательства отыграл целую партию в моей душе. Я просила у Бога счастья, а получила – его. Я думала, это была любовь к мужчине, а это был мост на пути любви к себе. Правда, за это пришлось расплатиться своей легкостью.

– Как насчет твоей ненависти?

– Она была в силе. Я каждый день все это время прокручивала в мыслях, как это будет. Представляла себе, как встречусь с Денисом, как он пригласит меня в постель, что скажет Андрей, когда узнает об этом.

– И, конечно, все сложилось не так, как ты планировала.

Предположить это было просто – когда это Бог не смеялся, услышав про наши планы?

– Конечно, – Соня снова закурила. – Конечно. За это время ничего не изменилось: Денис развлекался в тех же ночных клубах. Туда я и стала ходить вместе со своими самыми симпатичными подругами. Правда, оказалось, что он был уже тоже женат. Но это не мешало ему волочиться за другими девушками. И мне это не мешало. Я чувствовала себя богиней, способной на все. Из грязи в князи, а это бьет в голову сильнее шампанского.

– Еще бы. Ощущать свою красоту – это все равно, что иметь власть над людьми.

– Именно. В общем, в одну из ночей Денис таки наткнулся на меня. Он был пьяный и не узнал меня. Он начал флиртовать со мной, сказал, что у меня классные волосы и попка. Спустя какое-то время мы поехали на какую-то квартиру, видимо, его знакомых. Я снимала с него одежду, а он – с меня. Он расцеловал каждый сантиметр моего тела, а потом крепко прижимал меня к себе во время сна. Я была счастлива, поэтому ушла раньше, оставив ему свой номер телефона. Он позвонил через два дня и назначил встречу там же. На этот раз он узнал меня.

– С тебя книгу можно писать.

– Вот ты же и напишешь. Хотя сколько нас таких женщин, которых обманули?

– Что он сказал тебе?

– «Что было, то прошло». Мы выпили и снова занимались сексом. Так повторилось еще пять раз. Я иногда писала ему интимные смс, он отвечал, и, кажется, его забавляло это. Андрею он ничего не сказал, мы с ним так договорились.

– Тебе не было противно писать ему эти сообщения? Целовать его?

– Нет. Когда это женщине было противно оскорблять бывшего мужчину? И однажды я попросила Дениса взять меня на ту вечеринку, куда меня никогда не приглашали несколько лет назад. Я была уверена, что Андрей там будет. И он там действительно был.

Соня замолчала. Часы отмерили шестой час нашей беседы. Чайник был давно пуст, булочки с сыром съедены, а воздух – согрет нашими словами. Кто-то рассказывает про свою боль коротко, а кому-то и вечности мало, чтобы освободить свое сердце.

– Он там действительно был. Он целовался с какой-то юной девушкой, и это была не его жена. Он был в синем брючном костюме и белой рубашке. Он был все так же красив и уверен в себе. И все так же глуп. Когда я вошла в комнату, он сразу же узнал меня. Я смотрела, как он обнимает эту девушку, и думала о его жене. И в эту минуту мне вдруг стало понятно, что все эти годы я искала не возмездия. Я искала свои счастливые и легкие глаза, которые он у меня украл.

Мне сильно захотелось обнять Соню. Я знала, что значит быть Малефисентой15   «Малефисента» (англ. Maleficent) – американский художественный фильм 2014 года, автора сценария Линды Вулвертон и режиссера Роберта Стромберга с Анджелиной Джоли и Эль Фэннинг в главных ролях. Фильм является ремейком диснеевского мультипликационного фильма 1959 года «Спящая красавица».

[Закрыть] – лесной феей, которой отрезают крылья во время счастливого сна. Соня, без сомнения, была одной из нас.

– Он спросил у меня: «Что все это значит, Соня?» А у меня был ступор. Я вдруг поняла, что не хочу говорить ничего из того, что так долго хотела сказать при встрече. Я смотрела на него и сожалела, что все эти годы думала о нем. Господи, это все было ради него? «Что все это значит, Соня?» – повторил он. А я ответила: «Это должен был быть абонемент для тебя на могилу нашего сына, а стало совершенно бессмысленно. Ты остановился, Андрей. Ты навсегда остановился». Я сказала это и сразу же ушла из этого дома. Потому что мне нужно было идти дальше.

В комнате было тихо и светло от включенного света. Я плакала.

– Эй, ты чего? – Соня села рядом со мной и обняла. Ее глаза тоже заслезились. – Не надо нам плакать. Нам никогда больше не надо плакать.

– Хорошо. Мы больше никогда не будем плакать.

– Никогда.

Обнявшись, мы в тишине сидели на диване.

Глава 11Медсестра

Мама всегда говорила мне, что если я не буду хорошо учиться, то непременно стану торговать рыбой на рынке. Продажа морепродуктов надолго стала квинтэссенцией самой жуткой женской судьбы в моем сознании. Я стала писательницей, но не уверена, что мама одобряет мой жизненный выбор. Думаю, время от времени каждое написанное мной слово попахивает для нее то лососем, то селедкой. Родители, удовлетворенные решениями своих детей, – миф или реальность?

О таких, как Алиса, принято шептаться и неодобрительно морщить нос. Иногда жалеть, но чаще – осуждать. Я решила поговорить об этом вслух и без оценок. Денис, герой моей первой книги, был ее постоянным клиентом, и уговорил встретиться со мной. Во вторник, в джинсах и персиковом пиджаке, я летела на встречу с проституткой Алисой.

Досье

Имя: Алиса

Возраст: 24 года

Профессия: продавец-консультант; проститутка, специализация – БДСМ

Семейное положение: время от времени

Материальное положение: зависит от фантазии клиентов

Жилищные условия: съемная однокомнатная квартира на окраине города

Дополнительные бонусы: честность перед собой

Девушка одним махом скинула с себя джинсовую куртку и села напротив. Несколько секунд она мерила меня основательным взглядом, а потом протянула руку и произнесла:

– Я – Алиса.

У нее была тонкая ладонь с длинными пальцами. На ногтях – кричащий оранжевый лак. Он был настолько ярким, что мог бы освещать дорогу в темное время суток. Но это была единственная броская деталь в образе Алисы: джинсы, вязаный пуловер, пучок волос, собранных на затылке, – заподозрить в ней шлюху было невозможно.

– Я – Тамрико.

На ощупь ее рука была гладкой. Я постаралась запомнить это впечатление: первое прикосновение всегда самое верное. К тому же, я – патологический кинестетик, и мой путь в человека начинается именно с ощущения его тела. Кожа, в отличие от губ и глаз, никогда не обманывает – именно поэтому я не упускаю возможности прикоснуться. В моей жизни было много удивительных рукопожатий. Воспоминания начали летать в голове, словно мотыльки, завидевшие свет. Если бы я только умела рисовать, то непременно изобразила бы каждую из встреченных мною ладоней в картине, развесив по стенам квартиры.

– Алиса, а ты умеешь рисовать?

– Только черные стрелки вокруг глаз. Знаешь, почему-то многим клиентам нравится именно такой образ.

– Роковая женщина?

– Похоже на то. Они называют это «Госпожа». Реже – «Дива».

Я подозвала официанта. Перед тем, как нырять без акваланга прямо на дно океана, стоило хотя бы немного подкрепиться. Буду откровенной: про альтернативную нежность я знаю больше, чем следовало бы знать приличной девушке. Дочке учительницы и строгого грузина, кроме прочего. Но, пожалуй, именно классическое воспитание и сыграло свою роль: изучать страсть и ее проявления мне так же интересно, как живопись, литературу и любое другое искусство. Потому что она провоцирует нас изгибаться в причудливые фигуры и проявлять фантазию. И чем сильнее страсть, тем роскошнее наше воображение. Без нее мы всего лишь кусок мяса с набором из двухсот тринадцати различных костей.

– Алиса, давай начнем с самых истоков тебя, – я удобнее разместилась на мягком диванчике и сделала небольшой заказ: вечер обещал сполна насытить меня диковинной беседой.

– Мой личный первородный грех?

– Звучит очень по-библейски.

– И в этом нет ничего удивительного, – Алиса улыбнулась мне широкой улыбкой, попросила официанта принести ей кофе с коньяком и продолжила: – Я ведь выросла в приличной семье с обычными родителями. Моя мама – детский врач, папа – завхоз в продуктовом магазине. А еще с нами жила бабушка – она научила меня молитвам, иногда водила в церковь. Так что про Бога я кое-что знаю.

– Думаешь, он простит?

– Думаю, Богу некогда на меня обижаться. Ему еще с голодом в Африке надо разобраться и с поставкой оружия в Афганистан. Мне кажется, он даже благодарен за то, что я взяла на себя часть мудаков и время от времени режу их и бью плеткой.

Последние слова Алисы были неоднозначными, но я все же не смогла сдержать улыбки. Так уж сложилось, что и я кое-что знаю о Боге. В младшей школе моей учительницей была верующая женщина, и перед каждым уроком мы обязательно читали несколько абзацев из детской Библии с последующим обсуждением смысла написанного. Это оставило свой след в моей тонкой девичьей душе: в детстве я не знала другого способа получить желаемое, кроме как попросить у Боженьки, стоя на коленях перед кроватью и устремив свой взгляд в потолок. Можно много спорить о существовании Господа и честности религиозных деятелей, но большинство моих моральных принципов жизни были сформированы именно благодаря чтению тех библейских текстов за партой.

Несмотря на это, мои отношения с Богом всегда были натянутыми. Я верю в существование высшей силы и читаю молитвы на ночь, но в церковь хожу в туфлях на каблуках и только по делу: написать репортаж или, как в детстве, выпросить что-то. Я представляю Бога в коричневом свитере, серых брюках и мокасинах верблюжьего цвета. И обязательно шарф вокруг шеи. Он же Бог, он просто обязан быть стильным. А голос у него тихий и с хрипотцой, как у моего дедушки.

Я верю и в Бога, и в дьявола одновременно – и в этом заключается главный диссонанс моей жизни. В мире существует столько оттенков, и мне никак не удается четко установить: какие из поступков – это хорошо, а какие – плохо. Сидеть в кофейне с профессиональной проституткой и обсуждать с ней Бога – было одной из таких попыток.

– А ты молишься на ночь?

– Нет. Я молюсь только в крайних случаях. Мне кажется, что Бог вступает в силу только тогда, когда других надежд на спасение уже нет. Я его даже в шутку так и называю – «План Б», – Алиса подмигнула мне и оглянулась по сторонам. Так, словно боялась, будто нас подслушивает бдительный архангел. – Обычно я принимаю клиентов у себя. Не люблю ездить куда-то. На своей территории я чувствую себя безопаснее. Но однажды клиент слишком увлекся и избил меня. Вот тогда я молилась. От всей души, захлебываясь воздухом. И знаешь, помогло: он успокоился, оделся и ушел.

– И несмотря на это ты все равно продолжила работать в этой сфере?

– Да. Тамрико, пойми, избить тебя может абсолютно любой мужчина. Даже твой собственный. Со штампом в паспорте и кровиночкой в соседней комнате. От этого не застрахован никто. Тысячи женщин по всей стране ежедневно получают кулаком в лицо от мужчины. И ничего. В нашей сфере шутят, что это такое посвящение: каждая должна пройти.

Я отломила кусочек торта с маком и медленно поднесла его ко рту. Вся жизнь – сплошной обряд инициации. Сначала нужно доказать свою состоятельность в школе, потом – в университете, вслед за этим – на работе. И каждый раз ритуал проводят новые люди: учитель, любимый мужчина, родители, собственные дети. Они не всегда справедливы, но это и есть обязательное условие посвящения – стать на ступеньку выше можно, только столкнувшись лбом с какой-то гадостью.

Я помню каждый подобный обряд, который мне довелось пройти в жизни, и с предвкушением представляю себе, сколько еще таких ждет меня впереди. А торт вкусный, да.

– Больше всего мне запомнился второй раз. С первым клиентом я не знала, на что иду, поэтому было легко как-то. Второй раз прекрасно все понимала. И этого мужчину я не забуду, наверное, никогда, – Алиса посмотрела куда-то в сторону и что-то шепнула себе под нос. Мне не удалось расслышать, что именно. – Дорого одетый, высокий, в красивых туфлях и с черными глазами. Если бы мы сидели в ресторане, он бы мог мне понравиться. Была глубокая ночь, что-то около трех. Он сел в кресло, в одежде. Потом закатал рукава пиджака и рубашки по локоть и достал маленькое лезвие из кармана. Он попросил меня тоненько порезать ему руки, от кистей до локтя. Так, чтобы просачивалась кровь. Я думала, что причиняю ему боль, но он даже не вздрогнул. Спустя какое-то время он сказал «достаточно» и попросил сделать ему минет. Сразу после того, как кончил, он заплатил мне вдвое выше ранее оговоренной стоимости, замотал руки бинтом и молча ушел. Я видела кольцо на его пальце. Женат. В таком случае очень умно использовать лезвие: тоненькие порезы не видно на грубой волосатой мужской руке. Я ведь медсестра по образованию. Это и определило мое направление. Я знаю, где и как нужно резать, чтобы не задеть вену или артерию. Я знаю, до какой степени нужно душить асфиктика, чтобы случайно не задушить его. Как правильно тушить сигареты на теле человека, бить плеткой, использовать опасные предметы… Много чего знаю. На этом строится моя работа.

Алиса взяла мою руку и, не дав мне возможности отдышаться после полученной информации, продолжила свой болезненный рассказ:

– Смотри, если порезать тоненьким лезвием вот тут, – она указала на кончики моих пальцев, – боль будет резкая, но быстрая, а кожа заживет почти мгновенно. А если вот здесь, – Алиса коснулась внутренней части локтя, – все тело моментально скомкается от боли. Где будем резать?

– Пожалуй, пока что нигде, – я прижала руку поближе к своему нежному сердцу и благодарно улыбнулась Алисе за приобретенные знания. – Значит, твои родители не знают о том, чем ты занимаешься?

– Разумеется, нет. Они живут в другом городе и думают, что я работаю продавцом-консультантом в магазине косметики и предметов гигиены. Впрочем, это так и есть: я действительно там работаю, есть даже запись в трудовой книжке. Просто это не вся правда обо мне, – она развела руками в стороны и закурила, а я задумалась. В воздухе запахло табачным дымом. Предыдущие беседы кое-чему научили меня, и теперь я пыталась не только слушать слова, но и читать жесты своих собеседников. Мне показалось, что Алиса уже порядком свыклась с мыслью о том, что она – проститутка, и не делала из этого события.

Так случается со многими из нас: мы привыкаем. К неудобной обуви, сломанному лифту, мерзкому во всех отношениях шефу и совершенно дурацким шторам в собственной спальне. Казалось бы, всего лишь шторы, заменить которые пара пустяков. Но шторы продолжают висеть и нервировать годами. Потому что они такая необходимая часть неудобного мира, к которому мы так привыкли.

– Мне было двадцать лет, когда это началось. Я только окончила медицинское училище и почти сразу же устроилась в аптеку продавщицей. В голубом халате, он мне очень нравился. Но эти вечно больные люди, которые кашляли и чихали надо мной, сильно раздражали, – Алиса фыркнула и сделала большой глоток кофе. – А еще туда было трудно добираться. С двумя пересадками. В обеденный перерыв я читала этого француза, Бегбедера. Ужасные у него книги. Мне не нравилось, но я все равно читала. Так же бывает – не нравится, но все равно продолжаешь делать. А стены там белые, и пол белый, и потолок тоже – белый. И ни одного окна, чтоб улицу увидеть, потому что мы внутри торгового центра находились. А я еще тогда очень хотела поехать в Лондон. На неделю или на две. И тут знакомая, с которой мы вместе учились, посоветовала заработать телом. Еще она сказала, что бондаж и мазохизм пользуются особым спросом. И я подумала: а почему бы и нет?

Я уронила взгляд в свою чашку с чаем. Вопрос «а почему бы и нет?» хаотично носился внутри моей головы, отбиваясь многочисленным эхом от стенок черепа. Какие все-таки разные бывают люди: кто-то раздумывает над тем, стоит ли покупать вино к ужину, а кто-то – почему бы не стать проституткой? Наверное, это и определяет нашу судьбу – вопросы, которые мы себе задаем.

– И с чего ты начала?

– Я стала «ловить» клиентов в ночных клубах. И знаешь, никто не считал меня проституткой: все просто думали, что я обычная легкодоступная девчонка. Никто же не знал, что я брала за это деньги. Клиенты были в основном иностранцы или мужчины под пятьдесят. Если в клубе начинают косо смотреть, стараюсь там больше не появляться. Но сейчас это особо и не нужно: клиента можно найти всюду – даже на автобусной остановке. Мужики же все понимают с одного взгляда: стоит посмотреть на них, и они сразу раскусывают, проститутка ты или нет.

Я кивнула. С Алисой было хорошо рядом. Она была простой и открытой, как большое окно большого дома. Я уже давно не оцениваю людей ни по их внешности, ни по их профессии. Единственный критерий моего внутреннего суда присяжных – это умение человека идти свои путем, не оборачиваясь на окружающих. Такой путь способен рассказать о нем все.

– А ты не хотела завести себе… я не знаю, менеджера? Чтобы он искал клиентов и заодно защищал тебя. Прости, если я задаю дурацкие вопросы. Я никогда не была проституткой.

– Все в порядке. Нет. Это же не моя основная деятельность. Я не сплю с мужиками каждый день. И даже через день. Иногда месяц может никого не быть. Это подработка. Хорошая подработка.

– А вопрос безопасности?

– А ты думаешь с менеджером, или как ты его называешь, безопаснее? Одно и то же. Главная защита – презервативы. Полно проституток, больных СПИДом или еще какой-то чертовщиной. А все потому, что они напиваются или нанюхиваются и забывают про защиту. У меня алкоголь и наркотики – табу. Если я буду хоть в минимальном полете, то запросто могу полоснуть по венам глубже, чем надо. А я в тюрьму не хочу. Я – проститутка, а не убийца, – Алиса для уверенности в своих словах прижала правую руку к сердцу.

– Кстати, а клиенты требуют от тебя справку, что ты здорова? – Шесть лет обучения на юридическом регулярно вытекали из меня, словно зубная паста из тюбика. Я ни дня не работала юристом, но всегда внимательно читаю любые документы, обязательно скрепляю все сделки расписками-переписками и храню чеки из магазинов: если вдруг продукт будет испорченный, и я умру, родственники смогут выиграть в суде моральный ущерб.

– Нет. Сама проверяюсь, но никаких бумажек не предъявляю. Да и не просят. Спрашивают иногда, но не просят показать. А как у других, я не знаю. У меня нет никакого желания обрастать подружками в этой среде. Ко мне приезжает мужчина, я выполняю свою работу, он расплачивается – все.

– А сколько стоит секс с тобой?

– А вот этого я говорить не буду. Скажу только, что я получаю в среднем в три раза больше, чем обычная проститутка. Это чистыми, не считая чаевых. В общем, в Лондоне я уже была.

– Что значит «чаевые»?

– То же, что и везде.

Алиса снова прикурила. Есть женщины, которым очень идут сигареты. Вот кому-то идут длинные волосы, кому-то – короткие юбки, а кому-то – сигареты. В тонких пальцах Алисы такая же тонкая сигарета казалась почти искусством: они сливались в одно целое, перетекая друг в друга, словно сообщающиеся сосуды. Да, так и есть: сигарета высасывала жизнь из Алисы, а Алиса – из сигареты.

– Некоторые желания мужчин вообще странные. А в жизни – обычные люди. Но они больны, а я их таблетка, вроде того. Как от мигрени: залечиваю на какое-то время.

– Ты считаешь, что они больны?

– Да.

– Денис, который мне дал твой номер телефона, он ведь прочтет это16   Читайте главу 6 «Мазохист» первой части книги «Внутри мужчины».

[Закрыть].

– Пусть. Он знает, что я так считаю. Вообще, обычно я совсем не беседую с клиентами, но иногда случается. Денис уже давно ко мне ходит, и мы даже завтракали несколько раз вместе. Я ему тогда и сказала, что он – больной, но хороший. И что хватит ему уже себя резать, – Алиса сложила руки на груди, словно палач, ожидающий выхода смертника на мостик казни. – Я знаю, что это все из-за его бывшей девушки. Он говорит, что давно забыл ее, и чувства прошли, но это не так. Ему просто нравится быть брошенным, это как будто возвращает его к ней. Да и вообще, весь этот мазохизм – это оттого, что людям нравится страдать. Сосать свою боль, разбирать ее на крупинки и гордиться ею, как школьной грамотой. Весь мир делится на людей, которым нужно страдать для того, чтобы жить, и тех, кому это не нужно.

– А ты к кому относишься?

– Конечно, к тем, кому не нужно. Вот есть люди, которым хочется в Лондон, но нет денег, и они страдают по этому поводу. А я взяла и нашла деньги. Есть люди, которые всю жизнь ходят в офис и ноют, как противные тюлени, что им там все не нравится, что шеф – говно, клиенты – твари, а я не ною, что работаю проституткой. Я просто работаю проституткой.

К кому относилась я? И что такое – «страдать»? Свить гнездо в собственной кровати и рыдать там, пока не запотеют окна, или ходить к проститутке, которая будет тебя резать или душить во время интимных игр?

Я не очень разделяла мнение Алисы. Мне кажется, что абсолютно у каждого человека есть свое время на «пострадать»: кто-то делает это регулярно, по расписанию – один или два раза в день садится на твердый стул и мучается, так, чтоб скулы дрожали и мозжечок сжимался и разжимался, как гармошка. А кому-то достаточно двух страданий в год – перед Рождеством и перед своим днем рождения. На тему бесцельно прожитых лет и все в таком духе. Лучше, конечно, реже, чем чаще, но вообще без страданий нельзя. Потому что не могут по-настоящему любить глаза, которые никогда не плакали.

– Алиса, а ты когда-нибудь любила?

– Да. Я же не робот. Сейчас попросишь рассказать?

– Конечно.

– Ну, тут все обычно. Мы вместе учились в медицинском. Я влюбилась в него, как полная дура. Полная. Бывает же, что влюбляются только наполовину – это когда человек нравится, но нравится отдельно от мозгов. Отдельно сердце, отдельно мозги. А я запала, как полная дура, целиком. Когда все твое тело – сердце. Понимаешь?

Понимаешь… Просыпаешься утром, делаешь себя яичницу и пару бутербродов с сыром. Запиваешь чаем, включаешь музыку и танцуешь жующим подбородком. Потом одеваешься, выходишь на улицу и идешь на свою остановку. Люди тоже идут, кто в широких джинсах, кто на каблуках. Всё, как обычно, все, как обычно. Вообще ничего не изменилось, вот только ты, ты сам внутри полон какой-то крутой экзистенции, которая цветет в тебе, как папоротник, раскидывающий в разные стороны свои ветви. И ты ходишь по улицам города с этим цветником внутри и постепенно превращаешься в огромный ботанический сад. Растения легко приживаются в середине тебя, потому что ты – сплошное сердце. Ты homo hearties – человек, который любит.

Да, именно так. Бывает любовь разумная, а бывает – полная, когда ты произрастаешь благостью изнутри. Люди, которым удалось хотя бы раз в жизни взрастить внутри себя цветочный сквер, – счастливчики. И не важно – продержится он долго или превратится однажды в парк юрского периода.

– Понимаю, Алиса. Я тоже была влюблена, как полная дура.

– Ну, вот и отлично, значит, ты в теме. В общем, мы с ним встречались. Поцелуи, лавочки, пиво, велосипеды. Плохо только то, что в такие моменты же вообще не осознаешь то, что это не навсегда. Или расстанетесь, или сожрете друг друга упреками. Любовь – она же только сначала легкая и простая.

– А потом?

– А потом становится скучно. И нужно работать, чтобы удержать ее. Однажды я пришла домой, и мы сели ужинать. Я сказала, что выиграла билет на концерт. Он кивнул, улыбнулся, но не спросил, на какой концерт, ему это было неинтересно. Хрен с ним. Но потом, однажды, я пришла домой, мы опять сели ужинать, и я сказала, что беременна. Он кивнул, как-то нехотя улыбнулся и продолжил есть. На следующий день я сказала, что буду делать аборт, а он даже не спросил, когда и в какой больнице. Ему и это было неинтересно.

Алиса выдохнула, причмокнула губами и подозвала официанта. Мы решили выпить вина за знакомство. В самом деле, я ведь не каждый день общаюсь с проституткой, а она не каждый день – с журналистом.

iknigi.net