Первая двойка. Татьяна жуганова книга


Любовь к ближнему

  12 апреля 2017        1853         Комментарии к записи Любовь к ближнему отключены

Степной городок уже стихал, готовясь погрузиться в спокойный сон. Осенний тихий вечер, наполненный дымком от костров, окутывал улицы, длинные и ровные, словно разлинованные чьей-то аккуратной рукой. Валюша шла домой из школы. Она училась со второй смены и торопилась вернуться из школы засветло. Не боялась темноты, но не любила идти по тёмной улице. Знала, что бабушка дожидается её где-то возле соседок, коротая вечер и ожидание. Увидев бабушку, она побежала к ней, чтобы обнять.Девочке всегда казались долгими всякие разлуки с самым дорогим для неё человеком. Маму и отца она знала только по фотографии. Мама погибла при аварии, а отец женился на другой и давно уехал из села. Воспитывала её мамина мама, её бабушка. Всю любовь и заботу отдала она внучке, а та платила ей своей привязанностью и преданностью.Прижавшись всем тельцем к тёплой и пахнущей щами и хлебом бабушке, Валюша облегчённо вздохнула.— Прилетела, моя птаха, — ласково потрепала за плечики бабушка свою любимицу. — Ну, пора и ужинать, — встала и заторопилась старушка, готовая тут же покинуть недавних собеседниц.По улице шли торопливые прохожие, спешащие к своим очагам. Совсем недалеко показались незнакомые люди, одетые в непривычную для этих мест одежду. Это были три мужчины и женщина, покрытая большой клетчатой шалью, каких не носят русские женщины в наши дни. Они приблизились к старушкам, и женщина заговорила с горским акцентом:-Добрый вечер. Скажите, не пустит ли кто переночевать? Мы обошли всю улицу, и никто не пускает нас. Видно, боятся. Мы ведь не русские, из Дагестана мы. Приехали в село, чтоб получить солому, что наши сыновья заработали на уборке летом. Да мы быстро управимся, — добавила она.Старушки молчали. Некоторые из них жили одиноко, но пускать незнакомцев и вправду побоялись.Молчание становилось неловким. Одни нуждались в помощи, а другие это понимали, но предложить помощь вовсе не торопились. Валюша и бабушка глянули друг на друга. И бабушка, посмотрев в глаза незнакомцев, сказала:— А пойдёмте к нам. Только вот кроватей на всех не хватит.— Да мы и на полу поспим, — обрадовались незнакомцы. Они были немолоды и очень устали от дороги и мытарств.Все, во главе с бабушкой, направились к их домику. А удивлённые соседки остались обсуждать неожиданное событие.Войдя в дом, бабушка сразу же поставила чайник. Пока гости раздевались, мыли руки, она собирала на стол нехитрый сельский ужин: миска с варёной картошкой, солёная капуста, жёлтая от моркови, крупные ломти домашнего хлеба, да вазочка с вишнёвым вареньем. Рассадив всех за стол, бабушка села у края стола и ласково предлагала гостям:— Ешьте, не стесняйтесь. Небось, устали и проголодались. Чайку вот горяченького попейте, с травками, с вареньем.Гости молча смущённо ели, медленно пили чай и всё поглядывали друг на друга. Бабушка ни о чём не спрашивала, а сами они молчали.После ужина надо было приготовить постели гостям. В доме было две комнаты. Бабушка принялась доставать тюфяки, подушки и одеяла. Валюша помогала стелить постели. Мужчин решили поселить в одной комнате, а женщине уступили Валюшину кровать, в комнате, где спали они с бабушкой. Валюша этому очень обрадовалась, ведь она может спать с бабушкой!После ужина мужчины улеглись почти сразу, а бабушка ещё долго говорила с тётей Мадиной, так звали женщину, о своей нелёгкой жизни, слушала её рассказы о далёком Дагестане, о горах, о трудной жизни их односельчан. Валюша не заметила, как сон увлёк её в свои объятья и унёс в неведомое. Ей снились горы, которые она видела только на картинке. А там, в горах, была Валюша вместе с бабушкой и их новой знакомой, тётей Мадиной.Утром девочка проснулась и увидела, что комната пуста, а на кухне привычно хлопотала бабушка.— Ты проснулась? Позаревала бы ещё, а то с жаворонками схватилась спостели, — ласково говорила бабушка, продолжая что- то помешивать в кастрюле. – А гости наши уже отправились по своим делам, вечером вернутся, — добавила она, уловив вопрос в глазах внучки.Дальше у Валюши начался обычный день. Она принялась убиратькомнату, поливать цветы на подоконнике. После завтрака нужно былосадиться за уроки.За окном стоял хмурый осенний день, совсем непохожий на вчерашний. Листья трепыхались на ветру, отрываясь и улетая далеко от дерева, которое давало им жизнь совсем недавно. Чувствовалось скорое приближение долгих моросящих дождей. Но это было совсем некстати для приезжих, ведь им предстояло тюковать солому в поле.Бабушка с тревогой поглядывала на небо, предполагая скорые трудности у своих гостей. Она всем своим добрым сердцем хотела помочь им и не знала, как это сделать. Её мысли прервал лай Рябки у ворот. Бабушка выглянула в дверь. У калитки стояла соседка Захаровна:— Николаевна, я к тебе. Думаю, схожу гляну, ты живая? – торопливо говорила соседка, просовывая своё грузное тело в калитку. Рябка ещё тявкнул для приличия и полез в свою конуру.— А что так? – удивлённо спросила бабушка.— Да как же? – удивилась Захаровна. – Так ты ж вчера нерусских в хату повела. Мало ли что? Всякое может случиться…— А что может случиться? Они что ж, не люди, что ли? – в свою очередь удивилась бабушка.— Да люди-то они, люди. Да кто их знает, что у них на уме? Ты хотьдокументы их видела? – то ли с тревогой, то ли с осуждением спросила соседка.-Видела. Их документы в сердце да в глазах. Такие документы самые правильные, — говорила бабушка, усаживая соседку к столу, где уже стояла чашка для чая. – Попей вот, ещё горячий, — налила она чай и подвинула чашку Захаровне.Валюша внимательно прислушивалась к разговору взрослых, вспоминая отрывки рассказов тёти Мадины о своём селе, о семье и трудностях жизни. Что так пугает соседку? Разве не видно, что это добрые люди? Она вполне соглашалась с бабушкой.— Ну и рисковая ты, Николаевна, — заключила Захаровна, прихлёбывая чай.— А какой тут риск? Что если бы мне пришлось искать ночлег в их селе, а никто бы не пустил? Что б я подумала о тамошних людях?Захаровна в ответ только руками развела.— Вот то-то! – твёрдо сказала бабушка.— А чего это ты большую кастрюлю поставила? Неужто и кормить их собралась? – удивилась от своей догадки соседка. – Вы и так с девчонкой перебиваетесь.— Да что там, супа тарелку жалко, что ли?— Да четыре человека всё-таки! А мужиков-то трое…— Что ты чужое добро считаешь, Захаровна? Мне не жалко для людей. Сама живу Божьей милостью. Не богато, а голодного найду чем покормить, слава Богу.— Все так живём…- примирительно сказала соседка. Она не могла внутренне смириться со взглядами своей подружки, хоть и знает её давно, ещё смолоду.— Они же не нашей веры, мусульмане. У них свинину не едят, — сказала она, помолчав немного.— Знаю. Вот и варю с маслом постным. Они там, в поле, намёрзнутся, рады будут горячего похлебать. Видишь, как похолодало. Хоть бы до дождей успели, дал бы Бог, — заботливо, с теплотой в голосе, говорила бабушка.Захаровна ещё немного посидела, потягивая вторую чашку чая. Никак она не могла понять и принять всё происходящее, но говорить ей расхотелось, предчувствуя непреклонность своей старой подружки. Так же неторопливо она засобиралась домой.Валюша с облегчением вздохнула, оставаясь невидимым свидетелем всей беседы. Она была рада, что бабушкина доброта победила.А вечером вернулись уставшие гости. Они зашли в магазин и купили что-то из продуктов, чтобы поужинать. Каково же было их удивление, когда бабушка поставила на стол полные миски горячего супа. Люди были бесконечно рады и благодарны заботе и вниманию старушки. Беседа за чаем была долгой и дружеской. Скованность гостей прошла, встретив тепло и ласку. И теперь за столом сидела большая семья. Говорили о погоде, о проблемах с транспортом, о нехватке рабочих рук. Было ясно, что не смогут уложиться в намеченные сроки. Вечер прошёл быстро. Ночь звала на отдых. Все были довольны и спокойны.Прошло ещё два дня. Погода становилась всё хуже. И вот утро встретило холодным моросящим дождём. Бабушка нашла кое-что из одежды, чтоб не промокнуть совсем, и отправила своих новых друзей на поле. Их работа подходила к концу, осталось погрузить тюки на машины. Люди целый день работали на дожде и холоде. Наконец поздно вечером гружёные машины были готовы отправиться в Дагестан. Они заехали к бабушке, поблагодарить её за тепло и заботу. Бабушка с радостью накормила всех и напоила чаем. Они с Валюшей вышли провожать своих новых друзей. Уже было совсем темно, когда машины отъехали от домика.Вечер был немного грустным. Валюша читала вслух бабушке сказки, а та слушала, а может, думала о чём-то своём.— Бабушка, а добро побеждает зло только в сказке? – прервала внучка бабушкины мысли.— А ты как думаешь? — спросила бабушка.— Думаю, что в жизни тоже, — ответила Валюша.— Конечно. А то зачем же и жить тогда было бы? Но помни, что надо уметь ждать. Не всегда сразу победа бывает. Надо только всегда оставаться добрым, что бы не случилось, нельзя, чтобы сердце озлобилось, заледенело,- бабушка обняла внучку, своей шершавой ладонью погладила её по голове и глянула ей в глаза. Валюшино сердечко наполнилось чем-то тёплым, и оно всё росло и росло в груди, наполняя радостью и лёгкостью её всю, и ей вдруг стало так весело, что её сердечко не ледяное, а такое тёплое, что наверное и щёки стали красными.— Какая ты у меня хорошая, бабушка! Как я тебя люблю! – воскликнула девочка, обняв и поцеловав бабушку.С того вечера прошло много дней. И однажды почтальон принёс извещение на посылку. Обратный адрес был: «Дагестан».

Татьяна Жуганова. Из цикла «Бабушкины уроки». Рассказы для детей.

Источник

Другие рассказы автора

maminsayt.ru

Первая двойка

  12 апреля 2017        1282         Комментарии к записи Первая двойка отключены

Первоклашки уже не первоклашки. Они с гордостью говорят всем, что ходят уже во второй класс. Гриша и Алёна вместе учились в своём 2 «Б». Вместе ходили в школу, вместе учили уроки, вместе приходили домой. А иногда и ошибки в домашней работе были одинаковыми.Как здорово чувствовать себя хоть чуточку взрослее, чем ты был раньше! Уже мама не провожает и не встречает возле школы, не проверяет портфель перед школой, а только напоминает, всё ли необходимое положили в него. В этом году мама купила для них дневники, и они уже сами записывали расписание уроков. А недавно Галина Васильевна сказала, что теперь она не будет рисовать солнышки в тетрадках, как было в прошлом году, а будет ставить настоящие оценки. Грише и Алёне, конечно же, очень хотелось получить хорошие оценки.Шло время. Вот и первые оценки в тетрадках. Тетрадки ещё новенькие, в них так хочется писать красиво! И Галина Васильевна ставит за старание хорошие оценки. Дети довольны. Проучились целых две недели. Каждый день, перед тем, как выполнять домашнее задание, Алёна и Гриша пересчитывали свои оценки. У кого больше «пятёрок»? У Гриши было больше. И Алёна всё старалась писать лучше, чтоб догнать и перегнать Гришу. А Грише совсем не хотелось уступать.Однажды Галина Васильевна задала выучить стихотворение. Дети старательно выполнили письменные задания и уселись за чтение. Стихотворение показалось длинным и трудным. Гриша разочарованно сказал:– Такое стихотворение я не хочу учить. Мне оно не нравится.Алёна обрадовалась:– Тогда и я не буду.Они убрали учебники в портфель, чтобы скорее заняться своими любимыми делами. Мама, увидев, что дети вышли во двор, спросила:– Вы что, уже все уроки выполнили?– Мы всё написали, — сказал Гриша.– Нам стихотворение наизусть задали, а Гриша не захотел учить, — сказала Алёна.– А ты? – спросила мама.– Я тоже не буду учить, — ответила Алёна.– Но тогда вам поставят двойки.– Нет! Нет! – в два голоса воскликнули дети, — Галина Васильевна неставит двойки!– Но когда-то же она должна начать их ставить, — сказала мама, — вот вам и поставит, если не выучите стихотворение.Но дети были уверены, что с ними такого не случится. Мама улыбнулась и решила оставить все так, как есть. Пусть сама жизнь учит её детей ответственности и исполнительности.Что-то будет завтра?…Все ушли в школу. Мама хлопотала по дому и всё время думала, как было бы хорошо, если бы учительница поставила «двойки» за невыученное стихотворение. Дети должны понять, что за каждый поступок нужно отвечать. И чем раньше они это усвоят, тем легче будет в жизни.К моменту прихода Алёны и Гриши, мама вышла на улицу. А вот и они идут по дорожке. Впереди шёл Гриша, а за ним Алёна. Увидев маму, Гриша, не дойдя до дома, сел на соседскую скамейку и стал горько плакать. Алёна направилась прямо к маме. Но лицо её выражало такое горе, что, казалось, большего не бывает. Мама взяла Алёну за руку и вместе они подошли к Грише.– Что случилось, дети?– Нам поставили двойки, — сказала Алёна, и по её лицу тоже потекли слёзы.– Конечно, это плохо. Но ведь вы заслужили. Никогда не нужно надеяться на то, что вдруг «пронесёт». И плакать не нужно. Это зря. Надо просто выучить стихотворение и рассказать его учительнице. Правда, теперь вам придётся делать сегодняшнее и вчерашнее домашнее задание и совсем не останется времени на игры, но ведь вы сами виноваты. За все ошибки придётся отвечать всегда самим.Я верю: вы многое поняли . А теперь поспешим домой. У нас много дел сегодня, правда?Дети согласно закивали головами. Их проблема стала вполне разрешимой, сердечки наполнились надеждой. А мама радовалась, что сама жизнь помогает ей воспитывать её дорогих детей.

Источник

Другие рассказы автора

maminsayt.ru

Воровство

  12 апреля 2017        775         Комментарии к записи Воровство отключены

День стоял тёплый, солнечный. До жары было уже близко, но весеннее солнце ещё не успело накалиться и грело ласково. Так хотелось бегать, прыгать и просто радоваться. Вся детвора высыпала во двор. Захлопали об землю скакалки, запестрел асфальт от меловых рисунков, наполнились улицы и дворы детским говором, да птичьим гомоном.У Наташи было хорошее настроение, и, казалось, ничто не омрачит его. С подружкой Ирой она собралась прыгать через скакалку, да к тому же, совсем новенькую, с расписными ручками. Ира прыгала в прошлом году лучше Наташи, но ведь она не знает, что Наташа уже целую неделю тренировалась тайком дома. И вот теперь она покажет, на что способна!Предвкушая сладость маленькой победы, Наташа нетерпеливо ждала подружку. А она так некстати задерживалась.Появилась Ира с сумкой в руках и сказала:-Мама послала меня в магазин. Хочешь, пойдём вместе? Я куплю хлеб, а ещё мне мама деньги на мороженое дала.-Я спрошу, может, и нам хлеб нужен, — ответила Наташа и побежала домой.-Мамочка, Ира идёт за хлебом, может и нам надо?-Посмотри, доченька, если нет хлеба, возьми деньги в шкафу, пакет и тоже принеси хлеб, — ответила мама, продолжая стоять у плиты, на которой что-то шипело, шкворчало и булькало.Наташа открыла шкаф и сразу увидела стопку аккуратно сложенных одинаковых купюр. И ей вдруг нестерпимо захотелось взять больше, чем положено на хлеб.«Их здесь много, может мама не заметит, что я взяла лишнюю одну,нет, две денежки?» – с надеждой и страхом подумала девочка и поспешно спрятала в карман две желанные бумажки, а третью, предназначенную для покупки хлеба, держала в руке так, что она была видна. Взяла пакет, прошла мимо мамы и быстро закрыла за собой дверь. Сердце от чего-то стучало непривычно громко. Наташе показалось, будто этот стук слышен даже на улице. Но Ира ничего не заметила, и Наташа немного успокоилась .В магазине они купили хлеб, а потом Ира выбрала себе мороженое. Наташа тоже смотрела на красочную витрину, выбирая себе самое вкусное и красивое мороженое. Денег ещё оставалось много и, забыв обо всём, девочки принялись выбирать шоколадку, жевательную резинку и бутылку сладкой воды. Заплатив за покупки, они расположились на ближайшей скамейке и стали уплетать желанные сладости.Ира вдруг вспомнила, что мама ждёт хлеб и, наверное, уже беспокоится.-Ой, Наташа, пойдём скорее, мама меня будет ругать, что я так долго!-Пойдём, — без радости согласилась Наташа. Ей вдруг показалось, что мороженое было не очень вкусное и можно было его и не покупать, а остальное и вспоминать не хотелось.Мама заметила, что дочь что-то долго не возвращается из магазина. В сердце появилась тревога. А когда появилась дочь, она внимательно на неё посмотрела:-Что так долго?-А, мы с Ирой там болтали, — отмахнулась девочка. Но мама заметила тревогу в голосе и в поведении, мелькнула догадка о причине. Она незаметно проверила деньги, догадка подтвердилась.Вскоре все сели обедать. Мама ласково смотрела на каждого и на Наташу так же. Наташе было очень тяжело, и есть совсем не хотелось. То ли из-за того, что съела столько сладкого, то ли из-за плохого настроения. А мамин взгляд, казалось Наташе, просто видел всю её внутри.После обеда все занялись своими делами. Дети с удовольствием резвились на улице, а Наташе расхотелось даже попрыгать через любимую скакалку. Ей было грустно и хотелось плакать. Но идти и признаваться маме было тоже тяжело. Она думала, что сделает это, но не сейчас…-Дети, идите на минуточку сюда, у нас что-то случилось! – позвала мама.Когда собрались все, она посмотрела на каждого и сказала:-Кто-то у нас взял деньги без спроса. Теперь нам не хватит на хлеб, потому что я распределила деньги на еду и на покупку одежды. Одежду уже купили, а вот на питание деньги были отложены до следующей зарплаты. Теперь там не хватает на хлеб на один день для всей семьи. Если кто-то взял, он должен сознаться, чтобы я не думала на того, кто не виновен.Все молчали. Наташа молчала тоже. Мама предложила:-Можно мне сказать после, если не хочется при всех. Идите, а кто хочет признаться, придёт позже, когда решит сам.Через несколько минут пришла Наташа. Вид у неё был виноватый и очень грустный.-Наташа, ты хочешь мне что-то сказать? – ласково спросила мама.-Мамочка, это я взяла деньги…Лицо девочки было бледным, видно было, что она сама страдала от своего поступка. Решение о признании ей тоже далось нелегко.Мама посадила дочь рядом и доверительно сказала:-Я верила, что ты признаешься сама. Ведь так тяжело носить грех в сердце. Он давит и мучает, правда?Девочка утвердительно кивнула и опустила глаза.-Это плохо, что ты не смогла побороть соблазн. Когда взрослые позволяют себе взять то, что им не принадлежит, за это могут посадить в тюрьму. Никогда такие поступки не прощают. По закону виновник должен вернуть украденное. Ты не можешь вернуть деньги, потому что ещё не работаешь. Но тебе придётся теперь остаться без того, что ты купила без разрешения. Твои братья и сёстры тоже хотят всё то, что съела ты. Конечно, я куплю им мороженое, шоколадку и водичку, когда получу деньги, но тебе в этот раз не куплю. Ты поторопилась купить всё самовольно. Я очень люблю тебя и хочу, чтоб ты выросла честной, и всегда помнила одну старую мудрость: «Возьмёшь чужое – потеряешь своё».Наташе вдруг стало так легко и свободно. Она прижалась к маме и думала о том, что никогда больше не возьмёт чужого, а когда мама будет давать всем детям сладости, она не расстроится, ведь она свои уже съела.

Другие рассказы автора

maminsayt.ru

Попутчики

  12 апреля 2017        910         Комментарии к записи Попутчики отключены

Колёса отстукивали свой привычный мотив. Вагон покачивало, тоненько звенели на столике стоящие рядом два стакана. Я лежала на верхней полке и с любопытством наблюдала за моими попутчиками. Судьбой нам было назначено стать «жильцами» одной комнатки-купе на долгие часы дороги. Впоследствии я благодарила судьбу за эту встречу, запомнившуюся на долгие годы. Но лучше всё по порядку.Мне было тогда лет двадцать. И о многих сторонах жизни я судила с высоты своего возраста. Войдя в купе и увидев двух древних, относительно моих лет, старичков, я расстроилась: дорога предстоит длинная и скучная.Дедушке и бабушке было далеко за семьдесят, но они были шустрыми для своего возраста. На меня они не обращали внимания. Вообще, как мне казалось, они ничего и никого не замечали. Зато их отношения друг к другу стали предметом моего всё возрастающего интереса.Они ворковали, как голубки, будто им лет по двадцать. О чём-то шептались, сидели рядышком, хотя у каждого была нижняя полка. Дедушка заботливо поправлял бабульке выбившуюся из-под платка седую прядь, укрывал её ноги одеялом. А бабушка также заботливо прикасалась своей морщинистой рукой то к вороту рубашки, то к скромным остаткам былой шевелюры.Если бы в купе ехал кто-то ещё, я, наверное, не удержалась бы от насмешливого взгляда в сторону этой пары. Но я была единственной, и мои наблюдения вместе с эмоциями оставались при мне.По своей неопытности я не могла сразу оценить и понять глубину, красоту и мудрость их чувств. Мне тогда казалось, что такие взаимоотношения могут быть только у молодых влюблённых. Вдруг мне пришла мысль, что они недавно поженились. Бывает же, и в таком возрасте люди находят друг друга?!Всё моё внимание было полностью приковано к моим попутчикам. Я совсем не замечала, как бежит время.А старики не замечали меня. Они как будто жили в этом купе, а я просто ехала к месту следования. В конце концов, любопытство взяло верх, и я решила всё расспросить, чтоб рассеять свои сомнения:— А вы к кому едете?— К сыну на юбилей. Ему пять десятков исполняется, — сказалабабушка.Я растерялась. Их взаимоотношения теперь не вызывали насмешек. Не сумев скрыть удивление, с ходу выпалила:— А вы так всегда друг с другом? – я запнулась и смутилась от своего слишком прямого вопроса.Старики с улыбкой переглянулись. Дедушка вдруг заторопился и вышел из купе. И бабушка, помедлив, начала свой рассказ:— Мы всегда любили друг друга. Но случалось, не всё гладко было. Помню, как стал мой муж к молодухе одной заглядывать. Что делать, думаю? На руках дети малые. Уйдёт ведь, не воротишь. Хотела разозлиться на него, а не могу. Любила очень. Думаю, что он в ней такого нашёл, чего у меня нет? И стала его встречать с работы с вниманием и ласкою, себя обиходить, что девка на выданье. Дивился муженёк, но молчал. А сам стал раньше домой приходить. Так и отбила от той молодухи, но ни разу ему не сказала, что про всё знала. И сейчас он не ведает этого, — она помолчала, вздохнула и заговорила снова:— А теперь нам уж мало осталось. Бережём друг друга, чтоб подольшевместе побыть. Быстро жизнь-то пролетела. Всякое было, а хорошего больше.Тут вошёл дедушка и спросил:— О чём это вы беседуете?— Я вот спросила у вашей бабушки, всегда ли вы так мирно жили? – ответила я, улыбнувшись.— Э-э, милая, помни! Хитрая жена битая не бывает! – старик многозначительно поднял указательный палец и, улыбаясь, посмотрел на свою старуху.— Она до сих пор считает, что я ни о чём не догадывался, — добавил он и ласково тронул плечо слегка зарумянившейся жены.Мы все втроём засмеялись.Давно время посеребрило мои волосы, а ту удивительную встречу, когда довелось увидеть прекрасную любовь, пронесённую бережно через длинную жизнь, я помню и рассказываю о ней многим. Кто знает, может быть, кому-то поможет пример тех милых стариков, сумевших до глубокой старости сохранить глубокие чувства?

Источник

Другие рассказы автора

maminsayt.ru

Угол падения

  12 апреля 2017        1096         Комментарии к записи Угол падения отключены

Железная дверь хищно лязгнула за спиной Серёжки. Он вздрогнул. По спине пробежал холодок, от которого Серёжка съёжился, втянул шею и стал совсем маленьким.— Ну, давай, проходи! – поторопил милиционер.Серёжка оглянулся и сделал несколько шагов по коридору, выкрашенному противной зелёной краской. Перед ним открылась ещё одна дверь, потом ещё и ещё. «Не убежать. Сколько их тут?» – с горечью подумал он.Его втолкнули в камеру. Дверь с железным скрежетом захлопнулась и стало пугающе тихо.Было пусто. Высоко под потолком в маленькое окошко заглядывало солнце, рисуя на полу прямоугольник, расчерченный клетками. Серёжка присел на корточки, опираясь спиной на холодную стену, положил руки локтями на коленки, опустил на них голову и заплакал. Он плакал горько. Всхлипывая и подвывая, как плакал, когда был совсем маленьким. Было очень жалко себя. Всё казалось безнадёжно потеряно, всё вдруг помертвело для него. Перестало быть. И он, Серёжка, тоже хотел перестать быть.Слёзы текли и текли. На полу уже была маленькая лужица его слёз. Он посмотрел на неё с изумлением, переставая плакать. Вспомнил маму, маленького братика. Стал злиться на маму. «Это она во всём виновата!» – зло подумал Серёжка.И вдруг вспомнилось, как хорошо они жили с мамой, когда не было ни дяди Саши, ни маленького братика.Он не слышал, как кто-то шагал по коридору. Дверь заскрипела и открылась. В камеру завели ещё двух подростков. Это были Серёжкины друзья. Они втроём грабили торговые палатки. И совсем не думали, что окажутся здесь, как птицы в клетке.Вид у ребят был под стать Серёжкиному. Им тоже хотелось реветь, но было стыдно. Раньше всё представлялось совсем другим. Они казались себе неуловимыми «крутыми» героями, жили весело, с «шиком». Правда, «шик» этот всегда быстро заканчивался, а внутренний страх не давал спокойно ходить по городу, смотреть в глаза прохожим.Серёжка растёр ботинком маленькую лужицу слёз на полу, украдкой вытер глаза и подвинулся у стенки. А зачем? Места было достаточно. Может просто по привычке уступать друзьям?Говорить не хотелось. Все молчали. Вслух молчали. А внутри у каждого был крик, истерика, отчаяние, от которого мелькали картинки прошлого, теперь такого далёкого и невозвратного.Серёжка видел себя маленьким. Мама работала в библиотеке и приносила красивые книжки с картинками. Они долго читали вечерами, лёжа на диване, а потом, обнявшись, засыпали. Каким счастливым был тогда Серёжка!Но потом появился дядя Саша, и мама сказала, что Серёжа стал большим и должен спать на отдельной кровати и в другой комнате. А дядя Саша, хоть он и больше Серёжки, бесцеремонно занял место возле мамы. Как Серёжка возненавидел его!Но ещё хуже стало, когда принесли в конце лета маленького братика Павлика.Он до сих пор не знает, любит ли своего брата. Павлик весёлый, добрый, вроде бы есть за что любить. Но с его появлением жизнь Серёжки пошла совсем наперекосяк. Все как будто не замечали никого, кроме Павлика. И этим «никто» был конечно же он, Серёжка. Как только ни старался привлечь к себе внимание Серёжка, что только ни придумывал для этого! Но всё кончалось маминым криком и наказанием. Всё чаще и чаще он слышал о себе: «несносный мальчишка!» А потом, что самое обидное, просто безразличием к нему, Серёжке.Он вспомнил, как первый раз украл у мамы деньги в кошельке, потом долго ворочался ночью в постели, нарочно скрипел кроватью, чтоб мама подошла и спросила, почему он не спит. А он бы ей признался, что украл деньги. Попросил бы прощение и обещал бы больше не делать этого. Мама бы обняла его и сказала бы как раньше: «Я верю тебе, сынок. Ты будешь хорошим мальчиком». Но всё случилось не так, как хотел Серёжка. Мама заглянула в комнату и строго сказала:— Давно пора спать. Вечно ты вредничаешь, несносный мальчишка!А Серёжка потом долго плакал, укрывшись одеялом с головой. Плакал тихо и горько. Впервые он почувствовал одиночество в доме, где полно народу.И он стал подолгу гулять на улице, носиться с мальчишками по пустырям за городом. Там и нашёл себе друзей. Курили тайком. За что Серёжка получал ремня от матери. Пробовали спиртное, но к вечеру всё выветривалось, и мама не замечала. Однажды Серёжка «перебрал» и ему стало плохо. Он заявился домой, качаясь от выпитого, бледный. Тогда мама раскричалась и заставила дядю Сашу высечь Серёжку. За что Серёжка после сжёг всю одежду ненавистного дяди Саши. После этого жизнь дома совсем стала невозможной. И он ушёл из дома. Куда? А на улицу. Там много места таким, как он.Иногда Серёжка приходил ночевать к бабушке, маминой маме, где виделся с братиком Павликом и даже с мамой. Он не хотел говорить с мамой, как она ни старалась его задобрить. Одежду, которую она покупала и приносила для него к бабушке, он носить отказывался. Так и ходил оборванцем. Зато несколько раз пробирался тайком в квартиру и забирал брюки и кроссовки дяди Саши, а потом носил их, совершенно безжалостно разбивая вдребезги. Одежда и обувь были велики, но это не смущало Серёжку. Внутренне он радовался такому способу мести и это затмевало мысли о внешнем виде.Серёжка в каком-то неистовом кураже дорос до возраста юридической ответственности, совершенно не понимая, что грядёт расплата за все его дела. Теперь он будто разбуженный в момент полёта в пропасть, ощущал страх и безнадёжность. Понял, как он ошибался и ненавидел, как мстил и злорадствовал. Его слёзы были слезами раскаяния. Он хотел увидеть маму, попросить прощения. Но разве можно его простить? Он испугался, подумав о том, что мама его не простит, не поймёт, как он не понимал её.Мысли прервал стук шагов. Снова открылась дверь. Мальчишек вели к машине для отправки в спецшколу. Серёжка шёл последним.— Серёжа! Серёжа! – послышался до боли знакомый голос.Серёжка оглянулся. Прижимаясь к решётке ворот, стояла мама. Лицо её было скорбным, а в голосе звучало тепло и тревога. Глаза были заплаканными. И сейчас она вытирала их платком. К горлу Серёжки подкатил комок, который не давал сказать ни слова. Серёжка махнул рукой.— Пиши, Серёжа! – крикнула мама.Серёжка кивнул головой и стал влезать в машину с решётками наокошках. Сердце его радостно стучало: «Простила! Простила!»

Другие рассказы автора

maminsayt.ru