Читать онлайн «Тиран». Тиран книга


Тиран, деспот и самодур, страница 1 читать онлайн

Глава 1: Тиран, деспот и самодур

Табол хохотал, как ненормальный. От скрежета его дурного смеха меня передергивало только первые полгода, а потом просто сдалась. Цепи опутывали запястья, плечи и талию. На ногах закреплены железные кандалы. Мне разрешалось только тихо сидеть в углу клетки и покорно протягивать отяжелевшие руки для очередных лабораторных анализов.

Мага-ученого интересовала только моя особенная магия одаренного, не более того. До сих пор помню каждое мгновение дня, когда меня продали ему. Тихие шепотки его и матери, еле слышный звон монет, звук ухмылки и противно-хриплый голос Табола. Помнила его вечно потные ладони, жесткий хват и тяжелую походку, к которой мне было очень тяжело приноровиться.

Вздрогнув, я проснулась. Прошло больше семи лет с тех пор, как мне удалось чудом вырваться на свободу. Уже шесть лет я находилась в таком месте, которое с большой долей уверенности можно назвать абсолютно безопасным. Вокруг безжизненный дремучий лес, практически непроходимый. А зверье в нем водилось такое, что без команды боевых магов в него лучше не соваться.

Я жила в государственной академии некромантии под главенством старика из разорившегося рода Вольсхих. Насколько мне известно, серокаменный замок и прилегающий дремучий, никому ненужный непроходимый лес – единственная оставшаяся в собственности недвижимость Вольсхих. Вроде имелась небольшая резиденция в столице, где проживал внук старика-ректора, но я точно не знала.

Прилегающий лес опасен и настолько непроходим, что приходилось пользоваться аркой перемещений. Поговаривали, в цитадели имелось немало магических ловушек, которые не срабатывали только на кровных Вольсхих и по желанию кровных Вольсхих. За шесть лет проживания мне не довелось столкнуться ни с одной. Я не искала неприятностей, а потому не попадала в них.

Разомкнув глаза и потянувшись, я сползла с любимого кресла. Мозг отказывался работать после особенно буйной вечеринки, которую возглавил один из наших наставников, подкинув «на десерт» к самогону несколько бутылочек покупного дешевого пойла. Парни с ужина натаскали еды для закуски, но вместо применения по назначению банально насмехались.

Мясо при соприкосновении со слюной некроманта оживало вне зависимости от степени прожарки или варения. Все, что когда-либо бегало, летало или плавало, продолжало пытаться бегать, летать и плавать, вырываясь из круга рук подвыпившей магической молодежи. Ожившие куски мяса перекидывали друг другу под оглушительный гогот и пугали жучками парочку слабонервных девочек. Тем и развлекались.

Неприятности ничто не предвещало: конец августа душен и засушлив, солнце ослепительно и легкий ветерок, как глоток прохлады, недостижим. Лес вдали за внешней стеной зелен круглый год, небо монотонно ясно без единого облачка. В углу продолжали шуршать крысы, выгрызая норку в каменной стене, и с Крайней Башни золотистые малютки семгои сбрасывали своих оперившихся птенцов, обучая полету.

В сей будний день для адептов государственной академии некромантии проходил до обидного привычно. Вялый подъем начался начинаться ближе к полудню, а сытный мясной обед будил и приводил в чувство только к двум часам. Относительно свободное время тратилось для личного досуга либо на необременительную лекцию одного из академиков. Далее следовал скромный ужин, бешеная вечеринка в бальном зале или в тренировочном в подземелье. Далеко за полночь адептов наконец одолевал сон до следующего полудня.

Для меня, Линайи Тонверк – адепта седьмой, последней из академических, ступени – типичный день включал в себя еще посещение невостребованной, оттого пыльной и всеми забытой библиотеки. На нее я предпочитала тратить досугово-лекционное время, а на вечер между ужином и вечеринкой планировала поход в личную алхимическую лабораторию. Ею, кроме меня, изредка пользовались.

Академики вели не менее праздный образ жизни, нежели адепты. И ели вместе с нами в столовой, и пили по ночам по поводу и без. Оценки за квалификационные работы ставили не глядя и даже не старались понятно донести лекционный материал. Практических занятий не было вовсе. Ни одного за пролетевшие шесть лет моей академической жизни.

Если кому-то в государственной академии некромантии хотелось получать знания, то у того всего два выхода: либо переводиться в другую академию, либо искать знания самостоятельно. Тех, кто стремился к знаниям, находилось критически мало. Помимо меня тягу к новому и совершенному показывал разве что Сарон. Он появился в академии немногим раньше меня (раз уж мы оба в этом году получили седьмую ступень), но умел во много раз больше.

Для меня знания являлись гарантом жизни и планом на экстренный случай. Ежедневно я просыпалась за полчаса до обеда, посещала библиотеку, в которой устроила себе комфортный уголок, в последний раз ела около двух часов ночи и только к пяти возвращалась в просторную шестиместную комнату, которую занимала единолично на протяжении шести лет. Помимо ненужного хлама в библиотеке удавалось найти реликты, благодаря которым я не только познавала врожденный дар на стыке целительства и некромантии, а также совершенствовалась в зельеварении.

Подобный распорядок дня полностью соответствовал моим требованиям к идеальной жизни, главный из которых – свобода. Никто и ничто не вынуждало изменять привычкам. Отсутствие контроля за алхимической лабораторией и аркой перемещений позволяло беспрепятственно зарабатывать на одежду и безделушки изготовлением редких составов и продавать их в Роуге. Город в нескольких часах пешком от академии через дремучий лес официально носил название Роугшер, только его можно было услышать исключительно от чужаков.

litnet.com

Читать онлайн книгу Тиран - Валерио Массимо Манфреди бесплатно. 1-я страница текста книги.

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 28 страниц)

Назад к карточке книги

Валерио Массимо Манфреди

Тиран

Памяти моего отца

Воистину боги используют одних людей в качестве орудия наказания других, превращают первых в своего рода палачей, прежде чем уничтожить их.

Плутарх

Пролог

Коринф, 342 г. до н. э.

Второй год CVIII Олимпиады

Этот человек с сумой на плече появился в городе на склоне дня, когда тени с каждой минутой становились все длиннее. Шел торопливо, время от времени с опаской оглядываясь по сторонам. Остановился возле храма Персефоны, и тогда в отблесках пламени светильника, установленного перед статуей богини, проявились характерные черты его облика: волосы с проседью, выдающей в нем человека средних лет, прямой нос и тонкие губы, высокие скулы и впалые щеки, отчасти скрытые темной бородой. В беспокойном взгляде лихорадочно блуждающих глаз тем не менее читалось выражение достоинства и собственной значимости, плохо сочетавшееся с его довольно жалким видом и потрепанным одеянием, что, однако, позволяло предположить, что некогда он занимал высокое положение, вероятно, утраченное.

Пройдя улицу, ведущую к Восточному порту, он начал спускаться к пристани, поблизости от которой располагались многочисленные трактиры и постоялые дворы, охотно посещаемые моряками, иноземными купцами и грузчиками. Коринф в ту пору процветал, и гавани, находившиеся по обеим сторонам перешейка, были буквально забиты судами, доставлявшими сюда различные товары и вывозившими их во все государства, расположенные по берегам Ионического и Эгейского морей. В Южном квартале, где находились склады пшеницы, часто можно было услышать сицилийский акцент во всех его разновидностях: речь уроженцев Акраганта, Катании, Гелы, Сиракуз…

Сиракузы… иногда ему казалось, что он сумел забыть их, но достаточно было ничтожной малости, и в памяти снова всплывали дни его детства и юности, огни и краски мира, воспринимаемого ныне с некоторой грустью. Он с новой силой ощущал в такие моменты горечь, оставленную предыдущими годами жизни, навсегда отравленной поражением.

Он приблизился к таверне и, еще раз оглядевшись по сторонам, вошел внутрь.

Заведение начинало постепенно оживать с появлением посетителей, приходивших сюда подкрепиться горячей похлебкой или отведать вина, не разбавленного, как это принято у варваров и бедняков, а вполне достойной кондиции.

В теплую погоду люди сидели на террасе, под навесом из виноградной лозы, и любовались заливом Сароникос на востоке и Коринфским заливом на западе. Над одним сгустились сумерки, предвещавшие наступление ночи, другой мерцал в багряных отблесках заката. Привлекали внимание и корабли, спешившие войти в порт до наступления темноты. Зимой, когда борей 1   Северный ветер (гр.). – Здесь и далее примеч. пер.

[Закрыть]спускался с гор, леденя своим дуновением все живое, посетители забивались в помещения, дыша спертым воздухом, дымом и смрадом.

Хозяин зажег огонь, потом взял миску с уже разогретой похлебкой и поставил ее перед ним на стол:

– Ваш ужин, Учитель.

– Учитель… – повторил тот, к кому обращались, вполголоса, с едва заметной досадой в голосе.

Ложки, лежавшие на столе, были привязаны веревкой, дабы не в меру рассеянные посетители не могли прихватить их с собой. Ел он не торопясь, наслаждаясь простой, здоровой пищей. Было приятно ощущать животворное тепло, разливавшееся по окоченевшему телу.

Отужинав, иные из клиентов принялись пить, многие уже были навеселе, но все равно глотали вино залпом, якобы чтобы по-быстрому согреться, ну и, конечно, сюда же заглядывали и девушки.

Хлоя не была особенно красива, не особенно вдохновлял и ее высокомерный вид, нелепый для молодой проститутки, но ее черные бездонные глаза показались ему похожими на глаза сицилиек. Может, она оттуда родом, кто знает.

Или же она напомнила ему ту, которую он когда-то в юности любил на родине. Он время от времени посматривал на нее с улыбкой. И хотя смысл ее девушке был не вполне ясен, она улыбалась в ответ. При этом в ее взгляде угадывалась недоверчивость и легкая насмешка.

Как-то незаметно Хлоя оказалась рядом. Это сначала удивило его, но потом он знаком велел хозяину принести еще одну миску и поставить ее перед девушкой, одновременно положив на стол несколько монет.

– За эти деньги ты не можешь поиметь женщину, Учитель, – сказала она, на глаз оценив его щедрость.

– Я знаю, – ответил он спокойно. – Я только хочу угостить тебя похлебкой. Ты и так худая, и если еще похудеешь, то перестанешь нравиться клиентам и тебя отправят горбатиться на мельницу. Но почему ты меня так назвала?

– Учителем?

Ее собеседник кивнул и снова склонился над своей миской.

Девушка пожала плечами:

– Все называют тебя так потому, что ты за плату учишь читать и писать. Мне кажется, никто не знает, как тебя на самом деле зовут. У тебя ведь есть имя, да?

– Как у всех.

– Но ты мне его не скажешь?

Учитель покачал головой и снова зачерпнул ложкой из миски.

– Ты тоже ешь, – проговорил он, – ведь остынет все.

Хлоя поднесла миску ко рту и с шумом отхлебнула из нее. После чего вытерла губы рукавом туники.

– Почему ты не хочешь мне его открыть?

– Потому что не могу, – ответил он.

Девушка взглянула на суму, висевшую на спинке стула:

– Что там внутри?

– Тебя это не касается. Доедай, клиенты пришли.

Хозяин подошел к их столу.

– Иди к себе, – приказал он девушке, указывая на дверцу, еле видневшуюся в полумраке заведения. – Два отважных моряка хотят развлечься. Они заплатили вперед. Смотри не разочаруй их.

Девушка проглотила еще одну ложку похлебки и, прежде чем уйти, шепнула своему собеседнику на ухо:

– Осторожно: твоя сумка слишком привлекает внимание. Кое-кто может заинтересоваться ее содержимым. Но я тебе ничего такого не говорила, – и добавила уже громко: – Спасибо за угощение, Учитель. Это согрело мне душу.

Хлою заказали два пьяных чужестранца, здоровенных, грузных и грязных. Вскоре до него донеслись ее крики. Видимо, эти клиенты были из тех, кому доставляет удовольствие причинять боль. Он вскочил и, сопровождаемый воплями хозяина, бросился к двери, за которой происходило, по его представлению, нечто невообразимое.

– Ты куда? Стой, проклятие, стой!

Но он уже ворвался в темный закуток, оглашая все заведение диким криком:

– Оставьте ее в покое! Руки прочь от нее, мерзавцы!

Началась потасовка, постепенно переросшая в самую

настоящую драку. Взбешенные любители острых ощущений набросились на него, оттеснив на середину зала, но он отреагировал на это тем, что схватил скамью и стал размахивать ею. Тем временем вокруг дерущихся столпились другие посетители, громкими возгласами подбадривая их. В этой свалке он все же успел заметить некоего типа, пытавшегося воспользоваться ситуацией и утащить его котомку, и вовремя пресек эти поползновения сильным ударом. В расчете избежать окружения он устремился к стене и прислонился к ней спиной.

В ужасе от того, во что ввязался, он застыл, истекая потом и дрожа всем телом, в то время как его противники приближались с угрожающим видом.

Первый из нападавших ударил его кулаком в живот, а потом и по лицу, но, когда и второй собрался было помахать руками, внезапно появились трое, коих никогда в этих местах прежде не видели, и уложили на пол всех нападавших, одного за другим. Струи крови брызнули у дебоширов изо рта и из носа. Наведя таким образом порядок, эта троица исчезла столь же неожиданно, как и появилась.

Тот, кого называли Учителем, проверил, на месте ли сума, пробрался мимо пораженных посетителей таверны и направился к выходу.

Порыв холодного ветра ударил ему в лицо, он задрожал и только тут ощутил последствия полученных ударов. Одновременно ушло огромное напряжение, в каком он до сих пор пребывал. Он пошатнулся, сжал виски руками, словно пытаясь сдержать головокружение, от которого земля уходила из-под ног, и, не найдя опоры, упал навзничь.

В сознание он пришел не скоро, когда начался дождь и ледяная вода потекла по его лицу и по спине. Через некоторое время он почувствовал, как кто-то тащит его на другую сторону дороги, под навес, где стояли на привязи ослы.

Он открыл глаза и при свете, струившемся из окон таверны, различил лицо старика нищего, лысого и беззубого.

– Кто ты? – спросил он.

– Лучше скажи, кто ты такой. Никогда ничего подобного не видел. Эти трое возникли из ниоткуда и устроили там настоящую бойню… а потом исчезли. Столько шума из-за какого-то оборванца…

– Я не оборванец.

– Да уж, действительно, как это я сразу не распознал. – Старик подтащил его к стене и укрыл соломой. – Погоди-ка, большой человек, – проговорил он. – Быть может, у меня осталось вино. Меня им одаривают за то, что я всю ночь слежу за ослами. Пей, проглоти хоть капельку: это тебя согреет. – Старик участливо наблюдал за тем, как он пил. – Если ты не нищий, то кто же ты тогда?

– Я зарабатываю на жизнь тем, что учу людей читать и писать, но я…

– Что – ты?

Губы его скривились в гримасу, вероятно, он пытался улыбнуться.

– Я был правителем самого могущественного и богатого города в мире…

– Ну да, конечно. А я – царь персидский.

– Мой отец был самым великим человеком нашего времени… Дай-ка мне еще немного вина.

– Что за сказки ты мне рассказываешь?

Учитель сделал несколько больших глотков.

– Ну а что ты постоянно носишь с собой в этой суме?

– Красть там нечего. Это… его история. История человека, ставшего правителем почти всей Сицилии и значительной части Италии, в бесчисленных схватках громившего варваров, изобретавшего всевозможную военную машинерию, никогда прежде не виданную, мановением руки переселяющего целые народы, воздвигшего самую неприступную в мире крепость всего за три месяца, основывавшего колонии на побережье Тирренского и Адриатического морей, женившегося на двух женщинах в один и тот же день… он единственный из эллинов, кто был способен совершить такое.

Старик снова подал ему амфору с вином и уселся рядом, прислонившись к стене.

– О боги! И кто же этот удивительный человек, этот…

Сверкнула молния, осветив блестящую от дождя дорогу и покрытое синяками лицо Учителя. Он не вздрогнул, услышав раскаты грома, словно расколовшие небо, а лишь прижал к груди свою суму и проговорил, с выражением подчеркивая каждое слово:

– Его имя было Дионисий, Дионисий из Сиракуз. Но все называли его… тираном!

1

Всадник, поднимая вихрь белой пыли, мчался сломя голову по дороге из Камарина в направлении Восточных ворот города. Командир отряда стражников велел ему остановиться.

– Не приближайся, – прокричал он. – Назови себя.

Но приказание оказалось излишним. Конь, не доскакав и двухсот последних шагов до городской стены, рухнул наземь, а всадник покатился в облаке пыли.

– Откройте потайную дверь, – велел старший из стражников. – Скорее выясните, кто это, и притащите его сюда!

Четверо часовых бегом бросились к незнакомцу, без движения лежавшему на дороге. Конь хрипел неподалеку в агонии.

Человек вскрикнул от боли, как только его попытались приподнять; его изможденное лицо было покрыто пылью и кровью.

– Кто ты? – спросил один из стражников.

– Я из Селинунта… мне нужно поговорить с вашим предводителем, скорее, скорее, заклинаю вас.

Стражники переглянулись, после чего соорудили из копий и щитов носилки, положили на них несчастного и внесли его в город. Один из них на мгновение замешкался, чтобы добить коня: тот испустил последний хрип и затих.

Вскоре они добрались до сторожевого поста. Начальник караула подошел к ним с факелом в руке, посланец взглянул на него и увидел перед собой молодого человека атлетического телосложения, с иссиня-черными волнистыми волосами, черными глазами и пухлыми губами.

– Меня зовут Дионисий, – объявил начальник стражи. – Говори, во имя богов, что случилось!

– Я должен немедленно передать донесение вашим властям. Это вопрос жизни и смерти. Карфагеняне осадили Селинунт. Их тысячи, у них огромные осадные орудия, чудовищные. Мы не можем выстоять против них… нам нужна помощь… Прошу вас, богами заклинаю… скорее! И пожалуйста, дайте мне попить, я умираю от жажды.

Дионисий протянул ему свою флягу и тут же с волнением в голосе отдал распоряжения своим людям:

– Ты беги к Диоклу, пускай как можно скорее явится к нам на встречу, срочно!

– Но он, должно быть, спит… – возразил стражник.

– Так вытащи его из постели! Ради Геракла, пошевеливайся! Вы, – приказал он остальным, – ступайте разбудите всех членов совета, соберите их вместе. Они должны выслушать этого человека. А ты, – обратился он к одному из стражников, – позови лекаря, скажи ему, что дело срочное.

Все бросились исполнять его распоряжения. Дионисий велел помощнику, своему другу по имени Иолай, принять пост, а сам вместе с караульными, несшими импровизированные носилки, двинулся по темным улицам города, освещая путь факелом. Время от времени он поглядывал на человека, лежавшего на этом шатком ложе: лицо несчастного от каждого толчка, от каждого резкого движения искажалось гримасой боли. Вероятно, при падении он переломал себе кости.

Наконец они добрались до места, к которому подтягивались небольшими группками члены совета. Они были сонные, в дурном настроении, их сопровождали рабы с фонарями. Диокл, главнокомандующий, явился раньше всех; увидев Дионисия, он наморщил лоб:

– Что за срочность? Что за…

Дионисий сдержанно поднял вверх руку, и тот умолк. Будучи всего двадцати двух лет от роду, он тем не менее уже имел славу самого сильного воина в их полисе: никто не мог сравниться с ним в искусстве владения оружием, в способности противостоять трудностям, лишениям и страданиям. Он не подчинялся дисциплине, был дерзок, не выказывал почтения ни перед богами, ни перед людьми, его не заслужившими. Он считал, что отдавать приказы имеет право лишь тот, кто сам готов отдать жизнь за других, кто в сражении сильнее и храбрее всех. Люди, умевшие лишь говорить, а не действовать, не вызывали у него никакого уважения. И прежде чем убить человека, он всегда смотрел ему в глаза.

– Вот этот воин загнал своего коня и переломал себе кости, чтобы добраться сюда, – пояснил он. – Я подумал, что необходимо безотлагательно выслушать его.

– Так пускай говорит! – воскликнул Диокл в нетерпении.

Дионисий подошел к несчастному, помог ему немного приподняться, и посланец начал свое повествование:

– На нас внезапно напали с севера, откуда мы не ждали врагов. В результате им удалось подобраться к самым стенам нашего города. Туда же они подтащили тараны. Это были огромные бревна, заостренные наконечники которых изготавливались из цельного железа.

Их водрузили на передвижные башни и стали рушить стены, денно и нощно. При этом лучники осыпали с башен защитников градом стрел, не давая им передышки. Мы пытались сопротивляться всеми возможными способами… Их предводителем является Ганнибал Гиско. Этот неумолимый фанатик называет себя потомком Гамилькара – того, кто умер, принеся себя в жертву на алтаре Гимеры семьдесят лет назад, когда ваши воины вместе с армией Акраганта нанесли поражение карфагенянам. Он заявляет, что хочет отомстить за своего предка. И он не остановится, пока не исполнит свое намерение. Три дня подряд мы отбивали их атаки одну за другой, и единственное, что позволяло нам держаться из последних сил, – это надежда получить от вас подкрепление. Почему вы до сих пор не выступили? Наш город не сможет долго сопротивляться: у нас кончается продовольствие, мы несем громадные потери, многие ранены и не способны больше сражаться. В сражении участвуют юноши шестнадцати лет и шестидесятилетние старики, женщины тоже. Помогите нам во имя богов, умоляю вас, помогите нам!

Диокл отвел глаза от полного тревоги лица посланца и оглядел членов совета, сидевших в амфитеатре:

– Вы слышали? Что нам делать?

– Я считаю, что следует немедленно выступить! – воскликнул Дионисий.

– Твое мнение здесь не имеет никакого значения, – осадил его Диокл. – Ты всего лишь воин довольно низкого ранга.

– Но люди ждут, ради Геракла! – ответил Дионисий. – Они гибнут, и их перебьют там, если мы не подоспеем вовремя.

– Хватит! – промолвил Диокл. – Или я велю прогнать тебя.

– Дело в том, – внес ясность убеленный сединами член совета по имени Гелорид, – что решение мы сможем принять только завтра, когда соберется кворум. А пока почему бы не позволить Дионисию высказаться?

– Только ему? – насмешливо поинтересовался Диокл.

– Прикажи, – горячился Дионисий, – и до рассвета я соберу пятьсот человек в полном боевом снаряжении. И если ты дашь мне два корабля, через пару дней я буду в Селинунте…

Посланец с тревогой следил за их спором: каждое упущенное мгновение могло стать роковым в деле спасения его города.

– Пятьсот человек? А где ты их возьмешь? – спросил Диокл.

– Мне предоставит их Братство, – ответил Дионисий.

– Братство? Я здесь командую, а не Братство, – резко возразил его оппонент.

– Тогда ты дай мне их, – промолвил Дионисий ледяным тоном.

Снова заговорил Гелорид:

– По мне, так не важно, кто их ему даст, – пусть только выступает. И как можно скорее. Быть может, кто-то против?

Членам совета явно не терпелось вернуться под одеяла, и они единодушно одобрили это предприятие, однако кораблей для перевозки войск не дали.

В это мгновение вошел лекарь со своим инструментарием.

– Позаботься об этом человеке, – приказал ему Дионисий и вышел, не дожидаясь распоряжений Диокла.

Вскоре он добрался до караульного поста, где дежурил его друг Иолай.

– Мы выступаем, – объявил он.

– Когда? И куда? – встревоженно спросил молодой воин.

– На рассвете, в Селинунт. Мы станем авангардом. Остальные прибудут на кораблях. Мне нужно пятьсот человек, из Братства. Сообщи всем немедленно. Я хочу, чтоб они явились сюда не позднее чем через два часа при полном вооружении, с провиантом на пять дней и запасным конем на каждую тройку.

– Но вряд ли у нас это получится. Братство очень нас ценит, однако…

– Тогда скажи им, что настало время это доказать. Шевелись.

– Как тебе будет угодно, – ответил Иолай. Он свистнул, тут же послышался топот копыт. Иолай вскочил на коня и исчез во мраке.

На четвертый день осады один из таранов наконец пробил брешь в стене, и кампанские наемники, завербованные Карфагеном, устремились в пролом, движимые желанием отличиться, но прежде всего корыстью: ведь их предводитель пообещал отдать им город на разграбление.

Жители Селинунта бросились на защиту пролома. Они соорудили заслон из щитов и вытеснили нападавших, убив многих из них. Те беспорядочно отступали, топча тела своих же товарищей.

На следующий день Ганнибал отдал приказ убрать обломки, и его люди, под защитой специальных навесов, принялись расчищать проход. Лучники тем временем с высоты осадных башен продолжали обстреливать защитников города, отгоняя их от пролома.

На шестой день проход был расчищен; при помощи таранов коридор расширили, открыв путь бандам ливийских, иберийских и кампанских наемников. Те устремились в город, испуская леденящий душу боевой клич.

Жители Селинунта, предвидевшие такое развитие событий, приготовились к нему. Они работали всю ночь и забаррикадировали все близлежащие улицы, защитив таким образом кварталы, находившиеся в глубине города. Без устали атакуя из своих укрытий прорвавшихся врагов, они убили довольно большое их количество. Но хотя они проявляли чудеса храбрости, силы их с каждым часом убывали. Сказывались тяжкий труд по постройке укреплений, бессонница и непрерывные столкновения со свежим, отдохнувшим неприятелем.

На седьмой день посредством таранов удалось проделать еще одну брешь в городской стене, и через нее нападавшие хлынули внутрь с такими громкими криками, что у продолжавших сражаться защитников города кровь стыла в жилах. Вторая волна перекатилась через заграждения, словно полноводная река через наспех воздвигнутую дамбу. Она смела все препятствия на своем пути, и защитникам Селинунта пришлось отступать к агоре 2   Рыночная площадь в греческих городах.

[Закрыть]. Там они встали плечо к плечу, готовые оказать последнее, отчаянное сопротивление.

Храбрость женщин в ту тяжкую пору повергала всех в изумление. Они поднимались на крыши домов и бросали во врагов все, что попадалось им под руку: черепицу, кирпичи, куски балок, – и то же самое делали дети, сознающие, что их ожидает в случае поражения.

Таким образом жителям Селинунта удалось еще на один день продлить агонию своей родины. Силы им придавала надежда на то, что каждый выигранный час может принести им спасение. Накануне ночью им привиделся условный знак – вспышка света в горах. Так или иначе, все уверовали в то, что помощь теперь уже придет скоро. Но на следующий день последнее сопротивление было сломлено. Обессиленные долгими днями сражений, воины уже не могли удерживать единую линию обороны, и битва превратилась во множество отдельных схваток. Многие встали на смерть на пороге своих домов. Невероятно, но, слыша крики ужаса своих сыновей и дочерей, они сумели выжать из своих изможденных тел последние остатки сил. Однако это упорное сопротивление лишь разожгло ярость варваров. Одержав наконец верх, они устроили самую кровавую бойню из всех когда-либо случавшихся на человеческой памяти. Они убивали без жалости даже малолетних детей, резали младенцев в колыбелях. Вечером многие из них расхаживали по городу с десятками отрезанных кистей рук, связанных в пучок в качестве трофеев, и насаженными на пики головами врагов.

Повсюду царил ужас, из каждого угла доносились плач, крики отчаяния, стоны раненых и умирающих.

Но это был еще не конец.

На два дня и две ночи город оставили на разграбление. Женщин, девушек и девочек Ганнибал намеренно отдал в руки своих наемников, жадных до насилия и жестокости. То, что пришлось пережить этим несчастным, описать невозможно, но немногие выжившие и имевшие возможность рассказать об увиденном, говорили, что не было пленника, не позавидовавшего участи павших – с честью, с мечом в руке. Действительно, нет ничего хуже для человеческого существа, чем оказаться во власти себе подобного.

Город был разрушен спустя двести сорок два года, прошедших со дня своего основания.

Семь тысяч убитых.

Шесть тысяч, в основном женщин, девушек и детей, проданных в рабство.

Две тысячи шестьсот спаслись бегством, воспользовавшись тем, что варвары, предавшись грабежу, больше уже ни на что не обращали внимание.

Дионисий и его всадники – человек пятьдесят – повстречали беглецов среди ночи. Он торопился на помощь городу во главе передового отряда, примерно на час опережая остальных. А основная часть сиракузского войска должна была высадиться на следующий день в устье Гипсаса.

Слишком поздно.

При виде всадников те, кто еще держал оружие в руках, встали кругом, защищая женщин и детей, опасавшихся того, что они попали в засаду и что смерть пощадила их лишь для того, чтобы уготовить им еще более горестную участь. Но, услышав греческую речь, они побросали на землю щиты и упали на колени, рыдая. До сих пор, пока они шли, их поддерживала лишь сила отчаяния; теперь же они поняли, что наконец спасены, и вспомнили о случившемся бедствии. То, что им пришлось наблюдать убийства, насилия и зверства, сломило их; ужас и уныние накрыли их с головой, словно волны бурного моря.

Дионисий спешился и прошелся вдоль рядов этих несчастных. При свете факелов он увидел, что их лица перепачканы кровью, пылью и потом, их щиты и шлемы во вмятинах, глаза красные от бессонницы, усталости и слез, лица были отмечены печатью какой-то отрешенности – словно у лунатиков; они больше походили на призраков, чем на человеческие существа.

– Кто из вас старший? – спросил он.

Вперед вышел мужчина сорока с небольшим лет:

– Мое имя Эвпит, я полководец. А вы кто такие?

– Мы – сиракузцы, – последовал ответ.

– Почему вы пришли только сейчас? Наш город уничтожен и…

Дионисий прервал его, повелительно подняв руку:

– Если бы это зависело от меня, наши воины прибыли бы два дня назад. Но народ должен был устроить собрание, чтобы обсудить все это, а совет стратегов – выработать план действий. Единственное, чего мне удалось добиться, – это разрешения выступить с передовым отрядом. А теперь займемся ранеными: мы сделаем носилки для тех, кто не способен передвигаться сам, и постараемся поскорее уйти отсюда. Размести женщин и детей в центре, воинов – по сторонам. Мы должны добраться до Акраганта прежде, чем варвары бросятся за вами в погоню.

– Подожди, – прервал его Эвпит.

– В чем дело?

– Твое имя?

– Дионисий.

– Послушай, Дионисий: мы благодарны тебе за то, что ты первым явился к нам на помощь. Нам стыдно за то униженное состояние, в каком мы пребываем, но мы хотим тебе кое-что сказать.

Покуда он говорил, воины из Селинунта, подняв свои щиты, собрались вокруг него: они стояли, выпрямив спины, сжимая в руках копья.

– Как только мы восстановим силы, мы вернемся назад, заново отстроим свои дома и свой город, и если когда-нибудь кто-нибудь – кем бы он ни был – захочет вести войну против Карфагена, пусть он знает: мы будем в любой момент готовы вместе выступить и отныне месть – единственная цель нашей жизни.

Дионисий поднес факел к его лицу и посмотрел ему в глаза. Столько ненависти он никогда прежде не видел в человеческом взгляде. Он осветил лица остальных воинов и прочел на них ту же свирепую решимость.

– Я это запомню, – сказал он.

Они снова двинулись в путь и шли всю ночь, пока не добрались до селения, где сумели добыть кое-какую еду. Пока обессиленные беженцы устраивались в тени оливковых деревьев, Дионисий верхом вернулся назад, чтобы проверить, нет ли погони. Тут его внимание привлекло что-то белевшее посреди луга. Он пустил коня вскачь и приблизился. На траве лежала девушка, казавшаяся бездыханной. Дионисий спешился, приподнял ей голову и, поднеся к ее губам флягу с водой, заставил ее сделать несколько глотков. На вид ей было не больше шестнадцати лет, лицо ее почернело от копоти, разглядеть черты почти не представлялось возможным. Только глаза: когда она их открыла, они сверкнули янтарным блеском. Вероятно, во время ночного похода она, изможденная, упала без чувств, и никто этого не заметил. Кто знает, сколько еще таких, не вынесших чудовищной усталости, осталось этой ночью вдоль дороги.

– Как тебя зовут? – спросил он ее.

Девушка отпила еще немного воды и ответила:

– Я не привыкла сообщать свое имя первому встречному.

– Я не первый встречный, дурочка. Я спас твою шкуру. Еще немного – и бродячие собаки разодрали бы тебя. А теперь вставай, садись на коня вместе со мной. Я отвезу тебя к остальным беженцам.

Девушка с трудом поднялась.

– Мне сесть с тобой на коня? Даже и не думай.

– Ну тогда оставайся здесь. Если сюда явятся кампанские наемники, они отобьют у тебя охоту гулять одной.

– Меня зовут Арета. Подсади меня.

Дионисий помог ей взобраться на коня, сам устроился позади нее, и они пустились в путь размеренным шагом.

– Среди беженцев есть кто-нибудь из твоей семьи?

– Нет, – ответила Арета. – Мою семью истребили.

Она произнесла это совершенно бесстрастно, словно

говорила о чем-то, ее не касавшемся.

Дионисий промолчал. Он снова подал ей флягу, чтобы она утолила жажду. Девушка пригубила, потом вылила немного воды в ладонь, омыла лицо и вытерла его краем платья.

В это мгновение на дороге показался всадник. Направившись к ним, он остановился, только когда подъехал совсем близко. Его зачесанные назад волосы, открывавшие залысины и подчеркивавшие высокий лоб, в сочетании с ухоженной бородкой, говорили о том, что он предпочитает выглядеть старше своего возраста. Всадник, окинув девушку взглядом, обратился к Дионисию:

– Ах, так ты здесь! Ты мог бы нас предупредить. Мы думали, ты пропал.

– Все в порядке, Филист, – ответил Дионисий. – Я нашел эту девушку: она отстала. Возвращайся в селение и раздобудь для нее немного еды. Вероятно, она уже несколько дней ничего не ела. Кожа да кости.

Арета бросила на него рассерженный взгляд, и Дионисия поразила красота ее лица и очарование прекрасных янтарных глаз, оттененных длинными темными ресницами. Пережитые ужасы вконец измотали ее, но тем не менее она была явно изящна и хорошо сложена, обращали на себя внимание длинные тонкие пальцы и волосы, еще сохранившие нежный фиалковый аромат. И тут Дионисий почувствовал, что ее хрупкое тело сотрясается от рыданий.

– Поплачь, – попытался утешить он. – Это поможет тебе справиться с кошмарными воспоминаниями, не дающими тебе покоя. Но постарайся не слишком много думать об этом и не мучить себя. Твоя боль не вернет к жизни тех, кого ты потеряла.

Она ничего не ответила, только, откинув голову назад, прислонилась к его плечу, в какой-то горестной беспомощности.

Арета пришла в себя, когда перед ними показалось селение. Вскоре они уже были среди беженцев, занятых трапезой.

Дионисий взял ее под мышки и легко, словно перышко, спустил на землю.

– Иди подкрепись, кажется, там еще осталось что-то, – слегка подтолкнул он ее.

Видя, что она не двигается, он знаком велел Филисту принести чего-нибудь съедобного.

Тот явился с ломтем хлеба и куском козьего сыра. Девушка тут же принялась жадно есть. Казалось, что она просто обезумела от голода.

Тем не менее, как только она немного насытилась, ее внимание привлек безутешно плакавший ребенок, сидевший в сторонке, под оливковым деревом. Арета подошла к нему и предложила хлеба.

– Ты голоден? – спросила она его. – На, поешь.

Но ребенок только покачал головой, продолжая плакать навзрыд. Он закрывал лицо маленькими ручками, как будто не желал видеть этот мир, столь ужасный.

Тут в селение вошло еще несколько беженцев, из отставших. Среди них внимание Ареты привлек молодой воин, с трудом поддерживавший изможденного старика – вероятно, своего отца – и одновременно ведущего за руку ребенка семи-восьми лет. Тот с трудом поспевал за ним и хныкал.

Арета подошла к продолжавшему плакать малышу, взяла его на руки и указала ему на проходящее мимо семейство:

– Смотри, разве это не напоминает историю Энея, его отца Анхиса и сына Юла?

Мальчик перестал плакать и взглянул на молодого человека, старика и ребенка, проходивших мимо него.

– Ты знаешь историю Энея? Давай ешь, а я тебе буду рассказывать… – И она начала: – Эней, троянский царь, остался единственным защитником стен города после смерти Гектора. Троя пала, пока он спал. Ему ничего другого не оставалось, как только спасаться бегством, и именно тогда он обрел свою славу – славу поверженного изгнанника, единственным достоянием которого оставалась надежда. Кто-то наверняка видел его в ту пору и сохранил о нем память: он вел за руку ребенка, а на спине нес парализованного старика. Так Эней стал символизировать собой всех гонимых, и это получило свое продолжение: тысячи, миллионы беглецов повторили его судьбу под разными небесами, во всех землях, люди, о существовании коих он даже и не подозревал…

Назад к карточке книги "Тиран"

itexts.net

Тиран читать онлайн, Автор неизвестен

22 апреля 2009 года

Зла не хватает

Получим, что заслужили

Захар Прилепин

Вряд ли русские либералы глупые люди, но ведут они себя, словно изо всех сил желают таковыми казаться.

Речь, естественно, о том, как воспринимается история всякой тирании в России и предпосылки ее появления. А воспринимается тирания как рукотворное деяние некоего конкретного маниака, жаждущего мести, крови, массовых убийств.

В то время как приход деспотии в Россию является нерукотворной, но совершенно понятной реакцией на то, какие мы есть.

Вот живем мы себе, хлеб жуем, смотрим вокруг, беды не ждем.

Страна наша красивая и обильная. Совершает она такое количество зла, что удивительно, как земля еще не разверзлась под нами.

Россия, к примеру, является одним из самых известных экспортеров рабов, детских и взрослых органов. Ежегодно в нашей стране пропадает 15 тысяч детей, и если мы всерьез себе представим хоть на мгновение, что с ними происходит после того, как их воруют, нам прямой путь в психбольницу.

Но мы же не представляем.

Россия последние лет десять выдерживает стабильный показатель — один миллион семьсот тысяч абортов в год; но недавно эти чудесные цифры вновь начали расти.

И это что — женщины делают аборт? Это мужчины все для этого сделали — и в прямом смысле, и в переносном. И делают это один миллион семьсот тысяч раз ежегодно. Постоянство какое!

По сути, нас можно было бы всем народом поместить в одно большое лукошко, а оттуда высыпать в натуральную, огромную, кровавую, вонючую кашу из мертвых эмбрионов, чтоб мы там захлебнулись.

Заварили кашу — жрите теперь ее сами.

А чего, если в течение каждого года мы с легкостью обгоняем пресловутый 1937 год, когда было расстреляно 700 тысяч человек.

Я вообще удивлен, что Бог нас любит. А ведь Он нас любит.

Он же должен нас ненавидеть. Он имеет все основания взять человека за ноги и ударить головой об угол. Сказать при этом: заколебал, слушай.

Плюнуть и уйти.

...Это мы еще не все перечислили.

Большие чины МВД говорят о трех миллионах беспризорных и тут же оговариваются: три или четыре. Они не могут сосчитать! Миллионом больше, миллионом меньше.

И мы как-то научились иронично эти цифры воспринимать, с пожатием плеча: знаем, мол, слышали сто раз, сколько можно уже.

Еще они говорят о том, что каждые пять лет тысяча русских родителей убивает тысячу собственных (не усыновленных, а своих!) детей, хотя мы все вспоминаем только про одну тупую американку.

Брошенным, униженным, физически изуродованным, изнасилованным и проклятым просто нет числа в нашей земле. И мы пока лишь о детях говорим, не беря в расчет презираемых стариков и дивизии девок на панелях половины планеты.

Мы что, всерьез думаем, что вот так и будем блядовать и зверствовать, а нас никто не остановит?

Как бы не так.

Вот только потоп устраивать технологически сложно, и ни у какого вулкана лавы не хватит на всю страну; а утихомирить нас обязательно нужно.

Поэтому придет тиран. Не симулякр со строгими скулами и трехугольными бровями, а натуральный, эсхатологический.

Безусловно, мы жаждем не жестокости, но Отца, который и накажет, и пожалеет.

Да, Отец неизбежно отнимет нашу глупую и злую жизнь, но он и поплачет о нас потом. Мы же знаем, что он очень жалостлив.

Когда у Сталина погибла (вроде бы застрелилась) жена, Надежда Аллилуева, он очень переживал, искренне. По всему дому расставил ее портреты. Ночами поднимал водителя и просил вести его на кладбище, где сидел один по нескольку часов у могилы. Плакал, говорят.

Отец угробит нас, а потом будет сидеть у нашей могилы и верить в то, что мы хорошие.

Ничего нам больше и не надо. Мы же знали, что мы нехорошие, а тут такое незаслуженное отношение.

Это мы при жизни и на людях умеем весело и бурно изображать, какие мы добрые, и деятельные, и щедрые, и обаятельные, и любящие.

На самом деле суки мы последние, трусливые и беспощадные ко всему, кроме себя. И лишь одна потайная вера способна согреть нас: что придет по нашу душу кто-то беспощаднее, чем мы. Но убьет нас не оттого, что он такой же слабый как мы, а оттого, что сильнее, чем мы.

И все наконец станет на свои места. Гармония мира восстановится. Нам же ее предлагали восстановить собственными, человеческими руками. По добру и по здорову. Нет, человеческими не захотели. Человеческими нам неприятно. Человеческие руки мы на другое любим применять. Все теребим себя да поглаживаем. Неистощимый зуд у нас к себе.

В итоге пора уже оправдать русский народ за то, что ему нужен тиран. За то, что он Сталина любит — а он его любит, что бы вы тут ни говорили.

Это не из мазохизма, и не из садизма.

Это он из честности.

Это потому, что мы знаем себе цену и в курсе что, как и сколько раз заслужили.

Пора уже словами «кровь порождает новую кровь» мерить не годы р-р-репрессий, а нашу такую чудесную мирную жизнь. Потому что и льем мы этой крови еще больше, и улыбаемся при этом еще гаже.

Зла на нас не хватает, когда мы так улыбаемся, объясняя себе, что тирания — плохо, потому что ее мерзости — субъективный процесс, дело рук одного, маленького, сухорукого в оспах тирана, а наша действительность — напротив, процесс объективный, вся грязь и гадость которого как бы из ниоткуда появляется.

Знаете, я наконец придумал нехитрые ответы на два главных русских вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Вот они. Во всем виноваты мы сами — ответ первый.

И нужно отдавать себе в этом отчет — ответ второй.

Во всем виноваты мы сами, и нужно отдавать себе в этом отчет.

vsehuevo.ru

Домашний тиран

Евгения Пищикова

«А еще муж не дает мне спать — только засну, подползает ко мне и шипит в ухо: „Сними корону, корова!“. Я, естественно, вскидываюсь, спросонья ничего не пойму. А он мне объясняет: „Какое ты имеешь право спать на спине и храпеть, как мужик? Какой ты мужик — сними корону!“. А все началось с того, что я уже два года зарабатываю больше, чем он. А сейчас муж и вовсе без работы».

Откуда взят этот поучительный текст? Он найден был мною в «Сети печальных настроений» по вполне себе безрадостному, но прелестному адресу vsehuevo.ru, в разделе «Домашняя тирания». Будет время, почитайте этот раздел. «Факты жизненной правды» (как написал один из авторов Сети), размещенные там, действительно, и жизненны, и правдивы. Главное же — разнообразны, как разнообразна и сама бытовая деспотия. Умучить можно и хаосом, и порядком, и любовью, и нелюбовью, и словом, и делом. И истории-то, в общем, нестрашные. Почти что и нет таких донных неделикатных безысходностей, с которых обыкновенно начинаются публицистические тексты, «поднимающие тему насилия в семье». Словом, ничего вроде эдакого: «На улице стоял мороз почти за тридцать. Борисов выгнал свою жену и своих детей на улицу и захлопнул за ними дверь. Когда он был в состоянии сильного подпития, дети очень мешали ему и раздражали. Он выгонял их всех из дома и запирал за ними дверь. Такое случалось не раз, и сегодня был именно такой день» (газета «Золотое кольцо»). Нет, тут другое: «У моего любимого мужа много достоинств, но в последнее время жизнь с ним стала невыносимой. Он создал набор правил, понятных только ему, и требует, чтобы я им следовала. Например, трубкой радиотелефона можно пользоваться только в зале, а в других комнатах — нельзя. Войдя в квартиру, я обязана сначала тщательно вымыть руки, потом вычистить свою верхнюю одежду щеткой на лестнице. Нельзя пользоваться его креслом, стулом на кухне, столом и компьютером. Нужно мыть компакт-диски, прежде чем их послушать, в пижаме не заходить никуда, кроме кухни и спальни и т. д. Я понимаю — у него, может быть, чрезмерная страсть к порядку, это из детства. Дело в том, что его родители...» Обратите внимание — почти каждый жалобщик не то что бы спрашивает совета, а сам объясняет, по какой такой причине его свободы притесняются.

Что ж, слава Богу, не в лесу живем, всё слышали, всё знаем. Смотрели по телевизору «Клуб бывших жен», читали в газете «Твой день» советы дорогой Инны. Психологическая помощь была нам неоднократно насильственно оказана. Образ врага выпукло очерчен. Вот он стоит перед нашим внутренним взором, простой русский домашний тиран — властной мамой выращенный, начальником обиженный, «Мерседесом» забрызганный, простатитом замученный, бабами недолюбленный. Маленького роста. В пижамных штанах.

Кстати, о психологической помощи — вот чего в омывающих нас волнах массовой культурки видимо-невидимо. Рунет — это вообще страна советов, и советы, которые даются жертвам домашнего насилия, настолько легковесны и однообразны, что рождают ощущение уютной безвыходности. Выхода нет. Вернее, нет ничего, кроме выхода. Потому что Главный (беско ...

knigogid.ru

Книга Тиран. Дороги сильных, глава Глава 1. Подводя итоги, страница 1 читать онлайн

Глава 1. Подводя итоги

 

  Руку сковал паралич, не снимающий эффекты зелья. Каждые несколько секунд ощущения от жидкости окружавшей мою руку менялись – жар, холод, разъедающая кислота, ток, кипяток, вязкая смола. Несколько раз я чуть не выдернул руку, но маленький друид сумел удержать меня.

 

  - Держи руку! Ты что думаешь, товарищи будут ждать, пока твоя травма сама зарастет!? Эта субстанция должна закрепиться в постоянной форме, прежде чем ты решишься идти с кем-то в группе! – ворчал Ритак, постоянно что-то добавляя в котел с моей рукой.

 

  Некогда великий Тир был сейчас всего лишь подобием себя. Честно говоря, я даже сначала хотел удалить свой аватар, но друзья сумели удержать меня от этого опрометчивого поступка.

 

  Этот ублюдок, Крион, наградил меня чем-то необычным. Травма левой руки не зарастала, отчего я не мог даже щит надеть. Сразу после разграбления города драугов (чего только одни мифриловые ворота стоят) мне пришлось обратиться к мастеру Ритаку, который сумел найти способ как закрепить форму руки из теней, поселившихся в обрубке. Параллельно я учился в школе клена и медленно прокачивался в локациях, куда друид создавал порталы для меня.

 

  Пятидесятый уровень я взял два дня назад, но все еще не решался идти куда-либо без рабочей руки.

 

    Мутация «Рука иного мира»  завершена. Физические возможности вашей правой руки расширены.

 

  - Доставай руку. Вроде закончил.

 

  Моя некогда красная конечность, наконец, вернулась на свое место, вот только не в своем первозданном виде. Начиная с локтя, красный цвет менялся на темно-фиолетовый. Можно было бы сказать, что изменилась пигментация кожи, вот только плоти не было. Прикоснувшись к новой конечности своей правой рукой, я обнаружил, что она прошла насквозь, рассеяв в стороны клубы теней.

 

  - Попробуй надеть свой щит.

 

  К моему удивлению баклер занял свое законное место как родной.

 

  - Похоже, твоя рука теперь неуязвима к физическим воздействиям извне, и только она сама может влиять на что-то. Возможно энергия кошмаров, которую в тебя впустил Крион преобразовалась в силу грез, и твое подсознание нежелающее снова терять конечность, само защитило тебя от подобных… рецидивов. Фактически он даже сделал тебя сильнее, если  бы не вероятность нахождения неизвестных свойств.

 

  - В будущем могут быть проблемы?

 

  - Разумеется. Все-таки эта сущность нестабильна, маги способные решить подобную проблему погибли еще во времена титанов. В случае новых изменений, сразу телепортируйся ко мне.

 

  - Хорошо, мастер.

 

  - Перед тем как ты уйдешь… когда ты собираешься на дороги миров?

 

  - Сначала мне надо стать намного сильнее и найти своих друзей. Я их не видел уже две недели.

 

Интерлюдия.

 

Гермес.

 

  Молнии просто заполняли небеса над джунглями. Каждый удар грома заставлял землю содрогаться, отчего Гермес старался идти как можно ближе к деревьям. Ему не улыбалось стать превратиться в горстку пепла, когда он так близко к своей цели.

 

  В самом центре сверкающей бури возвышался огромный храм, больше всего напоминающий ацтекскую архитектуру. Юань-ти называли его грохочущим домом, потому никто из игроков так и не догадался что на самом деле это последний храм Молний.

 

  Раса Юань-ти не была игровой, и уровни мобов здесь были невысокие, поэтому из игроков здесь появлялись в основном ремесленники, желающие добыть редкие ингредиенты. На поход к этому месту у Леши-Гермеса ушли все две недели, с тех пор как их группа временно разошлась, после произошедшего в проклятом городе…

 

  - Та скорость, что ты ищешь… ты обретешь ее в грохочущем доме, который стоит в джунглях змееногих.

 

  Двуликий обошел каждого игрока, после чего вернулся к открывшемуся порталу.

 

  - Пока, Тир. Поскольку скоро я стану существом высшего порядка, то наш договор будет расторгнут. Можешь не искать меня.

 

  - Я тебя найду и прикончу, ублюдок. Чего бы мне это не стоило! – покалеченный Тир держался за левую культю и чуть ли не выл от боли.

 

  - Удачи. – Крион улыбнулся и вошел в портал.

 

  Стоило двуликому исчезнуть в портале, как паралич спал, освободив игроков.

 

  - Ну сука…

 

  - Ну молодец… - протянули близнецы уважительно свистя.

 

  - Интересно, а игрок так мог бы? – пробормотал явно задумавшийся Арес.

 

  Единственный кто обратил внимание на босса, оказался их штатный лекарь. Стоило оцепенению спать, как тот сразу же сорвался к пострадавшему Тиру и начал накладывать лечащие заклинания, которые ослабляли болевые ощущения.

 

  - Ты как, Тир? – здоровье краснокожего орка восстановилось до исходного значения, но того все еще трясло от пережитых ощущений.

 

  - Уже лучше. Эта тварь мутацию запустила, так что лучше всего как можно быстрее выйти из игры. Завтра я пойду к Ритаку, думаю, он мне поможет с ЭТИМ. – Тиран поднял в воздух культю, сочащуюся фиолетовым туманом. – Снимите с города все, что можно снять, и продайте, если нам самим не понадобится. Вероятно, лечение займет время, и нам придется разойтись, по возможности выполнив все классовые квесты. Это расширит наши возможности. Есть у меня пара интересных мест, куда мы сможем сходить после полусотого уровня.

litnet.com

Книга: Тиран

Кристиан КамеронТиранМолодой афинянин Кинин - один из товарищей Александра Македонского. Но даже опытным воинам иногда хочется покоя. Однако в ровных Афинах Киния ждут не слава и почести, а позор и изгнание... Отныне он… — АСТ, Астрель, Полиграфиздат, Neoclassic, (формат: 84x108/32, 544 стр.) Классика исторического романа Подробнее...2011126.7бумажная книга
Кристиан КамеронТиранМолодой афинянин Киний - один из товарищей Александра Македонского. Но даже опытным воинам иногда хочется покоя. Однако в родных Афинах Киния ждут не слава и почести, а позор и изгнание... Отныне он… — Neoclassic,Полиграфиздат, АСТ, Астрель, (формат: 84x108/32, 544 стр.) Классика исторического романа Подробнее...201148.3бумажная книга
Камерон К.ТиранМолодой афинянин Киний - один из товарищей Александра Македонского. Но даже опытным воинам иногда хочется покоя. Однако в родных Афинах Киния ждут не слава и почести, а позор и изгнание: Отныне он … — АСТ, (формат: Твердая бумажная, стр.) Подробнее...2011274бумажная книга
Кристиан КамеронТиранМолодой афинянин кинийодин из товарищей александра македонского. Но даже опытным воинам иногда хочется покоя. Однако в родных афинах киния ж — АСТ, (формат: Твердая бумажная, стр.) Подробнее...201179бумажная книга
Валье-ИнкланТиран БандерасДля прогрессивной испанской литературы и общественности имя Валье-Инклана было и остается символом неустанных исканий и смелых творческих находок, образцом суровой непримиримости ко всему… — Государственное издательство художественной литературы, (формат: 84x108/32, 216 стр.) Подробнее...1959190бумажная книга
Рамон дель Валье-ИнкланТиран БандерасРоман "Тиран Бандерас" издавался в русском переводе около тридцати лет тому назад и давно стал библиографической редкостью. Бурные общественные события последнихдесятилетий, в частности - в Испании и… — Государственное издательство художественной литературы, (формат: 84x108/32, 232 стр.) Подробнее...1959230бумажная книга
Елена АрсеньеваТиран-подкаблучник (император Павел I и его фаворитки)«– Господи Боже! – подумал дежурный. – Да ведь его мало не убило! Вот смех был бы, а? Император убит каблучком!» И он, стиснув губы, вылупил во всю мочь глаза, чтобыникто не мог заметить рвущийся… — (формат: 84x108/32, 544 стр.) Любовь у подножия трона электронная книга Подробнее...200329электронная книга
Тиран духаЗимней ненастной ночью в замке Вайнторп-каслл происходит странное, необъяснимое убийство. Юный Генри Лейвенхэм заколот у дверей спальни своей молодой и красивой мачехи. Как он там оказался? Кто его… — (формат: 84x108/32, 216 стр.) Подробнее...276бумажная книга
Елена АрсеньеваТиран-подкаблучник (император Павел I и его фаворитки)«– Господи Боже! – подумал дежурный. – Да ведь его мало не убило! Вот смех был бы, а? Император убит каблучком!» И он, стиснув губы, вылупил во всю мочь глаза, чтобы никто не мог заметить рвущийся… — Автор, (формат: 84x108/32, 232 стр.) Любовь у подножия трона Подробнее...2003бумажная книга
Виктор ГюгоСобор Парижской богоматери. Мария Тюдор. Анджело, тиран ПадуанскийРоман великого французского писателя посвящен жизни Парижа XV века. Созданный под впечатлением июльской революции 1830 года во Франции, роман пронизан антиклерикальной тенденцией. Мертвящие силы… — Мектеп, (формат: 84x108/32, 672 стр.) Подробнее...1984220бумажная книга
Виктор ГюгоСобор Парижской богоматери. Мария Тюдор. Анджело, тиран ПадуанскийРоман великого французского писателя посвящен жизни Парижа XV века. Созданный под впечатлением июльской революции 1830 года во Франции, роман пронизан антиклерикальной тенденцией. Мертвящие силы… — Художественная литература. Москва, (формат: 84x108/32, 672 стр.) Подробнее...1982230бумажная книга
Светлана РахмановаЕсли ваш мужчина - тиран. Узнать, удрать и обезвредитьКак отличить тирана от обычного мужчины? Чем опасен тиран? Как себя обезвредить, если тиран - твой бойфренд, сослуживец или начальник? Как восстановить душевное равновесие, если ты вступила в… — Феникс, (формат: 84x108/32, 256 стр.) Психологический практикум Подробнее...2014163бумажная книга
Рахманова Светлана МихайловнаЕсли ваш мужчина - тиран: узнать, удрать и обезвредитьКак отличить тирана от обычного мужчины? Чем опасен тиран? Как себя обезвредить, если тиран - твой бойфренд, сослуживец или начальник? Как восстановить душевное равновесие, если ты вступила в… — Феникс, (формат: 84x108/32, 256 стр.) Психологический практикум Подробнее...2014246бумажная книга
Светлана РахмановаЕсли ваш мужчина - тиран. Узнать, удрать и обезвредитьОт издателя:Как отличить тирана от обычного мужчины 63;Чем опасен тиран 63;Как себя обезвредить, если тиран - твой бойфренд, сослуживец или начальник 63;Как восстановить душевное равновесие… — (формат: 84x108/32 (130х200 мм), 256стр. стр.) Психологический практикум Подробнее...2014127бумажная книга
Рахманова С.Если ваш мужчина - тиран. Узнать, удрать и обезвредитьКак отличить тирана от обычного мужчины? Чем опасен тиран? Как себя обезвредить, если тиран - твой бойфренд, сослуживец или начальник? Как восстановить душевное равновесие, если ты вступила в… — Феникс, (формат: Твердая глянцевая, 250 стр.) Подробнее...2014150бумажная книга

dic.academic.ru

Серия: Тиран - 1 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 281

Осколки (СИ)Сергей Соловьев

Прочитал тут серию "Добро пожаловать во Мрак"... Ну, то могу сказать ?! Отныне ВСЕ книги этого авторства буду сразу же отфильтровывать в мусор.. ибо точно не мое… ну не понимаю, при всех прочих посредственных показателях (язык изложения, сюжет книги, характеры героев и пр.), зачем было ажно три книги высасывать из пальца, столь подробно излагая все ужасы, через которые герои проходят, чтобы в конце разродиться пшиком..

Вообще, изложенная в серии история ГГ напоминает пузырь, который дулся, дулся (характеристики качал, чуть не до уровня бога…) и лопнул. Сразу скажу – в конце все герои умерли, преданные и оставленные друзьями и богами… или оказались в дурке, мир погрузился в безнадегу и помойку, в которую и книгу следом следует отправить… Вот, собственно, я и рассказал весь сюжет на уровне «убийца - дворецкий». Такая маленькая месть с моей стороны автору за бездарно потерянное на прочтение время…

Игорь Мальцев   08-10-2018 в 12:54   #281 Айдол-ян [с иллюстрациями]Андрей Геннадьевич Кощиенко

Понравилось, не совсем для меня интересная субкультура айдолов. Но узнал очень многое о Ю. Корее и даже проникся всем этим Корейским шоубизнесем. Герои и сюжет очень увлекательны. Хочется еще проды или хотя бы что то в таком стиле. Очень не типичное и не обычное "попаданство"

sazonenkov_pm   08-10-2018 в 10:20   #280 Режим бога Скс

Спасибо автору. Тема интересная, хотя есть некоторые неточности. Например Ладожский вокзал был открыт к 300-летию города, в 2003 году. А в основном хорошо написано!

Виктор   03-10-2018 в 14:17   #276 Механики (24 части)Александр Март

Автор столько закладок под дальнейшее развитие сделал, что становится жуть как интересно куда и как он будет писать дальше. Части проглатываю сразу после публикации. Всегда новые обновлнения на Механиков и многое другое Вы найдёте по адресам: http://mehaniki.co.nf http://mechaniki.byethost4.com

Babuin   03-10-2018 в 13:24   #275 Живите вечно. Повести, рассказы, очерки, стихи писателей Кубани к 50-летию Победы в Великой Отечественной войнеАлександр Васильевич Стрыгин

ОСТОРОЖНО, ПЛАГИАТ! * Местный лоевский житель Гомельской области республики Беларусь Бобровничий Владимир Григорьевич не является автором или соавтором стихов "Площадь памяти" и не является автором или соавтором текста одноименной песни-баллады "ПЛОЩАДЬ ПАМЯТИ"... ПРИНУЖДЕНИЕ К ПРАВДЕ. * Автор стихов "Площадь памяти" и автор текста одноименной песни-баллады "ПЛОЩАДЬ ПАМЯТИ" (Слова В. Сааковой, музыка Г. Шапошникова) - жена фронтового лётчика и мать военного лётчика, Заслуженный работник культуры Кубани, член Союза журналистов и член Союза писателей России, руководитель лит.объединений, редактор и составитель литературно-поэтических сборников, поэтесса Валентина Григорьевна Саакова (город Сочи, ул. Черноморская, д. 8.). Её стихи "Площадь памяти" публиковались многими периодическими изданиями и, в том числе, были напечатаны в журнале "ОГОНЁК" (№ 10, от 7 марта 1970 года, стр. 12.)... Пресс-служба "ИнтерПолисВести", города-герои Керчь и Ленинград, город Сочи, г. п. Красная Горбатка и Лоев Гомельской области республики Беларусь, 26.09.2018 г.

ЖИВУЩИЙ НЫНЕ, ПОМНИ О ВОЙНЕ!   26-09-2018 в 08:16   #273

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Книга "Мой милый тиран" из жанра Короткие любовные романы

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Дамский детективный роман
  • Исторические любовные романы
  • Короткие любовные романы
  • Любовно-фантастические романы
  • Остросюжетные любовные романы
  • Романы для взрослых
  • Слеш
  • Современные любовные романы
  • Другие любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

valyavik Рождественский подарок зверю (СИ)

 Не понравилась никак.

lolecka Не Святой Валентин (СИ)

Очень понравился роман

Лира Мутовкина Берегись снеговика

Не очень.

Елена Фадеева Советско-вьетнамский роман

Честно и открыто. Повесть ярко описана, что позволило представить всё в красках. Великолепно.

Дарья Александрова Советско-вьетнамский роман

Хочу сказать спасибо автору за то, что позволили окунуться в историю с головой. Давно не читала на одном дыхании. Рекомендую. 

artikk Пробуждение

Очень понравилось!!!!

Zasonja Дорогами Итравы (СИ)

Мне книга понравилась, увлекательно было почитать, герои адекватные ( под конец немного розовых соплей). Очень объёмная книга, как по мне слишком много интриг, попробую еще почитать что-нибудь у автора.

Главная » Книги » Любовные романы » Короткие любовные романы
 
 

Мой милый тиран

Автор: Мейер Сьюзен Жанр: Короткие любовные романы Серия: Урожай младенцев Брайант #1 Год: 2006 Страниц: 22 Издатель: ОАО Издательство «Радуга» ISBN: 5-05-006513-5 Город: Москва Переводчик: Ильина А. Добавил: Admin 22 Апр 11 Проверил: Admin 22 Апр 11 События книги Формат:  FB2 (98 Kb)  TXT (76 Kb)  EPUB (197 Kb)  MOBI (662 Kb)  JAR (117 Kb)  JAD (0 Kb)  
  • Currently 3.00/5

Рейтинг: 3.0/5 (Всего голосов: 2)

Аннотация

Жестокость и бесчеловечность Ти Брайанта, владельца крупной строительной компании, давно стали притчей во языцех. Недавно принятая на работу сотрудница Маделин Джентри тоже попадает под его горячую руку – босс увольняет Мэдди, даже не выслушав ее предложений.

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Мейер Сьюзен

Уйти, чтобы вернуться

Козырная карта

Счастливого Рождества!

Мало сказать – «люблю»

Принцесса под дождем

Другие книги серии "Урожай младенцев Брайант"

Принцесса под дождем

Преимущество женщины

Похожие книги

Рождественские звезды

Я так хочу

Рискованные мечты

Не все то золото, что блестит

Любовь всегда права

Египетская ночь

Влюбиться в незнакомца

Предложение плейбоя

Корсиканский гамбит

Невинная мошенница

«Джулия, Джулия...»

Однажды обязательно повезет

Комментарии к книге "Мой милый тиран"

онлайн

*.*.28.168

Комментариев: 1082
Tararam0  +0    -06 Авг 17

Ну то, что героиня влюбляется за пару дней в таких романах встречается часто, а здесь она ещё и босса-миллионера пытается убедить, что он её любит. Фантазии (или мечты) авторов просто неисчислимы.

Оценила книгу на 3

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me