Памела Трэверс: биография, история, жизнь, творчество и книги. Трэверс книги


биография, книги, отзывы, цитаты и интересные факты :: SYL.ru

Пожалуй, трудно найти человека, которому бы в детстве не читали книгу о детской няне Мэри Поппинс. Это произведение было любимым у многих тысяч детей и взрослых по всему миру. Автор книги - Памела Трэверс. Что мы знаем о ней? Где и когда родилась Памела Трэверс? Какие книги ещё писала? Предлагаем интересную информацию об английской писательнице, а также читательские отзывы и самые любимые цитаты из её книг.

Памела Трэверс: биография

Разве могла обычная женщина с ничем не примечательной судьбой создать удивительный, волшебный образ - Мэри Поппинс? Пожалуй, что нет. Так оно и оказалось. У неё была необыкновенно интересная и насыщенная жизнь, в которой было много загадок и тайн, как и у её популярной литературной героини. Памела Трэверс не любила рассказывать о себе, не вела дневниковых записей. Тем не менее некоторые сведения о жизни этой писательницы узнать удалось.

Она родилась 9 августа 1899 года в Австралии. Настоящее имя писательницы - Хелен Линдон Гофф. Её родители приехали сюда из Англии. Семья была достаточно обеспеченной. Отец был банковским служащим, а мать была племянницей премьер-министра. Но обеспеченной жизни настал конец, когда умер отец. В семье было ещё две дочери, Хелен была самой старшей.

Чем увлекалась будущая писательница в детстве? Она очень любила животных и обожала читать книги, особенно сказки. Очень рано начала заниматься литературным творчеством. Мечтала играть на сцене, даже взяла для этого псевдоним Памела Линдон Трэверс. Первое имя было взято из-за красивого звучания, а последнее - в честь умершего отца, которого девушка очень любила. Дебют на сцене оказался весьма успешным, ей даже давали главные роли в спектаклях. Но забота о семье заставила девушку искать другую, более оплачиваемую работу. Она стала писать для журналов и газет, у нее там была своя колонка. Кроме этого, публиковались её стихи и рассказы, что приносило тоже небольшой доход.

В 1924 году семья переехала в Англию. Завязываются новые знакомства, появляются другие интересы. Памэла начинает серьезно увлекаться мистикой и оккультизмом. В более зрелом возрасте была преподавателем литературы в Гарварде. Студенты с большим удовольствием посещали её лекции.

"Леди совершенство"

В 1934 году Памела Трэверс написала книгу, которая сделала её знаменитой на весь мир. Она называлась "Мэри Поппинс". Книга имела грандиозный успех. Когда у автора спрашивали, как возник замысел этого произведения, то она отвечала, что сюжет появился как будто бы из ниоткуда. А ей оставалось лишь собрать отдельные детали в единое целое.

После успеха книги финансовое состояние семьи стало наконец-то благополучным. Она продолжает писать книги, занимается журналистикой, пишет рецензии на новые спектакли и фильмы. Многие факты биографии великой сказочницы после знакомства с ними оставляют большое количество вопросов. Она хотела, чтобы за неё говорили герои и персонажи её книг.

Мери Поппинс ведь тоже ничего о себе не рассказывает, она появляется из ниоткуда и уходит в никуда. При этом успевая открыть для читателей волшебный мир чудес и приключений. Памела Трэверс считала, что эта книга предназначена не только для детей, но и для взрослых. Впрочем, последние с удовольствием её читали.

Личная жизнь

Писательница никогда не была замужем, несмотря на очень привлекательную внешность и стройную фигуру. Возможно, она просто не смогла встретить своего единственного, предназначенного ей судьбой. Однако мужчины в её жизни были, и не один. Но все романы были непродолжительными. Она мечтала стать матерью и воспитывать ребенка. Эти мечты осуществились лишь когда она усыновила мальчика по имени Джон. У них были очень теплые и нежные отношения.

Памела Трэверс: произведения

Поклонникам творчества будет интересно узнать, сколько книг написала писательница. Во всем мире Памела Трэверс известна, в первую очередь, как автор сказочных повестей о Мэри Поппинс. Их было написано более десяти. Но кроме этого были ещё и другие книги: сказки, стихи, пьесы, несколько романов, очерки, статьи о философии и мистике. Вспомним некоторые из произведений автора:

  • Памела Трэверс "Мэри Поппинс в Вишневом переулке". Одна из самых мудрых и философских сказок о самом прекрасном периоде в жизни - детстве.
  • "Мэри Поппинс возвращается". Новые истории о непредсказуемой, строгой, но справедливой детской няне. С ней постоянно происходят невероятные, волшебные приключения.
  • "Московская экскурсия". Памела Трэверс после посещения России, в тридцатых годах ХХ века, написала книгу путевых заметок. Свойственная ей манера иронии и тщательного прорисовывания даже мельчайших деталей делают это произведение весьма любопытным и интересным. Москва вызвала у Памелы грустные и печальные чувства.

Интересные факты о писательнице

  • Была кавалером Ордена Британской империи.
  • Увлекалась таинственным и неизведанным миром эзотерики. Читала книги Блаватской и других мистиков.
  • Среди её друзей было много знаменитых людей. Например, поэты Дж. У. Рассел и Уильям Йейтс.
  • Памела Трэверс была разносторонне одаренным человеком. Сферы её интересов были самые разнообразны: театр, балет, журналистика, литература, кельтская мифология, восточные учения (буддизм, индуизм).
  • Памела Трэверс верила в то, что смерть - это лишь ступенька в иной мир.
  • Играла в спектаклях, поставленных по пьесам Вильяма Шекспира.
  • Прежде чем создать цикл книг о Мэри Поппинс, автор написала рассказ "Мэри Поппинс и продавец спичек".
  • О её смерти никакой информации в прессе не появилось.
  • Прототипом Мэри Поппинс послужила ирландская горничная, которая работала в доме семьи Памелы Трэверс.

Особенности творчества

В чем секрет успеха и популярности книг этой писательницы? Чем они так притягательны для огромного количества читателей? Её книги отличают:

  • Удивительная любовь к волшебному жанру сказки.
  • Богатая фантазия.
  • Добрый юмор.
  • Изменение отношения к обычным вещам и событиям, которые происходят в жизни.
  • Философский подтекст многих произведений.
  • Использование метафорических притч и историй.

Любимые цитаты

Многие фразы из книг Трэверс стали крылатыми. К самым известным можно отнести:

  • "На такие вопросы леди не отвечают".
  • "От твоей болтовни могут разболтаться ножки у стула".
  • "Когда события принимают другой оборот, то учтите, что все перемены - к лучшему".

Отзывы читателей

Среди огромного количества детских писателей есть такие, которых любишь и помнишь даже тогда, когда становишься взрослым. Одно из таких имен - Памела Трэверс. Книги этой удивительно доброй писательницы входят в нашу жизнь ещё в детстве и остаются в ней навсегда. Они делают её ярче, веселее и сказочнее.

Захватывающие приключения, которые однажды врываются в нашу жизнь с появлением Мэри Поппинс, помогают нам вновь вернуться в сказочный мир детских фантазий. Эти книги хочется читать и перечитывать бесконечное количество раз. У них есть только один недостаток - они слишком быстро заканчиваются. Очень приятно читать эту книгу вслух, в семейном кругу, окунувшись вместе с героями в атмосферу веселья, чуда и волшебства. Самое главное, что приключения Мэри Поппинс интересны не только детям, но и взрослым.

Вывод

Если вы ещё случайно не знакомы с Мэри Поппинс, непременно приобретите или возьмите в библиотеке книгу Памелы Трэверс и приятного чтения! Хорошее настроение и море позитивных эмоций вам обеспечено.

www.syl.ru

Памела Трэверс - биография, список книг, отзывы читателей

Нас очень много таких, кто долгие годы носил в себе образ Мэри Поппинс, который был навязан советским фильмом с Леди Совершенство - Андрейченко и советским переводом Бориса Заходера. Кто-то его носит и по сей день. Не отношусь к порицающим фильм или книгу, ибо детство есть детство, теплые воспоминания имеют ценность всегда, хотя и сравнивать было в те годы не с чем. Премьеру фильма 8 января 1984 года помню до сих пор (ругался с мамой, потому что отказывался куда-то с ней идти), также как не смогу забыть и книгу (издание 1972 года), которую беззастенчиво стырил в библиотеке, лишив тем самым многих советских школьников знакомства с книжной Мэри Поппинс в принципе. Потом мы выросли и мысль почитать Памелу Трэверс в 90-е, когда появились долгожданные новые книги, уже не посещала.

Теперь всем уже известно, что книга в переводе Заходера представляла собой выборочные главы из 1-й и 2-й книг о Мэри Поппинс. И все равно я всегда буду любить эту потрепанную, с недостающими страницами, вожделенную книженцию с, нужно признать, довольно убогими, а потому очаровательными иллюстрациями. То была единственная возможность урвать хотя бы кусочек настоящей английской Мэри Поппинс, о которой по словам Заходера существовало целых 4 книги и о которых нам следовало мечтать и надеяться на грядущие переводы. Ну, лично я дождался только сейчас.

Главы, которые были выдраны из первой книги, как я понял, были признаны малоэтичными и малозначимыми. И, если с этим можно согласиться в отношении глав о божественной звездной девочке ("Рождественские покупки"), о неадекватном Майкле, пинающем престарелых горничных ("Злополучный вторник) и невнятной главе "Птичница", то глава "Выходной" мне видится не только очень важной, но и основополагающей. Эта глава вторая в повествовании и из-за ее отсутствия во многом пострадал образ самой Мэри Поппинс. Более того, как водится, никто из съемочной группы нашего прекрасно музыкального фильма, видимо не читал полный вариант, что естественно, дай бог, чтобы прочитали хотя бы заходеровский.

В фильме, правда, был намек на романтическую линию Мэри Поппинс с отягощенным игрой на гитаре Мистером Эем, что делало невозможным вообще вставить в нее главу "Выходной". Не выдавая никаких особых секретов сюжета, можно упомянуть, что в ней Мэри Поппинс идет на свидание со скромным юношей Спичником, ведет себя более чем нормально, где-то даже человечно. И дело совсем не в подчиненной роли засватанной девушки. Памела Трэверс не случайно впихнула практически в самое начало эту, казалось бы, совсем незначительную главу. Пусть в ней Мэри Поппинс тихая, этакая серая мышка, хороший товарищ, который адекватно воспринимает отсутствие у юноши карманных денег - это очень важно, потому что она становится в наших глазах совершенно другой, здесь закладывается образ. Без этой главы Леди Совершенство сваливается на голову читателям как некий истерический монстр, который все знает и все умеет. Только без хвоста. Примерно также можно воспринимать и Наталью Андрейченко, чей лик неразрывно связан с Мэри Поппинс. Если ограничиться одним лишь нашим фильмом (хотя режиссер воспользовался возможностью смягчить образ), то может сложиться впечатление об актрисе как о самовлюбленной непроходимой дуре. Все тут же меняется, если посмотреть сцену ожидания неверного мужа в фильме "Прости". Лучший эпизод в карьере Андрейченко.

Заходер ощутил некую однобокость своего персонажа, поэтому в предисловии обратился к разуму читателей, сказав что-то типа "подумайте, полюбили ли бы дети такую няню, если бы она была только строгой". Ощущение недоказанности осталось, потому что в этом случае мы вынуждены были верить Заходеру, а не верить собственным глазам. А Заходер совсем не похож на любимую девушку, которой ты будешь верить слепо. Также нечто сокрытое, какой-то закулисный потенциал чувствовался в Мэри Поппинс всегда, поэтому я всегда думал о Леди Совершенство намного лучше, чем она была в советских фильмах и книгах. Думаю, что дальнейшие сказки о ней это подтвердят.

readly.ru

биография, история, жизнь, творчество и книги

Памела Трэверс – английская писательница австралийского происхождения. Ее главной творческой победой стала серия детских книг о Мэри Поппинс. Памела Трэверс, биография которой представлена в этой статье, прожила необыкновенную, насыщенную и интересную жизнь, соответствующую миру ее книг.

Детство

Настоящее имя писательницы - Хелен Гофф. Она родилась 9 августа в далеком 1899 году. Это произошло в австралийском городке Мэриборо. Ее семья была довольно обеспеченной. Отец, которого звали Трэверс Гофф, работал банковским управляющим. Мать, Маргарет Морхед, приходилась племянницей премьер-министру Квинсленда. У Памелы были ирландские корни по отцу.

В 1905 году работа Трэверса вынудила всю семью переехать в соседний городок Аллору, где он был понижен до банковского служащего. Всему виной послужили непробудные пьянки главы семейства. Спустя два года почтенный Трэверс испустил дух. В официальных бумагах причиной смерти указан эпилептический припадок, но много позже его дочь, уже знаменитая писательница, признается, что отец умер от алкоголизма.

После похорон семейство перебралось в Новый Южный Уэльс, где проживала бабушка Хелен-Памелы. У нее была своя сахарная плантация. Гоффы прожили там десять лет.

В детстве Хелен предпочитала человеческому обществу компанию животных. У нее была очень развита фантазия и воображение. Она читала много книг и верила в сказки.

Юность

Когда началась Первая мировая война, Памела Трэверс начала учиться в Эшвилдской школе для девочек. Именно там наиболее ярко для юношеских лет проявился ее талант писательницы. Она радовала школьный театр пьесами, писала рассказы и стихи, ее братья и сестры были в восторге от волшебных сказок, вышедших из под пера Памелы.

Ее очень рано начали печать в австралийских журналах. Однако написание книг не было пределом мечтаний молодой девушки. Она занималась музыкой и жаждала стать актрисой.

В 1917 году для осуществления своего желания Хелен Гофф перебирается в Сидней. Именно там она становится П. Л. Трэверс. Инициалы в то время были в ходу у женщин, желающих участвовать в культурной и творческой жизни.

Несколько лет она успешно выступала в театре, играя главные роли. Однако эта деятельность не приносила ощутимого дохода, и, чтобы как-то существовать, Памеле приходилось подрабатывать журналисткой. Долгое время она вела колонку в газете. Литературная стезя также приносила небольшой доход. Тем временем её поэмы приобретали все большую популярность. Тематика произведений была довольно разнообразной. Одни воспевали родину отца - Ирландию, другие носили эротический характер.

В конце концов писательская деятельность взяла верх, и Памела решила посвятить свою жизнь литературе.

Переезд в Англию

Поворотным моментом в судьбе писательницы стал 1924 год. Именно тогда она переехала в Англию. Ее путешествие было очень интересным и нашло отражение в некоторых произведениях Памелы. По воспоминаниям Трэверс, у нее было всего лишь десять фунтов, когда она пустилась в дорогу, и пять из них были потрачены на какую-то ерунду.

Первое время она писала небольшие заметки для австралийских издательств в Лондоне и отправляла большие статьи об искусстве в газеты своей родины.

В 1925 году во время путешествия по Ирландии Памела Трэверс познакомилась с поэтом Дж. У. Расселом, который стал для нее не просто другом, но и в некотором смысле идеологом жизни. Их общение продолжалось до 1935 года, до самой смерти Рассела. Он был редактором журнала, поэтому Памела часто печаталась. Кроме того, благодаря этому человеку писательница познакомилась со многими ирландскими поэтами ХХ века, которые оказали на нее большое влияние.

Среди них особое место занимал Уильям Йейтс, который привил ей не просто интерес к оккультизму, но веру в него. С момента их знакомства и до последних своих дней Памела Трэверс считала это направление определяющим в своей судьбе.

Триумф Памелы

В 1934 году писательница заболела плевритом и решила уехать из Лондона, чтобы набраться сил за городом на свежем воздухе. Она поселилась в старом домике в Сассексе и на время отказалась от литературной деятельности.

Ее друг Рассел предполагал, что Памела работает над большим романом о ведьме (из-за ее оккультных пристрастий), но это было не так. Она вообще не писала, только много читала да ухаживала за садом. Но однажды ее попросили присмотреть за двумя детьми, и Трэверс согласилась. Чтобы как-то развлечь малышей, она придумала удивительную историю о необычной няне, которая прилетала к детям на зонтике.

Именно так родилась знаменитая Мэри Поппинс, неожиданно появившаяся в доме №17 на Вишневой улице, семейство Бэнксов и другие герои. Из обычной сказки на ночь развить сюжет для книги, да не одной, могла только Памела Линдон Трэверс. "Мэри Поппинс" вышла в том же 1934 году. Это был невероятный успех, настоящий триумф.

На следующий год вышло продолжение истории о няне. Всего писательница создала 18 произведений о волшебной леди Мэри, последнее из которых было опубликовано в 1989 году.

Книги Памелы Трэверс были экранизированы в Голливуде в 1964 году. Студия Диснея сняла фильм, который в итоге был 13 раз номинирован на "Оскар" (5 наград выиграл). В России в 1983 году вышла кинокартина "Мэри Поппинс, до свидания!", главную роль в которой исполнила Наталья Андрейченко.

Личная жизнь

Отношений в жизни писательницы было очень много, но замуж она так и не вышла. Ей даже приписывали любовные связи с женщинами.

Долгое время Памела Линдон Трэверс, книги которой обожали все английские дети, мечтала о ребенке, но родить у нее не получилось. Поэтому, как только ей исполнилось сорок лет, она приняла решение усыновить малыша. Им оказался мальчик из Дублина (Ирландия). Выбор был не случаен. Маленький Джон Кэммилус являлся внуком Джозефа Гона, который, в свою очередь, был дружен с Уильямом Йейтсом и являлся его биографом. Джозеф и его жена были вынуждены воспитывать одни семерых внучат и согласились отдать на усыновлением одного из них, чтобы хоть как-то облегчить жизнь. Кэммилус имел брата-близнеца, но, несмотря на это, Памела хотела взять только его одного.

После оформления всех документов Джон стал носить имя Кэммилус Трэверс Гон. Памела скрывала правду от сына, но она все равно всплыла наружу, когда тот встретил в одном из лондонских баров своего близнеца Энтони. Молодым людям было по семнадцать лет.

Кэммилус умер в 2011 году.

Интересные факты

  1. П. Л. Трэверс умерла в 1996 году, не дожив пару месяцев до своего 97 дня рождения.
  2. Писательница являлась офицером Ордена Британской империи.

fb.ru

Список книг и других произведений Памела Линдон Трэверс (Pamela Lyndon Travers) Сортировка manga.sort.type.short.year

Хелен Линдон Гофф / Helen Lyndon Goff / П. Л. Трэверс / P. L. Travers

Хелен Гофф родилась в Мэриборо, в Австралии, в семье банковского управляющего Трэверса Роберта Гоффа (позже пониженного до банковского служащего) и Маргарет Агнес Морхед (племянницы Бойда Данлопа Морхеда, который был Премьер-министром Квинсленда с 1888 до 1890 года). Отец имел ирландское происхождение, хотя родился в южном районе Лондона Дептфорде. В 1905 году работа вынудила Трэверса переехать с семьёй в соседний город Аллора, где он и умер спустя два года в возрасте 43 лет. Официальная причина смерти — «исступление эпилептического припадка» (epileptic seizure delirium), но сама Трэверс утверждала, что «истинной причиной было продолжительное тяжёлое пьянство», которое привело к гриппу.

В детстве Хелен часто представляла себя птицей, особенно — курицей-наседкой. Она любила животных, имела богатое воображение, с удовольствием возилась в саду и читала сказки.

В 1907 году, после смерти Трэверса, Гоффы переехали в Боурал в Новом Южном Уэльсе, где прожили до 1917 года. В Боурале жила бабушка Хелен (прототип тети Сэсс), владеющая сахарной плантацией.

Во время Первой мировой войны Хелен посещала Школу для Девочек Норманхёрст в Эшфилде. Однако школьная программа казалась ей скучной, и Хелен попросила дать ей возможность читать самостоятельно. Начала она с непростой «Истории упадка и разрушения Римской империи». Хелен писала рассказы и пьесы для школьных спектаклей, а братьев и сестёр развлекала волшебными рассказами. Её поэмы были опубликованы, когда ей не было и двадцати лет — в австралийском журнале «Бюллетень» (The Bulletin). Она также занималась музыкой.

Когда Хелен исполнилось 17, она поехала в Сидней (Австралия), чтобы стать актрисой. Именно тогда она впервые взяла псевдоним «П. Л. Трэверс», который расшифровывался, как Памела Линдон Трэверс — Трэверс было взято от отца, а Памела было очень популярным в те годы именем. Инициалы использовались для скрытия женского имени — в то время дело вполне обычное. Памела Трэверс играла в пьесах Шекспира, но успех был средним, и девушка подрабатывала журналисткой, чтобы свести концы с концами. В течение двух лет она вела колонку в одной из газет Сиднея. К тому же, её стихи стали довольно широко публиковаться. Некоторые из них были об Ирландии, некоторые носили весьма эротический характер. В конце концов, увлечение литературой победило, и Трэверс полностью посвятила себя ей.

В 1924 году Памела Трэверс переехала в Англию: как она часто говорила, всего с десятью фунтами в кармане, пять из которых она быстро потеряла. Заметки о путешествии ей удалось превратить в несколько статей, которые она продала австралийским издательствам. Из Лондона в Австралию и Новую Зеландию Трэверс посылала статьи об искусстве.

В 1925 году в Ирландии Трэверс познакомилась с поэтом-мистиком Джорджем Уильямом Расселлом, который оказал на неё большое влияние — и как человек, и как литератор. Они дружили до самой смерти Рассела в 1935 году. «Памела Трэверс потратила большую часть жизни в попытке жить идеями Джорджа Расселла», — отмечал Лоусон (Lawson). — «Она не просто любила Рассела. Ей казалось, что он был её солнцем». Отношения, однако, были платоническими. Расселл тогда был редактором журнала «Айриш Стэйтсмэн» (The Irish Statesman) и принял к публикации несколько её стихотворений. Через Расселла Трэверс познакомилась с Уильямом Батлером Йейтсом (William Butler Yeats) и другими ирландскими поэтами, которые привили ей интерес и знание мировой мифологии. Йейтс был не только выдающимся стихотворцем, но и увлекался оккультизмом. Это направление и становится для Памелы Трэверс определяющим вплоть до последних дней её жизни.

В 1934 году Трэверс болела плевритом и на время отказалась от писательства, набираясь сил в старом английском доме в Сассексе. Расселл предполагал, что она пишет книгу о ведьме. Однажды Трэверс пришлось посидеть с двумя детьми. Для них она придумала историю о няне, которая носила вещи в саквояже и имела зонтик с головой попугая на ручке. Так гувернантка Мэри Поппинс пришла в дом № 17 в Вишневом переулке позаботиться о семье Бэнксов и их четырёх детях: Джейн, Майкле и близнецах Джоне и Барбаре. Сказка превратилась в книгу (о чем свидетельствовала Мэри Шепард, дочь первого иллюстратора Винни-Пуха). В 1934 году публикация «Мэри Поппинс» была первым настоящим литературным успехом Трэверс.

Последовали продолжения книги («Мэри Поппинс возвращается» (1935), «Мэри Поппинс открывает дверь» (1944), «Мэри Поппинс от А до Я» (1962)), а также романы, сборники стихов и нехудожественные произведения.

Фильм Диснея «Мэри Поппинс» был выпущен в 1964 году (заглавную роль сыграла актриса Джули Эндрюс). Он был выдвинут на премию «Оскар» в 13 номинациях и удостоился 5 наград. В 1983 году в СССР был выпущен фильм «Мэри Поппинс, до свидания!».

История постановки классического художественного фильма Disney «Мэри Поппинс» описана в фильме «Спасти мистера Бэнкса» (2013 г.). Роль Памелы Трэверс исполнила Эмма Томпсон.

Трэверс была в дружеских отношениях с Альфредом Орэджем, издателем эзотерического журнала New Age. Орэдж в 1938 году познакомил её с Георгием Гурджиевым. Притягательность личности русского мистика делает Памелу Трэверс его верной ученицей. Она принимает участие в работе многих групп его последователей, встречается с Кришнамурти, занимается сравнительным религиоведением в его эзотерическом варианте, ища и находя сквозные мифологические мотивы в учениях, отдалённых друг от друга во времени и в пространстве.

В своей жизни отличалась тем, что старалась не афишировать факты своей личной жизни, в том числе и своё австралийское происхождение. «Если вас интересуют факты моей биографии, — однажды сказала Трэверс, — то история моей жизни содержится в „Мэри Поппинс“ и других моих книгах».

В 1977 году Трэверс было присуждено звание Офицера Ордена Британской империи.

Хотя она ни разу не была замужем, Трэверс за всю свою жизнь имела множество любовных романов как с мужчинами, так и с женщинами. Незадолго до своего 40-летия Трэверс усыновила ирландского мальчика из Дублина Джона Камиллуса Гона (род. 15 августа 1939 года), который был внуком Джозефа Гона — первого биографа Уильяма Йейтса. Джозеф и его жена в силу обстоятельств были вынуждены в одиночку воспитывать семерых внуков, поэтому согласились отдать кого-нибудь на усыновление. И хотя у Камиллуса был брат-близнец Энтони, Трэверс отказалась почему-то брать двоих детей и усыновила только Камиллуса (его она выбрала по совету своего астролога). Мальчик (после усыновления он стал Камиллусом Трэверсом Гоном) ничего не знал о своём происхождении до 17 лет, пока случайно не столкнулся с Энтони в одном лондонском баре. Камиллус умер в Лондоне в ноябре 2011.

librebook.me

Автор: Трэверс Памела Линдон - 14 книг.Главная страница.

ТРЭВЕРС ПАМЕЛА ЛИЛИАНА (ЛИНДОС) (ХЕЛЕН ЛИНДОН ГОФФ)

(9 августа 1899 (по другим данным - 1906 года) — 23 апреля 1996)

- известная английская писательница, поэтесса и публицист, автор серии детских книг о Мэри Поппинс; кавалер Ордена Британской империи.

Родилась в городе Мэриборо — Австралия, Квинсленд. Родителями были банковский управляющий Трэверс Роберт Гофф (Travers Robert Goff) и Маргарет Агнес (Margaret Agnes), до замужества — Морехед (Morehead). Её отец умер, когда ей было семь лет. Официально причиной смерти её отца было установлено «исступление эпилептического припадка» (epileptic seizure delirium), но сама Трэверс «всегда верила, что истинной причиной было продолжительное тяжёлое пьянство».

Писать начала с детства — она писала рассказы и пьесы для школьных спектаклей, а братьев и сестёр развлекала волшебными рассказами. Её поэмы были опубликованы, когда ей не было и двадцати лет — она писала для австралийского журнала «Бюллетень» (The Bulletin).

В молодости совершила путешествие по Австралии и Новой Зеландии, затем уехала в Англию в 1923 году. Поначалу пробовала себя на сцене (Памела — это сценический псевдоним), играя исключительно в пьесах Шекспира, но потом увлечение литературой победило, и она полностью посвятила себя литературе, публикуя свои произведения под псевдонимом «P. L. Travers» (два первых инициала использовались для скрытия женского имени — обычная для англоязычных писательниц практика).

В 1925 году в Ирландии Трэверс познакомилась с поэтом-мистиком Джорджем Уильямом Расселлом (George William Russell), который оказал на неё большое влияние — и как человек, и как литератор. Он тогда был редактором журнала «Айриш Стэйтсмэн» (The Irish Statesman) и принял для публикации несколько её поэм. Через Расселла Трэверс познакомилась с Уильямом Батлером Йейтсом (William Butler Yeats) и другими ирландскими поэтами, которые привили ей интерес и знание мировой мифологии. Йейтс был не только выдающимся стихотворцем, но и знатным оккультистом. Это направление и становится для Памелы Трэверс определяющим вплоть до последних дней её жизни.

В 1934 году публикация «Мэри Поппинс» была первым литературным успехом Трэверс. Последовали продолжения книги, а также романы, сборники стихов и нехудожественные произведения.

Фильм Диснея «Мэри Поппинс» был выпущен в 1964 году (главную роль — Мэри Поппинс — сыграла актриса Джули Эндрюс). Фильм был выдвинут на премию «Оскар» в 13 номинациях и удостоился пяти наград. В Советском Союзе в 1983 году был выпущен фильм «Мэри Поппинс, до свидания!».

Трэверс была в дружеских отношениях с Альфредом Орэджем, издателем эзотерического журнала New Age. Орэдж в 1938 году познакомил её с Георгием Гурджиевым. Притягательность личности русского мистика делает Памелу Трэверс его верной ученицей. Она принимает участие в работе многих групп его последователей, встречается с Кришнамурти, занимается сравнительным религиоведением в его эзотерическом варианте, ища и находя сквозные мифологические мотивы в учениях, отдалённых друг от друга во времени и в пространстве.

В своей жизни отличалась тем, что старалась не афишировать факты своей личной жизни, в том числе и своё австралийское происхождение. «Если вас интересуют факты моей биографии, — однажды сказала Трэверс, — то история моей жизни содержится в „Мэри Поппинс“ и других моих книгах».

Хотя она ни разу не была замужем, незадолго до своего 40-летия Трэверс усыновила ирландского мальчика по имени Кэмиллус, при этом разлучив его с его братом-близнецом, так как взять двух детей она отказалась (мальчики воссоединилсь только спустя несколько лет).

В 1977 году Трэверс было присуждено звание Офицера Ордена Британской империи. ***

Библиография

Серия книг о Мэри Поппинс Mary Poppins (1934) Mary Poppins Comes Back (1935) Mary Poppins in the Park (1935) Mary Poppins Opens the Door (1943) Gingerbread Shop (1952) Mr. Wigg’s Birthday Party (1952) The Magic Compass (1953) Mary Poppins From A-Z (1962) Mary Poppins in the Kitchen (1975) Mary Poppins in Cherry Tree Lane (1982) Mary Poppins and the House Next Door (1988)

Романы I Go By Sea, I Go By Land (1941) Fox at the Manger (1962) Friend Monkey (1971) Two Pairs of Shoes (1980)

Сборники Stories from Mary Poppins (1952) Mary Poppins in Cherry Tree Lane / Mary Poppins and the House Next Door (1999) Mary Poppins Omnibooks (1999)

Нехудожественные произведения About the Sleeping Beauty (1975) What the Bee Knows: Reflections on Myth, Symbol and Story (1989)

Литература Out of the Sky She Came: The Life of P.L. Travers, Creator of Mary Poppins Valerie Lawson 1999. A Lively Oracle: a Centennial Celebration of P. L. Travers, Creator of Mary Poppins. Ellen Dooling Draper and Jenny Koralek, editors. (New York: Larson Publications, 1999). Mary Poppins She Wrote. Lawson,V., Aurum Press, 2005. (По материалам Википедии) ***

Памела Трэверс в роли Титании в пьесе «Сон в летнюю ночь» ***

Загадочная душа Мэри Поппинс (Биография П.Л. Трэверс)

«Вы можете спрашивать меня обо всем, про мою работу, но я никогда не буду говорить о себе, - однажды сказала Памела Линдон Трэверс, - если Вас интересуют факты моей биографии-то, история моей жизни содержится в «Мэри Поппинс» и других моих книгах». Действительно, оказалось, очень сложно найти материал о ее биографии. По словам самой писательницы, «это Мэри Поппинс придумала меня, и от того мне так тяжело писать автобиографию». При сравнении - у автора и героини очень много общего. Например, обе «никогда о себе ничего не рассказывали». У Трэверс не осталось дневников. Многие факты из жизни просто противоречат друг другу. Например, на сайтах а Интернете, рассказывающих о Памеле Трэверс датой ее рождения указано 9 августа 1988 г.. а не 8 августа 1906 г., когда действительно родилась Памела Трэверс(ее настоящее имя-Хелен Линдон Гофф), автор шести повестей и двух книг «по мотивам» о Мэри Поппинс. Известно, что родилась она в Австралии, что отец ее был ирландец, но мать рано овдовела, что младшим братьям и сестрам Хелен часто рассказывала сказки. Недавно в новозеландской газете «Христианское солнце» были обнаружены ее заметки и несколько рассказов и стихов. «К сожалению, - писала Трэверс, я никогда не узнаю, какая добрая фея наделила меня при крещении удивительным даром, чистейшей из земных радостей - вечной любовью к сказке. Этот дар проявился во мне очень рано, когда я еще принадлежала к миру природы». «Подлинный дом», в котором появилась Мэри Поппинс - был домом, в котором создательница литературного персонажа сама жила некоторое время - в начале 30-х годов. Вот как она описывает этот дом в своей краткой автобиографии из «Книги об авторах для новых читателей: «Это был маленький запущенный особнячок в поместье, настолько старом, что оно упоминается в «Книге Судного дня» (Земельной описи Англии, произведенной Вильгельмом Завоевателем в 1085-1086 гг.-Н.З.), посреди полной легенд сассекской равнины. Но я и не нуждалась в этом, чтобы погрузиться в сказочную атмосферу, поскольку витала в ней с раннего детства и не расстаюсь с ней и по сей день. Я всегда считала, что Мэри Поппинс явилась ко мне, выздоравливающей после болезни, только затем, чтобы меня позабавить, и мне не приходило в голову помещать ее в книгу до тех пор, пока один из друзей не познакомился с записями о ней и не нашел их увлекательными Я никогда не воспринимала ситуацию таким образом, будто это я сама придумала Мэри. Возможно, это она меня придумала, и именно поэтому мне так трудно писать о себе автобиографические заметки».

В литературном наследии Памелы Трэверс, кроме книг о Мэри Поппинс, сказки «Лисица в яслях», «Обезьяна-друг», повесть о путешествии двух маленьких англичан в Америку во время войны «Путешествия по морю и по земле», сборники путевых очерков (в том числе и о путешествии в Россию в 1930-е «Экскурсия по Москве») и множество статей по вопросам философии и мистики. Но все же в истории мировой литературы имя Памелы Трэверс навсегда связано со сказочными повестями об удивительной Мэри Поппинс. Ее героиня-воплощение идеальной няни-добропорядочной и надежной, которая появляется с ветром перемен, может выражать взглядами и фырканьем всю гамму чувсв настоящей леди, умещать весь свой багаж-вплоть до предметов мебели - в одну ковровую сумку и отзывается на объявления, в которых параграф «жалование» скромно смещен на последнее место. Она знает все, что должна знать настоящая леди, ее ботинки всегда начищены, полосатый передник накрахмален, но…. Ее взгляд «устремлен на грань этого мира», именно это притягивает к ней детей. Для Джейн и Майкла каждая встреча с няней-это необыкновенные приключения, где превращения происходят с самыми обыкновенными предметами. Один из почитателей таланта П. Трэверс сказал, что «Мэри Поппинс» написана «то ли древком ведьминской метлы на гладком боку одного из китов, поддерживающих мир, то ли малиновым вареньем по призрачно плотной грозовой туче, то ли прикосновением тополиного пуха к серебристой шкуре змеи, то ли стружками золотой фольги на переменчивом ночном небе, но уж никак не пером по бумаге. Это совершенно невозможно!»

Мэри Поппинс не обещает счастливого решения многочисленных проблем. Необходимо всегда быть готовым к переменам, из которых и состоит наша жизнь-именно этому учит Мэри Поппинс своих воспитанников (а писательница-читателей). Миллионы читателей во всем мире ждали встречи с любимой героиней. И неслучайно, что Памела Трэверс отказалась от своего замысла написать книгу «До свидания, Мэри Поппинс»… Маленькие читатели забрасывали Памелу Трэверс письмами. Писательница признавалась. Что особенную радость ей приносят письма мальчиков: девочки постоянно спрашивают: « Какой Ваш любимый цвет?» или « КакВы начали писать книги», а мальчишек волнует суть вещей: «почему Мэри Поппинс поступила именно так? «Дети не желали расставться с любимой героиней и требовали новых книг. «Мадам,- писал автору один из юных читателей,- вы отослали прочь Мэри Поппинс. Этого я Вам никогда не прощу! Вы заставили всех детей плакать! «И Памела Трэверс снова бралась за письмо, чтобы осушить детские слезы, и чтобы самой снова окунуться в заветный сказочный мир. Как-то Памела Трэверс призналась одному журналисту, что только что перечла одну из своих сказок: « Не могла оторваться! Мне хотелось узнать , что будет дальше, я не отложила книгу, пока не прочла все от корки до корки». Речь шла о книге « Мэри Поппинс возвращается»

Памела Трэверс прожила интересную жизнь, много путешествовала, занималась изучением мифологии, мировых религий и мистических учений, после войны жила попеременно то в Англии, тов. США. Она родилась в Австралии и этот факт старалась не афишировать. Равно как и все факты личной жизни, и на вопрос о происхождении отвечала уклончиво. В 1923 году в возрасте 25 лет она перебирается на историческую родину. В Англию, где устраивается в театр. Памела-ее сценический псевдоним. Правда, ее карьера танцовщицы и актрисы (она помимо всего прочего участвовала в постановках Шекспира) оказалась не слишком успешной и поэтому не очень продолжительной. Тогда она решила попробовать свои силы на литературном поприще. С малых лет она писала рассказы и пьесы для школьных спектаклей, а братьев и сестер развлекала волшебными рассказами. И вот в 1936 году Памела Трэверс становится профессиональным писателем. Ее дебютом в литературе стала подборка стихотворений, опубликованная в журнале”The Irish Statesman” при содействии известного поэта Джорджа У. Расела, писавшего под псевдонимом А.Э., который оказал на нее большое влияние-и екак человек, и как литератор. У Трэверс появились рассказы. Стихи, эссе, о которых сегодня никто не вспоминает. Рассел, в свою очередь, знакомит ее с поэтом Уильямом Батлером Йейтсом. Эта дружба становится для Памелы Трэверс определяющей вплоть до последних дней ее жизни.

В 1934 году на свет появилась книга, которой было суждено стать одним из признанных шедевров мировой детской литературы,- сказка «Мэри Поппинс». Памеле Трэверс было уже 35 лет. Популярность первой книги оказалась столь велика, что устоять перед соблазном продолжить ее оказалось невозможно,- Трэверс написала еще шесть книг о Мэри Поппинс. Две последующие были написаны практически вслед за первой сказкой. В 1944 г. появляется «Мэри Поппинс открывает дверь». В 1952 г. - « Мэри Поппинс в парке». Потом автор предприняла попытку оборвать повествование на середине цикла. Но… ей не дали-дети устроили настоящий бунт! Спустя 20 с лишним лет писательница вновь обращается к своей героине, выпустив забавную книжку кулинарных рассказов «Мэри Поппинс на кухне» и, наконец, в 1982 году вышла ее книжка «Мэри Поппинс на Вишневой улице».

В 30-е годы завязывается ее дружба с Альфредом Орэджем, издателем журнала New Age, который в 1938 году знакомит ее с Георгием Гурджиевым. Личность русского мистика делает Паелу Трэверс его верной ученицей. Трэверс написала книгу «О спящей Красавице», исследуя различные изводы этой легенды, а первооснову сказки Андерсена о гадком утенке обнаружила в исламских источниках. Интервьюер The Paris Review в 1982 году отметил, что «учение» Мэри Поппинс напоминает ему евангельские притчи. Трэверс ответила: «Мой учитель дзен, с которым я занимаюсь уже долгое время, сказал, что все истории про Мэри Поппинс - это экстракт дзенских историй». «То есть люди могут читать, что угодно и находить в этом что угодно?» - уточнил журналист. « Конечно», - ответила писательница. Но это была не просто шутка. Памела Трэверс неоднократно писала, что никогда не считала « Мэри Поппинс» детской книгой. Но Памелу Трэверс сказка всегда интересовала как притча, например-день рожления няни, который отмечался в зоопарке, и речь ее кузена, Змея, о всеединстве: «Птица и зверь, и камень и звезда-мы все одно, дитя и змея, звезда и камень-все одно». Или лекарство, которым няня угощает детей: одному кажется, что это клубничное мороженое, другому - что это вишневый сироп, сама же няня заявляет, что это ромовый пунш.

По мотивам знаменитых историй о Мэри Поппинс был снят замечательный фильм. Однако, сама Трэверс, хотя и дала в свое время после долгих раздумий добро на экранизацию «Мэри Поппинс» (видимо, сказался авторитет Уолта Диснея и его студии), увидев конечный результат, отреагировала примерно в стиле своей героини, которая в книге только и делала, что недовольно фыркала и строила весьма неприятные гримасы: «Фильм Роберта Стивенсона - чересчур приторная постановка моей книги, моя Мэри никогда не была такой милой. Слишком милой». Отдадим должное критикам, зрителям и участникам всевозможных жюри: они-то как ращ не стали придираться к не совсем точному следованию духу и букве детского романа, обратив свое внимание на великолепную актерскую игру и красивейшую постановку, сделанную с элементами мультипликации и мюзикла. Снятый в 1964 –м, фильм был, выдвинут на премию «Оскар» в 13 номинациях и удостоился пяти наград!

Трэверс не признавала и «иного видения» Мэри Поппинс, кроме своего. Детально она объяснила художнице Мэри Шепард, как должна выглядеть ее героиня. Она указала на изящную фарфоровую голландскую куклу: «Вот на кого похожа Мэри!»

Будучи 78-летней, Памела Трэверс даже удостоилась королевской награды за вклад в развитие литературы - ОВЕ (Officer Of The British Empire). Ее писательский талант признавали повсюду, и в качестве еще одного подтверждения - простой факт: в 1965-71 годах она читала лекции по писательскому мастерству в колледжах Великобритании и США. Ее дом был наполнен книгами, книги были повсюду, на бесчисленных полках вдоль стен, на столах, на полу. Автор как-то пошутила: «Случись мне остаться без крыши над головой, я смогу построить себе дом из книг». Вообще, она была женщиной более активной и деятельной, много путешествовала, и даже в глубокой старости, с 1976-го до самой смерти в 1996 работала в качестве редактора мифологического журнала «Парабола». Среди ее поздних произведений - путевые очерки и сборники эссе « Что известно пчеле: размышления о мифе, символе и сюжете».

Памела Трэверс умерла в 1996 , но писательница верила в бесконечность жизни: « Там, где сердцевина крепка, нет ни начала, ни конца, там нет слова прощай….». Наверное, это правильно: сказочники не умирают… (На основе следующих источников - Трэверс П. Мэри Поппинс-Харьков: Агенство «Харьков-новости»,1991; Живое слово сказки. Сборник-Москва, 1992 Энциклопедия литературных героев - Москва, 1997 г.; Детская энциклопедия «Я познаю мир» - Москва, 1997 г.; Писатели нашего детства 100 имен: биографический словарь в 3-х ч. «Либерия», 1998 г.) *** IMAGE4$

Прикрепления: 4710155.gif(17Kb) · 2084785.jpg(40Kb) · 9227352.jpg(91Kb) · 2107395.jpg(24Kb)

Редактор журнала "Азов литературный"

litvek.com

Читать книгу Московская экскурсия Памелы Трэверс : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Памела Линдон ТрэверсМосковская экскурсия

Pamela Lyndon Travers. MOSCOW EXCURSION

Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы «Культура России (2012–2018 годы)».

Издательство благодарит Synopsis Literary Agency за помощь в получении прав на издание данной книги.

Фотографии из архива Владимира Никитина и архива музея Театра имени Евгения Вахтангова.

Перевод с английского Ольги Мяэотс.

© Trustees of the P L Travers Will Trust, 1934

© ООО «Издательство К. Тублина», 2015

© А. Веселов, оформление, 2015

***

Посвящается Х. Л. Г.

Памела Л. Трэверс

Хотела бы я знать, неужели все туристы в глубине души подозревают, что их водят за нос? Неужели тот, кто любовался ночным Парижем, катя в шарабане, вернувшись в отель, терзается тайными сомнениями: уж не потратил ли он впустую свои пятьдесят франков; а тот, кто отправился в кругосветное путешествие, не задумывается ли порой: а увидел ли он весь мир на самом деле? Конечно, трудно дать однозначный ответ на подобный вопрос, ведь, почувствовав сомнения, турист торопится заглушить их и принимается показывать коллекцию почтовых открыток или бронзовые безделушки из Индии. Но те, кто возвращается из Советской России, привозят менее материальные, но куда более изысканные трофеи. Пусть их нельзя развесить по стенам, как африканские копья или тигровые шкуры, зато вернувшийся из путешествия очевидец способен поразить слушателей образчиками пропаганды и статистическими данными, убедительно свидетельствующими о том, что со времен Ветхого Завета земля Ханаанская значительно сместилась на северо-восток.

Тех, кто не бывал в Советской России, подобные рассказы заставляют поверить, что туристам там показывают все самое лучшее. Вот и я, отправляясь в Россию, верила (сколько меня ни отговаривали) этим рассказам. Каково же было мое разочарование, когда я поняла, что во всех этих историях правды нет ни на грош! Настоящая Россия (которую все, кроме безнадежных романтиков, должны считать лучшей Россией) тщательно скрывается от глаз праздных простаков-туристов, как содержимое священного реликвария от обычных сынов Израилевых. Для туриста десять дней – пустой звук. Он слышал, что они потрясли мир, но их умирающее эхо не долетело до его ушей. Этого не допустили. Вместо этого ему представили возрожденную Россию с ее фабриками, яслями, музеями и электростанциями – внешнюю оболочку, подобную сброшенной коже. Если технические школы, детские сады и электрифицированные заводы – это все, что вы желали бы увидеть в России, то советую вам поберечь деньги и купить билет в Танбридж Велс или Брайтон. Там вы с равным успехом сможете воочию познакомиться с результатами десяти дней – точь-в-точь такими же, как их эквиваленты в Советской России. В конце концов, русский ребенок в русской колыбели мало чем отличается от любого другого младенца, а обувные фабрики и электрические столбы одинаковы по всему миру.

Но, боюсь, туристу не избежать осмотра подобных достопримечательностей. Волей-неволей ему приходится выполнять роль доверчивого простака, у которого нет и не может быть своего мнения и которому все едино – что обувная фабрика, что Британский музей. Впрочем, сам факт того, что новая страна организует туристские поездки, уже свидетельствует о том, что она остепенилась и занялась своими делами. И хотя у нее нет времени потакать капризам чересчур любознательного путешественника, по финансовым причинам она поощряет его интерес. Чтобы по-настоящему увидеть Россию, не следует ехать туда туристом. Надо выучить язык и путешествовать в одиночку без сомнительной опеки государственных гидов. В противном случае путешественник с мало-мальским знанием истории оказывается в недоумении: большинство исторических событий видоизменились в трактовках до неузнаваемости, настолько они подправлены марксизмом и целесообразностью. Правда о прошлом, особенно о том, что относится к царизму, столь ужасна, что не нуждается в приправах, но гиды, по инструкции или из-за слишком живого воображения, склонны трактовать ее исходя из советских принципов, а бедные туристы, хоть и готовы из вежливости разделять в разумных пределах гнев красных, не могут не замечать, что гнев этот настолько преувеличен, что уже приводит к contretemps1   Препятствие, затруднение (фр)

[Закрыть]. Именно эта намеренная фальсификация больше, чем что-либо другое, вызывает в вас возмущение, возможно, тоже чрезмерное, современным советским режимом. Как и тот очевидный факт, что это новое государство, которое столь благородно и героически сражалось в те десять дней, просто переродилось ныне в новую, более сильную форму буржуазной бюрократии. Вы ищете новую страну, а наталкиваетесь на старую, принаряженную в новую шляпу, но все равно узнаваемую, прежнюю.

Письма, из которых состоит эта книга, содержат впечатления туристки, которая путешествовала по СССР прошлой осенью. Эти совершенно личные заметки, конечно, не лишены предубеждения, поскольку изначально были обращены к одному-единственному адресату и не предназначались для публикации. Даже само название отражает их чисто временную значимость, и любой, кто решит искать в них обстоятельное рассмотрение Советского государства, обречен на разочарование. Вопреки условию, поставленному (если не по закону, то по прецеденту) авторам книг о России, эти письма не претендуют на исчерпывающую правду. Точно так же как они не выражают поддержки ни одной из партий. В мире, безумно балансирующем между фашизмом и коммунизмом как двумя формами тирании, писатели, оказавшись перед выбором, предпочитают последний. Но это жалкая альтернатива, поскольку коммунизм в России существует лишь для одного-единственного класса и поэтому имеет мало общего с определением из словарей. Государство, где лев мирно лежит подле ягненка, а кулак – бок о бок с пролетарием, существует лишь на бумаге. Считать, что превратив столь непримиримых противников в супругов, спящих в одной постели, можно создать желанное бесклассовое общество, значит признать себя жалким идеалистом и благодушествующим филантропом по отношению к России, поставившей своей целью механизацию, а не гуманизацию государства.

Просто диву даешься: в России, возвестившей о своем стремлении к бесклассовому обществу, все поделено на ранги и классы! Это основа государственного устройства. Вас пытаются убедить, что на границах, словно злобный дракон святого Георгия, затаился классовый враг – главная угроза современной России. И пусть число таких врагов сократилось, тень их не стала меньше, что омрачает жизнь советским рабочим и воодушевляет их на все новые трудовые подвиги. Как удачно классовый враг заменил легендарное чудовище прошлого! Но не ищите его на этих страницах: туристу известно о нем только понаслышке – как жителям Крита о Минотавре. Жаль, но я его не встретила. Сладкая ложь, может, и лучше горькой правды, только верится в нее с трудом.

Нельзя не восхищаться мужеством и стойкостью нации, решившей ограничить свою жизнь лишь материальной стороной. Впрочем, восторги не стоит доводить до крайности. Вера в личность и в расширение человеческих возможностей не позволяет нам восхищаться механизированным государством, как бы прекрасно оно ни было спланировано. Рационализация, доведенная до своего логического завершения, может означать только смерть. Разложив что-то на составные части, мы не поймем целого; расчлененное тело не объяснит нам, как в него вдохнули жизнь.

И все же ни один путешественник, и уж точно ни один турист не осмелится отрицать, что русская раса, темная, неведомая, исполненная внутренней мощи, обладает силой, способной переплавить разнообразные частички жизни в единый шаблон.

В заключение хочу отметить, что все персонажи этой книги собирательные, я намеренно дала им вымышленные инициалы. Если кто-то узнает здесь самого себя, я позволю деликатно возразить: это ошибка. Наверняка это кто-то другой.

Отрывки этих писем были опубликованы в недавних номерах The New English Weekly. И я благодарна издателю за разрешение перепечатать их.

1

Я купила билет в Россию.

Это известие, каким бы простым оно ни казалось, отягчено различными каверзными обстоятельствами не меньше, чем сложнейший научный эксперимент. Оказалось, что поездка в Россию – затея не менее рискованная и сложная, чем путешествие в Австралию во времена капитана Кука. И дело не в том, что надо раздобыть деньги на билет, как это было бы, задумай вы отправиться в Париж или на далекие Бермуды. Это еще лиха беда начало. Мытарства иммигранта, умоляющего о разрешении на въезд в перенаселенную страну, не идут ни в какое сравнение с той проверкой с пристрастием, которая уготована туристу, отправляющемуся в Советский Союз.

– Билет в Россию, пожалуйста.

Служащие «Интуриста» внимательно изучали мое лицо. Они явно заподозрили во мне матерую преступницу. Неужели хотят сдать меня в полицию? Нет, не похоже. По крайней мере не сейчас. Видимо, решили до поры до времени просто не спускать с меня глаз. Я догадалась об этом по тому, как они многозначительно переглянулись.

– Какой тур желаете?

Не сводя с меня подозрительных взглядов, служащие развернули передо мной список и сообщили, что я могу выбрать любой из утвержденных туров, но любые отклонения от маршрута будут сопряжены для меня со значительными осложнениями и большими расходами.

Я задумалась над списком, мои мрачные предчувствия витали среди куполов, башен, дворцов, степей, крестьян, бояр, Толстого, Красной Гвардии, рынков, императорского балета – и наконец замерли, остановившись на трех городах.

– Как насчет Петрограда?

Темные глаза василиска зыркнули на меня с укором.

– Извините, – поспешила я исправить свою ошибку, – я имела в виду Ленинград. И Москва – она ведь по-прежнему так называется? А еще – Нижний Новгород. И под конец, хотя это и не указано в маршруте, я бы хотела увидеть Казань.

Повисла угрожающая тишина.

– Могу я посмотреть Казань?

– Нет, если вы покупаете этот тур, то – нет.

– Тогда давайте я выберу тот тур, который включает Казань.

– Это невозможно.

Лица у всех четверых словно зашторены. Я смутилась и почувствовала себя виноватой. Что я сделала не так? Что такого в этой Казани? Как человек, сказавший нечаянно непристойность, я поспешила сменить тему – явно слишком болезненную – и перешла к обсуждению оплаты.

– Хорошо, об этом договорились. Вы сказали, что есть корабль, который отправляется …го.

Они снисходительно улыбнулись. Ну-ну, не все так просто, казалось, говорила эта заговорщицкая усмешка. Что дальше?

Оказалось, меня должны включить в одну из туристических групп. Отправиться в Россию можно только в составе группы – желание путешествовать в одиночку, видимо, идет вразрез с советскими принципами, а то и законами. Мне объяснили, что «Интурист» обо всем позаботится. Однако эти заверения не прибавили мне энтузиазма. Но отступать было поздно. Пришлось согласиться.

– Заполните анкеты.

Мне вручили стопку опросных листов, все одинаковые.

– На каждую приклейте фотографию. Потом мы их рассмотрим.

Выходит, придется еще ждать их одобрения. Я вышла на улицу, сжимая в одной руке брошюру с аляповатыми башнями, мужиками, рабочими и всякой техникой, надпись на обложке гласила: «Советская Россия – дом для свободных», а в другой – пачку анкет: место рождения, национальность, профессия, цвет глаз и т. д. и т. п. Воздушный шарик моего энтузиазма начинал сдуваться. Я уже чувствовала себя не восторженной туристкой, а скорее просительницей, ищущей работу и ждущей, когда рассмотрят ее бумаги. Отныне я не человек, как ошибочно считала прежде, а лишь пункт в файле на букву Т. Вот ведь злосчастье какое! Неужели в России душат вот так в зародыше любые порывы?

Я получила билет. И паспорт с визой! Интересно, что именно в тех четырех фотографиях лунатички с явными преступными наклонностями (фотокамеры, делающие снимки на паспорта, хоть и не лгут, но присочинить способны всякое) оправдало меня в глазах консула – или кто там выдает визы? Во всяком случае, меня признали неопасной и позволили приехать в Россию на несколько недель. Возможно, мои ответы в анкете сочли вполне здравыми, и это сгладило впечатление от фотографий – как знать?

– Возьми револьвер! – советовали мне.

Но зачем – чтобы палить по русским или на крайний случай застрелиться самой?

Просто удивительно: никто не может спокойно слышать даже упоминание о России! Все либо фанатично за нее, либо столь же фанатично против. Моя предстоящая поездка либо шанс всей моей жизни, либо совершенное безрассудство. Вздумай я отправиться на Арктур, это вызвало бы меньший переполох. Я готова пропустить эти пересуды мимо ушей, если бы они – как энтузиазм, так и осуждение – не имели политической подоплеки. Мне все равно и в то же время как-то неловко: ведь человек, лишенный политических идеалов, ныне выглядит такой же нелепицей, как корова на трех ногах. Увы, мне нет дела до политики. Но, похоже, никто и представить себе не может, что человек, не являющийся ни поклонником, ни противником советского режима, вздумал побывать в этой стране. Мое равнодушие к коммунистическому государству раздражает как его сторонников, так и противников – все они убеждены, что в Россию немыслимо ехать просто так. Противники Советов искренне смеются над подобной блажью, а сторонники полагают, что отправляться в путешествие лишь развлечения ради – пустая трата времени. В России, да будет мне известно, труд – венец всех желаний: работа ради работы, работа как смысл жизни. Где мы уже слышали эти слова прежде? Не кажется ли вам, что подобные идеи пытались вбить нам в головы последние две тысячи лет? Может, новая Россия на самом деле не так и нова? Что ж, скоро я это выясню.

Спасибо, что предложили мне лыжи, но, хотя это предпоследний тур в этом году, меня заверили, что они не понадобятся. К тому же, боюсь, мне будет не до развлечений…

Теперь я знаю, что чувствовали пилигримы, оказавшись в крошечной скорлупке корабля один на один с морем – каждый из них старался сохранить твердость верхней губы. Я вовсе не хочу им уподобляться, но другие пассажиры вынуждают меня к этому. «Прощайте, прощайте», – словно мы собрались на Альдебаран! «Рабу-о-чие», профессора, школьные учителя, бизнесмены и журналисты – все серьезны и скорбны. Еще бы: Россия неизменно присутствует в сводках новостей. «Культ России вытеснил в Англии культ негров» – гласил один из заголовков.

Культ России!

Северное море – унылое водное пространство. Альфред Монд2   Английский финансист, ярый враг рабочего движения. После поражения всеобщей стачки английских рабочих в 1926 году выступил с пропагандой теории «гармонии» классовых интересов рабочих и капиталистов, так называемого «мондизма».

[Закрыть], наверное, посчитал бы это бесполезным расточительством, но мы едва замечаем, что там за бортом. Мы слишком заняты разговорами и похожи на группы без умолку кричащих молекул, то сцепляющихся в кристаллы, то вновь распадающихся. Бесконечная цепь разговоров (или споров), когда никто не удерживает руку другого дольше мгновения. Откуда подобный энтузиазм? Не сами ли мы себя распаляем? Я-то – наверняка. Ленин, нэп, Красная площадь, комсомол, 1905 год – ах, как замечательно! Даже слишком. Несомненно, это новая религия, заявляет Первый Профессор.

– О, несомненно…

– Чем вы занимаетесь? – спрашивает меня Учительница, а когда я отвечаю: «Ничем», смотрит на меня с укором. Для чего тогда ехать в Россию? Я и сама начинаю задавать себе тот же вопрос. У меня явно отсутствует правильное понимание. Все говорят о России как о святыне. А мне кажется, Советская Россия уже слишком стара и слишком крепко стоит на ногах, чтобы принимать ее за ребенка-вундеркинда, затесавшегося среди прочих государств.

– Я слышал, – говорит Бизнесмен из Манчестера, – что главная достопримечательность в Москве – это кремлевская гробница.

Наибольшим уважением на корабле у команды и пассажиров пользуются «рабу-о-чие». Они поднимаются на верхние палубы и беседуют с нами, или, скорее, обращаются к нам. Это напоминает речи в Гайд-парке, но интереснее и внушает больше доверия – еще бы: ведь они говорят о России. Неужели вы знаете о России лишь то, что там родился Достоевский? Известно ли вам, что это единственная страна в мире, где евреи могут получить работу? Вы слышали, что там нет голода, что каждый рабочий сыт и обут (а также его жена и дети) и обеспечен на всю жизнь? Знаете ли вы, что именно Ленин сказал: «Да будет свет…»?

Его изваяние красуется в красном углу в столовой для экипажа, а за ним – фриз из красно-белых плакатов. Ленин в трогательном окружении белых бессмертников – бронзовое божество, поблескивающее в свете раскачивающихся ламп, зловещая улыбка. Они еще не поклоняются ему, но это – до поры…

Здесь есть судовой кинозал. Нам предлагают поразительное зрелище: толпы рабочих, двигаясь по небольшому экрану, мерцают словно в тумане (линза сильно поцарапана) – появляются из темноты и вновь исчезают во мраке. Но не люди, а машины, заботливо опекаемые рабочими, вызывают наше громогласное русско-британское восхищение. Вот она – подлинная жизнь! Грубая красная русская жизнь. Затем следует пусть не столь увлекательный, но все же очень впечатляющий антибуржуазный фильм. Чрезмерный пафос финальной сцены, когда темные воды Невы поглощают кресло, граммофон и бутылку пива, – очевиден. Разве это не подлинные символы буржуазии? Первый Профессор слишком потрясен, чтобы задать вопрос, напрашивавшийся сам собой: была та бутылка на момент погружения пустой или полной…

Им удалось превратить корабль в подобие учреждения строгого режима. Каждый член команды находится в ранге сержант-майора. Стоило мне за ужином закурить, как сигарету тут же выхватили у меня изо рта и унесли прочь на тарелке – словно горящую жертву советским порядкам. А прошлым вечером одна из учительниц оставила свою салфетку не сложенной на столе, нарушительницу вернули и под строгим взглядом стюарда заставили аккуратно свернуть ее и сунуть в кольцо. Бедняжка как раз объясняла мне – мы тут постоянно объясняем все друг другу, сколько хватает терпения, до хрипоты, что коммунизм – это единение, просто единение, растворение самого себя в чем-то более великом. Грустно, что ее наивная попытка подобного единения окончилась столь плачевно.

Зато официантам и официанткам единение дается легко. Чтобы убедиться в этом, достаточно невзначай пройти мимо камбуза.

– Вы заметили, – спросил Бизнесмен, когда мы встретились утром на трапе, – что с одного борта воды больше, чем с другого?

Я уставилась на него в изумлении. Он что – шутит? Не похож он на шутника.

– Заметили? – допытывался Бизнесмен.

Я призналась, что нет, и он ушел разочарованный.

Позднее он вновь подошел ко мне и пробормотал с озадаченным видом:

– Странно, но теперь воды больше с другого борта. Интересно, почему?

Он на полном серьезе заявил мне, что намеревается встретиться с капитаном и задать ему этот вопрос. Пожалуй, бедняга еще хуже подготовлен к этой поездке, чем я.

Все книги в судовом книжном магазине посвящены одной теме. Я прочла уже три жизнеописания Ленина, два тома его речей, избранные статьи Сталина и совсем сникла, будто долго-долго слушала игру на тамтамах. Может, на корабле и существует какое-нибудь противоядие от всего этого, но я не могу его найти. Проходя мимо ряда кресел на палубе, я замечаю уже знакомые мне обложки: «Моя жизнь в колхозе», «Воспоминания о Ленине», «Нэп», «Советские фабрики», «Юные октябрята», «Работа для всех». Их прочитали девяносто девять из ста, и лишь одна я отбилась от стаи. Нет, еще Фермер-Птичник, он вообще ничего не читает. Зато он сфотографировал мертвую ласточку, упавшую на палубу неведомо откуда. Даже море кажется чужим и враждебным – не хочет, чтобы на него смотрели. Не желает пробуждать мысли и мечты.

– Соединяйтесь! – велит оно строго, обмывая борта корабля размеренными механическими движениями. – Идите и соединяйтесь!3   Здесь и ранее обыгрывается лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

[Закрыть]

– Не хотите ли прочесть вот это? – предлагает сидящий рядом со мной Первый Профессор и протягивает «Ежегодник СССР».

Кильский канал. Корабль скользит сквозь сверкающие луга, почти подступившие к бортам. Если на эти плоские земли смотреть издали, кажется, что нос корабля рассекает траву. Мы стараемся быть снисходительными друг к другу. Море заставило нас забыть наши человеческие слабости. Мы перестали разговаривать. Красный и белый лежат бок о бок, словно лев и ягненок. Вчера матрос позволил мне помочь ему красить перила, но вечером я увидела, как он крался по трапу, чтобы тайком их перекрасить…

Балтийское море полно звезд. В нос бьет дыхание Севера – снежный, манящий, резкий запах. Пора упаковывать вещи. Мои три дюжины лимонов неожиданно внесли разлад в радостные хлопоты. Вы помните, нас предупреждали в Лондоне, что русские (осенью) готовы на все ради лимонов? А когда ко мне вернулся дар речи, сообщили вдобавок, что в Советской России нет чаевых: дескать, люди по собственной воле отказываются принимать вознаграждение. Знаю, знаю. Всё за любовь. Но на всякий случай я все же взяла лимоны с собой.

Таможня. Ленинград приближается. Город плывет, словно бледная морская птица по плоскому болотистому морю. Вот и настал торжественный момент, мы причаливаем у красивого желтого здания восемнадцатого века. Никто не решается нарушить молчание. Мы безропотно подчиняемся, когда стюарды буквально ссыпают нас вместе с чемоданами вниз по сходням, и солдаты без всяких церемоний заталкивают нас на таможню. Что мы можем сказать? Они все равно не поймут наших английских проклятий. Сотрудники ГПУ вышвырнули наши вещи из чемоданов, и нам пришлось торопливо запихивать их назад, после этого мы уже готовы поверить в то, что виновны в каком-то неведомом ужасном злодеянии. Мы преступники, и не должны забывать этого. Один солдат сгреб все мои бумаги и стал внимательно читать твое письмо, держа листок вверх ногами… Вдруг он разразился смехом, не знаю – от восхищения или презрения.

Это поразительно красивый город! Светлые изысканные дома и дворцы растут словно цветы на широких грядках улиц – по крайней мере, так чудится поначалу. Морозно-синяя, огненно-синяя Нева кажется тверже, чем воздушные мосты над ней.

Наш отель очень современный, очень уродливый, очень новый, хотя стены уже облупились. Из него вышла бы отличная тюрьма. Снаружи и внутри лютый холод, но мы напрасно мечтаем о чае. Появилась смуглая коренастая девушка, она будет присматривать за нами. Мы окружили ее, словно голодные воробьи крошку хлеба. «Ну, что бы вы хотели делать? Да? Нет? Может быть – осмотреть Петропавловскую тюрьму или Дом культуры для рабочих?» Наша группа разразилась радостными возгласами. Дуя на руки, чтобы согреться, мы объявили, что оба варианта просто чудно хороши…

Экскурсия займет четыре часа. Ужин – в десять или десять тридцать. «Да. Нет. Надеюсь, мы успеем вернуться к этому времени». Нам осталось лишь лелеять зыбкую надежду, что так все и будет. Пусть наши мысли безрадостны – мы не показываем виду: наши лица исполнены восхищения. Мы переглядываемся: нельзя проявлять слабость.

Итак, мы отправляемся в Дом культуры. Где нас ожидает Святая Русь…

iknigi.net

Трэверс Памела :: Электронная библиотека МСА

Памела Линдон Трэверс (англ. Pamela Lyndon Travers; 9 августа 1899 года (по другим данным, она родилась в 1906 году), Мэриборо - 23 апреля 1996 года), или П. Л. Трэверс (англ. P. L. Travers), настоящее имя Хелен Линдон Гофф (англ. Helen Lyndon Goff) - английская писательница, в основном известна как автор серии детских книг о Мэри Поппинс. Родилась в городе Мэриборо (штат Квинсленд, Австралия). Родителями были банковский управляющий Трэверс Роберт Гофф (Travers Robert Goff) и Маргарет Агнес (Margaret Agnes), до замужества - Морехед (Morehead). Её отец умер, когда ей было семь лет. Писать начала с детства - она писала рассказы и пьесы для школьных спектаклей, а братьев и сестёр развлекала волшебными рассказами. Её поэмы были опубликованы, когда ей не было и двадцати лет - она писала для австралийского журнала "Бюллетень" (The Bulletin). В молодости совершила путешествие по Австралии и Новой Зеландии, затем уехала в Англию в 1923 году. Поначалу пробовала себя на сцене (Памела - это сценический псевдоним), играя исключительно в пьесах Шекспира, но потом увлечение литературой победило, и она полностью посвятила себя литературе, публикуя свои произведения под псевдонимом "P. L. Travers" (два первых инициала использовались для скрытия женского имени - обычная для англоязычных писательниц того времени практика). В 1934 году публикация "Мэри Поппинс" была первым литературным успехом Трэверс. Последовали продолжения книги, а также романы, сборники стихов и нехудожественные произведения. Трэверс была в дружеских отношениях с Альфредом Орэджем, издателем эзотерического журнала "New Age". Орэдж в 1938 году познакомил её с Георгием Гурджиевым. Притягательность личности русского мистика делает Памелу Трэверс его верной ученицей. Она принимает участие в работе многих групп его последователей, встречается с Кришнамурти, занимается сравнительным религиоведением в его эзотерическом варианте, ища и находя сквозные мифологические мотивы в учениях, отдалённых друг от друга во времени и в пространстве. В своей жизни отличалась тем, что старалась не афишировать факты своей личной жизни, в том числе и своё австралийское происхождение. "Если вас интересуют факты моей биографии, - однажды сказала Трэверс, - то история моей жизни содержится в "Мэри Поппинс" и других моих книгах". Хотя она ни разу не была замужем, она усыновила мальчика незадолго до своего 40-летия. В 1977 году Трэверс было присуждено звание Офицера Ордена Британской империи.

librams.ru