Книга Турнир читать онлайн. Турнир книга


Книга Турнир читать онлайн Валерий Самохин

Валерий Самохин. Турнир

 

    Пролог

    -  Ты где взял топор?

    -  Мне королева эльфов дала.

    -  Ну, а топор-то откуда?

    Танец Первой Луны

    -  Принести шахматы?

    -  Надоело!

    -  Тогда, давай переоденемся в бродяг и прошвырнемся по трактирам? Прошлый раз вышло очень даже неплохо.

    -  Про эту затею уже самый распоследний кабатчик прознал… Не выйдет. Придумай что-нибудь другое.

    -  Тебе скучно, а не мне. Вот ты и придумывай.

    -  Но шут у нас ты, а не я.

    -  А ты император, тебе думать по статусу положено. А я могу только дурака валять.

    -  Валяй!

    -  Да где ж его взять-то, дурака этого?

    -  Империя большая - поищи, авось найдешь. Я же нашел тебя.

    Карлик обижено насупился. Поднявшись с ковра, он прокатился на кривых ножках к маленькому столику, ловко подцепил из вазы крупное яблоко и смачно вгрызся в красно-желтый бок.

    -  Хочешь?

    -  Бросай…

    Спелый плод полетел в сторону кровати. Несколько минут царила тишина, прерывая лишь звучным хрустом.

    -  Хорошо князьям, они от безделья войну объявляют, - огорчено пожаловался император, приподнимаясь с подушек. - Все никак развлечение.

    -  Так в чем проблема? Объяви.

    -  И с кем прикажешь воевать?

    Достойный противник на горизонте Араниэля не появлялся уже почти две тысячи лет. Объявить войну Империи, объединившей семь независимых княжеств, мог разве что самоубийца.

    -  Ты уже десять дней не выходишь из опочивальни. Знать шепчется по углам, что твое скучающее величество тяжело больно. Смотри, доиграешься! Заговор не на пустом месте зреет, сам повод даешь.

    -  Было бы здорово! - мечтательно вздохнул император. - Все лучше, чем охота на дикого вепря или очередной бал.

    -  В Алавии смута, - не обращая внимания на высочайшую реплику, задумчиво продолжил шут. - Князь убит, весь его род бунтовщики вырезали под корень.

    -  Знаю! - пренебрежительно отмахнулся император. - Гвардейский легион выступает сегодня вечером… И передай Казначею - пусть отправит своих Псов из ревизион-коллегии.

    Карлик вытащил из вазы мандарин и, обливаясь брызнувшим соком, надкусил вместе с кожурой.

    -  Смешно… - протяжно зевнул император.

    -  Сейчас будет еще смешней, - зловеще пообещал шут. - В Алавии видели рыцарей-храмовников Кардинала незадолго до штурма дворца.

    -  Все-таки заговор? - высочайшая бровь лениво поползла вверх.

    Карлик промолчал.

    -  Орден в одиночку на такое не сподобится, - принялся рассуждать вслух император. - Его преосвященство дружен с Тайным Канцлером… - он радостно оживился. - А что? Очень даже неплохая версия. Но зачем им княжеский престол? Не пойму.

    -  Вот и я не пойму, - угрюмо поддакнул шут. - Концы с концами не сходятся… Нечисто здесь что-то.

    -  Отозвать гвардию? - неуверенно вопросил император. - Дать им немного порезвиться? Глядишь, и нам кусочек веселья достанется.

    -  Завтра Танец Трех Лун, - напомнил вдруг шут.

knijky.ru

М.И. Турнир. / Андрей Дмитриев

1871

6 236 +0        14    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
  • Прочитано
  • Рекомендовано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось

Жанр:

ЛитРПГ/Приключенческий роман

Статус:

Закончена

Вторая книга цикла М.И.

Приключения пятерки майнеров продолжаются!

В памяти остался горящий след от позорного поражения. Но в руки сама пришла Удача. Надо лишь схватить её за хвост покрепче. И отвести напрямую к обозначенной цели...

Но у Игры другие планы...

Перейти к первой книге цикла >> М.И. Рейд

за исправление ошибок большое спасибо корректору Елена Владарчук

Читайте книгу на исходном сайте, у нас можно только получать уведомления об обновлениях

+ Изменения в тексте

  • 7 Мая 2018 в 1:16 +2 Kb

     

  • 6 Мая 2018 в 23:16 +50 Kb

     

  • 4 Мая 2018 в 23:16 +20 Kb

     

  • 3 Мая 2018 в 11:16 +37 Kb

     

  • 28 Апреля 2018 в 21:16 +26 Kb

     

  • 26 Апреля 2018 в 21:16 +21 Kb

     

  • 24 Апреля 2018 в 21:16 +23 Kb

     

  • 22 Апреля 2018 в 22:16 +22 Kb

     

  • 20 Апреля 2018 в 21:16 +24 Kb

     

  • 17 Апреля 2018 в 21:16 +24 Kb

     

  • 15 Апреля 2018 в 20:16 +21 Kb

     

  • 13 Апреля 2018 в 22:16 +24 Kb

     

  • 11 Апреля 2018 в 17:16 +26 Kb

     

  • 8 Апреля 2018 в 19:16 +24 Kb

     

  • 6 Апреля 2018 в 19:16 +29 Kb

     

litrpg.ru

Читать онлайн книгу «Турнир» бесплатно — Страница 1

Наталья Жильцова, Светлана Ушкова

Две короны. Турнир

Пролог

Небольшая комната практически не освещалась, утопая в вечернем полумраке. Усилий крохотного светильника хватало лишь на заваленный бумагами письменный стол и ближайший угол, в котором стояла узкая, незаправленная кровать. Хозяин этой, как он сам любил говорить, берлоги сидел в неудобном, грубо сколоченном кресле и привычно хмурился.

Последние донесения из Леории абсолютно не радовали. Вельская принцесса до сих пор находилась под охраной одного из лучших убийц Деймора и академию практически не покидала, а преодолеть усиленную Анхайлигом защиту было невозможно.

Кто-то другой за эти два года уже давно бы отчаялся и забросил бесполезное занятие, но только не он. Слишком многое он потерял из-за неудачного покушения на полуэльфийку, и теперь месть – единственное, что грело в этой жизни. Все, что он хотел, – это увидеть, как умрет Ланатиэль. Только тогда разрушатся планы и Ульриха Вельского, и Дранта Карминского, а весь пятый дом темных эльфов будет покрыт позором.

О да, это будет изумительная месть… если получится наконец добраться до девчонки. Жаль, конечно, что вампиры от сотрудничества отказались, но ничего. И другие варианты найдутся.

Глава 1

День у Наташи не задался. Для начала пришлось задержаться после занятий, чтобы помочь в лаборатории с подготовкой практических образцов для первокурсников. А точнее, три часа клепать зомбизаготовки моховых тушканов, ибо близилась весенняя сессия, и образцов для тренировок катастрофически не хватало. Затем подменить одного из сокурсников на дежурстве в морге – у парня «горела» сдача двух рефератов.

Ну а под вечер, когда вымотанная девушка добралась до родных стен спальной комнаты, обнаружила там раздраженного Анхайлига.

Глава факультета некромантии и по совместительству муж сидел за заваленным бумагами столом и со сдержанной злостью перечеркивал какие-то курсовики. Впрочем, едва заметив Наташу, Анхайлиг отвлекся и поднял голову. Гнев в карих глазах мужчины сменился удовольствием и одновременно усталостью.

– Неужели настолько плохие работы? – полюбопытствовала Наташа.

– Нет, – некромант отрицательно мотнул головой, – но недочетов много.

– Тогда чего злишься?

– Грабовский «обрадовал», – процедил Анхайлиг. – Знаешь ведь, что у него этой осенью Элира переводится на стажировку в Северную школу травников?

– Да, – кивнула Наташа.

– Так вот, как куратор, он обязан присутствовать при ее переводе и вступительных экзаменах. А это, в свою очередь, означает, что Грабовский будет отсутствовать на экзаменах здесь. – Некромант скрипнул зубами. – И ему будет нужна замена.

– Ты? – Девушка охнула от догадки. – А что, ведьмаки сами свои экзамены провести не смогут? Там же Литиция, она опытный магистр, неужели не справится?

– Справится. – Анхайлиг скривился. – Вот только юридической силы ее подпись на документах на поступление не имеет. Чтобы дать поступившим полноценный доступ в стены академии, с бумагами и их аурами, как временный заместитель Грабовского должен буду работать я. В общем, ждет меня осенью двойной поток адептов, чтоб их всех Верта пожрала!

С последними словами некромант раздраженно отбросил ручку и откинулся на спинку кресла.

– Гм. А что, если в качестве практики я помогу тебе с приемом адептов? – глядя на мужа, предложила Наташа. – Хотя бы с третьим заданием, чтобы ты не тратил на него время.

Анхайлиг мученически вздохнул, помассировал виски, но отказался:

– Не нужно, Нат, я вполне справлюсь и сам. Тем более, для диагностических некрошаров требуется специфическая тонкая настройка.

– А я знаю, я читала этот раздел, Анх! Я смогу ее повторить! Вот, смотри, – оживилась Наташа и тотчас, стремясь доказать свою правоту, начала скручивать спирали.

Одна, другая, третья, они сплетались вместе, чтобы слиться в единый контур. Сосредоточенная девушка не обращала внимания ни на что, пока не завершила работу. А закончив, горделиво посмотрела на мужа.

– Вот! Видишь? – демонстрируя на вытянутых руках приличных размеров некрошар, гордо сказала Наташа.

– Хм, мило, – спокойно произнес Анхайлиг. – А теперь стряхни его, пожалуйста. Только не сильно, чтобы далеко не отлетел.

Наташа послушно шевельнула кончиками пальцев, с удовлетворением отмечая, что шар, как и полагается, послушно застыл в воздухе в шаге от нее. Анхайлиг, правда, тратить время на его разглядывание не стал. Вместо этого он в два шага оказался рядом и тотчас коснулся некрошара, рассеивая его. После чего спросил:

– Ты действительно хорошо запомнила, как его сделала?

– Да, – радостно подтвердила Наташа.

– Славно. – Некромант с улыбкой погладил ее по голове и неожиданно добавил: – А теперь пообещай, что больше так делать не будешь. Никогда.

– Э-э? – Девушка недоуменно хлопнула ресницами.

– Ты создала нестабильную матрицу, родная, – все с той же мягкой улыбкой произнес Анхайлиг. – Слишком слабо напитала энергией символы запрета и удержания, и при первом же касании этот некрошар самоуничтожился бы. При этом высвобожденная темная магия ударила бы по всем, кто находится рядом. А поскольку природа этой магии такая же, как и у танатоса, она необратима.

– Ой… – Наташа побледнела, понимая, что только что едва сама себя не убила.

Да за такую промашку ее можно смело из академии отчислять!

Правда, Анхайлиг по-прежнему был на удивление спокоен.

– У меня на факультет, конечно, толпа ненужного народа поступает, и я рад, что ты хочешь помочь мне от них избавиться, – сказал он. – Но это, как мне кажется, все же радикальный способ. Светлые, к сожалению, его не одобрят. Так что я уж лучше пока по старинке их разгонять буду, хорошо? – И поцеловал девушку в висок.

– Прости, – прошептала Наташа, сгорая от стыда. – Без твоего разрешения я больше экспериментировать с заклинаниями не буду. Обещаю!

– Очень на это надеюсь, – произнес Анхайлиг, а потом посерьезнел. – И надеюсь, ты понимаешь, что я не отсылаю тебя мыть коридоры факультета целителей только потому, что ты моя жена.

– Анх! – пискнула Наташа, но пальцы мужчины коснулись ее губ, заставляя молчать.

– Тем не менее даже не надейся, что я оставлю тебя без отработки, – сообщил некромант и притянул девушку к себе.

Утро бывает добрым. Если, конечно, проснуться ближе к обеду и от аромата свежеиспеченных булочек. Но адептам академии о подобном оставалось только мечтать, ибо вставать приходилось невероятно рано, а на завтрак в столовой давали лишь овсяную кашу и подсушенный хлеб. Иногда, правда, с сыром, что несколько улучшало ситуацию. Вот только ограниченное количество данного продукта доставалось лишь тем, кто вставал раньше всех.

Лана никогда не была легка на подъем, поэтому уныло смотрела на пустой стол раздачи и кухарку с половником.

– Кашу будешь? – спросила женщина и вздохнула, заметив, как от одного только вида липкой жижи у Ланы кривится лицо.

Если бы не вчерашний ужин, состоящий лишь из трех яблок, кудрявая полуэльфийка не раздумывая отказалась бы от раннего приема пищи. Но желудок тихо и протестующе болел. Лана в отчаянной надежде пробежалась взглядом по залу, и, к своему счастью, приметила среди адептов знакомые огненно-красные волосы.

«Наташа! Я спасена!» – возликовала Лана. Тотчас забыв про кашу, она быстро схватила стакан с теплым травяным отваром и поспешила к некромантке.

– Привет! Умоляю, скажи, что тебе сегодня дали бутерброды! – приблизившись, на одном дыхании выпалила Лана и опустилась на соседний стул.

– И тебе доброго утра, – поприветствовала Наташа подругу и с улыбкой придвинула к ней тарелку с хлебом, маслом и сыром.

Быстро соорудив первый бутерброд, полуэльфийка вгрызлась в него и уже с набитым ртом блаженно промычала:

– Я тебя обожаю! Дружба с тобой просто бесценна!

– Еще бы! Я столько раз вас с Элирой прикрывала, что и сосчитать трудно, – фыркнула Наташа.

Сама она к утренней овсянке относилась нормально и ела ее совершенно спокойно.

– Да ладно. В последнее время мы крайне тихи и примерны. – Лана горделиво приосанилась.

– Ага, значит, задумали что-нибудь крупное, – сделала вывод некромантка и тут же предупредила: – Если что, от мытья полов отмазывать не буду, даже не просите. Лимит на этот месяц исчерпан.

– Анхайлиг на тебя плохо влияет. А где человеколюбие?

– Физический труд полезен для организма.

Лана загадочно улыбнулась.

– Только ты так можешь сказать. Остальные с тобой не согласятся. Хотя, конечно, смотря какой физический труд имеется в виду…

Наташа смущенно кашлянула и предпочла тему не развивать, вместо этого предложив поторопиться с завтраком. Ведь опоздание на занятие – это тоже провинность. И за него порой можно схлопотать такое дополнительное домашнее задание, с которым никакое мытье полов не сравнится. Тем более магистр Лапаси, лектор по предстоящему предмету «Стратегическое и тактическое распределение силы», отличался большой изобретательностью в данном вопросе. И то, что его предмет шел лишь половину учебного года и заканчивался простым зачетом, вредности магистру не убавляло.

Вот и на этот раз, начав занятие с переклички, магистр Лапаси составил список из «смертников» и только после этого начал лекцию.

По обыкновению девушки сидели у дальнего окна на верхних рядах. Наташа – потому что не слишком любила находиться на виду у всех, а Лана… ну, на словах тоже не любила. А на деле – просто спасалась от скуки разглядыванием улицы.

Вот и теперь взгляд полуэльфийки то и дело норовил соскользнуть к окну, а мысли уже мечтательно витали где-то в утренних весенних облачках. И лишь ощутимый тычок в бок от Алеорна заставил девушку вновь сосредоточиться.

– Да пишу я, пишу! – тихо зашипела Лана.

И действительно, зарождавшийся было на тетрадном листке завиточек снова стал превращаться в буквы.

Заметившая это Наташа недовольно качнула головой, но привычно развернула свою тетрадь к Лане, и та стала интенсивно заполнять пропуск в лекции.

Пытаясь разобраться в нарисованных диаграммах и пояснениях, полуэльфийка искренне удивлялась подруге, которая быстро записывала за магистром и, кажется, даже понимала, о чем тот говорит. Вообще, некромантка с радостью ныряла в новые знания и трепетно любила книжки. Учеба ей давалась достаточно легко, и надзора невидимого Алеорна, в отличие от Ланы, не требовалось.

«Вот и Элира тоже проблем с учебой не испытывает. – Лана тихонько вздохнула. – Только я эту теорию глупую не воспринимаю… Интересно, кстати, почему Элиры на лекции нет? Из-за вчерашнего, что ли?»

Очередной толчок в бок заставил Лану вновь вернуться в реальность и застрочить дальше.

Поскольку пропущено было прилично, а диктовал магистр Лапаси быстро, больше полуэльфийка не отвлекалась, пока не услышала:

– На сегодня все, можете быть свободны.

Задерживаться девушки, понятное дело, не стали и, подхватив свои сумки, поспешили на выход.

– На обеде меня не ищи, – предупредила Наташа, прежде чем расстаться с Ланой и двинуться на факультет некромантии. – У нас после обеда практика по зомбированию, а это, сама знаешь, не располагает к поглощению еды.

Лана понимающе скривилась.

– Тогда за ужином встретимся. А потом мне еще в библиотеку… – Тяжелый вздох у полуэльфийки вырвался сам собой.

– Ну это не самый плохой вариант, – заверила Наташа на прощанье и поспешила вниз.

Лана же влилась в поток сокурсников, «предвкушая» очередную встречу с магистром Власом и выискивая взглядом Арису. Ариса, которая из-за этого самого магистра еще на первом курсе перевелась с факультета некромантии к ведьмакам, была третьей и последней подругой Ланы в академии.

Темноволосую девушку полуэльфийка нашла почти сразу – ведьмачка стояла у стены и дожидалась ее.

– А где Элира? – приветственно кивнув, полюбопытствовала Ариса.

– Не знаю. – Лана пожала плечами. – Может, у Грабовского отгул выпросила из-за вчерашнего. Физически она, конечно, не пострадала, но морально… Эти светлые идиотки над ней бы целый день хихикали.

– Да уж, – поморщилась Ариса. – Влас, кстати, утром сказал, что им отработку какую-то совсем легкую дали. То ли пыль в лазарете протереть, то ли цветы полить, представляешь?

– Вот гадство! – Глаза полуэльфийки от злости сверкнули изумрудом. – Ну ничего, как им отомстить, мы еще придумаем!

Если у Ланы среди ведьмаков хотя бы две подруги, но были, то у Наташи среди некромантов друзей за все три года обучения так и не появилось. Поначалу из-за того, что ее считали пробившейся по блату слабосильной недоучкой. А после замужества Наташа и сама не особо стремилась заводить близкие знакомства. Для общения ей хватало и трех ведьмачек. Да и вообще, повышенного внимания к себе некромантка всячески старалась избегать.

В первые месяцы учебы, правда, это было весьма сложно. На Наташу косились, за ее спиной шептались. Однако когда девушка окончательно перебралась жить к Анхайлигу, пересуды наконец-то стихли. Этому способствовал сам магистр, весьма резко реагируя на проявление неуважения к собственной жене.

А потом сокурсники просто привыкли. Тем более, характер у Наташи был доброжелательный и, несмотря на слабые магические способности, в помощи она никогда не отказывала. К тому же училась она получше многих.

В результате по академии пошли слухи, что Анхайлиг выбрал себе жену заранее, и теперь просто решил подучить ее базовым навыкам собственной профессии.

Такая легенда устраивала всех, в том числе и самого Анхайлига, поэтому никто ее опровергать не стал. И с того момента отношения с некромантами у Наташи установились ровные.

Вот и теперь, простившись с Ланой, она кивком приветствовала четверку своего курса и вместе с ними направилась на родной факультет. Да, после посвящения и экзаменов первого курса доучиваться их осталось всего пятеро…

Наташа тряхнула головой, стараясь лишний раз не вспоминать явление Мораны и тех, кого богиня забрала. Прошлого не изменишь. Значит, надо жить настоящим. А в настоящем третьекурсникам предстоял небольшой практикум у магистра Димитриона, посвященный особенностям гравировки символики на костях.

Подобные практикумы обычно проходили в подвальной десятой тренировочной аудитории-складе, где хранилась большая часть скелетов. Поэтому некроманты дружно спустились по лестнице и, встретив по пути рослого темноволосого магистра Димитриона, вместе с ним подошли к знакомой двери.

А когда ее открыли…

– Да Грент их всех задери! – ошарашенно выругался магистр, застыв на пороге. – Да я им всем руки живьем оторву! – И уже злобно проорал в коридор: – Анхайлиг!

– Что там? – полюбопытствовал Арон и, первым обогнув Димитриона, заглянул внутрь. После чего разразился такой руганью, что у Наташи щеки гореть начали.

Следом за ним не выдержал Сиртан, а потом и сама Наташа решилась протиснуться и заглянуть в тренировочную. И обомлела.

Во-первых, скелетов не было. Ни одного. А во-вторых, на магическом плане аудитория буквально сияла от светлой магии.

– Что там у вас? – раздался голос Анхайлига, выглянувшего из аудитории неподалеку.

– Благос, Верта пожри мою печенку! – прорычал Димитрион. – На нашем складе Двайнов благос!

– Что-о?!

В мгновение ока Анхайлиг оказался рядом и в свою очередь с величайшим изумлением уставился на опустевший склад. Впрочем, изумление в его глазах почти сразу уступило место черному бешенству.

– Все назад! Живо! – потребовал он.

Некроманты, включая Наташу, послушно отскочили к противоположной стене. А Анхайлиг резким движением начертил в воздухе какой-то символ и прошипел:

– Invocant tenebris nomen Morana!

После чего свет в коридоре мигнул, а десятая тренировочная аудитория полностью погрузилась во мрак.

Впрочем, уже через несколько секунд тьма по велению некроманта схлынула и рассеялась, словно ее и не было. От наведенного светлыми магами благоса тоже следа не осталось. Вот только скелетов и зомбизаготовок это, к сожалению, не вернуло.

– Димитрион, бери ребят, восстанавливайте зомбизаготовки, – скрипнув зубами, произнес Анхайлиг. – Чем больше, тем лучше, сам понимаешь, у нас весенняя сессия на носу. А я пойду к Виттору. Надеюсь, скелеты, которые тут хранились, просто где-то прикопаны, и мы их найдем. Но если нет – придется выбивать разрешение на трупы, чтобы восстановить практический материал.

Димитрион согласно кивнул, и глава факультета некромантии, стремительно развернувшись, направился к выходу из подземелья.

Глядя вслед мужу, Наташа четко сознавала: как только светлые активисты попадут в его руки, им грозит как минимум самая грязная отработка, как максимум – отчисление. Но жалеть этих фанатиков девушка не собиралась, ибо на плечи их курса выпала далеко не самая приятная работа.

– Что ж, наш план на сегодня придется немного скорректировать, – прерывая общее молчание, произнес магистр Димитрион. – Моховых тушканов у нас тоже, как видите, не осталось, так что придется делать заказ на доставку новых. Ну а пока займемся обработкой туши саблезубого медведя. Очень удачно, что его доставили только вчера, и сейчас туша еще находится в морозильнике морга.

– Медведь? Целый огромный медведь? – недоверчиво спросил Сиртан.

На лице его застыло выражение брезгливого отвращения.

– Здорово, правда? – Магистр довольно потер руки. – Заходите в аудиторию, а я в морг побежал.

Наташа сглотнула. Делать зомбизаготовки и так весьма тошнотворное занятие, а уж если туша настолько огромная…

– Если Анхайлиг оставит от светлых хоть горстку пепла, я над ней поглумлюсь, – проходя мимо девушки, тихо пробормотал Арон.

И в этот момент, несмотря на весь свой миролюбивый характер, Наташа была с ним солидарна.

Адептам третьего курса факультета некромантии предстоял омерзительный день и еще более омерзительный вечер.

В свою комнату Лана буквально влетела, радостная, что сегодня не пришлось бороться с чиханием от пыльных фолиантов. Впервые за долгое время в обители знаний ей достались книги, подлежащие выносу из затхлого помещения, где по предписанию Алеорна она с каждым годом проводила все больше времени. А именно, из библиотеки.

И, главное, отказаться от подобной экзекуции никак не удавалось, ибо от этого в буквальном смысле слова зависела жизнь Ланы. Если она провалит выпускной экзамен по зельеварению у «самого любимого» магистра Власа, то в тот же момент распрощается с жизнью. Дернул же его тогда демон потребовать в качестве выполнения долга сдачу своего предмета на «отлично»!

Алеорн прошел вслед за полуэльфийкой и водрузил на письменный стол стопку книг. При этом среди них были учебники не только по предмету Власа. Под пристальным надзором темного эльфа Лана изучала все науки. А поскольку отказать дейморцу было сложнее, чем приручить дракона, ей приходилось проявлять усердие. Впрочем, эти усилия восполнялись сторицей.

Лана взглянула на мужчину своей мечты и от посетивших голову далеко не благовидных мыслей закусила губу. От предвкушения дыхание девушки участилось. Она неожиданно поняла, что очень соскучилась по золотым глазам Алеорна, объятиям и поцелуям. А ведь прошел всего лишь день, обычный и непримечательный. День, во время которого Лана не могла его видеть, даже несмотря на то, что дейморец и находился рядом.

– А может, изучение принципа построения антидотов подождет? – промурлыкала Лана, прижимаясь к Алеорну.

Пальчики девушки сами потянулись к мужественному лицу, коснулись щеки и, очертив линию подбородка, скользнули по шее к верхней пуговице мужской рубашки.

Но тут руку неожиданно перехватили. После чего подарили легкий поцелуй в запястье и безапелляционно сообщили:

– Даже не надейся.

«Репетитор» плавным движением отцепил от себя печально вздохнувшую ведьмачку и усадил за стол. О сопротивлении даже речи не шло. Лана лишь жалобно пискнула, но покорно взялась за книжки. В конце концов, у них впереди еще целый вечер и ночь. А вот если не вызубрить очередной параграф и прилагающиеся к нему выкладки в ближайшее время, это вполне может стоить ей жизни.

«Вызубрю задание и потребую законную награду!» – рассуждала Лана и листала учебник. Но сбыться ее надеждам было не суждено, не прошло и несколько минут, как в дверь требовательно постучали. Алеорн нехотя отложил припасенную для себя книгу и растворился под маскировкой.

Лана же отправилась открывать и обнаружила на пороге взволнованную Элиру.

– Я знаю, как проучить этих несносных девиц! – провозгласила рыжая ведьмачка с внушительным бюстом, даже не поздоровавшись. И, ухватив Лану за локоть, потащила на выход.

Опешив от такого напора, полуэльфийка даже не сообразила оказать сопротивление.

Пока девушки шли по пустому жилому этажу, отведенному на откуп уже третьему курсу ведьмаческого факультета, Элира поведала об интересном зелье, о котором она давным-давно вычитала в одном древнем фолианте. Зелье на первый взгляд было абсолютно безобидным и помогало лысеющей части человечества обзавестись шикарной шевелюрой. А вот при усилении концентрации…

– Мы им устроим косы до пояса! Да такие, что ни одна лента их не спасет! – со злостью заключила Элира.

– Хм, усиление концентрации может привести к самым неожиданным последствиям, – выдала Лана заученный постулат, отчего ведьмачка недовольно поморщилась.

– Не надо прописные истины цитировать, мы очень аккуратно. Я уже все просчитала, – заверила Элира. – К тому же я профессионал. Тебе ли мне не доверять?

Да, причин не верить пышногрудой пассии магистра Грабовского и по совместительству хорошей подруге у Ланы не было. Хотя, надо признаться, два года назад они с Элирой испытывали друг к другу совершенно иные чувства. Мотивы тому были самые веские – обида и гордыня.

В памятный день их первого близкого знакомства занятия у Ланы проходили спокойно и без происшествий. Даже Влас сиял, как магический светильник, видя, с каким усердием безалаберная адептка записывает его лекцию. А полуэльфийка мечтала о скором обеде, ибо завтрак пропустила. Да и с Наташей, которая не появлялась со вчерашнего утра, хотелось поговорить.

В общем, в столовую Лана летела на всех парусах. Подождав Наташу у входа, она быстро сцапала ее за локоток.

– Привет! Где пропадала?

– Я… – начала было Наташа, но ее бессовестно перебила подлетевшая Элира.

– Наташенька, еще раз поздравляю! – Рыжая ведьмачка счастливо улыбалась. – И напоминаю, что ты мне обещала мастер-класс.

А Лана силилась понять, о чем говорит сокурсница и почему смущается Наташа. Но поскольку в голову так ничего и не пришло, полуэльфийка недоуменно спросила:

– А с чем поздравления? И какой мастер-класс?

Элира удивленно заморгала.

– Как, разве ты не знаешь? – И, перейдя на извиняющийся шепот, проговорила, обращаясь к некромантке: – Я не знала, что и от нее надо скрывать, прости.

– Что скрывать? – с нажимом и уже теряя миролюбие, уточнила Лана.

– Тише, тише, – тут же шикнула Элира, а Наташа быстро выдохнула:

– Я тебе как раз хотела рассказать. Сама не знала, что так получится, но… В общем, вчера я вышла замуж… за Анхайлига.

Рядом раздался изумленный кашель Алеорна. Лана же от удивления приоткрыла рот и во все глаза недоверчиво уставилась на подругу.

– Ты? Замуж? Вот прямо…. прямо вчера?!

Окончательно смутившаяся некромантка молча кивнула.

– Да-а, – с мечтательной улыбкой протянула Элира. – У Наташи было потрясающее платье, а главное, я его так удачно затянула!

Лана перевела взгляд на сокурсницу. Но та лишь подмигнула ошарашенной полуэльфийке и, еще раз поздравив Наташу, удалилась в столовую.

Какое-то время Лана молчала и пыталась разобраться в собственных двойственных чувствах. За подругу она была безумно рада, но то, что о таком событии первой узнала Элира, неприятно зудело в душе.

– Эм-м, поздравляю, – выдавливая улыбку, все же проговорила Лана. – Неожиданно, конечно, но я за тебя очень рада. Теперь, наверное, точно переезжаешь?

– Да, теперь – да, – подтвердила Наташа и слабо улыбнулась.

– Вот это жаль… Хотя если еще Инару за Арона выдать и вытребовать им комнату как супружеской паре, то остаток года проведу просто в шикарных условиях, – пробормотала полуэльфийка, силясь затолкать червячка обиды как можно дальше.

Девушки пообедали быстро. Наташа в принципе ела мало, а Лане кусок в горло не лез. Даже на следующей паре полуэльфийка не могла избавиться от мысли, что осталась в дураках. Нет, умом Лана прекрасно понимала, что церемония была тайной, а Элира – просто подруга Грабовского, и поэтому ей повезло оказаться в узком кругу приглашенных. Но легче от этого не становилось. Особенно когда Лана ловила на себе торжествующие взгляды рыжей сокурсницы.

Неожиданно сломавшийся в руке карандаш заставил полуэльфийку вздрогнуть. «Да-а, что-то близко к сердцу я все воспринимаю, – укорила она себя. – Пусть Элира думает, что хочет, но Наташа все равно моя подруга, и я за нее счастлива. А торт мы и на выходных съедим, отметим это событие».

Отметить тогда действительно удалось. А еще Лана, сама пригласившая Элиру, чуть не довела подругу до икоты. Точнее, именно икоты кудрявая полуэльфийка и добивалась, вот только что-то напутала в зелье, и в итоге сокурсница покрылась неприглядными пупырями. С одной стороны, такая пакость была даже и лучше, если бы не одно «но»: в это же время на Лану напал страшный зуд. Непреодолимое желание почесаться было настолько сильным, что девушка поняла – час-другой, и она раздерет кожу до крови.

После небольшого разбирательства, взаимных обвинений ведьмачек и злобного рыка выведенной из себя Наташи, девушки отправились в ближайшую лабораторию варить антидоты. Благо у Элиры, с легкой руки Грабовского, был туда допуск в любое время.

Собственно, в этой лаборатории, уже глубокой ночью, ведьмачки и заключили перемирие. А Элира вдобавок еще и пообещала заняться образованием Ланы в плане практики. Причем свое решение она мотивировала очень веско: «Иначе, не ровен час, ты меня случайно в могилу сведешь».

Так и жила Лана следующие два года, проводя вечера то в библиотеке, то под присмотром Элиры в лаборатории. Зато теперь, к концу третьего курса, множество зелий она могла хоть с закрытыми глазами составить. И, кстати, именно поэтому Алеорн их совместному времяпрепровождению, пусть и не всегда благовидному, не мешал. Ведь любые тренировки и знания, в конечном итоге, шли на пользу учебе.

А пакостили ведьмачки нередко. И хотя скрыть следы очередного «преступления» удавалось не всегда, и пару раз удавалось вывести из себя даже Анхайлига, работать вместе не прекращали. Наоборот, за прошедшее время Элира и Лана настолько сдружились, что теперь друг за друга стояли горой. И вот сегодня в очередной раз собирались отомстить ненавистным светлым. Точнее, конкретным девушкам с факультета благ и исцелений.

На этот раз источник проблем заключался в банальном соперничестве за право считаться самой красивой. Конечно, внешне все выглядело куда пристойней: светлые боролись за нравственность. Мол, бесстыдство это – адепткам с магистрами жить.

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Электронная книга: Ирина Балина. Турнир

Роман ГлушковТурнирЧто делать, если мир сошел с ума и каждый встречный жаждет вас убить? Как ни странно – пытаться на этом подзаработать. Опальный полковник Грязнов со своими наемниками так и поступает. Ведь подобные… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Сезон катастроф Подробнее...201478.2бумажная книга
Роман ГлушковТурнирЧто делать, если мир сошел с ума и каждый встречный жаждет вас убить? Как ни странно – пытаться на этом подзаработать. Опальный полковник Грязнов со своими наемниками так и поступает. Ведь подобные… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Безликий электронная книга Подробнее...2014129электронная книга
Валерий СамохинТурнирКто из нас не мечтал оказаться в сказке! Прокатиться верхом на драконе, поцеловать прекрасную принцессу и, возглавив армию добра, победить коварное зло... В третьем раунде, за явным преимуществом. В… — Альфа-книга, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Белянин и компания Подробнее...2010100бумажная книга
Роман ГлушковТурнирЧто делать, если мир сошел с ума и каждый встречный жаждет вас убить? Как ни странно – пытаться на этом подзаработать. Опальный полковник Грязнов со своими наемниками так и поступает. Ведь подобные… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Сезон катастроф Подробнее...2014150бумажная книга
Роман ГлушковТурнирЧто делать, если мир сошел с ума и каждый встречный жаждет вас убить? Как ни странно – пытаться на этом подзаработать. Опальный полковник Грязнов со своими наемниками так и поступает. Ведь подобные… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Сезон КатастрофБезликий Подробнее...2014бумажная книга
Ирина БалинаТурнирДля Барбары участие в Турнире было единственным способом продлить свою жизнь. Она бежала от судьбы, от смерти, от своего народа, от того, что неминуемо должно было случиться с ней, и бежала она по… — ЛитРес: Самиздат, (формат: 84x108/32, 352 стр.) электронная книга Подробнее...2017176электронная книга
Ирина БалинаТурнирДля Барбары участие в Турнире было единственным способом продлить свою жизнь. Она бежала от судьбы, от смерти, от своего народа, от того, что неминуемо должно было случиться с ней, и бежала она по… — ЛитРес: Самиздат, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Подробнее...2018бумажная книга
ТурнирКто из нас не мечтал оказаться в сказке! Прокатиться верхом на драконе, поцеловать прекрасную принцессу и, возглавив армию добра, победить коварное зло... В третьем раунде, за явным преимуществом. В… — (формат: 84x108/32, 352 стр.) Подробнее...92бумажная книга
Турнир претендентовТурнир претендентов — (формат: 84x108/32, 352 стр.) Подробнее...19005800бумажная книга
Тюлле ЭрвеТурнир на карандашахУдивительная и ни на что не похожая книга-игра "Турнир на карандашах" от популярнейшего детского автора Европы Эрве Тюлле — это захватывающий квест, который можно пройти с друзьями, всей семьей или… — Клевер-Медиа-Групп, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Книги занимательных игр Эрве Тюлле Подробнее...2012366бумажная книга
Д ' АдзельюТурнир в БарлеттеДействие исторического романа "Турнир в Барлетте", посвященного рыцарским войнам, происходит в начале XVI века. В нем показан настоящий дух рыцарства и действующие вымышленные персонажи тесно… — Octo Print, (формат: 84x108/32, 528 стр.) Сериал "Орден" Подробнее...1994160бумажная книга
Романовский П. А.Турнир мастеров с участием М. Эйве и Г. КмохаЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Организованный Ленинградским Облпрофсоветом турнир с участием Эйве и Кмоха является первым соревнованием, в… — ЁЁ Медиа, (формат: 84x108/32, 352 стр.) - Подробнее...19351657бумажная книга
Эрве ТюллеТурнир на карандашах. Книга занимательных игрТакого вы еще не видели! Художник и фантазер, автор полюбившейся всем "Живой книги", Эрве Тюлле превратил обычный альбом для рисования в сборник захватывающих игр. Эта книга делает для ребенка… — Клевер-Медиа-Групп, (формат: 240x330, 64 стр.) Книги занимательных игр Эрве Тюлле Подробнее...2013270бумажная книга
Турнир звезд. Монреаль-79Книга знакомит читателя со всеми партиями монреальского "Турнира звезд" . Наиболее интересные партии подробно прокомментированы участниками выдающегося соревнования, а также другими известными… — Физкультура и спорт, (формат: 60x84/16, 256 стр.) Подробнее...1979150бумажная книга
Романовский П. А.Турнир мастеров с участием М. Эйве и Г. КмохаОрганизованный Ленинградским Облпрофсоветом турнир с участием Эйве и Кмоха является первым соревнованием, в котором молодые советские мастера встретились с представителями западно-европейской… — ЁЁ Медиа, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Подробнее...19352078бумажная книга

dic.academic.ru

Читать онлайн книгу «Металлический турнир» бесплатно — Страница 1

Глава 1

Я шла по ветхой, потрескавшейся брусчатке, оставляя за собой пылевую дымку, вызывающе поднимавшуюся из-под моих потертых ботинок. Сегодня в центре города было пустынно. Это было неудивительно, как и то, что именно сегодня мне не повезло наткнуться на ликтора* (*Служащий правоохранительных органов). Ликторы никогда не отличались дружелюбием и всякий раз на фоне Церемонии Отсеивания делали свой оскал предельно широким. О чем я только думала, выходя в центр именно сегодня? Я даже не успела дойти до пекарни, когда это ничтожество возникло передо мной. Скрепя зубами, мне пришлось распрощаться сразу с пятью голубями, покоящимися в вещевом мешке за моей спиной. Я через силу разошлась с этим ликтором на тихой ноте только ради того, чтобы моя история о том, что я случайно подбила птиц у старой мельницы, не вызвала подозрений. Дефицитные голуби уже давно перевелись в нашем Канто́не*, и даже на древней мельнице не осталось ни единого – все пали жертвами голодающих прачек, живущих в бараках, расположенных напротив последнего пристанища птиц (*Административно-территориальная единица).

Если дать характеристику Канто́ну-А одним словом, этим словом будет “голод”. Стекольный завод, обеспечивающий наш Кантон, хотя и является единственным на весь Дилениум* (*Страна), с каждым годом песчаные карьеры к югу от Кантона становятся всё мельче, что предзнаменует постепенный и неизбежный упадок “А”. Подобное уже случалось с нашими соседями. Когда Кантон-I разорился, исчерпав все запасы бурого угля, его население осталось без шанса заработать на кусок хлеба. Позже людей заставили работать на скотоводнях, но прежде чем скотоводни были организованы, население пухло от голода, вымирая словно мухи. После пятилетнего кризиса, немногочисленные люди, чудом выжившие в “I”, буквально вгрызлись в возможность круглосуточно батрачить на фермах, утопающих в навозе и перегное. Да, за последующие пару лет “I” стал одним из самых богатых Кантонов Дилениума, так как Кар-Хар* (*Столица) всегда испытывал нужду в свежем мясе и молочных продуктах, однако какую цену пришлось заплатить “I”, чтобы выжить. В течение того пятилетнего голода, каждый третий, или даже каждый второй, в “I” умер от голода. Оборачиваясь на их трагическую историю, нам приходится опасаться грядущих лет для Кантона-А.

Нужно было прислушаться к Эльфрику и пересидеть этот день в четырех стенах, как и большинство здравомыслящих людей, заботящихся о целостности своих костей, – не пришлось бы расставаться с жирными голубями. Спустя пять минут после встречи с ликтором, я попрощалась с милой для своих ботинок брусчаткой и перешла на подобие дороги, в бурлящей грязи которой, каждую дождливую осень, тонули полудохлые крысы. Сейчас, в первый день засушливого июля, о промокших ногах можно было не беспокоиться, однако нахлынувшие воспоминания об осени заставляли меня непроизвольно морщить нос. Прошедшая ночь была достаточно прохладной, и в шесть утра мне было приятно кутаться в старую толстовку с давно сломанной молнией. На этом всё приятное на сегодняшний день заканчивалось.

Дома я оказалась в начале седьмого, о чем свидетельствовали дряхлые настенные часы в виде совы, висящие у входа. Не знаю как для остальных Кантонов, но для “А” часы – это непозволительная роскошь. Пусть даже барахлящая, наново склеенная и ужасно страшная, но роскошь. Эльфрик обменял целого сома на них и первое время я бурчала о невыгодной сделке, однако когда спустя несколько дней часы начали кряхтеть, показывая время, я решила заткнуться, всё еще не понимая зачем нам часы, ведь ими сыт не будешь, в отличие от хорошенько прожаренного сома.

Пройдя мимо Эльфрика, растянувшегося на дряхлом диване, я зашла за свою ширму и рухнула на подобие постели, походящей больше на лежанку для приблудившегося пса. Дом, в котором я жила с дядей, скорее был и не домом вовсе, так как представлял собой всего лишь небольшую комнату на тридцать квадратных метров. Это если не учитывать санузел, в котором находился единственный источник воды в нашем доме, пусть только холодной и временами ржавой. Помимо воды здесь еще располагался разбитый унитаз, возле которого было установлено ведро с водой, для возможности смывать за собой “результаты жизнедеятельности”. Для того чтобы помыться, приходилось греть воду в котле, подвешенном в камине, и наполнять теплой водой железную ванну, установленную возле унитаза.

Естественно у нас, как и у девяносто пяти процентов населения Кантона-А, не было плиты, поэтому нам приходилось топить камин, чтобы приготовить себе толковый обед. А так как летом и без камина было слишком жарко, зачастую в эту пору года мы придерживались сыроедения. Я была не против подобного расклада, да и никто в Кантоне-А не был против подобного расклада, ведь главное, чтобы в принципе было что есть, а сырым или вареным – это вопрос второстепенный, которым не могут себе позволить задаваться люди, живущие в вечном голоде.

Наша комнатка была условно разделена на три части: часть у входа, в которой стоял огромный платяной шкаф, занимающий полкомнаты, дряхлый диван, журнальный стол и табурет, на котором доживал свои последние дни кряхтящий телевизор, – это зона сна Эльфрика; часть за широкой ширмой, расположенной в паре шагов от дивана, за которой на полу был разложен старый плед с подобием одеяла и подушки, – это зона моего сна; часть, в которой стоял ветхий буфет, – это зона кухни. Окно, расположенное за ширмой над моей головой, упиралось в каменную стену высотой в двадцать метров, так что единственным источником света в нашей хижине являлось окно, вырезанное перед диваном Эльфрика. Когда с сумерками становилось слишком темно, мы пользовались керосиновой лампой – Эльфрик знал, у кого можно обменять пару уток на пару литров чистого керосина.

Наша хижина стояла в самом конце улицы, с северной и восточной стороны упираясь в стену, очертывающую пределы Кантона-А, с западной стороны встречаясь с хижиной стекольщика, а с южной выходя на узкую улочку с перекошенными деревянными домишками, больше походящими на обветшалые коробки. Нам сильно повезло с тем, что наша хижина была кирпичной – при сильной засухе деревянные дома зачастую горели, а с учетом их плотного соседства, порой за один пожар успевали выгорать целые улицы, прежде чем пожар успевали подавить. Немногочисленные дома из красного кирпича, как наш, выделялись из общей массы дерева и их хозяева немногим легче воспринимали опасность возгорания имущества от спички.

До начала Церемонии Отсеивания оставалось шесть часов, что означало, что у меня еще есть время на сон. Я сняла носки и толстовку, натянула на себя относительно чистую льняную простынь и закрыла глаза, стараясь не думать об утраченных тучных голубях, которых я планировала выменять на мыло.

Глава 2

Пришлось потратить последний обмылок, чтобы смыть с себя грязь недельной давности, и вот я уже стою в здании Администрации Кантона-А, и растираю безымянный палец правой руки. Церемония Отсеивания – это, по сути, отбор пятикровок – людей, склонных к металлическому гену. Ровно пятьдесят лет назад, после глобальной техногенной катастрофы, уничтожившей почти всё человечество, начали появляться первые носители пятой группы крови – “пятикровки”. Только некоторые пятикровки являются носителями скрытого мутирующего гена, который способен сделать своего обладателя определенным Металлом – человеком-мутантом, наделенным неординарными способностями. Металл обладает практической бессмертностью и способен превращать обычные вещи в металл, который он собой представляет. В течение прошедшего полувека выяснилось, что пятикровками являются исключительно представители мужского пола, так что для девушек подобная церемония – банальная формальность, чему я несказанно рада.

Перспектива пятикровия почти никого не радовала. Один раз в пять лет молодых людей от восемнадцати до двадцати двух лет, в обязательном порядке сгоняют в здание Администрации, чтобы извлечь из них образец крови – этот процесс и называется Церемонией Отсеивания. Пятикровок отсеивают и увозят в Кар-Хар, остальные же вольны продолжать проживать свои жизни в поисках куска хлеба. С этого момента “отсеянные” пятикровки считаются пропавшими без вести. Об их дальнейших судьбах ничего не известно, отчего все убеждены в том, что с момента Церемонии Отсеивания пятикровки обречены на нечто ужасное. Все так считают не только из-за страшных сказок бабок-повитух, но и потому, что по хорошим причинам люди без вести не пропадают.

Пять лет назад, после предыдущей Церемонии Отсеивания, мой знакомый по имени Клайд, который зачастую помогал мне добывать такие дефицитные продукты как сахар или дрожжи, не вышел из здания Администрации. Разыскивая парня, чтобы сбыть ему пару куропаток, я узнала о его пятикровии на следующий день после Отсеивания. Уже пять лет как Клайд считался пропавшим без вести, а его семья, состоящая из трех женщин, лишившись главы семейства, едва сводит концы с концами. По старой памяти мы с Эльфриком иногда заносим им что-нибудь из своих трофеев, если только можем позволить себе подобную роскошь, и, кажется, если бы мы этого не делали, эти женщины умерли бы от беспросветного голода уже спустя год после пропажи своего кормильца.

Однако, не смотря на то, что все были в курсе того, что дорога в Кар-Хар ведет прямиком к забвению, а пятикровие – это приговор (только если ты не родился в трех рубашках одновременно), – всё равно находились безумцы, которые вызывались добровольцами. Таких людей называли тэйсинтаями или самоубийцами.

В конце концов, из тысячи молодых людей один раз в пять лет отсеивается лишь около десяти пятикровок, поэтому все парни во время Церемонии рассчитывают лишь на то, что вероятность услышать своё имя слишком мала. И только девушки перед Отсеиванием могут спать спокойно, так как за полвека существования пятикровок еще не обнаружилось ни единой пятикровки без яиц. Если девушка и уезжала в Кар-Хар, тогда она обязательно являлась тэйсинтаем.

В этом году в Кантоне-А было всего лишь триста девяносто семь молодых человек в возрасте от восемнадцати до двадцати двух лет, чьи безымянные пальцы должны были пострадать от иглы. Это вдвое меньше, чем в прошлый раз. Виной резкому уменьшению численности населения в “А” была эпидемия острого кишечного гриппа, вспыхнувшая четыре года назад и покосившая двадцать шесть процентов Кантона. Во время этой напасти людей срезало пачками до тех пор, пока Кар-Хар не решил выделить партию инъекций для зараженных. В итоге эпидемия была остановлена, но за прошедшие три месяца мора население “А” резко сократилось.

Я осматривалась по сторонам, пытаясь отстраниться от общего ощущения паники. Просторный зал был разделен на три части: а) сцена, на которой присутствовали послы Кар-Хара, б) участок для тех, кто еще не сдал анализ крови и в) участок для счастливчиков, успешно миновавших приговора. Каждые пять лет из Кар-Хара прибывает пара Металлов, которые стоят на сцене во время Церемонии Отсеивания, чтобы наблюдать за безошибочностью проведения мероприятия. На сей раз представителями являлись Платина и Ртуть.

Платина был самым первым открытым Металлом. Его открыли двадцать восемь лет назад в двадцатидвухлетнем возрасте, что означало, что сейчас ему должно было быть ровно пятьдесят, однако он выглядел не старше двадцати пяти лет. Платина был широкоплечим, крупным парнем ростом около метра восьмидесяти, с точеным телом, черными волосами и красивыми широкими скулами, что автоматически делало бы его эталоном мужской красоты, если бы не его отстраненный вид, который ясно давал понять, что ему наплевать на происходящее вокруг.

Вторым Металлом была Ртуть – статная блондинка с волосами до лопаток и ногами от ушей. Она была настолько красивой, что от её созерцания наверняка можно было бы ослепнуть, если бы на нее пришлось смотреть дольше одной минуты, не моргая. Однако её красота всем своим видом источала опасность. На протяжении всей Церемонии Ртуть всем своим видом демонстрировала, что ей неприятно находиться среди оборванцев, и я была более чем уверена в том, что будь её воля – она бы перестреляла всех присутствующих лишь для того только, чтобы освободить себя от бремени присутствия в гнилом Кантоне, вот только она не была уверена в том, что в процессе не запачкает свои атласные серые перчатки, покрывающие её руки до локтей.

Ртуть была одной из двух Металлов, которые являлись женщинами. Естественно она не была пятикровкой, что делало её существование в ранге Металла загадкой, ведь Металлом может стать только пятикровка, а пятикровками являются только мужчины… Все предполагали, что Ртуть обычный тэйсинтай, которому сделали переливание пятой группы крови, однако никто в этом не был уверен на сто процентов.

По сути, Металлы должны были присутствовать на Церемонии для того, чтобы воодушевить пятикровок и вселять в них надежду на то, что они тоже вскоре смогут обрести вечную молодость, посредством обращения в Металл. Обычно это работает, но, судя по слухам, зачастую бывают срывы, когда молодые люди впадают в истерику от страха перед своим будущим, о котором люди распускают не самые лучшие догадки, и совершают неудачные попытки самоубийства. В Кантоне-А подобных инцидентов прежде не было, что немного успокаивало.

Также, по непонятной мне идее, присутствие Металлов должно было воодушевлять обычных людишек становиться тэйсинтаями, что даст им возможность отправиться в Кар-Хар. Если в других Кантонах и были самоубийцы, то в Кантоне-А тэйсинтаев не было вообще никогда.

На стене за спинами Платины и Ртути, стоящих по две стороны сцены, высвечивался простой пример с решением: “285+112=397”. Это означало, что в зале присутствует двести восемьдесят пять парней и сто двенадцать девушек. В этом году “неотсеянных” было мало, из чего следовал вывод, что Церемония должна пройти быстрее обычного.

Змееподобная очередь, вьющаяся с перекрытого ликторами входа, быстро продвигалась к сцене. Вначале шли парни, сразу за ними следовали девушки, с успокоением перешептывающиеся между собой о том, что появились на свет в ранге слабого пола. Мне же хотелось поскорее уколоть палец и, оказавшись в толпе счастливчиков, с облегчением вывалиться из этого здания, чтобы крепко обнять ожидающего меня снаружи Эльфрика. Мы с дядей редко обнимались, но всякий раз делали это так, словно больше шанса нам может не представиться. Этим утром мы обнялись.

Окунувшись в мысли о Эльфрике, с которым мы договорились сразу после Церемонии отправиться в пекарню, чтобы обменять куропатку на яблочный пирог у старика-пекаря, я на минуту забыла о том, что уже у четверых парней, стоящих возле Ртути, жизнь разрушена (а если судить по их лицам – окончена). Улыбаясь воображаемому Эльфрику, я перевела взгляд со стены, на которой медленно таяли цифры, обозначающие количество непроверенных людей, и неожиданно встретилась с холодным взглядом Платины, который выражал полное безразличие, но скорее не к моей персоне, а ко всему происходящему вокруг. Я резко опустила голову, чтобы не привлекать к себе внимание, и начала потирать руками бёдра. Мои майка, мешковатые штаны и кроссовки, с пробитой гвоздем пяткой, были черного цвета, но не потому, что черный – мой любимый цвет, а потому, что он лучше всего скрывал грязь. Естественно Эльфрик настоятельно посоветовал мне перед Церемонией выстирать свою лучшую одежду, однако едва ли стирка в итоге смогла спасти мой внешний вид. Даже распущенные черные волосы, которыми я прежде гордилась, на фоне атласных локонов Ртути выглядели дешевым ширпотребом.

Около получаса я смотрела в спину парня, стоящего впереди меня, который был всего на пару сантиметров выше моей головы. Он был одет в выцветшую коричневую футболку и, судя по частым почесываниям головы, в его отросших волосах явно бродил целый выводок блох. Мне каждое лето приходилось бороться с этими паразитами при помощи растворов полыни, пижмы, соды и прочих премудростей, так как Эльфрик не одобрял моего желания состричь волосы. И хотя я была в курсе того, что блошиной фермой в Кантоне-А заведует каждый второй, стоять возле парня, который в силах побрить голову, чтобы не раздирать её в кровь, было немного неприятно.

Я была первой девушкой в строю, следующим сразу за строем парней, поэтому, когда дело дошло до последнего парня, стоящего передо мной, я с облегчением выдохнула, предчувствуя близкое завершение Церемонии. На сцене всё еще стояло только четыре пятикровки, что было редкостью, так как обычно в Кантоне-А набиралось от десяти до пятнадцати человек. Нынешние “счастливчики” толпились за спиной Ртути, всего в шаге от холодной блондинки, так как по правилам Церемонии “отсеянные” парни должны были стоять со стороны женщины-Металла, а девушки со стороны мужчины-Металла. Из-за того же, что тэйсинтаев в Кантоне-А никогда не было, правая часть сцены, за спиной мужчины-Металла, всегда пустовала.

Задача очередников была проста – подойти к столу, за которым сидел медик из Кар-Хара в белоснежном халате и стерильной повязке на лице (словно боясь подцепить какую-нибудь гадость от присутствующих), протянуть правую руку, почувствовать укол в безымянный палец, услышать “чисто” и отправиться к толпе, которую миновал дамоклов меч. Если доктор вместо слова “чисто” начинал зачитывать личные данные стоящего перед ним человека – это было оглашение пятикровия. Зачитка личных данных делалась для того, чтобы формально ознакомить присутствующих с новобранцем, однако все прекрасно понимали, что всем глубоко наплевать на то, как именно зовут несчастного, и какой у него рост.

Парень, стоявший передо мной, сделал пять шагов вперед за очерченную желтую линию, протянул руку и, спустя несколько секунд, берущий анализ крови медик произнес:

– Сол Вега, двадцать два года, три месяца, четыре дня от рождения. Рост метр семьдесят четыре, вес шестьдесят пять килограмм, светлый шатен, цвет глаз карий. Пятикровка. Прошу подняться на сцену.

– Нет, – раздался приглушенный выдох парня и, замотав головой, он сделал шаг назад. Ликторы, стоящие по две стороны от ступеней, ведущих на сцену, сдвинулись со своего места, но парень неожиданно достал из-за пазухи пистолет и… Выстрелил себе в висок!

Всё произошло так быстро, что я даже не успела испугаться. Секунда – и на меня что-то попало, еще секунда – и парень лежит у моих ног. Толпа девушек за моей спиной мгновенно начала визжать, парни из толпы “чистых” начали гулко реагировать, и только я замерла на месте, глядя широко распахнутыми глазами на лужу крови, вытекающую из головы незнакомца, распластавшегося прямо передо мной. Моя правая рука была забрызгана кровью, и я почти была уверена в том, что на лицо мне тоже попало.

Ликторы начали стучать дубинками по щитам и толпа быстро замолкла. Спустя минуту два ликтора за руки вытащили тело пятикровки из здания Администрации. Когда ответственный за проведение Церемонии ликтор прекратил выяснять, как именно самоубийце удалось пронести оружие внутрь, с учетом того, что всех на входе обыскали, и толпа, наконец смолкла, в воздухе повисла режущая перепонки тишина. Я всё еще ошарашенным взглядом смотрела на лужу крови, медленно подступающую к моим ногам, подавляя зудящее желание стереть капли чужой крови с моей побледневшей руки.

– Покончим с этим, – злобно прорычал ликтор, стоящий между мной и столом, за которым сидел медик, после чего добавил. – Следующий.

Я была удивлена тому, что у меня получилось сдвинуться с места при том, что я ощущала себя ледяной глыбой, которая едва ли способна была передвигать себя самостоятельно. Аккуратно обойдя кровавую лужу, я остановилась напротив стола медика и замерла.

– Руку, – невозмутимым, уставшим тоном произнес мужчина в белом халате, но я пропустила его требование мимо себя, всё еще пребывая в шоке. – Руку, – более настойчиво и громко повторил медик, что заставило меня, наконец прийти в себя. Быстро заморгав, я протянула правую руку вперед, после чего к моему безымянному пальцу поднесли синий прямоугольник, из которого внезапно вынырнула игла, едва ли не пронзившая мой палец насквозь. Поморщившись, я перевела взгляд на четверых парней, стоящих на сцене возле Ртути, затем на толпу “чистых” и впервые за всю жизнь положительно отнеслась к тому факту, что рождена девушкой.

Я снова посмотрела на медика, который уже успел опустить образец моей крови на одноразовый диск прозрачного цвета. Внезапно на мониторе его компьютера появилась моя фотография, которая была сделана днем ранее. Накануне перед Церемонией Отсеивания все её участники проходят медосмотр в фельдшерском пункте, где сдают образец крови, измеряют рост и вес, и фотографируются для личной анкеты.

– Теа Диес, – вдруг произнес моё имя медик внезапно охрипшим голосом, отчего моё сердце остановилось в рывке. – Восемнадцать лет и двадцать один день со дня рождения. Рост метр семьдесят два, вес шестьдесят два килограмма, брюнетка, цвет глаз голубой. Гхм… Пятикровка, – нахмурившись, добавил мужчина. В пространстве повисла давящая тишина. Кажется, я умерла на месте. Округлив глаза, я мысленно кричала на медика о том, что это невозможно, так как я девушка, а девушек пятикровок не существует! Однако он не спешил произнести: “Прошу подняться на сцену”, что всё еще грело во мне надежду на изменение результатов теста.

– Руку, – вдруг повторно попросил медик, и я снова протянула свою внезапно окоченевшую ладонь, вложив её в облаченную в латексную перчатку руку медика. Он протер мой пострадавший палец проспиртованным куском стерильной ваты и снова проколол его, в чем не было абсолютно никакой необходимости, так как из предыдущего прокола кровь всё еще хлестала бурным потоком. Снова опустив каплю моей крови на новый одноразовый диск, он посмотрел на монитор, на котором сиюсекундно повторно высветилась моя анкета.

– Теа Диес, – снова повторил озадаченным голосом медик. – Восемнадцать лет и двадцать один день со дня рождения. Рост метр семьдесят два, вес шестьдесят два килограмма, брюнетка, цвет глаз голубой. Пятикровка.

Кажется, все присутствующие замерли в попытке поразить меня молнией, чтобы облегчить мою участь. Неожиданно медик схватил меня за правое запястье, после чего воткнул огромную железную иглу глубоко в моё предплечье и, не самым безболезненным способом, выкачал из меня целых пять миллилитров крови. Вслушиваясь в гнетущую тишину, повисшую в зале, я пыталась не скончаться от испуга на месте. Через несколько секунд после взятия крови из моей вены и её анализа, медик посмотрел на меня, строго нахмурив лоб:

– Венерическими заболеваниями не страдает.

После этих слов он резким движением медицинского лезвия срезал с моего правого запястья резиновый напульсник красного цвета, на котором черными буквами была выдавлена надпись “Заражена”.

– Прошу подняться на сцену.

Глава 3

С бешеным стуком сердца, отдающим наковальней в ушах, я медленно поднялась на сцену, случайно встретившись с ошарашенным взглядом одного из ликторов, стоящих возле лестницы. Вовремя вспомнив, что мне необходимо встать с правой стороны от Платины, я остановилась в пяти шагах от безучастного Металла, тщетно стараясь восстановить своё сбившееся от страха дыхание. Передо мной всё плыло – удивленные лица пятикровок и чистых, возмущенное лицо Ртути, скрещенные на груди руки Платины… Пока я старалась осознать, что именно только что произошло, церемония продолжала двигаться вперед. Испуганные подобным поворотом событий, девушки резко побледнели – одна из них даже упала в обморок сразу после укола в палец. Ликторам снова пришлось попотеть – на сей раз, чтобы перетащить обомлевшую девицу в толпу чистых.

Мои конечности с каждой минутой холодели всё сильнее, и казалось, будто в помещении не плюс двадцать, а все минус десять. Что именно должно было происходить с пятикровками дальше никто из присутствующих не знал, что, как по мне, пугало еще больше, чем, если бы мы наверняка знали о том, что нас непременно вздернут.

Пока я блуждала в своём затуманившимся подсознании, доктор вышел из-за стола и объявил о том, что Церемония Очищения закончена, и чистые могут быть свободны. Когда входная дверь распахнулась, и толпа молодых людей ринулась наружу, я вздрогнула, вспомнив о том, что через дорогу от здания Администрации сейчас стоит и ожидает меня Эльфрик, с куропаткой в вещевом мешке за плечом, которую мы хотели обменять на яблочный пирог.

Мои родители погибли от эпидемии холеры, когда мне было пять лет, но я до сих пор ясно помню каждого из них. Моя мама была голубоглазой блондинкой с каре в виде шара и с милой, широкой улыбкой. Отец же был высоким брюнетом с красивой россыпью морщинок вокруг сияющих, темно-синих глаз. Еще в детстве я поняла, как сильно на него похожа.

Во время разбушевавшейся эпидемии тела погибших вывозили за пределы Кантона и сжигали в общем костре, но об этом я узнала лишь спустя несколько лет, когда однажды поинтересовалась у Эльфрика, почему у моих родителей нет могилы. В моей детской памяти настолько мощно застрял жуткий запах горелой плоти, стоявший над Кантоном несколько недель подряд, что я до сих пор вспоминаю о днях эпидемии с дрожью, хотя в том возрасте совершенно и не понимала, что именно происходит.

Эльфрик был младшим братом моего отца. Он был высоким брюнетом с голубыми глазами и такой же россыпью тонких морщинок у глаз, как и у папы. А еще у него была невероятно добрая улыбка. На момент смерти моих родителей Эльфрику едва исполнилось восемнадцать лет, и больше родственников у меня не было. Да и Эльфрика я толком не знала. Он жил отдельно от нас, в бараке стекольного завода, на котором с тринадцати лет работал подмастерьем и уже в пятнадцать умудрился заполучить должность стеклодува.

До сих пор помню, как познакомилась с ним. На следующий день после того, как родителей отправили в карантинный лазарет, Эльфрик пришел к нам домой и накормил меня подгоревшей пшенной кашей. На вкус она оказалась просто ужасной, но я была настолько голодна, что съела её всю до последнего зернышка.

Перед восемнадцатилетним парнем встал выбор: взять опеку над хилой девчонкой, которая может откинуться в ближайшую зиму от морозов или в последующую весну от голода, либо отдать ребенка в приют, в котором шансы на выживание до совершеннолетия клонились к нулевой отметке. В случае опекунства Эльфрик автоматически становился владельцем отцовского дома и терял место в бараке, вместе с лучшей работой во всем Кантоне, так как на стекольном заводе могли работать только те люди, у которых нет частной собственности, и которые нуждаются в крыше над головой, коей являлся барак. Положение было практически безвыходным, и любой бы на месте Эльфрика отдал обузу в переполненный приют на верную смерть, оставив за собой отличное рабочее место, неплохую зарплату и перспективы на безоблачную жизнь, насколько она в принципе могла быть безоблачной в Кантоне-А. Но Эльфрик так не поступил. Он отказался от одного из лучших рабочих мест в Кантоне, приличного заработка и ежемесячного пайка лишь для того, чтобы попытаться меня выходить. Я прекрасно помню себя в тот период своей жизни – доходяга на двух тонких ножках, которые еле передвигались, заплетаясь между собой при ходьбе. На пороге стояла зима, которая наверняка прикончила бы меня, даже если бы мои родители были бы живы, но Эльфрик умудрился выбороть моё право на жизнь. Он поставил всё на моё выживание – обратной дороги на завод не существовало, а приличного заработка во всем Кантоне больше было не найти. Ему предстояло не только бороться за мою жизнь, ему предстояло бороться и за свою, так как желудки одинаково урчали у нас обоих и мерзли мы с одинаковой скоростью.

1 2 3 4 5 6 7

www.litlib.net