Остин Осман Спейр «Книга Удовольствия. Психология Экстаза». Удовольствие книга


Книжное удовольствие ⋆ Книжное удовольствие

Опубликовано: 25.09.2018

— Людмила, почему вы решили издавать именно детские книги? — Мы — те, кто придумал «Абрикобукс», — страстные читатели. И когда мы перечитали всё, что любим, уже по пятому разу, задумались о своём проекте. Мы знали, что есть много авторов и художников, которых мы хотели бы открыть для читателей. Возникло желание работать с молодыми и […]

Опубликовано: 19.09.2018

Ирада Вовненко — известная петербургская писательница и искусствовед. Работала преподавателем, была сотрудником международного отдела музея-заповедника «Царское Село», в настоящее время — заместитель директора по связям с общественностью музея-памятника «Исаакиевский собор», занимается выставочными проектами и благотворительной деятельностью. Для детей она начала писать в 2006 году и создала серию замечательных книг о мальчике Пете. Вместе с героем юные читатели путешествуют во времени, попадают в разные […]

Опубликовано: 11.09.2018

Красивые, стильные и качественные ковры от La Redoute Interieurs преобразят пространство квартиры и сделают комнату более яркой. Тенденции этого года — подражание ручному стилю килим и марокканскому стилю. Килим — тканый гладкий двусторонний ковер ручной работы, впервые был соткан в Древней Персии. Традиционными считаются килимы из шерсти, но встречаются килимы из хлопка, с добавлением шелка либо, […]

artdelivre.ru

Остин Осман Спейр «Книга Удовольствия. Психология Экстаза» » KATABASIA: Эзотерритория психоккультуры

Позволю себе сказать пару слов, как человек занимавшийся переводом данной книги. Она безумно сложна для понимания. Не один раз и не два, и даже не пять, я перечитывала оригинал, так и не решаясь его переводить. Но, постепенно, проникнув за завесу слов, проникнув в саму идею, я начала понимать, даже самые, на первый взгляд, абсурдные предложения, кажущиеся не более чем сочетанием случайных слов. Желаю удачи всем, кто пожелает понять эту книгу, потому что простое её прочтение не принесет удовольствия, а скорее смутит разум. Замечание: в тексте нет пометок переводчика. Все пометки и примечания в скобках принадлежат автору.

 

Книга Удовольствия (Любви Себя)

Психология Экстаза

Остин Осман Спеар

Определения.

Такие слова как Бог, религия, вера, мораль, женщина и.т.д (поскольку они являются формами убеждения), используются в качестве выражающих различные «средства» контроля и выражения желания: идея единства посредством страха в той или иной форме, которая должна наложить запрет, является воображаемым пределом, который расширяется наукой. Она добавляет очень дорого оплаченный дюйм к нашему росту – не более того.

Киа: абсолютная свобода, которая свободна настолько, что этого хватает для того, чтобы она стала «реальностью» вне времени. Таким образом, она не содержит в себе идей о самой свободе и «средствах», с помощью которых Эго могло бы её достичь, будучи свободной от идей о ней самой и веры в неё. Чем меньше о ней сказано, тем она более понятна. Вспомните, эволюция учит посредством ужасных наказаний – эта концепция является конечной реальностью, но не конечной свободой от самой эволюции.

Добродетель: чистое искусство.

Замена: Страх, убеждения, вера, контроль, наука и тому подобное.

Любовь Себя: психическое состояние или настроение, вызванное эмоциями смеха, которое становится принципом, позволяющим удовлетворить Эго или установить универсальную связь в разрешенном приобщении до опыта понимания.

Истощение: Это состояние пустоты, вызванное истощением желания каким-то способом диссипации, когда настроение соответствует природе желания, то есть, когда разум беспокоится из-за неудовлетворения желания и ищет исцеления. Овладение этими настроениями и проживание их создает результирующую пустоту, чувствительную к тонкой идее Сигил.

Различные Религии и Доктрины как средство достижения Удовольствия, Свободы и Власти.

Во что можно верить, как не в своё «Я»? Я является отрицанием завершенности как реальности. Ни один человек не видел себя в какой-либо период времени. Мы то, во что верим и то, что вовлекается в процесс времени как концепция. Создание вызвано наложением запрета на эту формулу.

Действия – это выражения идей, завязанных на убеждениях. Им присуще быть неясными, их эксплуатация косвенная, они легко обманывают интроспекцию. Плоды действий двойственны, Небеса или Ад, они Единство или Ничто (Чистилище или Безразличие). На Небесах есть желание Женщины. Ад интенсивного желания. Чистилище – это ожидание отсрочки. Безразличие, но и разочарование до возвращения в определенное состояние. Тогда воистину они одно и то же. Мудрый искатель желаний, поняв, что они есть «различные степени желания» и никогда не желаемы, отрекается как от добродетелей, так и от пороков и становится Киаистом. Оседлав свою акулу желания, он пересекает океан дуализма и посвящает себя в любовь к самому себе.

Религии – это проекции несостоятельности, воображения страха, покров суеверия, парадокс заключается в истине (0), а часто – в украшении идиотизма. Добродетель в идее дешево увеличить удовольствия, избавиться от своих грехов и простить их, но это торжественное выражение кукольного театра, управляемого страхом. Да! То, что вы вложили в религию – это ваши мучения, даже если и воображаемые! Перспектива не из приглядных, вы проучили сами себя! Это стало врожденным, а ваше тело так восприимчиво.

0: Что Бог всегда на Небесах или Что Всевышний непостижимо эманируется в своей идее или отрицании – совершение самоубийств и тд

Некоторые восхваляют идею Веры. Вера в то, что они – Боги (или что-нибудь еще), сделает их постоянно доказывающими это своими поступками, и наполнит их неверием. Лучше признать недееспособность и ничтожность этого, чем укрепить веру, так как поверхностное «защищает», но не меняет жизненно важных установок. Тем самым, отклоняй изначальное в замен на более позднее. Их формула – это обман, и они сами обмануты отрицанием своей цели. Вера является отрицанием, или метафорой идиотизма, поэтому она всегда терпит неудачу. Чтобы запреты находились в безопасности, правительства силой насаживают религии в глотки своих рабов, и это всегда успешно. Тех, кому удалось избежать этого – мало, но они достойны большой чести. Когда вера гибнет, «Я» вступает в свои права. Другие менее глупые, скрывают воспоминание, что Бог – это концепция их самих, и так сильно подчиненная закону. Тогда, настолько ли желательна эта амбиция веры? Лично я еще не встречал человека, кто уже не Бог.

Другие же, и те, кто много знает, не могут сказать точно, что же есть эта «вера», и как верить в то, что бросает вызов природным законам и существующим теориям. Конечно, это не просто говоря «Я верю»; это искусство было давно потеряно. Они еще больше напрямую подчинены замешательству и отчаянию, когда они открывают свои рты, полные аргументов; не владея силой и несчастные до тех пор, пока не распространят своё собственное заблуждение, с целью достижения убедительности, они должны принять догму и маньеризм, которые исключают возможности… Посредством такой иллюминации своего собственного знания, они загнивают на пути к свершениям. Разве мы не наблюдали, как они распадаются в своих порциях толкований? Истинно, человек не может верить убеждениями или выгодой, как не может и объяснить свое знание не иначе как рождением нового закона. Мы являемся всем, зачем же необходимо воображать, что мы этим не являемся?

Будьте мистиком.

Другие верят молитве. Разве еще не все поняли, что просить – это значит быть отвергнутым? Пусть это станет корнем вашего Евангелия. Ах, вы, кто живут жизнями других людей! Пока желание подсознательно, оно не может быть удовлетворено, нет, не в этой жизни. Тогда воистину спать лучше, чем молиться. Состояние покоя – скрытое желание, форма «не прошения», с помощью этого женщина получает многое от мужчины. Использовать молитву (если вы должны молиться) как средство истощения, тогда вы получите ваше желание.

Некоторые делают очень многое, чтобы доказать сходство различных религий; естественно, этим доказывается лишь возможность фундаментальной иллюзии, но они этого никогда не осознают – это закон осмеяния, как сильно они страдают! Их внутренние конфликты намного сильнее, чем у неосведомленных. То, с чем они могут идентифицировать своё собственное заблуждения страха, они называют истиной. Они никогда не видят схожесть религий и их квинтэссенцию – их собственную нищету воображения и временное облегчение религией. Лучше показать существенное различие религий. Полезно знать, что означает различное; разве их цель не обман и управление? Тогда конечно, для принятия трансцендентного не должно быть понятий Бога и религии.

Некоторые превозносят так называемую Истину, но придают ей слишком много значений; забывая о её зависимости, они доказывают её относительность и парадокс, песня опыта и иллюзии. Парадокс не является «истиной», но «истина» в том, что всё, что угодно, может стать истинным на время. Что заменяет парадокс и его неявное («не обязательное»), я сделаю основой своего учения. Давайте определим, подумав, «истина» не может быть разделена. Любовь Себя не может отрицаться и является Любовью Себя, когда парадоксальна, при любых условиях, следовательно, она одна является правдой, без каких-либо принадлежностей.

Другие восхваляют церемониальную Магию, и, как предполагается, испытывают много удовольствия! Наши ложи переполнены, эта стадия давно миновала. Разве символизируя, мы становимся символизируемым? Если я короную себя Королем, стану ли я им? Скорее я стану объектом отвращения и жалости. Эти Маги, чьё лицемерие является их гарантией безопасности, всего лишь безработные денди из борделей. Магия — это естественная способность привлекать, не прося этого; церемония без аффекта – их доктрина отрицания. Я знаю хорошо их и кредо их учения, которое учит страху перед своим собственным светом. Вампиры, они как паразиты-кровососы в вопросах привлечения. Их практики доказывают их недееспособность, у них нет никакой магии, ни чтобы усилить норму, радость ребенка или здорового человека, ни чтобы вызвать удовлетворение от своей собственной мудрости. Их методы зависят от болота воображения и хаоса условий, их знание получено с меньшей пристойностью, чем гиена получает свою пищу, и я говорю, что они даже не так свободны и удовлетворены, как последнейшие из животных. «Я» (самость) проклято в их отвратительной жирности, отсутствия силы, даже без магии обаяния и красоты, они отталкивающие в их плохом вкусе и позерстве для рекламы. Свобода энергии достигается не путем её связывания, великая сила не методом её дезинтеграции. Разве это не потому, что наша энергия (или материал разума) уже связан и разделен, что мы не дееспособны, не говоря уже о чем-то магическом?

Некоторые верят в то, что каждая вещь является символичной и может быть расшифрована и может объяснить нечто оккультное, что до сих пор нам не было известно. (Великие духовные истины?). Метафора как аргумент, осторожно смешивает очевидное и развивает скрытые силы. Это ненужное раздувание, тем не менее весьма впечатляющее, разве не отвратительно? (Слон чрезвычайно большой и сильный, а свинья, хоть и одиозна, но не вызывает отвращения у нашего отменного вкуса). Если человек не является героем в глазах своего слуги, еще меньше шансов у него остаться мистиком в глазах любопытных. Подобие развивает мимикрию. Приукрасьте своё значение, в любом случае спорное (по факту), после того как продемонстрировали свою честность. Истина, хоть и проста, никогда не нуждается в аргументе неопределенности для неясности; её собственный чистый символизм охватывает все возможности как мистического замысла. Примите свою точку зрения в здравом смысле, и вы включите правду, которая не может лгать; никакой аргумент еще не преобладал. Прекрасная пропорция не предлагает изменения, а то, что бесполезно – распадается.

Они отвергают весь современный символизм (1) и очень скоро достигают абсурда. Не рассчитывая на изменения (2) и (временами) произвольную природу символики или случай сохранившейся глупости, принятие традиции без науки, их символизм хаотичен и бессмысленен. Не зная ранних представлений, они преуспевают в проецировании своих собственных заблуждений, пользуясь этой путаницей, как объяснением древних символов. Дети и то мудрее. Конгломерат древности распался, но собранный с болезненной жадностью – является ли предметом для снисходительности? Забывая показные идеи, изучите лучшую традицию, наблюдая свои собственные функции и современную непредубежденность.

Некоторые превозносят веру в моральный кодекс, который сами постоянно нарушают и никогда не достигают своей цели. Следуя в правильном направлении, они становятся успешными в управлении сами собой, и являются самыми здоровыми, здравомыслящими и самоудовлетворенными. Это можно назвать противоположностью моей доктрины. Они достигают удовлетворения в допустимом, в то время как моё – абсолютно полное. Оставим здесь того, кто не достаточно силен для великой работы. Он может затеряться в свободе. Так пусть же скромные расправят свои крылья бесстрашно!

1: Все средства передвижения, оборудование, системы управления, учреждения, и все существенно современное имеет крайне важное значение в выработке символов нашим сознанием.

2: Символ правосудия, известный римлянам, не является символом божества, по крайней мере далеко не во всех случаях. Жизненная сила – не вода, а мы – не деревья; более вероятно, что мы сами, которые можем включать в себя и деревья где-то в неизведанном, гораздо более очевидны в наших действиях в настоящем времени.

Другие говорят, что знание вечно. Это вечная иллюзия обучения – приказ учить то, что мы уже знаем. Спрашивая себя «как?», мы порождаем глупость. А без этой концепции разве мы не можем знать, что там, и достигнуть совершенства? Некоторые за концентрацию, но она не освободит вас. Разум, принимающий закон, порабощен. Поняв это, вы захотите деконцентрации. Разобщение от всех идей, но одна так и не освобождена – творческая реализация, неистовство творения. Опять же другие считают, что все вещи есть эманации божественного духа, как лучи от солнца. И следовательно, они нуждаются в освобождении? Поистине, вещи не нуждаются в концепциях и вере. Тогда давайте разрушим или изменим концепцию и опустошим веру.

Эти и многие другие доктрины заклеймены мной как источники греха и иллюзии. Каждая в отдельности и все они вместе зависят от путаных импликаций, завуалированы, развиты из раздвоенности сознания для своей собственной реализации. В страхе они извергают из себя горячую кровь, которой они были, чтобы увидеть плоды их действий и удовольствий. Так же и вера в самые разные теории, которые являются результатом дуального принципа и паразитами друг на друге. Как наркотики и нож хирурга, они только аннулируют или в лучшем случае удаляют эффект. Они не изменяют или удаляют фундаментальную причину (закон). «О, Бог, твоё искусство — застойная среда». Всё это шарлатанство: эти религии, чье существование зависит от их провала, так полны страданий и смирения, лишь умножают аргументы, настолько полны их, насколько и злы, настолько наполнены незначительным, настолько лишены удовольствия в этой жизни или какой-либо еще, что я не могу их принять. Их условие для удовольствия – смерть! Лучше человеку отказаться от всех них и избрать свою собственную неуязвимую цель. Он не может идти дальше, и это единственный способ его избавления. С его помощью он может вкладывать своё удовольствие в то, во что он изволит и находить в этом удовлетворение.

Потребитель религии

 

Киа, в своем трансцендентальном и мысленном проявлении.

У него нет имени, которым можно было бы его назвать. Я называю его Киа, я не осмеливаюсь назвать его самим собой. Киа, которое можно выразить мысленными идеями, не является вечным Киа, которое сжигает все верования, но является архетипом «я», рабства смерти. Пытаясь описать «его», я пишу то, что может быть названо, но не всегда называют «книгой лжей».(3) Неортодоксальность первоначальности — парящий «взгляд», который отражает некоторым образом путем случайностей, что правда где-то есть. Киа, которое нельзя точно описать словами, является «Ни тем, Ни другим», неизменным «я» в чувстве вездесущности, истолкованием, символически расшифрованным в сакральном алфавите, о котором я и собираюсь писать. Его эманацией является его собственная интенсивность, но не обязательность, оно всегда существовало и всегда будет существовать, девственный квант – благодаря его плодовитости мы существуем. Кто осмелится сказать где, почему и каким образом оно существует? Трудом времени скептик заполняет свои границы. Не связанное, но все дозволяющее, оно ускользает от понимания, хотя является квинтэссенцией понимания, как распространяющее удовольствие в значении. Предшествующее Небесам и Земле, в своем аспекте, выходящем за их пределы, но не являющееся интеллектом, его можно рассматривать как изначальный сексуальный принцип, идею удовольствия в любви к самому себе. Только тот, кто принял позу смерти, может воспринимать эту новую сексуальность, и её всемогущую любовь удовлетворенной. Тот, кто всегда является рабом верования, заполнен желанием, определяется таковым и не может в своей неудовлетворенности видеть ничего, кроме бесконечных отростков этого желания. (4) Прародительница самой себя и всех вещей, но ни на что не похожая, эта сексуальность в своей начальной простоте, воплощает вечное. Время не изменило её, поэтому я называю её новой. Этот наследственный принцип секса, и идея самого себя, являются одним и тем же, эта тождественность – её настоятельное требование и бесконечные возможности, изначальная раздвоенность, тайна тайн, Сфинкс у ворот духовности. Все мыслимые идеи начинаются и заканчиваются как свет в её эмоции, экстаз, который вызывается созданием идеи «самого себя». Идея — это объединение формулой самого себя, её обязательная реальность, так как преемственность, вопрос всех вещей, вся эта вселенная, видимая и невидимая, вышла из неё. Так как единство подразумевает двойственность, оно рождает троицу, рождает тетраграмматон. Двойственность, будучи единством, является временем, комплексом понимания, вечным обратным движением к первобытной реальности в свободе — будучи троицей двойственностей, является шестью чувствами, пятью гранями порождающего секс как среду для самоассимиляции в отрицании, как полную сексуальность. Существующий тетраграмматон двойственностей делится на двенадцать компонентом, человеческим комплексом, и может называться двенадцатью заповедями верующего. Он представляет бесконечное десятичное число, его многократность, включающую вечность, из которой пробиваются многообразные формы, которые составляют существование. Оживленная дыханием самолюбия, жизнь понимает его. «Я», являющееся противостоящей ей силой, является попеременно конфликтом, гармонией, жизнью и смертью. Эти четыре принципа являются одним и тем же – пониманием, которое считается полным «я» или сознанием – следовательно, они могут быть смешены в одно целое и символически выражены. Одна форма, составленная из двух, то есть имеющая три ступени и четыре направления.

3. Об этом «Я»; все понимание — это принцип двойственности, закон, который является его пониманием.

4. Неизмененный принцип секса, преломляясь в принципе двойственности, производит бесконечное разнообразие эмоций или сексуальностей, которые можно назвать его ответвлениями.

Трансцендентальный Закон, Закон и Завет «Нового».

Закон Киа является сам себе судьей, за пределами вынуждения, кто может угрожать безымянному Киа? Очевидное, но непостижимое, не имеющее формы, его строение превосходно. Его желанием является его изобилие, кто может оспаривать его мистические цели? Из-за наших знаний он становится более смутным, более далеким, наша вера – смутность. Я не знаю его названия. Как он свободен, ему не нужно всевластия! (Королевства являются грабителями своих же богатств). Без ряда поколений, кто осмелится провозгласить родство? Без целомудрия, какой привлекательный в своем нравственном самолюбии! Как он могуч, в своем утверждении «Не обязательно – Не имеет значения»! Любовь к самому себе в полной перспективе, служит своей собственной непобедимой цели достижения экстаза. Высшее блаженство, изображающее противодействие, является его балансом. Оно не испытывает боли, оно не утруждается. Разве оно не привлекательно для самого себя и не независимо? Конечно, мы не можем назвать его балансом. Мы можем лишь имитировать его закон, все созидание без команды объединится и послужит нашей цели в удовольствии и гармонии. Киа, выходящее за пределы понимания, является неизменным и неистощимым, для того, чтобы его увидеть, не требуется толкования. Если мы откроем рты, чтобы говорить о нем, то мы будем говорить не о нем, а о нашей двойственности, каким бы могущественным оно не было в своей первоначальной простоте! Киа без понимания, совершает воссоединение, как полнота создания. Самая могущественная энергия, без притязания, без малости, она менее всего может появляться среди вещей. Его обладание присваивает, не спрашивая, оно свободно, оно единственное свободно. Без различий, у него нет любимчиков, но оно лелеет себя. В страхе все мироздание высказывает почтение, но не восхваляет его мораль, поэтому все погибает некрасиво. Мы дарим самим себе силу, которую мы постигаем в нем, и оно играет роль хозяина (5), никогда не бывая причиной освобождения. Поэтому я всегда придаю Киа форму «самого себя», без похожести, но такую, которая была бы правдоподобной. Из этого общения сделано рабство, мы не станем свободным благодаря интеллекту. Закон Киа заключается в его постоянно первоначальной цели, непредопределенной, без изменения эманаций, в нашей концепции они материализуются и имеют двойственность, человек берет этот закон из этого отражения, его идей-реальности. Чем он уравновешивает свой экстаз? Око за око — сильной болью, горем и несчастьями. В чем заключается его неповиновение? Необходимости рабства! Двойственность – это закон, он связан и противостоит единицам времени. Экстаз на любой период времени достичь сложно. Различные степени несчастья, чередующиеся с вспышками удовольствий и эмоций без тревог, казалось бы, являются условиями сознания и существования. Двойственность в тех или иных формах является сознанием существования. Она является иллюзией времени, размера, единства и т.д., — границ мира. Принцип двойственности является квинтэссенцией всего опыта, никакое последствие не изменило его изначальную простоту, окончены только его повторяемость, модификации и сложность, но его эволюция не закончена. Он не может пойти дальше, чем опыт «самого себя», поэтому он возвращается и объединяет снова и снова, вплоть до разрядки. Его эволюция заключается в постоянном отходе к первоначальной простоте. Ни один человек не сможет из его действия понять «почему». Его знают как иллюзию, которая охватывает знание всего сущего. Самым старым является тот, кто не становится мудрее, его можно считать матерью всех вещей. Поэтому считайте весь опыт иллюзией и законом двойственности. Так как пространство охватывает объект изнутри и снаружи, как внутри, так и за пределами этого вечно изменяющегося космоса, существует принцип отсутствия второго.

5. Множеством воплощений наше окончательное «я» зависит от свойств, которыми мы наделяем нашего Бога, абстрактное Эго или принцип. Все понимание является отрицанием Киа, поэтому мы является его противоположностью, своим собственным злом. Будучи своим собственным потомством, мы является конфликтом между тем, что мы отрицаем и утверждаем в Киа. Кажется, будто мы не можем быть слишком осторожными в выборе, так как он определяет тело, в котором мы обитаем.

Внутренний монолог о Боге

Кто когда-либо думал так?

Что-то порождает Боль и что-то питает энергией Агонию: не может ли это быть вызвано латентной идеей Высшего Наслаждения? И это вечное ожидание, этот узор на гнили, эта вечная мысль – она совпадает с суетой, предшествующей смерти? О, жалкая мысль, рожденная самой болезненной хандрой, как уничтожить тебя и спасти свою Душу? Он всегда отвечал мне: «Воздавай должное, когда это необходимо: Врач является Господом сущего!» Этот предрассудок медицины – не является ли он сущностью малодушия, агента Смерти?

Странно, что никто не помнит своей смерти? Видели ли вы когда-нибудь Солнце? Если да, значит вы не видели ничего мертвого – несмотря на то, что думаете по-другому! Кто более мертв – «вы» или это тело? Кто из вас обладает большей степенью сознания? Судя только по выражению – кто из вас больше наслаждается Жизнью? Не может ли эта «вера» в смерть быть «волей», которая покушается на «смерть» ради вашего удовольствия, но не может дать вам ничего кроме сна, упадка, перемены — адом? Этот постоянный сомнамбулизм является «неудовлетворительным».

Вы не верите в Призраков и в Бога так как вы не видели их? Что! Вы никогда не видели насмешливых призраков своих верований? – Смеющийся Умалишенный вашего смирения или Мамона – ваши гротескные Идеи «самого себя»? Да, сами ваши способности и ваши самые отчаянные Обманы являются Богами! Кто может быть убийцей ваших Богов — кроме Бога!

Нет доказательств тому, что вы существовали раньше? Что за оправдание? Никто не вернулся, чтобы рассказать нам? Что за чертов адвокат! Вы — это только, чем вы были раньше с небольшими изменениями? Вы сами и есть явное доказательство того, что вы воплощены в возможно любую вещь? «Возможно» может существовать! Можете ли вы поступать как-нибудь иначе, чем поступаете? Я никогда не устану заявлять, что вы постоянно поступаете иначе!

Какое «безобразие» оскорбляет? Может быть, это смутное знание, что вам придется изменить свое мнение о том, что вы порождаете то, что содержите? Вы всегда помните то, что вы забыли; сегодня может быть днем итогов — днем, когда силой заставляют верить в то, во что вы не верили? Итак, если сегодня – это то же самое, что вчера с внешними изменениями, тогда завтра также является сегодня, — день распада! Вселенная каждый день разрушается, вот почему вы осознаете! Жизни и Смерти не существует? Эти идеи просто ничтожно смешны.

Двойственной природы не существует?

Вы понимаете, что видите яркую Бабочку и понимаете, что являетесь «собой»: Бабочка понимает, что она является «собой», и, как таковая, она является осознанием, в сущности, как и вы, того, что «вы» это «вы». То есть это осознание себя, которое вы оба испытываете, является одинаковым? Следовательно, вы являетесь одним и тем же — тайной тайн и самой простой вещью в мире для понимания! Как вы можете быть уверены насчет того, чем вы не являетесь? Вы, наверное, думаете по-другому? Итак, если вы ударили Бабочку, вы ударили самого се6я, но ваша вера в то, что вы не ударяли самого себя, защищает вас от удара – на какое-то время! Но когда вера устанет, вам станет ужасно больно! Делайте то, что желаете – верование всегда является собственным противоречием. В желании есть все, следовательно, вы должны верить во все – если вы вообще верите! Верование исключает здравый смысл.

Нет никаких сомнений в том, что осознание «тебя» и «себя» является нежеланной, но постоянной пыткой – «так должно быть»! Разве дело не в Страхе? Вы боитесь войти в клетку с Тиграми? (И я уверяю вас, что дело в добродетели (врожденной или приобретенной) входите ли вы сами или вас заталкивают туда!) Однако каждый день вы бесстрашно входите в клетки с гораздо более ужасными созданиями, нежели Тигры и выходите невредимыми – почему?

Аллегория

Великие ученые выявили смертельно опасные свойства микробов, которых, согласно их открытиям, мы вдыхаем, что, согласно их законам, должно разрушать; то есть мы уже должны быть мертвы? Верьте больше! Законы ученых достаточно верны, они не разрушают сомнений! Наше большее знание – «этот импульс к знанию», несомненно, принесет нам ужасы и смерть! А заодно даст нам в качестве компенсации их силу разрушения! Для разрушения кого? Все будет возведено в квадрат! Это ли цена воли? Это «желание власти» — как оно сохраняет жизнь! Как способствует дискриминационному отбору! Как доставляет удовольствие! Самые выдающиеся ученые! О, вы, ученые, идите и займитесь изучением Бездонной Пропасти! Когда вы заняты наукой – вырвется ли из убийства свет? Появится ли новая надежда? Новые животные для цирка? (Понимание) Божественности всегда должно подразумевать её инерцию к трансмутации в свою противоположность – потому что она содержит её!

Хозяин должен постоянно мучительно изучать свою глупость?

Идея Бога всегда означает пренебрежение превосходством и Благочестие. Поэтому её надо подменять страхом, так?

Не существует Атеиста, так как никто не свободен от своей автобиографии, не существует бесстрашного любителя удовольствий?

Понимание – это отсутствие внутри неоспоримой реальности! Когда понимание становится памятником пренебрежению – оно может стать для вас шансом своей реальности? Когда молящийся (вы всегда молитесь) стал Богохульником – вы привлекли достаточно внимания, чтобы вас услышали – желание удовлетворено! Какой кувырок смиренности!

Рассматривается ли Бог как хозяин в силу страха или в силу любви, мы всегда есть, вот почему божественность всегда потенциально возможна. Её постоянное генерирование, вечная приостановка – есть жизнь. Эта зависть Хозяина или Творца – последняя надежда войти вслед — это также существование и конец Жизни!

Научного факта не существует, он всегда подразумевает противоположность как равный факт, это «факт». Тогда зачем мучиться и доказывать какие-либо факты? Тщетная надежда доказать конечность сама по себе является смертью, так зачем обманывать «Желание»? Вы доказали (математически!), что солнце находится в стольких миллионах миль от вас – теперь вам придется увеличить его мощность! Природа – этот импульс к антитезе вашей правде, быстро докажет (математически или каким угодно другим путем!), что Солнце вообще не существует! Или, если вам угодно, — она докажет, что Солнце на много миллионов миль ближе или дальше, чем вы раньше думали! Самый неординарный мыслитель! Эти факты и многие другие уже известны бабочке, тле, насекомым – и возможно вам самим? Чьи чувства более точны – ваши или комнатной мухи? Вы в конечном итоге примете их точку зрения – их мысли и их мудрость — ведь были когда-то такими же? Вы и сейчас такие, но не разбудили их – вы снова станете такими, когда будете сильны! Удивительный прогресс! Самое достойное завершение! Самое безжалостное! Прогресс должен быть внимательно изучен, а также нужно изучить то, что вы получили благодаря возможностям науки.

Мысль на перспективу – вы всегда являетесь тем, что вы больше всего хотите – будущим! Ваше желание – жить согласно вашим желаниям, и это то, что вы всегда реализовываете! Самая благородная мысль! — вы уже «оно» — «удовлетворенное», «безжеланное» — «настоящая вещь»! Вы пьяны этим!

Не существует никакой иллюзии кроме сознания! Сознание – это вечный смеющийся памятник, напоминающий «Наслаждался ли ты когда-нибудь Жизнью по-настоящему»?

Бог «Воли» – это команда слушаться, его Правосудия каждый боится – это Шпага – ваша награда за послушание! «Воля» — это команда верить, ваша воля – это то, во что вы активно верили, желая себе этой веры». Вы думаете когда «оно» желает! «Воля» — это усложнение, средство средств. Называйте эту волю, свободную или нет, за пределами воли и веры Самолюбием. Я не знаю более подходящего названия. Оно свободно может веровать в то, что желает. Вы свободны веровать в ничто, связанное с верованием. «Правду» не сложно понять! Правда не имеет воли — у воли нет правды! Правда – это «воля», в которую никогда не верили, она не имеет правды! «Могло бы быть» — это немедленная уверенность! Навязчивый Сфинкс учит нас ценности «воли к ничему»? Тогда нет большего риска, чем Абсолютное Знание – если мало, что является опасным, — то как насчет Вездесущности? Всемогущая сила не имеет второстепенного!

Наука – это отвратительное сомнение в возможном, да, в том, что существует! Вы не можете осмыслить невозможность, ничто не является невозможным, вы являетесь невозможным! Сомнение – это время задержки, но как оно наказывает! Ничто не является более верным, чем что-либо другое! Чем вы не являетесь – вы когда-нибудь отвечали точно?

Вы тираните самого себя, поэтому постоянно забываете то, что вы помните; вы сопротивляетесь здравым вещам и оказываете сопротивление способностям путем верования или отрицания. Эти способности столько же многочисленны, сколько атомы, которых вы никогда не видели, и они столь же бесконечны, сколь числа – они приходят в жизнь по желанию. Некоторых вы сразу принимаете – через них вы выражаете знание – вы всего лишь понимаете вашу грамматику, о тех, которых вы отрицаете, вы говорите громче, чем ваши слова! Я бы не верил мудрости Всемогущего!

Верование – свой собственный вечный искуситель верить по-другому; вы не можете поверить в свободу, но вы можете быть свободны от веры? Точно также вы не можете поверить в «Правду», но вам не нужно идти на компромисс с самим собой. Путь Жизни – не «посредством» этих доктрин – моих доктрин – даже хотя они позволяют самопровозглашенным приверженцам соперничать с моей реализацией – могу ли я когда-нибудь смутиться! Муж скорбей является Учителем! Я выучил – буду ли я учить себя или тебя снова? Не за подарок Небес! Владение равнозначно изучению – равнозначно постоянной потере знаний! Всемогущий – это тот, кто ничего не выучил, и могущий – ребенок – он обладает лишь способностью ассимилировать!

Самый заблуждающийся из глупцов сейчас спросит «Как мы можем избежать неминуемой эволюции понимания – если все всегда осмысливается?» Мой ответ допускает все средства, всех людей, все условия. Послушай, о, Бог, который является, который будет Богом. Когда умы в растерянности – способность покушаться на невозможное становится известной; таким самым простым состоянием «Ни то, Ни другое» Эго становится Молчаливым Наблюдателем и знает обо всем этом! «Почему» и «Как» желания содержатся в мистическом состоянии «Ни то, Ни другое» и здравый смысл доказывает, что состояние молока является самым питательным! Каким бы я не был клоуном – однако все мои идеи вышли из этого (и, мой друг, полностью принадлежат тебе), но я всегда был лентяем – старым грешником, который видит перед собой могущество других.

© Castalia.RU, Thelema.RU

©AOS

© Sr. Kami, перевод

Дорогой читатель! Если ты обнаружил в тексте ошибку – то помоги нам её осознать и исправить, выделив её и нажав Ctrl+Enter.

Views: 7 817

katab.asia

Остин Осман Спэр. Книга Удовольствия (Любви Себя)

От переводчика.

Позволю себе сказать пару слов, как человек занимавшийся переводом данной книги. Она безумно сложна для понимания. Не один раз и не два, и даже не пять, я перечитывала оригинал, так и не решаясь его переводить. Но, постепенно, проникнув за завесу слов, проникнув в саму идею, я начала понимать, даже самые, на первый взгляд, абсурдные предложения, кажущиеся не более чем сочетанием случайных слов. Желаю удачи всем, кто пожелает понять эту книгу, потому что простое её прочтение не принесет удовольствия, а скорее смутит разум. Замечание: в тексте нет пометок переводчика. Все пометки и примечания в скобках принадлежат автору.

—————————————————————————————

Остин Осман Спэр.

Книга Удовольствия (Любви Себя)

Психология Экстаза

Определения

Такие слова как Бог, религия, вера, мораль, женщина и.т.д (поскольку они являются формами убеждения), используются в качестве выражающих различные «средства» контроля и выражения желания: идея единства посредством страха в той или иной форме, которая должна наложить запрет, является воображаемым пределом, который расширяется наукой. Она добавляет очень дорого оплаченный дюйм к нашему росту – не более того.

Киа: абсолютная свобода, которая свободна настолько, что этого хватает для того, чтобы она стала «реальностью» вне времени. Таким образом, она не содержит в себе идей о самой свободе и «средствах», с помощью которых Эго могло бы её достичь, будучи свободной от идей о ней самой и веры в неё. Чем меньше о ней сказано, тем она более понятна. Вспомните, эволюция учит посредством ужасных наказаний – эта концепция является конечной реальностью, но не конечной свободой от самой эволюции.

Добродетель: чистое искусство.

Замена: Страх, убеждения, вера, контроль, наука и тому подобное.

Любовь Себя: психическое состояние или настроение, вызванное эмоциями смеха, которое становится принципом, позволяющим удовлетворить Эго или установить универсальную связь в разрешенном приобщении до опыта понимания.

Истощение: Это состояние пустоты, вызванное истощением желания каким-то способом диссипации, когда настроение соответствует природе желания, то есть, когда разум беспокоится из-за неудовлетворения желания и ищет исцеления. Овладение этими настроениями и проживание их создает результирующую пустоту, чувствительную к тонкой идее Сигил.

Различные Религии и Доктрины как средство достиженияУдовольствия, Свободы и Власти

Во что можно верить, как не в своё «Я»? Я является отрицанием завершенности как реальности. Ни один человек не видел себя в какой-либо период времени. Мы то, во что верим и то, что вовлекается в процесс времени как концепция. Создание вызвано наложением запрета на эту формулу.

Действия – это выражения идей, завязанных на убеждениях. Им присуще быть неясными, их эксплуатация косвенная, они легко обманывают интроспекцию. Плоды действий двойственны, Небеса или Ад, они Единство или Ничто (Чистилище или Безразличие). На Небесах есть желание Женщины. Ад интенсивного желания. Чистилище – это ожидание отсрочки. Безразличие, но и разочарование до возвращения в определенное состояние. Тогда воистину они одно и то же. Мудрый искатель желаний, поняв, что они есть «различные степени желания» и никогда не желаемы, отрекается как от добродетелей, так и от пороков и становится Киаистом. Оседлав свою акулу желания, он пересекает океан дуализма и посвящает себя в любовь к самому себе.

Религии – это проекции несостоятельности, воображения страха, покров суеверия, парадокс заключается в истине (0), а часто – в украшении идиотизма. Добродетель в идее дешево увеличить удовольствия, избавиться от своих грехов и простить их, но это торжественное выражение кукольного театра, управляемого страхом. Да! То, что вы вложили в религию – это ваши мучения, даже если и воображаемые! Перспектива не из приглядных, вы проучили сами себя! Это стало врожденным, а ваше тело так восприимчиво.

0: Что Бог всегда на Небесах или Что Всевышний непостижимо эманируется в своей идее или отрицании – совершение самоубийств и т.д.

Некоторые восхваляют идею Веры. Вера в то, что они – Боги (или что-нибудь еще), сделает их постоянно доказывающими это своими поступками, и наполнит их неверием. Лучше признать недееспособность и ничтожность этого, чем укрепить веру, так как поверхностное «защищает», но не меняет жизненно важных установок. Тем самым, отклоняй изначальное в замен на более позднее. Их формула – это обман, и они сами обмануты отрицанием своей цели. Вера является отрицанием, или метафорой идиотизма, поэтому она всегда терпит неудачу. Чтобы запреты находились в безопасности, правительства силой насаживают религии в глотки своих рабов, и это всегда успешно. Тех, кому удалось избежать этого – мало, но они достойны большой чести. Когда вера гибнет, «Я» вступает в свои права. Другие менее глупые, скрывают воспоминание, что Бог – это концепция их самих, и так сильно подчиненная закону. Тогда, настолько ли желательна эта амбиция веры? Лично я еще не встречал человека, кто уже не Бог.

Другие же, и те, кто много знает, не могут сказать точно, что же есть эта «вера», и как верить в то, что бросает вызов природным законам и существующим теориям. Конечно, это не просто говоря «Я верю»; это искусство было давно потеряно. Они еще больше напрямую подчинены замешательству и отчаянию, когда они открывают свои рты, полные аргументов; не владея силой и несчастные до тех пор, пока не распространят своё собственное заблуждение, с целью достижения убедительности, они должны принять догму и маньеризм, которые исключают возможности… Посредством такой иллюминации своего собственного знания, они загнивают на пути к свершениям. Разве мы не наблюдали, как они распадаются в своих порциях толкований? Истинно, человек не может верить убеждениями или выгодой, как не может и объяснить свое знание не иначе как рождением нового закона. Мы являемся всем, зачем же необходимо воображать, что мы этим не являемся?

Будьте мистиком

Другие верят молитве. Разве еще не все поняли, что просить – это значит быть отвергнутым? Пусть это станет корнем вашего Евангелия. Ах, вы, кто живут жизнями других людей! Пока желание подсознательно, оно не может быть удовлетворено, нет, не в этой жизни. Тогда воистину спать лучше, чем молиться. Состояние покоя – скрытое желание, форма «не прошения», с помощью этого женщина получает многое от мужчины. Использовать молитву (если вы должны молиться) как средство истощения, тогда вы получите ваше желание.

Некоторые делают очень многое, чтобы доказать сходство различных религий; естественно, этим доказывается лишь возможность фундаментальной иллюзии, но они этого никогда не осознают – это закон осмеяния, как сильно они страдают! Их внутренние конфликты намного сильнее, чем у неосведомленных. То, с чем они могут идентифицировать своё собственное заблуждения страха, они называют истиной. Они никогда не видят схожесть религий и их квинтэссенцию – их собственную нищету воображения и временное облегчение религией. Лучше показать существенное различие религий. Полезно знать, что означает различное; разве их цель не обман и управление? Тогда конечно, для принятия трансцендентного не должно быть понятий Бога и религии.

Некоторые превозносят так называемую Истину, но придают ей слишком много значений; забывая о её зависимости, они доказывают её относительность и парадокс, песня опыта и иллюзии. Парадокс не является «истиной», но «истина» в том, что всё, что угодно, может стать истинным на время. Что заменяет парадокс и его неявное («не обязательное»), я сделаю основой своего учения. Давайте определим, подумав, «истина» не может быть разделена. Любовь Себя не может отрицаться и является Любовью Себя, когда парадоксальна, при любых условиях, следовательно, она одна является правдой, без каких-либо принадлежностей.

Другие восхваляют церемониальную Магию, и, как предполагается, испытывают много удовольствия! Наши ложи переполнены, эта стадия давно миновала. Разве символизируя, мы становимся символизируемым? Если я короную себя Королем, стану ли я им? Скорее я стану объектом отвращения и жалости. Эти Маги, чьё лицемерие является их гарантией безопасности, всего лишь безработные денди из борделей. Магия - это естественная способность привлекать, не прося этого; церемония без аффекта – их доктрина отрицания. Я знаю хорошо их и кредо их учения, которое учит страху перед своим собственным светом. Вампиры, они как паразиты-кровососы в вопросах привлечения. Их практики доказывают их недееспособность, у них нет никакой магии, ни чтобы усилить норму, радость ребенка или здорового человека, ни чтобы вызвать удовлетворение от своей собственной мудрости. Их методы зависят от болота воображения и хаоса условий, их знание получено с меньшей пристойностью, чем гиена получает свою пищу, и я говорю, что они даже не так свободны и удовлетворены, как последнейшие из животных. «Я» (самость) проклято в их отвратительной жирности, отсутствия силы, даже без магии обаяния и красоты, они отталкивающие в их плохом вкусе и позерстве для рекламы. Свобода энергии достигается не путем её связывания, великая сила не методом её дезинтеграции. Разве это не потому, что наша энергия (или материал разума) уже связан и разделен, что мы не дееспособны, не говоря уже о чем-то магическом?

Некоторые верят в то, что каждая вещь является символичной и может быть расшифрована и может объяснить нечто оккультное, что до сих пор нам не было известно. (Великие духовные истины?). Метафора как аргумент, осторожно смешивает очевидное и развивает скрытые силы. Это ненужное раздувание, тем не менее весьма впечатляющее, разве не отвратительно? (Слон чрезвычайно большой и сильный, а свинья, хоть и одиозна, но не вызывает отвращения у нашего отменного вкуса). Если человек не является героем в глазах своего слуги, еще меньше шансов у него остаться мистиков в глазах любопытных. Подобие развивает мимикрию. Приукрасьте сове значение, в любом случае спорное (по факту), после того как продемонстрировали свою честность. Истина, хоть и проста, никогда не нуждается в аргументе неопределенности для неясности; её собственный чистый символизм охватывает все возможности как мистического замысла. Примите свою точку зрения в здравом смысле, и вы включите правду, которая не может лгать; никакой аргумент еще не преобладал. Прекрасная пропорция не предлагает изменения, а то, что бесполезно – распадается.

Они отвергают весь современный символизм (1) и очень скоро достигают абсурда. Не рассчитывая на изменения (2) и (временами) произвольную природу символики или случай сохранившейся глупости, принятие традиции без науки, их символизм хаотичен и бессмысленен. Не зная ранних представлений, они преуспевают в проецировании своих собственных заблуждений, пользуясь этой путаницей, как объяснением древних символов. Дети и то мудрее. Конгломерат древности распался, но собранный с болезненной жадностью – является ли предметом для снисходительности? Забывая показные идеи, изучите лучшую традицию, наблюдая свои собственные функции и современную непредубежденность.

Некоторые превозносят веру в моральный кодекс, который сами постоянно нарушают и никогда не достигают своей цели. Следуя в правильном направлении, они становятся успешными в управлении сами собой, и являются самыми здоровыми, здравомыслящими и самоудовлетворенными. Это можно назвать противоположностью моей доктрины. Они достигают удовлетворения в допустимом, в то время как моё – абсолютно полное. Оставим здесь того, кто не достаточно силен для великой работы. Он может затеряться в свободе. Так пусть же скромные расправят свои крылья бесстрашно!

1: Все средства передвижения, оборудование, системы управления, учреждения, и все существенно современное имеет крайне важное значение в выработке символов нашим сознанием.

2: Символ правосудия, известный римлянам, не является символом божества, по крайней мере далеко не во всех случаях. Жизненная сила – не вода, а мы – не деревья; более вероятно, что мы сами, которые можем включать в себя и деревья где-то в неизведанном, гораздо более очевидны в наших действиях в настоящем времени.

Другие говорят, что знание вечно. Это вечная иллюзия обучения – приказ учить то, что мы уже знаем. Спрашивая себя «как?», мы порождаем глупость. А без этой концепции разве мы не можем знать, что там, и достигнуть совершенства? Некоторые за концентрацию, но она не освободит вас. Разум, принимающий закон, порабощен. Поняв это, вы захотите деконцентрации. Разобщение от всех идей, но одна так и не освобождена – творческая реализация, неистовство творения. Опять же другие считают, что все вещи есть эманации божественного духа, как лучи от солнца. И следовательно, они нуждаются в освобождении? Поистине, вещи не нуждаются в концепциях и вере. Тогда давайте разрушим или изменим концепцию и опустошим веру.

Эти и многие другие доктрины заклеймены мной как источники греха и иллюзии. Каждая в отдельности и все они вместе зависят от путаных импликаций, завуалированы, развиты из раздвоенности сознания для своей собственной реализации. В страхе они изврегают из себя горячую кровь, которой они были, чтобы увидеть плоды их действий и удовольствий. Так же и вера в самые разные теории, которые являются результатом дуального принципа и паразитами друг на друге. Как наркотики и нож хирурга, они только аннулируют или в лучшем случае удаляют эффект. Они не изменяют или удаляют фундаментальную причину (закон). «О, Бог, твоё искусство - застойная среда». Всё это шарлатанство: эти религии, чье существование зависит от их провала, так полны страданий и смирения, лишь умножают аргументы, настолько полны их, насколько и злы, настолько наполнены незначительным, настолько лишены удовольствия в этой жизни или какой-либо еще, что я не могу их принять. Их условие для удовольствия – смерть! Лучше человеку отказаться от всех них и избрать свою собственную неуязвимую цель. Он не может идти дальше, и это единственный способ его избавления. С его помощью он может вкладывать своё удовольствие в то, во что он изволит и находить в этом удовлетворение.

Потребитель религии

Киа, в своем трансцендентальном и мысленном проявлении

У него нет имени, которым можно было бы его назвать. Я называю его Киа, я не осмеливаюсь назвать его самим собой. Киа, которое можно выразить мысленными идеями, не является вечным Киа, которое сжигает все верования, но является архетипом «я», рабства смерти. Пытаясь описать «его», я пишу то, что может быть названо, но не всегда называют «книгой лжей».(3) Неортодоксальность первоначальности - парящий «взгляд», который отражает некоторым образом путем случайностей, что правда где-то есть. Киа, которое нельзя точно описать словами, является «Ни тем, Ни другим», неизменным «я» в чувстве вездесущности, истолкованием, символически расшифрованным в сакральном алфавите, о котором я и собираюсь писать. Его эманацией является его собственная интенсивность, но не обязательность, оно всегда существовало и всегда будет существовать, девственный квант – благодаря его плодовитости мы существуем. Кто осмелится сказать где, почему и каким образом оно существует? Трудом времени скептик заполняет свои границы. Не связанное, но все дозволяющее, оно ускользает от понимания, хотя является квинтэссенцией понимания, как распространяющее удовольствие в значении. Предшествующее Небесам и Земле, в своем аспекте, выходящем за их пределы, но не являющееся интеллектом, его можно рассматривать как изначальный сексуальный принцип, идею удовольствия в любви к самому себе. Только тот, кто принял позу смерти, может воспринимать эту новую сексуальность, и её всемогущую любовь удовлетворенной. Тот, кто всегда является рабом верования, заполнен желанием, определяется таковым и не может в своей неудовлетворенности видеть ничего, кроме бесконечных отростков этого желания. (4) Прародительница самой себя и всех вещей, но ни на что не похожая, эта сексуальность в своей начальной простоте, воплощает вечное. Время не изменило её, поэтому я называю её новой. Этот наследственный принцип секса, и идея самого себя, являются одним и тем же, эта тождественность – её настоятельное требование и бесконечные возможности, изначальная раздвоенность, тайна тайн, Сфинкс у ворот духовности. Все мыслимые идеи начинаются и заканчиваются как свет в её эмоции, экстаз, который вызывается созданием идеи «самого себя». Идея - это объединение формулой самого себя, её обязательная реальность, так как преемственность, вопрос всех вещей, вся эта вселенная, видимая и невидимая, вышла из неё. Так как единство подразумевает двойственность, оно рождает троицу, рождает тетраграмматон. Двойственность, будучи единством, является временем, комплексом понимания, вечным обратным движением к первобытной реальности в свободе - будучи троицей двойственностей, является шестью чувствами, пятью гранями порождающего секс как среду для самоассимиляции в отрицании, как полную сексуальность. Существующий тетраграмматон двойственностей делится на двенадцать компонентом, человеческим комплексом, и может называться двенадцатью заповедями верующего. Он представляет бесконечное десятичное число, его многократность, включающую вечность, из которой пробиваются многообразные формы, которые составляют существование. Оживленная дыханием самолюбия, жизнь понимает его. «Я», являющееся противостоящей ей силой, является попеременно конфликтом, гармонией, жизнью и смертью. Эти четыре принципа являются одним и тем же – пониманием, которое считается полным «я» или сознанием – следовательно, они могут быть смешены в одно целое и символически выражены. Одна форма, составленная из двух, то есть имеющая три ступени и четыре направления.

3. Об этом «Я»; все понимание - это принцип двойственности, закон, который является его пониманием.

4. Неизмененный принцип секса, преломляясь в принципе двойственности, производит бесконечное разнообразие эмоций или сексуальностей, которые можно назвать его ответвлениями.

Трансцендентальный Закон, Закон и Завет «Нового»

Закон Киа является сам себе судьей, за пределами вынуждения, кто может угрожать безымянному Киа? Очевидное, но непостижимое, не имеющее формы, его строение превосходно. Его желанием является его изобилие, кто может оспаривать его мистические цели? Из-за наших знаний он становится более смутным, более далеким, наша вера – смутность. Я не знаю его названия. Как он свободен, ему не нужно всевластия! (Королевства являются грабителями своих же богатств). Без ряда поколений, кто осмелится провозгласить родство? Без целомудрия, какой привлекательный в своем нравственном самолюбии! Как он могуч, в своем утверждении «Не обязательно – Не имеет значения»! Любовь к самому себе в полной перспективе, служит своей собственной непобедимой цели достижения экстаза. Высшее блаженство, изображающее противодействие, является его балансом. Оно не испытывает боли, оно не утруждается. Разве оно не привлекательно для самого себя и не независимо? Конечно, мы не можем назвать его балансом. Мы можем лишь имитировать его закон, все созидание без команды объединится и послужит нашей цели в удовольствии и гармонии. Киа, выходящее за пределы понимания, является неизменным и неистощимым, для того, чтобы его увидеть, не требуется толкования. Если мы откроем рты, чтобы говорить о нем, то мы будем говорить не о нем, а о нашей двойственности, каким бы могущественным оно не было в своей первоначальной простоте! Киа без понимания, совершает воссоединение, как полнота создания. Самая могущественная энергия, без притязания, без малости, она менее всего может появляться среди вещей. Его обладание присваивает, не спрашивая, оно свободно, оно единственное свободно. Без различий, у него нет любимчиков, но оно лелеет себя. В страхе все мироздание высказывает почтение, но не восхваляет его мораль, поэтому все погибает некрасиво. Мы дарим самим себе силу, которую мы постигаем в нем, и оно играет роль хозяина (5), никогда не бывая причиной освобождения. Поэтому я всегда придаю Киа форму «самого себя», без похожести, но такую, которая была бы правдоподобной. Из этого общения сделано рабство, мы не станем свободным благодаря интеллекту. Закон Киа заключается в его постоянно первоначальной цели, непредопределенной, без изменения эманаций, в нашей концепции они материализуются и имеют двойственность, человек берет этот закон из этого отражения, его идей-реальности. Чем он уравновешивает свой экстаз? Око за око - сильной болью, горем и несчастьями. В чем заключается его неповиновение? Необходимости рабства! Двойственность – это закон, он связан и противостоит единицам времени. Экстаз на любой период времени достичь сложно. Различные степени несчастья, чередующиеся с вспышками удовольствий и эмоций без тревог, казалось бы, являются условиями сознания и существования. Двойственность в тех или иных формах является сознанием существования. Она является иллюзией времени, размера, единства и т.д., - границ мира. Принцип двойственности является квинтэссенцией всего опыта, никакое последствие не изменило его изначальную простоту, окончены только его повторяемость, модификации и сложность, но его эволюция не закончена. Он не может пойти дальше, чем опыт «самого себя», поэтому он возвращается и объединяет снова и снова, вплоть до разрядки. Его эволюция заключается в постоянном отходе к первоначальной простоте. Ни один человек не сможет из его действия понять «почему». Его знают как иллюзию, которая охватывает знание всего сущего. Самым старым является тот, кто не становится мудрее, его можно считать матерью всех вещей. Поэтому считайте весь опыт иллюзией и законом двойственности. Так как пространство охватывает объект изнутри и снаружи, как внутри, так и за пределами этого вечно изменяющегося космоса, существует принцип отсутствия второго.

5. Множеством воплощений наше окончательное «я» зависит от свойств, которыми мы наделяем нашего Бога, абстрактное Эго или принцип. Все понимание является отрицанием Киа, поэтому мы является его противоположностью, своим собственным злом. Будучи своим собственным потомством, мы является конфликтом между тем, что мы отрицаем и утверждаем в Киа. Кажется, будто мы не можем быть слишком осторожными в выборе, так как он определяет тело, в котором мы обитаем.

Внутренний монолог о Боге

Кто когда-либо думал так?

Что-то порождает Боль и что-то питает энергией Агонию: не может ли это быть вызвано латентной идеей Высшего Наслаждения? И это вечное ожидание, этот узор на гнили, эта вечная мысль – она совпадает с суетой, предшествующей смерти? О, жалкая мысль, рожденная самой болезненной хандрой, как уничтожить тебя и спасти свою Душу? Он всегда отвечал мне: «Воздавай должное, когда это необходимо: Врач является Господом сущего!» Этот предрассудок медицины – не является ли он сущностью малодушия, агента Смерти?

Странно, что никто не помнит своей смерти? Видели ли вы когда-нибудь Солнце? Если да, значит вы не видели ничего мертвого – несмотря на то, что думаете по-другому! Кто более мертв – «вы» или это тело? Кто из вас обладает большей степенью сознания? Судя только по выражению – кто из вас больше наслаждается Жизнью? Не может ли эта «вера» в смерть быть «волей», которая покушается на «смерть» ради вашего удовольствия, но не может дать вам ничего кроме сна, упадка, перемены - адом? Этот постоянный сомнамбулизм является «неудовлетворительным».

Вы не верите в Призраков и в Бога так как вы не видели их? Что! Вы никогда не видели насмешливых призраков своих верований? – Смеющийся Умалишенный вашего смирения или Мамона – ваши гротескные Идеи «самого себя»? Да, сами ваши способности и ваши самые отчаянные Обманы являются Богами! Кто может быть убийцей ваших Богов - кроме Бога!

Нет доказательств тому, что вы существовали раньше? Что за оправдание? Никто не вернулся, чтобы рассказать нам? Что за чертов адвокат! Вы - это только, чем вы были раньше с небольшими изменениями? Вы сами и есть явное доказательство того, что вы воплощены в возможно любую вещь? «Возможно» может существовать! Можете ли вы поступать как-нибудь иначе, чем поступаете? Я никогда не устану заявлять, что вы постоянно поступаете иначе!

Какое «безобразие» оскорбляет? Может быть, это смутное знание, что вам придется изменить свое мнение о том, что вы порождаете то, что содержите? Вы всегда помните то, что вы забыли; сегодня может быть днем итогов - днем, когда силой заставляют верить в то, во что вы не верили? Итак, если сегодня – это то же самое, что вчера с внешними изменениями, тогда завтра также является сегодня, - день распада! Вселенная каждый день разрушается, вот почему вы осознаете! Жизни и Смерти не существует? Эти идеи просто ничтожно смешны.

Двойственной природы не существует?

Вы понимаете, что видите яркую Бабочку и понимаете, что являетесь «собой»: Бабочка понимает, что она является «собой», и, как таковая, она является осознанием, в сущности, как и вы, того, что «вы» это «вы». То есть это осознание себя, которое вы оба испытываете, является одинаковым? Следовательно, вы являетесь одним и тем же - тайной тайн и самой простой вещью в мире для понимания! Как вы можете быть уверены насчет того, чем вы не являетесь? Вы, наверное, думаете по-другому? Итак, если вы ударили Бабочку, вы ударили самого се6я, но ваша вера в то, что вы не ударяли самого себя, защищает вас от удара – на какое-то время! Но когда вера устанет, вам станет ужасно больно! Делайте то, что желаете – верование всегда является собственным противоречием. В желании есть все, следовательно, вы должны верить во все – если вы вообще верите! Верование исключает здравый смысл.

Нет никаких сомнений в том, что осознание «тебя» и «себя» является нежеланной, но постоянной пыткой – «так должно быть»! Разве дело не в Страхе? Вы боитесь войти в клетку с Тиграми? (И я уверяю вас, что дело в добродетели (врожденной или приобретенной) входите ли вы сами или вас заталкивают туда!) Однако каждый день вы бесстрашно входите в клетки с гораздо более ужасными созданиями, нежели Тигры и выходите невредимыми – почему?

Аллегория

Великие ученые выявили смертельно опасные свойства микробов, которых, согласно их открытиям, мы вдыхаем, что, согласно их законам, должно разрушать; то есть мы уже должны быть мертвы? Верьте больше! Законы ученых достаточно верны, они не разрушают сомнений! Наше большее знание – «этот импульс к знанию», несомненно, принесет нам ужасы и смерть! А заодно даст нам в качестве компенсации их силу разрушения! Для разрушения кого? Все будет возведено в квадрат! Это ли цена воли? Это «желание власти» - как оно сохраняет жизнь! Как способствует дискриминационному отбору! Как доставляет удовольствие! Самые выдающиеся ученые! О, вы, ученые, идите и займитесь изучением Бездонной Пропасти! Когда вы заняты наукой – вырвется ли из убийства свет? Появится ли новая надежда? Новые животные для цирка? (Понимание) Божественности всегда должно подразумевать её инерцию к трансмутации в свою противоположность – потому что она содержит её!

Хозяин должен постоянно мучительно изучать свою глупость?

Идея Бога всегда означает пренебрежение превосходством и Благочестие. Поэтому её надо подменять страхом, так?

Не существует Атеиста, так как никто не свободен от своей автобиографии, не существует бесстрашного любителя удовольствий?

Понимание – это отсутствие внутри неоспоримой реальности! Когда понимание становится памятником пренебрежению – оно может стать для вас шансом своей реальности? Когда молящийся (вы всегда молитесь) стал Богохульником – вы привлекли достаточно внимания, чтобы вас услышали – желание удовлетворено! Какой кувырок смиренности!

Рассматривается ли Бог как хозяин в силу страха или в силу любви, мы всегда есть, вот почему божественность всегда потенциально возможна. Её постоянное генерирование, вечная приостановка – есть жизнь. Эта зависть Хозяина или Творца – последняя надежда войти вслед - это также существование и конец Жизни!

Научного факта не существует, он всегда подразумевает противоположность как равный факт, это «факт». Тогда зачем мучиться и доказывать какие-либо факты? Тщетная надежда доказать конечность сама по себе является смертью, так зачем обманывать «Желание»? Вы доказали (математически!), что солнце находится в стольких миллионах миль от вас – теперь вам придется увеличить его мощность! Природа – этот импульс к антитезе вашей правде, быстро докажет (математически или каким угодно другим путем!), что Солнце вообще не существует! Или, если вам угодно, - она докажет, что Солнце на много миллионов миль ближе или дальше, чем вы раньше думали! Самый неординарный мыслитель! Эти факты и многие другие уже известны бабочке, тле, насекомым – и возможно вам самим? Чьи чувства более точны – ваши или комнатной мухи? Вы в конечном итоге примете их точку зрения – их мысли и их мудрость - ведь были когда-то такими же? Вы и сейчас такие, но не разбудили их – вы снова станете такими, когда будете сильны! Удивительный прогресс! Самое достойное завершение! Самое безжалостное! Прогресс должен быть внимательно изучен, а также нужно изучить то, что вы получили благодаря возможностям науки.

Мысль на перспективу – вы всегда являетесь тем, что вы больше всего хотите – будущим! Ваше желание – жить согласно вашим желаниям, и это то, что вы всегда реализовываете! Самая благородная мысль! - вы уже «оно» - «удовлетворенное», «безжеланное» - «настоящая вещь»! Вы пьяны этим!

Не существует никакой иллюзии кроме сознания! Сознание – это вечный смеющийся памятник, напоминающий «Наслаждался ли ты когда-нибудь Жизнью по-настоящему»?

Бог «Воли» – это команда слушаться, его Правосудия каждый боится – это Шпага – ваша награда за послушание! «Воля» - это команда верить, ваша воля – это то, во что вы активно верили, желая себе этой веры». Вы думаете когда «оно» желает! «Воля» - это усложнение, средство средств. Называйте эту волю, свободную или нет, за пределами воли и веры Самолюбием. Я не знаю более подходящего названия. Оно свободно может веровать в то, что желает. Вы свободны веровать в ничто, связанное с верованием. «Правду» не сложно понять! Правда не имеет воли - у воли нет правды! Правда – это «воля», в которую никогда не верили, она не имеет правды! «Могло бы быть» - это немедленная уверенность! Навязчивый Сфинкс учит нас ценности «воли к ничему»? Тогда нет большего риска, чем Абсолютное Знание – если мало, что является опасным, - то как насчет Вездесущности? Всемогущая сила не имеет второстепенного!

Наука – это отвратительное сомнение в возможном, да, в том, что существует! Вы не можете осмыслить невозможность, ничто не является невозможным, вы являетесь невозможным! Сомнение – это время задержки, но как оно наказывает! Ничто не является более верным, чем что-либо другое! Чем вы не являетесь – вы когда-нибудь отвечали точно?

Вы тираните самого себя, поэтому постоянно забываете то, что вы помните; вы сопротивляетесь здравым вещам и оказываете сопротивление способностям путем верования или отрицания. Эти способности столько же многочисленны, сколько атомы, которых вы никогда не видели, и они столь же бесконечны, сколь числа – они приходят в жизнь по желанию. Некоторых вы сразу принимаете – через них вы выражаете знание – вы всего лишь понимаете вашу грамматику, о тех, которых вы отрицаете, вы говорите громче, чем ваши слова! Я бы не верил мудрости Всемогущего!

Верование – свой собственный вечный искуситель верить по-другому; вы не можете поверить в свободу, но вы можете быть свободны от веры? Точно также вы не можете поверить в «Правду», но вам не нужно идти на компромисс с самим собой. Путь Жизни – не «посредством» этих доктрин – моих доктрин – даже хотя они позволяют самопровозглашенным приверженцам соперничать с моей реализацией – могу ли я когда-нибудь смутиться! Муж скорбей является Учителем! Я выучил – буду ли я учить себя или тебя снова? Не за подарок Небес! Владение равнозначно изучению – равнозначно постоянной потере знаний! Всемогущий – это тот, кто ничего не выучил, и могущий – ребенок – он обладает лишь способностью ассимилировать!

Самый заблуждающийся из глупцов сейчас спросит «Как мы можем избежать неминуемой эволюции понимания – если все всегда осмысливается?» Мой ответ допускает все средства, всех людей, все условия. Послушай, о, Бог, который является, который будет Богом. Когда умы в растерянности – способность покушаться на невозможное становится известной; таким самым простым состоянием «Ни то, Ни другое» Эго становится Молчаливым Наблюдателем и знает обо всем этом! «Почему» и «Как» желания содержатся в мистическом состоянии «Ни то, Ни другое» и здравый смысл доказывает, что состояние молока является самым питательным! Каким бы я не был клоуном – однако все мои идеи вышли из этого (и, мой друг, полностью принадлежат тебе), но я всегда был лентяем – старым грешником, который видит перед собой могущество других.

 

© Castalia.RU, Thelema.RU

© Перевод: Sr. Kami

© Thelema.RU

www.thelema.ru

Читать Удовольствие беты (ЛП) - Эванс Брайс - Страница 1

Брайс Эванс

Удовольствие беты

Стая Диксон, 2 книга

Переводчик — Людмила Галкина

Редактура — Людмила Галкина

Сверка — Юлия Хорват, Ольга Третьякова

Дизайн русскоязычной обложки — Кира Антипова

Оборотни. Романтический клуб by Gezellig 21+

Глава 1

— Нам нужно больше пива! — крикнул Терри Данн.

Симона съежилась, его крик эхом отразился от стен. Она не хотела возвращаться в гостиную к Терри и его друзьям. Парень хватал ее всю ночь, пытаясь задрать рубашку, чтобы его друзья могли увидеть ее грудь. Зловоние алкоголя и сигарет пронизывало дом изобилующий его друзьями, которые смотрели телевизор и играли в покер. Ее квартира была полностью разрушена сигаретными ожогами на ее диване и стульях. Вместо того, чтобы положить в мусорку пустые бутылки с пивом, они просто кидали их на пол.

Терри Данн был красивым мужчиной, очаровавшим ее с первого дня своим красивым лицом и мускулистым телом. Приходя в пекарню, иногда два раза в день, Симона считала, что он интересуется ею. Его светлые волосы и голубые глаза наполнили ее надеждой или, по крайней мере, так она думала. В конце концов, его глаза были просто дьявольскими, наполненными болью, гневом и нищетой — что-то, что Симона предпочла игнорировать снова и снова. Почему, почему она не ушла, никогда не оглядываясь назад? Симона продолжала спрашивать себя снова и снова. Единственная причина, по которой она делала это — дьявол внутри него, снова и снова проделывал трюки с нею, заставляя Симону полагать, что он был способом спасения, когда она действительно была на пути в ад.

— Давай, Симона, — она знала этот тон. Симона быстро схватила пиво в холодильнике и отнесла его в гостиную. Все смотрели на нее. Она наклонилась и положила пиво на стол. — Я сказал им, что ты это сделаешь.

Симона прищурилась, глядя на Терри.

— Что сделаю?

— Разденешься на этом столе. Они не хотели поспорить со мной, и я сказал им, что ты это сделаешь. Теперь, детка, ты знаешь, что я не могу потерять эти деньги за ставку. Так что тащи сюда свою нежную задницу и покажи им, что у тебя есть.

— Нет! — Симона почувствовала отвращение, когда все мужчины поднялись со своих мест, желая увидеть, что произойдет. Она начала уходить, когда Терри вскочил и схватил ее за руку.

— Сейчас же я сказал, вставай на стол. — Терри крепко сжал ее руку, и казалось, что он собирается содрать с нее кожу.

— Нет, Терри. Иди, проспись. — Она снова попыталась уйти, но большие руки Терри схватили ее. Он был мускулистым мужчиной. Сначала это было сексуально, но теперь она знала, что он просто хулиган, который использовал ее как свою личную кредитную карту. Симона попыталась ударить его, но сначала кулак врезался в ее бок. Она услышала хруст, и поняла, что он сломал ребро, может быть, даже два. Симона вскрикнула от боли, когда ее бойфренд бросил ее на стол.

— Если ты не будешь раздеваться, тогда я раздену тебя. — Терри попытался снять обувь, и она ударила его по голове. Она была в ужасе, крик о помощи застрял в верхней части ее легких. Терри ударил ее в живот, чтобы заставить замолчать бил по лицу. Она попыталась пошевелиться, но не могла, пока он разрывал на ней рубашку. Затем, не предупредив, он остановился. Видимо, Симона издала достаточно шума — единственная причина, по которой он остановился, — это стук в дверь.

— Дерьмо, это полицейские, — крикнул Месси. Терри и его приятели побежали к окну на кухне и открыли его. Они были настолько пьяны, что один из них упал на стул, ударив его в стену.

Симона выкрикнула:

— Помоги мне, пожалуйста! — входная дверь была заперта. Она застонала от боли. Ее грудь была в агонии, она задыхалась. Симона потянулась к краю стола и свалилась на пол, она хотела умереть. Ее жизнь была настоящим адом с Терри. Все, что она хотела сделать, это оставить это место и никогда не оглядываться назад.

***

Через два дня Симона проснулась в больнице, мистер Олсен сидел у ее постели. Ее добрый друг и босс улыбался, когда она открыла глаза. Она все еще не могла поверить тому, насколько он стар.

— Дорогая, как ты?

Симона улыбнулась и покачала головой.

— Как только ты поправишься, я покажу тебе место, где ты сможешь изменить свою жизнь.

Мистер Олсен всегда советовал ей уйти от Терри. Он был в магазине несколько раз с тех пор, как они познакомились, но с самого первого дня ее босс говорил, что Терри плохой человек. Симоне хотелось плакать, когда мистер Олсен придвинул стул к кровати и поднял руку. Несмотря на свой возраст, мистер Олсен выглядел не старше сорока. Его черные волосы всегда были аккуратно подстриженными, как и усы. Он никогда не заставлял ее чувствовать себя некомфортно или грубо разговаривал с ней. Мистер Олсен обучил ее делу и научил всему, что знал. Он всегда гордился ее новыми идеями, поощряя каждый ее шаг на этом пути.

— Это место надежды, Симона. Если это то, чего ты хочешь? — спросил мистер Олсен. Она могла видеть его голубые глаза, умоляющие, чтобы она сказала «да». Если бы это было правдой, подумала она.

— Он найдет меня, — прохрипела она. Ее горло болело, когда она пыталась легко дышать.

— Нет, дорогая, он тебя не найдет. У меня есть друзья в Нью-Хоуп, в Джорджии. Это небольшой городок, но у них там большой магазин, который приносит большой доход. Я подумал, может быть, ты сможешь открыть пекарню по соседству. Ты знаешь, как это сделать, Симона. Я научил тебя всему, что знаю, и бизнес никогда не был лучше. Ты превзошла меня своими взлетами и своими собственными творениями. Ты работала в моей пекарне десять лет; ты все знаешь, как и я. Я знаю, ты сможешь это сделать.

— Но, мистер Олсен, у меня нет таких денег…

— Ты можешь взять их у меня, но надеюсь, что те кондитерские изделия, которые ты создашь, будут отправлены мне по электронной почте, с пошаговой инструкцией о том, как их приготовить. Когда ты встаешь на ноги, мы можем поговорить о ежемесячном плане платежей за кредит, который я тебе предоставлю. Я просто собирался дать их тебе, но знаю, как ты относишься к подачкам, так что это кредит, и я не буду отвечать за него. Я думаю о тебе, как о дочери, Симона. Ты управляешь, как хозяйка, и тебе будет этого не хватать, но, если ты этого не сделаешь, Терри убьет тебя. Все, что тебе нужно сделать, это кивнуть головой.

Симоне хотелось плакать. Она не могла в это поверить. Она может стать владельцем пекарни, и, прежде всего, будет свободна от Терри. Симона кивнула, мистер Олсен улыбнулся в ответ.

— Хорошо. Сегодня ты можешь отправиться домой, чтобы упаковать вещи. Мы спрячем тебя в сельском доме одного из членов моей семьи, далеко в глубинке. Когда ты поправишься, то поедешь в Нью-Хоуп, штат Джорджия. По рукам?

— Согласна, — пробормотала Симона. Ее ребра были похожи на раскаленные прутья, которые толкали ее в грудь, когда она глубоко вздыхала. Симона молилась, чтобы ее жизнь изменилась, и это, безусловно, произойдет. Наконец, Симона собиралась сбежать в новый город и начать новую жизнь.

online-knigi.com

Читать эффективно, читать много, читать в удовольствие. Часть 1.

Читать эффективно

Не бойтесь читать медленно, бойтесь читать впустую. Одна книга в месяц, которую вы изучили вдоль и поперёк и внедрили в жизнь, гораздо ценнее тех десяти, которые прочли “по диагонали”.

#1. Правильно выбирайте литературу.
“Помните, что в неделю издается книг больше, чем мы можем прочитать за жизнь”.

Чтение не должно быть ради чтения. Книги — это инструмент. И важно правильно подобрать этот инструмент. Например, если вам надо закрутить гайку, чем вы будете пользоваться? Ну уж точно не паяльником. Так и в чтении. Хотите продавать больше? Читайте книги о новых способах продаж. Хотите научиться запоминать много и быстро? Не вопрос, покупайте книги о мнемонических приёмах.

Подбирайте книги как для ваших тактических целей (через неделю мне выступать, нужно сделать мою презентацию эффектной), так и для стратегических (так, сейчас я рядовой сотрудник, а через 5 лет хочу стать главой департамента; начну-ка я читать что-нибудь о менеджменте).

#2. Относитесь к каждой книге как к проекту.

У каждого проекта есть как минимум команда, цели, ресурсы и дедлайн.

Команда. Вы и ваш мозг.

Цели. То, какой выхлоп вы собираетесь получить от книги. Например, заранее бегло ознакомившись с книгой о скорочтении и оплачивая её на кассе, вы говорите себе: “После прочтения, я стану читать в 5 раз быстрее, чем сейчас”. Это и есть ваша цель.

Дедлайн. Срок, за который вы должны добиться этой цели. Но порой нужно делать “окна” во времени. Зачем? См. совет #3.

Ресурсы. Ваше время. Не тратьте его зря.

#3. Правило “не читай дальше, пока не внедришь в жизнь” или “тщательно пережёвывай пищу”.

Совет, который затягивает время прочтения, но в разы повышает эффективность:

  1. читаете книгу,
  2. находите идею,
  3. оцениваете, насколько она подходит вам,
  4. сразу же внедряете,
  5. ???
  6. PROFIT!

Условно, в книге о личной эффективности есть совет “спать не менее 8 часов, ложиться не позже 23:00”. Так вот. Пока вы не станете ложиться до 11 и спать не менее 8 часов, дальше читать книгу не стоит.

Представьте, что книга — это блюдо в мишленовском ресторане. Вы же не проглотите его разом, правда? Будете смаковать, кусочек за кусочком. И не станете сразу за основным кидаться на десерт; почувствуете послевкусие. Ведь так, и только так можно действительно насладиться пищей.

Пищей для ума.

#4. Откладывайте бесполезные книги.

Даже тщательное планирование и изучение отзывов/рецензий не убережёт вас от “книг-пустышек”. Книга-то хорошая, но уж точно не для вас.

Бросайте.

Во-первых, читать через силу это как из-под палки делать свою работу. Бестолково.

Во-вторых, вы тратите драгоценное время.

#5. Читайте тогда, когда вас ничего не отвлекает.

Не думайте, что можете эффективно читать (особенно прикладную литературу), слушая музыку или передвигаясь в метро. Мозг работает только в однозадачном режиме и все посторонние сигналы его отвлекают.

Найдите тихое спокойное место, отключите телефон, отложите ноутбук, решите все насущные проблемы, чтобы они не забивали ваше сознание, сядьте удобно и позаботьтесь об освещении. Только такое чтение может быть поистине эффективным.

#6. Пометки, записи.

Избитый совет о том, что полезные строки нужно помечать. И знаете что? Это действительно необходимо делать, если вы хотите увеличить КПД своего чтения.

  • Делайте пометки маркером/ручкой/чем угодно. Только не в чужой книге.
  • Заведите онлайн/офлайн блокнот для идей. Google Keep, молескин— как вам удобнее.
  • Делайте закладки из разноцветных стикеров в интересных местах.
  • Делайте майндмэппинг.

Совет делать пометки неразрывно связан с советом #7.

#7. Перечитывайте прочитанные книги. Постоянно.
“Книги, которых не стоит читать дважды, не стоит читать и единожды”.

И дело тут совсем не в том, что повторение — это мать учения. Книга не обязательно пригодится сразу после прочтения; возможно, идеи из неё вам понадобятся через какое-то время. Особенно, если вы читаете на перспективу.

И тут у вас есть козырь в рукаве — краткий конспект книги (если вы соблюдаете правило #6) с основными идеями. Или по крайней мере выделенные маркером тезисы.

#8. Читайте, когда ваш мозг продуктивен.

Лучше всего читать утром, в это время мозг наиболее голоден к новой информации. Ну или же после дневного сна.

Обязательно делайте перерывы в чтении (раз в 40 минут, например), не старайтесь прочитать книгу за один присест. Мозг утомляется от непрерывного чтения и начинает отвлекаться. К тому же для усвоения прочитанного ему нужны перерывы. Идеальный способ отдохнуть — медитация.

Обо всём этом (и не только) можно почитать здесь.

#9. Расскажите о книге.

Подготовьте краткую презентацию для своих знакомых и друзей. Постарайтесь объяснить основную суть книги за 5 минут. Умение отделять зёрна от плевел и рассказать о сложном простыми словами — высший пилотаж понимания прочитанного.

#10. Действуйте, внедряйте!

Советы действительно работают, но только при условии того, что вы будете их применять. Не обязательно следовать всем сразу, внедряйте по очереди (правило #3).

beproductive.club

Читать онлайн книгу «Чистое удовольствие» бесплатно — Страница 1

ЧИСТОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

– Вот черт! Что это?! Откуда пятно-то?!

Недоуменно скривившись, Наталья рассматривала любимую юбку. На белой ткани проступала темная клякса. Добравшись, наконец-то, до стирки после отпуска, она начала со всего светлого, и теперь, стоя у гладильной доски, с ужасом полезла в карман испорченной юбки.

– Блин! А это что такое?! Откуда визитка? – вытащила она из кармана раскисшую карточку. – ОН!!! Это же ОН сунул мне ее в самолете. А я была настолько в шоке, что и забыла.

Воспоминания обухом ударили Наталью по голове, она присела на табуретку постирочной, не ожидая от себя такой реакции.

«О боже! Да что это я? – крутились в голове мысли. – Каждый раз, как вспоминаю случившееся, реально выбивает из колеи. Отчего-то становится стыдно, и почему-то неудобно перед мужем. А пора бы и успокоиться. Все сейчас изменяют. Это, считай, норма. Ну да, у меня всё получилось таким образом… необычно. И что? Это же не постоянный любовник, а так – умопомрачение. Да, именно умопомрачение. По-другому такое не назовешь. Да и муж во-многом сам виноват. Совсем в этот раз сдулся. Раньше хоть на отдыхе приободрялся, а тут – как будто я сестра его, а не любимая женщина. Вот и сорвалась. Да еще этот кобель. Настоящий хищник. Считай, сожрал, обезоружил своей настойчивостью. Я и не ожидала от себя такого. Не думала, что во мне проснется похотливая сучка. Вот ведь, как, оказывается, бывает, сам не знаешь, какие черти водятся внутри…»

Перебирая пальцами раскисшую визитку, Наталья погрузилась в воспоминания. В ее голове проносились детали произошедшего, так, будто это случилось вчера. Ее эмоции тогда были настолько сильными, что буквально отпечатались в мозгу, ведь она никогда не помышляла изменять мужу, да еще и таким образом. Самым что ни на есть наглым.

Между ними с мужем случилась любовь на всю жизнь и с первого взгляда, а поженились они девять лет назад. Сейчас ей стукнуло тридцать два, а ему – сорок, в общем, хорошая разница. Во время знакомства он был научным руководителем ее магистерской и тогда еще молодым профессором, они оба сошли с ума от чувства, встретившись. Это сейчас он маститый ученый, потяжелел и обрюзг; пузцо, отдышка, больше похож на папика, чем на любовника когда они рядом, а тогда был в отличной форме, следил за собой. Но это, в общем, не столь важно, не всем же быть Аполлонами внешне. Хуже другое – их страсть растаяла с годами, а секс, если теперь и бывает, то не чаще раза в месяц, словно праздник для нее. Да, именно праздник, ей не хватает этой стороны отношений.

Они по-прежнему любят друг друга и очень близки, дороже человека для нее нет и быть не может. Но, есть одно но, ей приходится мастурбировать, чтобы не страдать от нехватки секса, и порой это раздражает. Она не могла и предположить, что ее ждет такая любовь всей жизни.

Кто-то в подобной ситуации расстается, кто-то заводит любовника, кто-то пользуется услугами жиголо или увлекается секс-туризмом, но она не из таких, она любит мужа и лучше будет мастурбировать, чем обманывать его. Он очень хороший и безумно дорогой ей человек. Да, она по-прежнему так считает, и не собирается отступать от своих принципов, несмотря на произошедшее с ней во время последнего отдыха.

Два раза в год они с мужем проводят отпуск в теплых краях, при этом чаще всего бывают на Арубе, в отеле К. Муж обожает покер и немного играет в теннис, пытаясь поддерживать форму, в этом отеле у них сложился клуб единомышленников. Они оба – контактные люди, и обзавелись целым кругом знакомых, регулярно приезжающих в К. Это особенно важно для мужа – заядлого игрока в покер, компания тут имеет большое значение. Она же предпочитает читать и заниматься собой, в этом отеле отличный СПА и неплохой спортивный комплекс. Недаром она выглядит так ухоженно и имеет отличную фигуру, несмотря на двоих детей.

Их они с собой не берут на такой отдых, и это, в общем, ее инициатива, она пытается поддерживать романтику в отношениях, начитавшись умных книжек. Осенью и весной по полторы-две недели они проводят вдвоем, и это сближает, у них даже пару раз бывает секс во время таких поездок.

Ее желание на отдыхе обостряется. Никаких забот, проблем, стрессов, СПА-процедуры, массаж, солнце, море, расслабленность, взгляды других мужчин на пляже… все это, конечно же, сказывается. К сожалению, муж закипает не так быстро, и вначале ей приходится больше чем обычно мастурбировать, чтобы снять напряжение. Она делает это под душем, включая его на массажный режим или свинчивая душевую лейку и направляя струю между ног. Тугая, сильная, горячая… она быстро уносит ее в небо.

Может, ей это только кажется, но ее желание чувствуется другими мужчинами, потому как на нее обращают внимание, и она замечает это. Замечает, но не подает вида, хоть порой с ней пытаются заигрывать; люди на отдыхе ослабляют тормоза. Но она не из таких.

В этот раз их отлет получился нервным. Ректор Университета, где Натальин муж возглавляет кафедру, не хотел отпускать его до последнего момента, требуя сдать важный учебник, за редакцию которого муж отвечал. Сутками вкалывая, тот все же успел закончить работу, но вылетал в стрессовом состоянии. Наталья даже взяла с собой валидол. Возможно, по этой причине он восстанавливался дольше обычного, всю первую неделю ей не удавалось вызвать у него желания. У мужа попросту не вставал. Наталья же наоборот, особо остро чувствовала неудовлетворенность в этот раз, порой перераставшую в раздражение, увы, хорошо знакомое ей. В душе Наталья пыталась оправдывать мужа, но сути это не меняло, их отдых не задавался в романтическом отношении.

Пошла вторая неделя их отдыха. Как всегда, они загорали после завтрака у моря, солнце в это время самое мягкое. Расположившись рядом с мужем на подстилке, она читала книжку, сидя топлесс. Муж дремал. Он не любил, когда рядом толкутся люди, предпочитая отдыхать чуть в стороне от зоны лежаков.

– Тс…с, – чуть слышно прошипел кто-то под ухом. Испуганно вздрогнув, Наталья обернулась. Рядом стоял спортивного вида парень и протягивал ей записку. Точнее, не парень, а моложавый мужчина – длинноволосый, подкачанный, в облегающих шортах, плейбоистого вида, ей не очень нравился такой тип красавчиков.

Прижимая палец к губам, он сунул ей в руку бумажку и тут же, подмигнув, ушел. Наталья удивленно проводила его взглядом. Пару раз она обращала внимание, что он к ней приглядывается, кажется, они даже летели сюда на одном самолете, но не придавала этому значения, мало ли кто на кого посмотрел.

Оторопев сначала от неожиданности, она недоуменно развернула записку, а там – номер комнаты и всего несколько слов: «№188. ЧИСТОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ. Называйте любое время». Пробежав еще раз глазами записку и вертя ее в руке, она не сразу поняла, о чем идет речь.

И вдруг она снова вздрогнула. Ей стал понятен смысл написанного. «Мужчина предлагал потрахаться!» – окончательно дошло до нее и ошарашило, она сидела на подстилке именно ошарашенная, ощущая уголек записки в кулаке. Она почему-то испуганно ее сжала. Полная неожиданность, неприкрытая наглость, какая-то идиотская выходка. Она, муж рядом, это непристойное предложение, и… непонятный испуг, хотя, пугаться-то было нечего.

«Да за кого он меня принимает?! Вот ведь урод! – рефлекторно защищалась она, переваривая произошедшее. – Он же видит, что я с мужем! Я что, произвожу впечатление бляди? Да я щас мужу скажу… Вот проснется, скажу. Это ж надо, наглость какая!..» – так, наверное, стала бы возмущаться любая женщина в подобной ситуации, но тут было что-то не то, и Наталья это чувствовала. Что-то было не то с ее реакцией на произошедшее, с этим ее испугом. Она поймала себя на нем и растерянно оглянулась на мужа, тот по-прежнему спал. А ведь, казалось, чего было бояться. Ну, сунул чудак дурацкую записку, и что тут? Нелепость какая-то или просто розыгрыш.

Недоумение, перешедшее в испуг, что-то странное, шевельнувшееся в груди, именно это встревожило и необычно ударило в голову, заставив растеряться ее. По-прежнему сжимая в кулаке записку и чуть придя в себя от первоначального шока, Наталья увидела, как, заворачивая за угол здания, уходящий мужчина обернулся и еще раз подмигнул ей издалека. Выглядело это так, будто он послал воздушный поцелуй, и она покраснела, словно ее застали за чем-то неприличным. Непроизвольно она оглянулась, как бы убеждаясь, что никто не этого видел. И это тоже было нелепо, ведь ничего не произошло, это был какой-то бред.

Бред-то бред, но Наталью внезапно пытались вовлечь в заговор, хоть у нее и мысли об этом не было. Она почувствовала это каким-то непонятным чутьем. Именно почувствовала, а не осознала, и это было чутье сучки, получившей знак от кобеля. Она еще не понимала этого и по-прежнему недоумевала, но в ней, оказывается, дремало такое. Она ни в чем не была виновата и ни на что не соглашалась, но что-то встрепенуло ее, выведя из себя. Неожиданно у нее возникло ощущение, будто ее поманили. Да, именно так, не нагло пристали или оскорбили, а поманили чем-то запретно-влекущим, предложили украсть что-то неимоверно вкусное, позвали окунуться в сладость недоступности. Какое-то предвкушение вдруг шевельнулось внутри нее, независимо от ее желания. Она сидела в полном смятении и мяла в руке листочек бумажки. Нет, она ничего не взвешивала и не размышляла, она просто не понимала саму себя, не понимала, что с ней стало происходить. А происходило с ней что-то необычное, крайне необычное, причем.

Муж всхрапнул, проснулся и открыл глаза. Наталья испуганно-воровато обернулась в его сторону. Почему испуганно и почему воровато – вновь непонятно, ведь ничего не случилось по ее вине. Да, но теперь у нее была тайна и записка в кулаке, ей не хотелось, чтобы муж о ней знал. Отчего не хотелось, ей было еще не ясно, но не хотелось почему-то и все.

Поймав момент, когда муж отвернулся, Наталья сунула записку вглубь сумки (выкинуть-то ее было некуда), и они стали собираться уходить. С этого момента она чувствовала какое-то измененное состояние, удивлявшее и тревожащее ее, ведь ничего плохого она не сделала, это было все более странно.

За обедом она вновь увидела того мужчину, лишь мельком и со спины, но опять почему-то вздрогнула. Хорошо, что мужа не было рядом, он бы это, наверное, заметил.

«Да что за херня?! – одернула саму себя Наталья. – Это же розыгрыш, шутка. Что меня переклинило-то, черт подери?» – но что-то подсказывало ей, что это не шутка, какой-то внутренний голос, какое-то новое чутье. Это чутье все отчетливей обострялось в ней.

188 – это были цифры номерного знака машины, из которой выгружали продукты сбоку от ресторана, когда они шли на ужин, и вновь что-то екнуло посредине Натальиной груди. Нет, она не собиралась никуда идти, но номер этот отпечатался в ее памяти четко, хоть она и не думала его запоминать. Это получилось как-то само собой.

Ночью ей приснился сон.

Они сидят с мужем в гостиной, а он встает и уходит за чем-то на кухню, оставив свой мобильник рядом с ней. Случайно бросив взгляд на его экран, она вдруг видит необычную иконку «Fanty Kamasutra». Это какое-то новое приложение, она никогда не видела его у мужа. У них не принято лазить в телефоны друг друга, но любопытство раздирает ее, и она, не выдержав, открывает это приложение, оказавшееся Каталогом секс поз.

С удивлением открыв его, она видит в меню кнопку «Выбрать случайную позу». Воровато оглянувшись, она нажимает на нее, и перед ней вываливается номер 188 с кнопкой «Посмотреть». Ей и интересно, и почему-то страшно, страшно не потому, что сейчас может вернуться муж, а страшно просто нажать. Какая-то сила все же подталкивает ее, и палец сам дотрагивается до экрана телефона.

На нем появляется рисованное изображение позы, и… ее прошибает потом. На рисунке она, именно она трахается с тем мужиком, подсунувшим ей записку. Поза еще та, но, самое главное, у них обоих абсолютно довольный вид, а она – так откровенно тащится. У нее счастливо – обалдевшее выражение лица, и в то время, как мужик ей засаживает, она млеет от наслаждения. Все это очень четко и откровенно прорисовано. Положение тел, напряжение мышц, эмоции на лицах… ее совокупление изображено как вживую, кажется, что оно вот-вот оживет, что это просто стоп-кадр из реальной жизни. Затаив дыхание, она рассматривает эту позу, и, странно, но это возбуждает ее – такая натуралистичность и такие подробности. Она словно подглядывает сама за собой в дверную щелку, получая от этого удовольствие и переживая за происходящее. Этот ее секс, он такой эмоционально насыщенный и бурный…

Не в силах оторвать глаз от экрана телефона, она вдруг слышит, как возвращается муж, и пытается закрыть приложение. Ее руки дрожат, а пальцы не слушаются, ей никак не удается это сделать, а муж все ближе и ближе, он уже подходит сзади к ней.

На весь экран телефона изображение ее измены, бурный секс, неописуемое наслаждение, праздник ее похоти с чужим мужиком. А она не может его закрыть, спрятав от мужа, у нее это никак не получается. Он уже почти за спиной, и сейчас все это увидит, но пальцы по-прежнему не слушаются ее, она в ужасе и не знает, что делать. Нужно хоть как-то скрыть позор своей измены.

Муж подходит сзади и кладет ей руки на плечи, а она нагибается, закрывая телефон телом.

«Наталья, Наталья, ты что?! – удивляется он, пытаясь ее распрямить, – Что с тобой?! Да ты что?» – тормошит он ее.

И… Наталья проснулась от того, что ее тормошил муж.

– Да что тебе приснилось-то? – встревоженно смотрел он на нее. – Стонала так, будто тебя мучили. – Извини, что разбудил, но уж больно ты…

– Нет, нет, все в порядке, – сбросила она наваждение сна, а сама все еще чувствовала волнение. Сценка – то ей приснилась еще та.

Когда после завтрака на следующее утро они с мужем пошли загорать на море, кто-то отвлек его телефонным звоном, и он забыл в номере пакетик с нижним бельем. Под конец искупавшись, она сняла в кабинке мокрый купальник и накинула пляжный халат на голое тело, хоть тот и был коротким, но попу прикрывал. По пути назад в номер муж встретил карточных партнеров, и они остановились что-то обсудить, а она присела за стойку уличного бара выпить безалкогольный Махито. Муж немного задерживался, и, попивая коктейль, Наталья задумалась, так, ни о чем, но в голове вдруг всплыл тот сон с рисунком измены. Тот мужик, она, та поза, ее закинутые ноги, его напряженные ягодицы, выражения их лиц… Сон был возбуждающим, и она ощутила томление внизу живота, с ней бывало такое. Обычно после этого приходилось мастурбировать, чтобы успокоиться. Как правило, муж уходил играть в покер после обеда, она знала теперь, что будет делать сегодня в ванной. В голове закружилось от этих мыслей, и она попросила еще один холодный Махито, чтобы остыть.

«Да елки ты палки! Что за чертовщина со мной творится такая в этот раз?! Конкретно меня зацепила эта шуточка. Сама себя не узнаю», – пыталась гнать дурные мысли Наталья, поджидая мужа, и тут почувствовала, что на нее кто-то смотрит, отчетливо почувствовала, причем.

Она сидела в пол-оборота на барной табуретке, лицом в сторону моря, обдуваемая приятным ветерком, и в задумчивости совсем не заметила, как чуть в стороне за столик сел ОН – тот мужчина, подсунувший записку. С чашкой кофе в руке, в темных очках и с абсолютно спокойным видом он рассматривал ее. На губах его играла легкая улыбка, взгляд был не пристальным, а как бы играющим, это чувствовалось даже сквозь очки. Он ее не преследовал этим взглядом, а как бы любовался. Он смотрел ей… между ног, она вдруг ясно ощутила это. Легкий порыв ветра дунул в ее промежность нежным холодком, и она вдруг поняла, что ему ВСЕ видно. От ерзаний на барной табуретке ее халат задрался, а ноги подраздвинулись, ну а поскольку трусиков на ней не было, вся тайна открывалась налицо.

www.litlib.net

Читать книгу Чистое удовольствие Андрея Райдера : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

ЧИСТОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

– Вот черт! Что это?! Откуда пятно-то?!

Недоуменно скривившись, Наталья рассматривала любимую юбку. На белой ткани проступала темная клякса. Добравшись, наконец-то, до стирки после отпуска, она начала со всего светлого, и теперь, стоя у гладильной доски, с ужасом полезла в карман испорченной юбки.

– Блин! А это что такое?! Откуда визитка? – вытащила она из кармана раскисшую карточку. – ОН!!! Это же ОН сунул мне ее в самолете. А я была настолько в шоке, что и забыла.

Воспоминания обухом ударили Наталью по голове, она присела на табуретку постирочной, не ожидая от себя такой реакции.

«О боже! Да что это я? – крутились в голове мысли. – Каждый раз, как вспоминаю случившееся, реально выбивает из колеи. Отчего-то становится стыдно, и почему-то неудобно перед мужем. А пора бы и успокоиться. Все сейчас изменяют. Это, считай, норма. Ну да, у меня всё получилось таким образом… необычно. И что? Это же не постоянный любовник, а так – умопомрачение. Да, именно умопомрачение. По-другому такое не назовешь. Да и муж во-многом сам виноват. Совсем в этот раз сдулся. Раньше хоть на отдыхе приободрялся, а тут – как будто я сестра его, а не любимая женщина. Вот и сорвалась. Да еще этот кобель. Настоящий хищник. Считай, сожрал, обезоружил своей настойчивостью. Я и не ожидала от себя такого. Не думала, что во мне проснется похотливая сучка. Вот ведь, как, оказывается, бывает, сам не знаешь, какие черти водятся внутри…»

Перебирая пальцами раскисшую визитку, Наталья погрузилась в воспоминания. В ее голове проносились детали произошедшего, так, будто это случилось вчера. Ее эмоции тогда были настолько сильными, что буквально отпечатались в мозгу, ведь она никогда не помышляла изменять мужу, да еще и таким образом. Самым что ни на есть наглым.

Между ними с мужем случилась любовь на всю жизнь и с первого взгляда, а поженились они девять лет назад. Сейчас ей стукнуло тридцать два, а ему – сорок, в общем, хорошая разница. Во время знакомства он был научным руководителем ее магистерской и тогда еще молодым профессором, они оба сошли с ума от чувства, встретившись. Это сейчас он маститый ученый, потяжелел и обрюзг; пузцо, отдышка, больше похож на папика, чем на любовника когда они рядом, а тогда был в отличной форме, следил за собой. Но это, в общем, не столь важно, не всем же быть Аполлонами внешне. Хуже другое – их страсть растаяла с годами, а секс, если теперь и бывает, то не чаще раза в месяц, словно праздник для нее. Да, именно праздник, ей не хватает этой стороны отношений.

Они по-прежнему любят друг друга и очень близки, дороже человека для нее нет и быть не может. Но, есть одно но, ей приходится мастурбировать, чтобы не страдать от нехватки секса, и порой это раздражает. Она не могла и предположить, что ее ждет такая любовь всей жизни.

Кто-то в подобной ситуации расстается, кто-то заводит любовника, кто-то пользуется услугами жиголо или увлекается секс-туризмом, но она не из таких, она любит мужа и лучше будет мастурбировать, чем обманывать его. Он очень хороший и безумно дорогой ей человек. Да, она по-прежнему так считает, и не собирается отступать от своих принципов, несмотря на произошедшее с ней во время последнего отдыха.

Два раза в год они с мужем проводят отпуск в теплых краях, при этом чаще всего бывают на Арубе, в отеле К. Муж обожает покер и немного играет в теннис, пытаясь поддерживать форму, в этом отеле у них сложился клуб единомышленников. Они оба – контактные люди, и обзавелись целым кругом знакомых, регулярно приезжающих в К. Это особенно важно для мужа – заядлого игрока в покер, компания тут имеет большое значение. Она же предпочитает читать и заниматься собой, в этом отеле отличный СПА и неплохой спортивный комплекс. Недаром она выглядит так ухоженно и имеет отличную фигуру, несмотря на двоих детей.

Их они с собой не берут на такой отдых, и это, в общем, ее инициатива, она пытается поддерживать романтику в отношениях, начитавшись умных книжек. Осенью и весной по полторы-две недели они проводят вдвоем, и это сближает, у них даже пару раз бывает секс во время таких поездок.

Ее желание на отдыхе обостряется. Никаких забот, проблем, стрессов, СПА-процедуры, массаж, солнце, море, расслабленность, взгляды других мужчин на пляже… все это, конечно же, сказывается. К сожалению, муж закипает не так быстро, и вначале ей приходится больше чем обычно мастурбировать, чтобы снять напряжение. Она делает это под душем, включая его на массажный режим или свинчивая душевую лейку и направляя струю между ног. Тугая, сильная, горячая… она быстро уносит ее в небо.

Может, ей это только кажется, но ее желание чувствуется другими мужчинами, потому как на нее обращают внимание, и она замечает это. Замечает, но не подает вида, хоть порой с ней пытаются заигрывать; люди на отдыхе ослабляют тормоза. Но она не из таких.

В этот раз их отлет получился нервным. Ректор Университета, где Натальин муж возглавляет кафедру, не хотел отпускать его до последнего момента, требуя сдать важный учебник, за редакцию которого муж отвечал. Сутками вкалывая, тот все же успел закончить работу, но вылетал в стрессовом состоянии. Наталья даже взяла с собой валидол. Возможно, по этой причине он восстанавливался дольше обычного, всю первую неделю ей не удавалось вызвать у него желания. У мужа попросту не вставал. Наталья же наоборот, особо остро чувствовала неудовлетворенность в этот раз, порой перераставшую в раздражение, увы, хорошо знакомое ей. В душе Наталья пыталась оправдывать мужа, но сути это не меняло, их отдых не задавался в романтическом отношении.

Пошла вторая неделя их отдыха. Как всегда, они загорали после завтрака у моря, солнце в это время самое мягкое. Расположившись рядом с мужем на подстилке, она читала книжку, сидя топлесс. Муж дремал. Он не любил, когда рядом толкутся люди, предпочитая отдыхать чуть в стороне от зоны лежаков.

– Тс…с, – чуть слышно прошипел кто-то под ухом. Испуганно вздрогнув, Наталья обернулась. Рядом стоял спортивного вида парень и протягивал ей записку. Точнее, не парень, а моложавый мужчина – длинноволосый, подкачанный, в облегающих шортах, плейбоистого вида, ей не очень нравился такой тип красавчиков.

Прижимая палец к губам, он сунул ей в руку бумажку и тут же, подмигнув, ушел. Наталья удивленно проводила его взглядом. Пару раз она обращала внимание, что он к ней приглядывается, кажется, они даже летели сюда на одном самолете, но не придавала этому значения, мало ли кто на кого посмотрел.

Оторопев сначала от неожиданности, она недоуменно развернула записку, а там – номер комнаты и всего несколько слов: «№188. ЧИСТОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ. Называйте любое время». Пробежав еще раз глазами записку и вертя ее в руке, она не сразу поняла, о чем идет речь.

И вдруг она снова вздрогнула. Ей стал понятен смысл написанного. «Мужчина предлагал потрахаться!» – окончательно дошло до нее и ошарашило, она сидела на подстилке именно ошарашенная, ощущая уголек записки в кулаке. Она почему-то испуганно ее сжала. Полная неожиданность, неприкрытая наглость, какая-то идиотская выходка. Она, муж рядом, это непристойное предложение, и… непонятный испуг, хотя, пугаться-то было нечего.

«Да за кого он меня принимает?! Вот ведь урод! – рефлекторно защищалась она, переваривая произошедшее. – Он же видит, что я с мужем! Я что, произвожу впечатление бляди? Да я щас мужу скажу… Вот проснется, скажу. Это ж надо, наглость какая!..» – так, наверное, стала бы возмущаться любая женщина в подобной ситуации, но тут было что-то не то, и Наталья это чувствовала. Что-то было не то с ее реакцией на произошедшее, с этим ее испугом. Она поймала себя на нем и растерянно оглянулась на мужа, тот по-прежнему спал. А ведь, казалось, чего было бояться. Ну, сунул чудак дурацкую записку, и что тут? Нелепость какая-то или просто розыгрыш.

Недоумение, перешедшее в испуг, что-то странное, шевельнувшееся в груди, именно это встревожило и необычно ударило в голову, заставив растеряться ее. По-прежнему сжимая в кулаке записку и чуть придя в себя от первоначального шока, Наталья увидела, как, заворачивая за угол здания, уходящий мужчина обернулся и еще раз подмигнул ей издалека. Выглядело это так, будто он послал воздушный поцелуй, и она покраснела, словно ее застали за чем-то неприличным. Непроизвольно она оглянулась, как бы убеждаясь, что никто не этого видел. И это тоже было нелепо, ведь ничего не произошло, это был какой-то бред.

Бред-то бред, но Наталью внезапно пытались вовлечь в заговор, хоть у нее и мысли об этом не было. Она почувствовала это каким-то непонятным чутьем. Именно почувствовала, а не осознала, и это было чутье сучки, получившей знак от кобеля. Она еще не понимала этого и по-прежнему недоумевала, но в ней, оказывается, дремало такое. Она ни в чем не была виновата и ни на что не соглашалась, но что-то встрепенуло ее, выведя из себя. Неожиданно у нее возникло ощущение, будто ее поманили. Да, именно так, не нагло пристали или оскорбили, а поманили чем-то запретно-влекущим, предложили украсть что-то неимоверно вкусное, позвали окунуться в сладость недоступности. Какое-то предвкушение вдруг шевельнулось внутри нее, независимо от ее желания. Она сидела в полном смятении и мяла в руке листочек бумажки. Нет, она ничего не взвешивала и не размышляла, она просто не понимала саму себя, не понимала, что с ней стало происходить. А происходило с ней что-то необычное, крайне необычное, причем.

Муж всхрапнул, проснулся и открыл глаза. Наталья испуганно-воровато обернулась в его сторону. Почему испуганно и почему воровато – вновь непонятно, ведь ничего не случилось по ее вине. Да, но теперь у нее была тайна и записка в кулаке, ей не хотелось, чтобы муж о ней знал. Отчего не хотелось, ей было еще не ясно, но не хотелось почему-то и все.

Поймав момент, когда муж отвернулся, Наталья сунула записку вглубь сумки (выкинуть-то ее было некуда), и они стали собираться уходить. С этого момента она чувствовала какое-то измененное состояние, удивлявшее и тревожащее ее, ведь ничего плохого она не сделала, это было все более странно.

За обедом она вновь увидела того мужчину, лишь мельком и со спины, но опять почему-то вздрогнула. Хорошо, что мужа не было рядом, он бы это, наверное, заметил.

«Да что за херня?! – одернула саму себя Наталья. – Это же розыгрыш, шутка. Что меня переклинило-то, черт подери?» – но что-то подсказывало ей, что это не шутка, какой-то внутренний голос, какое-то новое чутье. Это чутье все отчетливей обострялось в ней.

188 – это были цифры номерного знака машины, из которой выгружали продукты сбоку от ресторана, когда они шли на ужин, и вновь что-то екнуло посредине Натальиной груди. Нет, она не собиралась никуда идти, но номер этот отпечатался в ее памяти четко, хоть она и не думала его запоминать. Это получилось как-то само собой.

Ночью ей приснился сон.

Они сидят с мужем в гостиной, а он встает и уходит за чем-то на кухню, оставив свой мобильник рядом с ней. Случайно бросив взгляд на его экран, она вдруг видит необычную иконку «Fanty Kamasutra». Это какое-то новое приложение, она никогда не видела его у мужа. У них не принято лазить в телефоны друг друга, но любопытство раздирает ее, и она, не выдержав, открывает это приложение, оказавшееся Каталогом секс поз.

С удивлением открыв его, она видит в меню кнопку «Выбрать случайную позу». Воровато оглянувшись, она нажимает на нее, и перед ней вываливается номер 188 с кнопкой «Посмотреть». Ей и интересно, и почему-то страшно, страшно не потому, что сейчас может вернуться муж, а страшно просто нажать. Какая-то сила все же подталкивает ее, и палец сам дотрагивается до экрана телефона.

На нем появляется рисованное изображение позы, и… ее прошибает потом. На рисунке она, именно она трахается с тем мужиком, подсунувшим ей записку. Поза еще та, но, самое главное, у них обоих абсолютно довольный вид, а она – так откровенно тащится. У нее счастливо – обалдевшее выражение лица, и в то время, как мужик ей засаживает, она млеет от наслаждения. Все это очень четко и откровенно прорисовано. Положение тел, напряжение мышц, эмоции на лицах… ее совокупление изображено как вживую, кажется, что оно вот-вот оживет, что это просто стоп-кадр из реальной жизни. Затаив дыхание, она рассматривает эту позу, и, странно, но это возбуждает ее – такая натуралистичность и такие подробности. Она словно подглядывает сама за собой в дверную щелку, получая от этого удовольствие и переживая за происходящее. Этот ее секс, он такой эмоционально насыщенный и бурный…

Не в силах оторвать глаз от экрана телефона, она вдруг слышит, как возвращается муж, и пытается закрыть приложение. Ее руки дрожат, а пальцы не слушаются, ей никак не удается это сделать, а муж все ближе и ближе, он уже подходит сзади к ней.

На весь экран телефона изображение ее измены, бурный секс, неописуемое наслаждение, праздник ее похоти с чужим мужиком. А она не может его закрыть, спрятав от мужа, у нее это никак не получается. Он уже почти за спиной, и сейчас все это увидит, но пальцы по-прежнему не слушаются ее, она в ужасе и не знает, что делать. Нужно хоть как-то скрыть позор своей измены.

Муж подходит сзади и кладет ей руки на плечи, а она нагибается, закрывая телефон телом.

«Наталья, Наталья, ты что?! – удивляется он, пытаясь ее распрямить, – Что с тобой?! Да ты что?» – тормошит он ее.

И… Наталья проснулась от того, что ее тормошил муж.

– Да что тебе приснилось-то? – встревоженно смотрел он на нее. – Стонала так, будто тебя мучили. – Извини, что разбудил, но уж больно ты…

– Нет, нет, все в порядке, – сбросила она наваждение сна, а сама все еще чувствовала волнение. Сценка – то ей приснилась еще та.

Когда после завтрака на следующее утро они с мужем пошли загорать на море, кто-то отвлек его телефонным звоном, и он забыл в номере пакетик с нижним бельем. Под конец искупавшись, она сняла в кабинке мокрый купальник и накинула пляжный халат на голое тело, хоть тот и был коротким, но попу прикрывал. По пути назад в номер муж встретил карточных партнеров, и они остановились что-то обсудить, а она присела за стойку уличного бара выпить безалкогольный Махито. Муж немного задерживался, и, попивая коктейль, Наталья задумалась, так, ни о чем, но в голове вдруг всплыл тот сон с рисунком измены. Тот мужик, она, та поза, ее закинутые ноги, его напряженные ягодицы, выражения их лиц… Сон был возбуждающим, и она ощутила томление внизу живота, с ней бывало такое. Обычно после этого приходилось мастурбировать, чтобы успокоиться. Как правило, муж уходил играть в покер после обеда, она знала теперь, что будет делать сегодня в ванной. В голове закружилось от этих мыслей, и она попросила еще один холодный Махито, чтобы остыть.

«Да елки ты палки! Что за чертовщина со мной творится такая в этот раз?! Конкретно меня зацепила эта шуточка. Сама себя не узнаю», – пыталась гнать дурные мысли Наталья, поджидая мужа, и тут почувствовала, что на нее кто-то смотрит, отчетливо почувствовала, причем.

Она сидела в пол-оборота на барной табуретке, лицом в сторону моря, обдуваемая приятным ветерком, и в задумчивости совсем не заметила, как чуть в стороне за столик сел ОН – тот мужчина, подсунувший записку. С чашкой кофе в руке, в темных очках и с абсолютно спокойным видом он рассматривал ее. На губах его играла легкая улыбка, взгляд был не пристальным, а как бы играющим, это чувствовалось даже сквозь очки. Он ее не преследовал этим взглядом, а как бы любовался. Он смотрел ей… между ног, она вдруг ясно ощутила это. Легкий порыв ветра дунул в ее промежность нежным холодком, и она вдруг поняла, что ему ВСЕ видно. От ерзаний на барной табуретке ее халат задрался, а ноги подраздвинулись, ну а поскольку трусиков на ней не было, вся тайна открывалась налицо.

Наталью ударило током, будто ее лизнули. Внезапно лизнули ТАМ, не спрашивая, сильно, умело, как это делает знающий любовник. Она даже не сразу смогла свести ноги, так это получилось остро, таким обжигающим был ЕГО взгляд. И вновь она испугалась этой своей реакции, ТАКОГО с ней еще никогда не было, ведь она боялась саму себя.

Поймав ее испуг, ОН с мягкой улыбочкой облизнулся, медленно встал и ушел.

А она сидела очередной раз ошарашенной, так, будто ей сделали куннилингус. Она вдруг ощутила, что течет. Сколько он любовался ее промежностью было не ясно, но именно любовался, не вызывало сомнений, она почувствовала это между ног, там стало жарко.

Дрожащей рукой Наталья поставила на стойку стакан и, плотно сдвинув ноги, одернула полы халата, к ней приближался муж. У нее возникло ощущение, что она ему только что изменила, и если он случайно увидит ее намокшую промежность, то все поймет.

Этот второй случай еще больше выбил ее из колеи, с ней начало происходить что-то необычное, какое-то настоящее раздвоение личности, и происходило это независимо от нее. С одной стороны это была она – Наталья, и не помышлявшая изменять мужу, а с другой – в ней просыпался непонятный азарт, азарт голодной сучки, которую обхаживал кобель. Да, она не собиралась никуда идти и реагировать на пошлые намеки, но этот азарт в сочетании с предвкушением, всплывшим после получения записки, они все сильнее начинали кружить ей голову, в нее полезли дурные мысли.

Этой ночью у мужа опять не встал, он все еще не восстановился, и это продолжало раздражать, несмотря на всю любовь к нему. Она уже три раза мастурбировала под душем после приезда, неплохая у них получалась романтика в этот раз.

Собирая утром пляжную сумку, Наталья вновь наткнулась на смятый комочек записки, она забыла выкинуть его. Бумажка так и лежала сунутой в боковой карманчик, затаившись в ожидании своего часа, будто билетик в… рай. Да, именно рай, сучка была на этот раз первой, опередив порядочную жену Наталью в ее мозгу. «Райское удовольствие, – шепнула она ей на ухо, – глупо отказываться. Глупо…»

Гадливо поморщившись, Наталья прогнала эту мысль и спустила в унитаз записку.

«МОЖЕТ, ПОКА ОН ИГРАЕТ В КАРТЫ?» Это была его вторая записка утром, упавшая рядом с ней на подстилку, когда муж отошел в туалет. Она вновь испуганно вздрогнула, и опять воровато ее спрятала, а затем… быстро выкинула, отойдя «попить кофе», ведь это был уже ПЛАН. План ее настойчивого совращения, который ОН упорно выстраивал, как будто все было уже предопределено.

Откуда ОН знал, что муж днем играет в покер, – было не важно, важно то, что он ее все больше заманивал, а она не понимала, что с ней происходит. Не делая особых усилий, он расставлял свои силки, провоцируя ее на размышления, хоть Наталья по-прежнему и не собиралась изменять. Она даже не колебалась, а просто отбивалась от непрошенных мыслей, лезших в голову независимо от ее желания.

«Как же, жди. Раскатал губу. Вот прямо сегодня к тебе и прибегу, – усмехнулась про себя она. – Совсем охренел, придурок».

Перед обедом муж обычно играл в теннис, а Наталья ходила в фитнес-студию – подкачивалась, занималась пилатесом, работала над ягодицами, у нее была своя, наработанная годами программа. Чудес на свете не бывает, хочешь иметь хорошую фигуру – трудись, тем более, после тридцати. Она очередной раз в этом убедилась, глядя на целлюлитные задницы пляжных Афродит. У нее-то с этим было все в порядке, а живот не висел. Женственная, аппетитная фигурка, она гордилась ей.

Позанимавшись, Наталья села выпить чаю в кафешке при студии, многие отдыхали здесь после тренировок. Кафешка эта была стильной, с завитыми плющем перегородками, отделявшими столики друг от друга и создававшими ощущение приватности.

Выпив чай, она собралась уже уходить, как за соседний столик сели две подружки. Она давно обратила на них внимание, это были две молодые мамаши, прилетевшие сюда вместе с детьми. У одной был мальчик лет четырех-пяти, а у другой – девочка примерно на год старше.

– Ну причем здесь порочность? – продолжали они начатый разговор, не замечая Наталью. – Почему ты вообще считаешь, что сексуальность порочна? Кто это сказал? – возражала одна из них другой.

– Но есть же общепринятые нормы! Не думаю, что твой муж был бы доволен, зная, что ты здесь трахаешься. Любая измена, это, в общем-то, порок.

– Да что ты говоришь?! Ха-ха-ха! – раздался в ответ заливистый смех. – Мой муж не был бы доволен. Ха-ха-ха! Да у муженька моего не стоит уже год. Так, приподнимается разок месяц на пять минут и все. А то и на три-четыре минутки, не засекала. Он аж радуется, что встал и тут же сует, пока не опустился, по-быстрому, долг исполнить. Это у нас такой супружеский секс. Семейная страсть, – усмехнулась она.

Наталья прислушалась. Тема-то была – актуальней некуда. Уходить явно не следовало, и она сделала вид, что продолжает пить чай, прижимая к губам пустую чашку, хоть подружки ее по-прежнему не видели.

– Ну, у всех же с годами страсть затухает, – пыталась переубедить одна из них другую. – Вы ведь, считай, десять лет вместе.

– И что? Это серьезный аргумент? Я от этого секс-пенсионеркой должна становиться что-ли? В старухи записываться, сексуальность свою подавлять? Это я-то – молодая, красивая женщина в расцвете лет. Плюнуть на свое здоровье и радости жизни должна? По гинекологам начать бегать из-за недотраха? Так, что ли, по-твоему?

– Ну зачем уж так-то? Мы ведь о порочности сейчас, о блядстве.

– Блядстве?! Ха-ха-ха! – и смех с той стороны перегородки стал еще звонче. – Каменный век какой-то, ей богу! Ты с какого дерева свалилась? Из какой пещеры вылезла, подруга? Какая нафиг порочность, какое блядство в наше время? Да посмотри, вон идут в обнимочку два пидора, а вон сидит старикан с молодой девкой-содержанкой. – Их, стоящие на возвышении столики выходили в сторону парка с бассейном, и вся публика была перед ними как на ладони. Невольно вовлеченная в разговор Наталья тоже посмотрела вниз.

– А вон там, чуть дальше у бассейна две парочки, – продолжала убеждать одна подруга другую. – Ты не обратила внимания, как они себя ведут? А я обратила. Явно свингеры. И это все норма, это не считается сейчас пороком. Пидоры спокойно подставляют друг другу жопу, и даже бравируют этим, качая права. Только попробуй посмотреть на них косо. Старикан открыто шпилит годящуюся во внучки девчонку, она покупает за это сумочки Шанель, все подруги ей завидуют, а мама с папой и не думают роптать. Свингеры спокойно обмениваются женами и устраивают групповухи, в той же Франции, например, открыто. Никого это не парит, такое сейчас в порядке вещей.

– Ну может… И все же…

– А что все же? Что? Порочно воровство, взяточничество, жадность, злоба, ложь… А секс – это позитивно и нормально, любой секс. В мужской зад, старым членом в юное влагалище, двумя членами в одно… Ведь так по факту получается. Общество так решило. Глупо и нелепо осуждать чью-то сексуальность, ведь это одно из проявлений свободы личности. Именно так сейчас считается, и не я это выдумала. К пороку секс притягивают за уши, когда хотят кого-то обгадить или подставить. Ни один культурный, современный, здоровый, раскованный человек на самом деле не считает секс пороком. Только если у него самого проблемы с интимной стороной жизни или комплексы на эту тему. И вот тогда в качестве самооправдания он начинает рассуждать о порочности.

– Но… мы об изменах…

– Ага. У мужа на меня не встает, и я порочна, что жизнь люблю, а о здоровье забочусь. Так что ли? Это кто мне скажет? Общество, тот пидор, та девка-полупроститутка, или те свингеры, а может любимый муж, из-за импотенции которого я мастурбировать должна? На кого мне ориентироваться или ровняться, у кого разрешение спрашивать из них?

– Ну… как-то ты…

– А как? Как, послушай? У меня нет ни к кому из них претензий. Каждый волен сам распоряжаться собственной сексуальностью. Но это относится и ко мне. Моя личная сексуальность никакая не порочная. Она здоровая, позитивная и созидающая. Да, да, не удивляйся, именно так. Меня тянет к мужчинам, а не к женщинам или на групповухи, мой организм требует секса, и это признак природного здоровья, я искренне и бескорыстно дарю себя мужчинам, радуя их этим, я самоутверждаюсь как женщина и чувствую свою значимость, сводя их с ума. И что? Где здесь что-то порочное?

– Ну…

– Вот то-то и оно, что сказать в ответ нечего. И самое главное, какая у меня альтернатива? С мужем я пыталась на тему затухания секса разговаривать. Пробовала подначить его на новизну или перемены. Ходила на курсы, книжки ему подсовывала. А он сдулся и все. И что ты мне предлагаешь делать? Мастурбировать или воздерживаться? Так не мой это формат. Болеть от нехватки секса я не желаю. Разводиться не хочу, муж мне дорог, да и люблю я его по большому счету. Вот я просто напросто и не упускаю возможность, когда она появляется. Ты же видела этого мужика.

– Ну да.

– И что? Послать его нахрен и мастурбировать, или кайф получать? Тобой давно муж в постели восторгался? Давно говорил, что лучше тебя нет? Что сходит с ума от твоей сексуальности. Что твоя попка лучшая в мире. Что ему кажется, будто он умрет, когда кончает. Давно? Ну вот и мне тоже… Я конечно понимаю, что я для этого мачо новое. Новое, свежее, непознанное, что это для него охота, драйв, завоевание женщины. Может, он женат, и с женой у него полная тоска в постели, как у нас с мужем…

– А он женат?

– Да я и не спрашивала. Какое мне дело! Для меня этот курортный роман – чистое удовольствие. Не хочу ни думать ни о чем, ни знать что-то. И уверена, дурой бы была, если отказалась. Сейчас мы вместе тащимся от всего этого. Он наслаждается мной, а я им. С ума сходим в постели. Ни о чем, кроме секса не думаем. А от этого еще больше тащимся. Мне его про жену расспросить? Или начать выведывать – нет ли на меня долгосрочных планов? Так у него от таких вопросов запросто стоять перестанет, а мне это, знаешь ли, важно.

– Ха-ха-ха! – теперь хором засмеялись подружки, похоже, первая была убедительной.

– Но ведь это все-таки близость, интимность… Как-то ты упрощаешь все. Ты же делишь себя между мужем и еще кем-то…

– Да не я упрощаю, а ты усложняешь! И ни с кем я себя не делю! Просто получаю удовольствие, которое не может дать муж. И все дела! Такой секс для меня просто секс. Не надо на него ничего навешивать или придавать ему какое-то значение, кроме кайфа. Я не предаю мужа, я его не обманываю и не унижаю, я не приуменьшаю значимость наших отношений. Я просто со вкусом трахаюсь и не более того. Ну как если бы мой муж был вегетарианцем, а я любила мясо. Я бы что, его предавала, съедая антрекот?

– Ха-ха-ха! – опять раздался дружный смех, и Наталья тоже улыбнулась. С юмором была эта любительница гульнуть.

– Ну ладно, пошли. У детей там перерыв в клубе начинается. Покормим их пиццей как обещали. Присмотришь за Славиком с трех до пяти? У меня свидание. Окей?

– Ну что с тобой поделаешь. Присмотрю, конечно. Не увлекайся только. Про презики не забывай. Времена-то нынче такие…

– Да я всегда с этим осторожно. Не дурочка же. Каждый раз с собой имею, никогда мужику не доверяю, подстраховываюсь. Спасибо тебе. Выручаешь со Славиком. За мной должок. Если что, присмотрю за твоей Светкой. Мало ли, кто подвернется на порочность тебя проверить.

– Ха-ха-ха! – и вновь заливисто рассмеявшись, молодые мамаши ушли, а Наталья задумалась.

«Да уж… актуально. Сексуальность и порочность. Где она – грань? Вот ведь и у меня сейчас. Вся эта хрень, этот чертов плейбой, эти его записки, этот сон. Муж еще, как назло, никакой в этот раз. Все один к одному. Аж зубы уже ломит…»

Размышляя под впечатлением подслушанного разговора, Наталья пошла в сторону номера.

«Лейкопластырь! – вдруг вспомнила она. – Муж же просил купить лейкопластырь. Чуть не забыла ведь с этими заморочками!»

В их отеле был аптечный киоск, где продавались медикаменты первой необходимости и предметы гигиены. Он как раз уже открылся, и Наталья повернула туда.

Непонятно, почему ей в глаза бросились презики, видно, подружки накаркали. И хоть они лежали в стороне от основной витрины, но почему-то приковали ее взгляд, пока аптекарша доставала лейкопластырь. Та заметила это.

– И презервативы? – беря из ее рук кредитку, спросила она. – Какие вам? Durex? – и видя, что Наталья замялась, она подумала, что та стесняется. Не дождавшись ответа, аптекарша положила на прилавок пачку Durex рядом с лейкопластырем. – Эти годятся?

– Э… – смущенно промямлила Наталья, вовсе не планировавшая покупать презики, и непроизвольно оглянулась. Рядом никого не было. Почему она вдруг оглянулась – было неясно, но аптекарша расценила это как обычное смущение. Некоторые почему-то стесняются покупать презервативы.

– С вас шестнадцать евро, – сунув лейкопластырь с Durex в один пакетик, чуть заметно улыбнулась аптекарша. – ПИН-код введите, пожалуйста.

Наталья машинально набрала ПИН-код.

Так у нее вдруг появились презики. Словно чья-то невидимая рука подтолкнула ее дальше во всей этой истории.

Отойдя от киоска, она вынула из пакетика Durex и с недоумением смотрела на него, не зная, что делать, она ведь не планировала идти к какому-то мужику в номер. И вовсе не планировала этого! Зажав презервативы в кулаке, она направилась было к уличной урне, как около нее остановились покурить двое знакомых ее мужа, с которыми тот играл в покер. Они приветливо махнули ей, и она, стараясь выглядеть невозмутимо, прошла мимо, кивнув в ответ. Пачка Durex жгла ей руку. Чуть отойдя, она воровато сунула ее во внутренний карман сумки, решив выкинуть где-нибудь дальше, и тут ей встретился идущий с тенниса муж, в этот день он освободился раньше.

– Молодец! Не забыла про лейкопластырь, – обрадовался он, забирая из ее руки аптечный пакетик. Большой зеленый крест выдавал его. – А то все-таки натирает кроссовка ногу.

Слава богу, что она успела спрятать презики! Хотя, казалось бы, странно, ведь можно было вместе посмеяться над этой нелепостью с их покупкой. Что-то было в этой вороватости заговорщическое, будто ее куда-то все дальше затягивало.

Кормили их в этом отеле прекрасно. Шведский стол был организован круглый день. Даже не во время завтрака, обеда или ужина без ограничений предлагались фрукты. Но особо классно готовились десерты, сложно было пройти мимо них, и пока она доедала тунца, муж отошел к «сладкой» стойке.

«ПРИХОДИТЕ В 17» – это был текст следующей записки, упавшей перед ней на стол, пока муж увлеченно выбирал десерт.

Вновь кровь в голову, озноб волнения, вспышка испуга. Испуга, что муж это увидит. Теперь Наталья еще больше боялась ЭТОГО, ведь тайна становилась все более страшной своей реальностью. Она начала терять уверенность в самой себе, не понимая, что с ней происходит и опасаясь этого.

iknigi.net