Название книги: Витя Малеев в школе и дома (илл. Г. Валька). Витя книга


Книга "Витя Малеев в школе и дома"

Добавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Жанр: Книги для детей

ISBN: 4607031761502

Год издания: 2011

Серия: Библиотечка Незнайки

Издательство: Махаон

Оцените книгу

1 планируeт прочитать

Скачать книгу

1000 скачиваний

Читать онлайн

О книге "Витя Малеев в школе и дома"

Не будет преувеличением сказать, что Витя Малеев стал любимым героем для нескольких поколений мальчишек и девчонок. Приключения четвероклассников – Вити Малеева и его лучшего друга Кости Шишкина, их проказы и ошибки, горести и обиды, радости и победы – описаны Николаем Носовым настолько интересно и естественно, что любой читатель узнает в них себя. Однажды писателю пришло письмо от молодого человека, имя и фамилия которого полностью совпадали с героем носовского рассказа: «Я Витя Малеев. Как вы узнали истории из моей жизни?..»

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Витя Малеев в школе и дома" Носов Николай Николаевич бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Мама при свете керосиновой лампы длинным вечером рассказывает отдельные истории о приключениях Вити Малеева и его друга Кости Шишкина

5/5Kwinto

Я ее уже 10 раз читала но у меня есть просьба люди Пишите правильно чему вас в школе учат

5/5Олечка

Отрывок, который читали, ну просто поразил, а тут ещё Набоков рядом с Витей, тут ещё пережевывал/передумывал о канадской школе (преподавание как способ кодирования информации)

5/5fullback34

Словом, прочитала я эту книгу за два дня и наша библиотекарь долго ворчала, что не видит смысла давать книгу детям, которые их не читают

5/5LeRoRiYa

Но, когда я вспоминаю, сколько у меня не прочитано взрослых серьезных книг, грусть у меня подавляется совестью

5/5margo-marinna

Книга очень добрая и интересная, хотелось бы ее приобрести

5/5Natasha77

​Эта книга досталась мне в подарок в школе на день именинника

4/5trumpurumka

Читайте сами, читайте детям, читайте, читайте, только не останавливайтесь

5/5Lolita2608

Помимо школьных приключений, у них были приключения и дома

5/5Alex000

Прочитали с сыном первый раз, когда в садик еще ходил и как-то не зацепила книга, хотя помню, что мне самой в детстве нравилась

4/5Веснушки

Мой сын, который не очень любит читать (ох, уж эти современные детки), запоем читал эту книгу

4/5Lena T

Конечно, книга немного наивная, в духе того времени, но добрая

5/5defederge

Отзывы читателей

Подборки книг

Похожие книги

Другие книги автора

Информация обновлена: 18.09.2017

avidreaders.ru

Книга "Витя Малеев в школе и дома"

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

cherry_ice Пятьдесят оттенков синего

Весело и романтично, но предсказуемо) Читала с другого источника(профиль)

Zhalubik Укроти мое сердце (СИ)

не понравилось

онлайн

ineinka Крысолов (СИ)

Здорово! С удовольствием купила бы и на бумаге.

Натали Тайна, покрытая глазурью

понравился роман.. спасибо автору было очень интересно..

Tararam Температура повышается

Роман не произвёл впечатления, хотя из сюжета можно было бы развить очень забавную историю. Получилось суховато, с переизбытком эпитетов как самого процесса секса, так и органов в нём участвующих . Ну и у

lena44 Невидимка (СИ)

Старки как всегда на высоте! Спасибо

lena44 Таксист (СИ)

После  Старки всё какое то пресное !! Автор Браво!!!

Главная » Книги
 
 

Витя Малеев в школе и дома

Автор: Носов Николай Николаевич Жанр: Другие детские Язык: русский Страниц: 33 Статус: Закончена Добавил: Admin 21 Апр 11 Проверил: Admin 21 Апр 11 События книги Формат:  FB2 (637 Kb)  TXT (104 Kb)  EPUB (729 Kb)  MOBI (2298 Kb)  JAR (144 Kb)  JAD (0 Kb)  
  • Currently 5.00/5

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Книга выдающегося мастера детской литературы Н.Н.Носова «Витя Малеев в школе и дома» — это повесть о школьных друзьях — Вите Малееве и Косте Шишкине: об их ошибках, горестях и обидах, радостях и победах.

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Носов Николай Николаевич

Тайна на дне колодца

Незнайка (пьеса)

Приключения Незнайки и его друзей (с иллюстрациями)

Заплатка

Щоденник Миколки Синицина

Под одной крышей

Похожие книги

Эй, кому тут нужен брат

Мамина сказка

Тайна услышанная по радио

Белое облачко, сизая тучка

Во власти консервных банок

Батюшка в лопухах

Пашкины колокола

Дорогой мальчик

Приказ по дивизии

Козлёнок

На ялике

Война колоколов

Комментарии к книге "Витя Малеев в школе и дома"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Витя Малеев в школе и дома читать онлайн

Глава перваяПодумать только, как быстро время летит! Не успел я оглянуться, как каникулы кончились и пришла пора идти в школу. Целое лето я только и делал, что бегал по улицам да играл в футбол, а о книжках даже позабыл думать. То есть я читал иногда книжки, только не учебные, а какие-нибудь сказки или рассказы, а так чтоб позаниматься по русскому языку или по арифметике — этого не было По русскому я и так хорошо учился, а арифметики не любил. Хуже всего для меня было — это задачи решать. Ольга Николаевна даже хотела дать мне работу на лето по арифметике, но потом пожалела и перевела в четвёртый класс так, без работы.— Не хочется тебе лето портить, — сказала она. — Я переведу тебя так, но ты дай обещание, что сам позанимаешься по арифметике летом.Я, конечно, обещание дал, но, как только занятия кончились, вся арифметика выскочила у меня из головы, и я, наверно, так и не вспомнил бы о ней, если б не пришла пора идти в школу. Стыдно было мне, что я не исполнил своего обещания, но теперь уж все равно ничего не поделаешь.Ну и вот, значит, пролетели каникулы! В одно прекрасное утро — это было первого сентября — я встал пораньше, сложил свои книжечки в сумку и отправился в школу. В этот день на улице, как говорится, царило большое оживление. Все мальчики и девочки, и большие и маленькие, как по команде, высыпали на улицу и шагали в школу. Они шли и по одному, и по двое, и даже целыми группами по нескольку человек. Кто шёл не спеша, вроде меня, кто мчался стремглав, как на пожар. Малыши тащили цветы, чтобы украсить класс. Девчонки визжали. И ребята тоже некоторые визжали и смеялись. Всем было весело. И мне было весело. Я был рад, что снова увижу свой пионерский отряд, всех ребят-пионеров из нашего класса и нашего вожатого Володю, который работал с нами в прошлом году. Мне казалось, будто я путешественник, который когда-то давно уехал в далёкое путешествие, а теперь возвращается обратно домой и вот-вот скоро уже увидит родные берега и знакомые лица родных и друзей.Но всё-таки мне было не совсем весело, так как я знал, что не встречу среди старых школьных друзей Федю Рыбкина — моего лучшего друга, с которым мы в прошлом году сидели за одной партой. Он недавно уехал со своими родителями из нашего города, и теперь уж никто не знает, увидимся мы с ним когда-нибудь или нет.И ещё мне было грустно, так как я не знал, что скажу Ольге Николаевне, если она меня спросит, занимался ли я летом по арифметике. Ох, уж эта мне арифметика! Из-за неё у меня настроение совсем испортилось.Яркое солнышко сияло на небе по-летнему, но прохладный осенний ветер срывал с деревьев пожелтевшие листья. Они кружились в воздухе и падали вниз. Ветер гнал их по тротуару, и казалось, что листочки тоже куда-то спешат.Ещё издали я увидел над входом в школу большой красный плакат. Он был увит со всех сторон гирляндами из цветов, а на нём было написано большими белыми буквами: «Добро пожаловать!» Я вспомнил, что такой же плакат висел в этот день здесь и в прошлом году, и в позапрошлом, и в тот день, когда я совсем ещё маленьким пришёл первый раз в школу. И мне вспомнились все прошлые годы. Как мы учились в первом классе и мечтали поскорей подрасти и стать пионерами.Все это вспомнилось мне, и какая-то радость встрепенулась у меня в груди, будто случилось что-то хорошее-хорошее! Ноги мои сами собой зашагали быстрей, и я еле удержался, чтоб не пуститься бегом. Но это было мне не к лицу: ведь я не какой-нибудь первоклассник — как-никак, всё-таки четвёртый класс!Во дворе школы уже было полно ребят. Ребята собирались группами. Каждый класс отдельно. Я быстро разыскал свой класс. Ребята увидели меня и с радостным криком побежали навстречу, стали хлопать по плечам, по спине. Я и не думал, что все так обрадуются моему приходу.— А где же Федя Рыбкин? — спросил Гриша Васильев.— Правда, где Федя? — закричали ребята. — Вы всегда вместе ходили. Где ты его потерял?— Нету Феди, — ответил я. — Он не будет больше у нас учиться.— Почему?— Он уехал из нашего города со своими родителями.— Как так?— Очень просто.— А ты не врёшь? — спросил Алик Сорокин.— Вот ещё! Стану я врать!Ребята смотрели на меня и недоверчиво улыбались.— Ребята, и Вани Пахомова нет, — сказал Лёня Астафьев.— И Серёжи Букатина! — закричали ребята.— Может быть, они тоже уехали, а мы и не знаем, — сказал Толя Дёжкин.Тут, как будто в ответ на это, отворилась калитка, и мы увидели, что к нам приближается Ваня Пахомов .— Ура! — закричали мы.Все побежали навстречу Ване и набросились на него.— Пустите! — отбивался от нас Ваня. — Человека никогда в жизни не видели, что ли?Но каждому хотелось похлопать его по плечу или по спине. Я тоже хотел хлопнуть его по спине, но по ошибке попал по затылку.— А, так вы ещё драться! — рассердился Ваня и изо всех сил принялся вырываться от нас.Но мы ещё плотней окружили его.Не знаю, чем бы все это кончилось, но тут пришёл Серёжа Букатин. Все бросили Ваню на произвол судьбы и накинулись на Букатина.— Вот теперь, кажется, уже все в сборе, — сказал Женя Комаров.— Все, если не считать Феди Рыбкина, — ответил Игорь Грачев.— Как же его считать, если он уехал?— А может, это ещё и неправда. Вот мы у Ольги Николаевны спросим.— Хотите верьте, хотите нет. Очень мне нужно обманывать! — сказал я.Ребята принялись разглядывать друг друга и рассказывать, кто как провёл лето. Кто ездил в пионерлагерь, кто жил с родителями на даче. Все мы за лето выросли, загорели. Но больше всех загорел Глеб Скамейкин. Лицо у него было такое, будто его над костром коптили. Только светлые брови сверкали на нём.— Где это ты загорел так? — спросил его Толя Дёжкин. — Небось целое лето в пионерлагере жил?— Нет. Сначала я был в пионерлагере, а потом в Крым поехал.— Как же ты в Крым попал?— Очень просто. Папе на заводе дали путёвку в дом отдыха, а он придумал, чтоб мы с мамой тоже поехали.— Значит, ты в Крыму побывал?— Побывал.— А море видел?— Видел и море. Все видел.Ребята обступили Глеба со всех сторон и стали разглядывать, как какую-нибудь диковинку.— Ну так рассказывай, какое море. Чего ж ты молчишь? — сказал Серёжа Букатин.— Море — оно большое, — начал рассказывать Глеб Скамейкин. — Оно такое большое, что если на одном берегу стоишь, то другого берега даже не видно. С одной стороны есть берег, а с другой стороны никакого берега нет. Вот как много воды, ребята! Одним словом, одна вода! А солнце там печёт так, что с меня сошла вся кожа.— Врёшь!— Честное слово! Я сам даже испугался сначала, а потом оказалось, что у меня под этой кожей есть ещё одна кожа. Вот я теперь и хожу в этой второй коже.— Да ты не про кожу, а про море рассказывай!— Сейчас расскажу… Море — оно громадное! А воды в море пропасть! Одним словом — целое море воды.Неизвестно, что ещё рассказал бы Глеб Скамейкин про море, но в это время к нам подошёл Володя. Ну и крик тут поднялся! Все обступили его. Каждый спешил рассказать ему что-нибудь о себе. Все спрашивали, будет он у нас в этом году вожатым или нам дадут кого-нибудь другого.— Что вы, ребята! Да разве я отдам вас кому-нибудь другому? Будем работать с вами, как и в прошлом году. Ну, если я сам надоем вам, тогда дело другое! — засмеялся Володя.— Вы? Надоедите?.. — закричали мы все сразу. — Вы нам никогда в жизни не надоедите! Нам с вами всегда весело!Володя рассказал нам, как он летом со своими товарищами комсомольцами ездил в путешествие по реке на резиновой лодке. Потом он сказал, что ещё увидится с нами, и пошёл к своим товарищам старшеклассникам. Ему ведь тоже хотелось поговорить со своими друзьями. Нам было жалко, что он ушёл, но тут к нам подошла Ольга Николаевна. Все очень обрадовались, увидев её.— Здравствуйте, Ольга Николаевна! — закричали мы хором.— Здравствуйте, ребята, здравствуйте! — улыбнулась Ольга Николаевна. — Ну как, нагулялись за лето?— Нагулялись, Ольга Николаевна!— Хорошо отдохнули?— Хорошо.— Не надоело отдыхать?— Надоело, Ольга Николаевна! Учиться хочется!— Вот и прекрасно!— А я, Ольга Николаевна, так отдыхал, что даже устал! Если б ещё немного — совсем бы из сил выбился, — сказал Алик Сорокин.— А ты, Алик, я вижу, не переменился. Такой же шутник, как и в прошлом году был.— Такой же, Ольга Николаевна, только подрос немного— Ну, подрос-то ты порядочно, — усмехнулась Ольга Николаевна.— Только ума не набрался, — добавил Юра Касаткин. Весь класс громко фыркнул.— Ольга Николаевна, Федя Рыбкин не будет больше у нас учиться, — сказал Дима Балакирев.— Я знаю. Он уехал со своими родителями в Москву.— Ольга Николаевна, а Глеб Скамейкин в Крыму был и море видел.— Вот и хорошо. Когда будем сочинение писать, Глеб напишет про море.— Ольга Николаевна, а с него сошла кожа.— С кого?— С Глебки.— А, ну хорошо, хорошо. Об этом поговорим после, а сейчас постройтесь в линейку, скоро в класс идти надо.Мы построились в линейку. Все остальные классы тоже построились. На крыльце школы появился директор Игорь Александрович. Он поздравил нас с началом нового учебного года и пожелал всем ученикам в этом новом учебном году хороших успехов. Потом классные руководители стали разводить учеников по классам. Сначала пошли самые маленькие ученики — первоклассники, за ними второй класс, потом третий, а потом уж мы, а за нами пошли старшие классы.Ольга Николаевна привела нас в класс. Все ребята решили сесть как в прошлом году, поэтому я оказался за партой один, у меня не было пары. Всем казалось, что в этом году нам достался маленький класс, гораздо меньше, чем в прошлом году.— Класс такой же, как в прошлом году, точно таких же размеров, — объяснила Ольга Николаевна. — Все вы за лето выросли, вот вам и кажется, что класс меньше.Это была правда. Я потом нарочно на переменке пошёл посмотреть на третий класс. Он был точно такой же, как и четвёртый.На первом уроке Ольга Николаевна сказала, что в четвёртом классе нам придётся работать гораздо больше, чем раньше, — так у нас будет много предметов. Кроме русского языка, арифметики и других предметов, которые были у нас в прошлом году, теперь прибавляются ещё география, история и естествознание. Поэтому надо браться за учёбу как следует с самого начала года. Мы записали расписание уроков. Потом Ольга Николаевна сказала, что нам надо выбрать старосту класса и его помощника.— Глеба Скамейкина старостой! Глеба Скамейкина! — закричали ребята.— Тише! Шуму-то сколько! Разве вы не знаете, как выбирать? Кто хочет сказать, должен поднять руку.Мы стали выбирать организованно и выбрали старостой Глеба Скамейкина, а помощником — Шуру Маликова.На втором уроке Ольга Николаевна сказала, что вначале мы будем повторять то, что проходили в прошлом году, и она будет проверять, кто что забыл за лето. Она тут же начала проверку, и вот оказалось, что я даже таблицу умножения забыл. То есть не всю, конечно, а только с конца. До семью семь — сорок девять я хорошо помнил, а дальше путался.— Эх, Малеев, Малеев! — сказала Ольга Николаевна. — Вот и видно, что ты за лето даже в руки книжку не брал!Это моя фамилия Малеев. Ольга Николаевна, когда сердится, всегда меня по фамилии называет, а когда не сердится, то зовёт просто Витя.Я заметил, что в начале года учиться почему-то всегда трудней. Уроки кажутся длинными, будто их кто-то нарочно растягивает. Если б я был главным начальником над школами, я бы сделал как-нибудь так, чтоб занятия начинались не сразу, а постепенно, чтоб ребята понемногу отвыкали гулять и понемногу привыкали к урокам. Например, можно было бы сделать так, чтоб в первую неделю было только по одному уроку, во вторую неделю — по два урока, в третью — по три, и так далее. Или ещё можно было бы сделать так, чтоб в первую неделю были одни только лёгкие уроки, например физкультура, во вторую неделю к физкультуре можно добавить пение, в третью неделю можно добавить русский язык, и так, пока не дойдёт до арифметики. Может быть, кто-нибудь подумает, что я ленивый и вообще не люблю учиться, но это неправда. Я очень люблю учиться, но мне трудно начать работать сразу: то гулял, гулял, а тут вдруг стоп машина — давай учись.На третьем уроке у нас была география. Я думал, что география — это какой-нибудь очень трудный предмет, вроде арифметики, но оказалось, что она совсем лёгкая. География — это наука о Земле, на которой мы все живём; про то, какие на Земле горы и реки, какие моря и океаны. Раньше я думал, что Земля наша плоская, как будто блин, но Ольга Николаевна сказала, что Земля вовсе не плоская, а круглая, как шар. Я уже и раньше слыхал об этом, но думал, что это, может быть, сказки или какие-нибудь выдумки. Но теперь уже точно известно, что это не сказки. Наука установила, что Земля наша — это огромнейший-преогромнейший шар, а на этом шаре вокруг живут люди. Оказывается, что Земля притягивает к себе всех людей и зверей и все, что на ней находится, поэтому люди, которые живут внизу, никуда не падают. И вот ещё что интересно: те люди, которые живут внизу, ходят вверх ногами, то есть вниз головой, только они сами этого не замечают и воображают, что ходят правильно. Если они опустят голову вниз и посмотрят себе под ноги, то увидят землю, на которой стоят, а если задерут голову кверху, то увидят над собой небо. Вот поэтому им и кажется, что они ходят правильно.На географии мы немножечко развеселились, а на последнем уроке случилось интересное происшествие. Уже прозвонил звонок, и в класс пришла Ольга Николаевна, как вдруг отворилась дверь, и на пороге появился совсем незнакомый ученик. Он постоял нерешительно возле двери, потом поклонился Ольге Николаевне и сказал:— Здравствуйте!— Здравствуйте, — ответила Ольга Николаевна. — Что ты хочешь сказать?— Ничего.— Зачем же ты пришёл, если ничего не хочешь сказать?— Так просто.— Что-то я не пойму тебя!— Я учиться пришёл. Здесь ведь четвёртый класс?— Здесь.— Вот мне и надо в четвёртый.— Так ты новичок, должно быть?— Новичок.Ольга Николаевна заглянула в журнал:— Твоя фамилия Шишкин?— Шишкин, а зовут Костя.— Почему же ты, Костя Шишкин, так поздно пришёл? Разве ты не знаешь, что в школу надо с утра являться?— Я и явился с утра. Я только на первый урок опоздал.— На первый урок? А теперь уже четвёртый. Где же ты пропадал два урока?— Я был там… в пятом классе.— Чего же ты в пятый класс попал?— Я пришёл в школу, слышу — звонок, ребята гурьбой бегут в класс… Ну, и я за ними, вот и попал в пятый класс. На перемене ребята спрашивают: «Ты новичок?» Я говорю: «Новичок». Они ничего не сказали мне, и я только на следующем уроке разобрался, что не в свой класс попал. Вот.— Вот садись на место и не попадай больше в чужой класс, — сказала Ольга Николаевна.Шишкин подошёл к моей парте и сел рядом со мной, потому что я сидел один и место было свободно.Весь урок ребята оглядывались на него и потихоньку посмеивались. Но Шишкин не обращал на это внимания и делал вид, будто с ним ничего смешного не произошло. Нижняя губа у него немного выпячивалась вперёд, а нос как-то сам собой задирался кверху. От этого у него получался какой-то презрительный вид, будто он чем-то гордился.После уроков ребята обступили его со всех сторон.— Как же ты попал в пятый класс? Неужели учительница не проверяла ребят? — спросил Слава Ведерников.— Может быть, и проверяла на первом уроке, а я ведь пришёл на второй урок.— Почему же она не заметила, что на втором уроке появился новый ученик?— А на втором уроке уже другой учитель был, — ответил Шишкин. — Там ведь не так, как в четвёртом классе. Там на каждом уроке другой учитель, и, пока учителя не знают ребят, получается путаница.— Это только с тобой получилась путаница, а вообще никакой путаницы не бывает, — сказал Глеб Скамейкин. — Каждый должен знать, в какой ему класс надо.— А если я новичок? — говорит Шишкин.— Новичок, так не надо опаздывать. И потом, разве у тебя языка нету. Мог спросить.— Когда же спрашивать? Вижу — ребята бегут, ну и я за ними.— Ты так и в десятый класс мог попасть!— Нет, в десятый я не попал бы. Это я сразу бы догадался: там ребята большие, — улыбнулся Шишкин.Я взял свои книжки и пошёл домой. В коридоре меня встретила Ольга Николаевна— Ну, Витя, как ты думаешь учиться в этом году? — спросила она. — Пора тебе, дружочек, браться за дело как следует. Тебе нужно приналечь на арифметику, она у тебя с прошлого года хромает. А таблицы умножения стыдно не знать. Ведь её во втором классе проходят.— Да я ведь знаю, Ольга Николаевна. Я только с конца немножко забыл!— Таблицу всю от начала до конца надо хорошо знать. Без этого нельзя в четвёртом классе учиться. К завтрашнему дню выучи, я проверю.

readme.club

Витя Малеев в школе и дома (илл. Г. Валька) - Николай Носов

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 4018

    Гильдия (СИ)

    Елена Звездная

    С Первым апреля!С весной, замечательные мои! Не забудьте влюбиться, в первую очередь в себя, потому…

  • Просмотров: 2912

    Жена поневоле (СИ)

    Анастасия Маркова

    Подписывая брачный договор, Оливия даже не подозревала, как над ней жестоко подшутит судьба, решив,…

  • Просмотров: 2703

    Роза для Палача (СИ)

    Франциска Вудворт

    Каждый из нас носит маску. Любимый жених может оказаться подлым изменником, случайный знакомый —…

  • Просмотров: 2655

    Мой невыносимый босс (СИ)

    Матильда Старр

    Что делать, если твой новый босс совершенно невыносим, но уволиться ты не можешь? А если он к тому…

  • Просмотров: 2476

    Бомж из номера люкс (СИ)

    Ева Горская

    Проснулась с тяжелой головой и не менее тяжелой рукой на своей груди. Открывать глаза было боязно,…

  • Просмотров: 2391

    Неземная любовь (СИ)

    Lita Wolf

    Едешь к жениху? Но по дороге тебя похищают. Паника, ужас! Кто эти люди, чего хотят? Их окружают…

  • Просмотров: 2180

    Императорский отбор. Поцелованная Тьмой (СИ)

    Кристина Корр

    Было у Императора четыре сына. И пришло время одному из них жениться. Собрали Совет Пяти, и с…

  • Просмотров: 2140

    Нянька для чудовища (СИ)

    Елена Соловьева

    Марина знает, каково это - притворяться сильной. Трудится на износ, живет над кафе, где…

  • Просмотров: 2039

    Дикая кошка (СИ)

    Мелек Челик

    Меня зовут Александра. Довольно странное имя для этих мест. Но не оно меня выделяет из общей массы…

  • Просмотров: 2023

    Академия Мира. Два Бога за моим телом (СИ)

    Алекс Анжело

    Передо мной стоял выбор: выйти замуж за старого графа Олдуса, или пройти экзамен и поступить в…

  • Просмотров: 1788

    Тайна Чёрного дракона (СИ)

    Аманди Хоуп

     Иной мир оказался совсем не сказочным. Я лишь пытаюсь выжить и вернуться. 

  • Просмотров: 1699

    Пара волка (ЛП)

    София Стерн

    Дана долгое время не была дома, но, после звонка тети, расстроившей ее плохими новостями, она…

  • Просмотров: 1624

    Я твой хозяин! (СИ)

    Кристина Амарант

    Еще вчера ты — Наама ди Вине, избалованная аристократка, почти принцесса, а сегодня — дочь…

  • Просмотров: 1259

    В подарок высшему вампиру (СИ)

    Дарья Урусова

    Я живу на окраине леса. Времена нынче трудные. Только недавно закончилась война. Живу совсем одна.…

  • Просмотров: 1230

    Жена на день (СИ)

    Катерина Ши

    Никогда! Слышите? Никогда не заключайте пари. Иначе попадёте в большие неприятности. Я поспорила со…

  • Просмотров: 1228

    Она моя (ЛП)

    Сем Крезент

    Дрю Рейнольдс – трудолюбивый человек. Он не богач и не мечтатель, и когда найдёт свою любимую, то…

  • Просмотров: 1215

    Грешница по контракту (СИ)

    Инга Максимовская

    У нее просто нет выхода. Чтобы оплатить лечение матери и отдать долги отца, Екатерина Романова…

  • Просмотров: 1181

    Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу (СИ)

    Мила Ваниль

    Дина приехала в Москву в поисках работы и, едва сойдя с поезда, стала жертвой мошенников. От…

  • Просмотров: 1138

    Любовь в наказание (СИ)

    Надежда Волгина

     Опасно обижать ведьму, особенно если она злая. Меня бросил парень, за что я его прокляла. Не на…

  • Просмотров: 1136

    Моя прекрасная бабочка (СИ)

    Brilajn Donaco

    Рожать или нет? Ответ однозначный, да. Но плохо то, что я не знаю, кто отец моего ребенка. А хуже…

  • Просмотров: 1103

    Замужество и прочие неприятности (СИ)

    Ирина Овсянникова

    Замечательный мужчина, и красивый, и смелый, и добрый... А главное, мой муж! Жаль, ненастоящий...

  • Просмотров: 1046

    Городские легенды Уэстенса (СИ)

    Елена Звездная

    От всех прочих городков северной Ландрии наш Уэстенс отличал один неоспоримо положительный факт — у…

  • Просмотров: 1038

    Кукла колдуна (СИ)

    Сильвия Лайм

    Много звёзд погасло с тех пор, как исчез мой народ. Остались лишь мы с братом посреди королевства…

  • Просмотров: 986

    Мир Белого Дракона (СИ)

    Аманди Хоуп

    АННОТАЦИЯОн отправился в чуждый мир, чтобы вернуть возлюбленную.С какими трудностями столкнётся…

  • Просмотров: 974

    Отбор под маской (СИ)

    Наталья Самсонова

    Грете Линдер девятнадцать лет и она сильный, но недоученный менталист. При дворе затеяли новый…

  • Просмотров: 816

    Принцесса моих кошмаров

    Lina Mur

    Роскошный закрытый университет, где правит королевская чета, и все ей поклоняются и боятся,…

  • Просмотров: 798

    Эйс (ЛП)

    Алекса Ким

    Для Аделины настают не лучшие времена. За кражу еды её приговаривают к каторжным работам на Марсе,…

  • Просмотров: 752

    Погоня (СИ)

    К.А. Хармс

    Я сбежала от своего мужа, человека, которого, как я думала, знала. Сбежала из ада, через который он…

  • itexts.net

    Читать книгу Витя Малеев в школе и дома

    Николай Носов
    Витя Малеев
    в школе и дома
    Рисунки Ю. Позина.

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Подумать только, как быстро время летит! Не успел я оглянуться, как каникулы кончились и пришла пора идти в школу. Целое лето я только и делал, что бегал по улицам да играл в футбол, а о книжках даже позабыл думать. То есть я читал иногда книжки, только не учебные, а какие-нибудь сказки или рассказы, а так чтоб позаниматься по русскому языку или по арифметике — этого не было По русскому я и так хорошо учился, а арифметики не любил. Хуже всего для меня было — это задачи решать. Ольга Николаевна даже хотела дать мне работу на лето по арифметике, но потом пожалела и перевела в четвертый класс так, без работы.

    — Не хочется тебе лето портить, — сказала она. — Я переведу тебя так, но ты дай обещание, что сам позанимаешься по арифметике летом.

    Я, конечно, обещание дал, но, как только занятия кончились, вся арифметика выскочила у меня из головы, и я, наверно, так и не вспомнил бы о ней, если б не пришла пора идти в школу. Стыдно было мне, что я не исполнил своего обещания, но теперь уж все равно ничего не поделаешь.

    Ну и вот, значит, пролетели каникулы! В одно прекрасное утро — это было первого сентября — я встал пораньше, сложил свои книжечки в сумку и отправился в школу. В этот день на улице, как говорится, царило большое оживление. Все мальчики и девочки, и большие и маленькие, как по команде, высыпали на улицу и шагали в школу. Они шли и по одному, и по двое, и даже целыми группами по нескольку человек. Кто шел не спеша, вроде меня, кто мчался стремглав, как на пожар. Малыши тащили цветы, чтобы украсить класс. Девчонки визжали. И ребята тоже некоторые визжали и смеялись. Всем было весело. И мне было весело. Я был рад, что снова увижу свой пионерский отряд, всех ребят-пионеров из нашего класса и нашего вожатого Володю, который работал с нами в прошлом году. Мне казалось, будто я путешественник, который когда-то давно уехал в далекое путешествие, а теперь возвращается обратно домой и вот-вот скоро уже увидит родные берега и знакомые лица родных и друзей.

    Но все-таки мне было не совсем весело, так как я знал, что не встречу среди старых школьных друзей Федю Рыбкина — моего лучшего друга, с которым мы в прошлом году сидели за одной партой. Он недавно уехал со своими родителями из нашего города, и теперь уж никто не знает, увидимся мы с ним когда-нибудь или нет.

    И еще мне было грустно, так как я не знал, что скажу Ольге Николаевне, если она меня спросит, занимался ли я летом по арифметике. Ох, уж эта мне арифметика! Из-за нее у меня настроение совсем испортилось.

    Яркое солнышко сияло на небе по-летнему, но прохладный осенний ветер срывал с деревьев пожелтевшие листья. Они кружились в воздухе и падали вниз. Ветер гнал их по тротуару, и казалось, что листочки тоже куда-то спешат.

    Еще издали я увидел над входом в школу большой красный плакат. Он был увит со всех сторон гирляндами из цветов, а на нем было написано большими белыми буквами: «Добро пожаловать!» Я вспомнил, что такой же плакат висел в этот день здесь и в прошлом году, и в позапрошлом, и в тот день, когда я совсем еще маленьким пришел первый раз в школу. И мне вспомнились все прошлые годы. Как мы учились в первом классе и мечтали поскорей подрасти и стать пионерами.

    Все это вспомнилось мне, и какая-то радость встрепенулась у меня в груди, будто случилось что-то хорошее-хорошее! Ноги мои сами собой зашагали быстрей, и я еле удержался, чтоб не пуститься бегом. Но это было мне не к лицу: ведь я не какой-нибудь первоклассник — как-никак, все-таки четвертый класс!

    Во дворе школы уже было полно ребят. Ребята собирались группами. Каждый класс отдельно. Я быстро разыскал свой класс. Ребята увидели меня и с радостным криком побежали навстречу, стали хлопать по плечам, по спине. Я и не думал, что все так обрадуются моему приходу.

    — А где же Федя Рыбкин? — спросил Гриша Васильев.

    — Правда, где Федя? — закричали ребята. — Вы всегда вместе ходили. Где ты его потерял?

    — Нету Феди, — ответил я. — Он не будет больше у нас учиться.

    — Почему?

    — Он уехал из нашего города со своими родителями.

    — Как так?

    — Очень просто.

    — А ты не врешь? — спросил Алик Сорокин.

    — Вот еще! Стану я врать!

    Ребята смотрели на меня и недоверчиво улыбались.

    — Ребята, и Вани Пахомова нет, — сказал Леня Астафьев.

    — И Сережи Букатина! — закричали ребята.

    — Может быть, они тоже уехали, а мы и не знаем, — сказал Толя Дёжкин.

    Тут, как будто в ответ на это, отворилась калитка, и мы увидели, что к нам приближается Ваня Пахомов

    .

    — Ура! — закричали мы.

    Все побежали навстречу Ване и набросились на него.

    — Пустите! — отбивался от нас Ваня. — Человека никогда в жизни не видели, что ли?

    Но каждому хотелось похлопать его по плечу или по спине. Я тоже хотел хлопнуть его по спине, но по ошибке попал по затылку.

    — А, так вы еще драться! — рассердился Ваня и изо всех сил принялся вырываться от нас.

    Но мы еще плотней окружили его.

    Не знаю, чем бы все это кончилось, но тут пришел Сережа Букатин. Все бросили Ваню на произвол судьбы и накинулись на Букатина.

    — Вот теперь, кажется, уже все в сборе, — сказал Женя Комаров.

    — Все, если не считать Феди Рыбкина, — ответил Игорь Грачев.

    — Как же его считать, если он уехал?

    — А может, это еще и неправда. Вот мы у Ольги Николаевны спросим.

    — Хотите верьте, хотите нет. Очень мне нужно обманывать! — сказал я.

    Ребята принялись разглядывать друг друга и рассказывать, кто как провел лето. Кто ездил в пионерлагерь, кто жил с родителями на даче. Все мы за лето выросли, загорели. Но больше всех загорел Глеб Скамейкин. Лицо у него было такое, будто его над костром коптили. Только светлые брови сверкали на нем.

    — Где это ты загорел так? — спросил его Толя Дёжкин. — Небось целое лето в пионерлагере жил?

    — Нет. Сначала я был в пионерлагере, а потом в Крым поехал.

    — Как же ты в Крым попал?

    — Очень просто. Папе на заводе дали путевку в дом отдыха, а он придумал, чтоб мы с мамой тоже поехали.

    — Значит, ты в Крыму побывал?

    — Побывал.

    — А море видел?

    — Видел и море. Все видел.

    Ребята обступили Глеба со всех сторон и стали разглядывать, как какую-нибудь диковинку.

    — Ну так рассказывай, какое море. Чего ж ты молчишь? — сказал Сережа Букатин.

    — Море — оно большое, — начал рассказывать Глеб Скамейкин. — Оно такое большое, что если на одном берегу стоишь, то другого берега даже не видно. С одной стороны есть берег, а с другой стороны никакого берега нет. Вот как много воды, ребята! Одним словом, одна вода! А солнце там печет так, что с меня сошла вся кожа.

    — Врешь!

    — Честное слово! Я сам даже испугался сначала, а потом оказалось, что у меня под этой кожей есть еще одна кожа. Вот я теперь и хожу в этой второй коже.

    — Да ты не про кожу, а про море рассказывай!

    — Сейчас расскажу… Море — оно громадное! А воды в море пропасть! Одним словом — целое море воды.

    Неизвестно, что еще рассказал бы Глеб Скамейкин про море, но в это время к нам подошел Володя. Ну и крик тут поднялся! Все обступили его. Каждый спешил рассказать ему что-нибудь о себе. Все спрашивали, будет он у нас в этом году вожатым или нам дадут кого-нибудь другого.

    — Что вы, ребята! Да разве я отдам вас кому-нибудь другому? Будем работать с вами, как и в прошлом году. Ну, если я сам надоем вам, тогда дело другое! — засмеялся Володя.

    — Вы? Надоедите?.. — закричали мы все сразу. — Вы нам никогда в жизни не надоедите! Нам с вами всегда весело!

    Володя рассказал нам, как он летом со своими товарищами комсомольцами ездил в путешествие по реке на резиновой лодке. Потом он сказал, что еще увидится с нами, и пошел к своим товарищам старшеклассникам. Ему ведь тоже хотелось поговорить со своими друзьями. Нам было жалко, что он ушел, но тут к нам подошла Ольга Николаевна. Все очень обрадовались, увидев ее.

    — Здравствуйте, Ольга Николаевна! — закричали мы хором.

    — Здравствуйте, ребята, здравствуйте! — улыбнулась Ольга Николаевна. — Ну как, нагулялись за лето?

    — Нагулялись, Ольга Николаевна!

    — Хорошо отдохнули?

    — Хорошо.

    — Не надоело отдыхать?

    — Надоело, Ольга Николаевна! Учиться хочется!

    — Вот и прекрасно!

    — А я, Ольга Николаевна, так отдыхал, что даже устал! Если б еще немного — совсем бы из сил выбился, — сказал Алик Сорокин.

    — А ты, Алик, я вижу, не переменился. Такой же шутник, как и в прошлом году был.

    — Такой же, Ольга Николаевна, только подрос немного

    — Ну, подрос-то ты порядочно, — усмехнулась Ольга Николаевна.

    — Только ума не набрался, — добавил Юра Касаткин. Весь класс громко фыркнул.

    — Ольга Николаевна, Федя Рыбкин не будет больше у нас учиться, — сказал Дима Балакирев.

    — Я знаю. Он уехал со своими родителями в Москву.

    — Ольга Николаевна, а Глеб Скамейкин в Крыму был и море видел.

    — Вот и хорошо. Когда будем сочинение писать, Глеб напишет про море.

    — Ольга Николаевна, а с него сошла кожа.

    — С кого?

    — С Глебки.

    — А, ну хорошо, хорошо. Об этом поговорим после, а сейчас постройтесь в линейку, скоро в класс идти надо.

    Мы построились в линейку. Все остальные классы тоже построились. На крыльце школы появился директор Игорь Александрович. Он поздравил нас с началом нового учебного года и пожелал всем ученикам в этом новом учебном году хороших успехов. Потом классные руководители стали разводить учеников по классам. Сначала пошли самые маленькие ученики — первоклассники, за ними второй класс, потом третий, а потом уж мы, а за нами пошли старшие классы.

    Ольга Николаевна привела нас в класс. Все ребята решили сесть как в прошлом году, поэтому я оказался за партой один, у меня не было пары. Всем казалось, что в этом году нам достался маленький класс, гораздо меньше, чем в прошлом году.

    — Класс такой же, как в прошлом году, точно таких же размеров, — объяснила Ольга Николаевна. — Все вы за лето выросли, вот вам и кажется, что класс меньше.

    Это была правда. Я потом нарочно на переменке пошел посмотреть на третий класс. Он был точно такой же, как и четвертый.

    На первом уроке Ольга Николаевна сказала, что в четвертом классе нам придется работать гораздо больше, чем раньше, — так у нас будет много предметов. Кроме русского языка, арифметики и других предметов, которые были у нас в прошлом году, теперь прибавляются еще география, история и естествознание. Поэтому надо браться за учебу как следует с самого начала года. Мы записали расписание уроков. Потом Ольга Николаевна сказала, что нам надо выбрать старосту класса и его помощника.

    — Глеба Скамейкина старостой! Глеба Скамейкина! — закричали ребята.

    — Тише! Шуму-то сколько! Разве вы не знаете, как выбирать? Кто хочет сказать, должен поднять руку.

    Мы стали выбирать организованно и выбрали старостой Глеба Скамейкина, а помощником — Шуру Маликова.

    На втором уроке Ольга Николаевна сказала, что вначале мы будем повторять то, что проходили в прошлом году, и она будет проверять, кто что забыл за лето. Она тут же начала проверку, и вот оказалось, что я даже таблицу умножения забыл. То есть не всю, конечно, а только с конца. До семью семь — сорок девять я хорошо помнил, а дальше путался.

    — Эх, Малеев, Малеев! — сказала Ольга Николаевна. — Вот и видно, что ты за лето даже в руки книжку не брал!

    Это моя фамилия Малеев. Ольга Николаевна, когда сердится, всегда меня по фамилии называет, а когда не сердится, то зовет просто Витя.

    Я заметил, что в начале года учиться почему-то всегда трудней. Уроки кажутся длинными, будто их кто-то нарочно растягивает. Если б я был главным начальником над школами, я бы сделал как-нибудь так, чтоб занятия начинались не сразу, а постепенно, чтоб ребята понемногу отвыкали гулять и понемногу привыкали к урокам. Например, можно было бы сделать так, чтоб в первую неделю было только по одному уроку, во вторую неделю — по два урока, в третью — по три, и так далее. Или еще можно было бы сделать так, чтоб в первую неделю были одни только легкие уроки, например физкультура, во вторую неделю к физкультуре можно добавить пение, в третью неделю можно добавить русский язык, и так, пока не дойдет до арифметики. Может быть, кто-нибудь подумает, что я ленивый и вообще не люблю учиться, но это неправда. Я очень люблю учиться, но мне трудно начать работать сразу: то гулял, гулял, а тут вдруг стоп машина — давай учись.

    На третьем уроке у нас была география. Я думал, что география — это какой-нибудь очень трудный предмет, вроде арифметики, но оказалось, что она совсем легкая. География — это наука о Земле, на которой мы все живем; про то, какие на Земле горы и реки, какие моря и океа

    www.bookol.ru

    Витя в стране Лодырантии. Страница 1

    Ольга Ивановна Романченко

    Витя в стране Лодырантии

    То ли под Рязанью, то ли под Казанью, то ли в самой столице - Москве живёт пионер Витя. Этот самый Витя ещё недавно был первым лодырем на свете.

    Поехал Витя первый раз в жизни в пионерский лагерь. Неделю лодырничал, другую, третья наступила. Все ребята что-то мастерят, по кухне да по столовой дежурят, а Витя в тени сидит, прохлаждается. И чем дольше сидит, тем ему скучнее становится.

    Вот и в то утро, когда с ним необыкновенная история приключилась, сидел Витя под деревом, глядел по сторонам.

    Вдруг неведомая сила приподняла Витю и поставила на ноги. Он почувствовал, что теперь мчится изо всех сил, всё быстрее и быстрее - ноги сами несут его и он не может остановиться.

    Ноги сами собой свернули в одну сторону, в другую. Затрещали кусты, ветки хлестнули Витю по лицу, расцарапали не прикрытые майкой плечи. Ноги вынесли Витю на большую поляну и остановились.

    Такой поляны Витя сроду не видывал. Трава на ней росла синяя, лиловая, красная, и вся узорами, как на ковре. А посреди этого ковра стоял удивительный человечек.

    Было похоже, что кто-то взял мешок, вырезал в нём дыру для головы, две дыры для рук и сунул туда толстого мальчишку. Потом взял два кожаных лаптя без шнурков, без пуговиц и - впихнул в эти лапти мальчишкины ноги.

    И вот теперь мальчишка стоял посреди поляны и таращился на Витю. Волосы у мальчишки росли как попало, щёки были круглые, пухлые: ни дать ни взять - две подушки!

    Витя нагнул голову, долго разглядывал свои тапочки, потом спросил с угрозой:

    - Ты чего?

    Но мальчишка широко улыбнулся, пропищал тоненько:

    - Здравствуй, мальчик! Как поживаешь? Меня зовут Вялик, давай дружить.

    Витя покосился на него и ничего не ответил. Мальчишка пропищал снова:

    - А тебя как зовут? Хочешь шоколадку?

    - Где она у тебя? Покажи, - сказал Витя. Вялик поднял руку, и Витя вправду увидел на его пухлой розовой ладони настоящую, в яркой обёртке шоколадку. Обёртка слетела, и шоколадка оказалась в руках у Вити.

    - Ладно, я догадался,- сказал Витя. - Ты из соседнего лагеря. Вы небось к костру готовитесь, ты и вырядился...

    - Из ла-ге-ря? - удивлённо переспросил Вялик. - У нас тут никакой не лагерь, а страна. Лодырантия. Волшебная.

    - Ладно, ладно, - нахмурился Витя, - ты меня не разыгрывай. Думаешь, если шоколадку дал...

    Но Витя не договорил. Потому что увидел дерево... Вообще это была бы самая обыкновенная рябина, если бы не игрушки. Как висят где-нибудь в саду яблоки или груши, так с веток дерева свисали заводные автомашины и мотоциклы, куклы, шахматные доски, разные коробки с играми. А за рябиной стоял клён, увешанный тортами, конфетами и мороженым - в стаканчиках, на палочках, в серебряных обёртках.

    - Ты чего испугался? Сорви, пожалуйста. Сколько хочешь, - сказал Вялик равнодушно и вздохнул. Он вообще то и дело вздыхал и говорил с трудом, медленно, будто подолгу припоминал каждое слово.

    Витя подошёл к клёну и сорвал мороженое, потом ещё одно. Подумал и сорвал самую большую шоколадку, за ней - несколько ирисок. И тут же заметил, что на месте сорванных конфет и мороженого сразу выросли новые, точно такие же.

    Витя попятился от дерева и рассыпал ириски.

    - Ешь, не бойся, - вздохнул Вялик.

    Но Витя отошёл ещё дальше и со страхом огляделся.

    - Вот видишь, - укорил его Вялик, - я ж тебе сказал... У нас тут волшебная страна. Лодырантия. У нас любые желания исполняются.

    - А у меня тоже любое желание исполнится? - осторожно спросил Витя.

    - Обязательно исполнится, - важно пообещал Вялик.

    Тогда Витя успокоился. Значит, он в любую минуту- стоит только захотеть снова окажется в своём лагере.

    Витя подошёл к дереву с игрушками и сорвал себе модель подводной лодки, заводной самолёт, настольный футбол. Он хотел сорвать шахматы, домино, беговые коньки, но тут Вялик остановил его:

    - Охота тебе столько тащить! Просто я захочу, и всё это будет у нас дома.

    Вялик говорил "захочу - и будет" так же, как другие говорят "возьму да сделаю".

    Витя сложил игрушки под деревом и весело побежал по светлой песчаной дорожке к высоким разноцветным домам. Неповоротливый Вялик пыхтел и топал вслед за ним.

    Голубая речка пересекла дорогу.

    - Хочешь лодку? - отдуваясь спросил Вялик.

    Конечно, Витя хотел, но не успел он даже сказать об этом, а красная лодочка уже выплыла из-за поворота. Тонкие вёсла плавно гребли. Мальчики прыгнули в лодку.

    - Ох, до чего я грести люблю! - обрадовался Витя.

    Но вёсла вырвались из Витиных рук и снова плавно поднимались и опускались, направляя лодку на середину реки.

    Ну и удивительно же было в этой стране Лодырантии! По берегам реки бегали львы и тигры и мурлыкали ласково, точно домашние кошки. Мимо проплывали дома золотые, серебряные, стеклянные, из конфет, из кубиков. А вдали Витя увидел диковинную гору. К верхушке горы была приделана самоварная труба, и из трубы шёл дым.

    - Что это? - спросил Витя.

    - Вулкан называется. Гора такая. Она внутри вся раскалённая...

    - Это я знаю, мне папа читал, - сказал Витя. - Я думал, эти горы где-то очень далеко бывают.

    - Она и была далеко, - ответил Вялик. - Но один мальчик захотел - и она к нам переехала. А маленькая девочка смотрела, смотрела и говорит: "Прямо из горы дым идёт? Так не бывает! Трубу надо". Труба сразу и приделалась.

    Лодка причалила. Вялик тяжело вывалился из неё и повёл Витю к высокому стеклянному дому.

    - Кнопку в лифте, чур, я буду нажимать, - торопливо сказал Витя.

    Но вместо лифта к их ногам опустился мягкий бархатный диванчик. Они уселись, и диванчик взлетел вверх.

    - А где твои папа с мамой? - спросил Витя, оглядывая совсем пустую большую комнату.

    - На что они мне? - усмехнулся Вялик. - Только и знай будут говорить: того не надо, этого не смей. У нас всё само делается - к чему мне папа с мамой?

    Вите стало страшно даже говорить об этом. Он спросил:

    - А фотоаппарат у тебя есть?

    И в ту же минуту перед мальчиками на трёх ногах запрыгал настоящий фотоаппарат, точь-в-точь такой, какой мама обещала купить Вите, если он будет хорошо учиться в пятом классе.

    - Поучи меня снимать, - попросил Витя Вялика.

    www.booklot.ru

    Читать книгу Витя Малеев в школе и дома Николая Носова : онлайн чтение

    Николай НосовВитя Малеев в школе и дома

    Глава первая

    Подумать только, как быстро время летит! Не успел я оглянуться, как каникулы кончились и пришла пора идти в школу. Целое лето я только и делал, что бегал по улицам да играл в футбол, а о книжках даже позабыл думать. То есть я читал иногда книжки, только не учебные, а какие-нибудь сказки или рассказы, а так чтоб позаниматься по русскому языку или по арифметике – этого не было По русскому я и так хорошо учился, а арифметики не любил. Хуже всего для меня было – это задачи решать. Ольга Николаевна даже хотела дать мне работу на лето по арифметике, но потом пожалела и перевела в четвёртый класс так, без работы.

    – Не хочется тебе лето портить, – сказала она. – Я переведу тебя так, но ты дай обещание, что сам позанимаешься по арифметике летом.

    Я, конечно, обещание дал, но, как только занятия кончились, вся арифметика выскочила у меня из головы, и я, наверно, так и не вспомнил бы о ней, если б не пришла пора идти в школу. Стыдно было мне, что я не исполнил своего обещания, но теперь уж все равно ничего не поделаешь.

    Ну и вот, значит, пролетели каникулы! В одно прекрасное утро – это было первого сентября – я встал пораньше, сложил свои книжечки в сумку и отправился в школу. В этот день на улице, как говорится, царило большое оживление. Все мальчики и девочки, и большие и маленькие, как по команде, высыпали на улицу и шагали в школу. Они шли и по одному, и по двое, и даже целыми группами по нескольку человек. Кто шёл не спеша, вроде меня, кто мчался стремглав, как на пожар. Малыши тащили цветы, чтобы украсить класс. Девчонки визжали. И ребята тоже некоторые визжали и смеялись. Всем было весело. И мне было весело. Я был рад, что снова увижу свой пионерский отряд, всех ребят-пионеров из нашего класса и нашего вожатого Володю, который работал с нами в прошлом году. Мне казалось, будто я путешественник, который когда-то давно уехал в далёкое путешествие, а теперь возвращается обратно домой и вот-вот скоро уже увидит родные берега и знакомые лица родных и друзей.

    Но всё-таки мне было не совсем весело, так как я знал, что не встречу среди старых школьных друзей Федю Рыбкина – моего лучшего друга, с которым мы в прошлом году сидели за одной партой. Он недавно уехал со своими родителями из нашего города, и теперь уж никто не знает, увидимся мы с ним когда-нибудь или нет.

    И ещё мне было грустно, так как я не знал, что скажу Ольге Николаевне, если она меня спросит, занимался ли я летом по арифметике. Ох, уж эта мне арифметика! Из-за неё у меня настроение совсем испортилось.

    Яркое солнышко сияло на небе по-летнему, но прохладный осенний ветер срывал с деревьев пожелтевшие листья. Они кружились в воздухе и падали вниз. Ветер гнал их по тротуару, и казалось, что листочки тоже куда-то спешат.

    Ещё издали я увидел над входом в школу большой красный плакат. Он был увит со всех сторон гирляндами из цветов, а на нём было написано большими белыми буквами: «Добро пожаловать!» Я вспомнил, что такой же плакат висел в этот день здесь и в прошлом году, и в позапрошлом, и в тот день, когда я совсем ещё маленьким пришёл первый раз в школу. И мне вспомнились все прошлые годы. Как мы учились в первом классе и мечтали поскорей подрасти и стать пионерами.

    Все это вспомнилось мне, и какая-то радость встрепенулась у меня в груди, будто случилось что-то хорошее-хорошее! Ноги мои сами собой зашагали быстрей, и я еле удержался, чтоб не пуститься бегом. Но это было мне не к лицу: ведь я не какой-нибудь первоклассник – как-никак, всё-таки четвёртый класс!

    Во дворе школы уже было полно ребят. Ребята собирались группами. Каждый класс отдельно. Я быстро разыскал свой класс. Ребята увидели меня и с радостным криком побежали навстречу, стали хлопать по плечам, по спине. Я и не думал, что все так обрадуются моему приходу.

    – А где же Федя Рыбкин? – спросил Гриша Васильев.

    – Правда, где Федя? – закричали ребята. – Вы всегда вместе ходили. Где ты его потерял?

    – Нету Феди, – ответил я. – Он не будет больше у нас учиться.

    – Почему?

    – Он уехал из нашего города со своими родителями.

    – Как так?

    – Очень просто.

    – А ты не врёшь? – спросил Алик Сорокин.

    – Вот ещё! Стану я врать!

    Ребята смотрели на меня и недоверчиво улыбались.

    – Ребята, и Вани Пахомова нет, – сказал Лёня Астафьев.

    – И Серёжи Букатина! – закричали ребята.

    – Может быть, они тоже уехали, а мы и не знаем, – сказал Толя Дёжкин.

    Тут, как будто в ответ на это, отворилась калитка, и мы увидели, что к нам приближается Ваня Пахомов .

    – Ура! – закричали мы.

    Все побежали навстречу Ване и набросились на него.

    – Пустите! – отбивался от нас Ваня. – Человека никогда в жизни не видели, что ли?

    Но каждому хотелось похлопать его по плечу или по спине. Я тоже хотел хлопнуть его по спине, но по ошибке попал по затылку.

    – А, так вы ещё драться! – рассердился Ваня и изо всех сил принялся вырываться от нас.

    Но мы ещё плотней окружили его.

    Не знаю, чем бы все это кончилось, но тут пришёл Серёжа Букатин. Все бросили Ваню на произвол судьбы и накинулись на Букатина.

    – Вот теперь, кажется, уже все в сборе, – сказал Женя Комаров.

    – Все, если не считать Феди Рыбкина, – ответил Игорь Грачев.

    – Как же его считать, если он уехал?

    – А может, это ещё и неправда. Вот мы у Ольги Николаевны спросим.

    – Хотите верьте, хотите нет. Очень мне нужно обманывать! – сказал я.

    Ребята принялись разглядывать друг друга и рассказывать, кто как провёл лето. Кто ездил в пионерлагерь, кто жил с родителями на даче. Все мы за лето выросли, загорели. Но больше всех загорел Глеб Скамейкин. Лицо у него было такое, будто его над костром коптили. Только светлые брови сверкали на нём.

    – Где это ты загорел так? – спросил его Толя Дёжкин. – Небось целое лето в пионерлагере жил?

    – Нет. Сначала я был в пионерлагере, а потом в Крым поехал.

    – Как же ты в Крым попал?

    – Очень просто. Папе на заводе дали путёвку в дом отдыха, а он придумал, чтоб мы с мамой тоже поехали.

    – Значит, ты в Крыму побывал?

    – Побывал.

    – А море видел?

    – Видел и море. Все видел.

    Ребята обступили Глеба со всех сторон и стали разглядывать, как какую-нибудь диковинку.

    – Ну так рассказывай, какое море. Чего ж ты молчишь? – сказал Серёжа Букатин.

    – Море – оно большое, – начал рассказывать Глеб Скамейкин. – Оно такое большое, что если на одном берегу стоишь, то другого берега даже не видно. С одной стороны есть берег, а с другой стороны никакого берега нет. Вот как много воды, ребята! Одним словом, одна вода! А солнце там печёт так, что с меня сошла вся кожа.

    – Врёшь!

    – Честное слово! Я сам даже испугался сначала, а потом оказалось, что у меня под этой кожей есть ещё одна кожа. Вот я теперь и хожу в этой второй коже.

    – Да ты не про кожу, а про море рассказывай!

    – Сейчас расскажу… Море – оно громадное! А воды в море пропасть! Одним словом – целое море воды.

    Неизвестно, что ещё рассказал бы Глеб Скамейкин про море, но в это время к нам подошёл Володя. Ну и крик тут поднялся! Все обступили его. Каждый спешил рассказать ему что-нибудь о себе. Все спрашивали, будет он у нас в этом году вожатым или нам дадут кого-нибудь другого.

    – Что вы, ребята! Да разве я отдам вас кому-нибудь другому? Будем работать с вами, как и в прошлом году. Ну, если я сам надоем вам, тогда дело другое! – засмеялся Володя.

    – Вы? Надоедите?.. – закричали мы все сразу. – Вы нам никогда в жизни не надоедите! Нам с вами всегда весело!

    Володя рассказал нам, как он летом со своими товарищами комсомольцами ездил в путешествие по реке на резиновой лодке. Потом он сказал, что ещё увидится с нами, и пошёл к своим товарищам старшеклассникам. Ему ведь тоже хотелось поговорить со своими друзьями. Нам было жалко, что он ушёл, но тут к нам подошла Ольга Николаевна. Все очень обрадовались, увидев её.

    – Здравствуйте, Ольга Николаевна! – закричали мы хором.

    – Здравствуйте, ребята, здравствуйте! – улыбнулась Ольга Николаевна. – Ну как, нагулялись за лето?

    – Нагулялись, Ольга Николаевна!

    – Хорошо отдохнули?

    – Хорошо.

    – Не надоело отдыхать?

    – Надоело, Ольга Николаевна! Учиться хочется!

    – Вот и прекрасно!

    – А я, Ольга Николаевна, так отдыхал, что даже устал! Если б ещё немного – совсем бы из сил выбился, – сказал Алик Сорокин.

    – А ты, Алик, я вижу, не переменился. Такой же шутник, как и в прошлом году был.

    – Такой же, Ольга Николаевна, только подрос немного

    – Ну, подрос-то ты порядочно, – усмехнулась Ольга Николаевна.

    – Только ума не набрался, – добавил Юра Касаткин. Весь класс громко фыркнул.

    – Ольга Николаевна, Федя Рыбкин не будет больше у нас учиться, – сказал Дима Балакирев.

    – Я знаю. Он уехал со своими родителями в Москву.

    – Ольга Николаевна, а Глеб Скамейкин в Крыму был и море видел.

    – Вот и хорошо. Когда будем сочинение писать, Глеб напишет про море.

    – Ольга Николаевна, а с него сошла кожа.

    – С кого?

    – С Глебки.

    – А, ну хорошо, хорошо. Об этом поговорим после, а сейчас постройтесь в линейку, скоро в класс идти надо.

    Мы построились в линейку. Все остальные классы тоже построились. На крыльце школы появился директор Игорь Александрович. Он поздравил нас с началом нового учебного года и пожелал всем ученикам в этом новом учебном году хороших успехов. Потом классные руководители стали разводить учеников по классам. Сначала пошли самые маленькие ученики – первоклассники, за ними второй класс, потом третий, а потом уж мы, а за нами пошли старшие классы.

    Ольга Николаевна привела нас в класс. Все ребята решили сесть как в прошлом году, поэтому я оказался за партой один, у меня не было пары. Всем казалось, что в этом году нам достался маленький класс, гораздо меньше, чем в прошлом году.

    – Класс такой же, как в прошлом году, точно таких же размеров, – объяснила Ольга Николаевна. – Все вы за лето выросли, вот вам и кажется, что класс меньше.

    Это была правда. Я потом нарочно на переменке пошёл посмотреть на третий класс. Он был точно такой же, как и четвёртый.

    На первом уроке Ольга Николаевна сказала, что в четвёртом классе нам придётся работать гораздо больше, чем раньше, – так у нас будет много предметов. Кроме русского языка, арифметики и других предметов, которые были у нас в прошлом году, теперь прибавляются ещё география, история и естествознание. Поэтому надо браться за учёбу как следует с самого начала года. Мы записали расписание уроков. Потом Ольга Николаевна сказала, что нам надо выбрать старосту класса и его помощника.

    – Глеба Скамейкина старостой! Глеба Скамейкина! – закричали ребята.

    – Тише! Шуму-то сколько! Разве вы не знаете, как выбирать? Кто хочет сказать, должен поднять руку.

    Мы стали выбирать организованно и выбрали старостой Глеба Скамейкина, а помощником – Шуру Маликова.

    На втором уроке Ольга Николаевна сказала, что вначале мы будем повторять то, что проходили в прошлом году, и она будет проверять, кто что забыл за лето. Она тут же начала проверку, и вот оказалось, что я даже таблицу умножения забыл. То есть не всю, конечно, а только с конца. До семью семь – сорок девять я хорошо помнил, а дальше путался.

    – Эх, Малеев, Малеев! – сказала Ольга Николаевна. – Вот и видно, что ты за лето даже в руки книжку не брал!

    Это моя фамилия Малеев. Ольга Николаевна, когда сердится, всегда меня по фамилии называет, а когда не сердится, то зовёт просто Витя.

    Я заметил, что в начале года учиться почему-то всегда трудней. Уроки кажутся длинными, будто их кто-то нарочно растягивает. Если б я был главным начальником над школами, я бы сделал как-нибудь так, чтоб занятия начинались не сразу, а постепенно, чтоб ребята понемногу отвыкали гулять и понемногу привыкали к урокам. Например, можно было бы сделать так, чтоб в первую неделю было только по одному уроку, во вторую неделю – по два урока, в третью – по три, и так далее. Или ещё можно было бы сделать так, чтоб в первую неделю были одни только лёгкие уроки, например физкультура, во вторую неделю к физкультуре можно добавить пение, в третью неделю можно добавить русский язык, и так, пока не дойдёт до арифметики. Может быть, кто-нибудь подумает, что я ленивый и вообще не люблю учиться, но это неправда. Я очень люблю учиться, но мне трудно начать работать сразу: то гулял, гулял, а тут вдруг стоп машина – давай учись.

    На третьем уроке у нас была география. Я думал, что география – это какой-нибудь очень трудный предмет, вроде арифметики, но оказалось, что она совсем лёгкая. География – это наука о Земле, на которой мы все живём; про то, какие на Земле горы и реки, какие моря и океаны. Раньше я думал, что Земля наша плоская, как будто блин, но Ольга Николаевна сказала, что Земля вовсе не плоская, а круглая, как шар. Я уже и раньше слыхал об этом, но думал, что это, может быть, сказки или какие-нибудь выдумки. Но теперь уже точно известно, что это не сказки. Наука установила, что Земля наша – это огромнейший-преогромнейший шар, а на этом шаре вокруг живут люди. Оказывается, что Земля притягивает к себе всех людей и зверей и все, что на ней находится, поэтому люди, которые живут внизу, никуда не падают. И вот ещё что интересно: те люди, которые живут внизу, ходят вверх ногами, то есть вниз головой, только они сами этого не замечают и воображают, что ходят правильно. Если они опустят голову вниз и посмотрят себе под ноги, то увидят землю, на которой стоят, а если задерут голову кверху, то увидят над собой небо. Вот поэтому им и кажется, что они ходят правильно.

    На географии мы немножечко развеселились, а на последнем уроке случилось интересное происшествие. Уже прозвонил звонок, и в класс пришла Ольга Николаевна, как вдруг отворилась дверь, и на пороге появился совсем незнакомый ученик. Он постоял нерешительно возле двери, потом поклонился Ольге Николаевне и сказал:

    – Здравствуйте!

    – Здравствуйте, – ответила Ольга Николаевна. – Что ты хочешь сказать?

    – Ничего.

    – Зачем же ты пришёл, если ничего не хочешь сказать?

    – Так просто.

    – Что-то я не пойму тебя!

    – Я учиться пришёл. Здесь ведь четвёртый класс?

    – Здесь.

    – Вот мне и надо в четвёртый.

    – Так ты новичок, должно быть?

    – Новичок.

    Ольга Николаевна заглянула в журнал:

    – Твоя фамилия Шишкин?

    – Шишкин, а зовут Костя.

    – Почему же ты, Костя Шишкин, так поздно пришёл? Разве ты не знаешь, что в школу надо с утра являться?

    – Я и явился с утра. Я только на первый урок опоздал.

    – На первый урок? А теперь уже четвёртый. Где же ты пропадал два урока?

    – Я был там… в пятом классе.

    – Чего же ты в пятый класс попал?

    – Я пришёл в школу, слышу – звонок, ребята гурьбой бегут в класс… Ну, и я за ними, вот и попал в пятый класс. На перемене ребята спрашивают: «Ты новичок?» Я говорю: «Новичок». Они ничего не сказали мне, и я только на следующем уроке разобрался, что не в свой класс попал. Вот.

    – Вот садись на место и не попадай больше в чужой класс, – сказала Ольга Николаевна.

    Шишкин подошёл к моей парте и сел рядом со мной, потому что я сидел один и место было свободно.

    Весь урок ребята оглядывались на него и потихоньку посмеивались. Но Шишкин не обращал на это внимания и делал вид, будто с ним ничего смешного не произошло. Нижняя губа у него немного выпячивалась вперёд, а нос как-то сам собой задирался кверху. От этого у него получался какой-то презрительный вид, будто он чем-то гордился.

    После уроков ребята обступили его со всех сторон.

    – Как же ты попал в пятый класс? Неужели учительница не проверяла ребят? – спросил Слава Ведерников.

    – Может быть, и проверяла на первом уроке, а я ведь пришёл на второй урок.

    – Почему же она не заметила, что на втором уроке появился новый ученик?

    – А на втором уроке уже другой учитель был, – ответил Шишкин. – Там ведь не так, как в четвёртом классе. Там на каждом уроке другой учитель, и, пока учителя не знают ребят, получается путаница.

    – Это только с тобой получилась путаница, а вообще никакой путаницы не бывает, – сказал Глеб Скамейкин. – Каждый должен знать, в какой ему класс надо.

    – А если я новичок? – говорит Шишкин.

    – Новичок, так не надо опаздывать. И потом, разве у тебя языка нету. Мог спросить.

    – Когда же спрашивать? Вижу – ребята бегут, ну и я за ними.

    – Ты так и в десятый класс мог попасть!

    – Нет, в десятый я не попал бы. Это я сразу бы догадался: там ребята большие, – улыбнулся Шишкин.

    Я взял свои книжки и пошёл домой. В коридоре меня встретила Ольга Николаевна

    – Ну, Витя, как ты думаешь учиться в этом году? – спросила она. – Пора тебе, дружочек, браться за дело как следует. Тебе нужно приналечь на арифметику, она у тебя с прошлого года хромает. А таблицы умножения стыдно не знать. Ведь её во втором классе проходят.

    – Да я ведь знаю, Ольга Николаевна. Я только с конца немножко забыл!

    – Таблицу всю от начала до конца надо хорошо знать. Без этого нельзя в четвёртом классе учиться. К завтрашнему дню выучи, я проверю.

    Глава вторая

    Все девчонки воображают, что они очень умные. Не знаю, отчего у них такое большое воображение!

    Моя младшая сестра Лика перешла в третий класс и теперь думает, что меня можно совсем не слушаться, будто я ей вовсе не старший брат и у меня нет никакого авторитета. Сколько раз я говорил ей, чтоб она не садилась за уроки сразу, как только придёт из школы. Это ведь очень вредно! Пока учишься в школе, мозг в голове устаёт и ему надо сначала дать отдохнуть часа два, полтора, а потом уже можно садиться за уроки. Но Лике хоть говори, хоть нет, она ничего слушать не хочет.

    Вот и теперь: пришёл я домой, а она тоже уже вернулась из школы, разложила на столе книжки и занимается.

    Я говорю:

    – Что же ты, голубушка, делаешь? Разве ты не знаешь, что после школы надо мозгу давать отдых?

    – Это, – говорит, – я знаю, только мне так удобней. Я сделаю уроки сразу, а потом свободна: хочу – гуляю, хочу – что хочу делаю.

    – Экая, – говорю, – ты бестолковая! Мало я тебе в прошлом году твердил! Что я могу сделать, если ты своего старшего брата не хочешь слушать? Вот вырастет из тебя тупица, тогда узнаешь!

    – А что я могу сделать? – сказала она. – Я ни минуточки не могу посидеть спокойно, пока дела не сделаю.

    – Будто потом нельзя сделать! – ответил я. – Выдержку надо иметь.

    – Нет, уж лучше я сначала сделаю и буду спокойна. Ведь уроки у нас лёгкие. Не то что у вас, в четвёртом классе.

    – Да, – говорю, – у нас не то что у вас. Вот перейдёшь в четвёртый класс, тогда узнаешь, где раки зимуют.

    – А что тебе сегодня задано? – спросила она.

    – Это не твоего ума дело, – ответил я. – Ты все равно ничего не поймёшь, так что и рассказывать не стоит.

    Не мог же я сказать ей, что мне задано повторять таблицу умножения! Её ведь во втором классе проходят.

    Я решил с самого начала взяться за учёбу как следует и сразу засел повторять таблицу умножения. Конечно, я повторял её про себя, чтоб Лика не слышала, но она скоро окончила свои уроки и убежала играть с подругами. Тогда я принялся учить таблицу как следует, вслух, и выучил её так, что меня хоть разбуди ночью и спроси, сколько будет семью семь или восемью девять, я без запинки отвечу.

    Зато на другой день Ольга Николаевна вызвала меня и проверила, как я выучил таблицу умножения.

    – Вот видишь, – сказала она, – когда ты хочешь, то можешь учиться как следует! Я ведь знаю, что у тебя способности есть.

    Всё было бы хорошо, если б Ольга Николаевна спросила меня только таблицу, но ей ещё захотелось, чтоб я задачу на доске решил. Этим она, конечно, все дело испортила.

    Я вышел к доске, и Ольга Николаевна продиктовала задачу про каких-то плотников, которые строили дом. Я записал условие задачи на доске мелом и стал думать. Но это, конечно, только так говорится, что я стал думать. Задача попалась такая трудная, что я все равно не решил бы её. Я только нарочно наморщил лоб, чтоб Ольга Николаевна видела, будто я думаю, а сам стал украдкой поглядывать на ребят, чтоб они подсказали мне. Но подсказывать тому, кто стоит у доски, очень трудно, и все ребята молчали.

    – Ну, как ты станешь решать задачу? – спросила Ольга Николаевна. – Какой будет первый вопрос?

    Я только сильнее наморщил лоб и, повернувшись вполоборота к ребятам, изо всех сил заморгал одним глазом. Ребята сообразили, что моё дело плохо, и стали подсказывать.

    – Тише, ребята, не подсказывайте! Я сама помогу ему, если надо, – сказала Ольга Николаевна.

    Она стала объяснять мне задачу и сказала, как сделать первый вопрос. Я хотя ничего не понял, но всё-таки решил на доске первый вопрос.

    – Правильно, – сказала Ольга Николаевна. – Теперь какой будет второй вопрос?

    Я снова задумался и замигал глазом ребятам. Ребята опять стали подсказывать.

    – Тише! Мне ведь все слышно, а вы только ему мешаете! – сказала Ольга Николаевна и принялась объяснять мне второй вопрос.

    Таким образом, постепенно, с помощью Ольги Николаевны и с подсказкой ребят, я решил наконец задачу.

    – Теперь ты понял, как нужно решать такие задачи? – спросила Ольга Николаевна.

    – Понял, – ответил я.

    На самом деле я, конечно, совсем ничего не понял, но мне стыдно было признаться, что я такой бестолковый, к тому же я боялся, что Ольга Николаевна поставит мне плохую отметку, если я скажу, что не понял. Я сел на место, списал задачу в тетрадь и решил ещё дома подумать над ней как следует.

    После урока говорю ребятам:

    – Что же вы подсказываете так, что Ольга Николаевна все слышит? Орут на весь класс! Разве так подсказывают?

    – Как же тут подскажешь, когда ты возле доски стоишь! – говорит Вася Ерохин. – Вот если б тебя с места вызвали…

    – «С места, с места»! Потихоньку надо.

    – Я и подсказывал тебе сначала потихоньку, а ты стоишь и ничего не слышишь.

    – Так ты, наверно, себе под нос шептал, – говорю я.

    – Ну вот! Тебе и громко нехорошо и тихо нехорошо! Не разберёшь, как тебе надо!

    – Совсем никак не надо, – сказал Ваня Пахомов. – Самому надо соображать, а не слушать подсказку.

    – Зачем же мне свою голову утруждать, если я все равно ничего в этих задачах не понимаю? – говорю я.

    – Оттого и не понимаешь, что не хочешь соображать, – сказал Глеб Скамейкин. – Надеешься на подсказку, а сам не учишься. Я лично никому больше подсказывать не буду. Надо, чтоб был порядок в классе, а от этого один вред.

    – Найдутся и без тебя, подскажут, – говорю я.

    – А я все равно буду бороться с подсказкой, – говорит Глеб.

    – Ну, не больно-то задавайся! – ответил я.

    – Почему «задавайся»? Я староста класса! Я добьюсь, чтоб подсказки не было.

    – И нечего, – говорю, – воображать, если тебя старостой выбрали! Сегодня ты староста, а завтра я староста.

    – Ну вот, когда тебя выберут, а пока ещё не выбрали. Тут и другие ребята вмешались и стали спорить, нужно подсказывать или нет. Но мы так ни до чего и не доспорились. Прибежал Дима Балакирев. Он узнал, что летом на пустыре позади школы старшие ребята устроили футбольное поле. Мы решили прийти после обеда и сыграть в футбол. После обеда мы собрались на футбольном поле, разбились на две команды, чтоб играть по всем правилам, но тут в нашей команде произошёл спор, кому быть вратарём. Никто не хотел стоять в воротах. Каждому хотелось бегать по всему полю и забивать голы. Все говорили, чтоб вратарём был я, но мне хотелось быть центром нападения или хотя бы полузащитником. На моё счастье, Шишкин согласился сделаться вратарём. Он сбросил с себя куртку, стал в воротах, и игра началась.

    Сначала перевес оказался на стороне противников. Они всё время атаковали наши ворота. Вся наша команда смешалась в кучу. Мы без толку носились по полю и только мешали друг другу. На наше счастье, Шишкин оказался замечательным вратарём. Он прыгал, как кошка или какая-нибудь пантера, и не пропустил в наши ворота ни одного мяча. Наконец нам удалось завладеть мячом, и мы погнали его к воротам противника. Кто-то из наших пробил по воротам, и счёт оказался 1:0 в нашу пользу. Мы обрадовались и с новыми силами начали нажимать на вражеские ворота. Скоро нам удалось забить ещё гол, и счёт оказался 2:0 в нашу пользу. Тут игра почему-то снова перешла на нашу половину поля. Нас опять стали теснить, и мы никак не могли отогнать мяч от наших ворот. Тогда Шишкин схватил мяч руками и помчался с ним прямо к воротам противника. Там он положил мяч на землю и уже хотел забить гол, но тут Игорь Грачев ловко отыграл у него мяч, передал его Славе Ведерникову, Слава Ведерников – Ване Пахомову, и не успели мы оглянуться, как мяч уже был в наших воротах. Счёт стал 2:1. Шишкин со всех ног побежал на своё место, но, пока он бежал, нам снова забили гол, и счёт стал 2:2. Мы принялись ругать на все лады Шишкина за то, что он оставил свои ворота, а он оправдывался и говорил, что теперь будет играть по всем правилам. Но из этих обещаний ничего не вышло. Он то и дело выскакивал из ворот, и как раз в это время нам забивали голы. Игра продолжалась до позднего вечера. Мы забили шестнадцать голов, а нам забили двадцать один. Нам хотелось ещё поиграть, но темнота наступила такая, что мяча не стало видно, и пришлось разойтись по домам. По дороге все только и говорили, что мы проиграли из-за Шишкина, потому что он всё время выскакивал из ворот.

    – Ты, Шишкин, замечательный вратарь, – сказал Юра Касаткин. – Если бы ты исправно стоял в воротах, наша команда была бы непобедимой.

    – Не могу я стоять спокойно, – ответил Шишкин. – Я люблю играть в баскетбол, потому что там можно каждому бегать по всему полю и никакого вратаря не полагается и к тому же все могут хватать мяч руками. Вот давайте организуем баскетбольную команду.

    Шишкин начал рассказывать о том, как нужно играть в баскетбол, и, по его словам, эта игра была не хуже футбола.

    – Надо поговорить с нашим преподавателем физкультуры, – сказал Юра. – Может быть, он поможет нам оборудовать площадку для баскетбола.

    Когда мы подошли к скверу, где нужно было поворачивать на нашу улицу, Шишкин вдруг остановился и закричал:

    – Батюшки! Я ведь свою куртку на футбольном поле забыл!

    Он повернулся и бросился бегом назад. Удивительный это был человек! Вечно с ним случались какие-нибудь недоразумения. Бывают же такие люди на свете!

    Домой я вернулся в девятом часу. Мама стала бранить меня за то, что я задержался так поздно, но я сказал, что ещё не поздно, потому что теперь уже осень, а осенью всегда темнеет раньше, чем летом, и если бы это было летом, то никому не показалось бы, что уже поздно, потому что летом дни гораздо длиннее, и в это время было бы ещё светло, и всем казалось бы, что ещё рано.

    Мама сказала, что у меня вечно какие-нибудь отговорки, и велела делать уроки. Я, конечно, засел за уроки. То есть я засел за уроки не сразу, так как я очень устал на футболе и мне хотелось немножечко отдохнуть.

    – Чего же ты не делаешь уроки? – спросила Лика. – Ведь твой мозг, наверно, давно отдохнул.

    – Я сам знаю, сколько нужно моему мозгу отдыхать! – ответил я.

    Теперь я уже не мог тут же сесть за уроки, чтоб Лика не вообразила, будто это она меня заставила заниматься. Поэтому я решил ещё немножечко отдохнуть и стал рассказывать про Шишкина, какой он растяпа и как он забыл на футбольном поле свою куртку. Скоро пришёл с работы папа и стал рассказывать, что их завод получил заказ на изготовление новых машин для Куйбышевского гидроузла, и я снова не мог делать уроки, потому что мне интересно было послушать.

    Мой папа работает на сталелитейном заводе модельщиком. Он делает модели. Что такое модель, наверно, никто не знает, а я знаю. Чтоб отлить какую-нибудь деталь для машины из стали, всегда нужно сделать сначала такую же деталь из дерева, и вот такая деревянная деталь называется моделью. Для чего нужна модель? А вот для чего: модель возьмут, поставят в опоку, то есть в такой вроде железный ящик, только бездна, потом насыплют в опоку земли, и, когда модель вынут, в земле получается углубление по форме модели. В это углубление заливают расплавленный металл, и когда металл застынет, то получится деталь, точно такая же по форме, как была модель. Когда на завод приходит заказ на новые детали, инженеры чертят чертежи, а модельщики делают по этим чертежам модели. Конечно, модельщик должен быть очень умным, потому что он по простому чертежу обязан понять, какую нужно делать модель, а если он сделает модель плохо, то по ней нельзя будет отливать детали. Мой папа очень хороший модельщик. Он даже придумал электрический лобзик, чтоб выпиливать из дерева разные мелкие части. А теперь он изобретает шлифовальный прибор для шлифовки деревянных моделей. Раньше шлифовали модели вручную, а когда папа сделает такой прибор, все модельщики будут шлифовать модели этим прибором. Когда папа приходит с работы, он всегда сначала отдохнёт немного, а потом садится за чертежи для своего прибора или читает книжки, чтоб узнать, как что нужно сделать, потому что это не такая простая вещь – самому придумывать шлифовальный прибор.

    Папа поужинал и засел за свои чертежи, а я засел делать уроки. Сначала я выучил географию, потому что она самая лёгкая. После географии я взялся за русский язык. По русскому языку нужно было списать упражнение и подчеркнуть о словах корень, приставку и окончание. Корень – одной чертой, приставку – двумя, а окончание – тремя. Потом я выучил английский язык и взялся за арифметику. На дом была задана такая скверная задача, что я никак не мог догадаться, как её решить. Я сидел целый час, пялил глаза в задачник и изо всех сил напрягал мозг, но ничего у меня не выходило. Вдобавок мне страшно захотелось спать. В глазах у меня щипало, будто мне кто-нибудь в них песку насыпал.

    – Довольно тебе сидеть, – сказала мама, – пора спать ложиться. У тебя глаза уже сами собой закрываются, а ты все сидишь!

    – Что же я, с несделанной задачей завтра в школу приду? – скачал я.

    – Днём надо заниматься, – ответила мама. – Нечего приучаться по ночам сидеть! От таких занятий никакого толку не будет. Ты все равно уже ничего не соображаешь.

    – Вот и пусть сидит, – сказал папа. – Будет знать в другой раз, как уроки на ночь откладывать.

    И вот я сидел и перечитывал задачу до тех пор, пока буквы в задачнике не стали кивать, и кланяться, и прятаться друг за дружку, словно играли в жмурки. Я протёр глаза, снова стал перечитывать задачу, но буквы не успокоились, а даже почему-то стали подпрыгивать, будто затеяли игру в чехарду.

    – Ну, что там у тебя не получается? – спросила мама.

    – Да вот, – говорю, – задача попалась какая-то скверная.

    – Скверных задач не бывает. Это ученики бывают скверные.

    Мама прочитала задачу и принялась объяснять, но я почему-то ничего не мог понять.

    – Неужели вам в школе не объясняли, как делать такие задачи? – спросил папа.

    – Нет, – говорю, – не объясняли.

    – Удивительно! Когда я учился, нам учительница всегда объясняла сначала в классе, а потом задавала на дом.

    iknigi.net