Текст книги "Первый маг России". Влад холод книги


Первый маг России - Влад Холод

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 4251

    Игрушка для босса. Трилогия (СИ)

    Ольга Рей

    Романтические отношения совсем не входят в мои планы, потому что времени на них нет. Работа,…

  • Просмотров: 3342

    Двойное рычание (ЛП)

    Милли Тайден

    Большая прекрасная женщина, нуждающаяся в спутнике + Два горячих альфы, ищущих пару = Горячая…

  • Просмотров: 2817

    Землянки - лучшие невесты! (СИ)

    Мария Боталова

    Вы знали, что девушки с Земли — лучшие невесты во всех объединенных мирах? Никто не знал, и оттого…

  • Просмотров: 2731

    Драконий отбор, или Пари на снежного (СИ)

    Ная Геярова

    Нарршари — высшие снежные драконы. Они — наш закон. Нарршари подчиняют одним взглядом. Мой…

  • Просмотров: 2531

    Попаданка в семье драконов (СИ)

    Любовь Свадьбина

    Попала в другой мир и семью драконов – одраконивайся!Уничтожают новый дом – борись за него!Заботясь…

  • Просмотров: 2406

    Желанная добыча (СИ)

    Любовь Сладкая

    Я Изуми, родилась и выросла в бедном селении на краю Империи кошек, где росла изгоем – из-за…

  • Просмотров: 2151

    Самый хищный милый друг (СИ)

    Маргарита Воронцова

    Болезненные отношения, тяжелый развод… Теперь Кате не нужны мужчины, она их избегает. Но мужчины…

  • Просмотров: 2107

    Милый враг мой (СИ)

    Алена Федотовская

    Если ты — дочь опального герцога, а беззаботная жизнь с родителями в изгнании только радует……

  • Просмотров: 1993

    Опасная роль для невесты (СИ)

    Ольга Иванова

    Хотелось бы вам побывать приманкой на отборе невест? Нет? А мне придется - невестой под прикрытием.…

  • Просмотров: 1849

    Супергерой для Золушки (СИ)

    Лена Сокол

    Предполагается, что свадьба — «лучший день в твоей жизни». А что если бывший женится в этот день на…

  • Просмотров: 1829

    Операция О.Т.Б.О.Р (СИ)

    Альмира Рай

    У меня никогда не было выбора. Я не могла решать свою судьбу, когда погибли родители. Не могла…

  • Просмотров: 1740

    Лилия для герцога (СИ)

    Светлана Казакова

    Воспитанницы обители нередко выходят замуж за незнакомцев, не имеющих возможности посвататься к…

  • Просмотров: 1530

    Друзья

    Нина Хитрикова

    Аня веселая милая девушка, тайно влюбленная в своего друга, решает покончить наконец с этим…

  • Просмотров: 1473

    Единственный, или Семь принцев Анастасии (СИ)

    Ольга Обская

    Белис – довольно милый параллельный мирок, королевство с прогрессивными законами. Только Насте-то…

  • Просмотров: 1355

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 1259

    Виноват кофе (СИ)

    К.О.В.Ш.

    Собираясь утром на маникюр, Кристина и не думала о том, что случайно вылитая чашка кофе может…

  • Просмотров: 1235

    Э(ро)тические нормы (СИ)

    Сандра Бушар

    Ее муж изменяет. Прямо на глазах, даже не пытаясь этого скрыть… На что способна жена,…

  • Просмотров: 1211

    Алеррия. Обмен судьбы. Часть 1 (СИ)

    Юлия Рим

    Дочиталась фэнтези! Думала сказки, такого не бывает. И ни куда я не падала, и никто меня не сбивал!…

  • Просмотров: 1181

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • Просмотров: 1172

    Рыцари Преисподней (ЛП)

    Белла Джуэл

    У Эддисон была сложная жизнь. Никчемная мать, и отец, который отсутствовал в ее жизни на протяжении…

  • Просмотров: 1054

    Личная охрана (ЛП)

    Cordelia Kingsbridge

    Джейк Райдер — профессиональный телохранитель. После многих лет безупречной службы его жизнь…

  • Просмотров: 1050

    Замуж на три дня (СИ)

    Екатерина Флат

    Раз в четыре года в королевской резиденции собираются холостые лорды и незамужние леди. За месяц…

  • Просмотров: 925

    Игра на двоих (ЛП)

    Селини Эванс

    В автомобильной катастрофе близнецы Дэй теряют своих родителей, едва оставшись в живых сами. По…

  • Просмотров: 905

    Чудовища не ошибаются (СИ)

    Эви Эрос

    Трудно жить и работать, когда твой сексуальный босс — чудовище с девизом «Я не прощаю ошибок». А уж…

  • Просмотров: 872

    И небо в подарок (СИ)

    Оксана Гринберга

    Меня ничего не держало в собственном мире, да и в новом - лишь обещание данное отцу, Королевский…

  • Просмотров: 846

    Иномирянка. Иллюзия выбора. Книга 2 (СИ)

    Марина Абрамова

    Отучиться на спецагента в другом мире? Легко! Пройти боевую отработку? Еще легче! Выжить в…

  • Просмотров: 770

    То, что снилось ночами (СИ)

    Елизавета Кузьмина

    Как вы относитесь к людям нетрадиционной ориентации? Вы чувствуете агрессию? ненависть? Или же вам…

  • Просмотров: 635

    За твоей спиной (СИ)

    Ксения Болотина

    Она не проживет без него и дня. Без его поддержки, без улыбки, без защиты. Ей не понаслышке знакомо…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Первый маг России

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 11 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

    Назад к карточке книги

    – Может, подкинешь до дороги? – Он неуверенно оглянулся. Ночь, темно, лес…

    – Ты где-то на моем големе видишь «шашечки»? – демонстративно оглядел голову «паука». – Хотя… – Мое железное чудовище молниеносным и точным движением схватило его лапой за воротник пиджака, приподняло над землей и качнуло из стороны в сторону. – Подкинуть в сторону дороги?

    – Ну, что новенького, солнышко? – Я подошел с кружкой кофе к склонившейся над клавиатурой Вике. – Справляетесь?

    – Два дня с Катей зашивались, а сегодня как обрубило! – Вика радостно сверкнула глазенками, откинулась в кресле, подняла руки над головой, потянулась. С неохотой задавил в себе желание, делу время… – Пропали все темы, созданные не по твоему профилю. Всякая ерунда куда-то подевалась и больше не появляется.

    – Типа «помогите вернуть мужа»? – Я поставил кружку на стол, отобрал мышь, пролистнул темы за сутки. – Действительно…

    – Ага, девяносто процентов всякого мусора отсекло, – энергично кивнула Вика. – Только…

    – Ты тоже обратила внимание, что оставшиеся темы в основном о поиске преступников и «потеряшек»? – задумчиво протянул я, глядя в монитор. – Хотя, с другой стороны, лечебный амулет работает, что еще может заставить людей обращаться к магу?

    – Да. – Вика помолчала, додумывая мысль. – И такое ощущение, что на форуме ввели премодерацию.

    – Скорее всего, так и есть, – согласился с ней.

    Компьютер тихонько пискнул, сигналя о поступившем сообщении, девушка выхватила у меня мышь и открыла первую тему о «потеряшках».

    – Ответ пришел.

    Под моими скриншотами появился новый пост. Короткий и лаконичный. «Спасибо», – и ссылка на ютуб. Вика щелкнула мышью, открывая новое окно, развернула видео на полный экран.

    – Сегодня ночью в поселке Миловка Краснодарского края спецслужбы обезвредили банду, специализирующуюся на похищении женщин, – бодро начал ведущий программы «ЧП». На экране замелькали кадры штурма. По приставным лестницам в разбитые окна дома залезал отряд в масках. – Были освобождены похищенные женщины и девушки, предназначенные для продажи в сексуальное рабство. Информация о местонахождении банды получена от экстрасенса, называющего себя «маг Владимир»… У него есть сайт, на котором каждый желающий может оставить свое обращение…

    – И-ди-о-ты, – медленно произнесла Вика. – Что же теперь будет, а?

    – Хотя я и против грубостей, но тут с тобой согласен. Рекламу нам сделали – будь здоров. Сейчас начнется… Репортеры, папарацци и… кто там еще бывает?

    – С телевидения, – начала перечислять из-за моей спины подошедшая Катя. – Ведущие дебильных шоу-программ типа «Экстрасенсы», потом еще…

    – Стоп! – Я перебил ее. – Вика, на главной странице сайта дай объявление: «Все лица, которые начнут искать со мной встречи, тревожить близких мне людей ради сенсаций в своих программах, газетах и прочее, будут лишены голоса на один день. При повторном нарушении данного требования – на месяц».

    – Здорово! – восхитились сестры. – Не каждый репортер полезет с расспросами. Они голосом деньги зарабатывают.

    – А папа с мамой как? – У Вики задрожали губы.

    – Может, пусть к нам пока переедут? – неуверенно спросил я, раздумывая. – Коттеджи пустые стоят. Или не пока, а навсегда?

    – Мы подумаем…

    Я оторвался от монитора, очищая сознание от мельтешащих аур, утер со лба пот, отпил из кружки остывший кофе. Спроси меня, зачем я этим занимался, навряд ли ответил бы. Даже самому себе. Может, просто ощущал, что это правильно…

    Запросы о поиске «потеряшек» и личностей, скрывающихся от правосудия, следовали друг за другом, но общее число находившихся у меня в поиске не превышало десяти.

    Хуже всего было с трупами. При обнаружении мертвеца я чувствовал, как он погиб, и желудок периодически сжимался от рвотных спазмов. Сколько же мрази на Земле…

    – Там было по-другому? – Катя схватилась за спинку кресла и покатила меня в сторону дивана.

    – Я что, сказал это вслух? – перебрался к девчонкам, потеснив Игруна.

    – Ага. – Вика прижалась к моему плечу. – Расскажи нам, как было там…

    – Почему нет? – Я устроился поудобнее, положил ладони на теплые колени девушек. – Как попал на Мисту, я вам уже рассказывал. С помощью неактивного портала, оставленного каким-то магом далеко в тибетских горах. Информация о нем передавалась сотни лет настоятелями нескольких храмов, из поколения в поколение…

    – А почему именно в Тибете? – перебила меня Катя. – И почему портал один?

    – Человек, даже неосознанно ощущающий в себе магический дар, как правило, в поисках ответов на свои вопросы всегда туда попадает. Место там такое. – Я чуть помолчал и добавил: – Как это произошло в моем случае, хотя меня и поторопили… Когда настоятель поставил меня на портальный камень и заставил разучивать новое движение (а это было как раз заклинание активации портала), сработала магия жеста… – Я снова окунулся в воспоминания и стал транслировать их сестрам.

    Я работал преподавателем восточной гимнастики ушу. Да, как-то так сложилось. Еще в школе начал тренироваться, и зацепило меня это искусство на всю жизнь. После службы в армии тренер предложил вести младшую группу. Я согласился – денег, конечно, платили немного, но на жизнь хватало. Так и прошло несколько спокойных лет… А потом, как говорится, пошел пиковый… Сначала в ДТП погибли родители, через неделю с нами расторгли договор аренды зала для тренировок. А через пару дней умер мой учитель. В общем, я потерял всех, кого любил и уважал… Впал в депрессию, потом в алкоголизм. Из этого состояния меня за шкирку вытащил отец моего тренера, старый китаец Ли. Видел я его до этого всего пару раз – в зале, когда он приходил к сыну. Заявился ко мне домой, взял мое бесчувственное тело, положил в ванну, налил тепленькой водички… Когда я открыл глаза, нанес пальцем три удара в шею. Потом вытащил коробку с иглами, воткнул несколько штук мне в лицо. Так я и лежал часа три в воде парализованный, пока организм, подстегнутый китайцем, выводил из себя токсины.

    – А этот китаец Ли, он знал о портале? – Вика почему-то всхлипнула, хотя и слышала уже эту историю в укороченном варианте. – Не просто же так он к тебе пришел.

    – Не знаю, Вик, не знаю… А теперь и не спросишь. Умер он через год после моего путешествия на Тибет.

    – Как ты? – Ли сидел на табурете рядом с ванной. – Очухался?

    Я моргнул один раз. Только и мог, что моргать да дышать.

    – С сыном я разговаривал. В больнице, – произнес китаец в стиле мастера Йоды. – Последняя просьба у него была. Сделаешь?

    Опять моргнул один раз. Конечно, сделаю.

    – Поедешь в один из монастырей Тибета. Отвезешь туда прах моего сына. Отдашь настоятелю Ардану и выполнишь одну его просьбу. – Он внимательно посмотрел мне в глаза. – Готов ли ты?..

    – Скорее всего, знал… Иначе зачем ему было тебя туда посылать? – утвердительно произнесла Катя и заворочалась рядом, устраиваясь поудобней.

    Дальше был билет на самолет до Лхасы, автобус, джип. Полдня пешком по горам с проводником… И вот я отдал урну с прахом друга настоятелю. Он внимательно вгляделся мне в глаза и произнес на неплохом русском:

    – Жить будешь здесь. Дух твой пока неспокоен, – заложил руки за спину, обошел меня по кругу. – Достигнешь гармонии, и откроется дверь в новую жизнь. Уйдешь – не забудь вернуться. Тут твой дом. Не там.

    Я почесал затылок и, сопровождаемый монахом, ушел в свою келью, лег на циновку и уснул. Утром настоятель меня разбудил, отвел на уступ горы, нависающий над пропастью, показал связку из трех движений.

    – Встань сюда, – указал на испещренный рунами плоский камень. – Повторяй связку. Вдохни в движение жизнь. Вечером придешь, утром уйдешь. Так будет, пока не найдешь свой Путь.

    – Что-то я не поняла… – опять перебила меня Катя, мило наморщив носик, и, чуть отстранившись, попыталась повторить связку магических движений, активирующих портальный камень. Я схватил ее за руки, испугавшись на мгновение, что она «уйдет», но тут же расслабился и твердо произнес: – Я запрещаю вам изучать эти движения! Никогда… Даже если я вдруг… Даже если меня не будет рядом… Миста – не место для таких, как вы, девочки… Это страшный, жестокий мир. Хотя и простой…

    Потянулось время. С восходом солнца я вставал на свой камень и оттачивал связку. Три простых движения. Раз за разом, час за часом. Перерыв на медитацию. И по новой. Иногда приходил настоятель, стоял за моей спиной несколько минут и уходил.

    Прошло две недели, прежде чем я понял, что движение не закончено. Стал экспериментировать… и наконец понял, что нашел концовку. Воздух загудел под моими ладонями, а я… потерял сознание. Так я освоил свое первое заклинание из магии жеста, открывающее портал.

    – А дальше? – пискнули близняшки.

    – А дальше началась учеба… – скривился я, вновь окунувшись в неприятные воспоминания…

    Очнулся уже в другом мире под названием «Миста». В школе магов, где учились попаданцы из других миров. Тогда я не знал, зачем нас обучали – может, искали супермага, а может, у них существовало бесплатное магическое образование? В школе я быстро перестал задавать вопросы не по теме: учитель просто шарахал слабенькой молнией и, пока ты корчился на полу, внимательно так смотрел… Как на червяка.

    Не было у нас веселых попоек со студиозами, разрушения харчевен и других приключений. Была учеба. Жесткая, жестокая. Нам не ставили оценок – сдал предмет, хорошо. Не сдал – будешь час кататься по полу и выть от боли. Выть так, чтобы никто не услышал. Про себя. Потом встанешь и продолжишь сдавать предмет. Так что учился я прилежно.

    И потянулись самые длинные годы в моей жизни – уже во втором полугодии мне стало казаться, что я жил здесь всегда…

    Полгода занятий без выходных и личного времени. Полгода в здании без окон и дверей… А потом началась тоже полугодовая практика.

    Первый выход в новый мир… И первое разочарование… Миста – магический мир. Мир для магов. Тут ты либо маг, либо раб. Иного не дано. Феодальная магократия – уж не знаю, правильное ли это определение.

    Практика… Не так я это себе представлял… Тут тоже не было отметок. Остался жив – зачет. Умер – никто о тебе плакать не будет. Подобных недомагов много. А вот закончивших школу и получивших звание подмастерья – мало, слишком большой отсев. У нас на практике такой отсев составил более семидесяти процентов… Но те, кто выжил, самые способные, хитрые, находчивые, превратились в хищников. Сначала убивающих, а потом думающих…

    …Огромный караван, состоящий из разнообразных животных, тянущих за собой повозки – грузовые с товарами и приспособленные для жилья – в них ехали маги.

    Мы, недомаги, как нас называли подмастерья, шли на расстоянии дня пути перед караваном. Расчищали заросшую дорогу. Через Свободные земли караван ходил раз в год. Жгли, резали, взрывали флору… А потом пошла и фауна… Клыкастая, когтистая, слабо восприимчивая к магии. Выведенная древними магами для войн с себе подобными. В общем, осталась нас всего треть – не сразу поняли, что нужно действовать сообща. Потом втянулись, сработались, притерлись. Три месяца туда, три месяца обратно.

    Вторые полгода обучения – и снова полугодовая практика. На этот раз мы поехали в Свободные земли без каравана. За рабами.

    Свободные земли… Земля, где нет власти магов. Там жили самые отчаянные из простых людей и маги-изгои, которым не нашлось места среди себе подобных. Постоянно воюющие за свою жизнь и жизни своих близких. Ежедневно, ежечасно. Против природы, против магов. Да, соберись пяток архимагов, они за считаные месяцы выжгли бы эту землю. Но у них другие заботы… Потому нас и сдавали в аренду магам, обуянным жаждой наживы и стоящим на несколько ступенек пониже. И им хорошо – деньги и рабы, и школе – практика для второкурсников… Вот мы и громили поселки «свободных людей». Магов убивали, людей ловили.

    Третья практика – работа в войсках, «наложение бафов», как я это называл. Ускорение, лечение, усиление. Защитные заклинания. Поход в Свободные земли. На этот раз брали укрепленный городок, защищенный каменными стенами с наложенными на них рунами. Против нас – камнеметы с магическими взрывающимися снарядами и редкие магические удары по лагерям. Три месяца осады, и мы внутри – грязные, злые, пылающие огнем ненависти из-за наших потерь. Тогда я впервые взял добычу – пару килограмм золота и несколько магически изготовленных драгоценных камней.

    Четвертый год. Наверное, самый тяжелый. Я зубрил заклинания как проклятый, намного опережая свое магическое развитие. Воспользоваться ими еще не мог, не хватало ширины канала, но наделся, что когда-нибудь они мне пригодятся. Да и практика выдалась непростая. Нас сдали в аренду мастеру магии. Мы должны были магической осадой взять для него башню. А так как настоящий хозяин тоже был мастером и не хотел добровольно освобождать жилье, пришлось попотеть. День за днем одно и то же. На пределе своих сил били в «щиты» башни, перегружая магический кристалл. В конце концов развалили стену и ворвались внутрь – я, как дурак, рванул первым и чуть не умер. Пятьдесят закованных в обычную и магическую броню воинов с усиленным зачарованным оружием могут порвать в клочья мага и повыше меня по уровню… Повезло. Не успели добить. Штатный лекарь, мастер-маг, успел меня подлечить и сжечь обрубок правой руки, предотвратив смертельную кровопотерю. Вот так я, однорукий, периодически теряя сознание, шарил по углам многоярусных подвалов, ища драгоценности. Опять повезло – так как все магические силы пришлось тратить на свое лечение и поддержание организма в вертикальном положении, искал клады как обычный человек. Нашел пятно свежей притоптанной земли, разрыл – в экранирующей магию шкатулке обнаружилась целая куча магических семян кристалла… Парочкой из них рассчитался за восстановление руки.

    Пятый год.

    Все так же продолжал зубрить пока недоступные мне заклинания, в памяти уже осела не первая сотня…

    Практика… От практики я отмазался. Так как ее цель на этот раз оказалась сугубо меркантильной – заработать школе деньги. Сумма была такая, что нормальный подмастерье мог отработать ее лет за десять. Я же просто продал все семена кристалла, оставив себе одно. Расплатился с хозяином школы – да, не директором, именно хозяином. Школа магии, как оказалось, – просто бизнес… Прибыльный. Я бы даже сказал, сверхприбыльный. Короче, я получил свиток портала в свой мир, магический пинок под зад и просто вылетел из школы. Огляделся – чужой, угрюмый мир, где половина населения – маги, вторая – рабы. Магократия, так ее через колено.

    Сломал печать свитка. Прощай, Миста. Здравствуй, Земля!

    – Да… – протянули девушки.

    – Не хочется мне туда. – Вика передернула плечами.

    – Чувствую, не все ты нам рассказал и показал, – задумчиво произнесла Катя. – Облегченный вариант, так сказать.

    – Ты права. Вот разберусь со своими проблемами, может, и книгу напишу. О своей учебе на Мисте. Но пока не хочется, слишком неприятные у меня остались воспоминания. – Я улыбнулся, ласково взлохматил девчонкам волосы.

    – Ага, книгу издашь, сейчас жанр «попаданцев» в моде, – улыбнулась в ответ Катя. – Потом напишешь сценарий и пошлешь в Голливуд…

    – А мы будем в фильме сниматься, – мечтательно прикрыла глаза Вика. – Как будто это мы туда попали.

    – Размечтались… фантазерки… – прижал их к себе.

    – Вот, кстати, давно хотела тебя спросить. – Катя приподняла голову и посмотрела мне в глаза. Я не удержался, чмокнул ее в носик. – Ты маг какой стихии?

    – Так… – Что-то я упустил. – Вот вам краткая теория магии. Нет никаких стихийных магов. Есть заклинания, относящиеся к разным стихиям, – воды, воздуха, земли и огня. Есть некромантия и ментальная магия. И еще несколько узкоспециализированных дисциплин. Любой маг может владеть ими одинаково хорошо. Нет разницы, зажечь фаербол или поднять труп…

    – Ты еще и зомби поднять можешь??? – Сестры округлили глаза.

    – Не пробовал, но уверен, что смогу, – поморщился я. – Заклинание подъема знаю, энергией напитать сумею. Другое дело, что для нас, землян, это противно. Противно нашей природе. Скорее всего, меня при этом стошнит и потом мутить будет еще пару дней… Больно уж мерзопакостное действие.

    – Да, наверное… – пробормотала Вика. – А что с рунами? Рунной магией?

    – Тут чуть сложнее. Важно не только помнить руны, но и уметь их правильно изображать. А для этого нужен опыт. Я могу правильно и быстро нарисовать несколько рун, а точнее, всего четыре. Остальные девяносто лежат в моей памяти мертвым грузом. Конечно, если я засяду на пару недель, смогу довести до автоматизма еще парочку. Но это до того муторное занятие… Пока мне хватает четырех. – Я немного помолчал, потом продолжил: – Так и с заклинаниями. Если я читаю заклинание первый раз, получается медленно и неуверенно. Можно сравнить с начинающим водителем и профессионалом. Опытный водитель не задумывается, когда нужно перестроиться, все делает автоматически – оценка ситуации, принятие решения, краткий взгляд в зеркала, включение поворотника и точное движение руля занимают полсекунды. А новичок то же самое проделает за десять. Будет думать над каждым действием.

    – Понятно… Я вот тоже, когда начинала… – сказала Катя.

    – Подожди-ка… – Я резко поднялся. На стекле стены мерцала точка лазерного луча. – Вы, случайно, азбуку Морзе не знаете? – Тут явно была именно она. – Игрун… Глянь-ка, кто там балуется.

    Глава 6ШЕСТЬСОТ МЕТРОВ ОТ ПИРАМИДЫ

    Грачев трижды отщелкал выключателем лазерного прицела сообщение: «Нужна личная встреча», – и стал ждать.

    – Грач, ты уверен, что это нужно? – спросил Серый, не отрываясь от ноктовизора.

    – Я уверен в другом. Если для него все обернется не очень хорошо, он будет зол… Как и я был бы зол на его месте. А у него возможностей больше, чем у меня.

    – Смотри сам, ты командир. Я ничего не знаю.

    – Серый, – проникновенно произнес Грач, – ты же видишь, он нормальный мужик. Как ты и как я. Никого не убивает зря. Я бы, да на его месте…

    Его рука дернулась, автоматически накрыв ствольную коробку ПП – зверь появился мгновенно, словно снял шапку-невидимку, фыркнул, глядя, как он убирает руку с оружия, и подошел к Грачу. Постоял секунду, глядя в глаза, и сел, широко зевнув.

    – Передай хозяину, что я хочу с ним встретиться, – четко произнес командир группы.

    Рысь кивнул, улегся рядом, не сводя с человека взгляда.

    – Знаешь, Серый, чувствую себя дураком, разговаривая с животным, – пожаловался Грач и тут же осекся, увидев, как в неприкрытой ярости поднимаются губы рыся и обнажаются клыки. – Извини, неправильно выразился… – тут же покаялся он. – Разговариваю с нечеловеком.

    Тот опять презрительно фыркнул, замер и моментально успокоился.

    – Едет, – произнес Серый. – Быстро.

    В темноте огромный «паук» выглядел еще более внушительно, чем днем – сквозь бинокль и на расстоянии в полкилометра. Он с легкостью перемахнул через трехметровый кустарник, мягко приземлился перед Грачом, даже не продавив почву, опустил тело на землю и высоко задрал стальные сочленения ног.

    Маг спрыгнул, узнавающе улыбнулся.

    – Грачев, если не ошибаюсь?

    – Можно просто Грач.

    – Владимир, можно просто Вова. – Но руки не подал. Фээсбэшника это слегка задело, но он быстро справился с чувством раздражения. – Зачем звал?

    – Предупредить. – Грач посмотрел магу в глаза. – Нас утром снимают с наблюдения. Приедут москвичи.

    – Ага… – «Чародей» задумчиво посмотрел сквозь него. – Сам предупреждаешь или по приказу?

    – Сам. – Тут фээсбэшник впервые задумался, не могли ли аналитики просчитать его реакцию. Может, Иващенко на это и рассчитывал?

    – И что мне с твоей информацией делать?

    – Кто предупрежден, тот вооружен, – пожал плечами Грачев.

    – Значит, предполагаешь, что меня захотят убрать… За что, как думаешь?

    – Превентивно. Как не поддающуюся контролю силу. Хотя я могу и ошибаться, – соврал капитан. Не мог он ошибаться. Чувствовал. Как и то, что перед ним стоит нормальный, адекватный человек.

    – Н-да… И где же мне вас всех хоронить, а? – грустно пошутил маг.

    – Тебя не оставят в покое, – не ответил на вопрос Грач. – Либо ты работаешь с нами, либо…

    – Я сам по себе! – сплюнул Владимир на землю. – Убивать вас неохота. Но и в себя стрелять не дам. Ты знаешь, кто будет рулить моим делом?

    – Откуда? Я же солдат, – Грач пожал плечами. – Но теперь точно не наши. Думаю, москвича пришлют, золотопогонного, вот он и будет принимать решения.

    – Понятно… Ладно, бывай, солдат. Я тебя запомню. – Впервые эта фраза отозвалась в душе фээсбэшника чувством спокойствия.

    – Вадим Денисович, разрешите? – В дверь заглянул незнакомый полковнику мужчина.

    – Да, входите.

    – Ледящев Максим Леонидович, командир московской группы. – Мужчина протиснулся внутрь и пожал протянутую руку Иващенко.

    – Звонил мне ваш начальник… – Вадим Денисович поморщился от воспоминаний о разговоре. – Присаживайтесь.

    – Орал и топал ногами? – Москвич легко улыбнулся и сел в кресло. – Это он может…

    – Значит, наверху все-таки решили действовать силовыми методами? – перевел Иващенко неприятный разговор на другую тему.

    – Аналитики дали несколько вариантов. Но наш бравый генерал, начальник отдела, решил действовать по самому жесткому сценарию. – Максим постучал кончиками пальцев по столу. – Хотя первой по списку шла добровольная вербовка.

    – И что же придумал главный аналитический отдел? – Иващенко вопросительно поднял бровь.

    – На основе информации, полученной вами из близкого круга «Чародея», аналитики выявили несколько ключевых моментов. Экстрасенсорная мощность вашего мага ограничена шириной канала мозга, через который он пропускает и преобразует энергию. Она не может превышать определенных величин… Самый реальный план захвата объекта – увеличить нагрузку на так называемые «щиты» до предела, тогда энергии будет хватать только на защиту. Атаковать он не сможет. После этого…

    – Максим… Как вы собираетесь это сделать? Не на бумаге, а в реальности? – просто спросил Иващенко.

    – Аналитики дали рекомендацию наехать на ноги «Чародея» тяжелой гусеничной техникой. Мы приняли решение использовать БМП-3…

    – Я бы вам не советовал так жестко с ним поступать… Может, лучше все же первый вариант с добровольной вербовкой?

    – У меня приказ, Вадим Денисович, произвести захват объекта, ввести ему спецсредство и доставить в отдел. – Максим пожал плечами. – С нашим генералом не поспоришь…

    – Что же, в таком случае я рад, что мои люди не будут участвовать в этой рискованной затее.

    – Неужели все так серьезно?

    – Более чем… – Иващенко поднялся на ноги и подошел к окну. – «Чародей» вполне управляем, как я и докладывал… Но, если захват сорвется, он не оставит этого. Вероятность того, что он начнет мстить, – запредельно высока.

    – Не думаю, что «Чародей» добровольно согласится на инъекцию препарата и доставку в Москву своего тела в бессознательном состоянии для того, чтобы повстречаться с моим начальством. – Максим задумчиво смотрел в потолок.

    – Пролагаю, он будет категорически против. Но предложить можете… За это он вас точно убивать не станет. А вот за попытку наезда гусеницами БМП – однозначно.

    Утром меня разбудила Дарья, принесла учредительские документы на «Фонд помощи городу», немного поболтала на кухне с девчонками и ушла, оставив в доме запах дорогих духов.

    Я послонялся из угла в угол, не зная, чем себя занять, потом все-таки решил вывезти девчонок в город. И так сколько уже держал их на «осадном положении». Только вот с машиной нужно что-то решать… Взял телефон, нашел в записной книжке Петровича, нажал кнопку вызова.

    – Доброе утро, Владимир, – с энтузиазмом отозвался Пашин друг.

    – Доброе, Петрович. Мне опять нужна машина, есть у тебя что-нибудь свежее?

    – А что с «субариком»? – поинтересовался хозяин автосалона. – Восстановлению подлежит?

    – Уже в курсе? Ну, как тебе сказать… Нет больше «лесника», один кузов остался. Кстати, может, заберешь на утилизацию?

    – Слыхал кое-что да краем уха, – протянул Петрович. – Так… Есть двухгодовалый «крузак», советую. И еще…

    – «Крузак» подойдет, – перебил я его. – Затонируй его в круг, ладно? И пусть кто-нибудь пригонит ко мне.

    – Не проблема, сам пригоню. Сейчас парни на два передних стекла пленку бросят… Через час приеду. Только окна открывать нельзя будет…

    – Хорошо, спасибо, жду.

    – Давай.

    Я убрал телефон в карман и спустился на кухню.

    – Девчонки, собирайтесь, через час-полтора в город рванем! – и уселся за стол.

    – Ура! – крикнули сестры и унеслись в комнату, но через несколько секунд Вика вернулась и спросила:

    – Ты думаешь, уже можно?

    – Не знаю, Викусь… – Я пожал плечами. – Но сидеть, забившись в нору, не хочу… Маг я или не маг?

    Через час приехал Петрович на эвакуаторе.

    – Привет, – пожал мне руку. – Ты чего тут себе визовый режим устроил?

    – В смысле? – не понял я.

    – Ну, тут на повороте в твой отнорок гаишники стоят, машины заворачивают.

    – Вот как… – Не скажу, что я сильно удивился. – И много кого завернули?

    – Машину НТВ при мне не пустили. – Петрович почесал затылок и продолжил: – Репортер с оператором собрались пешком идти, так из «Логана» вышла девушка, корочками махнула… Те залезли в свой микроавтобус и сидят.

    – А тебя как пропустили? – Девушка на «Логане» – наверняка Ольга.

    – Да гаишники-то у меня все знакомые… Сказал, что тебе новую машину везу, и все. – Тут он опять почесал затылок. – Хотя все мои данные переписали.

    В задумчивости я наблюдал, как Петрович сгружает белый внедорожник… Так, район моего обитания оцеплен. Для чего? Два варианта. Либо готовят операцию для моего уничтожения, либо просто ограничивают нежелательные для меня контакты. Как на моем сайте – премодерация входящих. Нет, надо бы все-таки провести разведку.

    По моему приказу голем вытащил кузов «субару» и довольно неаккуратно бросил на эвакуатор.

    – Страх… – произнес Петрович. – Сам бы не увидел, не поверил бы. Хотя… слухи о твоем «пауке» ходят…

    – Какие еще слухи обо мне ходят? – посмотрел ему в глаза.

    – Ну, про то, что ты колдун, – начал перечислять он, – и притом настоящий, уже давно. О том, что лекарский артефакт для людей поставил, все знают, все там были. Больницы давно уже пустые… «Скорая помощь» теперь не в больницу везет, а в городской парк. О том, что бывший мэр решил артефакт этот за границу продать, а ты вместе с попом и муллой пришел – не дал. О том, как к мэру ходил вместе с ними… Ну и еще, что не хочешь, чтобы к тебе лезли… А! Чуть не забыл! – Тут Петрович улыбнулся. – Самое главное – о том, как ты бандитов живьем сжег! Тех, которые вместе с мэром хотели артефакт продать! А уж когда они твою машину взорвали, ты разозлился. Но в целом никто ничего плохого о тебе не говорит.

    – Вот даже как. – Я тоже улыбнулся. – Ну ладно, пятьдесят процентов правды в этом есть – и то хорошо.

    Пока Петрович крепил кузов «Форестера» на эвакуаторе, я обошел свой белый «Крузер», кровью нанося руны на детали кузова, стекла, колеса – сделал бы так с первой машиной, до сих пор на ней катался бы…

    – Тебе как, налом деньги отдать? Или перевести на счет? – спросил хозяина автосалона, прислонившись к машине и вытирая холодный пот со лба, энергии в руны вкачал – чуть не надорвался.

    – Да мне без разницы. – Он снял перчатки, бросил в кабину эвакуатора.

    – Хорошо, Дарье задание дам, созвонится с тобой и переведет.

    – Договорились! Тогда я поехал. – Он сунул мне в руки ключи от машины и пластиковый файл с документами.

    – Спасибо, до встречи.

    Не успел зайти в дом, как зазвонил телефон. Петрович. Забыл чего, что ли…

    – Да, Петрович.

    – Владимир… – растерянно прозвучал его голос. – У меня эвакуатор вместе с «лесником» забрали…

    – Как забрали?

    – Просто… Взяли и забрали. Та девушка из «Логана» – фээсбэшница. Посадила гаишника за руль и отправила куда-то. Сказала, эвакуатор пригонят к автосалону.

    – Зашибись. Сейчас подъеду. Жди меня там.

    – Да куда я отсюда денусь? – удивился он. – Пешком, что ли, идти?

    Я переоделся, заглянул к сестрам:

    – Вы как, готовы?

    – Через минуту будем. – Вика сосредоточенно поправляла сестре макияж.

    – Хорошо, жду в машине.

    Не надо бы, конечно, девчонок с собой брать… Но обещал, значит, нужно выполнять. Прорвемся – теперь у меня танк, а не машина…

    – Здорово! Белая! – взвизгнула Катя, прыгая на пассажирское сиденье. – Можно я поведу?

    – Нет. Сядь назад – Петровича до города подбросим, – ответил я и рассказал, как он остался без машины.

    Девчонки помолчали, глядя друг на друга. Катя спросила:

    – Им нужно понять, как вы с Пашей выжили?

    – Вероятно, да. – Я завел двигатель «тойоты».

    – А что они смогут определить? – Вика задумчиво накручивала локон на палец.

    – Руна «нерушимости» полна энергии. Так что смогут понять, допустим, сколько нужно взрывчатки, чтобы ее разрушить. Но данные будут неполными – руна «отражения» отсутствует, а она первая принимает на себя удар.

    Выехал из ворот и добавил газу – двигатель бодро заурчал и толкнул машину вперед.

    – Это плохо?

    – Не знаю… Смотря что они захотят с этой информацией делать. – Я притормозил разогнавшийся джип. Впереди, на перекрестке, перегородив дорогу, стояли полицейский «форд» и знакомый синий «Логан». – Может, сейчас что-нибудь и проясню.

    «Фокус» моргнул красно-синей «люстрой», сдал назад, освобождая проезд, но я остановился напротив него и открыл дверцу, собираясь выйти, но не успел.

    – Здравствуйте! – Подбежавший ко мне молоденький лейтенант просто светился от счастья. – Хоть Петрович и предупреждал меня, чтобы не лез к вам, но не могу я так! Спасибо!

    – Э… – Я слегка опешил от его неподдельной радости. – Пожалуйста, конечно, хотя и не знаю за что…

    – Жена у меня забеременела! Три года по врачам ходили, и все без толку! А тут!.. – Он что-то еще хотел добавить, но его оттер от машины Петрович.

    – Васек. Поблагодарил, и хватит человеку надоедать. Представь, каждый захочет так сделать… С ума сойти можно будет. И вообще, у тебя в машине оружие – оставил без присмотра, да еще с чужим человеком.

    – Какой же вы мне чужой, Петрович? – обиженно пробормотал гаишник. – Вы же с моим батей…

    – Погодь… Лейтенант, у тебя какой приказ? – Я все-таки вышел из машины, отметив краем глаза показавшийся из окна энтэвэшного микроавтобуса объектив камеры.

    – Так это… – Лейтенант Василий растерянно глядел на меня. – Капитан сказал фэсам помогать, пресекать попытки телевизионщиков и зевак проехать к вашему дому…

    – Ага… – Я обошел свою машину и подошел к «рено» – Ольга делала вид, что погружена в переписку на смартфоне. Ну-ну… – Ольга, – постучал пальцем в закрытое стекло двери. – Можно вас на минутку?

    – Слушаю вас, Владимир, – приоткрыла она окно на треть и даже не подняла на меня глаз. Боится?

    – Не хотите прояснить ситуацию? Что вообще происходит?

    – Мне запрещено с вами контактировать, – развернула смартфон ко мне лицевой стороной. Я чуть наклонился и прочитал: «Из столицы прибыл спецназ. Нас, местных, всех кинули в оцепление. Больше никакой информации нет. Постарайся никого не убить – проще будет договориться на твоих условиях. Грач».

    Назад к карточке книги "Первый маг России"

    itexts.net

    Автор: Холод Влад - 1 книг.Главная страница.

    КОММЕНТАРИИ 309

    Осторожно! Либерализм!Андрей Франц

    книга годная, читать можно

    alex   13-11-2018 в 06:44   #309 Жизнь на двоих Ракета

    Очень хорошая добрая история. Даже не зацикливаешься что написано про женщин. Мне понравилось.

    Надежда   12-11-2018 в 02:50   #308 Русский стиль рукопашного боя (стиль Кадочникова)Александр Иванович Ретюнских

    Хорошая книга. Коротко,ёмко,интересно.

    igor yakovlev   11-11-2018 в 15:52   #307 Айдол-ян. Часть 1.Андрей Геннадьевич Кощиенко

    https://litvek.com/br/376272--книга 1-я --https://litvek.com/br/370874--книга 2-я--https://litvek.com/br/394681---книга 3-я --https://litvek.com/br/413179--книга 4-я читай на здоровье

    Александр   09-11-2018 в 22:15   #306 Перевертыш. Часть 1.Владимир Александрович Гаркавый

    Если, нечего больше почитать, то можно и это. Временами забавно, временами муть, изложение тяжеловатое.

    Оценил книгу на 5hgv   08-11-2018 в 22:38   #305 Айдол-ян. Часть 1.Андрей Геннадьевич Кощиенко

    Где можно найти продолжение произведения? Знаю, что автор уже дописал, а найти так нигде и не смогла(

    Хава   08-11-2018 в 01:40   #304 Звездный скиталец (СИ) Astrollet

    Я даже скажу больше... Автор печатается на целюлозе и на либсе.... И не поверите, ЭТО читают!....Еще и проды просят. Вот где жесть

    alex   06-11-2018 в 15:03   #303 Возвращение (черновик) (СИ)Андрей Андреевич Красников

    Вааааааа! Фантастика! Давненько не находил такого интересного!

    Обжорик   04-11-2018 в 22:18   #302 РабНидейла Нэльте

    Шикарная книга, необычный сюжет, не бойтесь начинать чтение.....затянет.

    Оценил книгу на 10ezhevika   04-11-2018 в 19:06   #301 Дом среди звезд (СИ)Сергей Горбоносezhevika   04-11-2018 в 19:05   #300

    ВСЕ КОММЕНТАРИИ

    litvek.com

    Читать онлайн книгу Первый маг России

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 14 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

    Назад к карточке книги

    Я вскочил, одновременно активировал «огненный щит», прижался к стене, отрастил на правой руке «огненные когти», в левой зажег плазменный шар фаербола. И почувствовал чужое удивление, граничащее с недоверием.

    А в комнате никого не было – трудно спрятаться в помещении три на три метра. Я переключился на магическое зрение и вздрогнул – во весь потолок полыхала расплывшаяся кроваво-красная аура какого-то существа, имеющего явно энергетическую структуру. Что же это за тварь? Лихорадочно стал перелистывать в памяти страницы «Бестиария Анорха», но ничего похожего не нашел. Итого, у меня в комнате существо, причем пользующееся магией – аура пронизана энергоканалами силы. Разумное – присутствуют вполне человеческие эмоции.

    – Интересно… – произнес я вслух. – Что будет, если я сейчас долбану огнем по потолку? Так-то энергетические структуры очень уязвимы к высокой температуре…

    С потолка упала тень, и на полу из белой дымки материализовалась человеческая фигура.

    – Не нужно. – Затянутый с головой в облегающую серую кожу человек примиряющее поднял перед собой ладони. Серая кожаная маска с прорезью для глаз стекла с лысой головы вниз и открыла лицо. Обычное, ничем не примечательное лицо мужчины лет тридцати пяти… – Я в гости забежал. Познакомиться. Неофициально.

    – Через дверь никак?

    Аура слегка видоизменилась, ее человеческая составляющая оказалась аномально искорежена, невообразимо переплетена с магической. И что самое интересное, одежда была, как ни странно это звучит, живая и имела собственную энергетику.

    – Я же говорю, неофициально. Никто не должен знать, что я у тебя был. – Он подошел и протянул руку. – Стас.

    – Стас??? – удивился я. – Судя по твоему виду, тебя должны звать Кал-Эл!

    Я стряхнул с руки «когти» и пожал небольшую сухую ладонь.

    – Это еще кто?

    – Так зовут супермена. Он тоже ходит в таком виде – в обтягивающей одежде… Только трусов поверх не хватает, – чуть жестковато ответил я.

    – А… Биокостюм – это рабочая форма. – Он улыбнулся, и его костюм подернулся дымкой, трансформировался в темно-серый камуфляж. – Но вообще может выглядеть как угодно.

    – И кто же ты такой, Стас?

    – Есть предположения? – Мужчина ухмыльнулся и сел на кровать, застеленную армейским синим одеялом.

    – Ну, если учесть, что ты можешь переходить в энергетическую форму и обратно, то, судя по фольклору, ты вампир. Но вампиров не бывает, – уже неуверенно сказал я.

    – Ты знаешь, еще сегодня утром я думал, что колдунов не бывает… Но, если учесть, что у тебя в руке огненный шар… Ты есть…

    – Да… – Я задумчиво растворил плазму в пространстве. – Значит, мы оба ошибались.

    – Представлюсь еще раз. Стас, личный вампир президента. – Он вновь ухмыльнулся, но как-то невесело. – Единственный и неповторимый. Жутко секретный. С двумя нулями и цифрой один.

    – С лицензией на убийство?

    – Ага, с кучей лицензий. А ты…

    – А я маг. Единственный. Владимир. Свой собственный. В данный момент на добровольной основе помогаю ФСБ решить проблемы с какой-то бякой, – в свою очередь представился я. – Ты лучше расскажи, откуда ты такой взялся, а?

    – Долгий разговор. Потом как-нибудь. Раз уж мы с тобой такие уникальные, то наверняка подружимся. И ты мне расскажешь, откуда такой взялся… что даже мой единственный босс не в курсе.

    – Ну что же, забегай тогда, Стас. Потом как-нибудь. – Я с трудом удержал эмоции в узде – ну очень хотелось знать, откуда он такой взялся. Ведь в «Бестиарии», включавшем в себя всех существ тридцати миров, не было ничего, похожего на него. – Раз у тебя нет времени.

    – Время есть, но немного. – Он взглянул за окно. Лучи зашедшего солнца слегка освещали небо. – Я сегодня вернулся из «Ямы»… – В ответ на мой недоумевающий взгляд пояснил. – Это секретный объект, где живет огромная и многочисленная «бяка», с которой вам придется разобраться… Но имей в виду, что я тебе этого не говорил.

    – Слушай сюда. – Стас развалился на кровати, а я уселся на табурет. – Короче, через вентиляцию я спустился под землю, прямо за первыми гермоворотами, куда заходят поезда. И сразу охренел. Там зал – с московский вокзал. Два тепловоза и хренова туча вагонов. Но это фигня. Че я, вагонов не видел… А вот кто там ходит… Поверь, Вова, я такого ужастика представить не мог. Там, блин, как муравейник. Сотни таких существ, что Стивен Кинг обделался бы. Самые распространенные – охрана. Жуткие твари по три метра в холке, кости наружу. Четыре ноги, костяная башка с бивнями. На динозавра смахивает. Вроде ничего страшного, издалека… Но когда я спустился… Мне жутко захотелось позвать маму и поплакать ей в подол. Я не смогу тебе объяснить, скоро увидишь сам. Одну из тварей завалил, потеряв оба клинка. Они у меня костяные… Чудом перебил нервы на шее. Потом осколками перепиливал шею этой твари – там в одном месте складка незащищенная – чтобы добраться до артерии. А она смотрела на меня человеческими глазами из-под костяных надбровий… и плакала. Брр… – Он передернулся. – Потом вскрывал брюхо. Хорошо, арматурину нашел. За пару часов раздробил и выломал несколько ребер, засунул руки по плечи в дыру и стал вытаскивать потроха. Не то что бы мне это нравилось… Но мне нужно было понять, что это за тварь с человеческими зелеными глазами и пушистыми ресницами. Короче, ливер полностью человеческий. Почки, печень, желудок. А в желудке нашел полупереваренные человеческие пальцы. С маникюром. – Стас прерывисто вздохнул. – А когда я вытащил сердце, то вообще охренел. В костяной капсуле находилось три человеческих сердца, соединенных последовательно. Не сшиты, а срощены. И легкие – шесть штук подряд.

    – Есть такая магическая ветвь – химерология. – Я лихорадочно поднимал из памяти данные. – Я с ней вообще не знаком. Специализация – голем плоти. Позволяет сращивать различные живые биоматериалы. Грубо – это как приживить третью руку… Или еще две ноги, хоть от медведя… Без отторжений. Пластика плоти – изменение костной структуры.

    – А чего ты сразу в магию полез? – Стас сел на кровать и уставился на меня черными зрачками, в которых я иногда ловил красные отблески. – Может, это генетика?

    – Может, – нехотя признал я. – Не могу представить, откуда на Земле взялся химеролог. Но для генетики не нужны тысячи людей.

    – Какие тысячи? – вампир подался вперед. – Откуда?

    – Да мне тут один генерал ФСБ инфы подкинул, что в год только по России пропадает около ста тысяч человек и их никто никогда не находит. А на объект этот людей вагонами возили.

    – Правда, что ли? И никто не пошевелился? – недоверчиво прищурился Стас.

    – За что купил, за то продал. Ты лучше у шефа своего поинтересуйся. Наверняка в курсе, – хмыкнул я. – Или, думаешь, царь знает?

    – Вова, ты полагаешь, что президенту все докладывают? – Он покачал головой. – Знаешь, сколько группировок вокруг него трется? Он и сам не знал, пока я не появился. За последние несколько лет я столько компромата нарыл… Некоторых в расход пустил, а остальные сейчас по ночам от страха трясутся… Воруют, лгут… но, главное, не вредят. Как раньше. Так что, может, и не знает.

    – Возможно, – не стал спорить, остался при своем мнении.

    – Дальше. Второй тип – человекообразные. Два вида, совсем как люди. Хотя, может, и правда люди. Ходят с оружием, одеты. Разнообразно. Вроде как офицеры или сержанты. Вторые – точно мутанты. Огромные, быстрые, страшные. Глаза на пол-лица, броня костяная. И третий тип – рабочие. Все разные. Жуткие твари. Такое ощущение, что их слепили… несуразные, огромные, с многочисленными руками, лапами, щупальцами. Что-то носят, таскают волокут…

    – Ты далеко прошел? – перебил я.

    – Нет. При трансформации в туман очень много энергии тратится на передвижение… и я медленно двигаюсь. А в своем теле не пройти. Их там очень много. Со своим оружием я не боец, а разведчик-диверсант. По-тихому зарезать кого-то и смыться, это я могу. – Стас виновато развел руками и тут же насторожился. – Так, я сваливаю! – мягко прыгнул к двери, приоткрыл. Из коридора в комнату влетела летучая мышь, врезалась ему в лицо и растеклась маской по всей голове.

    – Давай, Колдун, пока. Увидимся еще. Я чего приходил – не знаю, поставят тебя в известность или пошлют без моей информации. Так точно в курсе будешь, – он подпрыгнул и разлетелся белым облаком, втягиваясь в вентиляционную отдушину.

    Окунев без стука зашел ко мне в комнату, принес с собой легкий запах спиртного и сигарет.

    – Скучаешь? – вытер губы рукой и мельком взглянул на запястье.

    – Да не особо… – Мой взгляд вильнул на воздуховод вентиляции.

    Он вслед за мной посмотрел туда же, ощутимо напружинился. Но ничего опасного не заметил и расслабился.

    – Там у Сереги днюха… Ну, у Утеса. Может, присоединишься?

    – Не помешаю?

    – Чем?

    – У вас своя компания. Я вроде как чужой. – Улыбнулся.

    – Так, может, уже пора становиться своим? – Он вернул мне улыбку. – Ты же сам наособицу… Все время в стороне.

    – Я просто не навязываюсь, – пожал плечами.

    – Ну и мы не навязываемся, – насмешливо посмотрел он мне в лицо. – Ты же суперпупермаг, а мы обычные солдаты…

    – Понял. Сейчас приду. – Без подарка нехорошо, что бы такое сделать…

    – Ждем. – Максим развернулся и вышел, прикрыв за собой дверь.

    Сергей Утесов… Здоровый, почти два метра ростом, спецназовец… Спокойный, я бы даже сказал, флегматичный. Широкое рязанское лицо, на губах постоянная полуулыбка. Что же тебе подарить, Серега? Я прошелся по комнате, три шага туда, три оттуда. Ты воин, Утес. Значит, и подарок тебе нужен соответствующий.

    Вытащил из кармана десятирублевую монету, «водяным лезвием» срезал рисунки с обеих сторон, прожег небольшое отверстие. Оглянулся, нашарил взглядом солдатское одеяло – память не подвела – с уголка свисала нить – аккуратно выдернул. Продел сквозь получившийся медальон… Теперь руны. Первая, как всегда, – неразрушимости. Вторая – руна регенерации. Намучился, пока получилась, как надо. Первый раз рисовал. Напитал энергией, настолько, сколько смогли принять в себя кусок металла и нить. Так, теперь самое главное. Думаю, что сейчас получится – энергоканал у меня уже раскачан неслабо. Заклинание четвертого круга. Десять секунд абсолютной защиты с возможностью и автоматической, и голосовой активации. Казалось бы, какая малость… Но в условиях битвы, когда счет идет на доли секунды, это огромная цифра.

    Я сел прямо на пол, положил перед собой медальон, закрыл глаза и начал читать заклинание, одновременно потянув через себя энергию. С каждым словом древнейшего языка мана протекала через мозг со все большей силой, формируя в монете сложную энергетическую структуру. На последних словах канал растянуло так, что мне стало казаться, что мой бедный мозг не выдержит. Выдержал, но отключился. И хорошо, что после того, как я закончил…

    Когда зашел в общий кубрик, где роль стола выполняла кровать с лежащим на ней куском фанеры, на которой находилась нехитрая снедь, разговоры смолкли, двенадцать пар глаз уставились мне в лицо.

    – Колдун, ты живой? – Окунь автоматически шарил правой рукой по кровати, пытаясь нащупать отсутствующий автомат.

    – Живой, – хрипло ответил я, в глазах слегка плыло изображение. – Что, плохо выгляжу?

    – Как бы да. – Командир слегка расслабился. – Если бы ты лежал и не двигался, я бы у тебя даже пульс проверять не стал. В покойники записал бы без сомнений.

    – Ну, спасибо… – Я плюхнулся на свободный табурет. – Сейчас отойду. Перенапрягся слегка с колдунством. Наливай.

    – Так налито уже… – Сидящий рядом Утес подвинул ко мне эмалированную зеленую кружку и бутерброд с вареной колбасой. – Тебя только ждем.

    Я дрожащей рукой схватил кружку, влил в себя жидкость без вкуса и запаха, закусил. Подождал две секунды до взрыва энергии в пустом желудке и открыл глаза.

    – Ну, будем считать это штрафной, – вытер вспотевший лоб и подвинул кружку к бутылке водки.

    Понятливый Утес мгновенно наполнил пустую тару и вопросительно посмотрел на меня.

    – Сергей, поздравляю тебя с днем рождения, расти большой. – И тут же поправился, вызвав смех группы: – Нет, не расти, но будь здоров. Это тебе подарок, – встал, зашел ему за спину. Достал из нагрудного кармана «комка» артефакт, надел на могучую шею, активировал. – Утес, скажи слово «манка».

    – Манка, – прогудел двухметровый верзила, разглядывая выжженные руны. Вот и все, готово. Я завязал еще один узел, чтобы медальон невозможно было снять. – А зачем?

    – Теперь, если ты скажешь это слово вслух, можешь смело прыгнуть с девятиэтажки. Или пробежать по минному полю. Главное – не забудь, что твоя неуязвимость действует всего десять секунд. – Про регенерацию и автоматическую активацию защиты говорить не стал. Дабы не расслаблялся. – Время перезарядки – одни сутки.

    – Думаю, не стоит никому говорить об этом, – мгновенно сориентировался Окунь.

    – Это точно. Заберут, как пить дать. – Утесов под восторженно-завистливые взгляды сослуживцев спрятал артефакт под тельняшку. – Спасибо, Колдун, – протянул свою огромную лапу, которую я пожал.

    – Ну, твое здоровье! – тринадцать кружек глухо брякнули над кроватью.

    Я неторопливо закусывал тем, чем были богаты спецназовцы – в основном консервы из сухпая, но имелись и овощи, свежий хлеб, сало, колбаса.

    – Мужики, а какой сейчас ручной пулемет самый мощный? – намазал на хлеб сосисочный фарш.

    – «Печенег». – Окунев вытер руки о полотенце.

    – Нет, командир, ты не прав. – Утес отложил надкушенный помидор. – Я два года назад был на стрельбище, новый пулемет испытывал. 6П62, его еще кто-то из разработчиков «Перфоратором» обозвал. Долбит, как ДШК и НСВТ – кирпичные стены насквозь шьет.

    – А, точно! Там патрон 12.7 на 108. – Окунь подтверждающе кивнул. – Тяжелый только, и магазин маленький, на четырнадцать патронов.

    – Ну, ваши АШ-12 тоже не слишком большой емкости, – заметил я.

    – Ну не сравнивай – двадцать патронов и четырнадцать.

    – По мне так разница небольшая, – пожал плечами и сунул бутерброд в рот целиком.

    – Тридцать процентов. Это на треть больше, – веско сказал Сокол.

    – Ты не путай: там патроны разные. У АШ-12 гильза вдвое короче и пуля как у пистолета, только здоровая. А «Перфоратор» питается нормальными патронами от «Утеса», в смысле, от НСВ. АШ-12 заточен на останавливающее действие, а пуля «Перфоратора» человека пополам рвет!

    – Погоди, там у них экспериментальная версия была с ленточным питанием. Гибкий рукав боепитания и в рюкзаке ящик с патронами, штук на триста. – Утесов упрямо набычился. – Я сам стрелял! Мне понравился.

    – Ну еще бы. – Худой горько вздохнул, обтирая яблоко о колено. – Был бы у меня вес, как у тебя, я бы с ним не расставался. А так…

    – А чего так? С бафами вполне потянете, – напомнил я.

    – Точно! – Худой положил огрызок на стол. – Хочу!

    – Нам и так столько всего тащить, – отрицательно покачал головой командир. – Еду, воду, боеприпасы. Я тут думал, вообще вместо «ашки» «калаши» взять.

    – Груз у нас будет кому тащить. Но не больше тонны. – Под удивленные взгляды я рассказал группе о своем техномагическом «пауке».

    – Ну не знаю… – Окунь все еще сомневался. – По-моему, его мощь в данных условиях избыточна.

    – Полковник Окунев, – жестко произнес я, выпрямившись на табуретке. – Прошу вас известить командование о том, что я требую оснастить всю нашу группу этим пулеметом с ленточным боепитанием. Если будут вопросы, пусть свяжутся со мной.

    – Хорошо. – Я удостоился подозрительного взгляда командира. – Мужики, вам пятнадцать минут, и отбой. Пойдем, Колдун, пообщаемся.

    Я молча поднялся и пошел в сторону своей каморки, но через несколько шагов обернулся.

    – Утес, спасибо за приглашение и стол. Будь здоров.

    – Не за что, – хмуро кивнул он. Ну вот, опять что-то не то сказал…

    В моей комнате Максим посмотрел мне в глаза и спросил:

    – Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

    – Да. – Я утвердительно кивнул. – Если тебя не известят о нашем противнике завтра, я все расскажу.

    Окунь завел руки за спину, качнулся с носков на каблуки, отвел от меня тяжелый взгляд.

    – Ты меня пугаешь, Колдун. Знай, – он смотрел в темное окно, – я выслушаю все твои предложения, какими бы они ни были невероятными, но… Обосновывай их. Нам с тобой идти вместе. Я хочу, очень хочу, чтобы мы все вернулись живыми. И сделаю все для того, чтобы так и произошло. Думаю, «Перфораторы» у нас будут.

    – Я рад, что пойду с тобой, Макс, – протянул ему руку. – В любом случае завтра ты все узнаешь.

    Утро началось с крика Окуня.

    – Группа, подъем! Пятнадцать минут на приведение себя в порядок! Сбор в комнате инструктажа.

    Я неторопливо поднялся, надел штаны, вытащил из рюкзака мыльно-рыльные и двинулся в общий туалет. Спокойно занял место у свободного умывальника – казарма была рассчитана на гораздо большее количество военнослужащих. Почистил зубы, привычно смахнул заклинанием щетину под завистливый взгляд Казбека, который уже пару минут скоблил рядом свой иссиня-черный подбородок. Не буду я тебя брить, не цирюльник, чай.

    Вернулся в комнату, оделся, вместе с группой зашел в кабинет и уселся в переднем ряду, с краю. Рядом сел Окунев, посмотрел на меня:

    – Генерал Муромцев прилетел. Рано. Не в курсе зачем?

    – Нет. – Положил ногу на ногу, задумчиво разглядывая стоящий передо мной стол, застеленный зеленой скатертью. – Но уверен, что неспроста.

    Гул негромких голосов смолк – в кабинет зашел Василий Петрович. В камуфляже, с тоненькой красной папкой в руках.

    – Сидите, сидите, – взмахом руки остановил поднимающихся спецназовцев. – Времени нет.

    Сел за стол, оглядел кабинет, задержался взглядом на мне и открыл папку.

    – Итак, товарищи офицеры… Через час вылетаем в Москву. Ваша задача – захват отдельно стоящего здания. Все, кто находится в здании, должны быть обездвижены и в живом виде переданы группе эвакуации. Потому сейчас получаете экипировку и травматическое оружие. Боевое брать запрещаю.

    – Кто противник? – спросил кто-то из-за спины.

    – Пока будем считать, что это военизированное бандформирование, – с заминкой произнес Муромцев. – Группа, на выход. Окунев, Колдун, задержитесь.

    Он дождался, пока мы останемся одни, повернулся к окну и, не глядя на нас, начал говорить:

    – Мы вышли на московскую банду похитителей людей, сегодня ночью задержали одного из них. У задержанного было изъято удостоверение военнослужащего Министерства обороны. – Он развернулся, достал из папки корочки и передал Окуню.

    – Главное военно-медицинское управление Минобороны России, – вслух прочел командир. – Двадцать второй департамент.

    – Удостоверение настоящее, но такой департамент не существует. О данном человеке в МО нет никакой информации, как и у нас, и в МВД. – Василий Петрович забрал удостоверение. – Данный сотрудник, как он пояснил, является заместителем начальника отдела биологической защиты по Москве. Занимается организацией изъятия граждан, зараженных вирусом со сложным названием.

    – Чушь какая, – выплюнул фразу Окунь.

    – Чушь, – согласился генерал. – Но он в это свято верит.

    – Итак, ваша главная задача взять живыми всех, кто находится в здании, принадлежащем МО. Окунев, вот данные по противнику и оставь нас. – Муромцев вытащил несколько листов бумаги и передал ему. – Теперь с тобой, сынок… Сколько человек ты можешь парализовать?

    – Сколько угодно. Главное, чтобы находились не более чем в десяти метрах от меня и в прямой видимости. Заклинание несложное, затраты энергии минимальны.

    – Хорошо. Твоя задача – защита группы от огнестрельного оружия и парализация всех, от последней полотерки до руководителя данной структуры. Нам нужно выйти наверх по цепочке и понять, кто за этим стоит – Министерство обороны либо маскирующаяся под него организация.

    Глава 9ФИЛИАЛ АДА

    Ну вот, теперь я неотличим от остальной группы. На мне черная форма, бронежилет с надписью «ФСБ», берцы, шлем, балаклава, наколенники и налокотники. Как они в этом передвигаются? Бафнулся и сразу почувствовал себя лучше – бронежилет потерял вес, руку перестал оттягивать вниз лежащий на предплечье КС-23…

    – На, возьми. – Окунь сунул мне в ладонь удостоверение, улыбнулся глазами сквозь прорезь маски. – Теперь ты настоящий фээсбэшник!

    – Нужно больно, – фыркнул я и небрежно сунул удостоверение сотрудника ФСБ России в карман. Так и норовят седло надеть…

    – Василий Петрович приказал отдать тебе. Нужно же тебя залегендировать. – Он обернулся и крикнул: – Утес, ко мне!

    – Да, командир? – вопросительно прогудел подошедший спецназовец, с верхотуры своего роста глядя на нас.

    – Колдун, двигаешься за ним. Он приседает – поверх его головы кидаешься заклинаниями. – Окунь перевел взгляд на Сергея. – Ты! Защищаешь Колдуна, как свою мамочку, понял?

    – Да. – Утес оглядел меня с ног до головы. С мамой сравнивал, что ли?

    – Сокол! – подозвал другого спецназовца.

    – Я! – Тот подошел быстрым шагом, поправляя подбородочный ремень «сферы».

    – Между тобой и Утесом всегда, я повторяю, всегда должен быть Колдун. Задача – охрана Колдуна.

    – Принял. – Сокол вздохнул и, как Утес, осмотрел меня.

    Воздух наполнился шумом винтов, из-за ближайшего здания появился и завис над нами МИ-26. Опустился, чуть коснулся колесами асфальтовой площадки, и спецназ цепью стал втягиваться в его чрево.

    – Пошли, – крикнул Утес и запрыгнул внутрь, я последовал за ним…

    Летать на вертолете мне не понравилось – грохот двигателя, шум винтов и постоянная вибрация. Казалось, винтокрылый хочет развалиться прямо в полете. Я с облегчением увидел, как открылась дверь десантного отсека.

    Группа, соблюдая очередность, бегом покинула грохочущий контейнер и тут же стала грузиться в лихо подкативший тонированный «Форд Транзит» белого цвета, табличка на лобовом стекле которого уверяла, что это маршрутное такси… Окунь, сверяясь с листком бумаги, начал инструктаж группы.

    Ко мне это не относилось, моя задача оставалась прежней, следовать за Утесом…

    Еще десять минут езды по самой окраине Москвы, и мы наконец-то на месте, в ста метрах от нужного нам здания, за бетонной стеной на территории какой-то транспортной компании, если можно верить вывеске…

    – Не свети лицо. – Окунев опустил пластиковое, слегка затемненное забрало на моем шлеме и первым покинул салон микроавтобуса.

    Выйдя из автобуса, я направился к забору, где кучковалась наша группа. Через пять минут подошел командир, повторил мне и моей двойке вводную:

    – Итак, Колдун идет первым. Смотри, на тебе зачистка охраны на входе. Три человека, огнестрельное оружие – АПС. У того, кто сидит за стеклом, имеется дробовик. Справишься?

    – Как два пальца. Лишь бы камеры не работали, – сплюнул я на землю, оттянув балаклаву.

    – Камеры будут отключены, вся связь гакнется, отдел РЭБ свою работу знает. Деревянная дверь с электронным замком открывается дежурным изнутри. Для тебя это не препятствие, я так понимаю. Как вырубишь охрану, скажешь по рации: «Готово». Ждешь нас. Мы будем через пятнадцать секунд.

    – Понял. Когда идти? И куда?

    – Прямо за этим забором… – начал говорить он, и я тут же пробил кулаком отверстие в бетонной плите. – Кхм… расскажешь потом, почему Хромой руку сломал, а ты нет…

    – Заклинание другое. – Я принялся сквозь дыру обозревать окрестности… Открытые настежь ворота на территорию, где уже стояло больше двух десятков легковых автомобилей, большие желтые двустворчатые двери под козырьком из красного профиля в торце двухэтажного здания. – Не нравится мне этот домик…

    – Чего так? – Окунь кинул на меня обеспокоенный взгляд. – Ты давай говори, чего не так.

    – Не знаю… – протянул, пытаясь разобраться в своих ощущениях. – Чем-то нехорошим от него пахнет. Давление какое-то оттуда чувствую. Ментальное.

    Тут я вспомнил слова вампира Стаса и помрачнел. С полминуты пытался отогнать от себя мысль, что там могут находиться монстры… Но не смог. Вроде как мысль дурацкая, но… нужно всегда доверять своим предчувствиям, особенно если они нехорошие.

    – Окунь, к этой дуре, – я подкинул на локте КС-23, – есть боевые патроны?

    – Есть, – кивнул он, сощурив глаза, – а надо?

    – Хрен его знает… – честно ответил я и вновь перевел взгляд на двухэтажный дом. – Но ощущение, что могут пригодиться, присутствует.

    – Возьмем тогда. – Окунев отвернулся и вполголоса отдал приказ, потом вновь обернулся к нам и продолжил инструктаж.

    Я вежливо прослушал начало, потом отошел метров на пять, присел на маленький деревянный ящик у стены и принялся колдовать. Баф усиления на группу. «Стальную кожу» и «щит отражения» на себя. Не то чтобы я беспокоился за себя сильнее, чем за других – просто за последний месяц привык перестраховываться. И у меня имелись для этого основания.

    – Группа захвата – готовность минута, – прошелестел сухой голос в наушнике рации. – Колдун, сорок пять секунд.

    Я, прикрытый со всех сторон своей группой, накинул на себя «отвод глаз», мгновенно разрядил помпу, налету поймал все три патрона. Сжал в кулаке, почувствовал пластиковую пулю внутри каждого патрона и мысленно наложил на них руны холода. Да, это совсем не то, что вырезать вручную, меняя саму структуру материала… Но хоть что-то.

    Подпрыгнул, ухватился рукой за край забора и закинул свое тело наверх.

    – Колдун, пошел!

    И я пошел. А точнее, побежал, не торопясь, трехметровыми прыжками. Сто метров покрыл секунд за шесть, ну, может, семь. Вряд ли больше.

    Я у деревянных дверей. Ментальное давление – не заклинание, а словно ученик-первокурсник пытается мысленно заставить двигаться предмет, сила есть, а концентрации нет – прет во все стороны. Но… мощность такова, что мне стало страшно. Адреналин пошел в кровь, а это плохо. Очень. Слегка потряхивало руки, голова под шлемом потела. Отсчет пошел!

    Одна секунда. Волевым усилием притормозил разогнавшееся сердце, успокоился. Посмотрел на деревянную желтую дверь, поднял руку. Из указательного пальца, пробив черную кожу перчатки, появился «огненный коготь». Универсальное средство для вскрытия любых дверей и последнее средство защиты своего тела. Темно-огненное лезвие с шипением погрузилось в щель между дверей, разрезая стальной запор внутри и заставляя дерево снаружи дымить и обугливаться.

    Секунда. Потянул бронзовую ручку на себя, преодолевая сопротивление доводчика, открыл створку и бросил свое тело внутрь. Небольшой холл, отделенный от меня вертушкой, слева будка с окном во всю стену. А за стеклом – расширенные глаза, смотрящие прямо на меня. Как так? Он не должен меня видеть! Кинул «паралич»… И понял, что мое ментальное заклинание разрушается в момент создания. Мысль была одна – это невозможно! Огненный шар фаербола, созданный растерянным подсознанием, сорвался с ладони без моего разрешения.

    Секунда. Плазма прожгла толстое бронестекло и вошла в грудь мужчины, одетого в стандартный армейский камуфляж. Один! В правое ухо загрохотали выстрелы, сбивая концентрацию и заставляя энергоканал судорожно дрожать в такт попадания пуль. «Стальная кожа» выдержит! Но почему не работает «щит»? Я обернулся… Почти уперев ствол огромного пистолета мне в лицо, еще один мужчина ритмично нажимал на спуск. Теперь понятно – «щит отражения» работает в тридцати сантиметрах от тела.

    Секунда. Развернулся, присел и автоматически выпустил «когти». Лицо человека мгновенно побледнело, кровь из груди, развороченной боевым контактным заклинанием, вылилась почти мгновенно – четыре двадцатисантиметровых лезвия из дымчатого огня, шипя, прошли от правой подмышки до левой, едва не задев позвоночник. Рефлекторно отпрыгнул от льющейся прямо на берцы крови. Не успел… Воздух наполнился нестерпимой вонью – невообразимой смесью запахов крови, внутренних органов и дерьма.

    Секунда. В уши ударил вой сирены. Динамик был закреплен прямо у меня над головой, к нему, разрушая алюминиевый корпус, устремился небольшой шар плазмы. Полсекунды тишины – и стальная дробь одновременно со звуковой волной разлетелась в стороны от меня. Из-за стекла, украшенного изнутри кровавыми брызгами взорвавшегося тела, просунув в прожженную дыру ствол дробовика, в меня стрелял последний из оставшихся охранников.

    Секунда. Ментальное давление нарастало скачкообразно, принося с собой невербальный приказ – убить! Закрылся «щитом духа», отсекая свой мозг от внешних воздействий, кинул поверх торчащего ствола «малую тройку» – мне нужна информация. «Ослепление», «рассеянность» и «слабость» – они не принесли результата, прошли сквозь человека, словно передо мной неживой объект. Сырая, давящая ментальная сила защищала противника от моих заклинаний, основанных на той же энергии.

    Секунда. В моей руке возник сгусток плазмы и с тихим шорохом полетел в цель. Не попал! Я лихорадочно, одну за одной, посылал «огненные стрелы» в мечущуюся за стеклом тень… И опять не попал! Это невозможно! У них скорость на порядок выше, чем у фаербола! Мгновенно нашел в памяти подходящее заклинание – пусть медленное, но зато почти стопроцентное – вокруг головы человека (а человека ли? Отогнал от себя эту мысль.) образовалась зеленая «сфера яда», облако закрыло его лицо, но он успел выстрелить в меня еще два раза, прежде чем упал на пол.

    – Ошалел, Колдун! – влетевший первым в предбанник Окунь поскользнулся в крови, с трудом сохранил равновесие и поморщился от головной боли, разрывающей мозг. – Ну ты тут и насвинячил! – обвел взглядом помещение, заглянул через окно в дежурку. – Пипец…

    Через турникет быстро прошла группа и заняла позиции. Я наложил на всех групповой «щит духа», отметил, как разгладились сморщенные от боли лица Утеса и Сокола, занявших свои места рядом со мной.

    – Уф… – облегченно вздохнул Окунев, расправив плечи. – Че тут за хрень творится?

    – Мои ментальные заклинания не действуют, только летальные, – проинформировал его и прислонился к стене. Все-таки неожиданная магическая драка психологически меня вымотала. – Ни «паралич», ни «ослепление»…

    – Почему? – Окунь старательно отходил от ползущих к нему по полу ручейков крови.

    – А вот это мне и надо выяснить… – увидел, как в дверь заглядывает боец из группы эвакуации и тут же отшатывается назад. – Зачистку производите сами. Я вам все равно теперь не помощник.

    Слегка отпустил «щит духа» – тошнотворная волна шла снизу.

    – Я в подвал, – закрыл глаза, произнес заклинание и тягуче сплюнул на пол. Сгусток слюны очень медленно спланировал вниз, на глазах увеличиваясь в размерах и наливаясь оранжевыми сполохами огня. «Плевок дьявола» коснулся бетонного пола, расплылся метровой полыхающей лужей… и исчез вместе с перекрытиями, оставив ровное круглое отверстие, в которое тоненькой струйкой начала стекать густеющая кровь.

    – За ним! – выплюнул командир, разрываясь между приказом и желанием мне помочь. – Утес, Сокол! Приказ тот же!

    Собрался прыгнуть вниз – Окунь удержал меня в последний миг. Недоуменно посмотрел на него. Он молча достал из разгрузки знакомую мне пластиковую пупырчатую гранату «Заря». Выдернул кольцо и бросил вниз. Дождались хлопка.

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Первый маг России

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 10 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

    Назад к карточке книги

    – Пашка, здорово! – улыбаясь, вскочил с кресла Петр Васильевич. – Сколько лет прошло, а?

    – Петька, привет! – слегка заторможенно произнес мой друг. Они с мэром виделись пару раз, но тот почему-то запомнил его имя.

    – Давай садись, дружище… – Хозяин кабинета усадил его в кресло, достал из шкафа бутылку дорогого коньяка и пару рюмок. – Что ж ты так давно не заглядывал, а?

    – Да все дела, некогда, кручусь… – с неестественной улыбкой произнес Паша. – И сейчас тоже по делу забежал. Ты уж извини.

    – Все у тебя дела… – Мэр огорченно покачал головой. – Ну давай, за встречу! – налил в две пузатые рюмки коньяк. Они чокнулись, выпили, хозяин кабинета развалился в своем кресле и с благодушной улыбкой спросил: – Ну, рассказывай свои беды. Помогу, чем смогу.

    – Да вот, Петь, скульптуру в парке разместил, а ты ее под снос определил.

    – Что-то такое было… Приносили на подпись. Я, честно говоря, не вникал толком. – Он улыбнулся, спросил: – Так что же, ты хочешь, чтобы она осталась там?

    – Ну да, за этим и пришел, – подтвердил Паша.

    – Да вообще не проблема! – отмахнулся мэр. – Если у тебя деньги есть, – и захохотал. – А у тебя они есть!

    – Точно! – Друг тоже улыбнулся. – Сколько надо?

    – Ну… Туда нужно занести, сюда… Мне, опять же, за труды… Ты же не думаешь, что я просто так этим заниматься буду?

    – Да не вопрос! Любой труд должен оплачиваться!

    – Эх, как хорошо сказал, а? – восхищенно покрутил головой Петр Васильевич. – Прямо с языка снял. Давай так, тебе со скидкой, как другу, тысяч в двести встанет. Веришь, нет, кто бы другой попросил, триста потребовал бы! Так что, считай, сэкономил ты сотку!

    – Все, понял! – Паша поднялся. – Через час буду!

    Мы вышли из здания мэрии, подошли к соседнему дому, за углом которого стояла потрепанная жизнью «газель». Боковая дверь сдвинулась, Паша шагнул внутрь, я за ним. Да… Снаружи и представить себе невозможно, что находится внутри этого автохлама. Настоящий командный центр со всевозможной аппаратурой, мониторами, компьютерами…

    – Отлично, – произнесла Ольга, глядя в монитор. – Разговор зафиксировали, качество звука и картинки отличное. Теперь, Павел Анатольевич, садитесь за этот столик и пишите заявление, будем возбуждать дело.

    Через час Паша выбрался из машины и направился в мэрию, помахивая черным пакетом с мечеными купюрами. Я остался в машине, мне там делать нечего – заклинания еще висели на мэре. Опять же, можно и по телевизору все увидеть, в прямом эфире, так сказать.

    – Уже вернулся? – Петр Васильевич радостно улыбнулся «другу». – И не пустой, как я вижу.

    – Вот деньги, Петя! – Паша вытащил из пакета несколько пачек пятитысячных купюр, перетянутых резинками, и положил на стол. – Значит, все будет нормально, скульптура останется в парке?

    – Конечно, дорогой, конечно. – Руки дрогнули, видно, алчность боролась с осторожностью, но у последней совсем не было шансов – задавленная магией, она легко уступила. – Сейчас прямо позвоню, приказы отдам. – Мэр взял деньги и скинул в ящик стола.

    – Ладно, Петь, побегу, дела… – Паша выбрался из кресла и пожал ему руку.

    – Да, и у меня своих дел невпроворот. Ты давай, забегай ко мне… Если рядом будешь.

    – Нет уж, лучше ты ко мне… – Моего друга слегка передернуло.

    – Оперативная группа, входите!

    – Приняли, заходим.

    – Ты знаешь, я прямо подлецом себя чувствую… – сказал Паша, когда мы расположились в креслах служебной «газели». – Такое ощущение, что действительно друга предал и подставил.

    – Ну, он на тот момент и правда считал тебя своим близким другом. – Я ухмыльнулся. – Сейчас наверняка удивляется, с чего бы это так внезапно тебя полюбил, почти как брата. А вообще, Паша, вор должен сидеть в тюрьме, как говорил Жеглов, и не важно, как его взяли, по правилам или нет. Не переживай.

    Я уже второй час сидел под «отводом глаз» на лавочке, прямо перед зданием ФСБ. Ждал Пашу, но на крыльце появилась Ольга Ромина. Осмотрелась и направилась прямо ко мне, подошла к скамейке.

    – Вы все так же по центру сидите? – Глядела она сквозь меня.

    – Да. – Я слегка удивился, подумал и понял, что за мной наблюдают через видеокамеры… На них «отвод» не действует. – Садитесь справа.

    – Выполняю свое обещание. – Ольга поправила челку, достала из сумочки зеркальце и начала красить губы. – На вас готовится еще одно покушение. Где и как, пока информации нет.

    – Мне казалось, мы немного о другом договаривались… – раздраженно качнул ногой. Неужели меня решили кинуть?

    – Полная информация будет в течение пары, может быть, тройки дней. Вам позвонят.

    – Понятно. Скоро там Паша? – нетерпеливо посмотрел на наручные часы.

    – Уже выходит. Наш человек отвезет вас, куда вам нужно. Справа, на стоянке, серый «фиат».

    – Спасибо. – Действительно, добираться на такси не хотелось, а мой голем у Васильевки в овраге прячется…

    – До свидания, – попрощалась девушка, убрала косметику в сумочку и, цокая каблучками по брусчатке, удалилась.

    Вот так, до свидания… Значит, мы еще встретимся. Не скажу, что мне от этого радостно…

    Паша вышел через пять минут и, не оглядываясь, направился к стоянке. Я сделал то же самое.

    – Поехали ко мне, посидим? – обошел машину и сел на заднее сиденье.

    – О делах наших скорбных покалякаем?

    Выглядел приятель не очень – видно, досталось ему…

    – Ну… – хлопнул дверью. – Выпьем чуток, расслабимся. У меня заночуешь, утром отвезу тебя в город.

    – А че, давай. Хоть поем домашнего… – Он устало улыбнулся. – Задолбал хавчик ресторанный. Девчонки-то твои готовить умеют?

    Глава 4ВЗРЫВ

    – Все! – отвалился от стола Паша. – Наелся! Вика, Катя, спасибо! Все было очень вкусно!

    – Ты сомневался? – подколол я.

    – Нет, ты че? – Он бросил взгляд на прислушивающихся близняшек. – Ниче я не сомневался!

    – Ладно, живи. – Заставленный стол очистили невидимые домовые, оставили лишь коньячные бокалы и почти пустую бутылку. – Пить что будешь?

    – Начали с коньяка, коньяком и закончим. – Паша улыбнулся и вытер губы салфеткой. – Потихоньку.

    Я разлил остатки коньяка. Мы с другом по двести грамм точно уговорили. Подвинул бокал Паше, взял свой.

    – Ты не в курсе, кто сейчас вместо мэра рулить будет?

    – Завтра вроде какого-то временного должны поставить. – Он пожал плечами и пригубил терпкую жидкость. – Но там тоже пока непонятно. Сейчас из Петьки вытрясут все, что он знает, глядишь, половина мэрии пустая будет…

    – Вряд ли. – Я опустил бокал на стол, посмотрел Паше в глаза. – Сейчас возьмут всю верхушку, поставят новую, потом опять подчистят.

    – Может, и так, – кивнул Паша. – Эх, хороший коньячок… Даже лимончика не хочется.

    – Кстати… – поймал мысль за хвост, быстро обдумал. Почему нет? – Мэра выбирают или назначают?

    – Да вроде выбирают. – Друг пожал плечами и неожиданно трезво впился взглядом в мое лицо. – Так ты все-таки…

    – Нет! – твердо ответил я. – Ты!

    – Я? – Выпучив глаза, друг рванул себя за ворот рубашки. – Да ты че? Совсем, что ли? На фиг мне это надо?

    – Как – на фиг? – закинул ногу за ногу и сделал глоток из бокала. – Ты же сам кричал: «Хочу стать суперменом! Бюджетникам зарплаты повысить, пенсии старикам! Детские садики построить…» – Что там еще ты хотел?

    – Да я ж тебе… – Паша залпом допил коньяк, закашлялся. – Тебе же предлагал! – просипел и умоляюще посмотрел на меня красными глазами.

    – А я тебе предлагаю. Мне-то это точно не нужно. У меня еще нерешенных дел куча, – огорченно протянул я. – Фээсбэшники, бандиты…

    – Да кто меня выберет, а? – продолжал горячиться он, размахивая руками.

    – Ой да не переживай ты! – махнул рукой. – Деньги есть, рекламную кампанию тебе забабахаем – все конкуренты сами себе отвод сделают. Ну и я помогу, чем смогу, – подмигнул ему.

    Паша поднялся на ноги и стал нервно нарезать круги вокруг стола. Я понаблюдал пару минут и не выдержал.

    – Да сядь ты! Чего мнешься, как девственница перед брачной ночью? – чуть повысил голос. – Защиту я тебе обеспечу, с проблемами помогу! Чего еще ты боишься?

    – А… – Он сел на место, открыл рот, закрыл.

    – Чего «а»? Давай с утра узнавай подробности и приезжай ко мне, все обсудим! – ободряюще улыбнулся. – Устроим тут штаб предвыборный! Дарья вон в мэрии работала, поможет. Девчонки тоже не откажутся!

    – А и давай, попробую! – вскинул голову Паша.

    – Не фиг пробовать! – отрубил я. – Действуй. Но предупреждаю… Не дай бог, косячить начнешь – сам тебя на путь правильный наставлю.

    – Да зачем мне? – удивился он. – Деньги у меня есть…

    – Ну вдруг там друзьям помочь захочешь… – поднялся я с дивана и сходил за еще одной бутылкой.

    – Нет… Все по-честному будет. Обещаю. – Он прижал руку к груди.

    – Ну, вот и давай. Завтра, пока городского начальства нет, в парке рядом с артефактом лавочки поставь, начинай крышу делать, осень скоро… Зарабатывай баллы. Детский садик прорабатывай, о дешевых гостиницах подумай – людей сейчас много приезжать будет…

    – Точно! – И тут он упрямо вскинул голову. – Но с одним условием!

    – Это с каким? – прищурился я, разлив коньяк из новой бутылки.

    – Создашь фонд помощи какой-нибудь. Тоже будешь пиариться. – Он изобразил рукой какое-то движение. – Участвовать, так сказать, в общественной жизни города. Сам же говорил, тебе денег много не нужно. Будем в одной упряжке, как Путин с Медведевым, – и громко захохотал. – Ну а че?

    – Почему нет? Буду серым кардиналом! – нетрезво засмеялся я. – И забудь про свои «че», другой жаргон тоже оставь. Ты же можешь без этого обходиться, я знаю.

    – Центр – Грачу.

    – На связи.

    – На дороге у перекрестка на Васильевку в сторону Пирамиды остановилась машина, скорее всего, «Форд Фокус», госномер нечитаем. Что-то делают рядом с автомобилем. Возможно, меняют колесо. Визуально не наблюдаю, закрыто корпусом автомобиля.

    Растолкал Пашу, уснувшего на диване, подождал, пока он сфокусирует на мне взгляд.

    – Живой? – помахал рукой перед его глазами. – Давай дуй в ванную, полотенце и новая зубная щетка на стиральной машине.

    – Ой… – усевшись, схватился он за голову. – Полечи, а?

    – А я тебе говорил! – назидательно произнес в ответ. – Ты же кричал, что нельзя недопитую бутылку оставлять!

    – Да? А мне казалось, что ты… – обхватил он голову руками.

    – Может и я… – задумчиво активировал «лечилку». – Мог… так-то.

    – Уф… Хорошо-то как… – Паша выдохнул и стал одеваться. – Как будто опохмелился… Спасибо.

    – Должен будешь, – улыбнулся я. – Как закончишь, на кухню приходи, позавтракаем – и в город.

    Девчонки напекли оладьев, мы с другом навернули штук по пять, он со сметаной, я со сгущенкой.

    – Вик, Кать, большое спасибо. – Паша вытер руки салфеткой. – Как развелся, с тех пор такого и не ел ни разу.

    – Так вы и правда в мэры собрались? – Катя вопросительно переводила взгляд с меня на Пашу и обратно.

    – Или пьяные мужские разговоры? – Вика мягко улыбнулась. – Мы не подслушивали, честно! Вы просто очень громко разговаривали.

    – Ну… – Друг неуверенно взглянул на меня, а я ободряюще кивнул. – Да вроде собрались.

    – Не вроде, а собрались. Поехали, Паш. – Я направился к выходу. – Буду через час.

    Выезжая со двора, привычно кивнул Антону и нажал на педаль газа. «Форик» рыкнул двигателем и рванулся вперед, шустро набирая скорость.

    – Пристегнись, – бросил я Паше, разгоняясь по грунтовке до сотки.

    – Ты че, гайцов боишься? – Он, глянув на спидометр, щелкнул ремнем.

    – Паша, ты мне вчера обещал, что закончишь со своими «че». – Я перевел с него взгляд на дорогу. – Да и…

    Договорить не успел – под машиной рвануло так, что я только успел заметить улетевший в небо двигатель…

    – Центр – Грачу!

    – На связи.

    – «Чародей» и «Пес» подорвались на мине! Или на радиоуправляемом фугасе!

    – Движение в салоне есть?

    – Нет!

    Перед машины слегка подкинуло – отработала руна «отражения» и разрушилась, исчерпав всю ману, которую я в нее вложил, да и вторая руна «нерушимости» еле держалась – автоматически накачал ее энергией до предела своих сил.

    – Ты как? – посмотрел на Пашу, замершего на сиденье.

    – Физически – нормально. – Он отстегнул ремень дрожащими руками. – А вот морально – нет. Меня еще ни разу не взрывали. Жутко хочется выпить…

    – Сиди пока внутри. Мало ли, саданут из «Мухи» для контроля. – Я вышел из машины, оглянулся, обошел ее вокруг. Да, передняя часть практически отсутствовала – сдуло взрывной волной и раскидало по округе небольшими кусками. На месте правого переднего колеса теперь находилась воронка метровой глубины. Сколько же там взрывчатки было?

    – Вов, – Паша приоткрыл дверь, – сейчас из Васильевки народ набежит. Надо сваливать.

    – Ты прав. – Я еще раз оглянулся, людей не увидел. – Выходи.

    Вызвал голема – тот примчался через несколько секунд, четырьмя передними лапами взвалил на себя кузов автомобиля и унесся обратно.

    – Куда он ее? – Мы с другом пешком направились в сторону дома.

    – Пока на участок занесет, там подумаю.

    – Центр – Грачу.

    – На связи.

    – «Чародей» и «Пес» живы, возвращаются в Пирамиду. Автомобиль эвакуирован «пауком».

    – Принял, продолжайте наблюдение.

    – Что там у тебя? – Иващенко, оторвав взгляд от монитора, взглянул на Олега.

    – Вы видеозапись посмотрели? – Оперативник прошел к столу.

    – Да… – Вадим Денисович покрутил головой. – Способности «Чародея» выживать вызывают уважение… После финальной операции передадим всю информацию в Москву. Думаю, они заинтересуются. Что по сходке авторитетов?

    – Место определено – дом отдыха «Лесной», принадлежит Константину Никифорову, кличка Бешеный. По времени уточняем, но, скорей всего, в ближайшие два дня.

    – Это хорошо, что в «Лесном». Далеко от людей, место уединенное. – Впервые за последнюю неделю улыбнулся полковник. – Обеспечьте видеонаблюдение.

    Весь день я делал универсальный защитный амулет (пришлось пожертвовать наручными часами, не идут) – кристалл работал на полную мощность, при пиковой нагрузке при закачке маны в этот артефакт даже отключилась защита дома… А потом отключился я. Тоже от перегрузки – пришлось заплатить собственной жизненной энергией. Даже примерно считать не стал, насколько меньше я проживу. Лучше отдать пару месяцев жизни в старости, чем всю жизнь через месяц.

    Амулет получился полностью автоматический, распознающий угрозу и включающий нужный механизм защиты от всего, лучшее, что могли придумать за тысячелетия маги Мисты. При воздействии неопознанным видом заклинания (к такому вполне можно отнести облучение радиацией) срабатывает лечебное и запускает регенерацию организма. При отравлении – «нейтрализация яда». Одно плохо, расход энергии огромен, придется часто подзаряжать.

    Вылез из подвала совершенно разбитый и опустошенный, дополз до постели и завалился спать.

    Проснулся… Хотя, можно сказать, очнулся ближе к одиннадцати часам дня. Катя тихонько посапывала, прижавшись грудью к моей спине.

    – Проснулся? – Вика вошла в спальню и направилась к нам. – Всю ночь тебя по очереди грели, ты холодный как лед был. – Села рядом со мной, улыбнулась. Положила ладошку мне на лоб, удовлетворенно кивнула сама себе. – Только часам к семи теплым стал.

    – Спасибо, солнце, – прошептал я, положил руку на ее шею, подтянул к себе и поцеловал приоткрытые в ожидании губы.

    – А меня? – Катя потянулась и, прищурившись, посмотрела мне в глаза. – Я тоже, мурр, грела…

    – И тебя, киса… – развернулся, обнял…

    Поцелуй несколько затянулся. Катя мягко удержала мою голову, не давая отстраниться.

    – Ладно, пойду завтрак разогрею. – Вика чмокнула меня в висок и вышла.

    – Кстати, у нас начало получаться. – Катя сосредоточенно выковыривала фрукты из йогурта.

    – Да у вас давно уже все отлично получается – сделал вид, что не понял, о чем она говорит, и подмигнул Вике, прошелся взглядом по ее стройному бедру, с которого как раз соскользнула пола халатика; рукой дотянулся до Катиного колена, положил на него ладонь.

    – Да мы не про это! – синхронно вскричали близняшки и так же синхронно залились краской, но Катя гораздо быстрее справилась со смущением.

    Хороши девчонки! Я с удовольствием смотрел на них, даже с какой-то гордостью, что ли…

    – Я про «ослепление». – Катя вместе с табуретом придвинулась ко мне поближе. – У меня получилось!

    – Да, – подтвердила сестренка. – Я по лестнице на второй этаж поднялась, а тут БАМ! В глазах потемнело, споткнулась, чуть не грохнулась! А она ржет!

    – Ты бы видела свое лицо!

    – Видела… Когда со злости тебя шарахнула! – не осталась в долгу Вика.

    – Так! – остановил девичью перепалку. – Сколько по времени длилось действие заклинания?

    Сестры задумались, переглянулись.

    – Ну, наверное… – протянули они хором, потом Вика продолжила одна:

    – С полсекунды?

    Катя подтверждающе кивнула, соглашаясь.

    Я несколько секунд вглядывался в их ауры, проверяя ширину энергоканалов. Ну что ж, вполне вероятно…

    – А можно нам еще другое заклинание? – Катя придвинулась вплотную и заглянула мне в глаза.

    – Нет, пока не доведете время действия «ослепления» до тридцати секунд, не получите «отвода глаз»! – улыбнулся я, глядя, как загорелись их глаза. Ну кто из нас не хотел в детстве иметь шапку-невидимку?

    – Круто! – крикнули девчонки, полезли обниматься и едва не спихнули меня с табурета. – Мы будем тренироваться больше!

    На столе прямо передо мной появился звонящий телефон – дал наказ Ереме, если зазвонит, приносить мне. Теперь не мечусь по всему дому в поисках…

    – Сейчас, дайте ответить! – ласково отстранил сестер и взял телефон. Номер не определен…

    – Да, слушаю.

    – Здравствуйте, Владимир, это Ольга, – прозвучал прохладный голос фээсбэшницы.

    – Здравствуйте, Ольга, – приложил палец к губам.

    – Я подъеду к вам через полчаса. Вы выйдете на улицу или пустите меня внутрь?

    – Выйду. – Лису в курятник пускать? Нет… Отключил вызов. – Ерема, принеси мои часы.

    Она подъехала ровно через тридцать минут. Я ждал на улице, метрах в десяти от ворот, окруженный щитами заклинаний, сканируя пространство вокруг себя.

    Синий «Логан» остановился рядом со мной, я открыл пассажирскую дверь и сел в машину.

    – Сегодня в десять часов вечера в этом доме отдыха будет встреча людей, которые больше всего заинтересованы в вашей смерти. – Ольга протянула мне рекламный буклет дома отдыха «Лесной». – Гражданский персонал, который останется на ночь, – девять человек, вот их фото. – Я запомнил ауры и вернул обратно.

    – Все?

    Глава 5СХОДКА В «ЛЕСНОМ»

    – Вов, смотри! – крикнула Катя из-за монитора. – Мне ссылка на мейл пришла, я открыла, а тут…

    – Да… – протянула Вика, расположившаяся рядом с сестрой. – А тут твой официальный сайт…

    Подошел, потеснил девчонок и, последовав их примеру, уставился на экран. На главной странице сайта www.pervyumagrossii.com красовалась моя фотография, на удивление, очень хорошего качества – я стою в городском парке, руки в карманах черного расстегнутого плаща, смотрю куда-то вдаль. Слева от меня – отец Алексий, справа – мулла Рустам. Эпичненько…

    – Тут еще и форум есть. – Катя щелкнула мышкой, открывая новую страницу. – Вот…

    – Список свершений мага Владимира… – прочитал вслух, отобрал мышь у Кати, пролистал список открывшихся тем. – Н-да… И кто же это у нас такой информированный? – Честно говоря, я сразу подумал на Пашу, но он обещал, что ничего такого делать не станет.

    Девчонки синхронно пожали плечами.

    – Что предпримешь? – Вика посмотрела на меня.

    – Не знаю. И как найти создателя этого сайта, тоже не представляю, – щелкнул мышью раздел «Нужна ваша помощь!!!», пролистал, игнорируя названия тем вроде «Поколдуйте на удачу!», «Верните мне мужа», «Мой сын – наркоман» и т. п. Дошел до темы «Помогите найти детей», открыл.

    «Ушли в ночной клуб, домой не вернулись, г. Краснодар». Три фотографии… Девушки шестнадцати лет, довольно хорошо развитые физически для своего возраста.

    – Если не можешь что-либо предотвратить, нужно это возглавить… – пробормотал я, запоминая ауры потеряшек. – Регистрируйся, пиши админу сайта, пусть дает права администратора.

    Отошел от стола, сел в кресло и стал по очереди запускать «искалку», меняя ауры.

    – Просят подтверждения, что ты и есть он… – растерянно произнесла Вика. – Нужна девичья фамилия твоей матери.

    – Вот как… – Я на секунду задумался. – Ну пиши – Самохина. – Катя застучала клавишами, отправляя письмо.

    Через минуту пришел ответ, который и зачитала Вика:

    – Профиль уже создан. Логин – «маг Владимир», пароль – день, месяц и год рождения матери.

    – Ну надо же… Дай-ка я сяду… – перебрался за компьютер, вошел. А права администратора не дали. Модератор, причем выборочно урезанный по функционалу, даже свой профиль изменить не могу. Отстучал письмо с требованием дать права администратора, а в ответ получил: «Пользователь с данным имейлом не существует». Нормально так… Кто же это у нас… ладно, фиг с ним.

    Открыл гугл-карты и полез смотреть, куда же занесло любительниц ночных клубов… Да, в принципе, не так уж и далеко… Честно говоря, ожидал найти их где-нибудь на Северном Кавказе, ан нет, всего-то десять кэмэ от Краснодара, поселок Миловка. Сделал два скрина с разными масштабами. Отредактировал в «паинте» – на первом нарисовал красный круг вокруг поселка, на втором – вокруг трех отдельно стоящих домов, точнее не получилось, далеко…

    – Давайте дальше сами, – уступил место Кате. – Скрины в тему. На всякую ерунду – пишите ответы, что таким не занимаюсь, закрывайте тему и переносите в архив. Важное пометьте, потом посмотрю.

    – Ага, ладно… – Близняшки склонились над столом.

    Я притормозил голема, несущегося по ночному лесу – паучья реакция автоматического режима позволяла ему с легкостью перепрыгивать овраги и на огромной скорости проноситься между деревьями, казалось бы стоящими очень близко. Первое время в таких ситуациях каждый раз напрягался, ожидая удара, потом успокоился… Где-то чуть позади бежал Игрун, злясь, что не успевает за нами. Ничего, догонит…

    Объехал вокруг большого трехэтажного особняка, огороженного высоким забором, и наткнулся на пикет из трех человек, находящийся в лесу, перед въездом на территорию. Чуть не убил. Им повезло, что я обратил внимание, куда они смотрят – не в сторону, противоположную «Лесному», а на него.

    Медленно подъехал к троице в маскхалатах, удостоился нескольких коротких взглядов.

    – Мужики, вы кто? – Я спешился и уложил голема в придорожную канаву.

    – ФСБ, – невозмутимо ответил старший.

    – И чего это вы тут делаете?

    – Наблюдаем, – короткий взгляд исподлобья.

    – Молодцы, блин… Наблюдают они… – нарочито раздраженно сплюнул под ноги. – А дядя Вова за вас работай, да? Дождешься от вас помощи… – И направился к кованым воротам.

    – Подожди. Не кипишуй. Работа у нас такая. Информацией помогу, – остановил меня старший. – Пятьдесят восемь человек. Оружие – короткоствол, количество неизвестно. Основная часть банд – в банкетном зале, как зайдешь – прямо по коридору. Лидеры с ближайшими помощниками, примерно пятнадцать человек – на втором этаже, в VIP-апартаментах, прямо над банкетным залом. На улице – трое. Двое в будке у ворот, третий у крыльца, справа, в тени.

    – Понял.

    – Пойми, колдун. У нас руки законом связаны. У тебя – нет. Пока нет. – Фээсбэшник вернулся на свое место и слился со стволом дерева.

    – Какая хорошая отмазка… Ну и на фига такие законы? – покачал головой и отправил голема вперед.

     Забота у нас простая… — 

    негромко запел я, глядя, как разогнавшийся до сотни километров в час стальной «паук» врезается в кирпичную стену и проламывает ее, неловко ворочается внутри сторожки, перемалывая мебель и человеческие тела.

     Забота наша такая… — 

    с неба сорвалась молния и, ударив в понижающий трансформатор, вырубила свет в здании.

     Жила бы страна родная… 

    выбравшийся из-под обломков строения голем, перекусив холицерами третьего охранника, ударами передних ног пробил рваные дыры в стальной двери и вырвал ее вместе с косяком.

     И нету других забот… — 

    закончил куплет, проводил взглядом скомканный кусок металла, пролетающий над головой. «Паук» с места запрыгнул на крышу дома отдыха, взобрался на конек и замер, восемью глазами, разбросанными по всему телу, наблюдая за обстановкой.

    Я поднялся на крыльцо и зашел в холл. Из гардероба тянуло страхом. Перегнулся через стойку и увидел женщину – она скрючилась в углу и мелко дрожала.

    – Выходи из здания и вперед, по дороге! – скомандовал я и подкрепил приказ ментальным толчком.

    В дверной проем запрыгнула рысь, проскользила на повороте по гладкому полу и унеслась по лестнице на второй этаж. Действуй, брат, действуй… Подошел к двери с надписью «Банкетный зал» и толкнул ее… Заперто. Забаррикадировались они там, что ли? «Воздушный кулак» разбил деревянную дверь в щепки, «касание ветра» снесло мусор внутрь.

    – Тук-тук… – Я вошел.

    В темноте грохотали выстрелы, защитный амулет срабатывал штатно, отводя пули в сторону. Выделил стрелявших – спрятались за перевернутым столом. «Цепь молний» в такой скученности творит чудеса. Шесть стопроцентных трупов начали чадить на полу, слабо освещая помещение загоревшейся одеждой. Где-то взвизгнула женщина.

    – Эй, не стреляй, мы сдаемся… – просипел кто-то из угла; раздался лязг падающего на пол оружия.

    – Персонал «Лесного», на выход! – Я вычленил три знакомые по фотографиям женские ауры за упавшими набок столами. – Бегом!

    Две женские фигуры начали пробираться ко мне, переступая через разбросанную мебель и посуду…

    – Эй, командир… Может, договоримся? Мы тебе девочку целую отдадим, а сами в окно уйдем? – послышались шум, какая-то возня и сдавленное мычание.

    – Какой я тебе «командир», придурок… – Я лениво цедил слова, рассматривая двойной силуэт. – Может, обойдемся без банальщины? Не будем играть в заложников?

    – А давай попробуем! – пятясь к окну, с веселой злостью крикнул один из мужчин, прижимая к себе официантку в белом переднике.

    – Да без проблем…

    Раздался звон стекла. Сквозь широкое окно просунулись здоровая паучья морда и передние лапы. Голем легко оторвал голову доморощенному террористу, ударил лапами тех, кого достал, раскидал тела по залу.

    – Сюда иди, официантка! – снова крикнул я, пользуясь тем, что бандиты застыли в ступоре. – Бегом…

    Тоненькая фигурка, залитая чужой кровью, неловко двинулась ко мне, оступаясь на мусоре… Да что ж ты так медленно, а?! Скользнул в проем, прикрывшись «отводом глаз», закрыл собой девушку и вытолкнул из помещения.

    – Ну что, граждане бандиты, насильники и воры, – оглядел помещение и не увидел ни одной чистой ауры. – Кто хочет… Нет, не поработать… а быстро умереть? Да не парьтесь с ответом, я просто так спросил…

    Вокруг меня яростно взметнулось пламя, моментально заполнило банкетный зал, высасывая воздух из открытых в крике ртов… Я стоял практически в центре бушующего «огненного смерча» и пытался найти в себе хоть крохи сострадания к корчащимся на полу людям… И не находил… Как-то было фиолетово…

    Наверху раздались выстрелы – стреляли в Игруна, но не попадали. Во-первых, попасть в рысь, двигающуюся со скоростью автомобиля, непросто, да и магический ошейник со «сферой отражения» все еще был полон энергии.

    Поднялся на второй этаж, увидел окровавленную морду своего рыся и три трупа возле открытой в коридор двери.

    – Молодец, брат, поддержал… – погладил его по голове и испачкал руку в человеческой крови. – Иди отсюда, сейчас тут станет жарко…

    В апартаментах уже было жарко – не прекращавший бушевать внизу «огненный смерч» нагрел бетонные перекрытия до того, что на полу начал обугливаться белый ковер. Если бы не выбитые стекла – тут давно бы уже остались только трупы. Или в коридоре…

    – Ну вот… – Я зашел внутрь комнаты. – Хоть одно… Нет, блин, два знакомых лица… – Белый сидел на спинке кресла и вытирал потное лицо рукавом дорогого пиджака. – Белый, а ты-то что тут делаешь? Ты же меня знаешь?

    – Пытался их отговорить… продолжать попытки тебя убить. – Он махнул рукой на людей, сидевших в таких же позах, как и он сам, только на кожаных диванах.

    – Аслан, дорогой… А ты-то куда полез? – подошел вплотную. Тот слегка попятился… Но за спиной – стена. – Я тебе жизнь оставил, когда ты меня убить хотел… Что же ты так… О дочке не подумал?

    – Нет у него дочки. – Белый со свистом втягивал в себя сквозь какую-то тряпку раскаленный воздух.

    – Шакал! – Аслан прицелился в Белого и нажал на спусковой крючок ПМ, но тот щелкнул вхолостую – потратил патроны на Игруна.

    – Нет-нет, Аслан, сегодня убиваю только я, – махнул рукой и снес ему «когтями» голову. – Не обманывай меня больше. Хотя чего это я…

    – Слушай, давай порешаем этот вопрос… – обратился ко мне грузный мужчина лет шестидесяти. – Не правы были. За обиду отдаримся.

    – Ну почему неправы? Как раз правы. Я у вас кусок пирога оттяпал, вы хотели меня за это наказать. – Я пошел к нему по загоревшемуся наконец ковру, давя ботинками языки пламени. – Все по понятиям, правда, Белый?

    – Да… – пробурчал он через тряпку. – Только наказалка у них против тебя маловата.

    – Быстро ты, Белый, отделил себя от нас, – сверкнул глазами мой собеседник. – Жить, сука, хочешь…

    – Хочу, – не стал скрывать тот. – Я тебя предупреждал, ты не внял.

    – Я думал, ты «галушек» наелся… Дави его! – внезапно крикнул неизвестный и прыгнул на меня. Его команду выполнили всего два человека, видимо, помощники или телохранители.

    «Касание ветра», активированное защитным амулетом, зацепило не только их, но и всех, кто находился рядом. Послышалось несколько шлепков. Тела ударились в бетонные стены и упали на пол. Зашипело…

    – Что со мной решил? – спросил единственный оставшийся в живых. Чудом…

    – Да фиг его знает… – задумчиво протянул я, считая трупы. Не сошлось… – А где остальные?

    – «Паук» сожрал. – Белый зашелся сухим кашлем. – Тех, кто думал, что от тебя через окна убежать сможет.

    – Центр – Грачу.

    – На связи.

    – Объект «Заимка» полностью уничтожен пожаром.

    – Грач, здание бетонное, стены должны остаться.

    – Центр, мы тоже так думали…

    – Принял.

    – «Чародей»?

    – Отход «Чародея» не видели.

    – Ну, Белый, рассказывай свои интересные и взаимовыгодные предложения.

    Голем разжал передние лапы и уронил человека на землю. Ночь, лесная поляна, озаряемая слабыми отблесками далекого пожара.

    – Тебе нужен антагонист. – Авторитет невозмутимо поднялся, отряхнул от мусора костюм.

    – Да е-мое! Белый, ты же бандит, откуда такие слова в твоем лексиконе? – неподдельно удивился я и спрыгнул на землю. – Продолжай, я тебя слушаю, – сел на услужливо вытянувшуюся паучью лапу.

    – Я собираю под свою руку оставшихся без руководства бойцов, препятствую появлению новых банд. Не даю расслабляться оставшимся без «крыши» коммерсам, они идут к тебе… Сами и добровольно. – Он покосился на лапу «паука», но сесть рядом со мной не рискнул. – Иначе к тебе никто не пойдет.

    – Мысль понял. – Действительно, деньги Паше будут нужны, и сильно нужны. Мы же собираемся построить город-сказку, город-мечту… – Логично. Продолжай.

    – Да вроде все… – взглянул он мне в глаза. – Нужен я тебе.

    – Действительно, пока нужен, – признал я. – Живи, Белый. Но не зарывайся, – пересел с приподнятой лапы в кресло. – Бывай.

    Назад к карточке книги "Первый маг России"

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Первый маг России

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 9 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

    Назад к карточке книги
    Глава 2ОЛЬГА РОМИНА

    Ольга Ромина отстегнула наушник, убрала в бардачок, еще раз оглядела себя, поправила одежду. Из-за поворота показался черный паркетник, она стала махать руками над головой. Лишь бы не проехал мимо! Не проехал, остановился. Дождалась, пока «Чародей» выйдет из машины, и побежала к нему. Отметила, как мужчина задержался взглядом на подпрыгнувшей груди, увеличенной с помощью бюстгальтера с силиконовыми вставками. Контакт есть!

    – Что же вы так торопитесь, девушка? – немного хрипловатым голосом произнес он и улыбнулся. – Я не убегу, раз уж остановился.

    Подошла вплотную, чуть ближе, чем может позволить себе женщина при первой встрече, и тоже прошлась по нему взглядом. Чуть выше среднего роста, плечистый шатен с волевым лицом… Квадратный подбородок, нос с едва заметной горбинкой, прямой взгляд голубых глаз. Так вот ты какой, «Чародей»… Он окинул ее внимательным взглядом, и колючее, подозрительное выражение лица сменилось заинтересованным.

    – Вы не могли бы мне помочь? – Темп, темп! Быстро заморгала длинными ресницами, улыбнулась, показала свои белоснежные зубы; где же лучшее из наивных выражений лица? На месте! – У меня колесо порвалось…

    – Колесо – и порвалось? – Он хмыкнул, подошел к машине, присел на корточки, придерживая полы плаща. – Ну да… Действительно… Вы уверены, что его не жевал какой-нибудь зверь типа медведя?

    Подошла, слегка коснулась его плеча бедром, «Чародей» покосился на круглое и загорелое колено. Тут с ним пришлось согласиться. Да, и где Олег эту шину взял?

    – Не знаю… А медведи могут на ходу жевать колеса? – улыбнулась, дала ему понять, что это шутка. И опять «блондинка». – Я ехала, ехала… Потом думаю, что-то плохо машина едет. Как-то не так… Вышла, а тут оно… вот…

    – Запаска-то у вас есть, девушка? – чуть снисходительно спросил «Чародей». – Или не знаете?

    – Почему не знаю? – ответила чуть обиженно. Главное, не переборщить! – И, кстати, меня зовут Алиса!

    – Владимир, – представился он. Ну вот, мы уже знакомы. – Так у вас, Алиса, есть запасное колесо?

    – Нет… – протянула, быстро перебирая варианты. – В гараже осталось… У бывшего мужа. Развелись два месяца назад, гараж ему, машина мне. – Ты понял, «Чародей»? Не замужем девушка. Опять улыбнулась, хлопнула ресницами.

    – Тогда и не знаю, чем вам помочь… – Он пожал плечами, оперся о крышу «Логана» и как-то задумчиво посмотрел. Как будто пытался что-то вспомнить… Что?

    – Я могу позвонить брату, у него тоже «рено»… Только вот… – показала выключенный служебный смартфон в потертом желтом пластиковом бампере. – Разрядился, а у меня прикуриватель не работает… У вас есть пять минут? Можно зарядить телефон в вашей машине?

    – Можно. – Владимир протянул ладонь – Алиса подала смартфон, коснувшись его ладони тыльной стороной кисти, получилось так, будто он погладил ее руку. Покраснела, это она умела. Мужчина вновь окинул ее задумчивым взглядом и пошел к своему автомобилю. Девушка за ним, но с пассажирской стороны. Открыла переднюю дверь и села на переднее сиденье. «Чародей» с некоторым трудом оторвал взгляд от ее бедер, почти случайно показавшихся из-под задравшейся джинсовой юбки, воткнул шнур зарядника. Она с некоторым опозданием поправила подол и вновь покраснела. Не давая ему времени, затараторила.

    – Этот дурацкий андроид так быстро разряжается… – широко распахнула глаза. – Наверное, надо было айфон брать, да?

    – Дело не в операционной системе… В первую очередь время работы телефона зависит от емкости батареи… – медленно начал объяснять «Чародей» ничего не понимающей в технике девушке.

    Та всем лицом и телом выражала восторг, в нужных местах кивала, распахивая глаза. Какой же ты умный мужчина. И какой глупый.

    Дождалась, пока он закончит – это важно! Согласилась, что да, нужно при покупке телефона смотреть не только на цвет, но и на емкость батареи, но розовый телефон, он такой красивый!

    – А вы кем работаете? – вновь перевела разговор. – Где?

    – Волшебником… – слегка заторможенно произнес Владимир и всмотрелся в ее лицо, явно пытаясь там что-то найти.

    – Ой, правда? А покажите что-нибудь? – Вот! Ну не сможет же он отказать такой девушке!

    Только тут до меня дошло… Все это время я напряженно размышлял, что не так в этой случайной знакомой. Несоответствие внутреннего и внешнего. Наивные глаза – уверенные движения. Смотрит без страха и напряжения, уверенно и прямо. Тараторит как болтушка – но не перебивает. На технические термины реагирует нормально, понимает. Играет… но очень хорошо. И удивительно похожа на моих близняшек, сам бы перепутал. Ах, как она меня классически зацепила, наверняка посещает специальные курсы. Если бы не знал методики входа в контакт с человеком, купился бы, сто процентов.

    – Конечно, покажу. – Я щелкнул пальцами, больше для вида. – Начинаем аттракцион правды. Скажи мне, Алиса, свое настоящее имя и название организации, где ты служишь. И зачем весь это спектакль?

    – Ольга Ромина, ФСБ. Цель операции…

    – Грач – Центру.

    – Грач на связи.

    – Провал операции «Алиса». Подстрахуйте сотрудника. В контакт с объектом не входить.

    – Принял.

    Вечером привезли моего «паука»! Приехал мужик с новыми зубами, сам за рулем японского грузовичка, оснащенного краном. Выгрузил на мой сад камней – отличная композиция получилась! Я ходил вокруг него и чуть не капал слюной, дожидаясь темноты.

    – Ничего себе! – За моей спиной остановились близняшки, застыли. – Это что?

    – Как вам, девочки, мой шикарный «паук»? – Я гордо посмотрел на них.

    – Шикарный? – с сомнением в голосе переспросила Вика, поправляя на себе ветровку. – Страшноватый, самое подходящее слово.

    – Ну, не знаю… – протянула Катя. – Красиво сделан, конечно… Ты уверен, что он тебе нужен?

    – Эх, девчонки! – подошел к ним и обнял обеих. – Просто представьте, вот эта тонна металла сможет бежать со скоростью двести километров в час! И нести на себе трех человек! – Я счастливо рассмеялся. – Стемнеет, прокачу!

    – Ты хочешь его оживить?

    – Ну, оживить, это, конечно, громко сказано… Но по сути верно. Я сделаю из него стального голема. – Посмотрел на сомневающихся девчонок.

    Открыл два ящика, привезенных вместе с «пауком». В одном из них нашел три водительских кресла от грузовиков, а в другом обнаружил стальную скульптуру «Чужого». Видимо, подарок… С сомнением глянул на рахитичные передние лапы, здоровую башку и длинный составной хвост. Страшен, конечно… Но если сравнивать с «пауком», выглядит не так внушительно.

    – Может, в холле поставим? – неуверенно спросил у девочек. Куда его девать, пока не придумал.

    – Почему нет? – Катя ухватила пальчиком за внутреннюю челюсть «Чужого» и без напряжения вытащила ее наружу. – Смотри-ка, работает…

    – Ладно, пусть стоит в холле, – согласилась Вика. – Пойдем ужинать…

    После ужина спустился в подвал, отломал кончик ветви кристалла – вмонтирую его в «паука». Появится прямой энергоканал, не придется самому вливать в него ману. А эта махина в активном режиме будет потреблять просто уйму энергии.

    Под внимательными взглядами Вики и Кати вмонтировал осколок кристалла в тело «паука», нанес на корпус несколько рун и подготовил заклинание «десятиногий голем». Управление движением в нем завязано на поведенческую матрицу паука-прыгуна, что обитает на Мисте. Он, в отличие от других десятиногих пауков, не плетет паутину, а охотится с подхода, хотя, по слухам, иногда нападает из засады.

    – Так, девочки… – Я уселся рядом с «пауком» на одеяло. – Могу потерять сознание, не волнуйтесь, вряд ли больше чем на десять минут. Уж очень заклинание длинное и энергоемкое…

    Близняшки молча уселись рядом, готовясь поддержать мое бессознательное тело. Молодцы, когда нужно, никаких вопросов, оханий и аханий. Я начал произносить про себя заклинание, состоящее более чем из тысячи слов, с каждым мгновением все больше напитывая его энергией. Когда вышел на максимум пропускной способности своего мозга, а вернее, энергоканала, в голове беззвучно взорвалась бомба, разнося сознание на куски. В последнюю секунду успел активировать заклинание и приложить руку к ноге голема. Тряхнуло, словно по телу прошел ток, каждая мышца сжалась, тело скрючилось.

    Зрение и слух включились через пару секунд, в тело вливалась река маны – мой канал расширился больше чем на треть! Наконец-то! Теперь я не подмастерье!

    – Я в норме, – произнес, глядя в испуганные глаза Вики. – Успокойся.

    – Успокойся??? – вскричала Катя. – Да я чуть не умерла от страха, когда тебя трясти начало! Хоть бы предупредил! – Она вдруг разревелась, уткнувшись в плечо сестре.

    – Тише, тише… – обнял их и погладил по спинам. – Сам не знал, что так будет. Это меня на новый уровень мастерства вышвырнуло! Есть повод выпить сегодня пару бутылок шампанского!

    Активировал голема, перевел на ручное управление – теперь он подчинялся моим мысленным командам. «Паук» дернулся, загорелись красным светом глаза – автомобильные фары, покрашенные в черный цвет. Я тут же отключил эту опцию, не нужна. «Паук» бесшумно встал на восемь лап, двинул телом вперед-назад, сошел с камней и лег на брюхо. Я по очереди затащил тяжелые кресла на спину голема, поставил в ряд, закрепил «клеем» – теперь оторвутся только с металлом корпуса или тогда, когда захочу.

    – Дамы, прошу на борт! – протянул руку и помог девушкам подняться. Усадил в кресла, пристегнул ремнями безопасности. – Готовы? – уселся на переднее сиденье, активировал «воздушный щит» – он вообще защищает от прямых атак стихией воздуха, но в моем случае прекрасно сыграет роль ветрового стекла. – Поехали!

    Голем, повинуясь моим мысленным командам, разогнался вдоль изгороди, потом перепрыгнул через забор, мягко самортизировав многосуставчатыми лапами, приземлился, опустил тело как можно ниже и помчался по полю, наращивая скорость…

    – Центр – Грачу.

    – На связи.

    – Объект «Чародей» с девушками уселся на механического «паука» и умчался в неопределенном направлении…

    – Грач, повтори последнюю фразу!

    – Это она? – Заместитель руководителя УФСБ Иващенко смотрел на серебристую флешку, лежащую на его столе.

    – Да. Как вы помните, «Чародей» передал ее Роминой со словами: «Отдай ее руководителю операции».

    – Содержимое проверяли? – Вадим Денисович задумчиво толкнул флешку карандашом. Брать ее в руки не хотелось.

    – Нет. – Олег пожал плечами.

    – Отдай спецам. Пусть проверят. Только предупреди, чтобы компьютер был чистый и без доступа в сеть. – Полковник помолчал, потом кивнул сам себе. – Приступаем к пункту два эл.

    – Ты что сделал? – Старший техник отдела информационных технологий УФСБ неверяще смотрел на экран монитора, по диагонали которого змеилась сквозная трещина. Толкнул пальцем – верхняя часть упала на стол.

    – Вставил флешку в порт. – Айтишник заглянул внутрь корпуса. – Даже открыть не успел…

    Где-то за их спинами раздался тихий смех, из системного блока послышался визг разогнанного до предела винчестера, а спустя пару секунд внутри что-то с треском развалилось.

    – Ну как вам? – поинтересовался я, стаскивая с голема сиденья.

    – Круто! – восторженно сказали девушки.

    – А мы сможем сами им управлять? – спросила Катя.

    – Нет… – отрицательно помотал головой. – Если будете развивать свои способности, года через два сможете, вряд ли раньше.

    Загнал «паука» в сад камней, запустил автономное управление – охранную программу. Теперь он будет следить за территорией вокруг дома… И тут услышал звук приближающейся машины, хлопок двери.

    – Хозяева! – раздался из-за забора женский голос.

    Мы переглянулись и направились к воротам – Антон, сторож, работал только до десяти вечера. Проверил у сестер щит отражения – заряд полный. Разблокировал ворота и приоткрыл створку.

    – Владимир, помогите! – крикнула мне в лицо женщина. Волосы в беспорядке, плащ накинут прямо на больничный халат. На руках ребенок лет четырех. – Я знаю, вы можете!

    – Что случилось? – вылезла из-за моего плеча Катя.

    – Мой сын. – Женщина почти силком сунула мальчика мне в руки. – Христом Богом прошу, помоги! – упала на колени.

    Автоматически проверил ребенка, отказали почки. До утра не дотянет.

    – Женщина! Ему в больнице надо лежать! Аппарат «искусственная почка» есть?

    – Есть! – крикнула она. – Есть! Один! А там сейчас ребенок какого-то чиновника лежит! – По ее лицу потекли слезы.

    Песец! Началось! Я скрипнул зубами от злости.

    – Вов, ты сможешь помочь? – Вика. В уголках глаз пока еще маленькие слезинки. Держит безжизненную руку ребенка.

    Я молча перебирал в памяти заклинания – ничего подходящего у меня не имелось. Общеисцеляющее не поможет, оно действует в основном на незапущенные болезни… Был бы я лекарь-маг, точечно мог бы все поправить. Если только «большое исцеление»… Это как кувалдой в свою руку гвозди забивать. На него тратится не только мана, но и жизненная сила мага. Перехватил тельце поудобнее, прижал правую руку к худенькой груди ребенка. Заклинание сорвалось с ладони, подсветило малыша изнутри и угасло.

    Голова закружилась, я сунул очнувшегося пацана в чьи-то руки, схватился за створку ворот, и желудок вывернулся наизнанку. Н-да… Изо рта побежала кровь, смешанная со слюной.

    – Стоять! – крикнул я женщине, которая уже усадила ребенка в машину. Она застыла – «фриз» активировался мыслью. Блин, даже обрадоваться не смог.

    – Ты как? – Девчонки участливо заглядывали мне в глаза.

    – На букву «Ж». – Я прокашлялся. – Час жизни потерял. Минимум.

    Спустя пару минут мне полегчало, и я начал допрос:

    – Отвечай, женщина! Откуда узнала про меня?

    – Подруга пришла к нам в больницу, сказала, что около Васильевки колдун живет в Пирамиде. Может любого вылечить. – Пустые глаза смотрели мимо меня, куда-то в пространство.

    – А она откуда узнала?

    – Ей тоже подруга сказала…

    – Так… – Я вновь заскрипел зубами. – Кто еще знает?

    – Все, кто был в палате.

    Да, все. Кончилась спокойная жизнь. Теперь наверняка уже полгорода обо мне знает. Бабы язык за зубами держать не умеют.

    – Кто-нибудь еще приедет сюда сегодня?

    – Нет, девочки с утра собирались…

    Влип!.. Хотелось ругаться громко и вслух. Прикинул и так и так, выходило одинаково плохо. Выберу меньшее зло… Как мне кажется…

    – Слушай меня, женщина! Сейчас поедешь обратно в больницу и поговоришь со своими подружками, чтобы завтра сюда не ехали! Поняла? Пусть идут в центральный парк, к фонтану! – прорычал я и пошел домой, поддерживаемый с двух сторон близняшками.

    Дома взял телефон, набрал Пашу.

    – Случилось чего? – встревоженным и хриплым после сна голосом спросил друг.

    – Да. Бери каменщика, кирпичи, штук двести, раствор и плитку. Жду через час в центральном парке, у фонтана.

    – Центр – Грачу.

    – На связи.

    – «Чародей» покинул Пирамиду на своем автомобиле.

    – Принял.

    Я подъехал к входу в центральный парк, увидел тентованную «газель» и Пашу, что-то объясняющего трем полицейским. Вышел, молча ударил по ним «касанием тьмы» – настроение было, мягко говоря, плохим. Тела легли на асфальт.

    – Заезжай, – быстрым шагом направился к фонтану. Несмотря на позднее время, народу оказалось полно. Ну почему все так… Хотел же не высовываться…

    – Паша, делай из кирпича пирамиду метр на метр. Только не задавай мне никаких вопросов. Не в настроении я.

    Паша молча кивнул, подошел к двум заспанным работягам, начал отдавать распоряжения. Я нервно ходил вокруг фонтана, поглядывая на собирающийся потихоньку народ – интересно, видите ли, им. Хотел уж долбануть «фризом»… А толку? Когда начну творить, все повалится…

    – Да что ж такое! – психанул и наложил на каменщиков «ускорение» – месить раствор начали в три раза быстрее.

    Пирамидка росла на глазах, и вскоре обессиленные рабочие закончили. Жестом отогнал их подальше, зло зыркнул на зевак и принялся за работу. Под действием заклинания острые углы начали оплывать, а красный кирпич стал менять цвет на черный.

    – Два дня жизни… – сказал я Паше, глядя на черную пирамидку, из которой время от времени выскальзывали туманные щупальца и ласково оглаживали людей, стоявших рядом. – Медицинский самоподзаряжающийся артефакт. Такие стоят на Мисте только во дворцах знати. Маг, создавший подобное, до конца жизни может не практиковать.

    – Дорого за такое платят? – поинтересовался друг.

    – Около тонны золотом примерно…

    Пятый день шел дождь. Небо от края до края было затянуто низкими свинцовыми тучами, из которых хлестали тугие струи. Порывистый ветер качал деревья, наклонял их почти горизонтально и срывал зеленые листья.

    Я стоял у окна и смотрел на это буйство природы, когда на мои плечи опустились женские руки.

    – Вов, может, хватит? – Вика прижалась к моей спине. – Машины уже второй день не появляются.

    – Эта погода как раз подходит к моему настроению, – мрачно произнес я.

    На второй день после установки артефакта в парке ко мне пришла слава. Около моего дома постоянно ездили какие-то машины, сигналили. Люди стучались в ворота, что-то просили, требовали, фотографировали… Антон голос сорвал, объясняя, что хозяев нет дома. На третий день на поле перед воротами стояла куча машин, между ними ходили люди, бегали дети… Но когда один придурок достал из багажника мангал… Я просто взбесился, хорошо еще, девчонки успокоили, а так бы, наверное, саданул «цепью молний» по машинам… Вышел на улицу, устроил рукотворную бурю, которая продолжалась без двух дней неделю.

    – Ну хватит на себя злиться… – подключилась Катя, прижала голову к моему плечу. – Ты поступил правильно. Помог очень многим…

    – Вот помог, а что в ответ?

    – Не все люди одинаковые, ты же знаешь…

    – Ага… – Я развернулся к близняшкам. – Знаю. Девчонки, пойду я, прокачусь, проветрюсь. Один, не обижайтесь.

    – Конечно, съезди!

    Вышел на улицу, подставил лицо ветру и воде, постоял пару минут, направился к «пауку». Установил кресло и послал голема в сторону леса. Скорости сегодня не хотелось, «паук» медленно перебирал ногами, глубоко погружаясь в размякшую почву. Просто ехал, ни о чем не думая, пока не уперся в небольшое стадо коров, пасущееся у леса.

    – Здрав будь, Владимир. – Совсем рядом со мной под раскидистым дубом на бревнышке сидел дед Поликарп в брезентовом дождевике, поигрывая рукоятью кнута. – Эка какого ты себе коня сотворил…

    – И тебе, дедушка, здоровья. – Я спрыгнул с кресла, поздоровался, сел рядом.

    – Что невесел, голову повесил? – прищурился дед.

    – А… Настроения нет… – махнул рукой.

    – Такое бывает… – вздохнул он. – Я, когда тяжело на душе, в церкву иду. Батюшка наш, хоть и млад годами, но дюже разумен. Вот глянь, ведун, – указал рукой вперед. Там, над лесом, возвышался блестящий купол деревенской церкви. – Вроде и тучи сплошные, а лучик солнца все ж дорогу себе нашел… Смотрю вот на него, и на душе светлее становится… И погода не такой мерзкой кажется…

    Я мрачно уставился на купол церкви… А ведь действительно, есть что-то такое…

    – Сходил бы ты к отцу Алексию, поговорил…

    – Станет ли? – засомневался я. – Я же, по их понятиям, отродье сатанинское…

    – Станет, – твердо ответил дед. – Я после исповеди завсегда с ним обсуждаю, что в поселке деется. И про тебя разговор был. Интересен ты ему…

    – Хорошо, Поликарп Митрич, – решительно поднялся на ноги. – Прям сейчас и зайду.

    – Ты токо коня своего рядом с церквой не привязывай! – улыбнулся он сквозь бороду. – За околицей оставь. Хоть и знают люди про тебя и «паука» твово, нечего народ смущать…

    Глава 3ЦЕРКОВЬ, ВАСИЛЬЕВКА

    Я зашел в пустую церковь, тихо притворив за собой дверь, прошелся по кругу, разглядывая иконы, остановился перед алтарем. Вот оно, в чем дело-то…

    – Здравствуйте. Служба уже кончилась, приходите завтра, – прозвучал голос за моей спиной, и я развернулся. Рядом с маленькой приоткрытой дверцей стоял мужчина моих лет в рясе. Наверное, священнослужитель Алексий. – А, узнал я вас, Владимир…

    – Здравствуйте. – Я недоуменно нахмурился. – Мы разве знакомы?

    – Заочно, заочно… – Алексий мягко улыбнулся, подошел поближе. – Ваше лицо на ютубе много кто видел, и я в том числе.

    – Понятно… И что вы думаете обо всем этом? – спросил осторожно. – Надеюсь, не считаете меня мерзопакостным колдуном? Приспешником дьявола?

    – Думаю, дьявол не способен созидать, тем более бескорыстно. – Он пожал плечами. – А вещь, что вы сотворили… Грешен, и сам позавчера был в парке. Видел, как светлеют лица людей, излечивающихся от болезней… Жаль, что вы сотворили такое чудо не в церкви. Больше душ потянулось бы к свету через веру.

    – Вы думаете, мне какой-нибудь патриарх позволил бы это? – скептически улыбнулся.

    – Не знаю. – Алексий задумчиво покачал головой. – Может, зайдем ко мне, чаю попьем? Поговорим?

    – Почему нет? – согласился я. – За тем и пришел.

    Мы прошли в маленькую комнатку типа подсобки, где находился небольшой столик, электрический самовар, посуда и маленький холодильник.

    – Владимир, вы не возражаете, если я позову своего друга? – спросил священник. – Он, можно сказать, мой коллега.

    – Нет. – Я пожал плечами. – Абсолютно.

    Алексий взял с настенной полки сотовый телефон, набрал номер.

    – Рустам, здравствуй. Заедь ко мне, если не занят. Познакомлю тебя с интересным человеком, – произнес в трубку. – Жду.

    – Сейчас придет, – поставил передо мной кружку. – Вот заварка, вот сахар, наливайте.

    Попили чаю, поговорили о несущественном, дожидались, когда придет Рустам.

    – Неожиданно… – сказал я, когда увидел друга Алексия. Тот, конечно, был его коллегой, но смежной конфессии… Мулла, причем в служебном одеянии.

    – Ну почему же, – произнес Рустам. – Мы друзья детства и выбрали один путь. Служение Богу.

    – Скажите мне, Владимир, откуда ваш дар? – начал Алексий, пододвинул Рустаму пиалу, которую явно держал для него.

    – От природы, думаю. Способность мозга собирать энергию и преобразовывать ее, – спокойно ответил я. – Это как спросить у вас, откуда у вас руки. Для меня мой дар как рука. – Взглядом пододвинул кружку под краник самовара. – Рука человека может отбирать жизнь, а может и дарить ее.

    Священнослужители переглянулись, и теперь меня спросил Рустам:

    – То есть вы считаете, что ваш дар от Бога?

    – Если Бог создал людей – тогда да, от Бога. – Помолчал и добавил: – У некоторых людей есть способности к математике. Вы же не спрашиваете их, от Бога эта способность или нет?

    – Резонно, – согласился мулла. – Но ведь имеются различия?

    – Я думаю, нет, – ответил твердо, уверенно.

    – Почему же тогда на колдунов объявляли охоту в Средние века? – подключился Алексий.

    – Точно мы никогда этого не узнаем, могу только предположить, что колдуны – это маги, которые делали зло, пользуясь своими способностями. Потому это слово и несет негативный оттенок. Вот и гребли всех под одну гребенку. Судя по всему, тогда и вывели под корень почти всех магов.

    – А вы верите в Бога, Владимир? – внезапно спросил батюшка.

    – Как вам сказать… – задумался я. – Скорее да, чем нет. Я вижу, что здесь, да и в любом храме, есть божественная энергия, в которую преобразуется вера людская.

    – Что за божественная энергия? – подался вперед Алексий, чуть не опрокинув стакан.

    – Ну, есть два типа маны – обычная, растворенная в пространстве, и божественная, которая образуется в храмах. Первой пользуются маги, второй – священники.

    – Ты хочешь сказать, что священники могут колдовать? – напрягся Рустам, схватился за столешницу руками.

    – Да при чем тут колдовство? – удивился я. – Думал, вас обучают в ваших… семинариях. Молитва, допустим, о здравии – действует на человека как оздоровляющее заклинание мага, и даже сильнее. Божественная энергия не способна разрушать, тут все только во благо.

    – Расскажи об этом подробнее, пожалуйста. – У Алексия загорелись глаза. – Все священники могут управлять божественной энергией?

    – Я не силен в этой дисциплине. Знаю только со слов… одного знакомого… – замялся я. – Истинно верующие – точно все могут.

    – Почему же тогда так мало чудесных исцелений? – спросил мулла. – Нас же много, большая часть!

    – Алексий, благословите меня. Проверю, – попросил я, и он сосредоточенно выполнил мою просьбу.

    – Ну что могу сказать. Благословение ваше получил… Но оно кратковременное, думаю, и часа на мне не продержится.

    – А сколько должно? – поинтересовался батюшка.

    – Стандартное благословение держится сутки, – сказал лишнее и прикусил язык. Но поздно.

    – И кем же они стандартизированы? – Рустам впился в меня взглядом.

    – Я бы не хотел пока об этом говорить, – ответил твердо. – А кратковременность действия связана с малой концентрацией энергии, ее ничто в этой церкви не удерживает.

    – А что должно? – зацепился Алексий.

    – Краеугольный камень, он должен находиться в геометрическом центре храма, примерно в метре под землей.

    – Что это за камень? – жадно смотрел на меня Алексий.

    – Точно не знаю, но теоретически это любой природный камень кубической формы – основа любого храма.

    – Если я… закопаю такой камень… – медленно начал говорить православный священник, размышляя о чем-то.

    – То, думаю, через месяц вы сможете помогать не только словом, но и делом, – закончил за него. – Лечить не только души людские, но и их бренные оболочки – Словом Божьим и гораздо… эффективнее.

    – А в мечети? – Рустам уставился в пол.

    – Разницы нет. Храм есть храм, божественная энергия одинакова.

    – Мне… Нам… Надо это обдумать. – Рустам посмотрел в глаза другу.

    – Думайте. А я пойду, пожалуй. – И тут у меня зазвонил телефон. – Извините, – сказал я священнослужителям и ответил на вызов. – Да, Паш…

    Я выслушал Пашу молча, чувствуя, как опять наливаюсь злобой.

    – Владимир, у вас что-то случилось? – уловил смену моего настроения Алексий.

    – Случилось. И не только у меня. Мой артефакт в парке какой-то… нехороший человек хочет выкопать. Огородили забором, пригнали экскаватор… – медленно и внешне спокойно произнес я, хотя в душе бушевала ярость. – Пойду спрошу… Уговорю оставить его на месте.

    – Я тебя сам отвезу, – отодвинул пиалу Рустам. – Я на машине и мне тоже хочется посмотреть на того, кто это затеял.

    – Я с вами! – Алексий поднялся со стула. – А то натворите без меня дел!

    – Зонты не взяли… Вымокнем насквозь. – Рустам вышел из-за руля старенькой «тойоты» под льющийся дождь.

    – Не вымокнем. – Я очистил небо над парком, и солнце засияло, отражаясь в лужах.

    – Символично получится… Прости меня, Господи. – Алексий взглянул в небо и перекрестился. – Вы, Владимир, не вмешивайтесь, надеюсь, с Божьей помощью сами справимся.

    – Не уверен. – Рустам покачал головой, глядя вперед. – Так просто технику в парк не пустят, значит, все документально оформлено.

    Я пожал плечами и пристроился за священнослужителями. Ярость и злость прошли, оставив после себя в душе ледяное спокойствие. Около артефакта стояла техника – автокран и экскаватор… А между ними – молчаливая толпа, не дававшая приступить к работе. Даже примерно не могу сказать, какое количество людей там было, но явно больше двух сотен. Тут же гулял и полицейский патруль, пытающийся убрать народ.

    – Смотри… Идут… и батюшка, и мулла… Дождь кончился… – раздавались шепотки. Люди раздвигались перед нами, освобождая дорогу.

    – Граждане, расходитесь! – надрывался лейтенант полиции, видимо, старший группы. – Ваше мероприятие незаконно!

    – Куда нам расходиться? – крикнул кто-то из толпы. – Мы в парке!

    – Повторяю…

    Тут до полицейского добрались мои спутники, и у них завязался какой-то диалог. Я не слышал, о чем, мне было все равно. Через несколько минут ко мне подошли слегка растерянные Рустам с Алексием.

    – У них есть бумага, подписанная лично мэром, о том, что эта «скульптура» незаконная и портит вид города. И распоряжение на снос.

    – Снести артефакт можно было просто бульдозером. – Рустам покачал головой. – Скорее всего, вывезут куда-нибудь.

    – Может, поговорить с мэром? – неуверенно предложил Алексий.

    – Поговорю… – сказал я, пытаясь разбудить в себе злость, но почему-то у меня это плохо получалось… Может, из-за присутствия священнослужителей? Извините, господин мэр, вправлю вам мозги с холодной головой… – На этот раз – сам.

    – Алиса – Центру.

    – На связи.

    – Твой выход.

    – Приняла.

    У входа в парк стоял знакомый синий «Рено Логан», возле него знакомая стройная фигурка.

    – Здравствуйте, Владимир, – поздоровалась Ольга. На этот раз никакого хлопанья глазками, никаких улыбок. Сосредоточенная, уверенная в себе женщина с минимумом макияжа.

    – Здравствуйте, капитан ФСБ Ромина, – слегка улыбнулся, вспомнив последнюю нашу встречу, и выжидающе на нее посмотрел.

    – Могу подбросить до мэрии. Вы же туда собираетесь? – Ольга прямо посмотрела мне в глаза.

    – Неужели вас уволили из ФСБ и вы пошли в таксисты? – насмешливо спросил я. Судя по всему, за мной теперь наблюдают постоянно…

    – У нас есть о чем поговорить. – Шутку она словно и не заметила.

    – Ну-ну… – Я открыл дверь и сел в машину. – Слушаю вас.

    – Сначала… Утихомирьте своего «барабашку», в управлении уже несколько компьютеров вышли из строя. Руководитель просто взбешен! Не нужно ссориться с нашей организацией, это может плохо сказаться на нашем к вам отношении. Вы же понимаете, что у нас серьезная служба, и потеря информации, допустим, о сети наркоторговцев негативно отразится на нашей области и простых людях.

    – Хорошо. – Действительно, со своей местью я слегка погорячился. – Слушаю вас дальше.

    – Мэр нашего города уже давно находится в разработке, собрано огромное количество материала. Но нам бы хотелось взять его с поличным. Лучше всего, конечно, на взятке. Он очень осторожен, придумывает такие схемы, что мы не можем к нему подобраться. – Ольга замолчала, подбирая слова. – Мы бы хотели, чтобы Павел Анатольевич с вашей помощью «попытался договориться» о том, чтобы скульптура осталась в парке, и передал денежные средства мэру, если тот их будет требовать. Возможно, потребуется ваше содействие при допросе этого чиновника. – Она криво улыбнулась. – Как мы успели заметить, в этом вам равных нет.

    – Теперь о пряниках. Зачем мне это все нужно? Я могу решить эту проблему напрямую и без вашего участия.

    – Взамен мы предоставим информацию, которая поможет вам быстро и навсегда решить проблемы с криминальными структурами.

    – Заманчиво… – Я задумался. Действительно, не хотелось бы выходить на заказчиков самостоятельно – это долго и муторно… – Хорошо, допустим, уговорили. А что по поводу моего артефакта? – поинтересовался я.

    – Думаю, после того как мэра арестуют, про вашу… «скульптуру» забудут… – Она слегка замялась. – Ну, во всяком случае, на некоторое время…

    – Ты тут? – шепотом спросил Паша, оглядываясь в приемной мэрии. Кроме нас, тут некого не было, если не считать секретаршу.

    – Здесь, – ответил я. «Отвод взгляда» действовал стандартно, не позволял людям меня увидеть. – Не переживай, все будет нормально.

    Мы посидели еще минут десять, после чего, повинуясь распоряжению секретаря, вошли в кабинет мэра. Посмотрел на его ауру и понял, что все пройдет легче, чем я думал, – оранжевые сполохи означали, что этот человек алчен до денег и власти… «Старый друг» и «слово правды» активировал почти одновременно, жестом задал направление.

    Назад к карточке книги "Первый маг России"

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Первый маг России

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 7 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

    Назад к карточке книги
    Глава 9ВЕДЬМА

    – Жениться тебе нужно, Паша. – Я перевернул шампур другой стороной, залил загоревшиеся угли пивом из своей бутылки.

    – Нет, хорош… – Паша лежал в шезлонге, подставив голый торс летнему солнцу. За последний месяц он скинул четыре килограмма и теперь сильно гордился этим. – Два раза уже было, третий раз сам не хочу. Тем более что счастливый свадебный пиджак я уже выкинул.

    – Ну-ну, – хмыкнул я. Сгреб по пять шампуров в каждую руку и положил их на пластиковый поднос. – Айда жрать, пожалуйста, – повернул голову в сторону дома и крикнул: – Девчонки, готово!

    Паша сел, взял крайний шампур и впился в него зубами, я с удовольствием последовал его примеру.

    Из дома вышли близняшки, схватили по шампуру и ушли обратно, досматривать какой-то фильм.

    – Слышал уже, мразоте педофильной пожизненное впаяли? – Паша облизнул жирные пальцы, тоскливо посмотрел на кучу мяса, не выдержал борьбы с самим собой и взял второй шампур.

    – Нет, – удивленно ответил я. – Суд вроде должен быть только через месяц!

    Паша прожевал кусок, вытер рот рукой.

    – Да че-та там… непонятно, как получилось, суд перенесли.

    – Вот как… – задумчиво отложил шампур. Надо позвонить судье, вынести благодарность. – Я сейчас.

    Зашел в дом и уединился в спальне, набрал номер судьи.

    – Валентина Андреевна, здравствуйте. Узнаете мой голос?

    – Да. Вы же обещали… – Невыразительный голос, полный печали и безнадежности. – Я с утра нахожусь в больнице, а они все спят.

    – Только что узнал. – Я потянулся к своему «касанию тьмы» и без труда развеял заклинание. – Будите. И не думайте, что, если спрячете их от меня, вам это поможет. Дотянусь и до другой стороны планеты.

    В телефоне послышался шорох и тихий голос:

    – Оля, Олечка, проснись, пожалуйста…

    – Мама… Что случилось?

    Донесся стук телефона о твердую поверхность, и связь отключилась.

    Я вышел из дома, посмотрел, как Паша доедает третий шампур мяса, и со вздохом взял свой. Есть уже не хотелось… Чувствовал себя шантажистом. Хотя разве это шантаж, заставлять людей делать свою работу? То, что ты обязан делать?

    – Ты что загрустил, друг? – спросил Паша. – Все ж нормален? Педофила ты нашел, его посадили, весь город радуется!

    – Взгрустнулось чего-то… – Я взял бутылку пива со столика, сделал большой глоток.

    Раздался стрекот мотоцикла за забором, приблизился к воротам и пропал.

    – К тебе, что ли? – удивился Паша.

    – Не знаю. – Я поглядел в сторону ворот – мой сторож, которого я, кстати, ни разу не видел, приоткрыл створку и с кем-то разговаривал. Спустя минуту он, приволакивая правую ногу, направился к нам.

    – Ты че, инвалида в сторожа взял? – спросил приятель.

    – Еще не знаю… – Дарья мне ничего не говорила…

    Парень лет двадцати доковылял до нас, остановился неподалеку. Несколько секунд помолчал, разглядывая, потом нехотя поздоровался:

    – Здравствуйте. Там к вам из деревни старик приехал, Поликарпом Дмитричем назвался. Что ему сказать?

    – Тебя как звать, сторож? – грубо спросил я, внимательно рассматривая ауру парня. Двадцать лет, серьезная травма ноги. А в глазах – ненависть. Причем не ко мне именно, а ко всем и всему.

    – Антон, хозяин. – Он иронично шаркнул больной ногой.

    – Пропусти деда.

    Парень молча развернулся и поковылял обратно.

    – Че у тебя с ногой, Антоха? – внезапно спросил Паша.

    Антон, не оборачиваясь, негромко произнес:

    – Не ваше дело.

    Паша дернулся было, потом решил, что связываться с больным не очень хорошо, и расслабился.

    – Борзый…

    – Да и пусть… – пожал я плечами. – Действительно, не наше дело.

    Поликарп Дмитрич, одетый в древний, наверняка довоенный серый костюм, подошел к нам. На ногах калоши, штанины заправлены в носки. Мнет кепку в руках.

    – Здрав будь, Владимир, – чуть поклонился дед.

    – Здравствуй, дед Поликарп, – я встал и поздоровался за руку, – садись за стол, угощайся.

    – Спасибо за приглашение, сыт. – Опять взялся мять кепку в руках.

    – Случилось что, дедушка? – Я сразу понял, что не просто так пришел. Даже интересно стало, что у них в деревне произошло.

    – Давеча разговор меж нами был… Что если помощь нам понадобится по твоей линии, ведовской… – издалека начал дед. – Так вот ведь, напасть какая случилась… – и замолчал.

    – Не томи, дед, рассказывай! – не выдержал Паша.

    – Дак ведь бабка Матрена на старости лет совсем головой повредилась… Пакостит… – Старик опять замолчал, опустил голову. – Поговорил бы с ней… Приструнил…

    – Ты чего, дед?! – возмутился Паша. – Хочешь, чтобы мы бабку на разбор тащили?

    – Погоди, Паша. Похоже, не все так просто, – успокоил я друга. – Рассказывай сначала, дедушка.

    – Дак ведь пакостит, почитай, второе лето уже… В прошлом годе у Любки корову со двора свела, потом пацана ейного сглазила, заикался половину лета… – покачал головой дед. – А ведь просто не поздоровалась с ней Любка, дуреха. Соседку, старуху Праську, со света сжила, тож ведь поругались по-соседски… Забор у Праськи упал на Матренины грядки с капустой…

    Паша застыл, выпучил глаза.

    – А нынче так вообще порчу навела на девчонок, высохли совсем, не едят толком… В Озерное возили, а тамошняя бабка помочь не смогла. Наша Матрена, видать, посильнее будет. Девчонки ейную вишню рвали, с веток, что на улицу свисают. Разве ж можно так, а?

    Дед опять помолчал, вспоминая.

    – У Дуняшки коровы болеют, молока и литра не дают, тож ейная работа. Плечом Матрену невзначай в магазине зацепила. Так и извинилась Дуняшка, а та все равно злобу затаила.

    – Так надо было сжечь ведьму вместе с домом! – отошел от шока Паша. – На вилы да…

    – Так ведь, Павел, – заговорил дед, – те, кто знают правду, боятся… А кто не знает, тот не верит… Да ведь не всегда Матрена такой вредной была. Раньше и повитухой помогала, и зубы хорошо заговаривала. Сглаз снимала да порчу тож. Травки сушила, от живота да головы оченно помогало…

    – Поеду на бабку Матрену гляну, – сказал я Паше. – Ты со мной?

    – Конечно! – возмутился друг. – Когда я еще ведьму увижу?!

    Мы загрузились в Пашин «крузак» и поехали по пыльной дороге за дедовым мотоциклом. Въехали в поселок, дед заглушил свой старый «Иж Юпитер» у первого дома. Паша остановился рядом, я открыл окно.

    – Дальше по улице, пятый дом справа, – спрятал глаза старик. – А я пойду лягу, спину чегой-то ломит… Знай, к дождю…

    – Вот дед… – сказал Паша, когда мы тронулись. – На разборку нас подписал, а сам в кусты! Испугался, сто пудов!

    – Точно… – Я разглядывал нужный нам дом. Дом как дом… Вон и бабка в огороде ковыряется…

    Мы вышли из машины, я накинул «щит духа» – кто их, бабок, знает… Потянул на себя приоткрытую деревянную калитку и шагнул во двор. Бабка Матрена оглянулась на шум, бросила зеленую пластиковую лейку и направилась к нам.

    В ней не было ничего от канонической ведьмы – в меру полненькая, лицо круглое, нос картошкой. Одета в старый спортивный костюм, синий, шерстяной, с белыми полосками. Такие были модными в начале семидесятых… Волосы убраны под белую косынку. Улыбается… А улыбается неприятно… Я пригляделся – так и есть, «личина» висит. Чужое лицо люди видят, не ее…

    – С чем пожаловали, гости незваные? – спросила бабка и запулила в меня «тенью страха».

    Я от удивления остолбенел. Заклинание, конечно, слабенькое, кривое вышло. Не обучалась ведьма в магических университетах.

    Заклинание разбилось о «щит духа», но самым краешком зацепило моего друга. Паша слегка взбледнул и спрятался за мою спину.

    Старуха прищурилась, выдала на-гора ведьмовский комплект: «порча», «неудача», «сглаз». Быстро так, наловчилась, видать, старая, за свои годы.

    – Так… – протянул я. – Значит, воевать собралась, ведьма…

    Схватка на порядок более сильного мага со слабым – молниеносная. Накладываешь «сферу отражения», которую слабый маг просто не в силах снять, и давишь его тупой силой, пока не выдохнется. А у ведьм вообще сплошная ментальная магия.

    Но я сделал по-другому, нужно наказать ведьму, не фиг с порога атаковать… Активировал «пресс» и стал медленно наращивать давление. Бабка еще успела применить два заклятия – сначала «разрушение чар», которое просто не сработало, так как было очень слабенькое. Потом попыталась достать меня «ослеплением» – мой «щит духа» его отклонил.

    Бабка Матрена рухнула на колени, потом распласталась всем телом на тропинке. Я присел на корточки рядом с ней и слегка ослабил давление.

    – Убивать будешь? – спросила Матрена.

    Я посмотрел на ее вдавленное в землю лицо, заглянул в глаза. Там не было ничего, кроме усталости, да еще и «личина» спала. Да, совершенно другое лицо – высохшее, костлявое, носасто-крючковатое…

    – Не знаю пока… – честно сказал я. – За нападение вроде и убить тебя нужно, с другой стороны, ты бы мне все равно ничего сделать не смогла.

    – Отпусти заклинание. Тяжело, – попросила бабка. – Не бойся, нападать не буду.

    – Да я и не боюсь, – пожал плечами и развеял «пресс». – Ты бойся.

    Матрена медленно встала на четыре точки, подползла к стене дома и оперлась на него спиной.

    – Зачем пакостишь, старуха? – Я сел на травку напротив нее. – Жить надоело?

    – Ты прав, колдун, надоело. Сто тридцать лет в этом году мне минуло. – Она, обнажив остатки волос, сняла с головы платок. Отряхнула, повязала снова. – Видела я, что ты сильнее меня, думала, убьешь сразу. Не хочу еще цельный десяток лет мучиться. А самой нельзя, ты знаешь… Нежить из ведьм получается страшная.

    – Три дня тебе, ведьма. Потом умрешь, – сказал я и наложил на нее «увядание». На молодых практически не действует, а стариков убивает быстро. – Исправь то, что натворила. Приеду, проверю. Не исполнишь, лучше тебе самой утопиться. Поняла?

    – Исправлю, колдун, куда ж я денусь. – Деревенская ведьма поднялась на ноги и, держась за бревенчатую стену дома, поковыляла в сторону крыльца. Заклинание уже начало действовать.

    Мы вышли со двора старухи, сели в машину, Паша завел двигатель и спросил:

    – Она правда умрет?

    – Конечно. Три дня, и увезут на кладбище. – Я задумался.

    – Че-та как-то неправильно это, старух убивать, – сказал Паша и нажал педаль газа.

    – Ты же слышал, она сама этого хочет. – Я посмотрел на него. – Легко умрет, не переживай. Да и пора уж ей…

    Паша довез меня до дома и уехал по своим делам. Я зашел во двор, сел в шезлонг и задумался. По всем поверьям перед смертью ведьма может передать свой дар. Вот только непонятно, появится ли дар у человека, не способного к магии? Прикинул, и так и так выходило, что возможно. Вероятность была высокая.

    – Ерема, позови Вику, – вслух приказал я.

    – Да, хозяин! – прошелестел голос домового.

    Девчонки пришли вдвоем, Кате тоже стало интересно, что это, сестру зовут, а ее нет…

    – Куда ездили? – Вика присела рядом, положила прохладную ладошку мне на грудь.

    – Почему нас не предупредил? – строго спросила Катя и залезла мне на колени, в глазах ее искрились смешинки. – Ты уж давай, Великий и Ужасный, ставь нас в известность, когда уезжаешь из дома!

    – В следующий раз – обязательно! – Я улыбнулся. – Вика, я задам тебе один вопрос… Хочешь стать ведьмой?

    – Ведьмой? – Она передернулась. – Нет, не хочу. Они страшные и злобные!

    – Ну почему, – я улыбнулся, – пока молодые – очень даже ничего! А злобные они в старости, потому что их никто не любит!

    – Я, я хочу! – заерзала Катя. – Можно я буду ведьмой?

    – Нет, Катюш, не получится. У тебя уже есть Дар, слабенький, конечно, но… Если его развить, будешь магиней, – ласково погладил ее по спине, ощущая тепло тела сквозь тонкую ткань халата. – А вот у Вики нет никакого…

    – Вот, так всегда! – Вика нахмурилась. – Она магиня, а я ведьма… Несправедливо!

    – Бе… – Катя высунула острый язычок, поддразнивая сестру. – Ведьма, ведьма!

    – Вик, ведьмовской дар, перешедший от старой ведьмы, может быть очень силен. Думаю, даже сильнее, чем у твоей сестренки. Конечно, фаерболами ты кидаться никогда не сможешь, но ментальная магия в умелых руках пострашнее сгустка плазмы.

    – Ну хорошо… – неуверенно произнесла девушка. – А где ты ведьму возьмешь? Ну, чтобы Дар у нее забрать?

    Я, ничего не скрывая, рассказал девочкам о наших приключениях в поселке. Близняшки повозмущались злобной старухой и дали слово, что никогда такими не станут.

    – Я буду хорошей ведьмой. – Вика прижалась ко мне, заглянула в глаза. – Только не зовите меня так. Я сделаюсь доброй волшебницей! – Она мечтательно улыбнулась.

    – Хорошо, солнышко, – посмотрел на Катю. – Давай, малыш, пообещай сестре, что не будешь ее звать ведьмой. А то научу Вику одному заклинанию, начнешь потом спотыкаться на каждом шагу! – шутливо пригрозил девчонке.

    – Ладно, пусть будет волшебницей… – нехотя сказала она. – Такая дразнилка клеевая была, – и вздохнула.

    – Вот и хорошо, через пару дней скатаем, навестим Матрену…

    – А ты меня научишь фаерболами кидаться? – спросила Катя, положив голову мне на плечо.

    – Тебе до фаерболов, как до Китая… гм… задним ходом… У тебя энергоканал как игольное ушко. Развивать нужно.

    – А у меня?

    – А у тебя вообще пока никакого нет. Будем посмотреть, что получится с Матреной.

    Через два дня мы собрались к ведьме. Близняшки натянули обтягивающие голубые джинсы и черные кожаные сапожки на высоком каблуке; надели темные водолазки. Стянули волосы в хвост на затылке, ну и получился «боевой камуфляж» а-ля «демоницы в городе», только хлыстов не хватало…

    – Как мы тебе? – Катя покружилась. – А?

    – Страшные, но красивые. – Увидел, как обе возмущенно поднимают брови, и сразу поправился: – Страшно красивые!

    – То-то! – Катя победно вскинула голову. – Мы готовы!

    – Только я боюсь… – Вика нервно перебирала пальцами край водолазки.

    – Не трусь, Викусь, – срифмовала сестренка. – Ты всегда трусихой была. Вова с нами, значит, все будет хорошо!

    – Все будет нормально! – Я приобнял девчонку, наложил на нее «спокойствие». – Давайте прыгайте в машину!

    – Я вперед! – Цокая каблучками по асфальту, Катя побежала к машине и запрыгнула на переднее пассажирское сиденье «Форестера».

    Вика подняла голову, встретилась со мной глазами.

    – Все, уже не боюсь!

    – Вот и молодец, прыгай за руль! А я, как барин, сзади поеду, – ласково улыбнулся ей.

    Вика аккуратно вырулила со двора, направила машину в сторону поселка и неторопливо поехала по гравийке, сосредоточенно объезжая ямы.

    – Вик, ну ты чего так медленно? – возмутилась Катя. – Дай я за руль сяду!

    – Мы никуда не торопимся… Вик, как в поселок въедешь, остановись у первого дома, с дедом надо поговорить.

    – Хорошо.

    Девушка остановила машину там, где попросил, и коротко бибикнула. Через пару минут из ворот показался Поликарп Митрич и бодрой походкой направился к нам.

    – Здравствуй, дедушка. – Я вышел из машины. – Новенькое что случилось?

    – И ты здрав будь, – прошелся рукой по бороде дед и степенно начал: – Матрена исправилась… вроде. Надысь ходила по деревне, извинялась… Никак помирать собралась, старая. Мож и порчу свою сняла, про то не ведаю. Но со всеми, на кого злобилась, встренулась, побалякала.

    – Спасибо, дедушка. Как обратно проедем, пошли старух к Матрене. Отойдет к вечеру.

    – Ох ты ж напасть какая… – перекрестился дед. – Бабку свою упрежу, сходит. А вы туда чего? Ну, к Матрене?

    – Проверю, все ли исполнила, что сказал, – не стал вдаваться в подробности.

    – Ну, с Богом, с Богом… – перекрестил меня дед, накладывая слабенькое «благословение»… Я еще раз внимательно рассмотрел его ауру – магическими способностями и не пахнет. Вспомнил подходящую фразу: «Вот что крест животворящий делает!» и вера людская… Надо бы в церковь сходить, посмотреть, что там и как. Сделал себе зарубку на память, попрощался и сел в машину.

    – Ну, здравствуй, Матрена. – Мы прошли в большую комнату.

    – Не до здоровья мне, колдун. – Ведьма сидела в стареньком обшарпанном кресле, стоявшем рядом с кроватью, украшенной вышитым белым покрывалом и пирамидой из пяти подушек. – Зачем девок своих приволок? – и тут же догадалась. – Дар мой передать им хочешь?

    Я прошел по полосатому коврику мимо старинного, явно самодельного шифоньера, покосился на лампочку с абажуром, сделанным из алюминиевой проволоки и обложки журнала «Огонек» за тысяча девятьсот двадцать третий год…

    – Этой не смогу! – Костлявый палец старухи указал на Катю. – Два Дара в одном человеке не уживутся… А вторая примет… Подойди ко мне, девка.

    – Подойди, – разрешил я, отвечая на вопросительный взгляд Вики.

    – Дай руки-то. – Ведьма схватила вытянутые вперед ладони девушки. – Колдун, заклинание свое сними. Мешает.

    Я молча развеял «спокойствие», Вика дернулась, но Матрена держала цепко. Поймала ее взгляд и забормотала что-то себе под нос. Аура девушки разбухла на глазах, энергия забурлила, окрашивая ее в ярко-зеленый цвет. Пока все шло нормально, но я следил, на всякий случай… Через минуту старуха выпустила руки Виктории и обессиленно откинулась, «личина» растаяла, явив сестрам настоящее лицо. Тихонько взвизгнула Катя, молча попятилась назад Вика.

    – Наложи мне «личину», колдун, – попросила бывшая ведьма. – Не узнают меня…

    Я выполнил просьбу, вкачав в заклинание энергии дня на четыре.

    – Идите, девки, на крыльцо, – попросила Матрена.

    – Идите, я сейчас выйду. – Кивнул я им. – Близняшки вышли в дверь, и мы остались одни.

    – Сможешь сам-то девку-то выучить? – спросила старуха, глядя в пространство незрячими глазами. – Ведовской науке баба учить должна.

    – Смогу. – Я уселся на трехногий облупившийся табурет, в несколько слоев покрытый краской. – Дело нехитрое.

    – Ну смотри… Лаской учи, не обижай. – Она помолчала, поправила узел платка под подбородком. – Нельзя мужику девку ведовству учить. Чуть обидишь, косо ляжет учение-то. Хлопот не оберешься потом.

    – Учту. – Я поднялся, отодвинул ногой табурет с прохода. – Прощай, Матрена.

    – Прощай, колдун. – Одинокая слезинка сбежала по морщинистой щеке. – Иди.

    Вечером после ужина, когда я еще сидел за столом, ко мне подошли близняшки, уселись напротив. Вика потупила взгляд и начала рисовать пальчиком на столешнице видимые одной ей узоры, Катя, наоборот, смотрела мне в глаза.

    – Что случилось, девочки? – Я сыто откинулся на спинку стула.

    – Мы не хотим на тебя давить, но нам нужно серьезно поговорить, – начала Катя. – Насчет сторожа.

    – Слушаю, и очень внимательно, – слегка напрягся я.

    – Он так смотрит на нас… – Вика несмело подняла на меня глаза, потом опять уперлась взглядом в столешницу. – Я чувствую себя так, словно я сделала что-то нехорошее…

    – Мы хотим, чтобы ты его уволил, – взяла быка за рога ее сестра. – Он нас ненавидит! Смотрит, как на… и улыбается поганенько!

    – Я понял вас, – расслабился, а то уж понапридумывал всякого… – Никого увольнять за «поганые» взгляды я не намерен. Свою работу он выполняет.

    – Думаю, он из-за травмы такой злой. – Вика мельком глянула на сестру, та надулась. Ну ничего, иногда полезно коготки стричь. – Может, ты его вылечишь?

    – Я не хочу никого лечить против его воли… – протянул я. – Если он…

    – Он никогда никого ни о чем не попросит, – твердо произнесла Вика. – Он упивается своей болью, считает, что она дает ему право на ненависть.

    – С чего ты это взяла, солнышко? – Неужели Дар начинает проявляться?

    – Чувствую.

    – Это хорошо, что чувствуешь. – Я посмотрел на Катю. – А ты, киса, что думаешь по этому поводу?

    – Поговори с Дарьей, – коротко ответила она, глядя в сторону. Все еще с обидой.

    – Так… Давайте, девочки, сами. – Если Дарья попросит как мать, фиг с ней, свободой воли.

    – Я поговорю, – решительно сказала Вика и встала. – Прямо сейчас. Кать, сходишь со мной?

    – Схожу. – Девчонки спустились на первый этаж и в полголоса стали о чем-то разговаривать. Я так понял, решали, что рассказать Дарье обо мне.

    Близняшки вернулись быстро, не прошло и четверти часа. Привели с собой слабо сопротивляющуюся Дарью в домашней одежде. Она была, мягко говоря, растерянна. Я тоже растерялся, когда увидел, что на ней висит заклинание «убеждение». Все-таки Вика, хоть и неосознанно, смогла его применить… даже не знаю, радоваться ли такому быстрому прогрессу. Нельзя давать автомат ребенку…

    – Здравствуйте, Владимир. Я… мне… тут сказали… – путано начала она, растерянно оглядываясь по сторонам, словно не понимая, как здесь оказалась.

    – Расскажи мне о сыне, – сознательно перешел на «ты» и усилил действие слабенького «убеждения». – Что с ним случилось?

    – Он мне мало что рассказывал… – Дарья опять потерянно оглянулась. – Служил на Северном Кавказе… Вместе с оружием пропал с поста. Его объявили в розыск как дезертира! – Тут она расплакалась. – Представляете, приходит ко мне участковый и спрашивает, где я прячу сына! Мол, он дезертир! А последнее письмо я получила за месяц до этого – Дарья вновь зашлась в рыданиях, а девчонки, успокаивающе поглаживая ее по плечам, усадили на диван.

    – Успокойся. – Поверх «убеждения» легло «спокойствие». – Дальше.

    Женщина вытерла слезы, прерывисто вздохнула и уже спокойно продолжила:

    – Он вернулся в часть сам, через два месяца. Грязный, оборванный, с изуродованной ногой. Рассказал, что был в рабстве. Первый раз убежал, поймали – искалечили ногу. Чтобы быстро не бегал. – Дарья замолчала, вспоминая. – Потом, когда нога стала заживать, убежал второй раз. Несколько недель выбирался горами, лесами. – По ее спокойному лицу побежали слезы. – Ел всякую гадость, от личинок до лягушек…

    – Дальше, – приказал, глядя на нее.

    – А потом – госпиталя, операции, допросы. Ногу до конца вылечить не смогли, слишком сильные повреждения… Озлобился на всех… Даже на меня, хотя я-то в чем виновата? В том, что от армии не отмазала? Так он сам туда рвался. «Приду, – говорит, – мужиком, мама». Пришел вот такой…

    – А что с делом о похищении? – тихо спросила Вика, вытирая мокрые щеки ладошкой. – Нашли тех, кто это сделал? – Девушка быстро-быстро моргала ресницами, стряхивая слезинки.

    – Как же… – криво улыбнулась Дарья. – Кавказ же исправился, какое там может быть рабство и похищение людей? Нам же говорят с экранов телевизоров, что Кавказ дружелюбный, всех боевиков поймали, посадили. Показывают заново отстроенные аулы, улыбающихся чабанов, говорящих о любви к России. Но не показывают, кто убирает дерьмо за овцами, кто ночами таскает камни с рек для стройки, выполняет всю тяжелую работу… Кого можно бить и пытать, когда захочется… В России рабства быть не может… Тем более в таких масштабах.

    – Чем дело закончилось? – Мне тоже стало интересно, хотя я уже и догадался…

    – Ничем. Ладно, хоть не посадили за дезертирство и потерю оружия. Обещали, если болтать много будем…

    – Понятно… – протянул я. – Дальше лечить не пробовали?

    – Травматолог сказал, что нужен растянутый во времени комплекс операций. Что-то там восстанавливать, наращивать. Что лучше это делать в зарубежных клиниках. Антон отказался, хотя его отец и предлагал оплатить лечение. – Она замолчала.

    – Почему? – хором спросили удивленные близняшки.

    – Когда сына комиссовали по состоянию здоровья, мы уже несколько месяцев были в разводе. Когда Антон узнал, чуть не убил отца, еле оттащили. Сказал, что не нужен ему такой папашка… И деньги его не нужны.

    – Ты хочешь, чтобы сын стал здоровым? – задал я дурацкий вопрос. А что делать…

    – Конечно… Какая мать не хочет, чтобы ее ребенок был здоров? – недоуменно подняла на меня покрасневшие глаза Дарья. – Но он не возьмет у вас деньги.

    – Позови его! Скажи, нужен.

    Дарья послушно набрала номер на сотовом, после того как сын взял трубку, сказала в микрофон:

    – Антош, подойди в дом к Владимиру. Помощь твоя нужна, – убрала телефон и опустила голову.

    – Вика, – решил при Дарье не звать домового. – Простыню, чистую. Катя – бутылку водки.

    Девчонки стартанули с места, а Дарья задала вопрос:

    – Слухи ходят, что вы сильный экстрасенс… Я не знаю, правда это или нет… Но если вы можете, помогите ему, – и, несмотря на «спокойствие», заплакала.

    Прибежали близняшки, сунули мне в руки бутылку и аккуратно сложенный кусок белой ткани, вопросительно заглянули в глаза.

    – Придет Антон, скажите, пусть спустится в подвал, типа мусор убрать, что ли…

    – Ерема. – Я остановился перед кристаллом, настраиваясь на него.

    – Да, хозяин, – прозвучало сзади.

    – Стол с первого этажа подвала спустите сюда.

    – Прости, хозяин. Не сможем. Большой шибко, – виновато произнес домовой.

    – Разберите стол, перенесите сюда по частям. Справитесь?

    – Да, хозяин.

    За спиной раздался шум и тут же прекратился, домовые собрали мебель.

    Я, конечно, никогда такие операции не делал, знаю только теорию, но, думаю, справлюсь. Прошелся по подвалу вокруг наполненного мощью кристалла-маносборника, освежая в памяти заклинания и тут же подвешивая их в неактив. Многовато… Хватило бы канала… Надеюсь, мне не придется активировать все.

    – Понастроят лестниц круглых… – злобно прозвучал голос спускающегося сторожа. – Буржуи драные. Чтоб вас всех… – остановился, удивленно осмотрел помещение, задержался взглядом на кристалле. – Это что еще за хрень?

    – Кристалл, – ответил я и, сосредоточившись, направился к столу, накрытому простыней. Тут же стояла бутылка водки. – Подойди сюда.

    – Что, водку пить будем? – Антон доковылял до меня. – И че, без закуси? – презрительно скривил лицо.

    – Залезай на стол.

    – На фига? – Парень подозрительно посмотрел на меня. – Ты чего, извращенец? С кем-нибудь другим развлекайся!

    – Да что ж ты такой трудный, а? – психанул я и ударил его парализацией, подхватил обмякшее тело, кинул на стол. – И тебя вылечим…

    – Ты чего это? – невнятно произнес он, когда я повернул его на бок.

    – Станешь мешать, всего парализую. Сможешь, как овощ, только глазками моргать. Но не хотелось бы, и так большой расход энергии намечается. Сейчас будет больно, – ткнул кончиком «огненного когтя» в поясницу рядом с позвоночником, вскрывая нервный ствол. На него легла «локальная заморозка». – Штаны с тебя снимать не буду, а то опять в извращенцы запишешь.

    Разрезал штанину вдоль, поднял лоскуты вверх, обнажив ногу чуть выше колена. Да, зрелище еще то – от середины икры до ступни мышц практически нет, то ли атрофировались, то ли срезаны… «взгляд лекаря» сработал как рентген, только в цвете. Старательно полил водкой ногу от стопы до начала бедра, не забыл и свои руки.

    – Да, парень… – Я посмотрел ему в лицо. Он старательно выворачивал шею, пытаясь разглядеть, что я делаю. – Покорежило тебе ногу… Да и врачи армейские накосячили…

    Нервный ствол в икре был порван и либо сшит неправильно, либо после операции частично разошелся шов. Отдельные волоски нерва вросли в мясо, что наверняка вызывало сильную боль при хождении и перепадах атмосферного давления.

    – Начнем, пожалуй, с нерва, ты не против? – смахнул «когтем» искореженные, сросшиеся между собой мышцы, открывая поврежденный участок, кинул за спину на пол. – Не переживай, солдат, новые выращу.

    Аккуратно пережал телекинетическими «зажимами» крупные сосуды, которые не запаялись «огненным когтем», вырезал поврежденный участок, взял концы нерва пальцами, натянул, прижал друг к другу, срастил.

    – Ну вот, – смахнул пот со лба тыльной стороной ладони. – Пока все идет хорошо, – посмотрел на пациента. – Ты как, нормально?

    – Нормально… – Антон, бледный как смерть, все так же сильно вывернув шею, смотрел на оперируемую ногу.

    – Ну, тогда продолжим… Смотри, шею себе не сверни. – Я задействовал силу, накопленную кристаллом: мощности моего канала тут не хватит. В течение двух часов нарастил все мышцы, каждую отдельно, закрепил, сосуды тоже пришлось вырастить заново. Поправил все сухожилия – хоть их врачи сшили нормально. Только одно, растянутое, пришлось укоротить. Повозился с костями стопы – некоторые срослись неправильно. Сломал заново, срастил. Осталось запаковать все это «мясо» в кожу, но руки начали трястись, голова трещала, слишком мощный поток энергии прошел через мозг.

    – Слушай… – Я задумчиво потянул кожу на икре… не хватает. – Сколько смогу, натяну. Нарастить, как было до травмы, сейчас не смогу. Устал. Короче, шрамы украшают, ну, ты понял…

    – Ладно, – прохрипел Антон.

    Я удивленно вскинулся на него: лицо потное, как у меня, и голова дрожит от напряжения – шея, видать, устала.

    – Да я твоего разрешения не спрашивал, так, мысли вслух, – пробормотал и натянул кожу с одной стороны, прижал, срастил. Ту же операцию проделал с другой стороны – некрасиво получилось… уродливый шрам начинался чуть выше середины голени и заканчивался почти около пятки. Снял со своего первого серьезного пациента все заклинания, кинул «спокойствие».

    – Все, встань и иди, – спихнул его ноги на пол. – Дай мне полежать, – столкнул его со стола и улегся сам, закрыв глаза.

    – Стопа не гнется…

    – Обнаглел, да? Сустав у тебя сколько времени не шевелился? Зарос! – произнес устало, не открывая глаз. – Иди и разрабатывай… И не болтай, а то быстро обратно назад все верну. Или того хуже… – Я провалился в забытье.

    Назад к карточке книги "Первый маг России"

    itexts.net