Книга Волчья стая читать онлайн. Волчья стая книга


Читать Волчья стая - Бушков Александр Александрович - Страница 1

Александр Бушков

ВОЛЧЬЯ СТАЯ

«Зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток».

Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ «Братья Карамазовы»

«Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу».

О. ГЕНРИ «Дороги, которые мы выбираем»

Большинство действующих лиц романа вымышлены, а те, чьи прототипы существуют в реальности, никогда не совершали ничего из приписанного им автором.

Александр Бушков

Часть первая

ВЕСЬ МИР – ТЕАТР

Глава первая

Веселуха, господа, веселуха!

Часов, конечно, не было ни у кого, но человек и не к таким неудобствам приспосабливался, причем в хорошем темпе, – и за неделю они уже начали кое-что соображать. Когда солнце (по определению Синего, «балдоха») оказывалось аккурат над вершиной возвышавшейся за озером сопки, над кучкой высоченных кедров, этаким рыцарским плюмажем украшавших лысоватую макушку, – тут-то и наступало время законного обеда, поскольку орднунг есть орднунг, это общеизвестно.

Конечно, они уже заранее поглядывали за озеро, на кедры и солнце, – но прошло довольно много времени, прежде чем рыжий Ганс появился на кромке огромного, но неглубокого котлована. Расставил пошире ноги в начищенных сапогах, картинно держась за висевший на груди шмайсер, долго взирал на копошившихся в котловане землекопов – тянул время, сука рыжая, использовал на всю катушку свой крохотный ломоток властишки. Притворялся, будто не замечает, как на него зыркают украдкой. Лагерная кличка у него была Чубайс – за рыжину и вредность. Ганс на нее крепко обижался, но что ты тут поделаешь?

Эсэсовец постоял еще немного, старательно изображая, что в приступе тяги к высокой эстетике любуется пейзажем, потом заорал во всю глотку:

– Обед, кацетники! Жрать!

И предусмотрительно отступил подальше от того места, где по пологому откосу обычно и выходили из котлована, чутко напружинился. Рядом появился Вилли с овчаркой на поводке. Это Рудольф откровенно сачковал, не хуже кацетников, а Ганс с Вилли к службе относились со всем рвением, подловить их нечего было и пытаться…

«Полосатики» живенько потянулись к откосу, напутствуемые бравыми воплями Ганса:

– Лопаты не бросать, мать вашу! Сколько долблю? В землю втыкайте аккуратненько, друг возле дружки! Кому говорю, жопа лысая? Швайн! Дома лопату тоже кидаешь где попало? Да не ты жопа лысая, а вон та, которая еще и пузатая! Швайн!

– Ферфлюхтер хунде, цум тойфель! – поддержал его Вилли, демонстрируя тем самым не в пример большую интеллигентность. – Абер шнель!

Овчарка тоже вносила свою лепту, гавкая и дергаясь на прочном плетеном поводке. Намордник у нее был основательный, но лаять не мешал.

– По бригадам разбивайсь, по бригадам! – орал Ганс. – Что вы мне стадом претесь? На митинг вышли, что ли? Вы в лагере или где? Первая бригада, пошла! Порядок соблюдать, а то без обеда вмиг оставлю! Первая пошла, вторая готовится!

Насчет обеда, конечно, было сказано чересчур цветисто – не заслуживала полуденная жратва столь высокого названия. Вся она, вся до единой пайки, умещалась в пластиковом пакете с яркой картинкой, такие в любом магазине стоили штуку и рвались, стоило туда запихать что-то посолиднее полудюжины бутылок пивка. Паскуда Фриц, удобно рассевшийся на прибитой к двум пенькам толстой доске, конечно же, опять выбрал картинку отнюдь не случайно – на пакете красовалась грудастая блондинка, имевшая на себе из одежды лишь белую маечку, да и то мокрую до полной прозрачности.

Пока «полосатики» подравнивались, добиваясь согласно правилам идеальной шеренги, Фриц поигрывал здоровенным охотничьим ножом с наборной рукояткой из березы и жизнерадостно ржал:

– Хороша кукла, доходяги? А ведь стебет кто-то, это уж как закон. Да вы не чинитесь, взяли и спустили в штаны заместо десерта, дело житейское… Ну, стали? Номер один, шаг вперед! Держи пайку. Дома, поди, такой роскоши и не видывал?

Оружия при нем не было – черные научены горьким опытом, кто-то однажды завладел пистолетом раздатчика, хотя того и страховали охранники. Ну, а нож отбирать бессмысленно, что ты с ним в данной ситуации будешь делать?

Фриц сноровисто пластал буханки на четвертушки, а колбасу резал на глазок, сохраняя лишь минимум справедливости. Впрочем, у него и четвертушки получались безнадежно далекими от симметрии. Кто-то, как всегда, уныло ворчал, зная, что ничего этим не изменит, а Фриц, опять-таки, как всегда, столь же рутинно отругивался:

– Я вам, бля, не ювелир, нехер изощряться тут…

– Ну ты уж вовсе обнаглел! – возмутился Синий, получивший особенно куцый колбасный обрубок.

– Я что, себе экономлю? – лениво фыркнул Фриц. – Меньше сожрешь, товарищам больше достанется. Солидарность у тебя где?

Синий сквозь зубы и в рифму коротко объяснил, где в данном случае находится эта самая пресловутая солидарность, но больше спорить не стал – все равно бесполезно. Отошел развинченной походочкой, сел под кедром и брезгливо принялся обдирать кожицу со своего обрубка. В этом весь обед и заключался – четвертушка буханки и кусок скользкой, синюшно-бледной ливерной колбасы. Не просто обед, а еще и ежедневная лотерея – благодаря Фрицеву раздолбайству. Поневоле это превращалось в событие, каковыми здешняя жизнь была чертовски бедна: кусок побольше – нешуточный повод порадоваться, кусок поменьше – соответственно, повод для грусти. Классический лагерный набор впечатлений. Согласно апологетам жанра.

Когда все три бригады получили небогатую жратву, Фриц потряс опустевшим пакетом:

– Уркаганы, никому не надо? Глядишь, вечерком и подрочите, на ляльку глядя.

Никто на него не обратил внимания – и эта хамская шуточка давно приелась, Фриц был субъектом ограниченным, не способным на полет творческой фантазии.

Каким бы убогим обед ни был, а схарчили его быстро – не тот случай, чтобы привередничать. Зато с послеобеденным отдыхом обстояло совершенно иначе – полагался целый час, и они вольготно развалились на прогретой солнцем земле, вытащили «Приму», к которой тоже успели поневоле привыкнуть. Разумеется, местный эстет и сноб Володя Василюк, как обычно, потреблял майскую «Приму» не в ее первозданном виде, а старательно умял в трубку табачок из двух сигарет.

– Ну прям как товарищ Сталин, – громко сообщил Синий в пространство, ни на кого не глядя.

Василюк фыркнул, дернул щекой со здоровенным и багровым родимым пятном, не уступавшим тому, что украшало лысину последнего генсека. Со стороны Синего это была чистейшей воды издевательская подначка, поскольку Сталина Вова как раз и не любил, будучи патологическим демократом, а потому разобиделся не на шутку, хоть и старался этого не показывать. Чтобы свое хамство еще более усугубить, Синий, перед тем как растянуться в непринужденной позе, словно бы невзначай расстегнул донизу полосатый бушлат. На груди у него красовалась церковь с немалым числом куполов – а вот пониже левого соска как раз и синел выполненный с большим сходством профиль Иосифа Виссарионовича. «Под легендарного канает наш блатарь, – лениво подумал Вадим. – Никак он не мог сидеть при Сталине, даже пацаном не мог, года не те, не стыкуется…»

На огромной поляне воцарилась умиротворенная тишина – все три бригады «полосатиков», старательно разведенные подальше друг от друга, блаженно попыхивали дешевенькими сигаретками, эсэсовцы, по два на бригаду, посиживали себе на надлежащем расстоянии, исключавшем всякие неожиданности, овчарка тоже задремала, но чутко, то и дело трепеща ушами. На спокойной воде озера там и сям поблескивали солнечные искорки, зеленела тайга, голубело небо, желтел неглубокий, но обширный котлован, который был абсолютно никому не нужен, ни тем, кто его копал, ни тем, кто приказал копать, вообще никому на нашей грешной земле.

online-knigi.com

Читать Волчья стая - Черрит Роберт - Страница 1

Роберт Черрит

Волчья стая

(Боевые роботы — BattleTech)

Часть первая

Смесь

3053 год

I

Имя мое Брайен Камерон. Я один из тех, кто носит форму воинов Волчьих Драгун. В общем, обычный солдат, хотя друзья сказали мне, что сама попытка поведать миру эту историю выделяет меня из рядов простых воинов. Может, они и правы, хотя это не имеет значения. Знаю одно — я посчитал необходимым запечатлеть то, что случилось с нами, чтобы подвести черту под событиями, повлиявшими на мою жизнь и на жизни тех, кто носил и продолжает носить мундир Волчьих Драгун. Хотелось бы надеяться, что идущим следом повезет больше и они смогут избежать многих ошибок, учитывая наш опыт.

Я не претендую на всезнайство, честно излагая все, с чем пришлось столкнуться мне самому. Что же касается событий, в которых я участия не принимал, и слов, которых не слышал, полагаюсь на добросовестность очевидцев и собственное чутье, но я честно пытался следовать духу и букве рассказанного мне. Я говорил со всеми — ну, кроме, может, одного — героями моего повествования и поэтому взял на себя смелость излагать некоторые события от их лица. Лично я верю, что все рассказанное ими — правда, по крайней мере, как они сами ее понимали. А кто, кроме Творца, может знать настоящую истину?

Итак, слушайте рассказ Брайена Камерона. Кстати, первые семнадцать лет своей жизни я был просто Брайеном. Само собой, имел я и полное имя, но в то время оно играло роль скорее простого указателя, чем подлинного имени. Впрочем, не стану отклоняться, перебирать грехи моей юности: это только внесет лишний сумбур в мое повествование. В Драгунах мы твердо уверовали в то, что малейшее колебание на поле боя — верная смерть. Но если воин не испытывает напряжения, царящего на поле боя, то он поневоле начинает мешкать и канителиться.

Так что приношу свои извинения.

К концу февраля 3053 года нас в сиб-группе оставалось всего с десяток. Остальные к тому времени получили назначения: кто куда и каждый по своим заслугам. Мы все жутко переживали, когда нас собрали на плацу полигона Тетсухары, чтобы объявить результаты последнего испытания. Волнений хватало уже оттого, что мы должны были узнать оценки для окончательного назначения на должность воина боевого робота, но к тому же мы ждали и результатов Суда Имени Чести.

Я знал, что достаточно успешно справился с последним испытанием, но предполагал, что оценка окажется недостаточно велика для присвоения мне звания. Впрочем, на место воина в одном из линейных полков я мог рассчитывать наверняка, даже в худшем случае. И все же нервишки пошаливали. Ведь как и все остальные сибы, я принимал участие в Испытании Имени Чести. Все мы являлись нераздельной частью генетического наследства родового имени Камерон и имели полное право претендовать на него. Правда, все мы были еще достаточно молоды для возрастного порога, необходимого для получения этого имени, но некоторые из нас все же лелеяли надежду, что высокая оценка сыграет свою роль. Короче, шансы перед началом испытаний были у всех. Но я, как мне казалось, выступил не особенно блестяще.

И вот стоял я, остолбенело уставясь в громадный экран, под которым чинно восседали наши офицеры — инструкторы в парадной форме. На экране стали появляться ряды имен, оценок и назначений.

Мое имя вместе с номером стояло во главе списка. Как оказалось, у меня были лучшие результаты не только в нашей сиб-группе, но и во всем выпуске. Я успешно прошел испытания и заслужил привилегию носить родовое имя Камерон. Список назначений еще несколько секунд продолжал разворачиваться на экране, но меня это уже совершенно не волновало. Еще никогда в жизни я не был так счастлив.

Несколько моих сверстников толклись поблизости, когда я стоял, пялясь в монитор. Оглянувшись, я прочел в их глазах разочарование собственными результатами. Джовелл, мой недавний соперник возрастом постарше, уступивший мне по очкам во всех военно-полевых разрядах, видимо, наступил на горло собственному самолюбию и оказался одним из первых, кто принес ритуальные поздравления новому носителю Родового Имени. Я не мог сдержаться от усмешки, отвечая на его поздравление. По реакции Джовелла я понял, что усмешка задела его. Однако в своем восторженном состоянии я не обратил на это внимания. Джовелл повернулся и скрылся в толпе. Здесь уже скопилось предостаточно желающих принести свои поздравления новому Камерону.

Многие при этом высказывались искренне. Каждый из нас имел дело с одними и теми же испытаниями, и, раз уж мы выложились, кто на что способен, не было никакого бесчестия в том, что ты не оказался первым. Все мы были лишь частицей Волчьих Драгун, и успех одного становился успехом для всех остальных. Но от этого не менее приятно было принять эти искренние поздравления от восхищенных сверстников, и я был просто-таки переполнен нахлынувшей на меня волной восторга моих сибов. Каждый и каждая желали имени Камерон для себя, однако им удалось, по крайней мере внешне, ничем не выразить разочарования. Они улыбались, смеялись и хлопали меня по спине, отказываясь обращаться ко мне не иначе, как называя полным именем — Брайен Камерон. Один из нашей сиб-группы завоевал Родовое Имя, и теперь все мы разделяли эту честь. Я был страшно горд и в то же время в глубине души стыдился, потому что сомневался, что сам смог бы столь же искренне и открыто радоваться, окажись на моем месте Карсон, Джеймс, Лидия или кто другой.

Толпа окружавших меня поздравителей и пожалате-лей мало-помалу расступилась, пропуская вперед чернокожего человека, который двинулся прямо ко мне. Полковник Джейсон Кармоди собственной персоной. Блеск серебряных планок и значков на его мундире прекрасно сочетался с благородной сединой в волосах и лицом, на котором время прочертило весь его жизненный путь — путь удачливого воина, достаточно удачливого, чтобы уцелеть в сражениях и дожить до столь преклонного возраста. Кармоди числился в кадровом составе и был одним из первых боевых товарищей самого Джеймса Вульфа. Он занимался своим делом, когда ни меня, ни кого-либо другого из сибов еще не было на свете. Некогда Кармоди управлял воздушно-космическими силами Драгун. Он ушел в отставку после ранения в одной из боевых операций на Капелле и вскоре после гибели полковника Эллмана был назначен на должность нашего командира-инструктора. Теперь Кармоди находился в должности командира корпуса охраны, что сделало его ответственным за руководство тренировочными программами Драгун. Так что и нам суждено было узнать его железную руку.

Для нас он всегда был фигурой суровой и недоступной, кладезем знаний, офицером с непререкаемым авторитетом и редкого благородства. Теперь же он отошел от просмотрового экрана и приблизился ко мне. Я так и оцепенел, когда его глаза скользнули по мне с головы до ног.

— Поздравляю вас, Брайен Камерон. Вы заслужили Родовое Имя. Честь вашему Имени.

Ритуальное приветствие на сей раз прозвучало искренне, в отличие от того, что преподнес Джовелл. Это были слова моего командира — голос силы и власти. Я смог лишь выдавить из себя шепотом:

— Сайла.

Тут глаза его несколько подобрели.

— Вы так похожи на него, что мне кажется, будто передо мною стоит призрак.

Я знал о своем сходстве с Основателем, но такое случалось со всеми из нашей сиб-группы на определенной ступени развития. Я никогда не придавал особого значения этому сходству. Знал я и то, что память иногда сбивает с толку зрение, и ответил поклоном на это замечание седого полковника. Вновь подняв голову, я понял: шок, вызванный личным поздравлением Кармоди, настолько ослепил меня, что я не разглядел еще двух Драгун-офицеров, сопровождавших командира.

Старший из воинов — майор Алисия Камерон. Она была не первой из заслуживших это имя, освященное нашим Основателем Вильямом Камероном — такая честь досталась Малькольму, погибшему при обороне Лютеции. Зато Алисия считалась старшей, завоевав свое имя на возместительном состязании после смерти Малькольма. Младший офицер, капитан Гарри Камерон, был из второго поколения Камеронов. Он получил это имя на первом состязании для своего возрастного порога, одолев в поединке кровного сына Вильяма Камерона. Хотя Гарри раньше стал Камероном, он предоставил слово Алисии как старшей.

online-knigi.com

Волчья стая читать онлайн - Онлайн Библиотека ReadMe.Club

Глава перваяВеселуха, господа, веселуха!Часов, конечно, не было ни у кого, но человек и не к таким неудобствам приспосабливался, причём в хорошем темпе, — и за неделю они уже начали кое-что соображать. Когда солнце (по определению Синего, «балдоха») оказывалось аккурат над вершиной возвышавшейся за озером сопки, над кучкой высоченных кедров, этаким рыцарским плюмажем украшавших лысоватую макушку, — тут-то и наступало время законного обеда, поскольку орднунг есть орднунг, это общеизвестно.Конечно, они уже заранее поглядывали за озеро, на кедры и солнце, — но прошло довольно много времени, прежде чем рыжий Ганс появился на кромке огромного, но неглубокого котлована. Расставил пошире ноги в начищенных сапогах, картинно держась за висевший на груди шмайсер, долго взирал на копошившихся в котловане землекопов — тянул время, сука рыжая, использовал на всю катушку свой крохотный ломоток властишки. Притворялся, будто не замечает, как на него зыркают украдкой. Лагерная кличка у него была Чубайс — за рыжину и вредность. Ганс на неё крепко обижался, но что ты тут поделаешь?Эсэсовец постоял ещё немного, старательно изображая, что в приступе тяги к высокой эстетике любуется пейзажем, потом заорал во всю глотку:— Обед, кацетники! Жрать!И предусмотрительно отступил подальше от того места, где по пологому откосу обычно и выходили из котлована, чутко напружинился. Рядом появился Вилли с овчаркой на поводке. Это Рудольф откровенно сачковал, не хуже кацетников, а Ганс с Вилли к службе относились со всем рвением, подловить их нечего было и пытаться: «Полосатики» живенько потянулись к откосу, напутствуемые бравыми воплями Ганса:— Лопаты не бросать, мать вашу! Сколько долблю? В землю втыкайте, аккуратненько, друг возле дружки! Кому говорю, жопа лысая? Швайн! Дома лопату тоже кидаешь где попало? Да не ты жопа лысая, а вон та, которая ещё, и пузатая! Швайн!— Ферфлюхтер хунде, пум тойфель! — поддержал его Вилли, демонстрируя тем самым не в пример большую интеллигентность. — Абер шнель!Овчарка тоже вносила свою лепту, гавкая и дёргаясь на прочном плетёном поводке. Намордник у неё был основательный, но лаять не мешал.— По бригадам разбивайсь, по бригадам! — орал Ганс. — Что вы мне стадом прётесь? На митинг вышли, что ли? Вы в лагере или где? Первая бригада, пошла! Порядок соблюдать, а то без обеда вмиг оставлю! Первая пошла, вторая готовится! Насчёт обеда, конечно, было сказано чересчур цветисто — не заслуживала полуденная жратва столь высокого названия. Вся она, вся до единой пайки, умещалась в пластиковом пакете с яркой картинкой, такие в любом магазине стоили штуку и рвались, стоило туда запихать что-то посолиднее полудюжины бутылок пивка. Паскуда Фриц, удобно рассевшийся на прибитой к двум пенькам толстой доске, конечно же, опять выбрал картинку отнюдь не случайно — на пакете красовалась грудастая блондинка, имевшая на себе из одежды лишь белую маечку, да и то мокрую до полной прозрачности.Пока «полосатики» подравнивались, добиваясь согласно правилам идеальной шеренги, Фриц поигрывал здоровенным охотничьим ножом с наборной рукояткой из берёзы и жизнерадостно ржал:— Хороша кукла, доходяги? А ведь стебет кто-то, это уж как закон. Да вы не чинитесь, взяли и спустили в штаны, заместо десерта, дело житейское: Ну, стали? Номер один, шаг вперёд! Держи пайку. Дома, поди, такой роскоши и не видывал? Оружия при нем не было — чёрные научены горьким опытом, кто-то однажды завладел пистолетом раздатчика, хотя того и страховали охранники. Ну, а нож отбирать бессмысленно, что ты с ним в данной ситуации будешь делать?Фриц сноровисто пластал буханки на четвертушки, а колбасу резал на глазок, сохраняя лишь минимум справедливости. Впрочем, у него и четвертушки получались безнадёжно далёкими от симметрии. Кто-то, как всегда, уныло ворчал, зная, что ничего этим не изменит, а Фриц, опять-таки, как всегда, столь же рутинно отругивался:— Я вам, бля, не ювелир, нехер изощряться тут:— Ну ты уж вовсе обнаглел! — возмутился Синий, получивший особенно куцый колбасный обрубок.— Я что, себе экономлю? — лениво фыркнул Фриц. — Меньше сожрёшь, товарищам больше достанется. Солидарность у тебя где?Синий сквозь зубы и в рифму коротко объяснил, где в данном случае находится эта самая пресловутая солидарность, но больше спорить не стал — все равно бесполезно. Отошёл развинченной походочкой, сел под кедром и брезгливо принялся обдирать кожицу со своего обрубка. В этом весь обед и заключался — четвертушка буханки и кусок скользкой, синюшно-бледной ливерной колбасы. Не просто обед, а ещё и ежедневная лотерея — благодаря Фрицеву раздолбайству. Поневоле это превращалось в событие, каковыми здешняя жизнь была чертовски бедна: кусок побольше — нешуточный повод порадоваться, кусок поменьше — соответственно, повод для грусти. Классический лагерный набор впечатлений. Согласно апологетам жанра.Когда все три бригады получили небогатую жратву, Фриц потряс опустевшим пакетом:— Уркаганы, никому не надо? Глядишь, вечерком и подрочите, на ляльку глядя. Никто на него не обратил внимания — и эта хамская шуточка давно приелась,Фриц был субъектом ограниченным, не способным на полет творческой фантазии. Каким бы убогим обед ни был, а схарчили его быстро — не тот случай, чтобы привередничать. Зато с послеобеденным отдыхом обстояло совершенно иначе — полагался целый час, и они вольготно развалились на прогретой солнцем земле, вытащили «Приму», к которой тоже успели поневоле привыкнуть. Разумеется, местный эстет и сноб Володя Василюк, как обычно, потреблял манскую «Приму» не в её первозданном виде, а старательно умял в трубку табачок из двух сигарет.— Ну прям как товарищ Сталин, — громко сообщил Синий в пространство, ни на кого не глядя.Василюк фыркнул, дёрнул щекой со здоровенным и багровым родимым пятном, не уступавшим тому, что украшало лысину последнего генсека. Со стороны Синего это была чистейшей воды издевательская подначка, поскольку Сталина Вова как раз и не любил, будучи патологическим демократом, а потому разобиделся не на шутку, хоть и старался этого не показывать. Чтобы своё хамство ещё более усугубить, Синий, перед тем как растянуться в непринуждённой позе словно бы невзначай расстегнул донизу полосатый бушлат. На груди у него красовалась церковь с немалым числом куполов — а вот пониже левого соска как раз и синел выполненный с большим сходством профиль Иосифа Виссарионовича. «Под легендарного канает наш блатарь, — лениво подумал Вадим. — Никак он не мог сидеть при Сталине, даже пацаном не мог, года не те, не стыкуется.»На огромной поляне воцарилась умиротворённая тишина — все три бригады «полосатиков», старательно разведённые подальше друг от друга, блаженно попыхивали дешёвенькими сигаретками, эсэсовцы, по два на бригаду, посиживали себе на надлежащем расстоянии, исключавшем всякие неожиданности, овчарка тоже задремала, но чутко, то и дело трепеща ушами. На спокойной воде озера там и сям поблёскивали солнечные искорки, зеленела тайга, голубело небо, желтел неглубокий, но обширный котлован, который был абсолютно никому не нужен, ни тем, кто его копал, ни тем, кто приказал копать, вообще никому на нашей грешной земле.— Есть новая идея, — сообщил Столоначальник, заранее шумно сглатывая слюну. — Берётся крутое яйцо, режется пополам, желток старательно вынимается:— Слышали уже, — отмахнулся Синий. — С сыром, что ли?— Да нет, я же говорю, идея новая. Ветчина крошится меленько-меленько, чтобы кусочки были не больше спичечной головки, жареные грибы секутся столь же мелко, все это смешивается с укропчиком, лучком, чуть солится:— Поперчи, — серьёзно сказал Синий.— Непременно. Потом все это кладётся на место желтка и заливается майонезом:— Майонезом лучше полить сразу, перемешать, а потом уже класть:— Тоже верно. Потом все это заворачивается в ломтик сыра — ив рот:— Ты смотри, как фантазия работает. А я-то думал, наши чиновнички умеют только взятки брать:— Я бы вас попросил!— Господи, да я ж абстрактно, — ухмыльнулся Синий. — Умозрительно, знаете ли:— Терпёжу не хватит, — подумав, сказал Браток. — Это ж сколько времени уйдёт, если крошить не крупнее спичечной головки:— А ты потерпи, — посоветовал Эмиль. — Зато потом поймаешь кайф.— Тоже верно:И разговор уверенно двинулся по этой колее — вспоминали, кто какие вкусности едал и при каких обстоятельствах, на каких географических широтах все это происходило, а также делились пришедшими в голову кулинарными рецептами, сходу выдумывая новые, отличавшиеся двумя непременными условиями: обилием яств и их недоступностью «совкам». Один Василюк безмолвствовал, хотя мог бы вклиниться со знанием дела: пусть и значился на своих роскошных визитках «музыкальным критиком ведущих демократических газет», главные доходы получал как раз от кулинарии — красочно расписывал достоинства тех шантарских ресторанов и кафе, где его кормили бесплатно да ещё совали свёрточек с собой (заведения, эту дань не платившие, естественно, представали на газетных страницах низкопробными обжорками, за что Василюка пару раз уже били рестораторы). Поскольку в городе появилось несказанное количество жаждавших рекламы трактиров, сытая жизнь Володе была обеспечена на пару лет вперёд, можно было и отвлекаться на «обзоры музыкальной жизни Шантарска» (как утверждали знатоки, причастность Вовы к музыке ограничилась тем, что лет двадцать назад он единожды побывал конферансье на концерте заезжего саксофониста).Увы, Василюк участия в кулинарной дискуссии не принимал по простейшей причине: с первого дня появления в концлагере старательно задирал нос и сторонился соседей по бараку, полагая себя чем-то вроде белого сагиба среди туземцев. Браток, человек простодушный и, в общем, бесхитростный, даже предлагал устроить задаваке хорошую «тёмную», но его уговорили не связываться.Вот и сейчас скандальный репортёр возлежал на толстом ковре пожелтевших палых иголок, словно Стенька Разин на историческом чёлне посреди не менее исторической картины, пускал вонючий майский дымок так, словно это был голландский «Кэпстен» из разноцветных жестяных баночек. Для полноты картины не хватало разве что персидской княжны под боком, но тут уж вступали в игру правила натуры — в интимной жизни Василюк как раз и играл роль персидской княжны. Что опять-таки нашло яркое отражение в его творчестве: если верить Вове, музыкальной звездой номер один всея Сибири представал в его обзорах некий шантарский бард, последние годы усиленно игравший при «персидской княжне» роль удалого казака. И наоборот, когда тишайший пианист Миша Файзенберг однажды не выдержал и отвесил хорошего пинка пытавшемуся ему отдаться Василюку, моментально превратился под борзым Бовиным пером в агента жидомасонов, пытавшегося сионизировать шантарский джаз:Потом Столоначальник рассказал, как, будучи с делегацией шантарской мэрии в Африке ради изучения тамошнего передового опыта градостроительства, вкушал жареных саранчуков. В другое время эта эпическая сага, возможно, и повлекла бы рвотные позывы, но после скудного лагерного харчеванья и жареные саранчуки вызывали павловский рефлекс. Эстафету подхватил Браток, поведав, как однажды в Таиланде навернул пару мисок супа из ласточкиных гнёзд — вот только был к тому времени столь бухим, что не помнит толком ни вкуса, ни вида.— И все равно, лучше всех готовят в Кахетии, — сделал своё обычное заключение пожилой кавказский человек Элизбар Шалвович. — Клянусь славной фамилией Мдиванбеги:И ностальгически прищурился, посверкивая множеством золотых зубов, причмокивая чему-то, видимому только ему.— Мдиванбег — это, кажется, какой-то старый титул? — спросил Доцент. Аллах его ведает, чем он занимался на воле, — не каждый здесь любил откровенничать с соседями по бараку, сообщая порой о себе лишь необходимый минимум. Однако Вадим давно и всерьёз подозревал, что Браток, уже на второй день окрестивший седовласого Доцентом, невольно угодил не в бровь, а в глаз. Иногда реплики Доцента выдавали в нем явного интеллигента — правда, отнюдь не нищего, иначе не оказался бы в концлагере. Чем-чем, а нищими тут и не пахло:— Точно так, дорогой, — сказал кавказский человек Элизбар. — Если совсем точно — мдиванбег-ухуцеси. Нечто вроде визиря при старых грузинских царях. — Он грустно улыбнулся. — Вот только это вовсе не значит, что мой прапрадедушка был визирем. Скорее уж крепостным у визиря. У визиря наверняка была бы фамилия — а так получается, как с вашими крестьянами. Если у него фамилия Генералов — наверняка прадед был не генералом, а крепостным у генерала:— Во! — сказал Браток. — Значит, будешь Визирем. А то не по-людски получается — у всех уже давно кликухи, один ты ходишь с именем-отчеством, как прости господи. Да ещё этот вот:— он кивнул на брезгливо полуотвернувшегося Василюка.— Вах, дарагой, канэчно, — сказал беззлобно новоявленный Визирь. — Какой разговор, слюшай, да? Если перэд люди нэудобно, давай я буду хоть Вызырь, хоть два вызырь: Ноблесс оближ, мон анж:— Опять пошёл по-грузински чесать:— фыркнул Браток. — Ты меня, часом, не материшь? А то знаю я вас:— Не материт, — серьёзно заверил До.— Ну тогда ладно. Хай будет Визирь. С «погонялом», как на приличной зоне и положено.— Видел бы ты зону, котёнок:— поморщился Синий с явным неудовольствием. — Хоть приличную, хоть не очень. Это, по-твоему, зона? Это, потвоему, вертухаи? Это смех один из журнала «Мурзилка»:Он потянулся, безмятежно улыбаясь, но в глазах так и остался пугающий ледок, прикрывавший некие жуткие глубины. Вадиму на миг стало неприятно, он отвернулся.— Не мешало бы, конечно, тут немножко понятий ввести, — лениво продолжал Синий. — Расставить всех по полочкам, петушка к параше определить:— он покосился на Василюка. — А то непривычно как-то, честно вам скажу, господа хорошие:— Ты ж сто лет как откинулся, — пожал Браток могучими плечищами.— А это, котёнок, на всю жизнь впечатано, будь ты хоть сто лет честный бизнесмен. Не в жилу мне смотреть, как эта Машка меж порядочными на нарах отдыхает, дупло не предоставляя для общественного пользования: Ну, и все остальное.— Сбеги, — посоветовал Браток.— Из такой «Мурзилки» и бежать-то западло:— Во, опять едет! — оживился Браток. И все они, за исключением «персидской княжны», принялись жадно таращиться в ту сторону, откуда приближалось сладкое и пленительное видение, вполне материальное, впрочем.Это фрейлейн Маргарита, лагерный врач в чине гауптштурмфюрера СС, изволила совершать обеденную прогулку — как давно и крепко подозревали обитатели второго барака (а может, и остальных бараков тоже), исключительно в садистских целях, ради нанесения дополнительных моральных травм. Рыжий конь — не ахалтекинский аргамак, но и не деревенская кляча — почти бесшумно ступал по толстому ковру пожелтевших игл, без усилий неся на спине очаровательное создание в чёрной эсэсовской форме, обтянувшей фигурку, как кожура сосиску, золотые волосы струились из-под высокой фуражки, рассыпались по спине, взлетали в такт конской поступи: Наступила такая тишина, что, казалось, слышно было, как кровь заполняет пещеристые тела. Кое-кто поспешил перевернуться на пузо, чтобы на давать лишнего повода для подначек.— Кто скажет «Ох, я б ей впёр», будет весьма неоригинален, господа, — резюмировал Столоначальник.— А мне плевать, — сказал Браток. — Ох, я б ей впёр:— А ты баксы предложи, — усмехнулся Синий.— Раньше надо было думать: Предлагал уже. Думаешь, чего у меня след на плече? Нагайкой, стерва, влепила от всей души. Я вам не рассказывал, как в Англии фаловал такую же куклу? Нет? Да вы чо, это ж песня: Короче, поехал я оторваться на озеро Лох-Несс. Вдруг, думаю, эта озёрная чуча при мне вынырнет, а я её на плёнку щёлкну — братва потом попадает: Ну, возьму с утра пару вискарей и гуляю по бережку. Как глаза ни таращил — нету никакого чудища. Говорю местным аборигенам — давайте в озеро полпуда динамита фуйнем, оно и всплывёт. А они такая Азия— шары стали по чайнику, головами трясут» полицией пугают: Плюнул и пошёл по кабакам. И попадается мне конкретная лялька, аппетитная — спасу нет. — Он добросовестно изобразил жестами смачные параметры. — Слюна бежит. А она вдобавок ещё и из ихней ментовки, шляпка на ней такая клёвая, форменная: Ну, мне ребята минимум на бумажке написали, вынул, я бумажку и давай ей вкручивать: мол, ай вонт мейк лав, ай хэв вери мани: Вери, говорю, мани, баксы ей демонстрирую, а она, блядина, ржёт и головёнкой мотает: Ну, меня заусило, довёл до штуки баксов, пошёл бы дальше, только она, стервочка, оглянулась по сторонам — а мы в таком переулочке стояли глухом — да как двинет мне в солнечное, конкретно так, профессионально. Я как стоял, так и сел, а она слиняла. Ещё язык показала, стерва. Я так прикидываю — лесбиянка попалась, иначе чего ж штуку баксов не взяла?Когда утих соответствующий гогот, новоявленный Визирь грустно сказал:— Бывает, друг мой, и печальнее. Летел я однажды из Шантарска в Питер, рейс ночной, людей не особенно много» а со мной была хорошая девочка, и были мы с ней только двое на всем ряду. Долго лететь, скучно: Прилегла она головёнкой мне на колени, прикрыл я её плащиком, вроде спит — и зачмокала голубушка не спеша, обстоятельно. Сижу я на высоте десять тысяч метров, и до того мне хорошо, друзья, словно в раю. И вот тут-то, в самом разгаре процесса, приносит черт пьяного дурака из первых рядов. Шёл он из туалета, покачнулся и налетел на стюардессу, стюардесса падает на меня, я её не успел поддержать, плащ слетает, я шарахаюсь, вся картина на обозрение, слава богу, не всеобщее, девочка моя пищит, стюардесса, пардон, охренела, такой пассаж:— В туалет надо было идти, — со знанием дела заключил Браток. — Я на питерском аэроплане как-то стюардессочку в туалете дрючил. Тесновато, конечно, но свой кайф тут есть. Десять тысяч метров, за бортом ветер свистит, в дверь ломятся, а я её — опа! опа! Такая манамба!— В туалете серьёзному человеку как-то и неприлично:— Зато приятно.— Интересно, Марго сегодня выдрючиваться будет?— А для чего же она, по-твоему, сюда каждый день ездит?— Ну, точно! Господа!Господа в полосатом, как говорится, обратились в зрение, благо до широкой песчаной полосы по-над самым берегом озера было всего-то полсотни метров, меж ними и блестящей водой росло всего несколько деревьев, так что обзор открывался идеальнейший — мечта вуайериста. Маргарита быстро и умело расседлала коня, принялась уже медленнее избавляться от высоких сапог и чёрного мундира, под которым, как и в прошлые разы, не обнаружилось ничегошеньки, кроме загорелой точёной фигурки. Кровь клокотала и пенилась в пещеристых телах. Обнажённая златовласая красотка взмыла на спину коня, ловко его вздыбила, крупной рысью пронеслась вдоль берега.— Говорят, бабы от верховой езды на оргазме тащатся, — выдал вдруг браток.— Научный факт, — поддержал Синий. — Только мне сдаётся, орлы, что эта кукла ещё и временами от ширева потаскивается. Зрачки у неё иногда бывают спесыфические:—Думаешь?—Похоже.— «Винта» бы ей впрыснуть, — мечтательно предложил Браток. — Тогда б сама к нам трахаться кинулась. Мы одной шлюхе полный баян всадили, так потом впятером не знали, куда деваться. Фома аж уздечку порвал:Конь остановился боком к ним над самой водой, прекрасная всадница неспешно потянулась, закинув руки на затылок, с таким видом, словно о существовании десятка зрителей и не подозревала.— Леди Годива, — с некоторой дрожью в голосе сказал Доцент. — Как на картине:— Вы про картину Кольера? — уточнил внезапно Визирь, тоже не самым безразличным голосом.— Тоже видели репродукцию?— Зачэм рэпродукция, вах? Оригинал.— В Лондоне?— В Ковентри, — сказал Визирь. — Где дело, по легенде, и происходило. Там она и висит, в Герберт Арт Гэллери. Красота, правда?— Нет, это вы про что? — непонимающе уставился Браток.— Объясняю популярно, — усмехнулся Визирь. — Жил в Англии восемьсот лет назад один герцог, и ввёл в своём городе налоги по полному беспределу, хоть волком вой. Ну, его молодая жена ему и сделала предъяву: мол, не гони беспредел, с людей уж и стричь нечего. А он ей погнал встречную предъяву: если ты такая добрая, проедь через весь город верхом на коняшке в голом виде, я тогда налоговый кодекс и отзову:— Проехала?— А как же. Добрый городской люд в это время закрылся на все ставни и сидел по домам, чтобы девчонку не парафинить.— Я бы в щёлку поглядел, — сказал Браток.— Один и подглядел, — усмехнулся Визирь. — И ослеп тут же.— В натуре?— Ходит такая версия:— А человек вы у нас непростой:— задумчиво сказал Доцент.— Вах, дарагой, есть временами:— усмехнулся Визирь. — Человеку простому, да ещё в застойные времена, нечего в бизнесе было и делать, особенно когда касалось производства: А картина красивая, верно? Старинные дома, конь в потрясной попоне, эта дымка, а уж девчонка:— Чего ж ты её не купил? — серьёзно поинтересовался Браток.— Не продают чёртовы англичане. Азия-с:— Про Годиву эта стерва, может, и не слыхивала, — вклинился Эмиль. — Номозги мужикам компостировать умеет.— Дурацкое дело нехитрое, — резонно заключил Доцент. — В нашем положении, господа, особых усилий и не требуется — только продемонстрируй этакую попку: Маргарита все ещё торчала на берегу, и это зрелище весьма напоминало левитановский пейзаж, к которому вульгарно приклеили вырезанную из «Плейбоя» фигурку. Потом направила коня в воду, и он охотно пошёл.— А не составить ли план, ребята? — предложил Эмиль. — Как её подловить и оттрахать? Все равно свободного времени — хоть черпаком жри:— А это идея, — оживился Браток. — Это надо обкашлять. Только такую мульку надо устраивать всей бригадой, и непременно за лагерем — как же иначе-то? Если, скажем, половина вырубает этих козлов, — он кивнул на двух эсэсовцев, — а другая берет Марго за жопу:— Другие бригады близко, — серьёзно сказал Синий. — Не смогут не заметить, подымется шу-хер:— Ну я ж говорю — надо обсудить: Давайте дружно отравимся, а? Прикиньте: у всего барака вдруг офуенно схватило животы, да так, что не встать. Что тогда? Зуб даю, примчится Марго, конечно, с парой вертухаев, это уж непременно, но мы их по сигналу моментально повяжем:— А вот это уже умнее, — кивнул Синий без малейшей насмешки. — Это, пацан, очень даже смахивает на толковый план. Конечно, нужно все проработать, но если расписать по ролям и чуток порепетировать: Роток, ясное дело, заткнём, привалим на нары:— В карцере потом насидимся, — осторожно заметил Столоначальник.Браток беззаботно отмахнулся:— Лично я всегда готов ради такого дела. Тебе что, самому не в кайф ей черта вогнать? По самые-то погремушки?— Ну, я бы не стал столь вульгарно формулировать, однако идея, не скрою, заманчивая:— То-то. Карцера он испугался, барсук. Секретаршу не боишься на столе дрючить в служебное время? Слышал я про тебя краем уха: Да ты не жмись, дело житейское: Ну что, все дружно хвораем животами?— Черт знает что, — поморщился компаньон по бараку, получивший кличку Борман.Вадим, как ни старался, не мог его угадать. Борман был уже определённо в хороших годах, перевалил за полсотни, однозначно, но седины было мало, крепкий, подтянутый — то ли ходил по бизнесам, то ли из губернской управы, где-то эта упитанная будка уже маячила, то ли по ящику, то ли в газетах:— Не нравится? — ехидно ухмыльнулся Синий.— Это уже беспредел:— Мы в концлагере или уже где? — Синий помолчал, улыбочка стала не такая широкая, зато ехидства в ней явственно прибавилось. — А ты ведь, ангел мой, мент будешь:— Доволен, что расколол? — после короткой паузы хмыкнул Борман. — Я, между прочим, тебя срисовал пораньше:— Что делать, — беззаботно отозвался Синий. — Я ведь, товарищ сапог, уже сто лет как завязал с криминалом, давно уж самый что ни на есть благонамеренный член общества: А вот теперь оба за колючкой — умора! Борман, вякни честно: ты бы её в охотку отдрючил?— Ну, вообще-то:— Тогда чего ж ты стебало косостебишь?— Как-то оно:Но особого возмущения в голосе Бормана что-то не было, и Синий осклабился, чувствуя, что последнее слово остаётся за ним:— Короче, решено. После аппеля:— Тра-та-та-та-дах!Длиннющая автоматная очередь распорола воздух совсем рядом, и тут же затрещала вторая, уже, казалось, над самым ухом — это Чубайс с невероятной быстротой среагировал на неожиданность, прижал к земле «полосатиков», так и не дав им вскочить. Все валялись на песке, инстинктивно сжавшись в комочек. Чуточку опомнившись, стали приподнимать головы, но тут же затарахтел автомат, и рыжий Ганс заорал, надсаживаясь:— Лежать, мать вашу!Слева вновь раздалась стрельба, явственно удаляясь, слышно было прекрасно, как трещат ветки, как перекликаются охранники и азартно заливается овчарка.— Точно, на рывок кто-то ломанулся, — констатировал Синий, выплюнув крупный рассыпчатый песок. — Не получится, нюхом чую:Ещё парочка очередей протрещала, уже на значительном отдалении, вразнобой хлопали пистолетные выстрелы, по лесу с шумом и гиканьем неслась погоня. И очень скоро все стихло, затем раздались торжествующие вопли.— Точно, взяли придурка за жопу:— плюнул Синий.Чуть погодя Ганс-Чубайс рявкнул:— Встать, козлы! Оставаться на месте! Они вскочили и выстроились гуськом, в затылок друг другу, согласно ставшему уже привычным распорядку номеров. Со стороны чащобы приближались трое эсэсовцев, волоча незадачливого беглеца, коллеги приветствовали их радостным улюлюканьем.— Не хочешь срать, не мучай жопу, — философски заключил Синий. — Веселуха, господа, веселуха:.

readme.club

Волчья стая - Василь Быков

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 3873

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 3612

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 3493

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 2906

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 2496

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 2324

    Помощница особого назначения (СИ)

    Ксения Болотина

    — Вы находите меня привлекательным? — задал мужчина неожиданный вопрос. — Нет, — выдала честный…

  • Просмотров: 2312

    Муж на сутки (СИ)

    AleX Night

     А мне мама говорила, что мужики на дороге не валяются. Вон же лежит, бесхозный, под елочкой, чуть…

  • Просмотров: 2214

    Свадьба как повод познакомиться (СИ)

    Анна Минаева

    Ее ждала счастливая семейная жизнь, но все пошло наперекосяк. Или, наоборот, наладилось? Случайный…

  • Просмотров: 1965

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 1794

    Живая Академия. Печать Рока (СИ)

    Марина Весенняя

    Потерять за один день все богатства, вылететь из элитной академии и умудриться избежать…

  • Просмотров: 1792

    Дороже золота (СИ)

    Эми Мун

    С давних пор Янария существовала под надежным крылом черного дракона. Но защита не была бесплатной.…

  • Просмотров: 1635

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 1623

    Проданная королева (СИ)

    Екатерина Кариди

    Вчера была невестой, сегодня - вдова. Семья покойного презирает Мирославу, считая охотницей за…

  • Просмотров: 1620

    Снегурочка для Дракона (СИ)

    Villano

    Я дождалась, когда платье упадет на пол, развернулась и впилась в жадные мужские губы поцелуем.…

  • Просмотров: 1553

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 1536

    Скромница для хулигана (СИ)

    Илона Шикова

    Меня зовут Анна Мартынова, и я занимаюсь не совсем женским делом — ремонтирую автомобили. Жизнь моя…

  • Просмотров: 1418

    Золотой путь или как полюбить дракона (СИ)

    Ирина Зимина

    В школе «Золотая нить» обучаются лишь лучшие из лучших. Алексе очень повезло, что ее туда приняли.…

  • Просмотров: 1406

    Ты покоришься мне (СИ)

    Ксения Г

    Он жесток. Он опасен. И он похитил меня. Я его пленница. Нет ни единого шанса, что я смогу…

  • Просмотров: 1401

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • Просмотров: 1351

    Поцелуй дракона для рыжей бестии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Угодила в беду? Не отчаивайся!Получила магическую силу и сумасбродного мужа-мага? Не беда!Гораздо…

  • Просмотров: 1327

    Поющая во тьме (СИ)

    Леди Эм

    Когда Лекс отправлялся на невольничий рынок, он и не думал, что встретит там ту, что однажды…

  • Просмотров: 1250

    Буду С Тобой (СИ)

    Никтория Мазуровская

    Встретелись два одиночества. Два разных мира. Двое разных людей. Встретились и влюбились.Итория…

  • Просмотров: 1033

    Обуздать пламя (СИ)

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 958

    Ведьма в апельсинах (СИ)

    Анна Одувалова

    Утка с яблоками в медовом соусе, вепрево колено и нежнейшие профитроли — вот обычный завтрак в моей…

  • Просмотров: 938

    Альфа горцев (ЛП)

    Кей Перри

    Граф Оксфордшира — все, чего леди Изабель Ройс когда-либо хотела, но он запретная тема…С ее…

  • Просмотров: 916

    Венок для оборотня (СИ)

    Amy Moon

    Иллин не желала несметных сокровищ, и сомн блестящих мужчин ей был без надобности. Все, чего хотела…

  • Просмотров: 752

    Принадлещащая Чейзу (ЛП)

    Лорен Донер

    Жасмин встретила парня своей мечты, который ею, к сожалению, не заинтересовался. Целый год был…

  • Просмотров: 697

    Неслучайности (СИ)

    Оксана Алексеева

    Для Вадима романтическая охота — единственный способ отвлечься от постоянных забот. Ему не нужно…

  • itexts.net

    Волчья стая - Александр Бушков

    Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 3873

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 3612

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 3493

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 2906

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 2496

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 2324

    Помощница особого назначения (СИ)

    Ксения Болотина

    — Вы находите меня привлекательным? — задал мужчина неожиданный вопрос. — Нет, — выдала честный…

  • Просмотров: 2312

    Муж на сутки (СИ)

    AleX Night

     А мне мама говорила, что мужики на дороге не валяются. Вон же лежит, бесхозный, под елочкой, чуть…

  • Просмотров: 2214

    Свадьба как повод познакомиться (СИ)

    Анна Минаева

    Ее ждала счастливая семейная жизнь, но все пошло наперекосяк. Или, наоборот, наладилось? Случайный…

  • Просмотров: 1965

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 1794

    Живая Академия. Печать Рока (СИ)

    Марина Весенняя

    Потерять за один день все богатства, вылететь из элитной академии и умудриться избежать…

  • Просмотров: 1792

    Дороже золота (СИ)

    Эми Мун

    С давних пор Янария существовала под надежным крылом черного дракона. Но защита не была бесплатной.…

  • Просмотров: 1635

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 1623

    Проданная королева (СИ)

    Екатерина Кариди

    Вчера была невестой, сегодня - вдова. Семья покойного презирает Мирославу, считая охотницей за…

  • Просмотров: 1620

    Снегурочка для Дракона (СИ)

    Villano

    Я дождалась, когда платье упадет на пол, развернулась и впилась в жадные мужские губы поцелуем.…

  • Просмотров: 1553

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 1536

    Скромница для хулигана (СИ)

    Илона Шикова

    Меня зовут Анна Мартынова, и я занимаюсь не совсем женским делом — ремонтирую автомобили. Жизнь моя…

  • Просмотров: 1418

    Золотой путь или как полюбить дракона (СИ)

    Ирина Зимина

    В школе «Золотая нить» обучаются лишь лучшие из лучших. Алексе очень повезло, что ее туда приняли.…

  • Просмотров: 1406

    Ты покоришься мне (СИ)

    Ксения Г

    Он жесток. Он опасен. И он похитил меня. Я его пленница. Нет ни единого шанса, что я смогу…

  • Просмотров: 1401

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • Просмотров: 1351

    Поцелуй дракона для рыжей бестии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Угодила в беду? Не отчаивайся!Получила магическую силу и сумасбродного мужа-мага? Не беда!Гораздо…

  • Просмотров: 1327

    Поющая во тьме (СИ)

    Леди Эм

    Когда Лекс отправлялся на невольничий рынок, он и не думал, что встретит там ту, что однажды…

  • Просмотров: 1250

    Буду С Тобой (СИ)

    Никтория Мазуровская

    Встретелись два одиночества. Два разных мира. Двое разных людей. Встретились и влюбились.Итория…

  • Просмотров: 1033

    Обуздать пламя (СИ)

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 958

    Ведьма в апельсинах (СИ)

    Анна Одувалова

    Утка с яблоками в медовом соусе, вепрево колено и нежнейшие профитроли — вот обычный завтрак в моей…

  • Просмотров: 938

    Альфа горцев (ЛП)

    Кей Перри

    Граф Оксфордшира — все, чего леди Изабель Ройс когда-либо хотела, но он запретная тема…С ее…

  • Просмотров: 916

    Венок для оборотня (СИ)

    Amy Moon

    Иллин не желала несметных сокровищ, и сомн блестящих мужчин ей был без надобности. Все, чего хотела…

  • Просмотров: 752

    Принадлещащая Чейзу (ЛП)

    Лорен Донер

    Жасмин встретила парня своей мечты, который ею, к сожалению, не заинтересовался. Целый год был…

  • Просмотров: 697

    Неслучайности (СИ)

    Оксана Алексеева

    Для Вадима романтическая охота — единственный способ отвлечься от постоянных забот. Ему не нужно…

  • itexts.net

    Книга "Волчья стая" из серии Боевые роботы – BattleTech 5

    Авторизация

    или
    • OK

    Поиск по автору

    ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

    Поиск по серии

    Название серии содержит: Все серии

    Поиск по жанру

    • Деловая литература
    • Детективы
    • Детские
    • Документальные
    • Дом и Семья
    • Драматургия
    • Другие
    • Журналы, газеты
    • Искусство, Культура, Дизайн
    • Компьютеры и Интернет
    • Любовные романы
    • Научные
    • Поэзия
    • Приключения
    • Проза
    • Религия и духовность
    • Справочная литература
    • Старинная литература
    • Техника
    • Триллеры
    • Учебники и пособия
    • Фантастика
    • Фольклор
    • Юмор

    Последние комментарии

    Котена Благословите короля, или Характер скверный, не женат!

    Хорошая и веселая книга, масса позитива

    cherry_ice Она странная

    Коротко, но романтично)  

    cherry_ice Обряд (СИ)

    Детектив с участием ведьм, вампиров и эльфов - не самый лучший, но читалось интересно)

    Tararam Раздражение Крэлла

    Этот роман показался слабже других.

    valyavik Пока мы не стали незнакомцами (ЛП)

    Очень хорошая книга,получила удовольствие,читая ее,так обыденное необыденно написано,и радостно,и грустно после прочтения.Автору спасибо.

    lena44 Что осталось за кадром

    очень понравилось !!!!

    Натали Непристойная Блистательная Ложь (ЛП)

    так на один раз прочитал и забыл..

    Главная » Книги » Боевые роботы – BattleTech
     
     

    Волчья стая

    Автор: Черрит Роберт Жанр: Боевая фантастика Серия: Боевые роботы – BattleTech #5 Язык: русский Год: 1995 Страниц: 120 Издатель: Армада ISBN: 5-07632-0029-2 Город: Москва Переводчик: Фроленок С. Добавил: Admin 13 Июл 11 Проверил: Admin 13 Июл 11 События книги Формат:  FB2 (383 Kb)  TXT (345 Kb)  EPUB (519 Kb)  MOBI (2082 Kb)  JAR (363 Kb)  JAD (0 Kb)  
    • Currently 0.00/5

    Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

    Аннотация

    (февраль 3053 года)

    В течении пятидесяти лет пять наемных полков Волчьих Драгун являлись самыми жестокими воинами Внутренней Сферы. Из всех столкновений они всегда выходили победителями. В данный момент полковник Волчьих Драгун пытается разрешить ситуацию, которая должна определить его дальнейшую судьбу. Его враг — не лорд Внутренней Сферы или командир клана, а мятежники из подчиненных.

    Объявления

    Загрузка...

    Где купить?

    Нравится книга? Поделись с друзьями!

    Другие книги автора Черрит Роберт

    Наследник дракона

    Найди свою правду

    Лицо врага [Face of the Enemy - ru]

    Heir To The Dragon

    Wolf Pack

    Wolves On The Border

    Другие книги серии "Боевые роботы – BattleTech"

    Рукопашный бой

    1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-3: Цена славы

    Операция «Горец»

    Волки на границе

    Сумерки Кланов-8: Соколиная заря

    Естественный отбор

    Похожие книги

    Последняя колония

    Слушай

    Зона желаний

    Награда Мак-Кейда

    Сос по прозвищу «Веревка»

    Война без правил

    Урод

    Сокровища дракона

    Новый Орден Джедаев: Единая Сила

    Планета спартанцев

    Предтеча: приключение второе

    Ученик Джедая-12: Дьявольский эксперимент

    Комментарии к книге "Волчья стая"

    Комментарий не найдено
    Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
     

    www.rulit.me

    Читать онлайн книгу «Волчья стая» бесплатно — Страница 1

    Вячеслав Кумин

    Волчья стая

    Пролог

    Из всех динамиков во всех помещениях базы, а так же снаружи заиграла тревожная сирена, дублируемая замигавшими красными лампами. Пульсирующий вой и мигание заставил всех людей замереть на своих местах словно они застыли на голограмме в режиме «стоп кадр».

    Сирена, отыграв пять секунд замолкла и ее сменил голос самого командира базы, полковника Эдинбегрга:

    – Внимание, это не учебная тревога. Повторяю, это не учебная тревога. Всему персоналу и гарнизону базы начать немедленную эвакуацию. Станциями слежения зафиксированы незапланированные множественные гипервыходы. Система опознавания пришла к выводу, что это корабли Альянса и среди них ударный орбитальный бомбардировщик. Время подхода кораблей противника, два часа двенадцать минут…

    Полковник еще говорил, а люди уже метались во всех направлениях. Каждый из них понимал, что рано или поздно это должно было случиться, тут появится противник и им придется убегать, кто куда только с тем что смогут унести на себе, потому уже все было готово.

    После десяти лет ожесточенных кровопролитных боев в космосе и на планетах Альянс независимых миров изначально представлявших кое-как связанную структуру стал мощной военной силой и Федерация миров которая поначалу казалось легко разобьет разрозненные миры стала отступать. Федерацию сначала вышибли из ранее захваченных ею систем, и вот теперь война перекинулась на ее собственную территорию.

    Первыми под удар попали вот такие базы как эта на Скалии, холодном и не приветливом мире, вся ценность которого заключалась лишь в выгодном расположении да в том что на ней люди могут дышать свободно обходясь без скафандров и даже фильтрующих масок.

    На таких мирах приближенных к линии фронта и в то же время отдаленных от основной массы освоенных миров, строились базы по ремонту пострадавших в сражениях техники, чтобы отремонтировав тут же отправить ее обратно на фронт не теряя драгоценного времени на длительные перевозки.

    Здесь же обустраивались перевалочные пункты для всего что требовалось на войне: продовольствия, оружия, боеприпасов, техники.

    Сюда же со всех концов ближайшего участка фронта, на чем придется, свозили раненых, чтобы уже собрав вместе на полноценном госпитальном корабле отправить их дальше в тыл на полноценное лечение.

    Готовые к старту корабли получив сообщение о приближающемся противнике тут же взлетали в надежде удрать раньше чем он приблизится. Другие суда проходили экстренную предстартовую подготовку, но у большинства не было шансов уйти от быстрых рейдеров и истребителей Альянса. Лучше бы экипажи остались здесь, чем гибнуть в космосе, но никто об этом даже не подумал.

    Персонал и гарнизон уже разбегался прочь от базы на всем что только могло ездить: на отремонтированных броневиках, грузовиках, вездеходах, танкетках и даже крохотных тягачах «муравей» на которых могло уместиться от силы десять человек.

    Люди набивались в транспорт как сельдь в банке, потому как все знали, что такое орбитальный бомбардировщик, и понимали что двух часов бегства на своих двоих просто не хватит чтобы убраться достаточно далеко от зоны поражения. И потом вряд ли противник ограничится только орбитальным ударом. Сюда обязательно нагрянут наземные силы, будут летать самолеты в поиске жертв, так что в любом случае нужно убраться как можно дальше.

    Транспорт на максимальной скорости, какую только мог развить на узких горных тропах, что начинались сразу же за территорией базы и космодрома, уходил прочь к заранее подготовленным убежищам расположенных в многочисленных пещерах.

    Большинство людей успело попрятаться в своих пещерах-убежищах когда в небе прогремел гром, а потом, спустя всего несколько секунд задрожала земля. Те кто еще находился на поверхности могли видеть как с неба на землю, прошивая облака точно нитями тянутся следы от снарядов орбитального бомбардировщика.

    Снаряды падали с интервалом в секунду, целый час, без перерыва. Три тысячи шестьсот снарядов.

    И хоть они были простыми болванками без взрывчатки внутри, но пройдя сквозь атмосферу и раскалившись добела они взрывались с чудовищным грохотом и мощью разрушая все на многие сотни метров вокруг, оставляя глубокие кратеры на ровной площадке космодрома.

    Бронебойные снаряды изготовленные по специальной технологии проходили в грунт на многие десятки метров, уничтожая бункеры и склады.

    Горы попавшие под удар, внутри которых находились склады, и просто вызвавшие подозрение у командования противника, рассыпались в щебень практически до основания.

    После того как отработал орбитальный бомбардировщик, уничтожив на поверхности все что только можно в атмосферу ворвались штурмовики «тор», добавляя ракетами и бомбами по отдаленным целям. Потом они стали кружить вокруг в поиске бежавших людей.

    Спустился десант. Сотни солдат Альянса целую неделю рыскали в округе в поиске персонала базы. Кого-то кто спрятался недостаточно хорошо, наследил во время эвакуации, находили. С кем-то из них завязывались ожесточенные бои, кто-то сдавался без боя, понимая бессмысленность сопротивления. А кто-то так и остался не обнаруженным в своем убежище.

    Альянс не посчитал нужным устанавливать полный контроль над Скалией. Зачем? Вся инфраструктура базы уничтожена, это не колония, зачем тут ради нескольких сотен, ну даже тысячи другой спрятавшихся ничего не способных предпринять против Альянса федератов, держать гарнизон солдат на этой богом забытой планете, что требуются в других местах, ведь война еще идет, хоть победа и близка.

    – Улетели… – как-то потерянно сказал ходивший на вылазку разведчик из солдат.

    Люди стали выбираться из своих пропитанных страхом нор и возвращаться туда, где совсем недавно находилась их база.

    Глазам открылась ужасающая картина тотального разрушения. Ничто не напоминало, что всего неделю назад тут находилось место их работы и службы. Перепаханное поле космодрома, осыпавшиеся склоны горы…

    Кто-то наверняка пожалел, что не сдался, что остался. Что им тут делать? Но и гостеприимство солдат Альянса тоже мало кто хотел испытывать на себе. Особенно женщины. Все знали, что с дисциплиной в некоторых частях армии Альянса обстоит не важно.

    – И что нам теперь делать? – спросил техник из обслуги космодрома.

    – Ждать, – глухо, но твердо ответил старый механик, старожил базы. – Но чтобы дождаться, нужно собрать все ценное, что еще уцелело.

    – Да что там могло уцелеть?!

    – Издалека действительно создается впечатление что уцелеть ничего не могло. Впрочем так оно и есть. Но остались какие-то фрагменты вот их нами нужно собрать. Особенно это касается продовольствия. Подбирайте каждую крошку… неизвестно, сколько нам здесь придется куковать.

    Люди спустились вниз по направлению к складам, в которых хранилось продовольствие, точнее туда где они когда-то были.

    – Зерно, – удивился механик, вместе с песком и каменной крошкой, сгребая с земли запыленные зернышки. – Откуда оно тут?

    – Контрабанда… точнее в зерне пытались перевезти какое-то оружие.

    – Его тоже нужно собрать.

    – Зачем?!

    – Есть… ну а в самом плохом случае…

    – Что? Что с ним делать в самом плохом случае? – глухо спросил парень, сузив глаза.

    – Ты уже понял… Выращивать.

    Собрав все, что только можно использовать для выживания: пропитание, инструмент, просто различный материал в виде строительного мусора, всякие обрывки и обломки, люди стали ждать. Собственно больше им ничего не оставалось. Они могли только ждать и выживать.

    Шло время, люди коих насчитывалось почти семь тысяч человек мужчин и женщин кое-как пережили зиму в пещерах, многие погибли от голода, холода, болезней, но о них никто не вспоминал и не прилетал чтобы забрать.

    О них не вспомнили ни Федерация миров, от которой наверняка ничего не осталось после разгрома, ни тем более Альянс независимых. Кому нужна эта богом забытая планета, когда есть гораздо более богатые трофеи с гораздо более лучшими климатическим условиями, не говоря уже о промышленном потенциале?

    И сами они никак не могли дать о себе знать, сообщить что живы, что им требуется помощь и эвакуация. Передатчик на орбите – единственная связующая нить с большим миром, был уничтожен в первые секунды штурма.

    У них так же не было никакого космического транспорта. Все уничтожили во время бомбардировки и подбили на орбитах.

    Людям на Скалии не осталось ничего другого как как-то самоорганизоваться и начать жить здесь, на этом суровом мире. Тем более что старожилы знали, а новички прочувствовали по прошедшей зиме, что если полноценно не подготовятся к новому холодному сезону, не сделают запасов пищи и топлива, не построят дома, то просто замерзнут.

    Так родилась вынужденная колония с невероятно крохотным людским и еще более мизерным техническим потенциалом заключавшегося в уцелевшем транспорте да пары десятков различных станков которые удалось собрать.

    Шли годы. Они все еще надеялись, что о них все же вспомнят, на это надеялись потомки вынужденных колонистов и потомки потомков, но постепенно надежда умерла. Говорить о мире среди звезд стало чуть ли не дурным тоном, все равно что бередить почти зажившую рану. Люди знали о существовании других миров, но и только.

    Надежда мешала жить, тем более потомки уже не знали другой жизни кроме как на Скалии, не имели личного опыта, и мечтать о чем-то ином, о больших городах с многими миллионами населения это все равно что мечтать о переселении в сказку, фантазию, красивую, но нереальную, а значит глупую.

    Эпизод первый

    Затерянный мир

    I

    Старенький гусеничный тягач «муравей», маленький массой всего полторы тонны, но выносливый, подвывая четырьмя электромоторами из восьми положенных конструктивно, тянул за собой четверной плуг, вспахивая каменистую почву. И еще вопрос, чего в ней больше, самой почвы или же камней.

    Несколько поколений вынужденных фермеров как могли, удобряли скудную землю, засыпая золу и перегнившие водоросли, что выбрасывало во время шторма на берег за перевалом, за которым начинался холодный океан, но на плодородие все эти меры влияли слабо. О помете домашних животных и птиц речи не шло из-за отсутствия таковых.

    Содержать скотину было невыгодно из-за слишком высоких трудозатрат. Ведь мало того, что за животными надо ухаживать, так еще и кормить. А с этим очень плохо. Нужно заготавливать траву, а как это делать, если она высотой не больше двадцати сантиметров? Легче сходить на охоту и подстрелить какую-нибудь животину.

    Иногда охотникам в горах удавалось найти небольшие полянки с относительно чистой землей. Эти несколько метров почвы, площадью, как правило, не больше ста квадратных метров являлись настоящим сокровищем.

    Частицы этой земли, кое-как сформировавшейся в труднодоступных местах скал, большей частью состоящей из каменной пыли, смывало дождями, сдувало ветром с гор, и она скапливалась там, на дне какой-нибудь ложбины столетиями. На ней начинала расти трава, разный мох и они отмирая смешиваясь с этим песком превращались в настоящую почву.

    Люди эту землю, как бы далеко она ни находилась, а находили ее все дальше и дальше, за многие десятки километров, тут же выгребали всем миром и на грузовиках, в небольших тележках прицепленных к вездеходам, везли на поле. Здесь землю ссыпали на каком-нибудь особенно проблемном участке.

    «Тут тоже не помешало бы немного землицы посыпать», – подумал Георг, услышав как плуг начал шуршать в россыпи камней.

    Вообще-то Георг Волков принадлежал к «касте» механиков, но сейчас подменял за рулем «муравья» парня свалившегося с приступом аппендицита. Благо работы для механиков сейчас не очень много, все машины перебрали загодя, до начала весенних полевых работ и поломок было мало.

    Через недельку работы ощутимо прибавится, что неудивительно ведь технике этой больше ста шестидесяти шести лет. Именно столько времени длилась никем не объявленная и не поддерживаемая изоляция Скалии. Это была естественная изоляция, и оттого более страшная.

    Ну а сейчас механики только тем и занимались, что заправляли картриджи аккумуляторов, засыпая и заливая в них различные активные реагенты.

    Такая самодельная заправка работала не долго, максимум час, в зависимости от требуемой мощности и количества потребителей энергии, потом требовалось менять активное вещество. Но увы, другого способа получения энергии не существовало, а электрические моторы работают только от электричества.

    Атомные реакторы же что стояли ранее под капотами, пришлось демонтировать, так как топливо к ним закончилось давным-давно, еще сто с лишним лет назад и добыть его не представлялось возможным, даже если бы удалось найти урановый рудник. Для этого нужны технологии, центрифуги и все прочее. Не руками же копать и обогащать?

    Проще, дешевле и безопаснее добыть безобидные реагенты, благо их тут в горах навалом, провести несложную обработку и засыпать все это в картридж в определенных пропорциях, создав химическую реакцию, что после преобразования станет электрической энергией.

    На других участках поля ползали такие же тягачи, так же торопливо вспахивая скудную землю. Там где ее уже вспахали, работали вездеходы, бороной выравнивая слой сырой почвы, чтобы когда пройдут сеялки зерно не скопилось в особенно глубоких канавах оставленных плугами.

    Если так случится, то ростки станут давить друг друга в борьбе за место под солнцем, за влагу, за питательные вещества и в итоге все вырастут слабыми, низкими и не успеют вызреть к началу зимы имеющей свойство подкрадываться внезапно.

    Зима на Скалии наступает быстро, несмотря на то, что люди обосновались в самой теплой части материка, поближе к экватору. Не успеешь оглянуться, а зима уже тут как тут и вытягивает жизнь из растений первыми заморозками.

    Георг невольно поежился, вспоминая совсем недавно окончившуюся долгую зиму с ее стужей, снежными метелями и низкими температурами. Каждую зиму кто-нибудь обязательно умирал, замерзая насмерть в горах, если не успевал по какой-то причине вернуться домой, от обморожения теряли руки и ноги, не говоря уже о пальцах и ушах. Воспаление легких от сильнейшей простуды было обычным делом.

    С севера из-за гор подул холодный ветер и Георг окончательно запахнул кожаную жилетку с коротким мехом внутрь. После чего с тревогой посмотрел на небо на низкие белые кучевые облака.

    «Вроде все в порядке», – подумал он, хотя понимал, что ни в чем нельзя быть уверенным.

    Природа на Скалии слишком капризна и непредсказуема. Вроде светит солнце, припекает даже, а уже через час набегают черные тучи, тугими порывами валит с ног холодный ветер.

    Если северный ветер продержится достаточно долго, то он мог принести снег и, кое-как нагретая далекой холодной звездой земля могла быстро остыть, а это означало что всход семян отодвинется на несколько дней, а то и целую неделю. А если холода затянутся, то на посевах можно смело ставить крест. Зерно не успеет созреть. А сколько человеческого труда и невосполнимого моторесурса будет потрачено впустую?! Обидно.

    Такое уже случалось. Например, в прошлом году.

    Один неурожай пережить еще можно, люди к такому повороту событий готовились и с каждого урожайного года откладывали немного про запас. Даже два, но вот три… Три года это уже на грани. Впрочем, и такое тоже бывало и плохо то, что может случиться снова и не раз.

    Но даже хорошая погода, обильные всходы, своевременные дожди не гарантировали хорошего урожая. Случалось и так, что на поля свежей сочной травы налетали стаи варгузов, небольших травоядных животных размером с собаку. И они жрали посевы как саранча. И сделать с ними практически ничего не получалось. Поначалу их пугают звуки выстрелов, но с каждым набегом они становятся все смелее, пока вовсе не перестают обращать внимание на стрельбу и смерть своих собратьев… Им главное набить брюхо, утолить голод и наесться про запас.

    Помимо выращивания зерна, а также охоты жители Скалии промышляли рыболовством. Как раз по завершении полевых работ океан окончательно успокоится от осеннее-зимне-весенних штормов и, можно будет рыбачить добывая панцирных рыбин тарпий размером с земного кита. Но рыбалка дело опасное и трудное. Можно самим запросто пойти на корм рыбам, так что занимались этим «каста» рыбаков, знавших о рыбалке все.

    Тяжелое бытие, полное лишений, плохо сказывалось на продолжительности жизни, а так же способствовало высокой детской смертности. Выживали только самые сильные.

    Из тех кто смог вступить во взрослую жизнь, редко кто дотягивал до шестидесяти лет, а уж семидесятилетний и вовсе считался и вовсе считался древним стариком и выглядел соответственно. Вот и родители Георга не смогли перешагнуть средний рубеж продолжительности жизни в шестьдесят.

    II

    Волков остановил «муравья» и радостно улыбнулся. Конец монотонной работе! Он наконец закончил распашку своего участка поля и теперь можно отдохнуть. И что радостно, ни одной поломки! Ладно если что-то механическое накроется, простое что можно легко починить. А то ведь и моторы горели, а это великая ценность потому как новые взять неоткуда и самим не сделать в отличие от многих других элементов!

    Подняв плуг к борту и закрепив, он поехал к временной стоянке. Там его уже поджидал товарищ из «касты» фермеров по имени Тайлер работавший на соседнем участке.

    – Уже? – удивился Георг.

    – Уже, – кивнул Тайлер с усмешкой.

    – А я и не заметил.

    Георг помог товарищам по касте снять тяжелые уже разряженные картриджи с «муравья» и установить новые буквально бурлящие инергией. «Муравей» сменив водителя, поехал пахать на другой участок.

    – Не удивлен. Вечно ты где-то витаешь. Телепаешься еле-еле. Тридцать лет уже, а все где-то в облаках…

    – Не, на этот раз не в облаках, – немного смущенно ответил Георг.

    Он действительно частенько размышлял на «запрещенные» темы мечтательно глядя в ночные небеса, усеянные россыпью мерцающих звезд.

    – А где?

    – На самой что ни на есть грешной земле. Как настоящий фермер размышлял о погоде, всходах, вредителях и всем прочем.

    – Теперь удивлен, – снова усмехнулся Тайлер. – Тебя такие практичные думы не часто навещают.

    – Ну, тут сам бог велел…

    Тайлер только фыркнул.

    – Как думаешь, на Скалии сейчас ледниковый период или начинается оттепель? А то если оледенение продолжается, то…

    Тайлер в удивлении поднял брови.

    – Тебе больше подумать не о чем? – спросил он.

    – Не особо.

    – Так может о женитьбе подумаешь?

    Георг скривился. Не любил он эту тему, но каждый считал своим долгом указать ему на его холостяцкую жизнь как на что-то предосудительное, даже лучший друг уже имевший четырех детей.

    – А то все люди как люди, уже все семейные даже те, что на десять лет тебя моложе, а вот только ты все бобылем скачешь по горам…

    – А я смотрю на тебя друг и понимаю, что это не мое, – сказал Георг. – Целый выводок этих детишек. Все орут, пеленки, распашонки… бр-р.

    – А что твое?

    – Не знаю… не нашел.

    – Так вся жизнь в поисках пройдет.

    – Значит такова моя судьба…

    – Георг, завязывай со своими мечтами о звездах. Не вырваться нам туда, понимаешь?

    – Понимаю.

    – Так зачем изводишь себя?

    – Потому что не могу я здесь, – с надрывом ответил Георг, сжимая кулаки. – Одно да потому, одно да потому. Из года в год все одно и тоже. Короткое лето и долгая холоднющая зима с воем вьюги за окном, от которого хочется удавиться.

    – Вот женишься и не будешь на это обращать никакого внимания. Ты уж мне поверь.

    Волков промолчал.

    – Думаешь там лучше? – указал глазами в небеса Тайлер.

    – Да уж всяко лучше, чем здесь! Там есть райские миры на которых никогда не бывает этой проклятой зимы! Всегда тепло и солнечно! Как бы я хотел побывать там хотя бы разок… а еще лучше остаться там навсегда.

    – Что ж, может быть такие миры есть. Но будет ли там лучше тебе?

    – О чем ты? – не понял Георг, почувствовав что вопрос с подвохом.

    – Ну что ты там будешь делать в другом мире, тем более райском? Работать механиком? Думаешь, там своих механиков нет? Да завались. Большие миры всегда отличались высокой безработицей из-за высокой автоматизации производства. Неужели ты все забыл? Мы же изучали все это в школе… хотя да, ты и там летал среди звезд и все прослушал. Так я тебе говорю, что ты там никому не нужен. Мы там никому не нужны. Так что там у тебя будет только две возможности для жизни, стать уличным бродягой или затесаться пушечным мясом в какую-нибудь уличную банду. Думаю бродягой, питающихся объедками ты точно стать не пожелаешь…

    Волков отрицательно мотнул головой.

    – А как на счет бандитизма? Грабить и убивать беззащитных людей? Участвовать в стычках с другими бандитами и полицией?

    – Нет, это меня не привлекает…

    – Я так и думал. Так что выбрось все это из головы, там не рай, хоть и есть «райские планеты» с вечным летом и теплым морем…

    Георг сокрушенно кивнул. Разумом он понимал, что это так, что Тайлер прав на все сто процентов, но душа противилась плыть по течению жизни в одном косяке с остальными.

    Его сознание словно поразил какой-то вирус или произошел программный сбой.

    А может, как говорили его родители, он все еще не вырос из коротких штанишек детства? И уже навряд ли вырастет.

    Были и до него такие же мечтатели с «программным сбоем», вот только они долго не выдерживали – спивались, из-за чего становились изгоями и не могли дать потомства. Какой девушке нужен муж пьянчуга не способный даже гвоздя забить?

    Эволюция на Скалии отсеивала из человеческого рода подобных непрактичных индивидуумов, давая больше шансов для выживания рационалистам вроде Тайлера.

    Эволюция не сломила Георга, сделав из него пьяницу, но и ему не давала обзавестись потомством. Он сам не хотел связывать себя семьей, привязываться к ненавистной планете, если вдруг подвернется случай удрать с нее. Хотя шансы на такой побег были очень малы, но все же имелись. Мизерные, но имелись.

    «Что интересно, женщины «программным сбоем» не страдают. Они все очень практичны и рациональны», – вдруг подумал Георг, не в силах вспомнить хоть одну мечтательницу.

    Может с такой с родственной душой у него что-то получилось бы, думалось ему.

    Но нет, женщинам особенно некогда мечтать, у них полно работы по хозяйству.

    – Георг…

    – А?

    – Опять улетел, – неодобрительно покачал головой Тайлер.

    – Чего хотел?

    – Если ты забыл, напоминаю, послезавтра у моей жены день рождения. Приглашаем.

    Георг замялся, вспоминая прошлый день рождения самого Тайлера.

    – Опять сватать будете…

    – Не будем, обещаю, – усмехнулся Тайлер. – Но к Барби присмотрись… она явно на тебя запала.

    – Барби? – переспросил Георг, пытаясь вспомнить такую.

    – Дочка Урмаса, бумажных дел мастера. Барбара. Ей скоро девятнадцать.

    – А-а… не замечал что-то я ее интереса к моей персоне.

    – Потому что не туда смотришь, персона! Отличная девчонка во всех смыслах. Поторопись пока не умыкнули. Долго она в девках не задержится. Собственно я даже удивляюсь, почему она все еще не замужем. Но еще больше я не понимаю, чего она нашла в тебе.

    Георг пожал плечами.

    – А я почем знаю? Разве женщин поймешь? Лично мне не удавалось… А ее может привлекать только то, что я не такой как все? Женщинам, особенно молодым, нравятся не такие как остальные.

    – А еще говорят: любовь зла – полю…

    Георг хоть и шутливо, но чувствительно заехал приятелю в грудь выбив воздух из легких, тем самым оборвав его на полуслове.

    – Смейся-смейся…

    – Я не смеюсь, – ответил Тайлер, потирая грудь, хотя весь вид его говорил об обратном. – Но так же известно, что когда они становятся более зрелыми им подавай как раз самых обычных, состоятельных во всех смыслах с царем в голове, а не с пустыми мечтами.

    Георг ничего не сказал, только понуро кивнул головой, признавая правоту друга.

    – Ну, так что, придешь?

    – А куда я денусь? – вздохнул Георг. – Все равно прийти заставите.

    – Это точно! От нас просто так не отделаешься!

    III

    Тратить время на праздники весной в самый разгар посевной конечно не дело, но день рождения есть день рождения, тем более что он выпал на теплое время года представлялось для именинника(цы) особенным подарком. Ведь отметить его в тепле можно только три-четыре раза, а потом снова в холоде.

    Скалианский год несколько больше стандартного, на полтора земных месяца, а поскольку жили все же по стандартному, а не о местному времени, то дни рождения все время смещались относительно скалианских времен года.

    Отмечать пришлось довольно поздно, холодало, солнце уже клонилось к горизонту, несмотря на то, что приглашенным на празднество приходилось отпрашиваться с работы пораньше.

    Встал вопрос с подарком. Что можно подарить женщине в таком скудном мире как Скалия? Только то что сделал сам в зимние периоды. Многие из-за затяжных зим стали мастерами в резьбе по дереву, кости и мягкому камню, лепке из глины… У некоторых мастеров получались настоящие шедевры.

    Но мало того что Георг в этом народном ремесле не преуспел и дарить ему было нечего, так сам Тайлер являлся одним из самых искусных мастеров, так что что-то подобное у кого-то выменивать, а потом дарить им просто глупо.

    Можно конечно подарить что-то более утилитарное, что может использоваться в хозяйстве сразу или после обработки, вроде мешка шерсти, куска кожи и того подобного. Но это все банальность, что могут подарить остальные. К тому же у него ничего этого нет.

    Георг после долгих размышлений не придумал ничего лучшего, как подарить найденное им на месте разрушенной базы, куда он частенько наведывался, небольшое круглое зеркальце. У него имелся небольшой скол вокруг которого немного помутилось отражающая поверхность и тянулась трещина до середины, но это сущий пустяк по сравнению с общей ценностью подарка.

    Что касается места разрушенной базы, оно стало своего рода местом поклонения. Сюда приводили детей, чтобы на месте рассказать и показать им о самом ярком эпизоде в истории Скалии с которого по сути и началась сама история.

    Иногда, как бы мимоходом, приходили люди постарше, чтобы вновь и вновь попытаться представить как тут все было до орбитальной бомбардировки.

    Молодежь приходила чтобы попытаться отыскать в развалинах хоть что-то мало-мальски ценное. Но удавалось им такое редко. За прошедшие полтора столетия отсюда вынесли все что только можно и даже просеяли почву в округе.

    Но нет-нет да находили какую-нибудь вещицу, вроде зеркальца, что нашел Георг в расщелине поросшую кустарником. Там что-то блеснуло на солнце и Георгу пришлось вырубить почти половину колючего кустарника, чтобы добраться до этой безделушки.

    Георга мучил только один вопрос, как именно сюда попало зеркальце. До бомбардировки или во время нее? Зеркальце могло быть разбито задолго до нападения и выброшено кем-нибудь за ненадобностью. Или же оно пострадало от взрыва и его от чего-то оторвав, например от велосипеда или электрокара, отбросило далеко за периметр базы. Увы, но на этот вопрос ответа не было.

    Тщательно побрившись и одев все самое лучшее что имелось в гардеробе. Все было изготовлено из местных материалов, то есть из кожи и шерсти различных животных. Так штаны сделаны из тонко выделанной кожи рогача. Ботинки из кожи берса (самого крупного животного добываемого исключительно ради его толстой кожи, мясо в пищу не годилось, слишком сильно воняло). Рубаху из белой шерсти того же рогача и легкую куртку-косу со стоячим воротником.

    Одевшись Волков пошел к другу на день рождения его жены, а если еще точнее, то для более близкого знакомства с Барбарой, которая, как оказывается, положила на него, то есть на Георга, глаз.

    1 2 3 4 5 6

    www.litlib.net