Читать онлайн «Время Березовского» Петр Авен. Время березовского книга


Время Березовского (Петр Авен) читать онлайн книгу бесплатно

Для истории 1990-е годы в России стали эпохой Горбачева и Ельцина, которые, несмотря на свой прижизненный антагонизм, так и останутся в ней братьями-близнецами, сокрушившими советскую власть. Но для очень многих людей того поколения символом 90-х была фигура Бориса Абрамовича Березовского. Почему именно он воплотил в себе важные черты своего времени – времени становления второго российского капитализма? Этот вопрос автор книги, Петр Авен, обсуждает с двумя десятками людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Среди собеседников автора – Валентин Юмашев и Александр Волошин, Михаил Фридман и Анатолий Чубайс, Сергей Доренко и Владимир Познер. У каждого из них собственная версия ответа на вопрос, почему невысокий энергичный доктор наук из академического института вдруг взлетел до статуса символа эпохи, воплотив в себе ее смелые дерзания и неприглядные падения. Жизнь Березовского окончилась трагедией, но история страны продолжается. И то, в какую сторону она повернет на следующем историческом перекрестке, зависит от ее готовности усвоить уроки, преподанные недавним прошлым.

О книге

  • Название:Время Березовского
  • Автор:Петр Авен
  • Жанр:Биографии и Мемуары, Публицистика
  • Серия:-
  • ISBN:978-5-17-104791-7
  • Страниц:211
  • Перевод:-
  • Издательство:АСТ
  • Год:2017

Электронная книга

Предисловие

Искушение – вечная, важнейшая тема мировой литературы и философии. Искушение нарушить запреты; наплевать на правила; начать жизнь по-другому, точно не так, как вчера. С первых глав Нового Завета и по сию пору – кто только об этом не писал. Трудно что-то добавить. Я лишь позволю себе заметить, что бывают особые времена, когда искушение “зажить по-другому” просто разливается в воздухе, сочится из всех щелей, перекрашивает и переозвучивает окружающий мир и, заполняя мысли и чувства, провоцирует на поступки, недавно еще немыслимые. В такие периоды (золотая лихорадка в Америке или “окаянные дни” у нас) устои жизни внезапно разваливаются и, говоря словами Бродского, “убогие мерила” данности отказываются служить

…перилами...

lovereads.me

Читать онлайн «Время Березовского» Петр Авен

Время Березовского Петр Авен

Corpus (АСТ) Для истории 1990-е годы в России стали эпохой Горбачева и Ельцина, которые, несмотря на свой прижизненный антагонизм, так и останутся в ней братьями-близнецами, сокрушившими советскую власть. Но для очень многих людей того поколения символом 90-х была фигура Бориса Абрамовича Березовского. Почему именно он воплотил в себе важные черты своего времени – времени становления второго российского капитализма?

Этот вопрос автор книги, Петр Авен, обсуждает с двумя десятками людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Среди собеседников автора – Валентин Юмашев и Александр Волошин, Михаил Фридман и Анатолий Чубайс, Сергей Доренко и Владимир Познер. У каждого из них собственная версия ответа на вопрос, почему невысокий энергичный доктор наук из академического института вдруг взлетел до статуса символа эпохи, воплотив в себе ее смелые дерзания и неприглядные падения. Жизнь Березовского окончилась трагедией, но история страны продолжается. И то, в какую сторону она повернет на следующем историческом перекрестке, зависит от ее готовности усвоить уроки, преподанные недавним прошлым.

Петр Авен

Время Березовского

Моей жене Лене

(1958–2015)

Художественное оформление и макет Андрея Бондаренко

© П. Авен, 2018

© А. Бондаренко, художественное оформление, макет, 2018

© ООО “Издательство Аст”, 2018

Издательство CORPUS ®

Предисловие[1 - Эта статья была опубликована на сайте Snob.ru в качестве анонса проекта “Время Березовского” 22.01.2016.]

Искушение – вечная, важнейшая тема мировой литературы и философии. Искушение нарушить запреты; наплевать на правила; начать жизнь по-другому, точно не так, как вчера. С первых глав Нового Завета и по сию пору – кто только об этом не писал. Трудно что-то добавить. Я лишь позволю себе заметить, что бывают особые времена, когда искушение “зажить по-другому” просто разливается в воздухе, сочится из всех щелей, перекрашивает и переозвучивает окружающий мир и, заполняя мысли и чувства, провоцирует на поступки, недавно еще немыслимые.

knigogo.net

Время Березовского читать онлайн - Петр Авен (Страница 39)

Мы вместе отдыхали. На новый 1995 год партнеры “Альфы” отправились на Карибы на двух яхтах. У нас были свободные каюты, и я пригласил Бориса, уже с Леной, а Герман Хан — Романа Абрамовича. Там они и познакомились. Там же Роман зажег Березовского идеей создания еще одной вертикально интегрированной нефтяной компании — будущей “Сибнефти”.

Помню, что через день после нашего прилета на Карибы Борису позвонил Коржаков, попросил встретиться по поводу ОРТ, которым Борис уже тогда командовал. Березовский заказал самолет, полетел в Москву (часов 15 в одну сторону), поговорил пару часов с Коржаковым и полетел обратно. Ленивым он не был. Не знаю, высказывал ли Березовский тогда Коржакову идею финансирования ОРТ с помощью новой нефтяной компании, которую надо создать и отдать ему в управление, но именно эта схема помогла ему продавить создание “Сибнефти”.

Весной того же года Борис приехал ко мне поздно вечером на дачу и упоенно рассказывал, как с помощью Ельцина и Коржакова добился создания “Сибнефти”, несмотря на сопротивление Черномырдина и Шафраника — тогдашнего министра энергетики.

Я познакомил Бориса с Валентином Юмашевым, которого знал с 80-х. Валентин рассказывает свою версию этого знакомства, но, по-моему, он просто захотел купить в ЛогоВАЗе автомобиль.

Степень нашей тогдашней близости иллюстрирует тот факт, что именно мы с Фридманом оказались у постели Бориса после покушения на него в 1994-м и именно к нам на яхту он приехал сразу после выхода из больницы. А потом позвонил Михаилу и попросил организовать охрану по его приезде в Москву.

На следующий день после победы Ельцина на выборах мы вместе с Борисом и Гусинским улетели в Испанию — отмечать. Одним словом, мы близко дружили.

И все-таки после 1995 года что-то пошло чуть-чуть не так. Мы начали расходиться. Неотдаваемый им долг был одной, но не главной причиной. Главное крылось в идеологии. Я был и поныне остаюсь догматичным членом команды Гайдара. Мы — я и мои новые партнеры по “Альфе” — искренне ратовали за равные правила для всех, против любых раздаваемых государством преференций. Мы не верили в саму возможность залоговых аукционов: как это можно просто так, по выбору Чубайса или кого еще, практически задаром раздать лучшие куски государственной собственности?! Не верили — и оказались за бортом, так как не подготовились, не сговорились ни с кем из “красных директоров” крупнейших предприятий захватить “их” собственность.

Более того: мы пытались сорвать эту “раздачу века”, особенно на втором этапе, в 1997-м, предлагая за ЮКОС и “Сибнефть” больше, чем те, кому они предназначались. Ничего не получилось. А Березовский раздраженно говорил Фридману: “Что вы мешаете? Мы договорились с директором и правительством, мы получаем свое. Вы ни с кем не договорились — это ваши проблемы”.

Борис начал осознавать, что мы идеологические противники, более того — враги. У нас разные модели мира. В нашу модель равных прав он не верил. Он видел себя особенным, он претендовал на особые права и на политическое влияние, а после 1996-го — в явном виде на управление страной. Если, как он считал, большой бизнес обеспечил победу Ельцина, то естественно и участие его в управлении. И компенсации, типа “Сибнефти” и НТВ, тоже естественны.

Березовский стремился стать олигархом. В истинном значении этого слова. Но пока на олигарха он не тянул. Ему в тот период вполне подходило определение “магнат”, судя по тому, как дается оно в “Википедии”. Так я и назвал эту главу.

Магнат

1994–1996

Собеседники:

Галина Бешарова (продолжение разговора)

Елена Горбунова (продолжение разговора)

Михаил Фридман

Валентин Юмашев

Анатолий Чубайс (продолжение разговора)

Сергей Доренко

Евгений Швидлер

Александр Луканов

Андрей Васильев

Владимир Познер

Владимир Воронов

Владимир Григорьев

Александр Гольдфарб

Юрий Шефлер (продолжение разговора)

Юлий Дубов (продолжение разговора)

Хронология

1994 7 июня на Бориса Березовского совершено покушение. Взорвана машина, припаркованная неподалеку от дома приемов ЛогоВАЗа на Новокузнецкой улице. Предполагается, что покушение связано с деятельностью только что созданного в рамках ЛогоВАЗа Всероссийского автомобильного альянса (АВВА).

4 августа — арест Сергея Мавроди. Рухнула пирамида “взаимного кредита” МММ.

Август — сентябрь — начало боевых действий в Чечне против сторонников президента Дудаева.

11 октября — “черный вторник”, резкое падение обменного курса рубля.

26 ноября — неудачный штурм Грозного. Начало бомбежек столицы Чечни.

29 ноября — указ президента о передаче первого частотного канала АО “Общественное российское телевидение” (ОРТ).

2 декабря — конфликт начальника охраны Бориса Ельцина Александра Коржакова со службой безопасности Владимира Гусинского выливается в штурм штаб-квартиры группы “Мост” в бывшем здании СЭВ.

1995 1 марта — убийство генерального директора ОРТ Владислава Листьева.

14 июня — захват заложников в Буденновске. После неудачной попытки силового освобождения власти вступили в переговоры с боевиками, в результате чего террористам была предоставлена возможность выезда на территорию Чечни.

24 августа — президентским указом создана компания “Сибнефть”.

Ноябрь — декабрь — залоговые аукционы. Согласно схеме, правительство получало кредит у коммерческих банков, передавая им взамен во временную собственность пакеты акций крупнейших государственных предприятий, которые в случае невозврата кредитов переходили в собственность банков.

17 декабря — выборы в Государственную думу. Первое место занимает фракция КПРФ (22 процента), на втором месте ЛДПР (11 процентов). Поддерживаемое Борисом Ельциным движение “Наш дом — Россия” на третьем месте (10 процентов).

1996 Березовский отказался от израильского гражданства.

1 января — хитом новогодней телепрограммы становится проект Леонида Парфенова и Константина Эрнста “Старые песни о главном” на Первом канале.

1 февраля — в Давосе (Швейцария) открывается Всемирный экономический форум, куда прибывает большая делегация российских бизнесменов, в том числе Борис Березовский.

15 февраля — Борис Ельцин объявляет о своем выдвижении на пост президента РФ. В тот же день свою кандидатуру выдвигает лидер коммунистов Геннадий Зюганов.

27 апреля — “Письмо тринадцати”. В нем группа влиятельных российских бизнесменов обратилась к политикам с призывом преодолеть раскол в обществе. Часть общества восприняло письмо как сговор с коммунистами, в то время как представители КПРФ оценили текст письма как антикоммунистический.

16 июня — 3 июля — выборы президента РФ. В первом туре Борис Ельцин опередил Геннадия Зюганова на 3 процента, набрав 35 процентов голосов. Во втором туре Ельцин победил с 53 процентами голосов, увеличив разрыв с соперником до 13 процентов.

19 июня — “скандал с коробкой из-под ксерокса”. На выходе из Белого дома арестованы политтехнологи из предвыборного штаба Бориса Ельцина — Сергей Лисовский и Аркадий Евстафьев. При них обнаружено полмиллиона долларов наличными в коробке из-под копировальной бумаги.

20 июня — указом президента уволены со своих должностей зампредседателя правительства России Олег Сосковец, директор ФСБ Михаил Барсуков и начальник cлужбы безопасности президента Александр Коржаков. Тремя днями раньше отправлен в отставку министр обороны Павел Грачев.

31 августа — Хасавюртовские соглашения. Начат вывод российских войск из Чечни.

12 октября — на канале ОРТ начинает выходить “Аналитическая программа “Время” с Сергеем Доренко”.

29 октября — Борис Березовский назначен заместителем секретаря Совета безопасности.

3 ноября — убийство американского бизнесмена Пола Тейтума, совладельца гостиницы “Redisson-Славянская”.

5–6 ноября — на время проведения операции аорто-коронарного шунтирования Борис Ельцин приостанавливает на сутки свои президентские полномочия.

1996 У Бориса Березовского и Елены Горбуновой родилась дочь Арина.

1999 Березовский избран депутатом Государственной думы от Карачаево-Черкесского одномандатного округа № 15.

Галина Бешарова

(продолжение разговора)

Он стал более жестким

А: Политикой Борис стал заниматься уже после того, как ты уехала в Англию?

Б: ОРТ было началом большой политики. И покушение это страшное [Покушение 07.06.1994.] — это все, конечно, уже политика.

Конец ознакомительного фрагмента

knizhnik.org

«Время Березовского» читать онлайн книгу автора Петр Авен в электронной библиотеке MyBook

Интересная книга об интересном человеке.Спасибо автору за идею книги основанной на интервью.Не смотря на то что, книга достаточно большая читается на одном дыхании.Понравилось разделение и компоновка интервью одних и тех же людей на разные главы, в зависимости от темы. В процессе чтения и последующего анализа книги сформировал к автору и ко всем кому будет интересно высказаться несколько вопросов которые выделяю в рецензии.

Слушал аудиоверсию книги в которой есть большое преимущество перед текстовой версией в озвучке первых минут интервью самими собеседниками.

Почему интересен Березовский? Наверное потому, что он один из немногих, кто сделал себя полностью сам. Кто сам все придумал и был рулевым на корабле жизни. Кто не был в ней хорошо устроившимся пассажиром, как очень многие люди вокруг главного героя книги.

Мне больше всего понравились и запомнились интервью Михаила Фридмана, Юлия Дубова, Демьяна Кудрявцева, Сергея Доренко, Станислава Белковского и Анатолий Чубайс. Безусловно одно из самых интересных интервью было с Анатолием Чубайсом. Ниже приведу отрывки из некоторых (пунктуация моя, т.к слушал аудиокнигу).

Из разговора с Юрием Фельштинским: Ему {Березовскому} было все равно, подонок человек с которым он общается или наоборот хороший. Для него этой категории не было. Он был вне морали... Надо отдать ему должное, - большое количество подонков очень много морализирует, - он совершенно не морализировал. Но он и себе позволял жить по собственным правилам.

Из разговора с Юлием Дубовым:Авен: Претендовать на власть в государстве где тебя не выбирали люди, где ты вообще говоря не легитимизирован через выборы это совсем другая история. … Мне например комфортнее было бы жить даже в жестком авторитарном государстве, но где бы я понимал, что лидер этого государства выбран народом, чем если бы я попал в страну где два или три богатых человека, даже вполне вменяемых, по какой-то прихоти судьбы захватили власть и мною командуют. Мне это было бы не комфортно.Дубов: Прожив уже 12 лет в этой стране (Великобритании), я совершенно не собираюсь жить в стране , которая подчиняется мнению большинства. Я родился при Сталине, я жил при Хрущеве, я жил при Брежневе, при Андропове, Черненко, Горбачеве, Ельцине, Путине. Я значительную часть своей жизни подчинялся мнению любого находящегося надо мной партийного секретаря и я тебе скажу, что если я должен выбирать подчиняться мнению партийного секретаря или подчиняться мнению коллективного большинства “УралВагонЗавода”, я выберу секретаря. С ним хотя бы разговаривать можно. И я подчинялся Березовскому по одной простой причине, - он умнее меня.

На протяжении всей книги собеседники автора говорят о том, что для Бориса Абрамовича все вокруг было игрой. Тогда наверное сложно придумать лучший конец такой игры, нежели случившийся.

Судя по всему автор книги работает и над фильмом. С удовольствием посмотрю.

В книге некоторые из участников интервью высказывают сомнения насчет того, что 90-е это время Березовского. Мне же кажется что он был свободным как никто. Ведь иметь все, намного сложнее, чем не иметь ничего. А оставаться при этом свободным от мнений других, как бы кому это не нравилось, и есть настоящая свобода. Поэтому время Березовского и подобных ему всегда.

Вообще судя по тому что герои книги описывают, как Березовский искренне не помнил все что ему не нужно, можно сделать вывод, что это генетическое свойство, которое практически невозможно изменить, также как талант к чему либо (или талант есть или нет). В Борисе Абрамовиче можно четко проследить эту черту. Не помнить, не думать и не рефлексировать о прошлом. Безусловно это генетически заложенное свойство. Партнер Петра Авена и один из героев книги Михаил Фридман в недавнем интервью сказал, что 80% в характере человека это генетика. Возможно поэтому все так очаровывались героем книги. Он всегда говорил правду, даже когда лгал. Вопрос: Можно ли справедливо давать оценку действий другого человека основываясь на собственных убеждениях о правильном?

Много вопросов в книге было по поводу возможной роли Березовского в случае возврата в Россию. Практически все отвечали, что в текущей ситуации ничего похожего героя книги не ждало бы. Вопрос: По мнению автора играет ли какую-то роль личность в истории человечества или история все сделает сама а личность второстепенна? Не было бы Березовского, Ленина, Наполеона, Маркса, Распутина был бы другой?

Заметил некое противоречие автора. На протяжении всей книги Петр Авен говорит, что Березовский не был либеральным и в действительности его волновало только свое мнение. Однако это же можно вернуть Петру Алексеевичу.В разговоре про власть Авен говорит, что готов жить с правителем тираном, если его выбрало большинство. При этом в разговоре с Чубайсом Авен говорит: Для меня идеологема, что свобода больше родины и что родина это не территория не обсуждается…Чубайс: Как быть с тем, что у 95 % населения страны в которой ты живешь, все ровно наоборот? Их убрать? Отодвинуть?... Как с этим быть то, Петя?Авен: “С ними надо работать. Объяснять, объяснять и давать им возможность ошибаться.Чубайс: А может быть прислушаться прежде чем объяснять? А может понять откуда это вырастает?Авен: Это вырастает из тысячелетнего рабства. Больше ниоткуда. Не надо себя обманывать. Это вырастает из отсутствия демократических свобод и отсутствие нормальной цивилизованной жизни гражданского общества. Только и всего. Мне интересно разговаривать с вертухаями лагерей.Чубайс: А ничего, что эта страна создала культурные образцы на которые ровняется весь мир? Ничего, что эта страна создала научно-технические образцы на которые ровняется весь мир. Мы это все сбрасываем?Авен: Создала вопреки , а не благодаря. Чубайс: Мы считаем, что это были мелкие ошибки? А вот сейчас мы сделаем все правильно?Авен: Толя, я не хуже тебя понимаю сложность конструкции Советского Союза. Эти образцы были создан великим народом, нопосмотри на количество нобелевских премий, которые получены здесь и в Америке. Это несопоставимо. Вклад России в мировую культуру мог быть в разы больше в случае демократического развития. Надо сравнивать не с тем, что есть, а с тем, что могло быть. По прогнозам демографов, которые делались в конце ХIХ века у нас сегодня должно было бы быть 500 млн.человек. На мой взгляд, если бы не Первая Мировая война и не революция у нас было бы в разы больше нобелевских премий, у нас была бы другая страна. Было создано много и это правда, но было бы создано в 1000 раз больше. Только и всего.Чубайс: У меня сильные контраргументы есть, но я их не буду сейчас предъявлять.Ни в коем случае не спорю с Петром Авеном, однако навязывание собственного понимания проблемы и полная уверенность в своей правоте, без возможности принятия мнения оппонента, которого 95 %, это ли не противоречие с высказыванием (в разговоре с Ю.Дубовым) о принятии гипотетического выбора народом тирана, вопреки мнению меньшинства, пусть и более понимающего. И тут еще один вопрос к автору: Где проходит моральная грань искусственного навязывания своего мнения и возможности “Объяснять, объяснять и давать им возможность ошибаться”.

mybook.ru

Неприятные люди были правы. Два смысла книги Петра Авена «Время Березовского», которую надо читать

Эту книгу надо читать. Ну хотя бы с чисто практической целью. Она предлагает темы для разговоров даже с теми, с кем общих тем вроде бы и нет. Натянутые ужины с диалогами о погоде гарантировано превратятся в шумные застолья с неизбежными спорами. Потому что людей, безразличных к девяностым — к тому, что тогда происходило, к тому, как это все можно интерпретировать, — у нас нет.

Москва, издательство Corpus, 2017

Для увлекательных бесед и живых обсуждений здесь имеется богатый материал. Хочешь — милые инсайдерские байки: например, как во время противостояния «команды Чубайса» с Лужковым только что приехавший в Москву как член этой самой команды Борис Немцов пожаловался Ельцину, что Лужков не прописывает его в столице. «Ельцин попросил соединить его с Юрием Михайловичем. «Юрий Михайлович! Мелко и недостойно!» — говорит Ельцин и кладет трубку. Бедный Немцов говорит: «Борис Николаевич, а как же он узнает, о чем вы говорили?» — «Он сейчас потратит два часа на то, чтобы узнать, кто у меня. Все поймет». Хочешь — новые макабрические версии и без того ужасных событий: жена Березовского, Елена Горбунова, высказывает предположение, что за убийством Александра Литвиненко стоят, как она выражается, «Рома и еще двое людей» (да и сам Березовский, по ее мнению, тоже умер не от собственной руки).

Впрочем, «Время Березовского» дает почву для рассуждений и более глубокомысленных, теоретических. Это книга, составленная из интервью участников и свидетелей «триумфа и краха БАБа» (в основном политиков и бизнесменов с легким вкраплением давних друзей и любимых женщин), — по сути, не что иное, как ремейк знаменитого фильма Куросавы «Расёмон» (ну или рассказа Акутагавы «В чаще», по которому он снят, но на кино, почему-то похоже больше). Разные люди, свидетельствуя об одних и тех же событиях, драматически не совпадают друг с другом — и здесь даже не важно, сознательно ли они врут, или виной тому просто встроенное в человеческую память искажение.

Вывод один — объективная история невозможна, память обманчива, прошлое, каким мы его помним, зависит от того, каким мы хотим его помнить.

И хотя в книге Петра Авена есть как минимум две отдельные новеллы — разговор с Анатолием Чубайсом, показывающий, как непробиваемое самолюбование умного человека заводит его в самые очевидные противоречия с самим собой, практически в глупость, и разговор с Сергеем Доренко, наглядно демонстрирующий, как можно быть психом с выгодой для себя и откуда растет киселевщина — все же голоса всех ее героев сливаются в некий гул, в единый нарратив, из которого вполне можно выделить общие, «одни на всех», смыслы.

Так вот, если говорить о главных смыслах этого гула, то для меня по крайней мере их там два.

Первый. Все, что тогда в девяностые говорили скептические, верящие в заговор, в общем, самые неприятные люди, — вот все это правда. И что генерал Лебедь в качестве кандидата в президенты был с самого начала фальшивкой, избирательной придумкой «под ключ» (Березовский слетал к не помышлявшему о президентстве генералу и за ночь обо всем с ним договорился). И что методы «наших», интеллигентных, так сказать, реформаторов ничем не отличались от методов «не наших» и не реформаторов (в книге в качестве насылающих на конкурентов «маски-шоу» упоминаются совершеннейшие светочи либеральной мысли). И что помощник Собчака Владимир Путин был выдвинут на то место, на котором он оказался, потому что продвигавшие его надеялись на его благодарность и управляемость, — и это правда во всей своей невероятной литературности. Как-то не верится, что люди обустраивают страну в соответствии с ироническими историческими экскурсами из «Голубой книги» Михаила Зощенко, ан нет, именно так оно и есть.

Неприятные люди были правы.

Второй. Из признаний и воспоминаний всех этих важных людей — Анатолия Чубайса, Александра Волошина, Валентина Юмашева, Михаила Фридмана, да и всех остальных — можно извлечь многое, но куда знаменательней то, чего оттуда извлечь нельзя. А именно: хоть какого-то признания ответственности за то, что они делали и за то, что они сделали. Ну да, говорит один из редких «просто людей» в этой книге, помощница Березовского Ирина Пожидаева, что о «прекрасности» девяностых лучше не вспоминать, потому что на это всегда будут говорить «а вся страна в это время…», да еще и Владимир Познер упоминает, что журналисты здесь перестали быть журналистами, приняв участие в агитационной кампании выборов 96-го года, — но общий посыл, общая тональность этих интервью совсем иная. Это интонация все правильно делавших людей, может, конечно, и просчитавшихся и там и сям, но в принципе уверенных и в собственном выборе, и в поступках. И, главное, никакого отношения не имеющих к тому, к чему все пришло в результате

 Большинство этих интервью было сделано Петром Авеном в 2014-м — на котором уж году этой нашей так называемой «стабильности», — но к ее гримасам наши герои, знаете ли, отношения не имеют. Виноваты только другие — коммунисты в 96-м, новая генерация «кремлевских», пришедшая им на смену в середине двухтысячных. Все, кто угодно, — но не они.

Появление в магазинах и всеобщее обсуждение «Времени Березовского» совпало с публикацией последнего слова Алексея Улюкаева. «Только когда сам попадаешь в беду, — говорит он, — начинаешь понимать, как тяжело на самом деле живут люди. С какой несправедливостью они сталкиваются. Но когда у тебя все в порядке, ты позорно отворачиваешься от людского горя».

Никому, разумеется, нельзя желать беды, но хоть какой-то рефлексии героям этой книги пожелать хочется. Возможно, неспособность к ней и способствовала когда-то тому, что их вышвырнуло наверх. Но сейчас-то все люди взрослые, чтоб не сказать старые. Эх.

www.novayagazeta.ru