Книга "Под знаком Z (сборник)" - Скачать бесплатно, читать онлайн. Z книги


Книга "Под знаком Z (сборник)"

Последние комментарии

 
 

Под знаком Z (сборник)

Под знаком Z (сборник) Автор: Фомичев Сергей, Левицкий Андрей Жанр: Боевая фантастика, Социально-философская фантастика Язык: русский Год: 2014 Издатель: АСТ ISBN: 978-5-17-080685-0 Город: Москва Добавил: Admin 30 Мар 14 Проверил: Admin 30 Мар 14 Формат:  FB2 (562 Kb)  RTF (529 Kb)  TXT (492 Kb)  HTML (550 Kb)  EPUB (714 Kb)  MOBI (2158 Kb) Скачать бесплатно книгу Под знаком Z (сборник) Читать онлайн книгу Под знаком Z (сборник)

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Тепло наших тел – это все, что отличает нас от НИХ? Но они же были нами, и, возможно, мир еще не потерян, если они помнят его. Неужели зомби-апокалипсис станет смертным приговором человечеству? Каждый рассказ сборника «Под знаком Z» ищет ответ на этот вопрос по-своему. Дмитрий Силлов, Павел Корнев, Андрей Левицкий и другие популярные и начинающие писатели по-своему раскрывают тему оживших мертвецов, но все их рассказы несут в себе заряд оптимизма и дружбы, любви и преданности.Это рассказы не о зомби, а о нас.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Фомичев Сергей

Другие книги автора Левицкий Андрей

Похожие книги

Комментарии к книге "Под знаком Z (сборник)"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать книгу Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык Дэвида Стиллмана : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Дэвид Стиллман, Иона СтиллманПоколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык

Издано с разрешения HarperBusiness, an imprint of HarperCollins Publishers и Andrew Nurnberg Associates International Ltd c/o Andrew Nurnberg Literary Agency

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© DAS Creative LLC, 2017 Published by arrangement with HarperBusiness, an imprint of HarperCollins Publishers.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2018

* * *

Эта книга посвящается оставившему этот мир Алану Грошу. Уж он-то наверняка был бы в восторге от появления поколения Z на рынке труда. Жаль, что представители этого поколения упустили возможность учиться у столь прекрасного наставника

Предисловие партнера издания

Поздравим себя! Научно-технический прогресс постепенно стирает различие между физическим и виртуальным миром, и перемены во всех сферах жизни общества неизбежны независимо от того, нравятся они нам или нет. Уже выросло поколение детей 1990–2000-х годов, которое не представляет своей жизни без постоянного выхода в интернет. Они – другие, и сейчас эти молодые люди вступают во взрослую жизнь. Только вчера родители этих детей осознали, что воспитывать по старинке не получается, а сегодня работодатели с недоумением смотрят на молодежь как на пришельцев, понятия не имея, что же с нею, собственно говоря, делать. На новое поколение не действует критика, и бесполезно сетовать им на порчу нравов. Однако если молодые люди не сумеют влиться в рабочую среду и добиться успеха, то под угрозой окажется не только их будущее, но и наследие предыдущих поколений.

Факты таковы: сегодня на рынок труда выходят миллионы юношей и девушек, которые будут работать совершенно не так, как трудились их родители. Всех бизнесменов интересует вопрос, как находить со вчерашними детьми общий язык, как внушить им уважение и мотивировать их, в чем давать свободу и какие действия поощрять. Чтобы пользоваться незнакомым инструментом, нужно понять, для чего он предназначен и как действует. Этой цели служит книга Дэвида Стиллмана «Поколение Z на работе», в которой представлен позитивный, беспристрастный анализ новых реалий, нацеленный на положительный исход. Научный фундамент книги составляют результаты двух североамериканских национальных исследований «Взаимоотношения поколения Z в трудовом коллективе», проведенных Институтом корпоративной производительности (США). Сравнивая поколение Z с предыдущими генерациями – традиционалистами, беби-бумерами, поколением Х, миллениалами, – Дэвид Стиллман определяет семь ключевых отличий между ними. А для того чтобы ярче осветить поколение Z, автор привлекает к написанию книги своего сына, Иону Стиллмана. Вы увидите, как сильно отличаются взгляды юноши от отцовских, но вместе с тем заметите, насколько молодые люди нуждаются в помощи взрослого, опытного наставника, как легко они откликаются на сотрудничество и сотворчество. Это очень важно знать, чтобы строить конструктивный диалог между представителями разных поколений – между работодателем и молодым специалистом.

Андрей Рыжаков,

директор по медицинскому страхованию АО «АльфаСтрахование»

Предисловие

Поколение Z постепенно начинает разрушать наш рынок труда, но, похоже, это никого особо не волнует. По крайней мере пока.

Поколение Z – это те, кто родился в 1995–2012 годах.

Обычно первое, о чем спрашивают люди: «Почему мы называем их поколением Z?» Давайте обсудим данный вопрос позже, для этого в книге отведена целая глава. А пока будем просто использовать этот термин.

Возможно, кто-то уже сталкивался с представителями поколения Z как с потребителями и знает, как продавать им синие джинсы и кукол Барби. Однако мало кто думал о них как о рабочей силе, не говоря уже о том, как их лучше нанимать, удерживать, управлять ими и мотивировать их к труду.

Еще один часто возникающий вопрос звучит так: «Подождите! А разве это не поколение миллениума?»

Нет. Они совершенно разные.

Верите вы в это или нет, но поколение миллениалов вступило в пору зрелости. Бейонсе теперь не просто популярная певица, а магнат шоу-бизнеса. Бритни и Джастин неоднократно расходились, сходились и даже родили ребенка. Да и вообще, по данным журнала Time, 47 % миллениалов стали мамами и папами. Они обзавелись домами, получили высшее образование и построили карьеру. Не проходит и дня, чтобы вы не услышали о них что-то новое. Пожалуй, это самое обсуждаемое поколение в истории. Проблема в том, что мы столько о них говорим, что с трудом представляем себе жизнь после них.

Мы абсолютно не задумывались, что на сцену постепенно выходит другое поколение, – ведь казалось, что до этого еще очень далеко. Кроме того, мы больше фокусировались на поколении беби-бумеров, чем миллениалов, ввиду приближения срока их выхода на пенсию, поскольку должны были удостовериться, что накопленные ими знания и опыт не уйдут вместе с ними. К тому же общественные лидеры очень заняты воспитанием и опекой поколения X (родителей поколения Z), которое они долгое время игнорировали и даже избегали.

И тут вдруг появляется еще одно поколение, требующее внимания. Неужели это правда?

Конечно!

Итак, представляем поколение Z. Самым старшим из них уже исполнилось двадцать. Их численность – около 72,8 миллиона человек, поэтому трудно не заметить их присутствия на рынке труда и в трудовых коллективах; руководители компаний и организаций уже не могут себе позволить их игнорировать. Не прилагая усилий к тому, чтобы лучше узнать поколение Z, мы рискуем обойтись с ними так же, как с миллениалами, а это большая ошибка, к тому же уже не раз совершаемая прежде.

Когда поколение Z впервые появилось на рынке труда, никто не обратил на это особого внимания. Более того, даже значения никакого не придал. Что?! После поколения беби-бумеров тоже есть жизнь?! В центре внимания на рынке труда находились беби-бумеры. Компании тратили массу времени на разработку и внедрение правил и норм, процедур и процессов, регламентирующих поведение восьмидесяти миллионов беби-бумеров в их борьбе за лидерство. Мы непрестанно только и слышали о них. При первом появлении поколения X лидеры попытались обходиться с ними так же, как с беби-бумерами, но – упс! – поколение X ничем на них не походило; во всем, от процедуры найма на работу и построения карьеры до установления эффективных коммуникаций, наблюдались очень серьезные провалы, последствия которых до сих пор не преодолены.

Ничто не в силах остановить появление новых поколений. Поэтому самое разумное – изучить поколение Z прямо сейчас.

Тем не менее когда я предлагаю поговорить о поколении Z и его влиянии на рынок труда, то зачастую вижу на лицах собеседников изумление, шок, замешательство или усталость и очень редко – искреннюю заинтересованность. Я определенно считаю, что причина тому – влияние судьбы миллениалов. Как я уже говорил, ни дня не обходится без того, чтобы мы не услышали очередных новостей о них. Люди просто устали от разговоров о поколениях, и это не сулит поколению Z ничего хорошего. Однако стоит мне поделиться информацией о результатах наших национальных опросов о поколении Z на рынке труда, как большинство собеседников тут же забывают об усталости, замешательстве и растерянности и проявляют явную заинтересованность и вовлеченность.

Но если кого-то новое поколение и интригует по-настоящему, то, наверное, прежде всего меня.

Позвольте представиться. Меня зовут Дэвид Стиллман. Я почти двадцать лет занимаюсь исследованиями проблемы поколений, публикацией их результатов и презентацией представителям компаний. Именно этому я посвящал весь свой рабочий день последние пятнадцать лет. В середине 1990-х годов я вместе с Линн Ланкастер, представительницей поколения беби-бумеров, учредил компанию. С Линн мы познакомились в ходе совместной работы над одним из проектов на предыдущем месте работы и сначала просто здоровались при встрече. Но затем между нами возникла взаимная симпатия. По завершении проекта мы решили отпраздновать это событие. За обедом завязался разговор о различиях между поколениями, и вскоре стало понятно, что не только мы, но и многие другие пытаются преодолеть этот разрыв. Хотя немало экспертов специализируются на проблемах конкретных поколений, мы почувствовали, что необходимость в дискуссии о сложностях, возникающих при столкновении различных поколений, особенно в трудовом коллективе, давно назрела.

Вскоре мы уволились с работы и основали собственную компанию. Ее миссия состояла в том, чтобы помочь традиционалистам, беби-бумерам, поколениям X и Y преодолеть разрывы между поколениями на рабочих местах и на рынке. С этого мы и начали. Тема приобретала все большую актуальность по мере заполнения рабочих мест представителями поколения X со всеми их проблемами, количество желающих обсудить которые неуклонно росло. Собрав достаточно информации, мы опубликовали нашу первую книгу When Generations Collide («Когда сталкиваются поколения»). Обычно мы выступали с большим запалом, то и дело перебивая друг друга.

Мы с Линн не просто писали книги и говорили о проблемах поколений – мы создали успешную компанию, разработали программу подготовки инструкторов, корпоративную развлекательную программу, основали платформу для дистанционного обучения. Когда в трудовых коллективах начали появляться миллениалы, мы написали и опубликовали вторую книгу The M-Factor: How the Millennial Generation Is Rocking the Workplace («М-фактор: как миллениалы преобразуют рабочую среду»).

Однако после десяти лет такой работы я почувствовал, что устал. Если у вас трое детей и патологическая боязнь микробов, то радость жизни куда-то улетучивается. Подвернулась возможность продать наш бизнес, и мы ею воспользовались.

Я не представлял, чем буду заниматься дальше, когда в город приехал мой дорогой друг и коллега Марк Килбургер. Он и его брат Крейг основали крупнейшее в мире глобальное молодежное движение под названием WE. Моя семья поддерживала одну из их международных программ в Кении, благодаря чему была довольно близко знакома с их организацией. Несколько раз мы ездили в Кению, помогая строить там школы, и сотрудничество с Килбургерами неизменно открывало перед нами новые горизонты. Движение WE действовало в восьми странах мира, и Килбургеры готовились создать его ячейку в США. Марк знал, что я продал компанию. Он попросил меня присоединиться к двум его сотрудникам и возглавить продвижение их программы в США.

Сначала я решил, что не слишком подхожу для работы в некоммерческой организации. Я всегда был весьма самоуверен, откровенно заявлял о том, что думаю, и уж точно не отличался большим терпением. Кроме того, у меня не было никакого опыта работы в подобных организациях, если не считать помощи своим детям в продаже оберточной бумаги для сбора средств на школьные мероприятия во время каникул. Я никогда не занимался фандрайзингом.

Тем не менее я принял предложение Килбургера.

Однако я не понимал, что буду немедленно втянут в диалог между поколениями. Движение WE позволило мне ближе познакомиться и поработать с поколением Z. Меня окружали просто невероятные тинейджеры, занимавшиеся реализацией местных и глобальных программ ради того, чтобы сделать наш мир лучше. Они собирали пожертвования, работали на автомойках, устраивали распродажи выпечки, танцевальные марафоны, велосипедные экскурсии и пешие походы, создавали мини-предприятия… и делали еще много-много других вещей. Меня восхищала их гражданская зрелость, чувство собственного достоинства, готовность упорно трудиться и стремление служить обществу. Тем не менее уже можно было прогнозировать возникновение проблем при столкновении их независимого характера с более склонным к соглашательству характером миллениалов.

Появление представителей поколения Z на рынке труда интриговало меня еще и потому, что к нему принадлежат двое моих детей, которые уже работают. Старшей дочери Элли девятнадцать лет, и она – оплачиваемый стажер в департаменте образования штата Миннесота. Сыну Ионе – семнадцать, он помогает мне вести бизнес. Позже я расскажу об этом подробнее. У младшей дочери, девятилетней Сэди, – весьма амбициозные планы покорить YouTube своими авторскими песнями. Обещаю, вы узнаете об этом первыми.

В ходе многочисленных встреч с представителями компаний по вопросам поддержки программ WE в США я замечал, что они считают всю молодежь миллениалами. Так говорят даже сами миллениалы. Однако, потратив немало времени на изучение миллениалов, я пришел к выводу, что их характерные особенности вовсе не такие, как у поколения Z. На интуитивном уровне я понимал, что это поколение не похоже на своих предшественников, а кроме того, знал, что если лидеры не осознают этот факт, то рано или поздно столкнутся с большими проблемами.

Я также знал, что одной интуиции недостаточно, поэтому сделал следующий шаг: договорился с Институтом корпоративной производительности (i4cp) о совместном проведении двух национальных исследований взаимоотношений поколения Z в трудовом коллективе. Мы опросили представителей поколения Z в возрасте от 15 лет до 21 года, сосредоточившись исключительно на их взаимоотношениях в трудовом коллективе. В дополнение к i4cp я договорился с руководством программы развития навыков предпринимательства VANTAGE в школе, где учился Иона. Эти невероятные представители поколения Z вместе с сотрудниками i4cp разработали список вопросов и процедуру проведения опросов среди ровесников по всей стране. Кстати, они оказались очень полезными при анализе результатов.

Результаты полностью подтвердили мои предчувствия. Общенациональные опросы показали, что поколение Z вовсе не похоже на миллениалов. По сути, между ними колоссальная разница. Но одно можно сказать наверняка: поколение Z готово и намерено добиваться успеха на работе. Карьера – их главная цель. Согласно нашему исследованию, поколение Z с молодых лет сосредоточено на карьере и всячески к ней готовится. С одной стороны, я видел, с каким трепетом представители поколения Z относятся к карьерным успехам, а с другой – понимал, что работодатели не замечают этого и даже мысли не допускают о радикальном пересмотре многих принятых в компании правил и процедур.

Это побудило меня организовать диалог между двумя заинтересованными сторонами. Я постоянно обсуждал это дома с моими детьми, типичными представителями поколения Z. Вместо того чтобы закатывать глаза от скуки, они активно включились в разговор. В конце концов, что тут удивительного, ведь речь шла об их поколении.

Как-то вечером, прежде чем лечь спать, мой сын Иона спросил: «Папа, как ты думаешь, я могу говорить от имени своего поколения?»

Бывали ли в вашей жизни моменты, когда на вас внезапно снисходило озарение, как будто над головой зажигалась лампочка, и вы каким-то внутренним чутьем понимали, что идея действительно отличная.

Такое озарение предопределило мои дальнейшие действия.

Иона мог бы стать послом поколения Z. В его исполнении это смотрелось бы гораздо естественнее. Он мог бы запустить дискуссию на тему, кто такие люди поколения Z, а я мог бы использовать свой опыт изучения других поколений, чтобы поговорить о том, что это значит для всех нас. Это выглядело убедительно.

Мы с Ионой начали с нескольких тестовых выступлений и вскоре поняли, что нам нужен специализированный сайт, логотип, приложение, предложения для клиентов, то есть фактически новый бизнес. Мы назвали его «Гуру поколения Z». На первом этапе мы хотели обсудить проблему поведения его представителей в рабочей среде. Для этого уже был накоплен большой массив данных; кроме того, мы знали, что лидеры бизнеса игнорируют эту проблему. Мы даже съездили на праймериз президентских выборов, чтобы посмотреть, как голосуют представители поколения Z.

Ведя совместный бизнес с Ионой, я быстро осознал, какие мы разные. Это было своего рода дежавю тех времен, когда мы работали с Линн. Я начал собирать маленькие истории о наших буднях, а также результаты общенациональных опросов, которые мы проводили. Вскоре как-то сама собой появилась идея написать об этом книгу.

Почему именно Иона? Во-первых, хотя мои остальные дети не так активно стремились стать своего рода «подопытными кроликами», я все равно люблю их всех одинаково. Но Элли уже учится в колледже и строит самостоятельную карьеру в сфере образования. А участие Сэди в презентациях по проблемам поколений сводится лишь к исполнению государственного гимна перед их началом.

Иону же действительно волнует этот вопрос. Он глубоко увлечен проблемами поколения Z и обладает тонкой интуицией. Ему ничего не стоит встать и произнести речь перед целой толпой народу. Ему приходилось слушать разговоры о проблемах поколений чуть ли не с самого рождения. Меня всегда поражали его работоспособность и целеустремленность. Ради выступлений и написания этой книги он даже отказался от своего давнего (еще с юности) хобби (об этом он сам расскажет позже). Он на редкость увлеченный тинейджер.

Самое главное – у него правильный подход к проблемам поколений. Он понимает, что ни одно поколение нельзя считать плохим или хорошим, правым или ошибающимся… они просто разные. Я вижу, что его желание узнать больше о других поколениях столь же горячо, как и рассказать о своем.

Наконец, наибольшая удача, что у нас сложились удивительные отношения. Мы прекрасно общаемся. У нас много общего. Вообще говоря, такая ситуация характерна для поколения Z и их родителей из поколения X. Далее мы поговорим об этом более подробно. Впервые в истории дети и родители обмениваются плей-листами (и даже одеждой), имеют одни и те же хобби. Но при всем этом у нас никогда не возникало споров о том, кто из нас босс.

Однако теперь я хочу немного отвлечься и выразить самую искреннюю признательность учителям и руководителям Ионы, неизменно поддерживающим его. Кроме того, хотелось бы поблагодарить те компании и исследователей-новаторов, которые надоумили нас сфокусироваться на проблемах поколения Z.

Если вы взяли эту книгу в руки в надежде получить советы по воспитанию детей, то точно обратились не по адресу. Мои дети с удовольствием ели хлопья на завтрак, почти не попадали в неприятности, и мне удалось объяснить им, что на свете существует такая вещь, как глупые вопросы. Тем не менее эта книга наверняка поможет вам лучше понять своих детей из поколения Z и представить, какими они будут работниками.

Но все это касается только поколения X. Беби-бумеры и миллениалы хуже контактируют с представителями поколения Z в повседневной жизни.

Эта книга о представителях поколения Z в рабочей обстановке. Ее основная цель – положить начало обсуждению специфики их поведения на работе. Мы хотим подробнее рассказать о том, кто же они такие и каковы их семь ключевых особенностей.

1. Цифровой мир. Z – первое поколение, рожденное в мире, где любой физический объект (люди и места) имеет цифровой эквивалент. В представлении поколения Z реальный и цифровой мир естественным образом переплетены. Виртуальный мир просто стал частью их реального мира. Рабочая среда обычно медленно приспосабливается к цифровым решениям; когда дело доходит до поиска ее места в цифровом мире, как правило, возникает множество проблем. По словам 91 % представителей поколения Z, уровень технологической сложности компании существенно влияет на их решение в ней работать.

2. Высокая степень персонализации. Поколение Z упорно трудится над поиском и созданием собственного имиджа. Их способность персонализировать все, что их окружает, производит впечатление глубокого понимания их поведения и желаний. От названий должностей до путей карьерного роста степень персонализации только растет. Это, по всей видимости, создаст большие сложности для рабочей среды, которую всегда пытались сделать максимально справедливой и предоставляющей одинаковые возможности всем сотрудникам. 57 % поколения Z склонны скорее сами составить перечень своих должностных обязанностей, чем получить от компании их стандартный вариант.

3. Практичность. Период после теракта 11 сентября, на который пришлось становление поколения Z, когда терроризм стал частью повседневной жизни, а в экономической жизни наблюдалась глубокая рецессия, обусловил формирование весьма прагматичного мировоззрения у его представителей, особенно в части планирования и подготовки к будущему. Первыми с этим обстоятельством столкнулись колледжи и университеты, а затем и работодатели. Как правило, у руля этих организаций стоят идеалистически настроенные миллениалы, а между ними и поколением Z – огромный разрыв. Последние считают, что, для того чтобы выжить, а тем более преуспеть, следует реально представлять, каких усилий и затрат это потребует.

4. Синдром упущенной выгоды (FOMO – fear of missing out). Поколение Z особенно сильно страдает от страха упустить что-то важное. В этом есть как свои плюсы, так и минусы. Плюс – они всегда находятся в авангарде новых веяний и сохраняют высокую конкурентоспособность. Минус – их постоянно гнетет мысль о том, что они продвигаются вперед недостаточно быстро и не в том направлении. Поколение Z создает новые вызовы в рабочей среде, поскольку всегда хочет быть абсолютно уверенным, что выжало из ситуации максимум возможного. 75 % поколения Z заинтересовано в выполнении сразу нескольких функций на рабочем месте в одной и той же организации.

5. Виртуальная экономика. Начиная с Uber и заканчивая Airbnb, поколение Z всегда жило в мире экономики совместного потребления. Его представители будут подталкивать рабочую среду к преодолению внутренней и внешней обособленности и организации взаимодействия в коллективе более удобным и экономически эффективным способом. Поколение Z – это уже не просто наемные работники; они стремятся реализовать потенциал коллективистского подхода в своей общественно полезной деятельности. Поколение Z рассчитывает на поддержку работодателей при намерении исправить недостатки окружающего мира. 93 % представителей поколения Z утверждают, что отношение компании к обществу влияет на их решение в ней работать.

6. «Сделай сам» (DIY – do-it-yourself). Поколение Z придерживается принципа «сделай сам». Воспитанные на роликах YouTube, предназначенных для обучения всех и каждого делать все что угодно, его представители совершенно уверены, что способны самостоятельно сделать практически все. Вдобавок родители, принадлежащие к независимому поколению X, всегда учили их не следовать проторенными тропами. Поколение Z яростно отстаивает свою независимость, что сталкивает их лбами со многими культурами, ориентированными на сотрудничество и созданными миллениалами. 71 % представителей поколения Z утверждают, что согласны с тезисом «если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам»!

7. Мотивированность. Родители внушили им, что само по себе участие еще не награда и в каждой игре есть победители и проигравшие. К тому же рецессия поставила в невыгодное положение их предшественников, а преобразования в обществе идут невиданными темпами. Поэтому неудивительно, что Z чуть ли не единственное мотивированное поколение. Они готовы и рвутся закатать рукава. Они гораздо конкурентоспособнее и при этом большие индивидуалисты, чем предыдущие поколения. Компаниям придется убеждать поколение Z, что они команда победителей. 72 % его представителей сообщают, что вполне конкурентоспособны по сравнению с другими работниками, занятыми в их сфере деятельности.

Составив представление об этих семи особенностях, мы можем предположить, чего поколение Z ждет от своей трудовой карьеры. Где и по какому поводу мы с ними вступим в конфронтацию? На какой почве сработаемся?

У нас появилось целое новое поколение, трансформирующее рабочую среду. Это случается не так уж часто. Для многих из нас это последнее поколение, о трудовых привычках и особенностях которого придется беспокоиться. Для остальных это будет первый опыт столкновения с новым поколением, но (страшно подумать!) далеко не последний. Дети миллениалов окажутся здесь раньше, чем мы об этом узнаем.

Итак, если вы пока не отложили эту книгу, почитайте еще немного. Узнайте поколение Z получше. Второго шанса произвести на него первое впечатление у вас не будет.

Подумайте об этом… они этого делать не станут.

Никакого давления, Иона.

Привет. Меня зовут Иона Стиллман, мне семнадцать лет. Если эту книгу читает кто-то из поколения Z, то наверняка уже перелистал страницы дальше. Ваш 8-секундный лимит внимания наверняка заставил вас пропустить предисловие и погрузиться в чтение первой главы. Но что касается других поколений читателей… Я типичный представитель поколения Z. Я люблю сидеть в Snapchat и Twitter и считаю, что электронная почта – это удел моих родителей. Мое любимое развлечение – играть на смартфоне или ноутбуке, но если клип длится дольше тридцати секунд, то, скорее всего, я нажму кнопку Delete. Мне кажется, я пошел сразу после рождения, поскольку все мои хобби так или иначе связаны с активными действиями. Больше всего я люблю кататься на сноуборде в горах. С шести лет я участвовал в национальных соревнованиях и как-то раз даже привез домой бронзовую медаль.

Я учусь в по-настоящему крутой школе, которая мне очень нравится. На моем курсе около 700 студентов, а во всей школе – 3200. Особенно мне нравится участвовать в программе VANTAGE. Это увлекательная программа развития навыков предпринимательства, и очень коротко ее можно презентовать так: зачем сидеть в классе и учить университетский курс экономики или курс предпринимательства по программе международного бакалавриата, если можно немедленно применить полученные знания на практике, выполняя реальные проекты для реальных компаний? Половину времени я провожу вместе с другими студентами вне стен школы в офисной среде, работая над проектами для таких компаний, как General Mills. Как говорится в этой книге, подобные программы идеально подходят моему поколению, поскольку мы действительно стремимся понять, каким образом информация, полученная в школе, соотносится с реальным миром.

Мои родители рано приобщили меня к волонтерской деятельности. Помню, мне было девять лет, когда отец уехал на три недели строить школы в Кении. Вернувшись домой, он рассказывал, как дети играли в футбол на перекопанном поле, покрытом камнями и ямами. Я подумал, что было бы неплохо им помочь, и договорился с моим кузеном Джекобом; вдвоем мы сумели собрать достаточно денег на сооружение нормального футбольного поля. Четыре года спустя отец взял меня с собой в Кению, и там я перерезал ленточку на открытии нового футбольного поля. Мне также посчастливилось посетить Эквадор в рамках летней программы строительства школ и обеспечения населения чистой водой. Как у многих представителей поколения Z, стремление помогать заложено в моей ДНК.

Все детство и юность я постоянно слушал рассуждения отца о поколениях. Каждый год мы ходили с ним на конференции, которые обычно проводились в Диснейленде. Хотя прежде всего мы, конечно, стремились покупаться в бассейне или покататься верхом, я очень любил эти походы еще и потому, что мне всегда нравилось и никогда не надоедало слушать его эмоциональные речи о проблемах поколений, и особенно его поколения. Было очень интересно, когда же дойдет очередь и до моего.

Когда он заговорил о поколении Z, меня это особенно заинтересовало. Надо сказать, что если уж моему отцу приходит в голову какая-нибудь идея, то она поглощает его целиком. Всем пристегнуться, взлетаем. Процесс генерации идей в исполнении моего отца отчасти волнует, отчасти вносит хаос и… легкое сумасбродство. Мы говорили о поколении Z в автомобиле, лифте, за завтраком, обедом и ужином. Однако чем больше отец об этом говорил, тем сильнее меня это увлекало. Собранные данные подтверждали отличие моего поколения от миллениалов, и я понял, что кто-то должен об этом рассказать и представить миру поколение Z.

Теперь уже у меня в мозгу зажглась лампочка, и я сказал отцу: «Папа, как ты думаешь, я могу говорить от имени своего поколения?»

Уверен, что проблемами поколения Z занимается множество экспертов и ораторов. От его имени не может говорить кто-то один, но в том, чтобы одним из первых привлечь внимание к его проблемам, несомненно, что-то было. Однако, проводя первоначальные исследования и пытаясь приобрести навыки произнесения программных речей, а также изложения своих мыслей на бумаге (при моем-то корявом стиле), я быстро осознал, что выступления от имени своего поколения потребуют огромной работы над собой. Добавьте к этому домашние задания в школе и подготовку к тестированию для поступления в колледж ACT – и переутомление быстро дало о себе знать. Но я действительно чувствовал потребность говорить о поколении Z и не переставал думать об этом. В результате после десяти лет занятий горным сноубордом я решил отказаться от него. Нелегкое решение, но я частенько ловил себя на том, что теряю время на близлежащих склонах.

Все это побудило меня заняться совместным бизнесом с отцом. Мы спорили по множеству вопросов – отчасти потому, что принадлежим к разным поколениям. Это так здорово – собственными глазами наблюдать за наведением мостов между поколениями X и Z, и так больно, когда разрыв оказывается чересчур большим. Если отец и сын постоянно спорят об этом дома, то можете вообразить, как подобный конфликт выглядит на работе. Именно такого рода историями мы поделимся с вами в этой книге, конечно, наряду с материалами научных работ.

Что касается исследований, то было очень забавно обнародовать их результаты в среде моих сверстников, многие из которых присоединились ко мне, желая убедиться: их начальники знают, что они другие. Я чувствовал себя так, будто возглавил общественное движение, – правда, пока еще очень маленькое.

Когда мы с отцом начали выступать с докладами о результатах исследований перед сотрудниками компаний, мне обычно доставалось модерирование сессии вопросов и ответов. Я понял, что нам действительно удалось заинтересовать лидеров проблемами поколений, и было очень приятно видеть столько неравнодушных лиц. Нам часто приходилось закрывать сессию вопросов и ответов в то время, когда вокруг было еще много поднятых рук, поэтому я знаю, что у руководителей оставалось множество вопросов. Это навело меня на собственную научную идею. Я хотел предложить СЕО1   Здесь и далее генеральный директор компании. Прим. ред.

[Закрыть] компаний поставить всего один вопрос о поколении Z, ответ на который им хотелось бы получить именно от его представителя. Отец сказал, что, если я привлеку финансирование, можно будет провести исследование совместно с Институтом корпоративной продуктивности. Поскольку отец дал зеленый свет на его проведение, я тоже стал в своем роде знаменитостью.

iknigi.net

Книга Мировая война Z читать онлайн Макс Брукс

Макс Брукс. Мировая война Z

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Это называют по-разному: «Кризис», «Темные годы», «Бродячая чума»… если из нового и более стильного, то — «Мировая война Z» или «Первая война Z». Мне лично последнее определение совсем не нравится, оно неизбежно предполагает «Вторую войну Z». Для меня она всегда будет «Войной с зомби». Хотя многие оспаривают научную правильность термина «зомби», им придется попотеть, чтобы найти более известное во всем мире слово, обозначающее существ, которые едва не довели нас до вымирания. «Зомби» остается всеобъемлющим понятием, непревзойденным по своей силе и возможности вмещать столько воспоминаний и эмоций, которые и стали предметом обсуждения в этой книге.

Эта летопись величайшего конфликта в истории человечества обязана своим появлением гораздо более мелкому личному конфликту между мной и председателем Комиссии ООН по составлению послевоенного доклада. Изначально я трудился в Комиссии не за страх, а за совесть. Расходы на дорогу, батарея переводчиков, живых и электронных, а еще маленький, но почти бесценный диктофон, управляемый голосом (величайший из даров, о котором мог мечтать худший из наборщиков в мире)  — все говорило о важности и пользе моей работы в этом проекте. Каково же было мое потрясение, когда я обнаружил, что едва не половина из моих материалов не вошла в окончательный текст доклада.

— Это слишком личное, — заявила председатель во время одного из многих «оживленных» споров. — Слишком много мнений, слишком много чувств. Доклад о другом. Нам нужны точные факты и цифры, незамутненные человеческим фактором.

Конечно, она права. Официальный доклад — это собрание холодных, черствых данных, объективный «послевоенный отчет», который позволит будущим поколениям изучать события апокалипсического десятилетия, не отвлекаясь на «человеческий фактор». Но разве не человеческий фактор так прочно связывает нас с прошлым? Разве для будущих поколений хронология и статистика потерь важнее воспоминаний отдельных людей, не так сильно отличающихся от них самих? Разве, исключив человеческий фактор, мы не рискуем отдалиться от истории, которая может, упаси боже, однажды повториться? И, в конце концов, разве не человеческий фактор — единственное различие между нами и противником, которого мы теперь называем «живыми мертвецами»? Я задал эти вопросы — наверное, не слишком профессиональные — своему «боссу», который после моего заключительного восклицания: «Нельзя так просто выкинуть это на свалку» тут же парировал:

— И не выкинем! Напиши книгу. У тебя ведь сохранились все записи, ты вправе их использовать. Кто запретит изложить собранные истории на страницах собственной (вырезано нецензурное выражение)  книги?

Некоторых критиков, без сомнения, возмутит мысль написать историческую книгу так скоро после окончания мирового конфликта. В конце концов прошло только двенадцать лет после объявления Дня американской победы в континентальных Соединенных Штатах и всего десять с момента освобождения последней мировой державы — Китая. Учитывая, что большинство людей считают День китайский победы официальной датой окончания войны, как можно рассуждать о реальной ретроспективе, когда, говоря словами моего коллеги из ООН, «мир длится не дольше, чем длилась война»? Достойный аргумент, на который нельзя не ответить. Для поколения, которое боролось и страдало, чтобы подарить нам это десятилетие мира, время — и союзник, и враг.

Да грядущие годы дадут шанс оглянуться, добавят воспоминаниям мудрости в свете повзрослевшего послевоенного мира. Но многие из этих воспоминаний уже растворятся, заточенные в телах и душах, слишком покалеченных и немощных, чтобы вкусить плоды победы.

knijky.ru

Мировая война Z (книга) - это... Что такое Мировая война Z (книга)?

«Мировая война Z» (англ. World War Z: An Oral History of the Zombie War) — постапокалиптическое произведение Макса Брукса, опубликованное издательством «Crown» в сентябре 2006 года.

Основу книги составляют множество интервью очевидцев из многих стран мира, которые выжили после одной из величайших катастроф в истории человечества. Спустя десять лет после победы живых над мёртвыми они описывают свои истории выживания, каждая из которых связана с потерями близких им людей. Все эти истории собираются представителем ООН, цель которого — написание отчёта, который дал бы наиболее полную картину произошедших событий. Книга является неким продолжением другого произведения Макса Брукса — «Руководство по выживанию среди зомби» (англ. Zombie Survival Guide), в котором описываются советы по выживанию при нашествии живых мертвецов, а также подробности о «вирусе зомби» и истоках болезни.

Сюжет

Собранные истории людей со всего мира описывают все этапы противостояния от первых случаев заболевания, зарегистрированных в Китае, до окончательной победы, судя по хронологии, описываемой в книге, спустя тринадцать лет. Описываемые события охватывают многие страны: Китай, Россию, США, Кубу, Францию, Великобританию, Японию, Финляндию, Украину, Северную и Южную Корею, Индию и ряд других регионов Земли, а также МКС и Китайскую стратегическую атомную подлодку.

Развитие пандемии не было спонтанным, от первых случаев до так называемой «Великой паники» прошло несколько месяцев. Первоначальное название эпидемии — «африканское бешенство» — было связано с тем, что первые упоминания в мировых СМИ о неизвестной болезни пришли из Кейптауна, ЮАР. Китай, чтобы скрыть признаки эпидемии, спровоцировал военный конфликт с Китайской Республикой (Тайвань).

Так называемым пациентом № 0 был Китайский мальчик, который был обследован доктором Кван Цзиншу. По его мнению, правительство Китая уже знало о неизвестной болезни, так как после его сообщения об этом случае, менее чем через час на место прибыли вертолёты с военными бригадами биологической защиты, что свидетельствовало о высокой готовности армии.

Одной из первых стран, чьё руководство осознало наступающую катастрофу, был Израиль. События, связанные с регионом Ближнего Востока, описывает Саладин Кадер — профессор градостроительства из Вифлиема, Палестина. Об объявлении Израилем политики самоизоляции и одностороннем уходе со всех спорных территорий он узнал находясь в Кувейте. В то время ему было 17 лет, его семья была беженцами из Палестины. Израиль эвакуировал со всего мира всех людей, кто считался евреем или имел еврейские корни. Его семья бежала из Палестины во время войны 1967 года и имела возможность вернуться в Израиль. В те дни Саладин Кадер не понимал происходящих событий и считал, что Израиль просто капитулирует перед «Арабским миром» и искренне радовался этому, но его отец, который работал охранником в больнице и видел первых заражённых, практически под угрозой смерти заставил его уехать. Только благодаря этому Кадер выжил, так как Израиль был страной наименее пострадавшей от эпидемии.

Остальные слишком поздно предприняли защитные меры . Большая территория США, за исключением Западного побережья, была захвачена зомби. Уцелевших спасали «Скалистые горы», которые являлись естественным барьером для заражённых. Между Пакистаном и Ираном разразилась ядерная война, которая имела страшные экологические и климатические последствия для всей планеты. Огромные выбросы в атмосферу радиоактивных веществ способствовали заражению всего региона «Южной Азии» и привели к снижению средней мировой температуры. В результате этого зимы по всей планете стали длиннее и холоднее.

Также затрагивается исчезновение жителей Северной Кореи. Никто не знает куда подевались 23 миллиона человек, но с началом эпидемии разведывательные спутники постоянной фиксировали снижение активности в городах, хотя не было никаких признаков заражения. Возможно, все люди были эвакуированы под землю, однако, никто не знает, что с ними случилось. Возможно, все они заражены, но никто не пробует исследовать эту территорию, так как многочисленные военные системы защиты являются автоматическими и не позволяют провести исследования.

Единственной страной, которая выиграла от мирового хаоса, оказалась Куба. Благодаря островному положению, она сохранила безопасный статус. Заражённые немедленно уничтожались. В страну прибыло огромное количество беженцев, в основном кубинцы, которые ранее бежали в США, а также множество американцев и жителей Западной Европы. Все эти люди вначале содержались в специальных лагерях, но со временем влились в общество и начали влиять на политику в стране, поспособствовав переходу к рыночной экономике. Впоследствии это привело в экономическому господству Кубы во всём мире.

Россия описывается со слов нескольких людей — это Мария Жуганова (Хужир, остров Ольхон, озеро Байкал, Священная Российская империя), и отец Сергий Рыжков из Сибири. После войны Россия становится тоталитарным теократическим государством и снова возвращается к положению империи поглощает Белоруссию и планирует захватить Украину. Во время «Великой паники» в стране развивается гражданская война, происходят многочисленные восстания. Военное противодействие заражённым производится в том числе с помощью устаревшего оружия — описываются танки Т-34 и пистолеты-пулемёты ППШ.

После восьми лет пандемии и некоторой стабилизации, остатки мирового сообщества решают перейти в наступление, которое длится около пяти лет.

В итоге США сохраняют свою демократию, в Китае свергается коммунистический режим и страна переходит в статут Федерации, Европейский союз становится единым государством. В ООН включено только 72 страны вследствие полного опустошения множества прежних государств. По всему миру постоянно проводятся зачистки, так как зомби могут существовать и под водой. По оценкам, на дне озёр, морей и океанов продолжают существовать десятки миллионов зомби. Также на севере с наступлением теплого времени размораживаются тысячи зомби, которые несут огромную опасность, но, несмотря на это, человечество победило.

Экранизация

Съёмки фильма начались в июле 2011 года, режиссёр Марк Форстер, продюсером и исполнителем главной роли является Брэд Питт.[1] Премьера запланирована на 21 июня 2013 года.[2]

Примечания

Ссылки

dal.academic.ru

Мировая война Z (книга) - это... Что такое Мировая война Z (книга)?

«Мировая война Z» (англ. World War Z: An Oral History of the Zombie War) — постапокалиптическое произведение Макса Брукса, опубликованное издательством «Crown» в сентябре 2006 года.

Основу книги составляют множество интервью очевидцев из многих стран мира, которые выжили после одной из величайших катастроф в истории человечества. Спустя десять лет после победы живых над мёртвыми они описывают свои истории выживания, каждая из которых связана с потерями близких им людей. Все эти истории собираются представителем ООН, цель которого — написание отчёта, который дал бы наиболее полную картину произошедших событий. Книга является неким продолжением другого произведения Макса Брукса — «Руководство по выживанию среди зомби» (англ. Zombie Survival Guide), в котором описываются советы по выживанию при нашествии живых мертвецов, а также подробности о «вирусе зомби» и истоках болезни.

Сюжет

Собранные истории людей со всего мира описывают все этапы противостояния от первых случаев заболевания, зарегистрированных в Китае, до окончательной победы, судя по хронологии, описываемой в книге, спустя тринадцать лет. Описываемые события охватывают многие страны: Китай, Россию, США, Кубу, Францию, Великобританию, Японию, Финляндию, Украину, Северную и Южную Корею, Индию и ряд других регионов Земли, а также МКС и Китайскую стратегическую атомную подлодку.

Развитие пандемии не было спонтанным, от первых случаев до так называемой «Великой паники» прошло несколько месяцев. Первоначальное название эпидемии — «африканское бешенство» — было связано с тем, что первые упоминания в мировых СМИ о неизвестной болезни пришли из Кейптауна, ЮАР. Китай, чтобы скрыть признаки эпидемии, спровоцировал военный конфликт с Китайской Республикой (Тайвань).

Так называемым пациентом № 0 был Китайский мальчик, который был обследован доктором Кван Цзиншу. По его мнению, правительство Китая уже знало о неизвестной болезни, так как после его сообщения об этом случае, менее чем через час на место прибыли вертолёты с военными бригадами биологической защиты, что свидетельствовало о высокой готовности армии.

Одной из первых стран, чьё руководство осознало наступающую катастрофу, был Израиль. События, связанные с регионом Ближнего Востока, описывает Саладин Кадер — профессор градостроительства из Вифлиема, Палестина. Об объявлении Израилем политики самоизоляции и одностороннем уходе со всех спорных территорий он узнал находясь в Кувейте. В то время ему было 17 лет, его семья была беженцами из Палестины. Израиль эвакуировал со всего мира всех людей, кто считался евреем или имел еврейские корни. Его семья бежала из Палестины во время войны 1967 года и имела возможность вернуться в Израиль. В те дни Саладин Кадер не понимал происходящих событий и считал, что Израиль просто капитулирует перед «Арабским миром» и искренне радовался этому, но его отец, который работал охранником в больнице и видел первых заражённых, практически под угрозой смерти заставил его уехать. Только благодаря этому Кадер выжил, так как Израиль был страной наименее пострадавшей от эпидемии.

Остальные слишком поздно предприняли защитные меры . Большая территория США, за исключением Западного побережья, была захвачена зомби. Уцелевших спасали «Скалистые горы», которые являлись естественным барьером для заражённых. Между Пакистаном и Ираном разразилась ядерная война, которая имела страшные экологические и климатические последствия для всей планеты. Огромные выбросы в атмосферу радиоактивных веществ способствовали заражению всего региона «Южной Азии» и привели к снижению средней мировой температуры. В результате этого зимы по всей планете стали длиннее и холоднее.

Также затрагивается исчезновение жителей Северной Кореи. Никто не знает куда подевались 23 миллиона человек, но с началом эпидемии разведывательные спутники постоянной фиксировали снижение активности в городах, хотя не было никаких признаков заражения. Возможно, все люди были эвакуированы под землю, однако, никто не знает, что с ними случилось. Возможно, все они заражены, но никто не пробует исследовать эту территорию, так как многочисленные военные системы защиты являются автоматическими и не позволяют провести исследования.

Единственной страной, которая выиграла от мирового хаоса, оказалась Куба. Благодаря островному положению, она сохранила безопасный статус. Заражённые немедленно уничтожались. В страну прибыло огромное количество беженцев, в основном кубинцы, которые ранее бежали в США, а также множество американцев и жителей Западной Европы. Все эти люди вначале содержались в специальных лагерях, но со временем влились в общество и начали влиять на политику в стране, поспособствовав переходу к рыночной экономике. Впоследствии это привело в экономическому господству Кубы во всём мире.

Россия описывается со слов нескольких людей — это Мария Жуганова (Хужир, остров Ольхон, озеро Байкал, Священная Российская империя), и отец Сергий Рыжков из Сибири. После войны Россия становится тоталитарным теократическим государством и снова возвращается к положению империи поглощает Белоруссию и планирует захватить Украину. Во время «Великой паники» в стране развивается гражданская война, происходят многочисленные восстания. Военное противодействие заражённым производится в том числе с помощью устаревшего оружия — описываются танки Т-34 и пистолеты-пулемёты ППШ.

После восьми лет пандемии и некоторой стабилизации, остатки мирового сообщества решают перейти в наступление, которое длится около пяти лет.

В итоге США сохраняют свою демократию, в Китае свергается коммунистический режим и страна переходит в статут Федерации, Европейский союз становится единым государством. В ООН включено только 72 страны вследствие полного опустошения множества прежних государств. По всему миру постоянно проводятся зачистки, так как зомби могут существовать и под водой. По оценкам, на дне озёр, морей и океанов продолжают существовать десятки миллионов зомби. Также на севере с наступлением теплого времени размораживаются тысячи зомби, которые несут огромную опасность, но, несмотря на это, человечество победило.

Экранизация

Съёмки фильма начались в июле 2011 года, режиссёр Марк Форстер, продюсером и исполнителем главной роли является Брэд Питт.[1] Премьера запланирована на 21 июня 2013 года.[2]

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru