Читать онлайн «Запрещенная археология». Запретная археология книга


Читать книгу Запретная археология

Майкл Бейджент Запретная археология

Введение

В разгар июля 1989 года израильский археолог профессор Наама Горен-Инбар начала вместе со своими коллегами раскопки в долине северного Иордана. Место древнее, возраст его насчитывает около 500 тысяч лет, и к тому же заболоченное, поскольку находилось вблизи реки Иордан.

Они начинали работу сразу же после восхода и, с немалым облегчением, завершали ее в полдень, когда уже невозможно было укрыться от палящего солнца. Во время раскопок им постоянно приходилось думать о своей безопасности: Иордан был передним краем войны в годы накаленного мира, и время от времени возникали конфликты.

Ученые решили сначала обнажить все геологические пласты: для этого специальный экскаватор должен был осторожно выкопать две глубокие траншеи поперек выбранного места. Каждый появлявшийся на поверхности ковш с землей опорожнялся, а его содержимое тщательно изучалось на предмет отыскания костей и артефактов.

Однажды утром, к изумлению археологом, в ковше экскаватора обнаружилась часть хорошо отполированной деревянной дощечки правильной формы. Ничего подобного прежде никогда не находили.

Дощечка была сделана из ивы, имела почти десять дюймов в длину и чуть более пяти дюймов в ширину[1]. У нее была очень ровная, очень гладкая, искусственно отполированная поверхность, которая была так умело обработана, что на ней не осталось никаких следов инструмента. Кроме того, один край был намеренно скошен. Нижняя сторона дощечки была шероховатой, выпуклой и неотполированной. Другие подобные куски так и не были найдены.

Согласно нынешним археологическим представлениям никто из живших 500 тысяч лет назад людей не нуждался в прямых, плоских и полированных деревянных дощечках. Какое практическое применение это имело бы для тех, кто не знал прямых краев и плоских поверхностей? Пещерные люди не должны были пользоваться линейками и угольниками.

Тем не менее такая дощечка была найдена. Она была изготовлена с немалым тщанием, старанием и умением. Мы должны, следовательно, заключить, что потребность в подобном предмете уже существовала в то время. Но в чем она могла состоять? Профессор Горен-Инбар была озадачена; у нее не было никакого разумного объяснения этому.

Фрагмент отполированной деревянной дощечки возрастом около 500 тысяч лет, найденной в 1989 году в результате раскопок в долине северного Иордана, в Израиле.

Вместе со своими коллегами она могла лишь сделать вывод, что технические навыки этих древних людей были серьезно недооценены. И, прибавляла она, вполне могут быть еще «нетрадиционные» находки такого рода. Находки, которые могут потребовать пересмотра всех существующих ныне и устоявшихся взглядов на уровень развития раннего человеческого сообщества.

Нетрудно увидеть, что нашему привычному представлению о невежественных и грубых пещерных людях, далеко отстоящих от нашего современного мира не только по времени, но и по интеллекту и мастерству, неожиданно угрожает серьезная опасность быть разоблаченным как обман. Эта находка не только дает серьезные доказательства неожиданно высокого уровня развития навыков и технических умений, но и свидетельствует о неожиданно высоком уровне социального и умственного развития, – иными словами, она показывает, что, по крайней мере, некоторые представители той давней эпохи обладали интеллектом, способным представлять и создавать предметы правильной формы, которые обыкновенно ассоциируются с человеческим обществом более позднего периода.

Эта хорошо сработанная дощечка нуждается в пояснении: похоже, она ненавязчиво, но настойчиво нашептывает всем, кто умеет внимательно слушать, слово «цивилизация». Но применительно к пещерным людям?

Это рождает одно возможное объяснение, которое археологи не выдвигали, потому что оно просто не приходило им в голову или, возможно, потому, что его последствия казались слишком невероятными. Эта дощечка могла быть привнесенной извне. Не в том смысле, что она относится к более позднему периоду, а культурно привнесенной. Может быть, примитивные человеческие существа, обитавшие в этом районе долины Иордана, раздобыли дощечку где-нибудь в другом месте, у какого-нибудь другого, более развитого, дальше ушедшего в техническом отношении народа, изготовившего и использовавшего ее?

Представляется вероятным, что существование этой дощечки все-таки заставит нас переписать нашу древнюю историю. Но до тех пор это уникальное открытие, видимо, будет игнорироваться или, по крайней мере, умаляться до такой степени, что оно перестанет являть собой угрозу для общепринятой академической трактовки нашего прошлого.

Нам надо признать печальную истину, что история может быть подобна статистике: все может быть доказано; любая ложная версия прошлого может сохраняться сколь угодно долго, пока исключаются все нежелательные данные. Как мы обнаружим в ходе этой книги, в некоторые общепринятые трактовки доисторического прошлого человечества вложено так много средств и ученых репутаций стольких людей, что их упрямо сохраняют, невзирая даже на неуклонно растущий вал противоречащих им данных. И более того, сторонники общепринятых трактовок используют всякую возможность, чтобы громче и чаще, чем их оппоненты, заявить о своих взглядах. Что, разумеется, отнюдь не способствует каким-то поискам истины.

Наука демонстрирует довольно схожую ситуацию. Большинство людей забывают, что в основе своей она является всего лишь методологией, способом познания. Ее выводы не «истины», а по сути – статистические аппроксимации, приблизительные соответствия. Если нечто случается 100 раз, то предполагается, что оно случится и 101 раз – или 1000 раз. А если – в одном из этих 100 или 1000 раз – происходит нечто другое, тогда этот единичный случай исключается как аномальный и потому нерелевантный, не имеющий значения. Он выводится за рамки исследований и со временем забывается.

Но иногда эти аномалии становятся настолько частыми и настолько хорошо известными, что вынуждают полностью пересмотреть принятую трактовку. В этой книге мы рассмотрим, к примеру, ситуацию с теорией эволюции, когда более века интенсивных изучений ископаемых останков животных и растений не смогли предоставить доказательства, необходимые для подтверждения концепции Дарвина. Многие специалисты теперь обращаются за объяснением к другим источникам.

Сходный вызов для общепринятых теорий представляют новые открытия, касающиеся внезапного исчезновения много тысяч лет назад высокоразвитой культуры городского типа на юге Турции, в районе, где не было обнаружено никаких следов более раннего развития. Есть также еще загадки и необъяснимые тайны, окружающие пирамиды Гизы и Сфинкса. Эти загадки, вкупе с имеющими к ним отношение загадками алхимии, оказались нежеланными для самозваных стражей ортодоксальной науки, а потому подверглись широкому осмеянию или умалению. В этой книге мы взглянем на них объективно.

Примечательно, что всегда находились те, кто выступал с якобы уничижительной критикой, чтобы оправдать исключение загадочных и противоречащих фактов. По сути же эксперты доказывали, что, поскольку такие открытия необычны и идут вразрез со всем общепринятым, они должны быть ошибочными. Разумеется, это довод, основанный скорее на вере, чем на фактах.

Как бы то ни было, подобные ученые мужи пытаются подкрепить свою веру, бросая тень на своих оппонентов, обвиняя их в том, что они не компетентны, не сведущи в данной области или, и того хуже, всего-навсего любители. Как будто бы есть разница, кто в действительности делает открытие. Рукописи Мертвого моря не становятся менее достоверными от того, что были обнаружены пастухом.

Поддерживающие ортодоксальную версию всегда тянули время, ведь в конечном счете причины, по которым исключены конфликтующие данные, могли бы забыться и, значит, так и не подвергнуться критическому разбору, который мог бы выявить их надуманность. Тем временем эти данные и спор из-за них тоже бы забылись. Глубоко в запасниках наших музеев давно уже покрылись пылью древние кости в картонных коробках, а некогда энергичные ученые, которые упорно отстаивали нетрадиционные идеи, оказались сломлены духом или устали вести бесконечную борьбу и покинули поле сражения. Некоторым даже поломали жизнь и карьеру, как мы увидим на примере канадского археолога Томаса Ли. Он посмел найти человеческие артефакты гораздо более древние, чем общепринятый возраст человечества на Американском континенте. И он посмел откапывать их и дальше.

В этой книге мы будем рассматривать немало примеров данных, которые прямо бросают вызов ортодоксальным взглядам, – факты, которые переворачивают уютные, но узкие границы нашего современного мира. Мы рассмотрим данные, свидетельствующие о наличии плана в эволюции; открытия, указывающие на существование очень древней технологии; находки, говорящие о том, что человечество существовало за миллионы лет до настоящего времени; артефакты человеческой культуры, находимые на территориях, более недоступных для археологических исследований. А переходя в область мистического нашей жизни и нашего мира, мы рассмотрим свидетельства, как древние, так и современные, касающиеся вневременной загадки смерти и повторного рождения. Неужели мы и вправду жили раньше? Все новые и новые факты побуждают нас ответить «да».

Слишком часто мы заблуждаемся, считая, что нам известно все об этом мире. В этой книге собрана информация, которая напоминает нам, что мы знаем не все.

Глава 1. Как древен человек?

Ученые уверенно говорят, что почти 4 миллиарда лет назад наша планета была всего лишь вращающейся глыбой камня. Потребовался почти миллиард лет, чтобы зародилась жизнь, и появились на свет бактерии и водоросли, которые оставили свои призрачные следы в древних скальных породах. Вновь в сонном забытьи прошли огромные промежутки времени, и затем из биологической спячки выползли простейшие черви.

В общем, жизнь, казалось, вполне довольствовалась примитивом.

Внезапно и неожиданно все изменилось. Примерно 530 миллионов лет назад жизнь выплеснулась за пределы своих скромных сельских границ. Она в буквальном смысле взорвалась невероятным, беспрецедентным, необъяснимым образом – событие, которое теперь именуют «кембрийским взрывом». Это навсегда изменило историю Земли. В порыве биологической изобретательности Земля покрылась существами, которые сперва плавали в море, а позднее ползали, ходили и перемещались по всей суше. Земля превратилась из тихой деревенской улочки – в Пиккадилли в час пик. И циферблат часов неизменно показывал обеденное время.

Во время этого «взрыва» внезапно появились все известные виды сложных животных и растений. Но странно то, что среди ранних ископаемых свидетельств не обнаруживается никаких следов их развития. Все появляются полностью сформировавшимися, полностью развившимися, полностью функционирующими, с отточенными зубами и сверкающей чешуей. Никто не знает, кто или что выпустило их на волю. И зачем…

А получив такой толчок, жизнь больше не обращала свое движение вспять.

Со временем на Земле начали править динозавры. Ранние из них появились 190 миллионов лет назад, сменившись гигантскими монстрами «Парка юрского периода»: фактически они правили почти 125 миллионов лет. Однако, несмотря на, казалось бы, незыблемость их монархии, – и в то время, когда мир был обречен навсегда оставаться экспериментальной площадкой юрского периода, – произошло еще одно загадочное событие. Динозавры внезапно вымерли, примерно 65 миллионов лет назад. Никто не знает почему. Быть может, кому-то больше не нужны были динозавры.

Вот это довольно неожиданное исчезновение и дало ранним млекопитающим шанс широко распространиться, заполнив опустевшие экологические ниши. Исключительно важным для человека является предполагаемая эволюция в этот самый период непосредственно одной из ветвей млекопитающих, а именно приматов – обезьян. Ибо если человек эволюционировал из приматов, как нас хотят заставить думать, тогда форма нашего тела начала отсчет именно с этого времени.

Спустя шестьдесят один миллион лет – немногим менее 4 миллионов лет назад – появляются первые следы того, кто считается первым человеком. Человекоподобные обезьяны или обезьяноподобные люди спустились с деревьев – так нас уверяют, – чтобы начать новую жизнь на двух ногах, рыская в поисках пропитания по бескрайним просторам африканской саванны. Но изготовление орудий, являющееся одной из определяющих характеристик человечества, еще только должно было произойти; археологи указывают, что самое раннее использование простых орудий из обломков камней началось примерно за 2,5 миллиона лет до нашего времени.

Наша культура еще более молодая. Полагают, что она начала свой отсчет каких-нибудь 10 или 11 тысяч лет тому назад, взращенная в первых оседлых сельскохозяйственных общинах турецкого высокогорья. Еще позже стали использовать металл; на это ушло, возможно, еще 5 тысяч лет. А теперь мы способны переносить этот металл даже на Марс.

Согласно нынешним научным теориям человек и цивилизация составляют лишь крошечную долю в этих сотнях миллионов лет истории Земли. Предположить – вопреки как будто бы незыблемым геологическим и археологическим данным, – что человеческие артефакты и материальная культура могли существовать задолго до последних 2,5 миллиона – или даже 4 миллионов – лет, означает подвергнуть себя полному осмеянию.

Но так ли уж незыблема принятая версия прошлого?

Действительно ли она согласуется со всеми данными? Обеспечивает ли она удовлетворительное объяснение для всех артефактов, извлеченных из земли?

По правде говоря, нет.

В начале 1848 года в Калифорнии, в сорока милях[2] к северо-востоку от того места, где стоит теперь город Сакраменто, некий плотник сооружал лесопильную раму, приводимую в действие водой. Поток, который должен был вращать колесо пилорамы, черпал свою воду из близлежащей реки. Однако ручей оказался слишком мелким, и потому плотник его раскапывал, углубляя, пытаясь добиться того, чтобы колесо вращалось более свободно. Однажды утром он обнаружил – на дне ручья – несколько золотых самородков, которые обнажила за ночь бегущая вода. Он постарался сохранить свою находку в тайне, но, как это часто бывает, ему не удалось этого сделать. Вскоре начался нескончаемый приток золотоискателей – разразилась калифорнийская «золотая лихорадка».

Уже через шесть месяцев более 4 тысяч человек побросали все свои дела и принялись перекапывать прилегающий район. Территория, на которой велись поиски золота, быстро разрослась на сотни квадратных миль вокруг первоначального места, а само количество золотоискателей выросло до 80 тысяч с лишним человек, половина из которых прибыла по морю – в Сан-Франциско, обогнув мыс Горн, другие же по суше – по Калифорнийскому пути. И в том и другом случае это потребовало от них огромных усилий.

Золото покоилось в реках, которые брали свое начало в горах Сьерра-Невады, неся свои воды через центральную часть Большой Калифорнийской долины и впадая в океан у Сан-Франциско. Скоро разработка превратилась из простой промывки золотоносных пород в лотке и просеивания через сито в более сложную механическую операцию. Возводились перемычки, чтобы создавать потоки воды высокого давления, которые можно было бы использовать для смыва целых горных склонов, с тем чтобы добраться до золота под ними. Вода и камни прогонялись по желобам через ряд сит разного размера, которые отделяли куски золота, более тяжелые по весу. И всегда промываемая порода тщательно осматривалась; каждая частица золота означала деньги, а ведь именно ради них и были все эти усилия и затраты.

Вскоре, однако, выяснилось, что главный источник этого драгоценного металла был в глубоко залегавших слоях песка, руслах некогда очень древних рек, которые находились на глубине в сотни футов под поверхностью земли[3]. В некоторых местах их обнажили глубокие овраги, прорезанные современными реками, порой достигавшие в глубину 2 тысячи футов и больше. Старатели начали вести горизонтальную выработку в склонах скал или глубоко под отвесными горами, дабы расчистить себе доступ к этим слоям золотоносного песка. Но работа была непосильно тяжелой: песок оказался крепко затвердевшим, как бетон, и, чтобы разбить его, приходилось нередко прибегать к взрывам и работать киркой.

Старатели находили золото; но вместе с ним они также обнаруживали множество необычных артефактов и человеческих останков. В лагерях золотоискателей начали распространяться слухи о давно исчезнувшей цивилизации, которая существовала в этом районе за миллионы лет до этого, которая и служила источником этих останков. Некоторые золотоискатели стали собирать эти артефакты: черепа, кости, каменные наконечники копий и стрел, ножи, ступки и пестики, каменную посуду, черпаки, рифленые каменные головки молотков и другие остатки культурной деятельности.

Слухи о странных находках распространились даже по другую сторону Атлантики. В декабре 1851 года лондонская «Таймс» напечатала историю старателя, который уронил кусок золотосодержащего кварца. В расколовшейся породе был прочно замурован заржавленный, но совершенно прямой железный гвоздь.

В последующие десятилетия было найдено такое множество необыкновенных артефактов, что начали проявлять интерес и профессиональные организации – или, по крайней мере, посчитали, что должны предпринять что-то, чтобы оказать противодействие тому, что, на их взгляд, было нелепыми домыслами о прошлом человечества.

В 1880 году Гарвардский университет выпустил монографию одного из своих профессоров (который являлся также и государственным геологом штата Калифорния), посвященную некоторым из этих находок. 10 января 1888 года был прочитан доклад на собрании Антропологического института в Лондоне. Затем, 30 декабря 1890 года, отчет по этой теме был представлен в Американское геологическое общество, и в 1899 году самая авторитетная научная организация Америки – Смитсоновский институт – сделала обзор и критический разбор всего, что было найдено к тому времени.

В обзоре Смитсоновского института отмечалось, что большинство находок относилось, по-видимому, к залежам песка, имевшим возраст от 38 до 55 миллионов лет. Однако отмечалось также, что многие артефакты появились либо в результате ведения разработок у поверхности земли, либо в результате размыва скальных пород.

Поэтому эксперты Смитсоновского института весьма справедливо указывали, что многие из обнаруженных артефактов вполне могли относиться к более поздним индейским культурам: их или закопали в глубоких могилах, или в давние времена они упали в карстовые пещеры или воронки, а с течением веков покрылись толстым слоем галечника. Безусловно, верно, что некоторые из найденных человеческих останков обнаруживали химические изменения, которые согласуются с этим объяснением. Верно и то, что шлюзование с последующим размывом горного образования, будучи полностью разрушительным действием, удаляло все целиком. Артефакты, находившиеся у поверхности, смешивались, таким образом, с тем, что находилось в более глубоких, а значит, более старых слоях скальных пород. Для старателей, которые обыкновенно не отличались способностью к строгому научному анализу, все, что они находили, относилось к древним золотоносным залежам. Ясно, что во многих случаях они могли ошибаться.

В этом эксперты Смитсоновского института нашли научно приемлемое и, в общем, не отступающее от истины объяснение появлению в соседстве со скальными породами рукотворных артефактов огромного возраста. Этот обзор – вместе с другими весьма сходными обзорами такого рода – достиг желаемого результата: всякий намек на вызов, который эти артефакты могли представлять для академической науки, был сведен на нет. Но, по крайней мере, эксперты Смитсоновского института были честны: они соглашались, что к некоторым артефактам их объяснение никак не подходило. Они имели в виду те предметы, которые были обнаружены в глубоких пластах – нередко на глубине сотен футов ниже поверхности гор. Они признали, что такие артефакты относились к очень трудной категории опознания, и их было не так легко объяснить традиционным образом. Однако они уклонились от дальнейшего рассмотрения этого вопроса.

И очень жаль. Ибо, как мы увидим, получить более убедительное доказательство существования древней культуры, чем эти артефакты, вряд ли вообще возможно.

Тейбл-Маунтин

Чтобы понять историческую ситуацию, нужно разбираться в геологии. В случае золотоносного района возраст самых молодых коренных пород насчитывает примерно 55 миллионов лет. В разные периоды времени после их образования в результате извержения вулканов поверх них возникали разнообразные лавы, напластования, возраст которых может быть точно установлен. Возраст самих золотоносных речных наносов, лежащих поверх коренной породы, но под напластованиями лавы, датируется в диапазоне от 33 до 55 миллионов лет.

Те золотоискатели, которые вели добычу в пределах какого-то одного геологического места, а не просто смывали все подряд без разбора, были способны лучше распознать источник происхождения какого-либо артефакта. Они

www.bookol.ru

Читать онлайн книгу «Запретная археология» бесплатно — Страница 1

Майкл Бейджент

Запретная археология

Введение

В разгар июля 1989 года израильский археолог профессор Наама Горен-Инбар начала вместе со своими коллегами раскопки в долине северного Иордана. Место древнее, возраст его насчитывает около 500 тысяч лет, и к тому же заболоченное, поскольку находилось вблизи реки Иордан.

Они начинали работу сразу же после восхода и, с немалым облегчением, завершали ее в полдень, когда уже невозможно было укрыться от палящего солнца. Во время раскопок им постоянно приходилось думать о своей безопасности: Иордан был передним краем войны в годы накаленного мира, и время от времени возникали конфликты.

Ученые решили сначала обнажить все геологические пласты: для этого специальный экскаватор должен был осторожно выкопать две глубокие траншеи поперек выбранного места. Каждый появлявшийся на поверхности ковш с землей опорожнялся, а его содержимое тщательно изучалось на предмет отыскания костей и артефактов.

Однажды утром, к изумлению археологом, в ковше экскаватора обнаружилась часть хорошо отполированной деревянной дощечки правильной формы. Ничего подобного прежде никогда не находили.

Дощечка была сделана из ивы, имела почти десять дюймов в длину и чуть более пяти дюймов в ширину[1]. У нее была очень ровная, очень гладкая, искусственно отполированная поверхность, которая была так умело обработана, что на ней не осталось никаких следов инструмента. Кроме того, один край был намеренно скошен. Нижняя сторона дощечки была шероховатой, выпуклой и неотполированной. Другие подобные куски так и не были найдены.

Согласно нынешним археологическим представлениям никто из живших 500 тысяч лет назад людей не нуждался в прямых, плоских и полированных деревянных дощечках. Какое практическое применение это имело бы для тех, кто не знал прямых краев и плоских поверхностей? Пещерные люди не должны были пользоваться линейками и угольниками.

Тем не менее такая дощечка была найдена. Она была изготовлена с немалым тщанием, старанием и умением. Мы должны, следовательно, заключить, что потребность в подобном предмете уже существовала в то время. Но в чем она могла состоять? Профессор Горен-Инбар была озадачена; у нее не было никакого разумного объяснения этому.

Фрагмент отполированной деревянной дощечки возрастом около 500 тысяч лет, найденной в 1989 году в результате раскопок в долине северного Иордана, в Израиле.

Вместе со своими коллегами она могла лишь сделать вывод, что технические навыки этих древних людей были серьезно недооценены. И, прибавляла она, вполне могут быть еще «нетрадиционные» находки такого рода. Находки, которые могут потребовать пересмотра всех существующих ныне и устоявшихся взглядов на уровень развития раннего человеческого сообщества.

Нетрудно увидеть, что нашему привычному представлению о невежественных и грубых пещерных людях, далеко отстоящих от нашего современного мира не только по времени, но и по интеллекту и мастерству, неожиданно угрожает серьезная опасность быть разоблаченным как обман. Эта находка не только дает серьезные доказательства неожиданно высокого уровня развития навыков и технических умений, но и свидетельствует о неожиданно высоком уровне социального и умственного развития, – иными словами, она показывает, что, по крайней мере, некоторые представители той давней эпохи обладали интеллектом, способным представлять и создавать предметы правильной формы, которые обыкновенно ассоциируются с человеческим обществом более позднего периода.

Эта хорошо сработанная дощечка нуждается в пояснении: похоже, она ненавязчиво, но настойчиво нашептывает всем, кто умеет внимательно слушать, слово «цивилизация». Но применительно к пещерным людям?

Это рождает одно возможное объяснение, которое археологи не выдвигали, потому что оно просто не приходило им в голову или, возможно, потому, что его последствия казались слишком невероятными. Эта дощечка могла быть привнесенной извне. Не в том смысле, что она относится к более позднему периоду, а культурно привнесенной. Может быть, примитивные человеческие существа, обитавшие в этом районе долины Иордана, раздобыли дощечку где-нибудь в другом месте, у какого-нибудь другого, более развитого, дальше ушедшего в техническом отношении народа, изготовившего и использовавшего ее?

Представляется вероятным, что существование этой дощечки все-таки заставит нас переписать нашу древнюю историю. Но до тех пор это уникальное открытие, видимо, будет игнорироваться или, по крайней мере, умаляться до такой степени, что оно перестанет являть собой угрозу для общепринятой академической трактовки нашего прошлого.

Нам надо признать печальную истину, что история может быть подобна статистике: все может быть доказано; любая ложная версия прошлого может сохраняться сколь угодно долго, пока исключаются все нежелательные данные. Как мы обнаружим в ходе этой книги, в некоторые общепринятые трактовки доисторического прошлого человечества вложено так много средств и ученых репутаций стольких людей, что их упрямо сохраняют, невзирая даже на неуклонно растущий вал противоречащих им данных. И более того, сторонники общепринятых трактовок используют всякую возможность, чтобы громче и чаще, чем их оппоненты, заявить о своих взглядах. Что, разумеется, отнюдь не способствует каким-то поискам истины.

Наука демонстрирует довольно схожую ситуацию. Большинство людей забывают, что в основе своей она является всего лишь методологией, способом познания. Ее выводы не «истины», а по сути – статистические аппроксимации, приблизительные соответствия. Если нечто случается 100 раз, то предполагается, что оно случится и 101 раз – или 1000 раз. А если – в одном из этих 100 или 1000 раз – происходит нечто другое, тогда этот единичный случай исключается как аномальный и потому нерелевантный, не имеющий значения. Он выводится за рамки исследований и со временем забывается.

Но иногда эти аномалии становятся настолько частыми и настолько хорошо известными, что вынуждают полностью пересмотреть принятую трактовку. В этой книге мы рассмотрим, к примеру, ситуацию с теорией эволюции, когда более века интенсивных изучений ископаемых останков животных и растений не смогли предоставить доказательства, необходимые для подтверждения концепции Дарвина. Многие специалисты теперь обращаются за объяснением к другим источникам.

Сходный вызов для общепринятых теорий представляют новые открытия, касающиеся внезапного исчезновения много тысяч лет назад высокоразвитой культуры городского типа на юге Турции, в районе, где не было обнаружено никаких следов более раннего развития. Есть также еще загадки и необъяснимые тайны, окружающие пирамиды Гизы и Сфинкса. Эти загадки, вкупе с имеющими к ним отношение загадками алхимии, оказались нежеланными для самозваных стражей ортодоксальной науки, а потому подверглись широкому осмеянию или умалению. В этой книге мы взглянем на них объективно.

Примечательно, что всегда находились те, кто выступал с якобы уничижительной критикой, чтобы оправдать исключение загадочных и противоречащих фактов. По сути же эксперты доказывали, что, поскольку такие открытия необычны и идут вразрез со всем общепринятым, они должны быть ошибочными. Разумеется, это довод, основанный скорее на вере, чем на фактах.

Как бы то ни было, подобные ученые мужи пытаются подкрепить свою веру, бросая тень на своих оппонентов, обвиняя их в том, что они не компетентны, не сведущи в данной области или, и того хуже, всего-навсего любители. Как будто бы есть разница, кто в действительности делает открытие. Рукописи Мертвого моря не становятся менее достоверными от того, что были обнаружены пастухом.

Поддерживающие ортодоксальную версию всегда тянули время, ведь в конечном счете причины, по которым исключены конфликтующие данные, могли бы забыться и, значит, так и не подвергнуться критическому разбору, который мог бы выявить их надуманность. Тем временем эти данные и спор из-за них тоже бы забылись. Глубоко в запасниках наших музеев давно уже покрылись пылью древние кости в картонных коробках, а некогда энергичные ученые, которые упорно отстаивали нетрадиционные идеи, оказались сломлены духом или устали вести бесконечную борьбу и покинули поле сражения. Некоторым даже поломали жизнь и карьеру, как мы увидим на примере канадского археолога Томаса Ли. Он посмел найти человеческие артефакты гораздо более древние, чем общепринятый возраст человечества на Американском континенте. И он посмел откапывать их и дальше.

В этой книге мы будем рассматривать немало примеров данных, которые прямо бросают вызов ортодоксальным взглядам, – факты, которые переворачивают уютные, но узкие границы нашего современного мира. Мы рассмотрим данные, свидетельствующие о наличии плана в эволюции; открытия, указывающие на существование очень древней технологии; находки, говорящие о том, что человечество существовало за миллионы лет до настоящего времени; артефакты человеческой культуры, находимые на территориях, более недоступных для археологических исследований. А переходя в область мистического нашей жизни и нашего мира, мы рассмотрим свидетельства, как древние, так и современные, касающиеся вневременной загадки смерти и повторного рождения. Неужели мы и вправду жили раньше? Все новые и новые факты побуждают нас ответить «да».

Слишком часто мы заблуждаемся, считая, что нам известно все об этом мире. В этой книге собрана информация, которая напоминает нам, что мы знаем не все.

Глава 1. Как древен человек?

Ученые уверенно говорят, что почти 4 миллиарда лет назад наша планета была всего лишь вращающейся глыбой камня. Потребовался почти миллиард лет, чтобы зародилась жизнь, и появились на свет бактерии и водоросли, которые оставили свои призрачные следы в древних скальных породах. Вновь в сонном забытьи прошли огромные промежутки времени, и затем из биологической спячки выползли простейшие черви.

В общем, жизнь, казалось, вполне довольствовалась примитивом.

Внезапно и неожиданно все изменилось. Примерно 530 миллионов лет назад жизнь выплеснулась за пределы своих скромных сельских границ. Она в буквальном смысле взорвалась невероятным, беспрецедентным, необъяснимым образом – событие, которое теперь именуют «кембрийским взрывом». Это навсегда изменило историю Земли. В порыве биологической изобретательности Земля покрылась существами, которые сперва плавали в море, а позднее ползали, ходили и перемещались по всей суше. Земля превратилась из тихой деревенской улочки – в Пиккадилли в час пик. И циферблат часов неизменно показывал обеденное время.

Во время этого «взрыва» внезапно появились все известные виды сложных животных и растений. Но странно то, что среди ранних ископаемых свидетельств не обнаруживается никаких следов их развития. Все появляются полностью сформировавшимися, полностью развившимися, полностью функционирующими, с отточенными зубами и сверкающей чешуей. Никто не знает, кто или что выпустило их на волю. И зачем…

А получив такой толчок, жизнь больше не обращала свое движение вспять.

Со временем на Земле начали править динозавры. Ранние из них появились 190 миллионов лет назад, сменившись гигантскими монстрами «Парка юрского периода»: фактически они правили почти 125 миллионов лет. Однако, несмотря на, казалось бы, незыблемость их монархии, – и в то время, когда мир был обречен навсегда оставаться экспериментальной площадкой юрского периода, – произошло еще одно загадочное событие. Динозавры внезапно вымерли, примерно 65 миллионов лет назад. Никто не знает почему. Быть может, кому-то больше не нужны были динозавры.

Вот это довольно неожиданное исчезновение и дало ранним млекопитающим шанс широко распространиться, заполнив опустевшие экологические ниши. Исключительно важным для человека является предполагаемая эволюция в этот самый период непосредственно одной из ветвей млекопитающих, а именно приматов – обезьян. Ибо если человек эволюционировал из приматов, как нас хотят заставить думать, тогда форма нашего тела начала отсчет именно с этого времени.

Спустя шестьдесят один миллион лет – немногим менее 4 миллионов лет назад – появляются первые следы того, кто считается первым человеком. Человекоподобные обезьяны или обезьяноподобные люди спустились с деревьев – так нас уверяют, – чтобы начать новую жизнь на двух ногах, рыская в поисках пропитания по бескрайним просторам африканской саванны. Но изготовление орудий, являющееся одной из определяющих характеристик человечества, еще только должно было произойти; археологи указывают, что самое раннее использование простых орудий из обломков камней началось примерно за 2,5 миллиона лет до нашего времени.

Наша культура еще более молодая. Полагают, что она начала свой отсчет каких-нибудь 10 или 11 тысяч лет тому назад, взращенная в первых оседлых сельскохозяйственных общинах турецкого высокогорья. Еще позже стали использовать металл; на это ушло, возможно, еще 5 тысяч лет. А теперь мы способны переносить этот металл даже на Марс.

Согласно нынешним научным теориям человек и цивилизация составляют лишь крошечную долю в этих сотнях миллионов лет истории Земли. Предположить – вопреки как будто бы незыблемым геологическим и археологическим данным, – что человеческие артефакты и материальная культура могли существовать задолго до последних 2,5 миллиона – или даже 4 миллионов – лет, означает подвергнуть себя полному осмеянию.

Но так ли уж незыблема принятая версия прошлого?

Действительно ли она согласуется со всеми данными? Обеспечивает ли она удовлетворительное объяснение для всех артефактов, извлеченных из земли?

По правде говоря, нет.

В начале 1848 года в Калифорнии, в сорока милях[2] к северо-востоку от того места, где стоит теперь город Сакраменто, некий плотник сооружал лесопильную раму, приводимую в действие водой. Поток, который должен был вращать колесо пилорамы, черпал свою воду из близлежащей реки. Однако ручей оказался слишком мелким, и потому плотник его раскапывал, углубляя, пытаясь добиться того, чтобы колесо вращалось более свободно. Однажды утром он обнаружил – на дне ручья – несколько золотых самородков, которые обнажила за ночь бегущая вода. Он постарался сохранить свою находку в тайне, но, как это часто бывает, ему не удалось этого сделать. Вскоре начался нескончаемый приток золотоискателей – разразилась калифорнийская «золотая лихорадка».

Уже через шесть месяцев более 4 тысяч человек побросали все свои дела и принялись перекапывать прилегающий район. Территория, на которой велись поиски золота, быстро разрослась на сотни квадратных миль вокруг первоначального места, а само количество золотоискателей выросло до 80 тысяч с лишним человек, половина из которых прибыла по морю – в Сан-Франциско, обогнув мыс Горн, другие же по суше – по Калифорнийскому пути. И в том и другом случае это потребовало от них огромных усилий.

Золото покоилось в реках, которые брали свое начало в горах Сьерра-Невады, неся свои воды через центральную часть Большой Калифорнийской долины и впадая в океан у Сан-Франциско. Скоро разработка превратилась из простой промывки золотоносных пород в лотке и просеивания через сито в более сложную механическую операцию. Возводились перемычки, чтобы создавать потоки воды высокого давления, которые можно было бы использовать для смыва целых горных склонов, с тем чтобы добраться до золота под ними. Вода и камни прогонялись по желобам через ряд сит разного размера, которые отделяли куски золота, более тяжелые по весу. И всегда промываемая порода тщательно осматривалась; каждая частица золота означала деньги, а ведь именно ради них и были все эти усилия и затраты.

Вскоре, однако, выяснилось, что главный источник этого драгоценного металла был в глубоко залегавших слоях песка, руслах некогда очень древних рек, которые находились на глубине в сотни футов под поверхностью земли[3]. В некоторых местах их обнажили глубокие овраги, прорезанные современными реками, порой достигавшие в глубину 2 тысячи футов и больше. Старатели начали вести горизонтальную выработку в склонах скал или глубоко под отвесными горами, дабы расчистить себе доступ к этим слоям золотоносного песка. Но работа была непосильно тяжелой: песок оказался крепко затвердевшим, как бетон, и, чтобы разбить его, приходилось нередко прибегать к взрывам и работать киркой.

Старатели находили золото; но вместе с ним они также обнаруживали множество необычных артефактов и человеческих останков. В лагерях золотоискателей начали распространяться слухи о давно исчезнувшей цивилизации, которая существовала в этом районе за миллионы лет до этого, которая и служила источником этих останков. Некоторые золотоискатели стали собирать эти артефакты: черепа, кости, каменные наконечники копий и стрел, ножи, ступки и пестики, каменную посуду, черпаки, рифленые каменные головки молотков и другие остатки культурной деятельности.

Слухи о странных находках распространились даже по другую сторону Атлантики. В декабре 1851 года лондонская «Таймс» напечатала историю старателя, который уронил кусок золотосодержащего кварца. В расколовшейся породе был прочно замурован заржавленный, но совершенно прямой железный гвоздь.

В последующие десятилетия было найдено такое множество необыкновенных артефактов, что начали проявлять интерес и профессиональные организации – или, по крайней мере, посчитали, что должны предпринять что-то, чтобы оказать противодействие тому, что, на их взгляд, было нелепыми домыслами о прошлом человечества.

В 1880 году Гарвардский университет выпустил монографию одного из своих профессоров (который являлся также и государственным геологом штата Калифорния), посвященную некоторым из этих находок. 10 января 1888 года был прочитан доклад на собрании Антропологического института в Лондоне. Затем, 30 декабря 1890 года, отчет по этой теме был представлен в Американское геологическое общество, и в 1899 году самая авторитетная научная организация Америки – Смитсоновский институт – сделала обзор и критический разбор всего, что было найдено к тому времени.

В обзоре Смитсоновского института отмечалось, что большинство находок относилось, по-видимому, к залежам песка, имевшим возраст от 38 до 55 миллионов лет. Однако отмечалось также, что многие артефакты появились либо в результате ведения разработок у поверхности земли, либо в результате размыва скальных пород.

Поэтому эксперты Смитсоновского института весьма справедливо указывали, что многие из обнаруженных артефактов вполне могли относиться к более поздним индейским культурам: их или закопали в глубоких могилах, или в давние времена они упали в карстовые пещеры или воронки, а с течением веков покрылись толстым слоем галечника. Безусловно, верно, что некоторые из найденных человеческих останков обнаруживали химические изменения, которые согласуются с этим объяснением. Верно и то, что шлюзование с последующим размывом горного образования, будучи полностью разрушительным действием, удаляло все целиком. Артефакты, находившиеся у поверхности, смешивались, таким образом, с тем, что находилось в более глубоких, а значит, более старых слоях скальных пород. Для старателей, которые обыкновенно не отличались способностью к строгому научному анализу, все, что они находили, относилось к древним золотоносным залежам. Ясно, что во многих случаях они могли ошибаться.

В этом эксперты Смитсоновского института нашли научно приемлемое и, в общем, не отступающее от истины объяснение появлению в соседстве со скальными породами рукотворных артефактов огромного возраста. Этот обзор – вместе с другими весьма сходными обзорами такого рода – достиг желаемого результата: всякий намек на вызов, который эти артефакты могли представлять для академической науки, был сведен на нет. Но, по крайней мере, эксперты Смитсоновского института были честны: они соглашались, что к некоторым артефактам их объяснение никак не подходило. Они имели в виду те предметы, которые были обнаружены в глубоких пластах – нередко на глубине сотен футов ниже поверхности гор. Они признали, что такие артефакты относились к очень трудной категории опознания, и их было не так легко объяснить традиционным образом. Однако они уклонились от дальнейшего рассмотрения этого вопроса.

И очень жаль. Ибо, как мы увидим, получить более убедительное доказательство существования древней культуры, чем эти артефакты, вряд ли вообще возможно.

Тейбл-Маунтин

Чтобы понять историческую ситуацию, нужно разбираться в геологии. В случае золотоносного района возраст самых молодых коренных пород насчитывает примерно 55 миллионов лет. В разные периоды времени после их образования в результате извержения вулканов поверх них возникали разнообразные лавы, напластования, возраст которых может быть точно установлен. Возраст самих золотоносных речных наносов, лежащих поверх коренной породы, но под напластованиями лавы, датируется в диапазоне от 33 до 55 миллионов лет.

Те золотоискатели, которые вели добычу в пределах какого-то одного геологического места, а не просто смывали все подряд без разбора, были способны лучше распознать источник происхождения какого-либо артефакта. Они могли уверенно датировать любую находку, которая могла бы им встретиться в этом древнем слое, – любую находку, которая когда-то очень давно была унесена рекой. Или выброшена наее берег.

Одним таким местом, получившим известность за свои артефакты, была гора Тейбл-Маунтин в графстве Туолемне, штат Калифорния, на западной окраине Йосемитского национального парка.

Вершина этой горы представляет собой огромную шапку застывшей лавы, возрастом в 9 миллионов лет. Под этой шапкой и другими слоями горных пород залегают золотоносные пласты, часть из которых лежит сразу же поверх древнего скального основания.

Годы поисков золота создали там сеть шахт. Некоторые были прорезаны на сотни футов горизонтально в скальном основании, а затем стволы шахты уходили вертикально вверх в нижние залежи золотоносных пород. Другие шахты шли под углом вниз от склона горы в верхние слои тех же залежей.

Все артефакты были обнаружены внутри этих пластов доисторического, плотно спрессованного песка. Вначале рудокопы наткнулись на наконечники копий, от шести до восьми дюймов в длину, черпаки с рукоятками и, что уж совсем удивительно, необычный предмет из сланца с желобками, который, похоже, был рукояткой для лука. Они также обнаружили камнедробительный инструмент и человеческую челюсть. Эти предметы относились к слою песка, возраст которого составлял от 33 до 55 миллионов лет. Весьма логично – и справедливо – заключить, что эти артефакты могли иметь сходный возраст.

Это бросает прямой вызов науке: рукотворные предметы, возраст которых насчитывает свыше 33 миллионов лет, не могут быть приняты академической наукой, которая игнорирует или забраковывает их. Но мы не должны.

Существует гораздо больше свидетельств подобного рода: один владелец прииска самолично нашел большую каменную ступку – использовавшуюся для измельчения зерна – в горизонтальном шахтном стволе на глубине 180 футов ниже поверхности земли, под шапкой лавы. В той же шахте был также найден фрагмент человеческого черепа.

В 1853 году в одной из шахт – из шурфа глубиной 125 футов ниже уровня поверхности – поднимали ковш золотоносного гравия. Внутри слоя гравия находился хорошо сохранившийся зуб мастодонта (мастодонт – вымершая разновидность слона) и шарик из белого мрамора, около полутора дюймов в длину и чуть более дюйма в диаметре. В нем имелось просверленное насквозь отверстие в четверть дюйма.

В 1858 году в стволе шахты – на глубине свыше шестидесяти футов ниже уровня поверхности и на расстоянии около 300 футов в глубь горы – был найден каменный топор. Его длина составляла около шести дюймов, а его острый край был четыре дюйма в ширину. В нем было просверлено отверстие для насадки деревянного топорища. Поблизости был обнаружен ряд каменных ступок.

И еще одна ступка, чуть более трех дюймов в диаметре, была найдена в 1862 году – на глубине 200 футов ниже уровня поверхности и на расстоянии около 1800 футов в глубь шахтного туннеля. Она была выдолблена из андезита, ближайший источник которого залегал в 100 милях от этого места.

Через семь лет среди авторов подобных находок появился крупный специалист в этой области. Кларенс Кинг, известный и весьма уважаемый американский геолог, являлся директором федеральной службы инспекции 4-й параллели. В 1869 году он занимался геологией Тейбл-Маунтин. В одной из частей горы неподалеку от вулканической шапки он заметил, что недавнее наводнение обнажило в некоторых местах залегавший под ней слой гравия. Он занялся поисками ископаемых, однако во время этого внимательного инспектирования ему попалась на глаза часть каменного пестика, прочно застрявшая в плотном, твердом песке. Когда пестик извлекли наружу, в том месте, где он находился в породе, остался его четкий слепок. У Кинга не было ни малейшего сомнения, что пестик пролежал здесь столько же, сколько и сам гравий, многие миллионы лет.

Кинг слыл опытным геологом; невозможно было сомневаться в возрасте пласта горной породы – свыше 9 миллионов лет, – в котором он нашел этот пестик, и тем не менее найденный им предмет был рукотворным. Ныне он находится в Смитсоновском институте, эксперт которого признал, что этот пестик несомненно представляет для науки проблему. Однако он весьма честно признался, что этот-то артефакт «вероятно, не получится так легко списать со счета».

Каменные ступка и пестик, найденные в 1877 году под горой Тейбл-Маунтин управляющим шахтой.

В 1877 году вновь были найдены артефакты под Тейбл-Маунтин в нижних слоях гравия – на расстоянии фута с чем-то от бедрока, подстилающей породы. Однажды днем во время выемки грунта, проводившейся с целью установить бревенчатые подпорки на расстоянии 1400 или 1500 футов от входа в туннель, управляющий рудником обнаружил несколько обсидиановых наконечников копий, каждый по десять дюймов в длину.

Заинтригованный находкой, управляющий провел дополнительный осмотр места и в нескольких шагах от него обнаружил каменную ступку. Вскоре после этого он нашел еще одну – в этот раз вместе с каменным пестиком. Позже управляющий сообщил исследователям, что не было никаких признаков того, чтобы гравийный пласт мог быть потревожен раньше или имелось какое-то отверстие, через которое эти предметы мог бы положить туда шутки ради кто-нибудь из рудокопов. Место находки – в нижнем золотоносном слое песка у скального основания горы – указывает на возраст от 33 до 55 миллионов лет. Именно эти находки и стали темой доклада, прочитанного на заседании Американского геологического общества в 1891 году; геолог сопроводил его комментарием:

«Лично меня больше устроило, если бы я сам выкопал эти орудия, однако я не могу отыскать никакой причины, почему утверждение[4] должно быть менее достоверным свидетельством для остального мира, чем мое собственное. Он не менее, чем я, способен опознать какую-либо трещину на поверхности или какие-либо древние выработки, которые рудокоп распознает моментально и которых всегда страшится».

Уже одних выработок в руднике Тейбл-Маунтин остаточно, чтобы поставить науку перед неразрешимыми загадками, однако и в рудниках, находящихся в других местах, были обнаружены предметы, которые точно так же указывали на очень древнее их происхождение. К примеру, недалеко от городка Сан-Адреас – на глубине 144 футов от поверхности – было найдено немало каменных ступок и других артефактов неопределенного назначения. Все они находились в слое породы, чей возраст насчитывает 5 миллионов лет. В еще по меньшей мере двадцати шести местах горной выработки встречались каменные ступки, а иногда и пестики – некоторые в слоях пород, возраст которых насчитывает по крайней мере 23 миллиона лет.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

www.litlib.net

Читать книгу Запретная археология »Бейджент Майкл »Библиотека книг

МАЙКЛ БЕЙДЖЕНТ ЗАПРЕТНАЯ АРХЕОЛОГИЯ

Ученые и археологии настойчиво уверяют нас в том, что им известно все о нашем происхождении и истории. По правде говоря, это совсем не так.Каждый год открываются новые факты, которые неимоверно расширяют привычные, уютные, но весьма узкие границы современного мира.Новая книга Майкла Бейджента, автора многочисленных бестселлеров, заставляет нас пересмотреть устоявшиеся представления об эволюции, датировке появления первого человека, сроках строительства египетских пирамид и о многом другом. Его сенсационная теория коренным образом меняет общепринятый взгляд на глубокую древность и предлагает решение 12 самых необъяснимых загадок нашей цивилизации.

ВВЕДЕНИЕ

В разгар июля 1989 года израильский археолог профессор Наама Горен-Инбар начала вместе со своими коллегами раскопки в долине северного Иордана. Место древнее, возраст его насчитывает около 500 тысяч лет, и к тому же заболоченное, поскольку находилось вблизи реки Иордан.Они начинали работу сразу же после восхода и, с немалым облегчением, завершали ее в полдень, когда уже невозможно было укрыться от палящего солнца. Во время раскопок им постоянно приходилось думать о своей безопасности: Иордан был передним краем войны в годы накаленного мира, и время от времени возникали конфликты.Ученые решили сначала обнажить все геологические пласты: для этого специальный экскаватор должен был осторожно выкопать две глубокие траншеи поперек выбранного места. Каждый появлявшийся на поверхности ковш с землей опорожнялся, а его содержимое тщательно изучалось на предмет отыскания костей и артефактов.Однажды утром, к изумлению археологом, в ковше экскаватора обнаружилась часть хорошо отполированной деревянной дощечки правильной формы. Ничего подобного прежде никогда не находили.Дощечка была сделана из ивы, имела почти десять дюймов в длину и чуть более пяти дюймов в ширину*. [Дюйм равен 2,54 см. — Здесь и далее примечание переводчика.] У нее была очень ровная, очень гладкая, искусственно отполированная поверхность, которая была так умело обработана, что на ней не осталось никаких следов инструмента. Кроме того, один край был намеренно скошен. Нижняя сторона дощечки была шероховатой, выпуклой и неотполированной. Другие подобные куски так и не были найдены.Согласно нынешним археологическим представлениям никто из живших 500 тысяч лет назад людей не нуждался в прямых, плоских и полированных деревянных дощечках. Какое практическое применение это имело бы для тех, кто не знал прямых краев и плоских поверхностей? Пещерные люди не должны были пользоваться линейками и угольниками.Тем не менее такая дощечка была найдена. Она была изготовлена с немалым тщанием, старанием и умением. Мы должны, следовательно, заключить, что потребность в подобном предмете уже существовала в то время. Но в чем она могла состоять? Профессор Горен-Инбар была озадачена; у нее не было никакого разумного объяснения этому.

[Илл. 1]Фрагмент отполированной деревянной дощечки возрастом около 500 тысяч лет, найденной в 1989 году в результате раскопок в долине северного Иордана, в Израиле.

Вместе со своими коллегами она могла лишь сделать вывод, что технические навыки этих древних людей были серьезно недооценены. И, прибавляла она, вполне могут быть еще «нетрадиционные» находки такого рода. Находки, которые могут потребовать пересмотра всех существующих ныне и устоявшихся взглядов на уровень развития раннего человеческого сообщества.Нетрудно увидеть, что нашему привычному представлению о невежественных и грубых пещерных людях, далеко отстоящих от нашего современного мира не только по времени, но и по интеллекту и мастерству, неожиданно угрожает серьезная опасность быть разоблаченным как обман. Эта находка не только дает серьезные доказательства неожиданно высокого уровня развития навыков и технических умений, но и свидетельствует о неожиданно высоком уровне социального и умственного развития, — иными словами, она показывает, что, по крайней мере, некоторые представители той давней эпохи обладали интеллектом, способным представлять и создавать предметы правильной формы, которые обыкновенно ассоциируются с человеческим обществом более позднего периода.Эта хорошо сработанная дощечка нуждается в пояснении: похоже, она ненавязчиво, но настойчиво нашептывает всем, кто умеет внимательно слушать, слово «цивилизация». Но применительно к пещерным людям?Это рождает одно возможное объяснение, которое археологи не выдвигали, потому что оно просто не приходило им в голову или, возможно, потому, что его последствия казались слишком невероятными. Эта дощечка могла быть привнесенной извне. Не в том смысле, что она относится к более позднему периоду, а культурно привнесенной. Может быть, примитивные человеческие существа, обитавшие в этом районе долины Иордана, раздобыли дощечку где-нибудь в другом месте, у какого-нибудь другого, более развитого, дальше ушедшего в техническом отношении народа, изготовившего и использовавшего ее?

Представляется вероятным, что существование этой дощечки все-таки заставит нас переписать нашу древнюю историю. Но до тех пор это уникальное открытие, видимо, будет игнорироваться или, по крайней мере, умаляться до такой степени, что оно перестанет являть собой угрозу для общепринятой академической трактовки нашего прошлого.Нам надо признать печальную истину, что история может быть подобна статистике: все может быть доказано; любая ложная версия прошлого может сохраняться сколь угодно долго, пока исключаются все нежелательные данные. Как мы обнаружим в ходе этой книги, в некоторые общепринятые трактовки доисторического прошлого человечества вложено так много средств и ученых репутаций стольких людей, что их упрямо сохраняют, невзирая даже на неуклонно растущий вал противоречащих им данных. И более того, сторонники общепринятых трактовок используют всякую возможность, чтобы громче и чаще, чем их оппоненты, заявить о своих взглядах. Что, разумеется, отнюдь не способствует каким-то поискам истины.Наука демонстрирует довольно схожую ситуацию. Большинство людей забывают, что в основе своей она является всего лишь методологией, способом познания. Ее выводы не «истины», а по сути — статистические аппроксимации, приблизительные соответствия. Если нечто случается 100 раз, то предполагается, что оно случится и 101 раз — или 1000 раз. А если — в одном из этих 100 или 1000 раз — происходит нечто другое, тогда этот единичный случай исключается как аномальный и потому нерелевантный, не имеющий значения. Он выводится за рамки исследований и со временем забывается.Но иногда эти аномалии становятся настолько частыми и настолько хорошо известными, что вынуждают полностью пересмотреть принятую трактовку. В этой книге мы рассмотрим, к примеру, ситуацию с теорией эволюции, когда более века интенсивных изучений ископаемых останков животных и растений не смогли предоставить доказательства, необходимые для подтверждения концепции Дарвина. Многие специалисты теперь обращаются за объяснением к другим источникам.Сходный вызов для общепринятых теорий представляют новые открытия, касающиеся внезапного исчезновения много тысяч лет назад высокоразвитой культуры городского типа на юге Турции, в районе, где не было обнаружено никаких следов более раннего развития. Есть также еще загадки и необъяснимые тайны, окружающие пирамиды Гизы и Сфинкса. Эти загадки, вкупе с имеющими к ним отношение загадками алхимии, оказались нежеланными для самозваных стражей ортодоксальной науки, а потому подверглись широкому осмеянию или умалению. В этой книге мы взглянем на них объективно.Примечательно, что всегда находились те, кто выступал с якобы уничижительной критикой, чтобы оправдать исключение загадочных и противоречащих фактов. По сути же эксперты доказывали, что, поскольку такие открытия необычны и идут вразрез со всем общепринятым, они должны быть ошибочными. Разумеется, это довод, основанный скорее на вере, чем на фактах.Как бы то ни было, подобные ученые мужи пытаются подкрепить свою веру, бросая тень на своих оппонентов, обвиняя их в том, что они не компетентны, не сведущи в данной области или, и того хуже, всего-навсего любители. Как будто бы есть разница, кто в действительности делает открытие. Рукописи Мертвого моря не становятся менее достоверными от того, что были обнаружены пастухом.Поддерживающие ортодоксальную версию всегда тянули время, ведь в конечном счете причины, по которым исключены конфликтующие данные, могли бы забыться и, значит, так и не подвергнуться критическому разбору, который мог бы выявить их надуманность. Тем временем эти данные и спор из-за них тоже бы забылись. Глубоко в запасниках наших музе ев давно уже покрылись пылью древние кости в картонных коробках, а некогда энергичные ученые, которые упорно отстаивали нетрадиционные идеи, оказались сломлены духом или устали вести бесконечную борьбу и покинули поле сражения. Некоторым даже поломали жизнь и карьеру, как мы увидим на примере канадского археолога Томаса Ли. Он посмел найти человеческие артефакты гораздо более древние, чем общепринятый возраст человечества на Американском континенте. И он посмел откапывать их и дальше.В этой книге мы будем рассматривать немало примеров данных, которые прямо бросают вызов ортодоксальным взглядам, — факты, которые переворачивают уютные, но узкие границы нашего современного мира. Мы рассмотрим данные, свидетельствующие о наличии плана в эволюции; открытия, указывающие на существование очень древней технологии; находки, говорящие о том, что человечество существовало за миллионы лет до настоящего времени; артефакты человеческой культуры, находимые на территориях, более недоступных для археологических исследований. А переходя в область мистического нашей жизни и нашего мира, мы рассмотрим свидетельства, как древние, так и современные, касающиеся вневременной загадки смерти и повторного рождения. Неужели мы и вправду жили раньше? Все новые и новые факты побуждают нас ответить «да».Слишком часто мы заблуждаемся, считая, что нам известно все об этом мире. В этой книге собрана информация, которая напоминает нам, что мы знаем не все.

ГЛАВА 1. КАК ДРЕВЕН ЧЕЛОВЕК?

Ученые уверенно говорят, что почти 4 миллиарда лет назад наша планета была всего лишь вращающейся глыбой камня. Потребовался почти миллиард лет, чтобы зародилась жизнь, и появились на свет бактерии и водоросли, которые оставили свои призрачные следы в древних скальных породах. Вновь в сонном забытьи прошли огромные промежутки времени, и затем из биологической спячки выползли простейшие черви.В общем, жизнь, казалось, вполне довольствовалась примитивом.Внезапно и неожиданно все изменилось. Примерно 530 миллионов лет назад жизнь выплеснулась за пределы своих скромных сельских границ. Она в буквальном смысле взорвалась невероятным, беспрецедентным, необъяснимым образом — событие, которое теперь именуют «кембрийским взрывом». Это навсегда изменило историю Земли. В порыве биологической изобретательности Земля покрылась существами, которые сперва плавали в море, а позднее ползали, ходили и перемещались по всей суше. Земля превратилась из тихой деревенской улочки — в Пиккадилли в час пик. И циферблат часов неизменно показывал обеденное время.Во время этого «взрыва» внезапно появились все известные виды сложных животных и растений. Но странно то, что среди ранних ископаемых свидетельств не обнаруживается никаких следов их развития. Все появляются полностью сформировавшимися, полностью развившимися, полностью функционирующими, с отточенными зубами и сверкающей чешуей. Никто не знает, кто или что выпустило их на волю. И зачем...А получив такой толчок, жизнь больше не обращала свое движение вспять.Со временем на Земле начали править динозавры. Ранние из них появились 190 миллионов лет назад, сменившись гигантскими монстрами «Парка юрского периода»: фактически они правили почти 125 миллионов лет. Однако, несмотря на, казалось бы, незыблемость их монархии, — и в то время, когда мир был обречен навсегда оставаться экспериментальной площадкой юрского периода, — произошло еще одно загадочное событие. Динозавры внезапно вымерли, примерно 65 миллионов лет назад. Никто не знает почему. Быть может, кому-то больше не нужны были динозавры.Вот это довольно неожиданное исчезновение и дало ранним млекопитающим шанс широко распространиться, заполнив опустевшие экологические ниши. Исключительно важным для человека является предполагаемая эволюция в этот самый период непосредственно одной из ветвей млекопитающих, а именно приматов — обезьян. Ибо если человек эволюционировал из приматов, как нас хотят заставить думать, тогда форма нашего тела начала отсчет именно с этого времени.Спустя шестьдесят один миллион лет — немногим менее 4 миллионов лет назад — появляются первые следы того, кто считается первым человеком. Человекоподобные обезьяны или обезьяноподобные люди спустились с деревьев — так нас уверяют, — чтобы начать новую жизнь на двух ногах, рыская в поисках пропитания по бескрайним просторам африканской саванны. Но изготовление орудий, являющееся одной из определяющих характеристик человечества, еще только должно было произойти; археологи указывают, что самое раннее использование простых орудий из обломков камней началось примерно за 2,5 миллиона лет до нашего времени.Наша культура еще более молодая. Полагают, что она начала свой отсчет каких-нибудь 10 или 11 тысяч лет тому назад, взращенная в первых оседлых сельскохозяйственных общинах турецкого высокогорья. Еще позже стали использовать металл; на это ушло, возможно, еще 5 тысяч лет. А теперь мы способны переносить этот металл даже на Марс.Согласно нынешним научным теориям человек и цивилизация составляют лишь крошечную долю в этих сотнях миллионов лет истории Земли. Предположить — вопреки как будто бы незыблемым геологическим и археологическим данным, — что человеческие артефакты и материальная культура могли существовать задолго до последних 2,5 миллиона — или даже 4 миллионов — лет, означает подвергнуть себя полному осмеянию.

www.libtxt.ru

Читать онлайн книгу «Запрещенная археология» бесплатно — Страница 1

Мишель А. Кремо, Ричард Л. Томпсон

Запрещенная археология

Вступительное слово

Об этой книге

С тех пор, как Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов», ученые развили различные эволюционные теории происхождения человека. Соглаcно текущей версии, человек, подобный нам, человек Homo sapiens, произошел в Африке около 100 000 лет назад. Но «Запрещенная археология» Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона изобилует свидетельствами, которые демонстрируют существование людей, анатомически подобных современным людям, задолго до этого. Эти свидетельства стали известны совсем недавно. Раньше они игнорировались, замалчивались или были забыты, просто потому, что не стыковались с общепринятой в данный момент точкой зрения на происхождение и древнюю историю человека.

Об этой книге (из другого издания)

На протяжении двух последних столетий, исследователи обнаруживают кости и другие предметы, показывающие, что подобные нам люди существовали на Земле миллионы лет назад. Однако хранители устоев науки замалчивали, не обращали внимание или просто забывали об этих удивительных фактах. Почему? Потому что, они противоречат доминирующим среди ученых взглядам на историю древности и истоки происхождения человечества.

Предрассудки теории эволюции, которых очень твердо придерживались могущественные группы ученых действовали, по выражению Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона, подобно фильтру пропускающему через себя знание. И это отфильтровывание, совершалось ли оно умышленно, или же нет, оставило нам радикально неполный набор фактов для того чтобы иметь правильное представление о происхождении человечества.

По мнению Кремо и Томпсона мы были вынуждены принять картину предисторического развития Земли в совершенно искаженном виде. Поэтому книга «Запрещенная археология», — это обращение к читателю, где ему предлагают изменить твердо устоявшиеся в наши дни представления.

Предлагая необычайно большое количество убедительных фактов, с глубиною дополняемых критическим анализом, Кремо и Томпсон бросают нам вызов, с тем, чтобы мы пересмотрели свои взгляды на происхождение человека, его подлинную сущность и предназначение.

Читая «Запрещенную археологию», мы как бы сопровождаем авторов в совершаемой ими удивительной интеллектуальной экспедиции. Мы в буквальном смысле принимаем участие в раскопках громадного хранилища сокрытых знаний, дополняющих наше понимание истории человеческого вида.

Это исследование приглашает нас посетить пять континентов, места основных археологических исследований, некоторые из которых давно забыты, а некоторые, — настоящие центры сегодняшних исследований. Мы также встретимся со многими знаменитыми и обыкновенными людьми, — пионерами в исследованиях доисторического периода развития Земли, каждый из которых может поделиться своими секретами.

Книга «Запрещенная археология» призвана пробудить противоречия, бросить вызов в адрес наиболее фундаментальных устоев современного научного представления о мире. Тщательно продуманная и замечательно написанная, книга «Запрещенная археология» выводит нас на перекресток знания и предлагает набраться мужества и сделать первый шаг в новом направлении к истине.

Об авторах:

Мишель А. Кремо — исследователь, сотрудник Института Бхактиведанты, специализуется по истории и философии науки. Его тщательные исследования в течении восьми лет при написании «Запрещенной археологии» документированы главным научным достижением — этой книгой.

Д-р. Ричард Л. Томпсон один из членов-основателей Института Бхактиведанты. Получил степень доктора математики в Корнельском университете. Он является автором научных книг и статей по эволюционной биологии. В 1984 году он стал инициатором грандиозного исследования, кульминацией которого стало написание книги «Запрещенная археология».

Институт Бхактиведанты, основанный в 1975 году, является центром, предназначенным для исследования природы и происхождения жизни и вселенной современными методами в свете древнеиндийской Ведической литературы.

Цитаты:

«Книга „Запрещенная археология“, — необычайно полный обзор научных доказательств касающихся истории происхождения человека. В ней внимательно подобраны все свидетельства, включая и те, которые были оставлены без внимания из-за их несответствия доминирующей парадигме. И к какому бы выводу не пришел читатель в отношении тезисов авторов о древности человеческого рода, в любом случае, проведенные ими тщательные исследования и анализ позволяют ему узнать о достаточно многом.» —

Доктор Филлип Е. Джонсон, Калифорнийский университет, Беркли, автор книги «Суд над Дарвином»

«Книга „Запрещенная археология“ написана главным образом для юристов, и в ней содержится критический обзор доказательств проливающих свет на историю эволюции человека. Помимо этого, книга является драгоценным источником информации из забытой литературы, которая как правило не столь легко доступна. И если она стимулирует профессиональный пересмотр отчетов, которые не соответствуют ныне существующей парадигме, то эта книга несомненно будет достойным вкладом в развитии знания истории человечества.»

Доктор Зигфред Щерер, Институт Микробиологии, биолог в Мюнхенском техническом университете, Германия.

«Я воспринимаю книгу „Запрещенная археология“ как важную научную работу написанную на очень высоком научном и интеллектуальном уровне. Авторы „Запрещенной археологии“ поднимаются и опускаются в такие построенные человеком сферы научных фактов и теорий (времен пришедших на смену эпохе модерн), к которым историки, философы и социологи исследующие научные знания проявляют все более и более повышенный интерес. Проведя достаточно тщательное исследование истории палеантропологических открытий, Кремо и Томпсон оказались в самом центре эпистемологического кризиса, связанного с находками останков древнего человека, процессом дисциплинарного подавления, а также с существующей в научных кругах практикой сокрытия „аномальных доказательств“ с целью построения „убедительных теорий“ и локальных институтов знания и власти.»

Доктор Пьер Дж. Флинн, социолог в Калифорнийском государственном университете, Департамент искусств и науки, Сан Маркос.

Читатели, интересующиеся темой этой книги могут прислать сообщение авторам по адресу:

Bhaktivedanta Institute

P. O. Box 99584

San Diego, California 92169

Unated States of America филиал в Москве:

тел. 214-33-40

Предисловие

Я воспринимаю книгу «Запрещенная археология» как важную работу, написанную на высоком научном и интеллектуальном уровне. Авторы «Запрещенной археологии» внедряются в такие сферы созданных человеком конструкций научных «фактов» и теорий, «территории постмодерна», которые все чаще и чаще исследуются историками, философами и социологами в области научного знания. Недавние исследования вопросов зарождения научного знания Запада показали, что «действительно заслуживающее доверия» знание находится на пересечениях физических мест действия и социальных отличий. Исторические, социологические, этнометодологические исследования науки, проведенные такими учеными, как Гарри Колинз, Майкл Мелки, Стивен Щапин, Томас Кун, Гарольд Гарфинкель, Майкл Линч, Стив Вулгар, Эндрю Пиккеринг, Бруно Лато, Карин Кнорр-Цетина, Донна Харавэй, Аллюкье Стоун, Малькольм Ашмор, дали результат, что все научные дисциплины, будь то палеоантропология, или же астрономия, «производят знания» через локально сконструированные представительские системы, а также практические приемы, которые делают обнаруженные явления видимыми, поддающимися количественной оценке, а также сочлененными с более крупным «телом» традиции. По выражению Майкла Линча: «ученые конструируют и используют приборы, видоизменяют образцы материалов, пишут статьи, делают рисунки и строят организации». Кремо и Томпсон, тщательно исследовав историю антропологических открытий, оказались в самом центре эпистемологического кризиса, возникшего в связи с находками останков древнего человека, и связанного с процессом подавления дисциплиной, а также с существующей в научных кругах практикой сокрытия «аномальных доказательств» с целью построения «убедительных теорий», а на их основе локальных институтов знания и власти.

По словам Кремо и Томпсона, археологические и палеоантропические «факты превращаются в целую сеть аргументов и претензий к наблюдателю», которые формируют «истину» дисциплины, и в то же время игнорируют существование физического доказательства или производимых фактически на месте находки физических работ. Эта перспектива, хотя и радикальна, соответствует тому что изложено в работе, которую я считаю лучшей из новых работ, в которых исследуются научные знания.

Авторы «Запрещенной археологии» не скрывают своей причастности к релятивистскому спектру производства знаний. Они размещают свои знания о вселенной в контурах, полученных вследствие своего личного опыта практики ведической философии, религиозного восприятия и знаний индийской космологии. И хотя написанное ими интригующее рассуждение, «Доказательства существования развитой культуры в древнейшие эпохи» чрезвычайно сильно отличается от того, что может предложить «нормальная» западная наука, в ней тем не менее прослеживается ход доказательной мысли.

На мой взгляд, именно открытость субъективной позиции делает книгу «Запрещенная археология» оригинальным и важным вкладом в научные исследования постмодерна, которыми сейчас занимаются социологи, антропологи, археологи; а также истории науки и идей. Необыкновенные идеи авторов дают ученым, изучающим постмодерн, взглянуть на ставшую уже достоянием истории научную практику, дебаты, а также на саму историю развития науки.

Доктор Пьер Дж. Флинн, Департамент искусств и науки Калифорнийский государственный университет, Сан Маркос, Калифорния, США
Предисловие

Человеческая история не является чем-то, к чему каждый должен относится догматически. Несколько лет назад гипотеза «Митохондриальной Евы» представлялась публике практически как факт; но теперь она находится в опале. И лишь за несколько дней до того, как я написал эти слова, в газетах сообщили об изменении даты черепного фрагмента с Явы, приписываемого человеку прямоходящему. Теперь сказали, что ему 1.8 миллионов лет, и кажется, что эта окаменелость относит этот азиатский вид, которой объявлялся человеческим предком, к гораздо более отдаленному прошлому, чем когда он предположительно мигрировал из Африки.

Такой факт мог бы получить широкую известность, потому что, хотя он и не соответствует ожиданиям некоторых палеоантропологов, он волнует других и никаким фундаментальным образом не угрожает целостности принятой картины эволюции человека. Но что, если бы окаменелости современного человека были найдены в отложениях, датируемых 2.0 миллионами лет? Встретила ли бы доверие эта поразительная находка? Возможно последовало бы непреодолимое давление пересмотреть дату, переотнести окаменелость к какому-нибудь дочеловеческому виду, поставить под вопрос компетентность открывателя, и постепенно вообще забыть об этом.

Согласно Майклу Кремо и Ричарду Томпсону, что-то в этом роде случилось раньше и случалось часто. Все это происходило благодаря двойственному стандарту, применяемому для оценки свидетельств. Свидетельства о древних людях и их орудиях с готовностью принимаются, если они подходят под ортодоксальную модель человеческой эволюции. Свидетельство, в такой же степени надежное, но не соответствующее этой модели, игнорируется или даже подавляется. Оно довольно быстро выпадает из литературы, и через несколько поколений почти так же невидимо, как будто его и не было. В результате, заслужить доверие иному пониманию истории древниго человека практически невозможно. Свидетельства, которые подтверждали бы его, уже недоступны для рассмотрения.

В обширной работе, озаглавленной «Запрещенная археология», Кремо и Томпсон привели ошеломляющее описание некоторых фактов, которые когда-то были известны науке, но которые потом исчезли с поля зрения благодаря «фильтру знаний», который защищает правящую парадигму. Поисковая работа, требуемая, чтобы найти эти свидетельства, была впечатляюща, и авторы сообщили, что они нашли, и как они нашли с такими подробными деталями, и с таким полным анализом, что они заслужили быть принятыми в серьез. К сожалению, относительно немного профессиональных ученых желают рассматривать свидетельства, разрушающие превалирующие взгляды, и которые имеют источник за пределами официальной науки течения. Настоящий труд представляет обычному читателю обзор большой работы, и я надеюсь, что она привлечет внимание беспристрастно настроенных профессионалов, которые могли бы быть подвигнуты на изучение гораздо более подробного описания тех же самых свидетельств в первоначальном томе.

Авторы искренне признают их стремление поддержать идею, коренящуюся в ведической литературе Индии, о том, что человечество имеет очень древнюю истории, я не разделяю их религию или их стремления, но я также не считаю, что есть что-то недостойное в религиозных взглядах, которые честно признаются. Все ученые, как и другие люди имеют мотивы и предубеждения, которые могут затенять их суждения, а догматический материализм, который правит умами многих видных ученых гораздо более вероятно может нанести вред истине, потому что он не считается предубеждением. В конце главная вещь не почему исследователи были нацелены искать определенный род свидетельств, но нашли ли они что-то достойное освещения, и достойное серьезного рассмотрения научным сообществом.

Насколько я могу судить, Кремо и Томпсон докладывали о свидетельствах, заслуживающих подобного рода серьезного рассмотрения. Я пишу это предисловие не для того чтобы подтвердить их находки, но чтобы побудить серьезных студентов по этому предмету услышать беспристрастные суждения. Это очень интересная книга, которая обеспечивает увлекательное чтение. Мне бы очень хотелось увидеть, насколько хорошо свидетельства, о которых она пишет, встают для беспристрастного анализа наиболее осведомленных читателей, которые могут быть рады получить шанс изучить свидетельства, которые не включены в учебники и пересмотреть статьи, которые им давали в их колледжах и институтах.

Филип Е. Джонсон, Школа Юристов Университет Калифорнии, Беркли, автор книги «Суд над Дарвиным»

Введение и благодарности

В 1979 году исследователи из Лаэтоли, в Танзании, стоянке в Восточной Африке обнаружили отпечатки ног в отложениях вулканического пепла, возраст которого составлял более 3,6 миллионов лет. Мэри Лики и другие сказали, что отпечатки были неотличимы от следов современных людей. Для этих ученых это означало только то, что у человеческих предков 3.6 миллионов лет назад было удивительно современное строение ног. Но согласно другим ученым, таким как физический антрополог Р. Х. Таттл из Университета Чикаго, ископаемые кости ног известных австралопитеков возрастом 3.6 миллионов лет показывают, что строение их стоп было практически как у обезьян. Следовательно они не сообразуются с лаэтольскими отпечатками. В статье мартовского выпуска «Нэйчрэл Хистори» за 1990 год, Таттл признался, что «Мы остались с какой-то загадкой.» Поэтому кажется допустимым рассмотреть возможность, о которой не упомянули ни Таттл ни Лики: существа с телами анатомически современных людей, соответствующими анатомически современному строению их стоп, существовали в Восточной Африке около 3.6 миллионов лет назад. Возможно, как это показано на иллюстрации на противоположной стороне, они сосуществовали с другими более обезьяноподобными существами. Как бы ни была захватывающа эта археологическая возможность, современные представления о человеческой эволюции отвергают ее.

Но 1984 по 1992 годы, Ричард Томпсон и я с помощью нашего исследователя Стефена Берната собрали обширное количество свидетельств, ставящих под вопрос современные теории человеческой эволюции. Некоторые из этих свидетельств, подобно лаэтольским отпечаткам, были обнаружены совсем недавно. Но о большинстве из них ученые сообщали в девятнадцатом и в начале двадцатого века.

Даже не рассматривая эти старые свидетельства, можно заключить, что с ними что-то не так — раз ученые давным-давно старательно устранили их, по каким-то очень существенным причинам. Ричард и я еще глубже рассмотрели эту возможность. Однако, мы сделали вывод, что качество этих противоречивых свидетельств не лучше и не хуже качества предполагаемых непротиворечивых свидетельств, обычно приводимых в пользу современных взглядов на человеческую эволюцию.

В части первой «Неизвестной истории человечества» мы подробно рассмотрели огромное количество противоречивых свидетельств, которые идут в разрез с современными представлениями об эволюции человека. Мы подробно описываем, каким образом эти свидетельства систематически подавлялись, игнорировались или уходили в забвение, несмотря на то, что качественно (и количественно) они равнозначны свидетельствам, говорящих в пользу принятого в настоящее время взгляда на происхождение человека. Когда мы говорим о подавлении свидетельств, мы не ссылаемся на конспираторов от науки, разрабатывающих сатанинский план обмана людей. Нет, вместо этого мы говорим о продолжающемся социальном процессе фильтрации знаний, совсем незаметном для глаз, но имеющем значительный подрывной эффект. Определенные категории свидетельств просто исчезают из поля зрения, по-нашему мнению, несправедливо.

Процесс подавления данных продолжается уже долгое время. В 1880 году, Дж. Д. Уитни, геолог из Калифорнии, опубликовал пространный обзор развитых каменных орудий, найденных в золотодобывающих калифорнийских шахтах. Инструменты, включая наконечники копий, каменные ступы и пестики, были найдены глубоко в стволах шахт, под толстыми неповрежденными слоями лавы, в формациях возрастом от 9 до 35 миллионов лет. В. Х. Холмс из Смитсонского Института, один из наиболее громких критиков калифорнийских находок, писал: «Вероятно, если бы профессор Уитни до конца понял историю человеческой эволюции, как ее понимают сегодня, он не стал бы так решительно объявлять свои выводы (о том, что люди существовали в Северной Америке в очень древние времена), несмотря на внушительный ряд свидетельств, с которыми он вступил в спор.» Другими словами, если факты не согласуются с привилегированной теорией, тогда такие факты, даже внушительный их ряд, нужно отбросить.

Это подтверждает первый тезис, который мы хотим доказать в «Неизвестной истории человечества», а именно то, что в ученом сообществе существует фильтр знаний, который отсеивает нежелательные свидетельства. Этот процесс фильтрации знаний длился более столетия и продолжается по сей день.

Помимо основного процесса фильтрации знаний, бывают случаи прямого давления.

В начале 1950-х годов, Томас Б. Ли из Национального Музея Канады нашел развитые каменные орудия в ледниковых отложениях в Шегуяндахе на острове Манитулин на севере озера Гурон. Геолог Джон Санфорд их Уэйнского Государственного Университета утверждал, что самым старым шегуяндахским орудиям по крайней мере 65 000 лет и они могут достигать возраста до 125 000 лет. Для людей, придерживающихся стандартных взглядов на древнейшую историю Северной Америки, такие цифры неприемлемы. Первые люди пришли в Америку из Сибири около 12 000 лет назад.

Томас Б. Ли пожаловался: «Открыватель стоянки [Ли] был уволен и долго оставался без работы; издание его публикаций было прекращено; несколько авторитетных авторов… выставили его находки в ложном свете; тонны артефактов исчезли в запасниках Национального музея Канады; за отказ уволить открывателя директор Национального музея, который собирался напечатать монографию о стоянке, был уволен сам и подвергнут остракизму; известные и могущественные представители официальной науки старались завладеть всего лишь какими-то шестью образцами из Шегуяндаха, которые не были тайной для кого-то, а стоянка была превращена в туристический курорт. Шегуяндах заставил бы „браминов“ [научную элиту] признаться в том, что они не всезнающи. Это бы заставило их переписать почти все учебники по данному вопросу. Это дело должно было быть уничтожено, и оно было уничтожено.»

Во второй части «Неизвестной истории человечества», мы делаем обзор принятых свидетельств, обычно используемых, чтобы подтвердить доминирующие сейчас взгляды на человеческую эволюцию. Мы в особенности рассмотрели статус австралопитека. Большинство антропологов говорят, что австралопитек был человеческим предком с обезьяноподобной головой и человекоподобным телом, а также с человеческой осанкой и манерой ходьбы. Но другие исследователи создают предпосылку для совершенно другого взгляда на австралопитека. Согласно этим исследователям, австралопитеки были очень похожи на обезьян, существами, частично обитавшими на деревьях и не имеющими прямой связи с человеческой эволюционной линией.

Во второй части мы в том числе обсудили возможность сосуществования примитивных гоминидов и анатомически современных людей не только в отдаленном прошлом, но и в настоящем. За прошлое столетие ученые накопили свидетельства, предполагающие, что человекоподобные существа, похожие на гигантопитека, австралопитека, человека прямоходящего и неандертальца живут в различных диких местах земного шара. В Северной Америке эти существа известны как Сасквоч. В Центральной Азии их называют альмасты. В Африке, Юго-Восточной Азии, Центральной Америке и в Южной Америке их называют разными именами. Некоторые исследователи используют всеобщий термин «дикие люди», чтобы объединить их всех. Ученые и врачи сообщали, что видели живых диких людей, мертвых диких людей и отпечатки ног. Они также собрали тысячи сообщений от обычных людей, которые видели диких людей, и подобные свидетельства из исторических записей.

Кто-то мог бы спросить, зачем бы нам составлять такую книгу, как «Неизвестная история человечества», если у нас нет скрытых целей. Разумеется, есть некоторые скрытые мотивы.

Ричард Томпсон и я являемся членами Института Бхактиведанты, ветви Международного Общества Сознания Кришны, который изучает взаимосвязь между современной наукой и взглядом на мир, представленным в ведической литературе Индии. Из ведической литературы мы извлекаем идею о том, что человечество имеет очень древнюю историю. В целях проведения систематического исследования существующей научной литературы по поводу возраста человека, мы выразили ведический взгляд в форме теории о том, что различные человекоподобные и обезьяноподобные существа сосуществовали долгое время.

То, что наша точка зрения берет начало в ведической литературе не должно ее дисквалифицировать. Выбор теории может прийти из множества источников — личное вдохновение, предыдущие теории, предположение друга, кино и т. д. На самом деле важна не теория, а ее способность соответствовать фактическим данным.

Из-за пространных обсуждений мы не смогли развить в этом томе наши идеи об альтернативе настоящим теориям о происхождении человека. Поэтому мы планируем второй том, касающийся наших обширных результатов исследований по нашему ведическому исходному материалу.

На этом месте, я хотел бы что-то рассказать о моем сотрудничестве с Ричардом Томпсоном. Ричард является ученым по образованию, математиком, опубликовавшим признанные статьи и книги в областях математической биологии, удаленной чувствительности спутников, геологии и физики. Я не являюсь ученым по образованию. Начиная с 1977 года, я был писателем и редактором книг и журналов, публикуемых издательством «Бхактиведанта Бук Траст».

В 1984 году Ричард попросил своего помощника Стефена Бернета начать собирать материал по происхождению и возрасту человека. В 1986 году Ричард попросил меня взять этот материал и составить по нему книгу.

Пока я просматривал материал, предоставленный мне Стефеном, меня поразило очень маленькое количество сообщений с 1859 года, когда Дарвин опубликовал свое «Происхождение видов», по 1984 год, когда Дюбуа опубликовал свой доклад о яванском человеке. Заинтригованный, я попросил Стефена достать какие-нибудь книги по антропологии начиная с конца девятнадцатого до начала двадцатого столетий. В этих книгах, как и в ранней редакции «Ископаемых людей» Марселин Боуль, я нашел очень негативные обзоры многочисленных сообщений рассматриваемого периода. Прослеживая сноски, мы откопали несколько образцов подобных сообщений. Большинство их них, сделанных учеными девятнадцатого столетия, описывали изрезные кости, каменные орудия и останки анатомически современных людей, встречавшиеся в неожиданно древних геологических контекстах. Сообщения были высокого качества, отвечавшие на множество возможных возражений. Это побудило меня проделать более систематический поиск.

Раскопки этих похороненых письменных свидетельств потребовали еще трех лет. Стефен Бернет и я достали редкие тома конференций и журналов со всего мира, и мы вместе переводили материал на английский. Записать манускрипт по собранным материалом заняло еще пару лет. В течение всего периода исследований и писательской работы, почти ежедневно я участвовал в дискуссиях с Ричардом о важности материала и о том, как его лучше подать.

Стефен получил большое количество материала из главы 6 от Рона Клайса, который любезно выслал на множество ксероксов первоначальных сообщений из своих архивов. Вирджиния Стин-Макинтайр была настолько добра, что предоставила нам свою корреспонденцию, касающуюся определению даты стоянки Хьеятлако в Мексике. Также у нас были содержательные дискуссии о каменных орудиях с Рутом Д. Симпсоном из Музея округа Сан-Бернардино и об следах акульих зубов на кости с Томасом А. Демере из Музея Естественной Истории Сан-Диего.

Эта книга не могла бы быть завершена без различных услуг Кристофера Битла, выпускника Браунского Университета по специальности программирование, который пришел в Институт Бхактиведанты в Сан-Диего в 1988 году.

За руководство работой над дизайном и макетом этого сокращенного издания, Ричард и я благодарим Алистер Тейлор. Дизайн обложки — работа Ямараджа даса. Иллюстрации напротив первой страницы введения и на рисунке 12.8 — это общепризнанные работы Майлза Триплетта. Беверли Симз, Дэвид Смит, Сигалит Биньямини, Сюзан Фриц, Барбара Кантатор, Жозеф Франклин и Майкл Бест также помогали при создании этой книги.

Ричард и я хотели бы в особенности поблагодарить международных попечителей Бхактиведанта Бук Траст, прежних и настоящих, за их щедрую поддержку исследований, написания и публикации этой книги.

В итоге, мы просим наших читателей доводить до нашего сведения любые дополнительные свидетельства, которые могут заинтересовать нас, в особенности в целях включения в будущие издания этой книги. Корреспонденцию можно посылать нам по адресу Govardhan Hill Publishing, P. O. Box 52, Badger, CA 93603.

Майкл А. Кремо, Тихоокеанское побережье, Калифорния, 26 марта 1994 г.

ГЛАВА 1. Песенка «Красного льва», Дарвин и человеческая эволюция

Одним вечером 1871 года в Эдинбурге (Шотландия), собралась компания образованных английских джентельменов — «Красных львов». Они счастливо ужинали вместе и развлекали друг друга шуточными песенками и речами. Хорошо известный своей остроумной лирикой лорд Нивес встал перед собравшимися «львами» и пропел 12 стансов, которые он сочинил на тему «Происхождение видов а lа Дарвин». Среди них есть такое четверостишие:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

www.litlib.net

Запрещенная археология читать онлайн, Кремо Майкл А. и Мишель А Кремо

Annotation

С тех пор, как Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов», ученые развили различные эволюционные теории происхождения человека. Соглаcно текущей версии, человек, подобный нам, человек Homo sapiens, произошел в Африке около 100 000 лет назад. Но «Запрещенная археология» Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона изобилует свидетельствами, которые демонстрируют существование людей, анатомически подобных современным людям, задолго до этого. Эти свидетельства стали известны совсем недавно. Раньше они игнорировались, замалчивались или были забыты, просто потому, что не стыковались с общепринятой в данный момент точкой зрения на происхождение и древнюю историю человека.

Мишель А. Кремо, Ричард Л. Томпсон

Вступительное слово

Введение и благодарности

ГЛАВА 1. Песенка «Красного льва», Дарвин и человеческая эволюция

Слово Дарвину

Появление гоминид

Некоторые принципы эпистемологии

ГЛАВА 2. Изрезанные и разбитые кости: начало обмана

Сант-Прест (Франция)

Современный пример — река Олд-Кроу, Канада

Пустыня Анза-Боррего (Калифорния)

Изрезанные кости из Италии

Носорог из Билли, Франция

Де Сансан (Франция)

Пикерми, Греция

Проколотые зубы акулы с Красной Скалы (Англия)

Изрезанная кость из Дарданелл (Турция)

Balaenotus из Монте-Аперто (Италия)

Halitherium из Пуансе (Франция)

Сан-Валентино (Италия)

Клермон-Ферран (Франция)

Изрезанная раковина с Красной Скалы (Англия)

Каменные орудия с нижних слоев Красной Скалы (Англия)

«Слоновий Ров» в Деулише, Англия

Заключительные слова о намеренно модифицированных костях

ГЛАВА 3. Эолиты — камни раздора

Эолиты с плато Кент, Англия

Открытия Д. Рэйда Мойра в Восточной Англии

Известные разоблачители эолитов

Недавние находки эолитических орудий в Северной и Южной Америке

Джордж Картер и стоянка на Техасской улице

Льюис Лики и стоянка Калико

Тока да Есперанса, Бразилия

Монте-Верде (Чили)

Недавние находки в Пакистане

Сибирь и Индия

Кто сделал эолитические орудия?

ГЛАВА 4. Грубые палеолитические орудия

Находки Карлоса Рибейро в Португалии

Находки Л. Бурже в Тенае (Франция)

Орудия из Ауриллака (Франция)

Открытия А. Руто в Бельгии

Открытия Фреуденберга около Антверпена

Центральная Италия

Каменные орудия из Бирмы

Орудия с реки Блэкс-Форк

ГЛАВА 5. Развитый палеолитический и неолитический инструментарий

Открытия Флорентино Амегино в Аргентине

Орудия, найденные Карлосом Амегино в Мирамаре, в Аргентине

Попытки дискредитировать Карлоса Амегино

Другие боласы и подобные предметы

Относительно развитые находки в Северной Америке

Шегуяндах, или вендетта в археологии

Льюисвиль и Тимлин, или продолжение вендетты

Хьетлако (Мексика)

Пещера Сандия (Нью-Мексико)

Неолитические орудия из калифорнийской «Золотой страны»

Предвзятые эволюционистские концепции

ГЛАВА 6. Свидетельства о существовании развитой культуры в далеком прошлом

Артефакты из Экс-эн-Провенс (Франция)

Буквы на куске мрамора (Филадельфии)

Гвоздь в девонском песчанике (Шотландия)

Золотая нить в камне каменноугольного периода (Англия)

Металлическая ваза из докембрийской скалы в Дорчестере (Штат Массачусетс)

Меловой шар третичного периода из Лана (Франция)

Предметы из скважины в Иллинойсе

Глиняная фигурка из Нампы (штат Идахо)

Золотая цепочка из карбонового угля из Моррисонвиля (штат Иллинойс)

Изрезанный камень Лехигской угольной шахты, около Вебстера (штат Айова)

Железная чашка из Оклахомской угольной шахты

Подошва туфли из Невады

Каменная стена в оклахомской шахте

Металлические трубы из мела во Франции

Отпечаток туфли в глинистом сланце из Юты

Бороздчатая сфера из Южной Африки

ГЛАВА 7. Аномальные останки человеческих скелетов

Трентонская бедренная кость

Скелет из Галлей-Хила

Челюсть из Мулин-Квигнон

Современный Мулин-Квигнон

Скелет из Кличи

Фрагменты черепа из Ла-Дениса

Ипсвичский скелет

Терра-Амата

Череп из Буэнос-Айреса

Южно-американский человек — прямоходящий?

Фоксхальская челюсть

Скелеты из Кастенедоло

Савонский скелет

Позвоночник из Монте-Гермозо

Челюсть из Мирамара

Череп из Калавераса

Другие человеческие окаменелости из Калифорнийской «Золотой страны»

Чрезвычайно древние находки в Европе

Полнейшие аномалии

ГЛАВА 8. Яванский человек

Жан Дюбуа и питекантроп

Экспедиция Селенки

Дюбуа покидает поле битвы

Еще несколько бедренных костей

Принадлежали ли тринильские кости современному человеку?

Гейдельбергская челюсть

Фон Кенигсвальд делает новые находки яванского человека

О роли института Карнеги

Вернемся на Яву

Позднейшие открытия на Яве

Химическая и радиометрическая датировка яванских находок

Сбивающие с толку доказательства существования яванского человека

ГЛАВА 9. Пилтдаунская мистификация

Долсон находит череп

Разоблаченная подделка?

Кто же обвиняется?

ГЛАВА 10. Пекинский человек и другие находки в Китае

Чжоукоудянь

Дэвидсон Блэк

Трансформация фонда Рокфеллера

Историческая находка и хладнокровная компания

Следы каннибализма

Окаменелости исчезают

Пример интеллектуальной нечестности

Датирование по морфологии

Возраст окаменелостей человека разумного в Тонгзи в Южном Китае

Другие открытия в Китае

ГЛАВА 11. Современный обезьяночеловек

Криптозоология

Дикие люди из Европы

Северо-запад Северной Америки

Центральная и Южная Америка

Йети: Снежный человек Гималаев

Альмасты из Центральной Азии

Дикий человек Китая

Дикий человек из Малайзии и Индонезии

Африка

Официальная наука и сообщения о диком человеке

ГЛАВА 12. Африка всегда приносит что-то новое

Скелет Река

Черепа из Канджеры и челюсть из Канамы

Рождение австралопитека

Зинджантроп

Человек умелый

Сказка о двух плечевых костях

Открытия Ричарда Лики

Тараннная кость ЕК 813

ОН 62: Не встанет ли настоящий человек умелый?

Окснард критикует австралопитека

Люси

Австралопитек афарский: чересчур очеловечен?

Следы в Лаэтоли

Черный череп, черные мысли

Мишель А. Кремо, Ричард Л. Томпсон

Запрещенная археология

Вступительное слово

Об этой книге

С тех пор, как Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов», ученые развили различные эволюционные теории происхождения человека. Соглаcно текущей версии, человек, подобный нам, человек Homo sapiens, произошел в Африке около 100 000 лет назад. Но «Запрещенная археология» Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона изобилует свидетельствами, которые демонстрируют существование людей, анатомически подобных современным людям, задолго до этого. Эти свидетельства стали известны совсем недавно. Раньше они игнорировались, замалчивались или были забыты, просто потому, что не стыковались с общепринятой в данный момент точкой зрения на происхождение и древнюю историю человека.

Об этой книге (из другого издания)

На протяжении двух последних столетий, исследователи обнаруживают кости и другие предметы, показывающие, что подобные нам люди существовали на Земле миллионы лет назад. Однако хранители устоев науки замалчивали, не обращали внимание или просто забывали об этих удивительных фактах. Почему? Потому что, они противоречат доминирующим среди ученых взглядам на историю древности и истоки происхождения человечества.

Предрассудки теории эволюции, которых очень твердо придерживались могущественные группы ученых действовали, по выражению Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона, подобно фильтру пропускающему через себя знание. И это отфильтровывание, совершалось ли оно умышленно, или же нет, оставило нам радикально неполный набор фактов для того чтобы иметь правильное представление о происхождении человечества.

По мнению Кремо и Томпсона мы были вынуждены принять картину предисторического развития Земли в совершенно искаженном виде. Поэтому книга «Запрещенная археология», — это обращение к читателю, где ему предлагают изменить твердо устоявшиеся в наши дни представления.

Предлагая необычайно большое количество убедительных фактов, с глубиною дополняемых критическим анализом, Кремо и Томпсон бросают нам вызов, с тем, чтобы мы пересмотрели свои взгляды на происхождение человека, его подлинную сущность и предназначение.

Читая «Запрещенную археологию», мы как бы сопровождаем авторов в совершаемой ими удивительной интеллектуальной экспедиции. Мы в буквальном смысле принимаем участие в раскопках громадного хранилища сокрытых знаний, дополняющих наше понимание истории человеческого вида.

Это исследование приглашает нас посетить пять континентов, места основных археологических исследований, некоторые из которых давно забыты, а некоторые, — настоящие центры сегодняшних исследований. Мы также встретимся со многими знаменитыми и обыкновенными людьми, — пионерами в исследованиях доисторического периода развития Земли, каждый из ко ...

knigogid.ru

Читать книгу Запретная археология

Майкл Бейджент Запретная археология

Введение

В разгар июля 1989 года израильский археолог профессор Наама Горен-Инбар начала вместе со своими коллегами раскопки в долине северного Иордана. Место древнее, возраст его насчитывает около 500 тысяч лет, и к тому же заболоченное, поскольку находилось вблизи реки Иордан.

Они начинали работу сразу же после восхода и, с немалым облегчением, завершали ее в полдень, когда уже невозможно было укрыться от палящего солнца. Во время раскопок им постоянно приходилось думать о своей безопасности: Иордан был передним краем войны в годы накаленного мира, и время от времени возникали конфликты.

Ученые решили сначала обнажить все геологические пласты: для этого специальный экскаватор должен был осторожно выкопать две глубокие траншеи поперек выбранного места. Каждый появлявшийся на поверхности ковш с землей опорожнялся, а его содержимое тщательно изучалось на предмет отыскания костей и артефактов.

Однажды утром, к изумлению археологом, в ковше экскаватора обнаружилась часть хорошо отполированной деревянной дощечки правильной формы. Ничего подобного прежде никогда не находили.

Дощечка была сделана из ивы, имела почти десять дюймов в длину и чуть более пяти дюймов в ширину[1]. У нее была очень ровная, очень гладкая, искусственно отполированная поверхность, которая была так умело обработана, что на ней не осталось никаких следов инструмента. Кроме того, один край был намеренно скошен. Нижняя сторона дощечки была шероховатой, выпуклой и неотполированной. Другие подобные куски так и не были найдены.

Согласно нынешним археологическим представлениям никто из живших 500 тысяч лет назад людей не нуждался в прямых, плоских и полированных деревянных дощечках. Какое практическое применение это имело бы для тех, кто не знал прямых краев и плоских поверхностей? Пещерные люди не должны были пользоваться линейками и угольниками.

Тем не менее такая дощечка была найдена. Она была изготовлена с немалым тщанием, старанием и умением. Мы должны, следовательно, заключить, что потребность в подобном предмете уже существовала в то время. Но в чем она могла состоять? Профессор Горен-Инбар была озадачена; у нее не было никакого разумного объяснения этому.

Фрагмент отполированной деревянной дощечки возрастом около 500 тысяч лет, найденной в 1989 году в результате раскопок в долине северного Иордана, в Израиле.

Вместе со своими коллегами она могла лишь сделать вывод, что технические навыки этих древних людей были серьезно недооценены. И, прибавляла она, вполне могут быть еще «нетрадиционные» находки такого рода. Находки, которые могут потребовать пересмотра всех существующих ныне и устоявшихся взглядов на уровень развития раннего человеческого сообщества.

Нетрудно увидеть, что нашему привычному представлению о невежественных и грубых пещерных людях, далеко отстоящих от нашего современного мира не только по времени, но и по интеллекту и мастерству, неожиданно угрожает серьезная опасность быть разоблаченным как обман. Эта находка не только дает серьезные доказательства неожиданно высокого уровня развития навыков и технических умений, но и свидетельствует о неожиданно высоком уровне социального и умственного развития, – иными словами, она показывает, что, по крайней мере, некоторые представители той давней эпохи обладали интеллектом, способным представлять и создавать предметы правильной формы, которые обыкновенно ассоциируются с человеческим обществом более позднего периода.

Эта хорошо сработанная дощечка нуждается в пояснении: похоже, она ненавязчиво, но настойчиво нашептывает всем, кто умеет внимательно слушать, слово «цивилизация». Но применительно к пещерным людям?

Это рождает одно возможное объяснение, которое археологи не выдвигали, потому что оно просто не приходило им в голову или, возможно, потому, что его последствия казались слишком невероятными. Эта дощечка могла быть привнесенной извне. Не в том смысле, что она относится к более позднему периоду, а культурно привнесенной. Может быть, примитивные человеческие существа, обитавшие в этом районе долины Иордана, раздобыли дощечку где-нибудь в другом месте, у какого-нибудь другого, более развитого, дальше ушедшего в техническом отношении народа, изготовившего и использовавшего ее?

Представляется вероятным, что существование этой дощечки все-таки заставит нас переписать нашу древнюю историю. Но до тех пор это уникальное открытие, видимо, будет игнорироваться или, по крайней мере, умаляться до такой степени, что оно перестанет являть собой угрозу для общепринятой академической трактовки нашего прошлого.

Нам надо признать печальную истину, что история может быть подобна статистике: все может быть доказано; любая ложная версия прошлого может сохраняться сколь угодно долго, пока исключаются все нежелательные данные. Как мы обнаружим в ходе этой книги, в некоторые общепринятые трактовки доисторического прошлого человечества вложено так много средств и ученых репутаций стольких людей, что их упрямо сохраняют, невзирая даже на неуклонно растущий вал противоречащих им данных. И более того, сторонники общепринятых трактовок используют всякую возможность, чтобы громче и чаще, чем их оппоненты, заявить о своих взглядах. Что, разумеется, отнюдь не способствует каким-то поискам истины.

Наука демонстрирует довольно схожую ситуацию. Большинство людей забывают, что в основе своей она является всего лишь методологией, способом познания. Ее выводы не «истины», а по сути – статистические аппроксимации, приблизительные соответствия. Если нечто случается 100 раз, то предполагается, что оно случится и 101 раз – или 1000 раз. А если – в одном из этих 100 или 1000 раз – происходит нечто другое, тогда этот единичный случай исключается как аномальный и потому нерелевантный, не имеющий значения. Он выводится за рамки исследований и со временем забывается.

Но иногда эти аномалии становятся настолько частыми и настолько хорошо известными, что вынуждают полностью пересмотреть принятую трактовку. В этой книге мы рассмотрим, к примеру, ситуацию с теорией эволюции, когда более века интенсивных изучений ископаемых останков животных и растений не смогли предоставить доказательства, необходимые для подтверждения концепции Дарвина. Многие специалисты теперь обращаются за объяснением к другим источникам.

Сходный вызов для общепринятых теорий представляют новые открытия, касающиеся внезапного исчезновения много тысяч лет назад высокоразвитой культуры городского типа на юге Турции, в районе, где не было обнаружено никаких следов более раннего развития. Есть также еще загадки и необъяснимые тайны, окружающие пирамиды Гизы и Сфинкса. Эти загадки, вкупе с имеющими к ним отношение загадками алхимии, оказались нежеланными для самозваных стражей ортодоксальной науки, а потому подверглись широкому осмеянию или умалению. В этой книге мы взглянем на них объективно.

Примечательно, что всегда находились те, кто выступал с якобы уничижительной критикой, чтобы оправдать исключение загадочных и противоречащих фактов. По сути же эксперты доказывали, что, поскольку такие открытия необычны и идут вразрез со всем общепринятым, они должны быть ошибочными. Разумеется, это довод, основанный скорее на вере, чем на фактах.

Как бы то ни было, подобные ученые мужи пытаются подкрепить свою веру, бросая тень на своих оппонентов, обвиняя их в том, что они не компетентны, не сведущи в данной области или, и того хуже, всего-навсего любители. Как будто бы есть разница, кто в действительности делает открытие. Рукописи Мертвого моря не становятся менее достоверными от того, что были обнаружены пастухом.

Поддерживающие ортодоксальную версию всегда тянули время, ведь в конечном счете причины, по которым исключены конфликтующие данные, могли бы забыться и, значит, так и не подвергнуться критическому разбору, который мог бы выявить их надуманность. Тем временем эти данные и спор из-за них тоже бы забылись. Глубоко в запасниках наших музеев давно уже покрылись пылью древние кости в картонных коробках, а некогда энергичные ученые, которые упорно отстаивали нетрадиционные идеи, оказались сломлены духом или устали вести бесконечную борьбу и покинули поле сражения. Некоторым даже поломали жизнь и карьеру, как мы увидим на примере канадского археолога Томаса Ли. Он посмел найти человеческие артефакты гораздо более древние, чем общепринятый возраст человечества на Американском континенте. И он посмел откапывать их и дальше.

В этой книге мы будем рассматривать немало примеров данных, которые прямо бросают вызов ортодоксальным взглядам, – факты, которые переворачивают уютные, но узкие границы нашего современного мира. Мы рассмотрим данные, свидетельствующие о наличии плана в эволюции; открытия, указывающие на существование очень древней технологии; находки, говорящие о том, что человечество существовало за миллионы лет до настоящего времени; артефакты человеческой культуры, находимые на территориях, более недоступных для археологических исследований. А переходя в область мистического нашей жизни и нашего мира, мы рассмотрим свидетельства, как древние, так и современные, касающиеся вневременной загадки смерти и повторного рождения. Неужели мы и вправду жили раньше? Все новые и новые факты побуждают нас ответить «да».

Слишком часто мы заблуждаемся, считая, что нам известно все об этом мире. В этой книге собрана информация, которая напоминает нам, что мы знаем не все.

Глава 1. Как древен человек?

Ученые уверенно говорят, что почти 4 миллиарда лет назад наша планета была всего лишь вращающейся глыбой камня. Потребовался почти миллиард лет, чтобы зародилась жизнь, и появились на свет бактерии и водоросли, которые оставили свои призрачные следы в древних скальных породах. Вновь в сонном забытьи прошли огромные промежутки времени, и затем из биологической спячки выползли простейшие черви.

В общем, жизнь, казалось, вполне довольствовалась примитивом.

Внезапно и неожиданно все изменилось. Примерно 530 миллионов лет назад жизнь выплеснулась за пределы своих скромных сельских границ. Она в буквальном смысле взорвалась невероятным, беспрецедентным, необъяснимым образом – событие, которое теперь именуют «кембрийским взрывом». Это навсегда изменило историю Земли. В порыве биологической изобретательности Земля покрылась существами, которые сперва плавали в море, а позднее ползали, ходили и перемещались по всей суше. Земля превратилась из тихой деревенской улочки – в Пиккадилли в час пик. И циферблат часов неизменно показывал обеденное время.

Во время этого «взрыва» внезапно появились все известные виды сложных животных и растений. Но странно то, что среди ранних ископаемых свидетельств не обнаруживается никаких следов их развития. Все появляются полностью сформировавшимися, полностью развившимися, полностью функционирующими, с отточенными зубами и сверкающей чешуей. Никто не знает, кто или что выпустило их на волю. И зачем…

А получив такой толчок, жизнь больше не обращала свое движение вспять.

Со временем на Земле начали править динозавры. Ранние из них появились 190 миллионов лет назад, сменившись гигантскими монстрами «Парка юрского периода»: фактически они правили почти 125 миллионов лет. Однако, несмотря на, казалось бы, незыблемость их монархии, – и в то время, когда мир был обречен навсегда оставаться экспериментальной площадкой юрского периода, – произошло еще одно загадочное событие. Динозавры внезапно вымерли, примерно 65 миллионов лет назад. Никто не знает почему. Быть может, кому-то больше не нужны были динозавры.

Вот это довольно неожиданное исчезновение и дало ранним млекопитающим шанс широко распространиться, заполнив опустевшие экологические ниши. Исключительно важным для человека является предполагаемая эволюция в этот самый период непосредственно одной из ветвей млекопитающих, а именно приматов – обезьян. Ибо если человек эволюционировал из приматов, как нас хотят заставить думать, тогда форма нашего тела начала отсчет именно с этого времени.

Спустя шестьдесят один миллион лет – немногим менее 4 миллионов лет назад – появляются первые следы того, кто считается первым человеком. Человекоподобные обезьяны или обезьяноподобные люди спустились с деревьев – так нас уверяют, – чтобы начать новую жизнь на двух ногах, рыская в поисках пропитания по бескрайним просторам африканской саванны. Но изготовление орудий, являющееся одной из определяющих характеристик человечества, еще только должно было произойти; археологи указывают, что самое раннее использование простых орудий из обломков камней началось примерно за 2,5 миллиона лет до нашего времени.

Наша культура еще более молодая. Полагают, что она начала свой отсчет каких-нибудь 10 или 11 тысяч лет тому назад, взращенная в первых оседлых сельскохозяйственных общинах турецкого высокогорья. Еще позже стали использовать металл; на это ушло, возможно, еще 5 тысяч лет. А теперь мы способны переносить этот металл даже на Марс.

Согласно нынешним научным теориям человек и цивилизация составляют лишь крошечную долю в этих сотнях миллионов лет истории Земли. Предположить – вопреки как будто бы незыблемым геологическим и археологическим данным, – что человеческие артефакты и материальная культура могли существовать задолго до последних 2,5 миллиона – или даже 4 миллионов – лет, означает подвергнуть себя полному осмеянию.

Но так ли уж незыблема принятая версия прошлого?

Действительно ли она согласуется со всеми данными? Обеспечивает ли она удовлетворительное объяснение для всех артефактов, извлеченных из земли?

По правде говоря, нет.

В начале 1848 года в Калифорнии, в сорока милях[2] к северо-востоку от того места, где стоит теперь город Сакраменто, некий плотник сооружал лесопильную раму, приводимую в действие водой. Поток, который должен был вращать колесо пилорамы, черпал свою воду из близлежащей реки. Однако ручей оказался слишком мелким, и потому плотник его раскапывал, углубляя, пытаясь добиться того, чтобы колесо вращалось более свободно. Однажды утром он обнаружил – на дне ручья – несколько золотых самородков, которые обнажила за ночь бегущая вода. Он постарался сохранить свою находку в тайне, но, как это часто бывает, ему не удалось этого сделать. Вскоре начался нескончаемый приток золотоискателей – разразилась калифорнийская «золотая лихорадка».

Уже через шесть месяцев более 4 тысяч человек побросали все свои дела и принялись перекапывать прилегающий район. Территория, на которой велись поиски золота, быстро разрослась на сотни квадратных миль вокруг первоначального места, а само количество золотоискателей выросло до 80 тысяч с лишним человек, половина из которых прибыла по морю – в Сан-Франциско, обогнув мыс Горн, другие же по суше – по Калифорнийскому пути. И в том и другом случае это потребовало от них огромных усилий.

Золото покоилось в реках, которые брали свое начало в горах Сьерра-Невады, неся свои воды через центральную часть Большой Калифорнийской долины и впадая в океан у Сан-Франциско. Скоро разработка превратилась из простой промывки золотоносных пород в лотке и просеивания через сито в более сложную механическую операцию. Возводились перемычки, чтобы создавать потоки воды высокого давления, которые можно было бы использовать для смыва целых горных склонов, с тем чтобы добраться до золота под ними. Вода и камни прогонялись по желобам через ряд сит разного размера, которые отделяли куски золота, более тяжелые по весу. И всегда промываемая порода тщательно осматривалась; каждая частица золота означала деньги, а ведь именно ради них и были все эти усилия и затраты.

Вскоре, однако, выяснилось, что главный источник этого драгоценного металла был в глубоко залегавших слоях песка, руслах некогда очень древних рек, которые находились на глубине в сотни футов под поверхностью земли[3]. В некоторых местах их обнажили глубокие овраги, прорезанные современными реками, порой достигавшие в глубину 2 тысячи футов и больше. Старатели начали вести горизонтальную выработку в склонах скал или глубоко под отвесными горами, дабы расчистить себе доступ к этим слоям золотоносного песка. Но работа была непосильно тяжелой: песок оказался крепко затвердевшим, как бетон, и, чтобы разбить его, приходилось нередко прибегать к взрывам и работать киркой.

Старатели находили золото; но вместе с ним они также обнаруживали множество необычных артефактов и человеческих останков. В лагерях золотоискателей начали распространяться слухи о давно исчезнувшей цивилизации, которая существовала в этом районе за миллионы лет до этого, которая и служила источником этих останков. Некоторые золотоискатели стали собирать эти артефакты: черепа, кости, каменные наконечники копий и стрел, ножи, ступки и пестики, каменную посуду, черпаки, рифленые каменные головки молотков и другие остатки культурной деятельности.

Слухи о странных находках распространились даже по другую сторону Атлантики. В декабре 1851 го

www.bookol.ru