Жаклин Кеннеди. Жизнь, рассказанная ею самой. Жаклин книга


Список книг и других произведений Жаклин Сьюзанн (Jacqueline Susann) Сортировка manga.sort.type.short.year

Жаклин Сьюзанн (Жаклин Сьюзен, Jacqueline Susann) - знаменитая американская писательница, автор романов, самым известным из которых считается «Долина кукол».

Жаклин родилась 20 августа 1918 г. в Филадельфии (Пенсильвания, США).

В школе она была ленивой, но зато самой интеллектуальной ученицей, имея наивысший балл в тесте на IQ.

После окончания школы она не стала поступать в колледж, а отправилась в Нью-Йорк, где решила начать свою актёрскую карьеру. Там она вышла замуж за Ирвинга Мэнсфилда, который был агентом в прессе. Благодаря ему фотографии Жаклин попали к видным театральным агентам на Бродвее, после чего она стала получать свои первые театральные роли. Спустя некоторое время последовало и её появление в кино.

В 1946 году Сюзанн родила сына Гая, у которого вскоре был диагностирован аутизм. Паре пришлось отдать ребёнка в специальное медицинское учреждение, за что впоследствии Жаклин много себя корила.

С середины 1950-х годов Сюзанн стала ведущей колонки в одной из нью-йоркских газет, а в начале 1960-х она выпустила свою первую книгу, посвящённую её пуделю Жозефин.

Вскоре у неё был диагностирован рак груди, а 1962 году ей была проделана мастектомия. Несмотря на это Сюзанн решила приступить к написанию своей второй книги «Долина кукол», которая в 1966 году принесла ей мировую известность. Книга раскупалась миллионными тиражами и была признана самым продаваемым романом в истории. Всё же перед выходом её в тираж возникли серьёзные проблемы, потому что издатели не хотели публиковать подобную литературу, считая что её сюжет, повествующий о закулисье голливудских звёзд, не будет пользоваться успехом. Жаклин приложила много усилий для продвижения своего романа. Она много путешествовала по книжным магазинам США, давала там автографы фанатам, а также много общалась с ними. В 1967 году роман был экранизирован и одни из гланых ролей в нём исполнили Патти Дьюк и Шэрон Тэйт. Жаклин Сюзанн сама появилась в эпизодической роли в этом фильме, сыграв журналистку после самоубийства Дженифер Норт.

После «Долины кукол» Жаклинн написала ещё несколько популярных романов, но в 1973 году была вынуждена отойти от дел в связи с тем, что у неё вновь был выявлен рак. Сюзанн уже не могла как прежде отправляться в турне в поддержку книг из-за плохого здоровья, ослабленного также ещё и химиотерапией. Последние семь недель своей жизни она провела в больнице в коме.

Жаклин Сюзанн умерла 21 сентября 1974 года в возрасте 56 лет.

librebook.me

Книги Жаклин Сьюзан читать онлайн бесплатно

ФИО: Жаклин Сьюзан

Жаклин Сьюзанн (Jacqueline Susann), 20 августа 1918 — 21 сентября 1974) — знаменитая американская писательница, автор бестселлера «Долина кукол» (1966).

Жаклин родилась в Филадельфии. В школе она была очень ленивой, но зато самой интеллектуальной студенткой, имея наивысший бал в тесте на IQ. После окончания школы она не стала поступать в колледж, а отправилась в Нью-Йорк, где решила начать свою актёрскую карьеру. Там она вышла замуж за Ирвинга Мэнсфилда, который был агентом в прессе. Благодаря ему фотографии Жаклин попали к видным театральным агентам на Бродвее, после чего она стала получать свои первые театральные роли. Спустя некоторое время последовало и её появление в кино. В 1946 году Сюзанн родила сына Гая, у которого вскоре был диагностирован аутизм. Паре пришлось отдать ребёнка в специальное медицинское учреждение, за что впоследствии Жаклинн много себя корила. Начиная с конца 1940-х годов ходили слухи о бисексуальности Жаклин. Ей приписывали связь с Кэрол Лэндис, а также большое увлечение Коко Шанель и легендой Бродвея Этель Мерман. Несмотря на это близкие друзья Сюзанн всегда это отрицали. С середины 1950-х годов Сюзанн стала ведущей колонки в одной из нью-йоркских газет, а в начале 1960-х она выпустила свою первую книгу, посвящённую её пуделю Жозефин. Вскоре у неё был диагностирован рак груди, а 1962 году ей была проделана мастектомия. Несмотря на это Сюзанн решила приступить к написанию своей второй книги «Долина кукол», которая в 1966 году принесла ей мировую известность. Книга раскупалась миллионными тиражами и была признана самым продаваемым романом в истории. Всё же перед выходом её в тираж возникли серьёзные проблемы, потому что издатели не хотели публиковать подобную литературу, считая что её сюжет, повествующий о закулисье голливудских звёзд, не будет пользоваться успехом. Жаклин приложила много усилий для продвижения своего романа. Она много путешествовала по книжным магазинам США, давала там автографы фанатам, а также много общалась с ними. В 1967 году роман был экранизирован и одни из гланых ролей в нём исполнили Патти Дьюк и Шэрон Тэйт. Жаклин Сюзанн сама появилась в эпизодической роли в этом фильме, сыграв журналистку после самоубийства Дженифер Норт. После «Долины кукол» Жаклинн написала ещё четыре популярных романа, но в 1973 году была вынуждена отойти от дел в связи с тем, что у неё вновь был выявлен рак. Сюзанн уже не могла как прежде отправляться в турне в поддержку книг из-за плохого здоровья, ослабленного также ещё и химиотерапией. Последние семь недель своей жизни она провела в больнице в коме. Жаклин Сюзанн умерла 21 сентября 1974 года в возрасте 56 лет.

knijky.ru

Жаклин Уилсон - биография автора, книги и интересные факты

Как рассказать детям о таких проблемах, как развод родителей, предательство, усыновление, психические расстройства, которыми страдают близкие люди? Помочь в этом может английская писательница по имени Жаклин Уилсон. Книги этого автора завоевали немало наград, но главное – помогли тысячам детей справиться с жизненными неурядицами. Предлагаем вашему вниманию обзор лучших книг Жаклин и, конечно, информацию о самой писательнице.

Биография Жаклин Уилсон

Жаклин родилась 17 декабря 1945 года. Её родина – графство Сомерсет. Отец Жаклин Аткин (именно так звучит её девичья фамилия) был госслужащим, а мать занималась антиквариатом. Детские годы Жаклин прошли в графстве Большой Лондон, в городке Кингстон-апон-Темс, находящемся на слиянии рек Темза и Иулль. Здесь она посещала начальную школу. Учителя Жаклин Аткин вспоминали, что она была мечтательным ребёнком, совершенно не разбиралась в точных науках и даже заслужила прозвище Джеки-Грёза. Свой первый рассказ «Знакомьтесь с червями» девочка написала в девять лет! На двадцати двух страницах маленькая Жаклин рассказывала историю о семье с семью детьми.

Когда Жаклин окончила школу, ей было 16 лет. Девушка поступила на курсы, готовящие секретарей, но вскоре сменила сферу деятельности и устроилась в журнал для девочек. Кстати, именно из-за этого ей пришлось переехать в Шотландию. Переезд подарил Жаклин не только работу – в новой стране девушка встретила любовь. Её избранником стал Уильям Миллар Уилсон, за которого она и вышла замуж в 1965 году. Спустя два года у пары появился ребёнок – дочь Эмма, которая пошла по стопам матери и стала писательницей.

Интересные факты

Сегодня на счету Жаклин Уилсон порядка 70 произведений, среди которых пять детективных романов. Писательница не любит говорить о себе, в интервью она обычно говорит, что достаточно богата для того, чтобы иметь возможность приобретать себе книги и кольца, и достаточно популярна для того, чтобы дети периодически узнавали её и просили дать автограф. Известно, что Жаклин по душе чёрный и серебристый цвета, что она никогда не расстаётся с лучшим другом – плюшевым кроликом, а свои книги всегда печатает на старой печатной машинке.

Мировая известность

Намного больше можно узнать о Жаклин Уилсон из книг. Почти все её героини – обычные девочки-подростки, с помощью которых писательница отвечает на достаточно серьёзные вопросы: Жаклин говорит о знакомстве с наркотическими средствами, жизни в детском доме, предательстве самых близких людей и многом другом. В отзывах о Жаклин Уилсон юные читательницы признаются: автор помогает найти ответы на те вопросы, которые сложно обсуждать даже с родителями. К тому же писательница обходится без морализаторства, а её язык прост и понятен. Благодаря Жаклин не одна тысяча девочек со всего мира смогла решить проблемы и найти выход из сложных жизненных ситуаций.

На сегодняшний день книги Уилсон издаются в 22 странах мира (в России книги этого автора появились лишь в 2003 году). Только в Великобритании тираж книг Жаклин составил более десяти миллионов экземпляров! По произведениям Жаклин Уилсон снимают фильмы, ставят спектакли. Кстати, в список BBC, включающий в себя 200 лучших книг, вошло более 10 книг Жаклин!

Жаклин Уилсон: список книг. «Разрисованная мама»

Первая книга Уилсон, вышедшая в России, - «Разрисованная мама». Эта повесть о маленькой семье: маме и двух её дочерях (9 и 13 лет). Правда, семья эта совсем не похожа на то, что принято считать семьёй: просто под одной крышей живут три маленькие девочки, самой старшей из которых – слегка за тридцать. Она, кстати, нуждается в опеке куда больше, чем младшие девочки, - работы у мамы нет, зато есть татуировки, а главный её приятель – алкоголь. В доме всегда царит атмосфера праздника – здесь полно горячительных напитков и маминых приятелей. Девочки обычно предоставлены самими себе, но у них есть отцы, а значит, - и возможность начать нормальную жизнь.

О чём эта книга? Конечно, о нравственном долге, о предательстве и ответственности. Однако главная тема – долг родителей перед своими детьми. Повествование, кстати, ведётся от лица девятилетней девочки.

«Девочка находка»

Главная героиня этой истории – четырнадцатилетняя Эйприл. Много лет назад, первого апреля, её нашли на свалке. Кроватку малышке заменил мусорный бак, в качестве подушки была коробка из-под пиццы, а газета заменила матрас. Однако все эти годы Эйприл, которая живёт в приёмной семье, придумывает тысячи оправданий для родной матери, бросившей её. В свой 14 день рождения девочка решает отправиться на поиски и понять, что заставило родителей отказаться от неё.

«Плохие девчонки»

В числе лучших книг Жаклин Уилсон – «Плохие девчонки». Главная героиня по имени Мэнди глубоко несчастна: мама запрещает ей одеваться так, как другие девочки в школе, модницы-одноклассницы издеваются над ней, а лучшая подруга предаёт Мэнди. Всё меняется, когда Мэнди знакомится с бесстрашной и весёлой Таней. Только вот мама опять не принимает выбор девочки: запрещает дружить с Таней, уверяя, что не может быть хорошей девочка из приюта, которая к тому же носит обувь на головокружительных каблуках и употребляет разные «словечки». Жаклин Уилсон расскажет о гиперопеке и её последствиях, о детской травле и о многом другом.

Серия «Девчонки»

Что представляет собой тетралогия Уилсон под названием «Девчонки»? Это весьма остроумные и крайне трогательные истории о трёх подругах. Первая книга – «Девчонки в поисках любви» – вышла в 1997 году, спустя год появилась книга Жаклин Уилсон «Девчонки и мода». В 1999 году писательница издала «Девчонки гуляют допоздна», а в 2002 году в книжных магазинах мира появилась книга «Девчонки в слезах».

Главные героини серии Магда, Элли и Надин. Девочки совершенно не похожи друг на друга. Магда, например, просто не представляет своей жизни без новых знакомств с мальчиками, хотя обычно они лишь огорчают её. Мечта всей жизни Надин – съёмки для модного журнала. Для осуществления мечты девочка делает всё возможное, но это не приносит ей удовольствия. Больше всего проблем у Элли. Вообще, она девочка талантливая и серьёзная. Однако есть кое-что, что отравляет ей жизнь – лишний вес. Именно из-за него у Элли огромное количество комплексов. Чтобы избавиться от полноты, девочка начинает отказываться от еды и даже намеренно вызывает рвоту! Разумеется, всё это приводит к серьёзной болезни. К счастью, на помощь Элли вовремя приходят родители, педагоги и подруги.

Для кого эта книга? Литературные критики говорят: тетралогия прекрасно подойдёт девочкам-подросткам, которые нуждаются в понимании и мудром совете. Жаклин говорит о том, что стремление похудеть может обернуться опасными болезнями, прекрасные принцы не всегда стильно одеты и появляются на великолепных автомобилях. Книги о подругах можно читать в любом порядке, ведь они не являются продолжением друг друга.

fb.ru

Жаклин Кеннеди. Жизнь, рассказанная ею самой

«Будь загадочной!», «Если хочешь, чтобы что-то было сделано правильно, ты должна сделать это сама», «Не думаю, что в мире есть хоть один мужчина, верный своей жене», «Женщины делятся на две половины: одним нужна власть над миром, другим – только в постели» – так говорила ЖАКЛИН КЕННЕДИ. Ее величали «Королевой Америки», «иконой стиля» и «прекраснейшей из Первых леди США». Ей приходилось жить под прицелом фото– и кинокамер – но свою душу она не открывала никому… Пока не вышла эта книга, в которой Жаклин предельно откровенно рассказывает о самом сокровенном: о темной изнанке своего первого брака и бесчисленных изменах мужа-президента, о «проклятии Кеннеди» и его гибели у нее на глазах, о своем поспешном бегстве с детьми из США и романе с греческим миллиардером Онассисом. По ее собственным словам, она «вышла замуж за деньги», но после его смерти осталась «у разбитого корыта» и была вынуждена работать в издательстве простым редактором… Эта книга – исповедь загадочной женщины, которая слишком долго была игрушкой судьбы, но в конце концов нашла в себе силы заявить: отныне я буду жить и любить не так, как велят, а по-своему, на своих собственных условиях! «Единственное правило для меня – не следовать правилам!»

О книге

  • Название:Жаклин Кеннеди. Жизнь, рассказанная ею самой
  • Автор:Жаклин Кеннеди
  • Жанр:Биографии и Мемуары
  • Серия:Уникальная автобиография женщины-эпохи
  • ISBN:978-5-9067-1605-7
  • Страниц:46
  • Перевод:-
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2014

Электронная книга

Убили Кеннеди…

«Убили Бобби… Они убивают Кеннеди… значит, придет очередь и моих детей?…»

Все биографы делят мою жизнь на две части: до Белого дома и после него.

Я бы поделила иначе и на несколько частей: жизнь до Кеннеди, в составе клана Кеннеди и самостоятельную. И я, и мои дети из клана Кеннеди после моего второго замужества не выпали, просто на время оказались в стороне.

Перестав быть безутешной вдовой (через пять лет после убийства мужа, когда мне самой еще не было сорока), я перестала быть и национальной героиней, всеобщей любимицей и гордостью Америки. Увезла детей в Европу к Аристотелю Онассису и вернулась через семь лет (после его смерти) иным человеком.

Вот почему именно эти слова делят мою жизнь на «вместе» и «после».

Конечно, что бы я ни делала, кем бы ни являлась теперь, навсегд...

lovereads.me

Книги Жаклин Уилсон читать онлайн бесплатно

ФИО: Жаклин Уилсон

Родилась: 17 декабря 1945 г., Великобритания

Место проживания: Великобритания.

Любимый цвет: черный и серебро.

Любимая прическа: стрижка-ёжик.

Любимое украшение: большие кольца на каждом пальце.

Любимый музыкант: Фредди Меркьюри.

Главный принцип: всегда и на всё смотреть с юмором. 

Профессия: журналист, писательница.

Первую книгу, по собственному признанию, она сочинила в возрасте 9 лет, а сегодня её перу принадлежат около 70 произведений, включая 5 детективных романов. Романы Ж.Уилсон издаются в 22 странах мира, в одной только Великобритании тираж её книг превысил 10 миллионов экземпляров. Её именем назван молодёжный журнал, по её произведениям снимают кинофильмы и ставят спектакли. Она до сих пор печатает свои истории на старомодной печатной машинке и не расстаётся с плюшевым кроликом... Жаклин Уилсон смотрит на мир через серебристые очки и уверена в том, что даже у самой безнадежно запутанной задачки, которую преподнесёт тебе жизнь, есть простое решение – самое главное вовремя улыбнуться и посмотреть на себя со стороны! “Я только чуть-чуть богата (так, что могу покупать себе много колец и книг) и только чуть-чуть известна (так, чтобы дети иногда узнавали меня и просили автограф), но – это ЗАМЕЧАТЕЛЬНО быть писателем” Жаклин Уилсон родилась в центре графства Сомерсет, Бате. В детстве Уилсон была ребенком с очень живым воображением, и очень любила сочинять свои собственные истории. Уже в шесть лет, Жаклин знала, что будет писателем, когда вырастет. В девять лет она написала свой первый рассказ. В школе её запомнили как мечтательного ребенка, который был не в ладах с точными науками, и даже дали прозвище «Джеки-Грёза» (англ. Jacky Daydream), которое Жаклин впоследствии использовала в своей автобиографии. 

knijky.ru

Жаклин Сьюзан | КулЛиб - Классная библиотека!

Биография

Жаклин Сьюзанн (Жаклин Сьюзен, Jacqueline Susann) - знаменитая американская писательница, автор романов, самым известным из которых считается «Долина кукол».

Жаклин родилась 20 августа 1918 г. в Филадельфии (Пенсильвания, США).В школе она была ленивой, но зато самой интеллектуальной ученицей, имея наивысший балл в тесте на IQ.

После окончания школы она не стала поступать в колледж, а отправилась в Нью-Йорк, где решила начать свою актёрскую карьеру. Там она вышла замуж за Ирвинга Мэнсфилда, который был агентом в прессе. Благодаря ему фотографии Жаклин попали к видным театральным агентам на Бродвее, после чего она стала получать свои первые театральные роли. Спустя некоторое время последовало и её появление в кино.

В 1946 году Сюзанн родила сына Гая, у которого вскоре был диагностирован аутизм. Паре пришлось отдать ребёнка в специальное медицинское учреждение, за что впоследствии Жаклин много себя корила.

С середины 1950-х годов Сюзанн стала ведущей колонки в одной из нью-йоркских газет, а в начале 1960-х она выпустила свою первую книгу, посвящённую её пуделю Жозефин.

Вскоре у неё был диагностирован рак груди, а 1962 году ей была проделана мастектомия. Несмотря на это Сюзанн решила приступить к написанию своей второй книги «Долина кукол», которая в 1966 году принесла ей мировую известность. Книга раскупалась миллионными тиражами и была признана самым продаваемым романом в истории. Всё же перед выходом её в тираж возникли серьёзные проблемы, потому что издатели не хотели публиковать подобную литературу, считая что её сюжет, повествующий о закулисье голливудских звёзд, не будет пользоваться успехом. Жаклин приложила много усилий для продвижения своего романа. Она много путешествовала по книжным магазинам США, давала там автографы фанатам, а также много общалась с ними. В 1967 году роман был экранизирован и одни из гланых ролей в нём исполнили Патти Дьюк и Шэрон Тэйт. Жаклин Сюзанн сама появилась в эпизодической роли в этом фильме, сыграв журналистку после самоубийства Дженифер Норт.

После «Долины кукол» Жаклинн написала ещё несколько популярных романов, но в 1973 году была вынуждена отойти от дел в связи с тем, что у неё вновь был выявлен рак. Сюзанн уже не могла как прежде отправляться в турне в поддержку книг из-за плохого здоровья, ослабленного также ещё и химиотерапией. Последние семь недель своей жизни она провела в больнице в коме.

Жаклин Сюзанн умерла 21 сентября 1974 года в возрасте 56 лет.Библиография

1960 — Жозефина / Every Night, Josephine! 1966 — Долина кукол / Valley of the Dolls1969 — Машина любви / The Love Machine1973 — Одного раза недостаточно / Once Is Not Enough2976 — Долорес / Dolores1979 — YargoТитулы, награды и премии

Роман «Долина кукол» был занесен в Книгу рекордов Гиннеса как один из самых продаваемых.Экранизации

1967 — Долина кукол (США)1971 — Машина любви (США)1975 — Одного раза мало (США)1981 — Jacqueline Susann's Valley of the Dolls — ТВ (США)2000 — «Ну разве она не молодчина» (Isn't She Great) — экранизация биографии Жаклин СьюзаннИнтересные факты

В конце 1940-х годов ходили слухи о бисексуальности Жаклин. Ей приписывали связь с Кэрол Лэндис, а также большое увлечение Коко Шанель и легендой Бродвея Этель Мерман. Несмотря на это близкие друзья Сюзанн всегда это отрицали.

Показывать: НазванияАннотацииОбложки   Сортировать по: алфавитусериямдате поступленияпопулярностиоценкамгоду изданияразмеру

coollib.net

Читать книгу Книга секретов Жаклин Уэст : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Жаклин УэстКнига секретов

Райану, с которым все становится лучше

– Ж.У.

Jacqueline West

THE SECOND SPY

Печатается с разрешения литературных агентств Upstart Crow Literary Group и The Van Lear Agency LLC

Copyright © 2012 by Jaсqueline West

Illustration copyright © 2012 by Poly Bernatene

© М. Моррис, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», издание на русском языке, 2016

1

Если вы убеждены, что смерть может настичь вас в любой момент, то едва ли станете засиживаться перед телевизором. Процесс умывания и чистки зубов тоже вряд ли надолго займет ваши мысли. Даже то, что в свое время радовало вас: чтение, рисование или витание в облаках – уйдет из вашей жизни, как не бывало.

Если смерть идет за вами по пятам, все время придется быть начеку. Даже ясным августовским днем, войдя в комнату, вы зажжете все лампы до единой. Вы на удивление хорошо овладеете искусством подниматься по лестнице спиной. Вы никогда не забудете, ни на одну минуту, что трагическая судьба может подстерегать вас за каждой дверью.

У вас останется только два занятия: как можно больше времени проводить с теми, кто вам дорог, и прятаться.

К счастью, Олив Данвуди, коротавшая конец лета именно в такой чрезвычайно неприятной ситуации, имела идеальную возможность предаваться и тому, и другому одновременно.

Каждое утро, как только ее родители погружались в повседневные дела и заботы, Олив надевала старинные очки, висевшие на ленточке у нее на шее. Затем она выходила из спальни в коридор старого каменного дома на Линден-стрит и смотрела, как покрывается рябью поверхность висящих на стенах картин и оживают изображения…

Нарисованная трава колыхалась под дуновением призрачного ветра. Подрагивали ветви нарисованных деревьев. Нарисованные люди двигались, моргали и глядели на нее с холстов.

Ухватившись за раму картины, что висела как раз за дверью ее спальни, Олив вдавливала себя в колышущуюся, похожую на желе поверхность, плюхалась на туманный луг и со всех ног бежала вверх по нарисованному холму в поисках Мортона, своего друга.

Мортону было девять. Мортону было девять куда дольше, чем одиннадцатилетней Олив было одиннадцать. На самом деле, ему было девять дольше, чем Олив вообще жила на свете.

Много лет назад – так много, что за одно только это время можно было состариться и умереть – Мортон жил со своей семьей в доме, стоявшем рядом со старым каменным особняком на Линден-стрит. Соседи не могли не заметить, что в доме творится что-то неладное… как и с семьей МакМартин, что поселилась в нем. Наконец, настал день, когда и родители Мортона, и он сам слишком хорошо узнали, кто живет рядом с ними.

Самого Мортона художник и глава семейства Олдос МакМартин обманом заманил в картину. Сестру Мортона, Люсинду Нивенс, которая надеялась, что МакМартины примут ее в свою семью и обучат секретам колдовства, в конце концов предали и убили те, кому она служила. А что до родителей Мортона, то они исчезли. И никто не знал куда.

Ну… не совсем никто.

Аннабель МакМартин знала.

Но рассказывать не собиралась.

Во-первых, она вообще-то была мертва. Последняя кривая веточка генеалогического древа МакМартинов наконец-то переломилась, и ведьма отошла в мир иной в возрасте 104 лет. Поскольку Аннабель умерла, не оставив наследников, все фамильные сокровища МакМартинов так и остались громоздиться в углах и висеть на стенах старого каменного дома по Линден-стрит. По идее, такое неприятное обстоятельство, как смерть, должно было бы в будущем помешать Аннабель и ее предкам пакостить кому бы то ни было… Но только не в этом случае. Помимо пыльных, странных реликвий МакМартины оставили портреты – волшебные, живые, коварные портреты кисти Олдоса, искусно спрятанные в недрах дома. И все, чего хотели бывшие владельцы, – это вернуть свой дом со всеми его тайнами, могуществом и историей.

Олив пришлось убедиться в этом самым неприятным образом.

Она знала, что живой портрет бывшей хозяйки дома вырвался из темницы и жаждет мести, – именно это заставляло Олив осторожно выглядывать из-за углов и подниматься по лестницам спиной вперед. Порой зрение играло с ней разные шутки, и Олив казалось, будто она замечает в блике на лестничных перилах нарисованный завиток длинных каштановых волос, а над пустым креслом словно парит сияние нити нарисованного жемчуга. Приторно-сладкая, мертво-неподвижная улыбка ведьмы Аннабель словно выплывала из темноты в полуосвещенных комнатах дома.

Такое случалось обычно тогда, когда девочка оставалась одна.

Олив старалась оставаться не одна как можно дольше.

Когда она проводила время с Мортоном, ей было чуть менее страшно: казалось, они разделяли страх на двоих, как дозу мерзкого лекарства, разлитую в две ложки вместо одной. Олив и Мортон вместе скользили через издающие странные звуки захламленные комнаты, то ныряя в Иные места, то выбираясь обратно. Они обшаривали картину за картиной в поисках родителей Мортона, расспрашивали каждого встречного нарисованного жителя. Они переворачивали все нарисованные камни (камни всякий раз поспешно переворачивались обратно), заглядывали в нарисованные окна, подсматривали в нарисованные замочные скважины. Но, проверив под каждым камнем и подглядев в каждую скважину, они так и не нашли ни единой зацепки.

К счастью, сами поиски несколько разбавляли печаль толикой развлечения. Порой Олив и Мортон навещали картину, изображавшую разрушенный замок, и нарисованный привратник с радостью проводил для них очередную экскурсию. Они пугали толстых голубей на тротуаре в нарисованном Париже, перелезали через раму нарисованного бального зала и танцевали под музыку истосковавшегося по слушателям оркестра. Если в кухне никого не было, они ныряли в холст с тремя каменщиками и играли с Балтусом – псом, которого Олив спасла из другого полотна. А в дни, когда Олив и Мортон чувствовали себя особенно отважными, они даже катались на лодке по гладкому серебристому озеру, где когда-то Аннабель бросила тонущую Олив.

Частенько кто-нибудь из котов, хранителей дома, составлял им компанию. Коты могли переходить в Иные места и обратно так же легко, как из комнаты в комнату. Олив часто замечала вдалеке зеленые искорки глаз – или на другом берегу нарисованной реки, или среди искусно выписанных лепестков в цветущем саду – и знала, что коты за ней присматривают.

Но ничто не в силах было прогнать страх окончательно.

А когда минули последние дни лета, над Олив нависло и еще кое-что: словно синяк в мозгу, оно темнело у нее в голове и наливалось болью – больше, чернее и страшнее, чем преждевременная и, возможно, уже надвигающаяся смерть.

Средняя школа.

2

Знаменитый поэт как-то написал, что «апрель – самый жестокий из всех месяцев». Олив знала это – она наткнулась на стихотворение в пыльной библиотеке особняка на Линден-стрит. Большую часть поэмы она не поняла, но строчку про апрель запомнила – потому что это была очевидная неправда. Как и все дети, Олив знала, что самый жестокий месяц – сентябрь. Вот утром ты просыпаешься и видишь совершенно летнее небо, дует совершенно летний ветерок, и ты улыбаешься в предвкушении целого дня, полного свободы… как вдруг мама кричит, что ты проспала и уже опаздываешь на пятнадцать минут и, если не поторопишься, пропустишь школьный автобус.

Именно так и произошло с Олив. Вот только никакого дня, полного свободы и приключений, она не предвкушала, а проснулась разбитая, ноги сводило судорогой (всю ночь ей снилось, как разъяренная ведьма гонится за ней в огромном беличьем колесе). Крепко обняв Гершеля, потертого плюшевого медвежонка, Олив сказала себе, что это всего лишь кошмарный сон. Однако беда была в том, что содержание сна, за исключением колеса, могло оказаться вещим.

– Олив! – позвала снизу миссис Данвуди. – Ты уже опоздала на семнадцать целых пять десятых минуты и продолжаешь опаздывать!

Олив со вздохом сунула Гершеля обратно под одеяло. Она встала на кровати во весь рост, немного покачалась на пружинящем матрасе и прыгнула так далеко, как только могла прыгнуть и никуда при этом не врезаться. Олив проделывала это каждое утро – на случай, если под кроватью поджидает нечто с длинными, цепкими нарисованными руками. Оказавшись в паре метров от опасного места, она нагнулась, чтобы заглянуть под пыльные оборки покрывала. Все чисто. Ни следа Аннабель. Шкаф Олив открыла отработанным движением – дерни и отскочи; если Аннабель прячется в шкафу, дверца тебя прикроет. Олив осторожно выглянула из-за дверцы: и в шкафу никакой Аннабель. Натянув чистую рубашку и тщательно спрятав очки под воротник, Олив вылетела из комнаты.

Даже ясным сентябрьским утром второй этаж старого особняка оставался темным и мрачным. Слабые лучи солнца поблескивали на рамах развешанных по стенам полотен. Пальцы Олив дернулись: искушение надеть очки и нырнуть в Иное место тянуло за собой, как ржавая молния тянет попавшую в замок прядку волос.

– Олив! – окликнула миссис Данвуди. – До начала учебного дня всего тридцать четыре минуты.

Бросив через плечо последний тоскливый взгляд, Олив направилась к лестнице, поскользнулась на верхней ступеньке и чудом ухватилась за перила, чтобы кубарем не покатиться вниз.

Поскольку сегодня был первый день Олив в средней школе, мистер Данвуди приготовил праздничный завтрак – блинчики. Миссис Данвуди поцеловала Олив в макушку и сказала, что та выглядит очень повзрослевшей. Потом мистер Данвуди заставил Олив позировать для фотографии – на крыльце, с рюкзаком и новеньким калькулятором в обнимку (тот мог даже графики рисовать!), и только после этого миссис Данвуди отвезла ее в школу – Олив все-таки пропустила автобус, и если бы она пошла пешком, то опоздала бы больше, чем на пятнадцать минут. При всем при этом ни родители, ни сама Олив (которая была еще более рассеянной, чем всегда) не заметили, что на ней все еще надеты пижамные штаны с розовыми пингвинами.

А вот ребята в школе заметили.

В классе покатились со смеху так, что даже в коридоре ученики остановились посмотреть, что же такое забавное творится. Один мальчик дохохотался до того, что лицо у него стало цвета красной фасоли, и его отправили в медпункт – подышать ингалятором от астмы.

Девочка с длинными темными волосами и острым носом – у которой, заметила Олив, глаза были накрашены – перегнулась через проход между партами.

– Они мерзкие, правда? – сочувственно спросила она. – Не обращай внимания. Я вот лично думаю, – продолжила она, пока Олив пыталась выдавить что-то в ответ, – что штанишки у тебя прелестные. Только, – здесь девочка заговорила громче, чтобы все услышали: – ты разве не в курсе, что детский сад в другом здании?

И все снова расхохотались, а Олив от души пожалела, что не может просочиться в щели в полу – к огрызкам от ластиков и грифельной пыли.

Дальше все стало только хуже. На втором уроке, когда полагалось встать и рассказать о себе, Олив промямлила, что ей одиннадцать, что ее родители оба профессора математики, что они переехали в город в начале лета и что – поскольку больше ничего на ум ей не пришло – на животе над пупком у нее родимое пятно в форме поросенка. Чистая правда, но она, конечно, не собиралась никому сообщать об этом.

На третьем уроке Олив попросилась в туалет и так заблудилась, что почти час скиталась по зданию, пока не набрела на чулан за спортивным залом, где ее наконец отыскал добродушный уборщик.

На большой перемене Олив прокралась в столовую с таким чувством, словно в животе у нее стая бабочек выделывает мертвые петли. Все столики были уже заняты (по дороге в столовую Олив тоже успела заблудиться), а дети вопили, смеялись и таскали друг у друга с подносов еду. Растерянно моргая, Олив оглядывалась вокруг и спрашивала себя, хватит ли у нее храбрости, чтобы подсесть к кому-нибудь, и насколько опасно будет пойти в туалет и съесть обед в антисанитарных условиях. Но вдруг, словно заглохшая машина среди ревущих мчащихся автомобилей, из пучины хаоса вынырнул тихий столик.

За ним в полном одиночестве сидел взъерошенный мальчик в мутных, захватанных очках, с растрепанными каштановыми волосами и в футболке с большим синим драконом.

Большие синие драконы никогда еще не выглядели дружелюбнее, и Олив направилась прямиком к нему.

– Привет, Резерфорд, – сказала она, впервые за день улыбнувшись.

Резерфорд Дьюи поднял на нее глаза.

– Ты уже слышала про череп плиозавра, найденный на Юрском побережье?! – воскликнул он, не успела Олив плюхнуться на стул рядом.

Олив могла бы и сама задать ему немало вопросов («Где находится Юрское побережье?», «Что такое плевозавр?», «Его так назвали, потому что он плевался?»). Но единственный ответ, который она могла дать, был: «Нет». Поэтому так она и сказала.

– Завораживающая находка, – быстро и слегка в нос продолжил ее сосед, чей голос слегка заглушал непрожеванный куриный салат. – Один только череп имеет длину почти восемь футов1   То есть 2,4 метра.

[Закрыть]. Все тело плиозавра, вероятно, было длиной футов в пятьдесят2   15,2 метра.

[Закрыть], что делает его вдвое крупнее косатки.

– Касатка – это же кит-убийца? – уточнила Олив, разворачивая свой сэндвич.

– Да, хотя прозвище «кит-убийца» отчасти несправедливо, косатка – не особенно кровожадное существо. К тому же все мы чьи-нибудь убийцы.

– Нет, мы… – Олив осеклась на полуслове, задумавшись, считать ли убийством уничтожение зла, сошедшего с картины.

Резерфорд проследил, как она откусывает первый краешек сэндвича.

– С чем у тебя сэндвич? – спросил он.

– С арахисовым маслом.

– В таком случае, ты убийца арахиса. Это неизбежно. Каждый из нас вынужден убивать, чтобы выжить.

Олив поежилась. В сотый раз за день она коснулась выпиравших из-под рубашки очков – убедиться, что они все еще на месте.

– Не волнуйся, – сказал Резерфорд. – Пока мы в школе, бабушка будет смотреть за окрестностями в оба. И в особенности – за твоим домом.

Олив взглянула в пытливые карие глаза Резерфорда. Не в первый раз она испытала странное чувство, будто тот читает ее мысли. Естественно, одернула она себя, ему не составило труда догадаться, что именно ее тревожит.

– Твоя бабушка не замечала никаких… признаков Аннабель? – прошептала Олив.

Резерфорд с безмятежным видом покачал головой. Даже секунду спустя, когда скомканная пластиковая обертка стукнула его по голове, он был столь же безмятежен.

– Нет. Никаких следов ее присутствия, – сообщил он. Мальчишки за соседним столиком тем временем с победным видом хлопнули друг друга по ладоням и мерзко захихикали. – И к тому же бабушка наложила на твой дом защитные чары: это не позволит войти в него никому, кто не получит приглашения изнутри. На нашем доме такие же; эти чары известны со Средних веков, когда они применялись для защиты замков и крепостей, и потому не подходят для охраны открытых пространств. Тем не менее, они все еще весьма эффективны.

Заметив, что глаза Олив затуманиваются, Резерфорд сменил тему:

– Ты уже слышала о миссис Нивенс?

Олив чуть не поперхнулась сэндвичем. Она оглянулась, чтобы убедиться, что никто этого не услышал.

– А что я должна была слышать?

– Полиция признала ее пропавшей без вести. Они и дом обыскали, и все вокруг. Теперь там все опечатано, и его держат его наблюдением.

Олив отложила сэндвич.

– Вряд ли они выяснят, что на самом деле произошло. Как думаешь?

Резерфорд поднял бровь.

– Ты имеешь в виду, выяснят ли они, что миссис Нивенс на самом деле была волшебным портретом в услужении у семейки мертвых злых волшебников, одна из которых и погубила ее? – Выражение его лица вновь стало прежним. – Думаю, что это крайне маловероятно.

– Ага. – Олив помолчала. – Уж обыскивая дом, они этого точно не выяснят. Там все такое нормальное.

Олив вновь вспомнился тот вечер, когда они с Мортоном и котами крались по жутковато тихим и чистым комнатам дома миссис Нивенс – дома, почти столетие хранившего тайну своей владелицы.

Не до конца опустевший пакет из-под молока приземлился точно в центр их столика, взорвавшись фонтаном тепловатых белых брызг. Мальчишки за соседним столиком загоготали.

– Исходя из моего личного опыта, самые «нормальные» на вид люди на самом деле и есть самые опасные, – сказал Резерфорд, утирая каплю молока с кончика носа.

До конца дня Олив вынуждена была пребывать под влиянием розовых пингвинов. На уроке химии она таращилась на полки с мензурками и пробирками, вспоминая комнату со странными банками с помутневшими стеклами, которую обнаружила под подвалом старого особняка, и пропустила мимо ушей половину первого в году домашнего задания. На уроке истории она размышляла обо всех тех людях, которых Олдос МакМартин заключил в свои картины, и так ушла в свои мысли, что не слышала, что к ней обращается учитель, пока тот не окликнул ее три раза. Но время шло, близился последний урок, и, наконец, Олив обнаружила, что поднимается на третий этаж и идет к кабинету рисования.

Олив подвинула к высокому белому столу металлическую табуретку, устроившись как можно дальше от одноклассников. И стала ждать.

И ждать.

И ждать.

– Ну и где, по-вашему, учительница? – спустя несколько минут осведомилась одна из шумных девочек с передних парт.

– Может, позвоним в канцелярию и скажем, что ее нет, – предложила самая шумная из них, которая так вертелась на стуле, что Олив не могла не заметить – и ее глаза накрашены тоже.

Но прежде чем Олив успела подумать еще хоть что-то о макияже или о том, какие люди мерзкие, или о пингвиньих штанах, за дверью класса раздался какой-то звук. Звон, топот, шелест – словно внутрь отчаянно ломился олень, запряженный в сани, сделанные из конфетных оберток. В замке зашевелился ключ.

– Да будь оно все проклято, – раздался сдавленный голос. Дверная ручка вновь задергалась, и в следующий миг дверь распахнулась, продемонстрировав стоявшую за ней женщину.

В руках у нее было полно бумажных и пластиковых пакетов, в которых, в свою очередь, полно было всяких других вещей: ершиков для трубок, солонок и еще чего-то, что напоминало останки крупной морской звезды. На шее у дамы болтались ремни, свистки на веревочках, шнурки, ручки, бусы и связки ключей, звеневшие, словно канцелярская «музыка ветра». Над пакетами во все стороны торчали длинные завитки темно-рыжих волос. Зарычав сквозь зубы, женщина сгрузила свою ношу на учительский стол и, моргая, оглядела ошарашенных учеников.

– Ну и естественно, дверь была открыта, – сообщила она, словно они уже успели начать разговор. – Вы-то все сюда попали, а у вас ключей нет.

Она заглянула в один из переполненных пакетов.

– Вот черт! Коровий череп, кажется, треснул, – вздохнув, дама обернулась к доске. – Меня зовут мисс Тидлбаум. – И она начертала нечто вроде «Мисс Ту…», переходящее затем в каракули. Шумные девчонки с передней парты так и покатились со смеху.

Мисс Тидлбаум вновь обернулась к гогочущему классу.

– Начнем сначала, – объявила она, уперев руки в бедра. Ремни, шнуры и ключи покачнулись и зазвенели. – И начнем с изображения предмета, который вы все знаете лучше всего: с себя.

Она перевернула один из пакетов, и на стол хлынул поток карандашей, акварельных палитр и коробочек с масляной пастелью; что-то отрикошетило от стола и улетело на пол.

– Можете работать всем, чем вашей душе угодно. В классе есть зеркала, бумага вон на той полке. Приступайте.

Шумно взметнув длинными юбками, мисс Тидлбаум подняла один из бумажных пакетов и поплыла к своему столу. По крайней мере, Олив думала, что это ее стол; вообще-то он был больше похож на песочный замок, только построенный из художественных принадлежностей, но где-то в глубине, возможно, находился и стол.

– Ну и к чему нам приступать? – надменным тоном спросила девочка с накрашенными глазами, ее голос звучал на грани между «не вполне вежливо» и «очень грубо».

Мисс Тидлбаум взглянула на нее поверх за́мка.

– К автопортретам. Я что, не сказала? Нет? Да. Автопортреты. Рисуйте, пишите, раскрашивайте себя. Делайте, что хотите.

Смеясь, шутя и толкаясь, класс бросился к карандашам и краскам, стараясь ухватить лучшие. Олив дождалась, пока все вернутся на места, а затем крадучись прошла через классную комнату. На учительском столе остались только два угольных карандаша и пачка мела, в основном сломанного. Олив принесла карандаши на парту и уставилась на свое отражение в маленьком круглом зеркальце.

Из зеркала на нее глядела девочка с прямыми каштановыми волосами. Ее рубашка на груди подозрительно оттопыривалась, демонстрируя очертания очень старых очков. Олив посмотрела девочке в глаза. Глаза были широко раскрытые, внимательные… и заметно испуганные.

iknigi.net