Книга Моя жизнь читать онлайн. Жизнь моя книга


Читать онлайн "Моя настоящая жизнь. Автобиографическая проза" автора Табаков Олег Павлович - RuLit

Олег Табаков

Моя настоящая жизнь

Анатолий Смелянский

Лицедей

Есть книги, написанные актерами, есть книги (их большинство), написанные за актеров. Бывают книги надиктованные. Так возникла, например, «Моя жизнь в искусстве», которую ее автор начал сочинять во время американского турне Художественного театра, когда К.С. был относительно свободен от репетиций и спектаклей. Такие ситуации у действующих актеров случаются редко.

Олег Табаков многообразно действующий актер. Да разве только актер? Он еще режиссер, руководитель «Табакерки», а с недавнего времени и художественного театра. Он преподает в школе-студии МХАТ. Он член всевозможных коллегий, собраний, совещаний, наградных комиссий. Он почти ежедневно играет в «Табакерке» или во МХАТе, гастролирует, продюсирует, преподает дома и за рубежом. Ну, какую книгу тут можно написать? Написать нельзя, но надиктовать можно. Именно такая книга находится у вас в руках, и в отличие от многих актерских сочинений, это книга реального Табакова, это его голос, его интонация, его «речевой жест».

Олег Павлович любит выражаться витиеватыми сложносочиненными и сложноподчиненными предложениями, которые стремятся исчерпать предмет разом. Часто в какой-нибудь едкой или заостренно-не-литературной форме. Дух «живого великорусскаго языка» он чувствует очень хорошо. Его книга развертывается как монолог характерного артиста, предъявляющего одну за другой прожитые им по жизни роли. Есть роль «маршала Лелика» (предвоенное и военное детство), есть роль студента Школы-студии начала 50-х годов, готовящегося завоевать Москву, есть образ ректора этой же Школы, когда Москва лежит у его ног. Он проигрывает в воображении счастливые и несчастливые годы «Современника», проверяет свои прежние актерские создания на качество прогноза и диагноза. Он перебирает по нитке свою жизнь, заново играет со старыми и новыми партнерами, восстанавливает внутренние задачи прославивших его ролей, в умеренных пределах приоткрывает себя как мужа, любовника и отца. Словом, Табаков играет книгу про свою жизнь.

Его память на прошлое конкретна и очень чувственна. Он прекрасно помнит актеров саратовской юности, точно показывает, как выдающийся артист Слонов изображал полководца Суворова и скатывался с Альп, сделанных из папье-маше. В его актерской копилке множество мимолетных впечатлений, которые он оттачивает до графически отчетливых показов. В секунду изобразит жеманного балетного клакера («кукушку-снайпера»), выстреливающего первым свое «бра-ва!» в театральную толпу. Помнит хорошо все советские песни, не только поет их, но именно разыгрывает. Много читает (для актера фантастически много). Когда открывает для себя нового писателя, обязательно пытается приспособить его к сцене или, уж по крайней мере, чем-нибудь наградить или как-то продвинуть.

Пища духовная в его аффективной памяти тесно соседствует с пищей телесной. Можно сказать, что жизнь он прежде всего ощущает на вкус и поглощает. Помнит, какой шоколад был в военные годы, как он питался в годы студенческие. Помнит обиду на Ефремова со товарищи, которые объедали его на Тверской-Ямской улице («раскулачивали» — скажут объедавшие). Вкусная подлива не просто вымакивается хлебным мякишем, но еще вылизывается им до основания. Так было, наверное, в военные годы, но эту привычку сохранил до нынешних сытых времен. Ритуал завершает обычно «смертельным номером» — облизыванием ножа. У неподготовленной публики, сидящей с ним рядом за торжественным ужином, брови вздыбливаются дугой покруче, чем у Михаила Чехова в «Эрике XIV».

У него с собой всегда были какие-то баночки, коробочки, леденцы, морс. Иногда начинает ректораты или совещания с одаривания присутствующих чем-нибудь съестным: люди закусили, или даже выпили немного, и поняли свою общность. Самые ходкие в его лексиконе метафоры тоже идут из растительного мира. Все самое лучшее в жизни произошло у него в Саратове. Сравнение с бабушкиными помидорами, которые она отбирала на рынке под засолку, отбирала «как для себя», применяется и к системе отбора учеников, и к самой школе. Этими же саратовскими помидорами могут посрамляться все иные театральные злаки, выращенные не бабушкиным методом. В день 60-летия ему «с намеком» соорудили на сцене МХАТа огромный пиршественный стол, и он на протяжении трех величальных часов на глазах всего отечества поглощал яства. Это не только человеческая, но и актерская физиология. Это — его раблезианская страсть к жизни, к ее плотской простой основе. Он эту тему тоже подчеркивает, то есть играет, потому как в его быте нет ничего такого, чтобы он актерски не закрепил. Человек, который так любит поесть, просто обязан презирать всякое головное построение, все хилое, вялое, болезненно загадочное или мистически невнятное в театре. Сталкиваясь с таким театром, он чаще всего «падает в объятия Морфея». Этому своему Морфею доверяет. Раз тело не принимает, тут и искусства наверняка нет. Театр он понимает как эмоциональное чувственное заражение одного человека другим. Вопреки Станиславскому даже действие на сцене он подчиняет чувству.

www.rulit.me

Книги моей жизни

сост. Д. Зуков, М. Дмитриева, Ш. Краузе и др. – М.: НЛО, 2018. – 448 с.: ил. Обратная сторона мяча В преддверии Чемпионата мира по футболу–2018 российские издатели порадовали болельщиков целым каскадом разнообразных книг о самом популярном виде спорта и о судьбах его звездных представителей. Но даже в этом ряду сборник «Вратарь, не суйся за штрафную» занимает особое место. Порой мы не представляем, насколько глубоко проникло многоплановое восприятие футбола в наше сознание и подсознание, давно преодолев границы массово-развлекательной культуры и став частью культуры художественной, политики, философии. Футбол в Восточной Европе всегда был больше, чем спортивная игра. Разве гигантский московский стадион в Лужниках, носящий имя вождя мирового пролетариата, не является одновременно спортивным сооружением и могучим атрибутом империи? Александра Кёринг в своем исследовании «Город как стадион» подробно изучает идею Красного стадиона, ее эволюцию и насыщенный событиями процесс ее воплощения. По-другому, нежели создатели стадиона в Лужниках, смотрит на содержание народной игры чешский художник и режиссер-мультипликатор Ян Шванкмайер, герой философского эссе Уте Расслофа «Пенетрация и трансгрессия». В этом тексте рассматривается проблема насилия, лежащего в недрах футбольной психологии, и ее решение с помощью все тех же игровых средств.

М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2018. – 432 с. Игра без границ Футбол – самая популярная в мире спортивная игра. И в то же время – невероятно однообразная традиция. Впрочем, как и любой иной вид спорта. Каждый футбольный триумфатор, в конечном счете, будет ниспровергнут новым победителем, вдруг выскочившим из отстающих рядов спортивной иерархии, а потом место новичка будет занято следующим чемпионом. Все повторяется. Но почему у миллионов людей сообщение о приближающемся чемпионате вызывает азартный блеск в глазах?

М.: Кучково поле, 2018. – 360 с. Минимализм пролетарского искусства В издательстве «Кучково поле» вышла книга-исследование архитектуры советского авангарда, издание которой было приурочено к одноименной выставке, проходившей в Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева.

knigalife.com

Книга в моей жизни (эссе) | Сочинение

Путешествие в тысячу миль начинается с одного шага.

(Древняя китайская пословица)

Говорят, что первое настоящее знакомство человека с книгой происходит всегда случайно, несмотря на то, что в доме, где он воспитывался, возможно, есть много книг. Так произошло и со мной. У моих родителей большая домашняя библиотека, но та книга, которая открыла для меня мир художественной литературы, попала мне в руки случайно. Я бы сказал, даже против моей воли. Родители воспитывали во мне уважение к книгам, но у меня оно так и не появлялось. Я любил вырезать из картона всякие фигурки и склеивать из них какие-нибудь композиции. Однажды я что-то склеивал и в качестве пресса использовал первую попавшуюся на глаза толстую книжку. Когда это заметили родители, они меня пожурили и заставили поставить книжку на место. Я небрежно положил книгу на стеллаж плашмя. Отец потребовал, чтобы я поставил ее как положено — в общий ряд. Я решил, что надо мной просто издеваются, и надулся. Тогда отец сказал мне, что, если бы я знал, что в этой книге написано, я бы вел себя совсем по-иному. К счастью, я был любопытен. Да еще отец подлил масла в огонь, сказав, что если бы я оказался на необитаемом острове и мне попалась любая книга, то она бы стала для меня дороже всего на свете. Вот таким незатейливым путем я открыл для себя книгу Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита”.

С первого прочтения я уловил в ней только красочные картины действия и фантастические моменты. Потом я перечитывал ее еще несколько раз. И наконец открыл в романе Булгакова нечто глубокое, личное и даже интимное для' своей души. Теперь, когда я говорю о Булгакове и его произведениях, то невольно говорю о себе. Из русских писателей он мне самый близкий и будет сопровождать меня всю мою жизнь.

Навсегда запомнилось мне ощущение острой жалости — как при расставании с очень близким человеком, когда я перевернул последнюю страницу романа “Мастер и Маргарита”. Мне кажется, Булгаков своими произведениями воссоздал собственную жизнь в мечтах и реальности. Его судьба как писателя была трагична. Но этому виной, я считаю, было не общество вообще, а несозвучность писателя советской эпохе. Булгаков не смог и не захотел стать “советским” писателем. Это глубоко нравственный поступок человека, поступок, достойный подражания. Свои, пока еще небольшие, проблемы я стараюсь решать в ключе моего любимого писателя. Терпению и мужеству также можно учиться у Булгакова. Вспомним, как писатель кончает свое произведение “Жизнь господина де Мольера”: “И я, которому никогда не суждено его увидеть, посылаю ему свой прощальный привет!” Эти слова писателя как бы сказаны им о себе самом, о писателе, охарактеризованном им так: “Терпеливо и самозабвенно писал он всю жизнь — и большей частью в “стол”, иногда, впрочем, не выдерживая, уничтожая рукописи, совсем как его литературный герой, мастер в строгой шапочке, загнанный в сумасшедший дом дружными усилиями критиков ...”

Писатель Булгаков своей жизнью и творчеством доказал мне, что дело, которому человек посвящает свою жизнь, существует в более высоком измерении, чем его личность. Его жизненное дело находится в области идей и духа. Книга талантливого писателя способна помочь найти жизненную гармонию многим ее читателям. До встречи с глубокой книгой, я считаю, жизнь человека не имеет особого смысла. На фоне художественного опыта книги, запавшей ему в душу, человек начинает серьезно осмысливать свою жизнь. Писатель как бы говорит своему читателю: “Вы рождены на земле, чтобы выполнить свое предназначение”.

Итак, прочтение мной романа М. Булгакова “Мастер и Маргарита” возбудило во мне однажды желание поискать еще более глубокий смысл в нашей действительности. Я прочитал на сегодняшний день почти всего Булгакова и продолжаю с удовольствием читать другие книги. Время засилия массовой информации не может повлиять на мою любовь.

velib.com

Книга в моей жизни | СЕТЕРАТУРА et cetera

Книги я люблю с детства. И не представляю своей жизни без них (несмотря на то, что уже давно появился Интернет, который, впрочем, книгам нисколько не мешает, а – наоборот – даже помогает им жить – правда, в ином виде).

У меня дома много книг. Бумажных. Настоящая маленькая библиотека. И хотя с них очень утомительно вытирать пыль (надо бы спрятать все за стекло, никак не закажем хороший книжный шкаф), но расставаться с ними не собираюсь… Напротив, с каждым годом книг в моём доме всё больше и больше…

В детстве я очень хотела стать библиотекарем. Мне нравилась (и до сих пор нравится) сама атмосфера библиотек. Я и профессию себе выбрала близкую к литературе – окончила филологический факультет. Правда, моя филологическая сфера более узкая – журналистика. Но, с другой стороны – она даже шире самой филологии и позволяет мне не замыкаться только в книжном мире.

Пожалуй, главные увлечения моей жизни – это и есть книги. Книги – как путешествия в иные миры, чужие души и чувства. Книги – как бесценный кладезь знаний. Правда, в последние годы – увы, — я стала меньше читать. На бумаге. А раньше – ни дня без шелеста страниц…

Я с книгой

К чему я всё это? Да вот милая Алекса пригласила меня поучаствовать в необычной эстафете о книгах. И я с радостью согласилась. Итак, отвечу на вопросы эстафеты…

– Где Вы обычно предпочитаете читать?

– Дома, в тишине, в ночи. В другое время трудно сосредоточиться, потому что кто-то (чаще всего – дети) или что-то (чаще всего – дела) отвлекает. Поэтому обычно я читаю на кухне ночью, когда все домашние уже спят. Ну не зря ведь говорят, что место женщины – на кухне. Вот я там и нахожусь. Читаю.

Иногда себаритствую в зале. Лягу на диван, под спиной – пара подушек, ноги – на спинку дивана, включаю свет над головой и читаю. Но тогда свет от лампы мешает моим рыбкам, они не высыпаются и потом целый день зевают и смотрят на меня грустными глазами… 🙂 ))

– Книжные закладки используете или просто листок бумаги?

– Вообще-то для меня это неважно, могу оторвать кусочек газеты и использовать его вместо закладки. С запоминанием номеров страниц у меня туго, поэтому если нечем заложить – то просто запоминаю, на каком месте остановилась (по сюжету).

Но есть у меня и закладки, которые мы сделали вместе с моими детьми.

– Вы можете остановиться во время чтения или Вам нужно обязательно дочитать до конца главу?

– Чаще всего – останавливаться – просто необходимость. Раньше, когда я ещё не была мамой, я могла всю ночь читать книгу. А сейчас днём у меня много дел, поэтому я не могу позволить себе такую роскошь – читать всю ночь.

– Во время чтения Вы едите или пьёте?

– Иногда бывает. Чаще – пью, чем ем. Обычно это – кофе или зелёный чай. Но если читаю с компьютера, то могу и поесть. Умять, к примеру, шоколадку. Или грызть яблоко. Ну а кружка кофе или чая у меня вообще почти всегда под рукой, когда я дома.

– Смотрите ли Вы телевизор и слушаете ли музыку во время чтения?

– Я практически не включаю телевизор. Ну разве что если дети смотрят мультики рядом, но это меня не сильно отвлекает – уже привыкла. А вот совмещать чтение и слушание музыки не умею.

– Читаете за раз одну книгу или несколько?

– Когда как. Могу читать одновременно три книги. Ну а если нехудожественные – то и больше (но это уже не столько углублённое чтение, сколько поиск информации и работа с ней).

– Книга, которая перевернула Ваше сознание, потрясла за последние 2 года?

– Не было такой. Наверное, все те книги, которые меня потрясли, я прочитала гораздо раньше. Можно почитать про мои любимые книги в моём литературном блоге. Там есть и те, что потрясли.

В последние два года я вообще стала мало читать. Больше увлеклась другой книгой – нашим миром. Читаю его, путешествую и рассказываю о своих путешествиях в блоге «Дороги мира».

Ой, нет, всё же за последние два года я прочитала ту книгу, которая, если и не потрясла меня, то сознание точно перевернула, точнее – повернула его в иное русло. Это книга «Страна Золотых Пагод» Станиславы Рамешевой. Я начала читать её потому, что мой родственник жил в то время в Мьянме (бывшей Бирме) и мне хотелось больше узнать о стране, в которой он живёт и о которой так интересно рассказывает. А, прочитав книгу, я поняла – человеку для счастья надо совсем немного. И этому нам надо ещё учиться и учиться у народов Индонезии. Мы же хотим порой слишком много, и это мешает нам быть счастливыми. А на самом деле – счастье – уже то, что мы живём и смотрим на этот мир, путешествуем, любим, читаем книги, беседуем с другими людьми, видим рассветы и закаты, улыбки детей, морской прибой, падающие листья осенью и снег зимой… Счастье – в нас самих, и его ощущение – это только мы сами. Это – так просто. Проще – ничего не бывает… Но почему это не всем удаётся?

И снова я с книгой ))

– Как нравится читать: про себя или вслух?

– Конечно, про себя. Людям вообще очень нравится читать про себя (шучу, разумеется :), да и нет таких книг, в которых обо мне было бы написано). Я глубже погружаюсь в чтение, когда читаю «про себя», потому что при чтении вслух меня отвлекает мой собственный голос и иной темп, другое восприятие, к тому же я просто не могу долго читать вслух – устаю. В слух читаю только детям. Они это любят.

– Страницы во время чтения пропускаете, как часто?

– Крайне редко. Хотя «Войну и мир» читала именно так. 🙂 Особенно те страницы, на которых салонная болтовня.

– Бережно ли вы относитесь к книгам?

– Конечно. Я очень люблю книги.

– Вы оставляете пометки в книгах?

– Наверное, это плохо согласуется с предыдущим моим ответом, но – да, я часто оставляю пометки в книгах. Конечно, если это моя книга. Простым карандашом в конце книги делаю пометку – номер страницы, которая заинтересовала, и на самих полях помечаю. А иногда выписываю понравившиеся слова, афоризмы писателей – ведь по книгам их потом долго искать.

– Кому Вы хотите предложить этот опрос?

– Хотела бы предложить его автору блога Всеобщее самообучение Светлане Бобровской (к сожалению, блог больше не существует) и библиотекарю Катерине Ефимовой, ведущей блог с оригинальным названием Мышь библиотечная.

Думаю, им есть что сказать по этому поводу и я с удовольствием поставлю на их эстафетные посты ссылки в своём литературном блоге.

P.S. Жаль, что вопросов так мало. Мне понравилось отвечать на них. Я бы добавила ещё несколько, к примеру, таких:

– Какую книгу Вы перечитывали несколько раз и могли бы с удовольствием перечитать ещё?

– А о чём Вы хотели бы написать свою собственную книгу?

– Какие книги Вы предпочитаете? Бумажные или электронные? И почему? А, может быть, слушаете аудиокниги?..

Но, может, когда-то я затею свою подобную эстафету, вот тогда и отвечу на все эти (и другие) вопросы.

P.S.S..Ну а чтобы Вы поверили, что я действительно иногда в руках книги держу – я даже проиллюстрировала текст своей фотографией. В книгу я, правда, там не смотрю, сами понимаете – пиар чистой воды. )) Но книги я читаю. Иногда…

—————-

Схожие записи:

О библиотеках, книгах и чтении

Читать книги — вредно?!

ceteratura.ru

Книга Моя жизнь читать онлайн Айседора Дункан

Айседора Дункан. Моя жизнь

 

Сознаюсь, меня охватил ужас, когда мне впервые предложили написать книгу. Я пришла в ужас не потому, что жизнь моя менее интересна, чем любой роман, или в ней меньше приключений, чем в фильме, не потому, что моя книга, даже хорошо написанная, не явилась бы сенсацией эпохи, но просто потому, что предстояло ее написать!

Мне понадобились годы исканий, борьбы и тяжелого труда, чтобы научиться сделать один только жест, и я достаточно знаю искусство письма, чтобы понять, что мне потребуется столько же лет сосредоточенных усилий для создания одной простой, но красивой фразы. Сколько раз мне приходилось повторять, что можно проложить себе дорогу к экватору, проявить чудеса храбрости в схватках со львами и тиграми, пытаться написать об этом книгу и потерпеть неудачу, и в то же время можно, не покидая веранды, написать книгу об охоте на тигров в джунглях так увлекательно, что читатели поверят в правдивость автора, будут вместе с ним переживать его страдания и тревоги, чувствовать запах хищников и ощущать страх приближения гремучей змеи. Казалось, будто все существует только в воображении и что удивительные события, случившиеся со мной, потеряют свою остроту только потому, что я не обладаю пером Сервантеса или даже Казановы.

Далее. Как можем мы написать правду о самом себе? Да и знаем ли мы ее? Существует множество представлений о нас: наше собственное, мнение наших друзей, любовника и, наконец, врагов. У меня есть основательные причины это знать: вместе с кофе мне подавали по утрам газетные рецензии, из которых я узнавала, что я красива, как богиня, и гениальна; еще не перестав радостно улыбаться, я брала другой лист и узнавала, что я бесталанна, плохо сложена и настоящая ехидна.

Я скоро перестала читать критику своей работы. Я не могла требовать, чтобы мне доставляли только хорошие отзывы, а дурные слишком расстраивали и пробуждали скверные инстинкты. В Берлине один критик осыпал меня оскорблениями, утверждая, между прочим, что я совершенно немузыкальна. Я написала ему, умоляя посетить меня и выражая безусловную уверенность, что мне удастся убедить его в противном. Он пришел, и я, сидя по другую сторону стола, полтора часа толковала ему о своих теориях зрительного движения, созданного музыкой. Я заметила, что господин этот очень солиден и прозаичен, но каково было мое удивление, когда он вытащил из кармана слуховую трубку и сообщил мне, что совершенно глух и даже через рожок почти не слышит оркестра, хотя и сидит в первом ряду кресел! Вот каким оказался человек, взгляды которого мучили меня в течение нескольких ночей…

Как же описать себя в книге, если посторонние с разных точек зрения видят в нас различных людей? Описать ли себя в виде целомудренной Мадонны, Мессалины, Магдалины или Синего Чулка? Где мне найти образ женщины, пережившей все мои приключения?

Женщина или мужчина, которые напишут правду о своей жизни, создадут величайшее произведение. Но истину о своей жизни никто не осмеливается написать. Жан-Жак Руссо принес человечеству эту величайшую жертву и сдернул завесу с тайников своей души, со своих самых сокровенных дум и мыслей, в результате чего и родилась великая книга. Уотт Уитман открыл правду Америке. Его книга была одно время запрещена как «безнравственная». Выражение это кажется нам теперь нелепым. Ни одна женщина никогда не сказала полной правды о своей жизни. Автобиографии знаменитых женщин являются чисто внешним отчетом, полным мелких деталей и анекдотов, которые не дают никакого понятия об истинной жизни. Они странно замалчивают великие минуты радости или страдания.

Мое искусство – попытка выразить в жесте и движении правду о моем Существе. На глазах у публики, толпившейся на моих спектаклях, я не смущалась. Я открывала ей самые сокровенные движения души. С самого начала жизни я танцевала. Ребенком я выражала в танце порывистую радость роста; подростком – радость, переходящую в страх при первом ощущении подводных течений, страх безжалостной жестокости и уничтожающего поступательного хода жизни.

knijky.ru

Книга в моей жизни - Сочинения на свободную тему

Какую роль в моей жизни играет книга? Я думал, что ответить на этот вопрос мне будет сложно. Но на самом деле ответ пришел сразу: книга – это друг, который делает мою жизнь интереснее, разнообразнее, веселее. Но, в то же время, книга помогает мне развиваться, постоянно узнавать что-то новое. Честно говоря, я читаю не так уж много. Долгое время я вообще недолюбливал это занятие – уж слишком часто все вокруг говорили, что читать необходимо. Но мне нравилось, когда мне читали вслух мама или бабушка. Я с удовольствием слушал сказки Пушкина, Ш. Пьеро, братьев Гримм. Нравились мне рассказы В. Драгунского о жизни неугомонного Дениски, увлекали приключения Незнайки. Но читать сам, оставаясь наедине с книгой, я полюбил только после знакомства с “Приключениями Тома Сойера” М. Твена. И действительно, как это здорово – погрузиться в мир героев, которые становятся тебе друзьями, переживать вместе с ними все приключения, радоваться и печалиться за них! Разве здесь нужен кто-то еще? Всякий “посредник” будет лишь мешать! Из последних моих “книжных” друзей я бы хотел назвать героев книги Л. Кассиля “Дорогие мои мальчишки”. С первых же страниц этого произведения я погрузился в загадочный мир Синегорья, полный загадок и приключений. По мере развития сюжета я узнал, что тайна Лазоревых гор тесно связана с жизнью приволжских мальчишек. На их долю выпало тяжелое испытание – Великая Отечественная война. Конечно, героям не пришлось воевать на передовой, однако многие из них, как могли, в тылу помогали своей родине. Капка Бутырев, Валерка Черепашкин, Тимка, даже Лешка Дульков – со всеми ними, такими разными, мне было очень интересно, увлекательно, захватывающе. Я читал “Дорогих моих мальчишек” на “одном дыхании”, а после ее окончания было очень жаль расставаться с героями, которых я полюбил, которые стали моими друзьями. Хорошо, что к любимой книге всегда можно вернуться – перечитать любимые эпизоды, еще раз полюбоваться хорошими иллюстрациями, вдохнуть запах книжных страниц. Книга – это добрый друг, и мне жаль тех людей, кто этого не понимает.

Loading...

russkie-sochineniya.ru

Книга в моей жизни сочинение

Первая книга в жизни каждого человека появляется в раннем детстве, когда родители читают сказки, стихи, рассказы. Именно с того момента ребенок начинает осознавать всю красоту письменности. Первой прочитанной книгой обычно становится и сама сказка, которую мы слышали, но еще не умели читать. На данном этапе формируется восприятие и заинтересованность. Первые Книги появлялись в устной форме, их содержание передавался из поколения в поколение. Потом книги начали вырезать на камнях, деревянных дощечках… Позже появились письменные книги. Они были очень дорогие, и позволить себе купить такую книгу мог не каждый. В Советском Союзе, чтобы купить книгу, надо было сначала сдать некоторое количество макулатуры, получить справку о сдаче и только после этого вам смогли бы продать какую-то книгу, правда книги стоили копейки и позволить их себе мог каждый. На сегодняшний день – Книга неотъемлемая часть жизни почти каждого человека. Она открывает окно в новый яркий и неизведанный мир. Мы живем в век компьютерных технологий, где найти книгу можно в электронном варианте и во многих случаях – бесплатно. На полках книжных магазинов есть большой выбор, как русской, так и иностранной литературы и она доступна каждому без исключения. Книга – настоящая сокровищница мудрости. Читая книги, мы обогащаем свой внутренний мир, словарный запас, таким

образом, мы становимся намного интереснее, как для самого себя, так и для окружающих. Книги способствуют принятию правильных решений во многих ситуациях. Смотря на различных героев книг, мы узнаем самих себя, таким образом, мы учимся на чужих ошибках и в будущем можем обойти их. По моему мнению, каждый человек должен прочитать хотя бы одну действительно интересную ей книгу, чтобы действительно попробовать ее вкус. И никогда не надо останавливаться в чтении, ведь тогда с Вами станет даже не интересно общаться, потому что у человека, который не читает Книги – обделенная красотой язык, сухая, не живописная. Разными путями идет читатель до любимых Книг. Аж самого детства и до взрослого возраста его сопровождают книги, в которых есть место для чувств, воображения, понимания призвания, осмыслению жизни и для открытия собственных мыслей. Каждая книга учит, развлекает, меняет привычки и характер, определяет цель и вызывает бурные страсти. Книга учит, как в мире жить. (Народная мудрость) Loading... Книга в моей жизни сочинение

goldsoch.info