«Жизнь Пи»: Путь познания или история выживания? Жизнь пи книга


Путь познания или история выживания?

Всё идёт из детства – поведение, привычки, отношения с людьми и со всем миром. Фильм «Жизнь Пи» стал для меня настоящим сокровищем, красочно описывающим становление взрослого человека. Эта кинолента образами и примерами рассказывает о том, как в нежном возрасте складываются основы мировоззрения, и как в дальнейшем оно влияет на всю жизнь. Это цельная многослойная история, захватывающая с самого начала, и дающая возможность поразмышлять над действительно важными вещами.

Действие начинается в Индии, в бывшей европейской колонии. Главный герой фильма является основным композиционным стержнем сюжета. Вокруг него крутятся события, он проецирует на мир свое восприятие. Воспитанный в семье с западным мышлением, полный свободы выбора, он растёт под влиянием набожной матери, исповедующей индуизм, и материализмом отца. Отец героя управляет роскошным зоопарком, с которого начинаются исследования героя.

Странное имя, данное герою его дядей,  Писин Молитор Патель – главный герой сокращает до лаконичного «Пи», дабы избежать насмешек сверстников и утвердиться в сложном сообществе людей. В ходе сюжета имя «Пи» соотносится с математическим символом –  π.  Число Пи – это число золотого сечения, число выражения гармонии окружности, а потому в какой-то мере число, выражающее законы мироздания. Таким образом, герой фильма – это практически персонаж с говорящим именем, но обратим внимание на то, что это имя он выбирает себе сам.

Главный герой с интересом познаёт мифологические основы мироздания, объединяет в своём мировоззрении разные религиозные учения,  не оглядываясь при этом на стереотипы. По мере взросления он получает захватывающие уроки, которые даются ему на протяжении его размеренной жизни.

Но по причине особых политических убеждений и страхов отца, который не желает оставаться в стране, где к власти приходит Индира Ганди, семья решает переехать в Канаду. Таким образом, семья добровольных эмигрантов в спешном порядке покидает Родину.

Переезд этот приводит к катастрофе, которая становится переломной в фильме. Единственный выживший в кораблекрушении, Пи остаётся наедине с океаном и уцелевшим тигром. Случившаяся трагедия держит его на волоске от отчаяния и гибели. Но, вопреки всем испытаниям, главный герой остаётся верен духу познания, и его мировоззрение становится его спасением.

В течение фильма возникают несколько связанных между собой смысловых цепочек, которые иллюстрируют происходящее в душе мальчика.

Тигр, танец и душа.

Это первая важная цепочка, на которую стоит обратить внимание. В момент, когда Пи впервые знакомится с тигром –  “Ричардом Паркером”, его завораживает блеск глаз хищника, в которых, как ему кажется, он видит душу. После отец-материалист суровым уроком убеждает сына, что в глазах тигра отражается только душа и интеллект наблюдающего за тигром, то есть психологическая проекция. Но, сказав это, отец связывает душу тигра и мальчика. Ведь тот убежден, что он, возможно, видел в глазах зверя частичку своей души.

Потом ищущий мальчик волею судьбы видит танец девушек. Он заворожен тем, как с помощью ритмики и грации можно подражать миру и познавать его. И через эту же грацию любимая девушка объясняет ему повадки хищного зверя – тигра. Так Пи ощущает и познает безмолвное созерцание природы, выраженное в животном мире.

Бог, тигр и вселенная.

Вторая интересная цепочка. В “Жизни Пи” Бог – это сначала языческий вершитель, потом великий творец и художник, потом жестокий мифический насмешник, и, в конце концов, Вседержитель, поддерживающий баланс жизни и смерти, отдающий и забирающий, дарующий познание.

В момент примирения с хищником и близости голодной смерти тигр становится проводником для Пи, он помогает Пи погрузиться в яркий мистический мир, где всё связано и переплетено, где всё имеет свой порядок. В этот момент тигр становится своеобразным воплощением бога.

Бога Пи видит во всем, что его окружает, и общается с ним через природные явления, животных и прочее. Вообще столь пантеистическое (пантеизм – обожествление мироздания) отношение к миру в западном кинематографе проявляется не раз. Из известных мне лент фильм “Живые” содержит подобный посыл. Там главные герои, полностью лишенные каких-то адекватных надежд на спасение, доверяют Богу свою жизнь, и пешком, в холоде и голоде, пересекают неприступные чилийские горы – Анды. Находясь в гибельных условиях, герои постигают бесплотного Бога не проявленного, но присутствующего везде вокруг. Второй фильм, содержащий подобный посыл  – “Изгой”, где взаимоотношения с Богом тоже не обусловлены религией или другой догматикой человеческой цивилизации. Оба этих фильма заслуживают отдельной рецензии.

Но лично у меня есть вопрос к автору «Жизни Пи». Как же так – почему покинувшие родину родители Пи погибли, а он достиг земли, в которой его никто не ждал, и которая ему чужая? Ко всему прочему, Пи там находит свое человеческое счастье. Разве не указал Бог на роковую ошибку, совершенную семьей Пи, пустившейся в отчаянное путешествие? Или эта жертва была принесена ради его познания, как библейская жертва Христа? Что этим хотел сказать автор? Это в конечном итоге остается непонятным, и возможно, не имеет ответа.

Остров Вишну, благодарность, прощание.

В течение всего времени своих страданий Пи ни разу не проклинает Бога всердцах. Он пытается понять его мотивы, пытается понять всё. При этом, напротив, он благодарит Бога за жизнь, когда находится при смерти. Далее он попадает на загадочный остров.

Остров Вишну – та аллегория, которая изменяет отношение ко всему невероятному путешествию Пи. Только в этот момент возникает вопрос: либо мальчик, умирая, стал видеть галлюцинации, либо изначально эта история выживания несла метафорический смысл. Остров Вишну – это остров жизни и смерти, утром дающий, ночью забирающий, остров Бога. Это тонкая метафора, спящий Бог, во сне которого по легенде и сотворены все люди и весь мир.

Пи покидает остров, снова взяв ответственность за свою жизнь на себя самого. Когда едва живой Пи достигает берега, его хищный друг, едва удерживаясь на ногах, покидает героя, но не прощается. Именно то, что тигр не попрощался с ним,  вызывает в Пи глубокую обиду. Однако в этом фильме есть ещё один момент, где отсутствует прощание. А именно: уплывая, Пи не помнит, как попрощался с любимой девушкой. Что это может означать?! Не попрощавшиеся навсегда, смогут встретиться вновь. Но если с девушкой все более-менее понятно, то кто же такой этот Тигр?!

Для официальной версии случившегося – для представителей страховой компании Пи рассказывает альтернативную историю. В ней вместо животных присутствуют люди, а он представляется, как тот самый тигр. Но можно ли сказать, что Пи боролся со своим внутренним зверем?! В какой-то момент – возможно, но этот зверь открыл ему душевные силы, о которых Пи не знал раньше и, конечно, Бога.

Так какой же была история на самом деле?! Это не важно. Но ведь действительно в истории с тигром есть Бог.

Когда я перечитывал рецензии на этот фильм, натолкнулся на то, что многие считают, мол, Остров Вишну и другие метафоры, показанные в фильме, разрушают жанр. То есть кто-то всерьез решил, что это фильм о новом Робинзоне Крузо, о  триумфе воли и борьбы за выживание! Будто этот фильм банальная (именно банальная!)  победа разума над стихией! Что ж, я со своей стороны убежден, что фильм совсем не о том. И это говорится буквально с самого начала.

И напоследок вернемся к главному герою. В Голливуде очень любят и часто эксплуатируют образ “маленького мужчины”. О нем я писал в рецензии к фильму “Артист”. Так вот, здесь, в фильме «Жизнь Пи», – настоящий Большой Человек, который вдохновляет, которого хочется понять, которому хочется верить. А главное – начинаешь ощущать этого человека и в себе.

Насилие:

 Сцены насилия между животными, которые в условиях голода атакуют и убивают друг друга.

Секс:

Отсутствует.

Наркотики:

Отсутствуют.

Мораль:

Фильм «Жизнь Пи» – это попытка обозначить место человека в мире, показать, что такое человечность, а не человекообразие.  В фильме автор взял на себя смелость разрушить все границы, разделяющие людей. Более того, он разрушил границы между человеком и природой, объединив их в единое целое.

Юрий Обласов

Если вы смотрели этот фильм, примите участие в нашем опросе:

 

Рецензия на книгу “Жизнь Пи”

После просмотра фильма я решила прочесть книгу Янна Мартела “Жизнь Пи”, чтобы сравнить литературное произведение с кинокартиной. Впечатления от книги остались далеко не положительными, да и на события, описанные в фильме, пришлось взглянуть совершенно по-новому.

Поговорим о книге. Она делится на три части:

1) Жизнь Пи в Индии.2) Сама история 227 дневного путешествия Пи с животными в шлюпке через Тихий океан.3) Пи доплывает до Мексики и рассказывает свою историю японцу. Тот не верит и Пи рассказывает ему вторую историю, где вместо животных – люди.

Прежде всего, читать очень интересно, книга захватывает и не отпускает до самого конца. Из-за многочисленных сцен насилия ты пребываешь в некотором шоке, но подавляешь в себе омерзение и читаешь дальше, потому что интересно, чем всё закончится. Язык потрясающий, рассказчик словно становится твоим другом и сам рассказывает свою историю. Очень забавно, весело и динамично… поначалу.

Первая часть мне вначале понравилась. Даже больше, чем понравилась. Пи боролся за самого себя и отстаивал своё имя перед одноклассниками и учителями, которые всегда отпускали глупые шуточки по поводу его полного имени “Писин”, что означает бассейн по-французски (об этом в книге отдельная история). Сразу видишь, что мальчик с характером. Может постоять за себя, но не агрессивно, не силой, а интеллектом. Далее, он окунается в религии.

Сначала в индуизм, затем в христианство, затем в ислам. Он хочет любить Бога через всё многообразие веры, увидеть Его глазами других народов, и из-за этого порой случаются неловкие встречи и открытия.

Вторая часть – самая объёмная. Читая её, ты думаешь: хуже быть не может. Шестнадцатилетний мальчик в шлюпке с гиеной, зеброй, орангутангом и тигром. То, как он попал в эту шлюпку, заслуживает отдельного внимания. Матросы, пытавшиеся спастись, видели, что в шлюпке гиена, и боялись в неё запрыгнуть. Поэтому они схватили подвернувшегося Пателя и кинули в шлюпку, чтобы тот прогнал гиену, или чтобы она его съела, или не знаю что ещё. Собственно, благодаря такой доброте матросов, мальчик остался жив.

В шлюпку так же запрыгнула зебра, при этом сломав себе ногу. Тигр приплыл позже. Замечу, что мальчик сначала хотел спасти тигра, помочь ему забраться в шлюпку, но потом, осознав, что это всё-таки хищное опасное животное, пытался бить его веслом. Но тигр всё-таки забрался на шлюпку.

Орангутан Апельсинка приплыла на тонне бананов, забралась в шлюпку и день лежала без чувств. Я буду описывать всё, как есть, так что впечатлительных прошу не читать дальше. Гиена откусывает зебре ногу. На следующий день, она разрывает ей брюхо и ест прям так, не заботясь о том, что зебра всё ещё жива. На третий день зебра всё ещё жива! Хотя там одно месиво. Замечу, что всё описывается в невероятных подробностях, которые говорят о том, что мальчик смотрел, не отворачивался, потому что повествование идёт от первого лица.

Детали чудовищны и их много, всё красочно и ярко. Затем гиена “ссорится” с орангутангом, они сражаются и гиена откусывает орангутангу голову. Дальше на арену выходит тигр, который убивает гиену и питается оставшимися трупами. Пи и тигр проводят в шлюпке 227 дней. Пи пытается приручить тигра, показать, что главный здесь он, и ему это удаётся, хоть и с трудом. Он ловит рыбу, черепах, акул и прочую живность, чтобы прокормиться. Всё бы ничего, если бы опять-таки не детали.

Всё описано до мельчайших подробностей: разные способы, которыми Пи пробовал убивать морских обитателей, как он наслаждался кровью черепах, как он зубами вгрызался в ещё живую рыбу, когда был слишком голоден. На самом деле то, что я сейчас сказала – одна сотая доли того, что там описано.

По пути он попадает на кровожадный остров, который по ночам выделяет желудочный сок и пожирает всех, до кого сможет достать. Ещё одна сцена, которая меня шокировала: тигр и Пи ослепли на какое-то время, Пи начал слышать голос и разговаривать с ним. Он думал, что может это тигр с ним разговаривает, но у обладателя голоса был явный французский акцент, а тигр во Франции никогда не был. Потом оказалось, что это ещё один выживший на другой шлюпке, тоже ослепший. Он просил воды и еды, но у Пи тоже ничего не было. Выживший перебрался на шлюпку Пи и попытался его задушить, со словами “теперь у меня есть твоё сердце и твоя печень”, но случайно наступил на тигра, и тот его растерзал.

А Пи лежал и плакал, что потерял друга. Солёная вода открыла глаза, он прозрел и увидел труп на дне шлюпки. Потрясающе, правда? В фильме эту сцену вырезали, но добавили любовную линию про девушку, которой в книге нет. Что меня волновало по ходу книги, так это то, что его такое ярое стремление к Богу практически никак не отразилось во второй части книги. Никаких размышлений о том, что ты один на один с Богом посреди открытого океана, и всё прочее, о чём такой набожный человек мог бы думать.

Все описания были очень действенными: то Пи сооружал защиту от тигра, то ловил рыбу, то делал плот, то пил кровь черепах, то ещё что-то. Куда подевалась вера? Да, в таких условиях самое первое – выжить, но он провёл там 227 дней! Ладно, это не так важно, в принципе. Это были лишь цветочки. Ягодки впереди.

Итак, третья часть, и тут вы понимаете, что хуже быть определённо может. Пи доплывает до берега Мексики. Тигр сразу уходит и Пи больше никогда в жизни его не видел. Пи находят, отвозят в больницу, туда приезжает японец, который хочет узнать, как погибло судно Цимцум и как Пи удалось выжить. Приводится расшифровка магнитофонной записи их разговора. Пи рассказывает ему ту самую историю (вторая часть книги), но японец не верит, что можно выжить в шлюпке с тигром и просит рассказать правду.

Тогда Пи рассказывает другую историю. В этой истории вместо животных – люди. Зебра – молодой матрос, гиена – кок, орангутанг Апельсинка – мать Пи, а тигр – он сам. И вот тут-то вы и понимаете, что как бы ужасно и жестоко не было всё то, что произошло между этими четырьмя в первом варианте истории, то, что произошло на самом деле между людьми – настолько поражает свой чудовищностью, что просто…слов не подобрать.

Потому что, как бы там ни было, животные есть животные, они действуют по инстинктам и им можно простить. Они хотят есть – они убивают. Но если вместо животных поставить людей….получается что-то совсем чудовищное. Опять-таки, впечатлительным не читать. Кок оказался сумасшедшим. Он подговорил Пи и его маму подержать матроса, пока кок будет отнимать у него ногу, во избежание заражения крови. Обезболивающих, естественно, не было. Кок отрезал ногу ножом.

Потом он пытался ловить на неё рыбу и признался, что необходимости отрубать ногу не было, просто нужна была наживка для рыбы. Супер, да? Потом кок убил матроса, разрезал его тело на мелкие кусочки и разложил сохнуть по всей шлюпке – для наживки, так говорил он. Но мать Пи один раз увидела, как тот суёт эти кусочки в рот. Кок в оправдание сказал, что Пи тоже ел. Напомню, что Пи всю жизнь был вегетарианцем. А тут на тебе – каннибализм.

Отмечу, что в шлюпке был какой-то отсек или сундук с припасами, рыболовными снастями и прочим — там целый список приводится. Так что такой уж необходимости в жестокости не было. Но это только начало. Мать и кок ссорятся, начинается драка. Пи перепрыгивает на плот и оттуда видит, как кок режет его маму ножом. Потом он что-то бросает Пи, и мальчик понимает, что держит в руках мамину голову. Дальше, как рассказывает Пи, кок, видимо, понял, что зашёл слишком далеко и позволяет Пи убить себя. Пи заколол его ножом, вырезал его сердце и съел. После этого, сцена, в которой Пи плачет над первой убитой им рыбкой, кажется по меньшей мере лицемерной. Оставшуюся часть пути Пи борется с тигром-убийцей в себе.

Итого имеем: мальчик, который пытался любить Бога во всех его проявлениях, пытаясь выжить, был вынужден стать убийцей и каннибалом. Не слишком ли жестковата история, чтобы снимать по ней фильм с возрастным ограничением 6+?

whatisgood.ru

Читать онлайн "Жизнь Пи" автора Мартел Янн - RuLit

Янн Мартел

Жизнь Пи

Вы держите в руках книгу, которая получила в 2002 году самую престижную в мире, Букеровскую премию, и уже стала не только мировым бестселлером, но и символом литературы XXI века. Именно этой книгой мы открываем художественную серию «Новая Волна», главная цель которой – донести до русского читателя самые современные и прогрессивные произведения мировой литературы.

«…Роман молодого канадского автора вдруг расцветает живой радугой. Обязательно прочтите до конца этот волшебный текст…»

Лев Данилкин, журнал «Афиша»

«…Легко и свежо написанная вещь… Роман-ловушка, роман-контрабанда, Маугли с двойным дном, которое вполне вмещает в себя Шер-Хана»

Александр Гаврилов, «Книжное Обозрение»

Едва ли найдется в современной литературе другой приключенческий роман-триллер, так же щедро насыщенный размышлениями об устройстве нашего мира, как роман Янна Мартела «Жизнь Пи», удостоенный в прошлом году престижной Букеровской премии. Удивительная история сосуществования индийского подростка и бенгальского тигра на борту спасательной шлюпки, дрейфующей в течение девяти месяцев по просторам Тихого океана, составляет основное содержание романа. Тот тип взаимоотношений, который постепенно складывается между зверем и человеком, нельзя назвать ни дружбой, ни привязанностью. Это некая странная связь сразу на нескольких уровнях – практическом и подсознательном, инстинктивном и волевом. Чтобы выбраться на волю из клетки сознания, нужно, по меньшей мере, раскачать ее прутья. Эпическо-философская аллегория Янна Мартела справляется с этой задачей блестяще. Приключенческая по форме, познавательная по содержанию и завораживающе мистическая по ощущению, она воспроизводит незабываемую реальность, в которой дуализм «добра» и «зла», «физики» и «метафизики» стирается без остатка.

Предисловие автора

mes parents et и monfrere[1]

Книга эта родилась от голода. Сейчас объясню. Весной 1996 года в Канаде вышла вторая моя книга – роман. Расходился он из рук вон. Критики или недоумевали, или хвалили так, что лучше 6 не хвалили вовсе. Так он и прошел мимо читателей. Я лез из кожи, корчил из себя не то клоуна, не то воздушного гимнаста, – все без толку: публика меня просто не замечала. Словом, полный провал. Другие книги стояли на магазинных полках стройными рядами, как бейсболисты или футболисты перед матчем, а моя больше походила на доходягу-хлюпика, которого никто не хотел брать к себе в команду. Так она и канула в небытие – быстро и без шума.

Не очень-то я и огорчился. Я уже взялся за другую историю – про Португалию 1939 года. Чего мне недоставало, так это покоя. Зато хоть какие-то деньги появились.

И вот я полетел в Бомбей. И это еще не самая глупая затея, если учесть три вещи: поездка в Индию, хоть и короткая, успокоит кого угодно; даже с худым кошельком жить там можно сколько заблагорассудится, да и потом, роман про Португалию 1939 года не обязан иметь прямое отношение к Португалии 1939 года.

В Индии я бывал и раньше – прожил месяцев пять в северных краях. Тогда, в первый раз, я прибыл в Индостан совершенно неподготовленный. Только выучил одно заветное слово. Когда я рассказал приятелю – а тот знал Индию как свои пять пальцев, – что собираюсь в путешествие, он бросил как бы мимоходом: «У них там, в Индии, говорят на таком английском – обхохочешься. Особенно в ходу словечки типа втирать». Я вспомнил это, когда самолет начал снижаться над Дели, так что вся моя подготовка к красочной, неугомонной, бесшабашно-суетной Индии свелась к одному-единственному слову – втирать. Я вворачивал его по всякому поводу – и, честно сказать, срабатывало. Кассиру на вокзале так прямо и выдал: «Не знал, что цены у вас кусаются. Надеюсь, вы мне тут не втираете?» Он улыбнулся и прощебетал: «Да что вы, сэр! У нас никому не втирают. Все честь по чести».

Теперь, оказавшись в Индии во второй раз, я уже знал, чего здесь можно ждать и чего хотелось бы мне самому: а мне хотелось забраться куда-нибудь в горную деревушку и писать роман. Я спал и видел, как сижу за столом на просторной веранде, передо мной – кипа исписанной бумаги, а рядом с нею – чашка дымящегося чаю. Под ногами стелются зеленые холмы, подернутые туманной дымкой, а в ушах звенит от пронзительных криков обезьян. Погода будет что надо – утром и вечером можно обойтись легким свитером, а днем не пропаду и в какой-нибудь безрукавке. Так-то вот, с пером в руке, и буду искать великую правду жизни, превращая подлинную историю Португалии в фантазию. Ведь разве не в том и состоит вся соль художественной литературы – в избирательном преображении действительности? Чтобы, малость исказив ее, добраться до самой сути. В таком случае что, собственно, я забыл в этой самой Португалии?

Хозяйка дома, из местных, будет рассказывать про войну с англичанами и про то, как их выдворили восвояси. Вместе с нею мы будем обсуждать, что мне приготовить завтра на завтрак, на обед и на ужин. А вечером, покончив с дневной писаниной, я буду лазить по зыбящимся холмам, облепленным чайными плантациями.

Но, увы, роман вдруг чихнул, крякнул и преставился. Случилось это в Матхеране, горной деревеньке близ Бомбея, где с обезьянами было все в порядке, а вот чайных плантаций не было хоть ты тресни. Похожая беда подстерегает начинающих писателей сплошь и рядом. И тема – блеск, и фразы – красота. Герои до того живые – хоть свидетельства о рождении выдавай. Фабула, им уготовленная, – лучше не придумаешь: и простая, и захватывающая. На подготовительной работе поставлена точка, скопилась куча фактического материала, для вящей достоверности, – про историю и людей того времени, про климат и даже про национальную кухню. Диалоги сверкают что клинки – разят прямо в сердце. Описания так и брызжут красками, контрастами и живыми подробностями. Что ни говори – гениально! Но не тут-то было. Вопреки всем радужным надеждам вдруг понимаешь – тихий неугомонный голос нашептывал тебе убийственную правду: все ни к черту. Не хватает самой малости – искорки, способной зажечь твою историю настоящей жизнью, и точная историческая фактура или безупречные кулинарные рецепты – все псу под хвост. Повесть твоя бесчувственна, мертва, и тут уж ничего не попишешь. Такое открытие, скажу вам, совсем не радует. От такого и впрямь засосет под ложечкой – как от голода.

Наброски безнадежного романа я отнес на почту в Матхеране. И отправил по выдуманному адресу в Сибирь, да и обратный адрес, в Боливии, я тоже взял с потолка. Когда пакет проштамповали и бросили в сортировочный мешок, я сел и тихо загрустил: «И что теперь, Толстой? Как насчет еще чего-нибудь эдакого, гениального?»

Хорошо еще, кошелек мой вконец не истощал, а на месте все так же не сиделось. Я встал и двинул с почты прямиком на юг Индии.

Как бы мне хотелось отвечать: «Я доктор» – всем, кто спрашивал, чем я занимаюсь, ведь доктора нынче в почете – вот кто творит настоящие чудеса. Но тут и к гадалке не ходи: случись нашему автобусу перевернуться на крутом вираже, все сразу же кинутся ко мне, и поди докажи – среди воплей да стонов, – что хоть ты и доктор, но юрист; а после, взбреди им в голову судиться из-за увечий с правительством и нанять меня в консультанты, придется сознаться, что на самом деле я бакалавр, притом философии; затем, в ответ на крики, и за что им это наказание, придется покаяться, что я с трудом одолел Кьеркегора, и все такое прочее. Словом, как оно ни прискорбно, как ни унизительно, решил я все-таки не грешить против истины.

Всю дорогу я только и слышал: «Писатель? Да ну! Хотите историю?» Вот только истории эти зачастую были нудные, муторные, да еще с бородой.

Так добрался я до городка Пондишери, что в составе небольшой самоуправляемой союзной территории к югу от Мадраса, на побережье Тамилнада[2]. По числу жителей и размерам это совсем крохотный уголок Индии (в сравнении с ним остров Принца Эдуарда в Канаде – сущая громадина), хотя история у него особая. Пондишери был некогда столицей самой маленькой колониальной империи – Французской Индии. Французы, понятно, были бы не прочь потягаться с англичанами, очень даже не прочь; но в одном-единственном радже[3], где им только и удалось закрепиться, гаваней было всего ничего, да и те крошечные. Однако французы продержались там целых триста лет. И убрались из Пондишери только в 1954 году, побросав нарядные белые домики, широкие улицы, скрещивающиеся под прямым углом, с названиями вроде Рю-де-ла-Марин и Рю-Сен-Луи, да полицейские фуражки – кепи.

вернуться

Моим родителям и брату (фр.). – Здесь и далее прим. перев.

www.rulit.me

Янн Мартел «Жизнь Пи»

Роман «Жизнь Пи» рассказывает нам историю индийского мальчика с забавным именем Писин Молитор Патель. Живет он на юге Индии в портовом городке Пондишери вместе с родителями и старшим братом. Отец его держит зоопарк, и естественно, любознательный Пи с самого детства проводит у вольеров уйму времени, наблюдая за жизнью и повадками животных. Однако политическая обстановка в стране с каждым годом все ухудшается, и отец принимает сложное решение распродать зоопарк и перебраться с семьей в Канаду. Семейство Патель вместе со своим животными всходит на борт сухогруза «Цимцум» и отправляется в далекое плавание.

В Тихом океане корабль попадает в шторм, получает пробоину и быстро тонет. Матросы скидывают испуганного мальчишку в шлюпку, но сами спастись не успевают. Зато выпущенные кем-то на свободу животные оказываются куда расторопнее. В итоге в лодке посреди Тихого океана вместе с юным Писином Пателем оказываются: упавшая с высоты и сломавшая ногу зебра, злобная и вечно голодная гиена, крыса, напуганная до чертиков самка орангутанга и… бенгальский тигр. Такая вот веселая компания, где каждый хочет перегрызть другому глотку… Долгому путешествию Пи в этой лодке и посвящена книга.

Скажу прямо, написать отзыв меня побудила не столько сама история (меня в ней, по большому счету, ничего не удивило), сколько использованные при ее создании решения и приемы.

Наиболее примечательный, на мой взгляд, момент заключается в том, что автор старательно преподносит историю как самую что ни на есть реальную. Делается это при помощи каркаса из эпизодов, поддерживающих основную историю. Здесь и описание бесед с Пи Пателем в Канаде, зарисовки из его быта и даже запись переговоров с представителями японской судоходной компании, приехавшими к мальчику в госпиталь в Мексике. Элементы подобраны с таким старанием, что хочешь – не хочешь, а веришь в реальность происходящего. Однако есть факты, которые портят красивую сказку. Я имею в виду не только эпизоды со слепым французом и странным островом, которые определенно выдуманы, а то, что «Жизнь Пи» является в некотором смысле интерпретацией рассказа «Макс и кошки» бразильского писателя Моасира Скляра (Moacyr Scliar «Max and the Cats», 1981). Сюжет там практически тот же. В нем беглый еврейский юноша после крушения корабля, шедшего из Европы в Бразилию, оказывается в одной лодке с пантерой (вот так совпадение!), кормит ее рыбой и старается всячески приручить. Рассказ был опубликован в 1981 году, за двадцать лет до книги Мартела, и сам канадский автор подтверждает, что «слышал» о нем. Однако в показаниях путается, говорит, что читал критическую рецензию, но где и когда – внятно объяснить не может (статья в New York Times «Tiger in a Lifeboat, Panther in a Lifeboat: A Furor Over a Novel» от 6 ноября 2002 г.) В общем, многое указывает на то, что сюжет заимствован. Конечно, я не берусь ничего не утверждать – выводы делайте сами.

Но как бы то ни было «Жизнь Пи» — это отличный пример того, что истории, опирающиеся на реальные события, зачастую производят намного более сильный эффект, чем полностью выдуманные. Во многом это связано с изощренностью жизненных ситуаций – порой с реальными людьми случаются такие казусы и происшествия, что не выдумает ни одна даже самая изощренная фантазия. Присутствует здесь и значимый психологический момент. Читатель, заранее знающий о реальности описываемых событий, склонен сильнее сопереживать герою, острее воспринимать конфликт. Именно на описанном эффекте блестяще сыграл Мартел. Частность здесь только подтверждает тенденцию: многие профессиональные писатели уже давно собирают разные невероятные истории, чтобы затем обточить их и оформить в литературный шедевр. В художественной литературе уже давно возник кризис идей, и каждый выбирается из болота как может.

Однако акцент на реальность происходящего далеко не единственный ход, предопределивший успех романа. Не менее важно, что главная тема книги – борьба за выживание. Да, автор попытался внести некий религиозный колорит, поднять тему отношений с богом, но не проблематика дифференциации веры притягивает нас в этой истории, а пресловутая близость неминуемой смерти, которую главный герой вынужден раз за разом обманывать. И когда он жарится под беспощадным южным солнцем, изнывая от жажды, или корчится под холодным ливнем, заливаемый волнами и промокший до нитки, это интересно нам больше всего. Выживет или не выживет – вот в чем главный вопрос. И здесь я лишний раз убеждаюсь, насколько мощная это тема. Вспомните такие шедевры как «Лед и пламя» Рэя Брэдбери, «Поселок» Кира Булычева, да того же «Робинзона Крузо» Даниэля Дефо! Эти произведения объединены одной темой – темой борьбы за жизнь, безнадежной и бескомпромиссной, и все они чрезвычайно интересны. «Жизнь Пи», как выучливый падаван, старательно идет по их стопам, и кажется, уже заранее обречена на успех. Да вы только представьте, беспомощный голодный мальчишка наедине с диким зверем, хладнокровным убийцей на крошечной лодчонке посреди Тихого океана, под палящим солнцем и безжалостными штормами, за тысячи километров от городов и людей… Ну что еще надо для бестселлера?

Примечательно, что, несмотря на все неимоверные испытания и психологические удары, выпавшие на долю героя, книга носит легкий и даже развлекательный характер. Она не ставит перед читателем каких-то неразрешимых моральных вопросов, она не касается глубоких пластов души, где чтение не всегда порождает приятные мысли. Потерявший в одночасье всю семью Пи Патель, находясь в лодке наедине с самим собой, почти не вспоминает о родственниках, его душевные переживания переданы ровным счетом никак. Герой с охотой рассуждает о повадках животных, но никогда не придается воспоминаниям о погибшей семье. Да, его беспокоит соседство с диким зверем и необходимость добывания воды и пищи, но даже после спасения, находясь в госпитале, он позволяет себе в разговоре с японцами придумать страшную небылицу, где кок с «Цимцума» убивает мать на его же глазах. Придумывает просто так, ради развлечения, чтобы пошутить над недоверчивыми визитерами. Такое поведение выглядит очень странным, если не сказать фальшивым, но в контексте прочих сюжетных построений становится понятным. Кажется, Мартел делает историю легкой вполне осознанно, позитивный настрой одновременной веры во всех богов выглядит для него намного перспективнее мрачного психологизма и долгих рефлексий на почве семейной драмы. А теперь представьте, как бы эту книгу написал, например, Достоевский? Тональность была бы совершенно иной. Но речь даже не об этом. Легкость – это тоже пример авторского решения, показывающего, что одну и ту же историю можно рассказать десятком различных способов. И тут мы возвращаемся к бедному Моасиру Скляру и его новелле и можем понять, как предприимчивый канадец, прочитавший «Макса и кошек» (рецензию), вдруг решил, что историю можно изложить совсем по-другому. И как выглядит здесь вопрос плагиата, если о первоначальной версии сюжета не знал никто, а ее переосмысленная интерпретация стала мировым хитом? Конечно, сторонники всемирного заговора разглядят здесь непреодолимую стену, воздвигнутую западным обществом перед авторами из третьего мира, и скажут, что бедняжки никому не известны, а ушлые капиталисты никогда не допустят на свой рынок кого-то из чужаков. Вот только в этом ли дело? Сомневаюсь. Я прихожу к очевидному выводу, что в условиях литературного кризиса принцип «кто первый встал, того и тапки» уже не имеет права на существование. Иначе миллионы перспективных идей так и будут исчезать в пучине безвременья только потому, что не получили достойной реализации. А Мартел? Мартел, выходит, спас одну такую идею.

Что хочется сказать в заключении? Решения, принятые Янном Мартелом в ходе работы над книгой, дали «Жизни Пи» путь в свет, открыли перед ней широкие двери к сердцам и умам массового читателя. Не кривите носы, но «Жизнь Пи» — точно такой же продукт современной культуры, как и реклама по телевизору. Искусно подготовленный снаряд, бьющий точно в цель. Но осознание этого факта не делает книгу хуже, ее по-прежнему можно и нужно читать.

fantlab.ru

Life of Pi. Yann Martel (Жизнь Пи) - 1001 книга, которую нужно прочитать - Электронная библиотека

Книга на английском  языке 

Книга на русском языке удалена по требованию правообладателя.

"Мировой бестселлер"

Рейтинги:

12 место в  ТОП-100 лучших романов для пляжа и путешествий

Входит в список "1001 книга, которую должен прочитать каждый" (972)

Букеровская премия 2002 года

Аннотация

The son of a zookeeper, Pi Patel has an encyclopedic knowledge of animal behavior and a fervent love of stories. When Pi is sixteen, his family emigrates from India to North America aboard a Japanese cargo ship, along with their zoo animals bound for new homes. The ship sinks.

Pi finds himself alone in a lifeboat, his only companions a hyena, an orangutan, a wounded zebra, and Richard Parker, a 450-pound Bengal tiger. Soon the tiger has dispatched all but Pi, whose fear, knowledge, and cunning allow him to coexist with Richard Parker for 227 days while lost at sea. When they finally reach the coast of Mexico, Richard Parker flees to the jungle, never to be seen again. The Japanese authorities who interrogate Pi refuse to believe his story and press him to tell them “the truth.” After hours of coercion, Pi tells a second story, a story much less fantastical, much more conventional—but is it more true?

Мировой бестселлер "Жизнь Пи" (2001) - философский,  фантастический, приключенческий роман канадского писателя Янна Мартела, за который автор в 2002 году был удостоен Букеровской премии. В 2012 году по этому роману режиссером Энгом Ли был снят одноименный фильм, завоевавший сразу четыре "Оскара".

Главный герой романа индийский подросток Писин Молитор Патель в свои четырнадцать лет серьезно интересуется устройством нашего мира, религией, духовностью.

Скоро у него будет достаточно времени поразмышлять над этими вопросами, потому что он, единственный выживший после кораблекрушения в Тихом океане,  оказывается в одной спасательной шлюпке  вместе с бенгальским тигром по имени Ричард Паркер.

Человек и зверь проведут на дрейфующей шлюпке 227 дней. И обоим нужно будет выживать...

Вы можете скачать книгу "Yann Martel. Life of Pi" в форматах fb2 и epub бесплатно, без регистрации.

 

 

(290,67 Кб)       (393,93 Кб)  

fb2-epub.ru