Книга Зороастрийцы. Верования и обычаи. Содержание - Призвание Зороастра. Зороастра книга


Зороастрийцы. Верования и обычаи. Содержание - Призвание Зороастра

Вместе с надеждой, что существует вероятность достичь рая, развивалась вера в восстановление тела. Очевидно, невозможно было помышлять о том, чтобы только душа могла испытывать небесные радости. Судя по свидетельствам индийской традиции, считалось, что в течение первого года после смерти кости тленного тела восстанут и, одевшись бессмертной плотью, соединятся с душой на небе. Возможно, именно из-за этого представления индоарийцы постепенно сменили свой похоронный обряд кремацией, в которой тленная плоть быстро уничтожалась. После кремации кости тщательно собирали и захоранивали в ожидании воскрешения. Однако иранцы, как кажется, слишком почитали огонь, чтобы использовать его для уничтожения оскверняющего вещества. Поэтому, может, уже в языческие времена среди них вместо сжигания был принят обычай выставления тел, известный позднее у зороастрийцев. Обычай заключался в том, что труп оставляли в каком-либо пустынном месте, где стервятники и питающиеся падалью звери быстро сжирали его. Солнечные лучи становились путем, по которому душа поднималась на небо, а разлагающаяся плоть быстро исчезала. После этого кости собирали и хоронили так же, как и в обрядах индоарийцев.

Изучение языческих иранских верований о загробной жизни осложняется наличием еще одного обозначения, кроме урван, для души усопшего, а именно *фраварти (авестийское фраваши). Этимология этого слова (так же как и слова урван) сомнительна. Возможно, оно происходит от того же корня вар; что и хам-варэти – «доблесть», и обозначало.первоначально душу усопшего героя, то есть того, кто больше всего может помочь своим потомкам и защитить их. Если это так, то тогда у древних иранцев должен был существовать такой же культ героев, как и у древних греков. Фраваши представлялись чем-то вроде валькирий – женскими существами, крылатыми, населяющими воздух. Если они были довольны жертвоприношениями, они быстро слетались на помощь людям. Они старались обеспечить каждый год дождями свои семьи, следили за тем, чтобы в их семействах рождались дети, а во время войны невидимо сражались рядом со своими потомками. С древнейших времен, вероятно, существовало сходство между особым культом фраваши и поклонением душе, и оно способствовало тому, что верования о них несколько смешались и стали неясными. Развитие представлений о загробной жизни в раю увеличило смешение еще больше. Казалось бы, именно могущественные фраваши мыслились живущими высоко на небе вместе с богами, но в действительности в этой связи чаще всего упоминается душа-урван.

Возможно, вековая вера во фраваши как в вездесущих помощников и защитников и препятствовала тому, чтобы их мыслили живущими вдалеке. Может, трудно было также связывать этих крылатых духов с идеей воскрешения тела. Как бы то ни было, но уже в языческие времена представления о могучих фраваши и беспомощной душе-урван в большой мере слились. В авестийском гимне к фраваши (Яшт 13), содержащем древние части, они изображаются возвращающимися к своим домам в праздник Хамаспатмаэдайа в поисках приношений мяса и одеяний. Но в других стихах этого же гимна к фраваши взывают как к божественным по своей мощи духам. В зороастрийских текстах богослужения отождествление фраваши и души-урван иногда бывает полным, как это выражено в следующих словах: «Мы поклоняемся душам (урван) умерших, которые являются фраваши праведных». Все-таки различие между этими двумя душами сохраняется до наших дней и без сформулированного обоснования, и заключается оно в том, что с молитвой обращаются к фраваши, но для души-урван.

Заключение

Языческая религия иранцев, кажется, заключалась не только в обрядах и обычаях. Вера в богов содержала некоторые замечательные черты, которые были связаны с представлениями об истине-аша и божествах-ахурах. Эти черты восходили к традиционным верованиям, согласно которым надежды на счастливую загробную жизнь могли иметь лишь воины-мужчины. Кроме того, в старой вере к благородным элементам примешивались и некоторые безнравственные представления. Например, те, кто почитал Индру и других связанных с ним воинственных божеств, лелеяли надежды купить процветание в этой жизни и спасение в следующей благодаря обильным жертвоприношениям. И эти нравственные и безнравственные черты восходят, очевидно, к протоиндоиранскому периоду, то есть ко времени пастушеского каменного века, но последние наверняка усилились с наступлением бронзового века, когда возможности для обогащения и приобретения власти возросли.

Глава II

Зороастр и его учение

Введение

Пророк Заратуштра, сын Поурушаспы, из рода Спитама, известен прежде всего по Гатам – семнадцати великим гимнам, которые он сочинил. Эти гимны были добросовестно сохранены его последователями. Гаты являются не собранием поучений, но вдохновенными, страстными изречениями, многие из которых обращены к богу. Они имеют древнюю поэтическую форму, которая прослеживается (благодаря скандинавским параллелям) до индоевропейской эпохи. Гаты можно связывать с традицией мантиков-гадателей. Ее культивировали жрецы провидцы, которые пытались выразить в возвышенных словах свое восприятие божества. Она отличается утонченностью намеков, богатством и сложностью стиля. Такая поэзия может быть полностью понята только обученным человеком, а поскольку Зороастр верил, что бог поручил ему донести откровение до всего человечества, то он должен был проповедовать простыми словами для обычных людей. Изречения его передавались последователями из поколения в поколение и были, в конце концов, записаны лишь при Сасанидах, правителях третьей Иранской империи. Тогда говорили уже на среднеперсидском языке, так называемом пехлеви. Сочинения на пехлеви содержат бесценные пояснения для понимания удивительных по неясности Гат.

Много ценных материалов сохранилось также и в Младшей Авесте. Язык, на котором говорил Зороастр, известен только по Гатам и нескольким другим древним текстам. Такая лингвистическая изолированность увеличивает трудности толкования гимнов, поскольку они полны слов, не встречающихся больше нигде. Из остальных частей Авесты до нас дошли литургические тексты, отражающие разные этапы развития одного и того же языка (хотя и не совсем одного и того же диалекта). Для последователей Зороастра во всех этих писаниях заключались различные части откровения, полученного пророком, и все они соответствующим образом почитались. Хотя западные ученые и определяют все тексты, составленные после Гат, совокупно как Младшую Авесту, среди них есть весьма древние фрагменты. В особенности это замечание справедливо по отношению к некоторым яштам – гимнам, посвященным отдельным божествам.

Призвание Зороастра

Даты жизни Зороастра нельзя точно установить, так как он жил в то время, которое для его народа было доисторическим. Язык Гат архаичен и близок языку Ригведы, создание которой относится к периоду от 1700 г. до н.э. И в Гатах, мы Ригведе мы находим представления о мире, относящиеся к древности, к обществу каменного века. Может, следует сделать поправку на консерватизм языкового стиля, а возможно, «народ Авесты» (как называют, за неимением лучшего, племя, из которого происходил сам Зороастр) был бедным и изолированным от остального мира и не столь интенсивно подвергался влиянию перемен бронзового века. Можно, таким образом, осмелиться лишь предположить, что Зороастр жил между 1500 и 1200 гг. до н.э.

Зороастр упоминает о себе в Гатах как о заотаре, то есть полностью правомочном священнослужителе. Он – единственный основатель религии, который был одновременно и священнослужителем, и пророком. В Младшей Авесте он именуется общим словом для священнослужителя – атаурван. Он сам называет себя также мантран–«сочинителем мантр». Мантра – вдохновенное экстатическое изречение, заклинание (санскритское мантра). Обучение священству начиналось у индоиранцев рано, видимо в возрасте около семи лет, и было устным, потому что они не знали письма. В основном оно состояло в изучении обрядов и положений веры, а также в овладении искусством импровизации стихов для призываний богов и их восхваления и в выучивании наизусть великих мантр, сложенных мудрецами ранее. Иранцы считали, что зрелость достигается в пятнадцать лет, и, вероятно, в этом возрасте Зороастр стал священнослужителем.

www.booklot.ru

Зороастрийцы. Верования и обычаи. Содержание - Распространение учения Зороастра

Три Спасителя мира

Еще одно изменение в зороастризме, которое может быть отнесено к эпохе Ахеменидов, касается веры в Спасителя мира – Саошйанта. Эта вера развилась в ожидание трех Спасителей, каждый из которых будет рожден девственницей от семени пророка. Такое уточнение кажется связанным со вновь разработанной схемой мировой истории, согласно которой «ограниченное время» (то есть три периода Творения, Смешения и Разделения) рассматривалось как огромный «мировой год», разделенный на отрезки в тысячу лет каждый. Обычно считается, что эта схема восходит к вавилонским представлениям о цикличности «великих годов», тех промежутках времени, которые вечно повторяются со всеми происходившими в течение них событиями.

Тексты расходятся относительно того, сколько тысячелетий составляют зороастрийский мировой год. Одни указывают общее число в девять тысячелетий (то есть три раза по три, что является излюбленным числом), другие – в двенадцать (соответственно количеству месяцев солнечного года). Однако есть основания думать, что первоначальным было число – шесть тысяч лет, но оно было затем увеличено, по мере того как жрецы изменяли свои построения. Из этих шести тысяч лет первые три тысячи были, видимо, отведены на творение, процессы смешения, и на раннюю историю человечества.

Считалось, что Зороастр родился в конце III тысячелетия, а откровение получил в 3000 году. Затем последовал период добродетели и приближения к конечной цели творения, но вскоре люди стали забывать об учении пророка. В 4000 году первый Спаситель по имени Ухшйат-Эрэта («Растящий праведность») обновил проповедь Зороастра. Затем история повторится, и его брат по имени Ухшйат-Нэма («Растящий почитание») появится в 5000 году. Наконец, к концу последнего тысячелетия появится величайший из Саошйантов, сам Астват-Эрэта, который возвестит Фрашо-кэрэти. Это учение о трех Спасителях позволило ученым жрецам соединить зороастрийское откровение о будущем с древнеиранскими легендами о падении человечества из золотого века, то есть от царства Йимы, до жалкого настоящего, до периода упадка перед появлением первого Саошйанта. Учение это дало им также возможность подыскивать примеры повторяющихся в истории событий. Все эти построения, касающиеся мировой хронологии и трех Саошйантов, оставались, однако, занятием для ученых, в то время как простые люди (судя по позднейшим свидетельствам) продолжали ждать и надеяться на появление одного только Спасителя, предсказанного Зороастром.

Религиозные обычаи

До нас дошло мало прямых данных о частностях зороастрийских обрядов в ахеменидскую эпоху. Разделы Ясны, относящиеся к новым календарным посвящениям, свидетельствуют о постоянном развитии религиозных обычаев, о сочинении новых текстов для сопровождения богослужений, в основном заимствованных из древних частей Авесты, соединенных простыми связочными формулами. Книги Геродота – наш главный источник по иранской религии этой эпохи. Будучи не зороастрийцем, он, вероятно, не допускался до сокровенных религиозных ритуалов, о которых не упоминает. Вот как описывает он жертвоприношение одному из божеств, совершаемое верующим на открытом воздухе: «Молиться о благах только для себя одного не позволяется приносящему жертву. Он молится о благах для царя и для всех персов, потому что считает себя одним из них. Затем он расчленяет жертву на части и, сварив мясо, расстилает мягчайшую траву, предпочтительно трилистник[33], и кладет все мясо на него. Когда он так сделает, подходит маг и поет над ним песнь о рождении богов, как повествует персидское предание, и ни одно жертвоприношение не может быть совершено без мага. Через некоторое время принесший жертву уносит мясо и использует, как пожелает» (Геродот I, 132). В этом описании можно видеть и верные сообщения о зороастрийском обряде (например, молитвы за всю общину; способ размещения мяса; присутствие жреца), и ложные (жертвоприношение совершается мирянином без предварительного освящения жертвы; содержание изречений жреца). Может быть, даже в рассказе об этом открытом обряде Геродот опирается больше на описание, не вполне к тому же понятое, а не на свои собственные наблюдения. Он сообщает также в более общем виде о жертвоприношениях, приносимых персами Зевсу, то есть Ахурамазде, на вершинах гор и добавляет, что они совершают еще жертвы «солнцу, луне, земле, огню, воде и ветрам» (Геродот I, 131).

Что касается магов, то Геродот поражен тем, что они своими руками убивают «любое живое существо, кроме собак и людей; они убивают всех одинаково – муравьев и змей, пресмыкающихся и летающих животных – и очень гордятся этим» (Геродот I, 140). Последнее кажется естественным, так как маги, уничтожая вредных храфстра, считали, что они ослабляют силы зла – Ангра-Маинйу. Согласно Геродоту, персы «очень почитают реки. Они не мочатся, не плюют и не моют в них рук и никому не позволяют этого делать» (Геродот I, 138). Огонь же они «считают божеством» (Геродот II, 16). Об их нравах и поведении Геродот сообщает, что «они считают лгать самым подлым, а затем делать долги, последнее по многим другим причинам, но в особенности за то, что должник, как они утверждают, должен говорить неправду» (Геродот I, 138). «Правдивость» же, по словам Геродота (Геродот I, 136), – это то, чему персидская знать обучает своих сыновей[34].

Распространение учения Зороастра

Учение Зороастра определяло поведение его последователей. В то время оно имело сильное влияние на всем Ближнем Востоке. Никаких данных об обращении в зороастризм неиранцев при Ахеменидах нет, но персидские должностные лица вместе со своими семьями занимали видные посты во всех областях империи, в том числе и с неиранским населением, и там же находились колонии торговцев и прочих поселенцев. В местах, где жили персы, нужны были и зороастрийские священнослужители для того, чтобы совершать религиозные обряды и богослужения. Наиболее ясные доказательства этому благодаря свидетельствам греческих источников мы находим в Малой Азии.

Вероятно, и жрецы и прихожане охотно обсуждали разные проблемы веры с теми, кто этим интересовался, и постепенно многое из основных вероучении Зороастра распространилось по всем странам – от Египта до Черного моря. Это были представления о том, что существует верховный бог, который является и Творцом, и злые силы, противящиеся и неподвластные ему. Творец произвел на свет множество меньших божеств для того, чтобы справиться с этими злыми силами. Творец создал этот мир с определенной целью, и в настоящем его состоянии этот мир имеет конец, который будет провозглашен приходом Спасителя мира. Тем временем рай и ад существуют, и каждая душа подлежит суду после смерти. В конце времен произойдет воскресение мертвых и будет Последний Суд с полным уничтожением всех грешников. Затем на земле установится царство бога и праведные вступят в это царство, как в сад (называемый персидским словом парадайза[35]), и будут наслаждаться вечным счастьем в присутствии бога, оставаясь бессмертными и телом, и душой.

Эти представления были усвоены различными иудейскими сектами в период после вавилонского плена, так как иудеи оказались одним из народов, наиболее восприимчивых к воздействию зороастризма. Они были небольшим меньшинством, твердо придерживавшимся своих верований, но восхищались, очевидно, своими благодетелями-персами, в религии которых они нашли родственные представления.

Почитание одного верховного бога, вера в приход мессии, или спасителя, вместе со следованием определенному образу жизни, соединявшему возвышенные моральные устремления со строгими нормами поведения (включая законы очищения), – во всем это иудаизм и зороастризм сходились. Схождения, усиленные, по-видимому, еще и уважением подчиненного народа к своим великим покровителям, позволили зороастрийскому учению оказать воздействие на иудаизм. Степень воздействия засвидетельствована лучше всего только источниками парфянского времени, когда и христианство, и гностические секты, и северный буддизм в равной мере несут на себе следы того глубокого влияния, которое возымели учения Зороастра во всех областях империи Ахеменидов.

www.booklot.ru

Зороастрийцы. Верования и обычаи. Содержание - Знак зороастризма

В этом грандиозном апокалипсическом видении Зороастра смешались, возможно неосознанно, рассказы об извержениях вулканов и потоках горящей лавы и его собственные впечатления о древнеиранских испытаниях-ордалиях раскаленным металлом. В соответствии с его строгим учением, тогда должна восторжествовать истинная справедливость, как это случалось и на земле при испытаниях огнем. Во время последнего испытания все грешники переживут вторую смерть и исчезнут навсегда с лица земли. Демоны-даэва и силы тьмы будут уничтожены в последнем великом сражении с божествами-язата. Река расплавленного металла потечет вниз, в ад убьет Ангра-Маинйу и сожжет последние остатки зла в мире.

Тогда Axypa-Мазда и шесть Амэша-Спэнта торжественно совершат последнее духовное богослужение-ясна и принесут последнее жертвоприношение (после которого смерти вообще больше не будет). Они приготовят мистический напиток – «белую хаому», который даст всем блаженным воскресшим, кто вкусит его, бессмертие. Тогда люди станут такими же, как сами Бессмертные Святые – едиными в мыслях, словах и делах, нестареющими, не знающими болезней и тления, вечно радующимися в царстве бога на земле. Потому что, согласно Зороастру, именно здесь, в этом знакомом и любимом мире, восстановившем свое первоначальное совершенство, и будет вечное блаженство, а не в отдаленном и иллюзорном раю.

Таким образом, эра «Разделения» является возобновлением эры «Творения», за исключением того, что не предвидится первоначальная единичность одушевленных существ. Горы и долины уступят место гладкой равнине, но там, где сначала было одно растение, одно животное и один человек, навсегда останется то большое и разнообразное множество растений и живых существ, появившихся с тех пор. Точно так же и многие божества, созданные Ахура-Маздой, продолжат свое раздельное бытие. Их обратное поглощение верховным божеством не предсказывается. Как говорится в пехлевийском тексте, после Фрашегирд «Ормазд, Амахраспанд[14], все язата и люди будут вместе… повсеместно будет, как весной в саду, в котором всевозможные деревья и цветы… и это все будет творением Ормазда» (Дадестани-Диниг. Ривайат XLVIII, 99, 100, 107).

Следовательно, Зороастр стал первым, кто учил о суде над каждым человеком, о рае и аде, о грядущем воскресении тел, о всеобщем Последнем Суде и о вечной жизни воссоединявшихся души и тела. Эти представления стали впоследствии известны религиям человечества, они были заимствованы иудаизмом, христианством и исламом. Однако только в самом зороастризме они имеют между собой полную логическую связь, потому что Зороастр настаивал и на исконной благости материального мироздания и соответственно плотского тела и на непоколебимой беспристрастной божественной справедливости. По Зороастру, спасение каждого человека зависит от совокупности его мыслей, слов и дел, в которые вмешиваться и изменять, из сострадания или же по своей прихоти, не может ни одно божество. В таком учении вера в День Суда полностью получает свой ужасающий смысл, ведь каждый человек должен держать ответ за судьбу собственной души и разделять общую для всех ответственность за судьбы мира. Проповедь Зороастра была и благородной, и требующей усилий от каждого человека, она призывала тех, кто принимал ее, к решимости и отваге.

Глава III

Утверждение культа Мазды

Введение

Хотя учение Зороастра – развитие старой веры в Ахуру, оно содержало много такого, что раздражало и тревожило его соплеменников. Предоставляя надежды на достижение рая всякому, кто последует за ним и будет стремиться к праведности, Зороастр порывал со старой аристократической и жреческой традицией, отводившей всем незнатным людям после смерти подземное царство. Более того, он не только распространил надежду на спасение на небесах для бедняков, но и пригрозил адом и, в конечном счете, уничтожением сильным мира сего, если они будут поступать неправедно.

Его учение о загробной жизни, казалось, задумано так, чтобы вдвойне рассердить привилегированных. Что касается его отрицания демонов-даэва, то оно могло показаться опрометчивым и опасным как богатым, так бедным, потому что навлекало гнев этих божественных существ на все общество. Далее, величественные представления об одном Творце, о разделении добра и зла грандиозной мировой борьбе, требующей постоянных нравственных усилий, было трудно постичь, а будучи понятыми, эти представления оказались слишком вызывающими для обычных беспечных политеистов.

Соплеменники Зороастра, очевидно, чувствовали естественное недоверие к знакомому им человеку, который претендовал на то, что получил удивительное божественное откровение. Годы, посвященные Зороастром проповеди среди соплеменников, были почти бесплодными – он сумел обратить в новую веру лишь своего двоюродного брата Маидйоиманха. Тогда он покинул свой народ и отправился к другому, где, будучи чужестранцем, смог добиться благосклонности царицы Хутаосы и ее мужа царя Виштаспы, которые «выступили вперед как (сильная) рука и поддержка для его веры ахуровской, веры Заратуштры» (Яшт 13, 100). Обращение в новую веру Виштаспы рассердило соседних правителей, они потребовали его возвращения к старой религии. Когда он отказался это сделать, началась война, в которой Виштаспа одержал победу. Так учение Зороастра было принято в стране Виштаспы.

Согласно преданиям, Зороастр прожил еще много лет после обращения Виштаспы, но о его жизни и до и после этого решающего события известно мало. Для того чтобы полностью отвечать своему призванию, иранскому священнослужителю следовало жениться, и Зороастр был трижды женат. Его первые две жены, имена которых до нас не дошли, родили ему трех сыновей и трех дочерей. Свадьба младшей дочери пророка, Поуручисты, воспевается в одной из Гат (Ясна 53). Мужем Поуручисты стал Джамаспа, главный советник Виштаспы прославившийся мудростью. Джамаспа упоминается в Гатах вместе со своим родственником Фрашаострой. Третьей женой Зороастра стала дочь Фрашаостры – Хвови. Этот брак был бездетным.

Знак зороастризма

В Гатах Зороастр выступает скорее пророком, чем законодателем. Тем не менее, за годы, проведенные при Виштаспы, он должен был устроить свою общину, установить религиозные церемонии и обряды. По-видимому, это еще индоиранский обычай надевать на мужчин при инициации плетеный шнур в знак принятия в религиозную общину. Брахманы Индии носят его через плечо. Шнур завязывает жрец, но брахманы никогда его не развязывают, а просто стягивают в сторону, когда совершают обряд. Этот старый индоиранский обычай Зороастр приспособил для того, чтобы дать своим no-следователям отличительный знак. Все зороастрийцы мужчины и женщины, носят шнур как пояс, трижды обернув им поясницу и завязав узлом спереди и сзади. Обряд посвящения совершается в пятнадцатилетнем возрасте, после чего верующий обязан сам развязывать и вновь завязывать пояс каждый день всю свою последующую жизнь во время молитвы. Символическое значение этого пояса (по-персидски кусти) вырабатывалось в течение столетий, но, по-видимому, с самого начала три его витка означали трехчастную этику зороастризма[15]. Они должны были сосредоточивать мысли владельца на основах веры. Кусти повязывают поверх нижней белой рубашки – судра, – в ворот которой зашит маленький кошелек. Он должен напоминать верующему о том, что человек всю жизнь должен наполнять его благими мыслями, словами и делами для того, чтобы обрести себе сокровище на небесах.

www.booklot.ru

Зороастризм. Фигура Зороастра

Зороастр

Мы уже начинали описывать зороастризм в соответствующей статье. Теперь же поговорим о главном пророке этого учения. Зороастр (Заратуштра) — облик, овеянный тайнами, уходящими от нас в глубину веков. Нет никаких достоверных сведений ни о времени, ни о месте его рождения. Восточные легенды рассказывают, что Зороастр жил в Бактрии при царе Дарии Гистаспе (конец VI-го, начало V-го века до Р.Х.), западные историки полагают, что он жил за 600, за 1000 и даже за 6000 лет до Р.Х. Греческие писатели говорят о Зороастре, как о мудреце и маге, ему приписываются различные прорицания, откровения, тайные книги. Есть очень красивая версия о том, что имя — Зороастр — означает “семя Истар” (т.е. планеты Венеры).

Согласно “Зендавесте”, Зороастр пришел на землю, когда добро и зло были приведены в равновесие. “Прежде чем пришел Заратуштра, дэвы или злые духи явно скитались по земле в виде мужчин, а пэри — демоны-женщины — в виде женщин; дэвы брали в жены женщин и совершали с ними злодеяния; когда же Заратуштра принес закон на землю, то он сокрушил тела дэвов; они скрылись под землей, и, если они желали совершить злое дело, то не могли принять вида человека, но только вола или осла”. Это была эпоха жестоких войн, кровавых жертвоприношений, могущества колдунов и магов, утраты древней веры в Единого Бога.

Будущее Великого Пророка было предсказано его матери во сне, в котором она увидела прекрасного юношу, вышедшего из яркого света с жезлом и книгой в руках и победившего все злые силы, пытавшиеся вырвать будущего ребенка из её чрева. По преданию, рождению Зороастра радовалась вся природа, и сам ребенок появился на свет не с плачем, а с радостным смехом, приветствуя мир, в который пришел. Детство и юность Зороастра были полны чудесных событий. Злые силы всячески пытались уничтожить ребёнка, которому было предначертано великое будущее, но всякий раз терпели поражение.

В 20 лет Зороастр «оставив мирские желания, вступил на путь праведности», наступило время самопознания и духовных поисков. В 30 лет он покинул свой дом и пустился в странствия. В Иране ему явился добрый дух, который привел его к верховному Владыке Ормузде, в присутствии которого Зороастр «не увидел собственной тени на земле из-за их яркого свечения». Здесь он получил Божественное Откровение, а также ответы на многие волновавшие вопросы. Ормузд вручил своему избраннику священную книгу “Зендавесту” с приказанием идти ко двору царя Гистаспа и там проповедовать новое учение. Необыкновенная мудрость и твердая уверенность в истине, а также ряд совершенных Зороастром чудес, убедили Гистаспа принять новое учение, что и явилось в конечном итоге важнейшим событием его царствования. В день принятия Гистапсой нового учения Зороастр посадил кипарис, как символ новой веры.

«Прошли века, вдруг возросло дерево счастья и радости, дерево с крепким корнем и множеством ветвей…Все листья его полны назидания. Плод его полон ума. Кто вкусил этот плод, тот получил бессмертие… Явился Божий свет Зороастр, исчезло все зло в сердцах». Фирдоуси.

По приданию, Зороастр был женат три раза и имел трех сыновей и трех дочерей; от его сыновей произошли сословия жрецов, воинов и земледельцев.

О смерти Зороастра известно немного. Греческие историки рассказывают, что он был уничтожен небесным огнем и потом взят на небо; восточные же писатели говорят просто, что он умер на 77 году жизни у себя на родине, куда он возвратился после обращения Гистаспа.

До сих пор само существование личности Зороастра вызывает споры ученых. Для современного человека “лучшим доказательством того, что Зороастр был исторической личностью, без сомнения, служит его религия — такую строго продуманную стройную систему, вероятно, мог создать только гений одного великого человека, хотя он и пользовался, несомненно, уже ранее существовавшими данными, которые затем слил в единое целое”. Уверенно можно сказать, что истинный огонь зороастра — это его учение. Нам лишь остается добавить — божественный гений Великого Учителя — и попытаться прикоснуться к тому, что нам известно о Его учении.

Главный символ зороастризма.

Подобно другим религиям древности, религия Зороастра пытается проникнуть в смысл творения, объяснить его причины, исследовать происхождение человека и его будущую судьбу. Но приступая к решению этих вопросов, зороастризм с необыкновенной глубиной и основательностью задается прежде всего вопросом о условиях существования мира и человека — о времени и пространстве, этих двух столпах всего мироздания. Время и пространство, вечное и бесконечное — это два великих божества, стоящих выше всех прочих. Великое время — это неумолимая судьба, против решения которой не может устоять ничто в мире; бесконечное пространство — это такое же невозмутимое, недоступное никаким треволнениям божество, не склоняющееся ни на мольбы, ни на жертвы людские. К указанным божествам примыкают два царства природы: бесконечный свет, жилище добрых богов, и абсолютная тьма. Противоположность света и тьмы, добра и зла, их борьбы друг с другом, составляет основное начало религии Зороастра. Добро восходит к верховному творцу Ормузду, могучему властителю, подателю мира и всяких благ на земле. В противоположность ему, дух зла Ариман, живущий во мраке, — создал суровую зиму, удушливую жару, истребительный град, вредных и нечистых животных, проник в недра земли и положил начало аду, он виновник всего зла, отец лжи. Важнейшие помощники Ормузда — семь добрых гениев, которые являются олицетворением высшей премудрости, милосердия, справедливости, божественной правды. К воинству Ормузды относятся и дух веры, охраняющий мир от бедствий, и боги древнейшей народной религии (важнейший из них — Мифра — олицетворение космического, независимого от солнца света, хранитель нравственной чистоты), и, наконец, души праведных. Духи зла, дэвы, олицетворяют дурные наклонности человека и губительные явления природы. Борьба между воинством добра и зла и составляет содержание всемирной истории.

Человек, находясь среди борьбы света и тьмы и обладая свободной волей, должен выбирать между добром и злом. После смерти поступки человека взвешиваются и, если перевешивают добрые, то душа его попадает в рай, иначе — в ад; при равновесии добрых и злых дел человек помещается в промежуточное царство до страшного суда. Страшный суд — это последнее испытание человеческих душ, воздаяние за содеянное на земле. Он окончательно смоет все зло, навеки освободит души из-под власти Аримана, наградив их чувством взаимной любви и почитания истинной веры. Злой дух будет окончательно побежден, а добро восторжествует навеки.

Как и всякая другая религия, зороастризм имел свой культ богослужения, однако сам Пророк считал, что путь к Ормузду лежит не столько через жертвоприношения и обряды, сколько через добрые мысли и праведный образ жизни. На первом плане культе находилось служение огню, как представителю света на земле, стихии чистой и всеочищающей. Жертвоприношения состояли главным образом из произведений растительного царства, сожжение на огне животных было величайшим оскорблением этой стихии. Один из важнейших аспектов религии Зороастра — это учение о чистоте и нечистоте, причем чистота подразумевается как нравственная, так и физическая. Зендавеста постоянно настаивает на чистоте мысли, слова и дела. Ложь, обман, зависть — создания злого духа, с которыми надо всеми силами бороться. Зендавеста внушала человеку противление злу физическому и духовному, побуждала к борьбе с неблагоприятными условиями природы (бесплодием почвы, засухой, болезнями, вредными животными), вызывала энергию в труде, учила думать, говорить, поступать правдиво. Она предписывает человеку занятие земледелием, проведение канав для орошения почвы, вообще утилизацию природы на пользу человека.

То есть, мы видим, что Великий Зороастр не только приоткрыл человеку покров извечной тайны бытия, но и оставил ему прекрасную систему практических наставлений, помогающих выбрать верное направление в огромном мире борьбы добра и зла, которое в конечном счете приведет человека Вечное Царство Света.

Зороастризм нельзя назвать только религией в общепринятом сейчас понимании этого слова. Прежде всего это образ жизни и строй мышления. Сейчас эти слова стало модно говорить практически обо всем: от различных направлений современной музыки до многочисленных философских систем. Знакомство с зороастризмом покажет вам, что именно к нему это определение применимо без всякой натяжки. Зороастризм охватывает все стороны жизни человека. В нем отсутствует широко распространенное деление жизни на высокое, духовное, божественное, с одной стороны, и низменное, человеческое, материальное, с другой стороны. Подобное разделение нередко приводит к лицемерию и обману, несоответствию высоких слов и грязных дел. Человек рассматривается в зороастризме как микрокосмос, часть единого Космоса, Вселенной, а его развитие — как составная часть общекосмического процесса. Многие современные ученые и исследователи считают эти особенности учения архаизмом, относящимся к далекому прошлому, к первобытно-общинному строю и т.д., то есть к тому времени, когда, по их мнению, люди были еще глупыми и наивными, не понимали преимуществ прогресса. Не будем переубеждать сторонников подобной точки зрения. Наше дело — это решить, соответствует ли это учение той реальности, тому миру, в котором мы живем, во всем его многообразии. Позволяет ли оно нам получить ответ на многие (или даже на все) вопросы, на которые мы не может ответить обычным путем, помогает ли выбрать нужную дорогу в жизни. Если это учение нас устраивает, если оно помогает восстановить утраченную целостность мира, тогда мы можем его придерживаться. Если же оно не соответствует психотипу и мировоззренческим установкам того или иного человека, тогда следует попытаться найти другую стезю на пути духовного совершенствования.

magicjournal.ru

учение и книга Ф. Ницше: VIKENT.RU

Иранский жрец, пророк.

Отделить собственно учение пророка от последующих вымыслов проблематично...

«Благодаря Заратуштре архаический культ индоевропейцев превратился в Иране в монотеистическую религию, с которой человек должен готовиться к конечному торжеству высшего Блага. Хотя личность непревзойдённого «мага» со времен Геродота зачаровывала греческих философов от Пифагора до Платона, этот «маг», известный под эллинизированным именем Зороастр, остаётся для нас столь малоизвестным, что некоторые чересчур строгие критики дошли до того, что ставят под сомнение сам факт его существования. Однако современные исследователи признают всё же в Заратуштре реформатора древней политеистической религии Ирана и автора Гат, семнадцати гимнов, составляющих самую древнюю часть Авесты. Авеста остаётся до наших дней священной книгой маздаизма, кое-где сохранившейся древнейшей религии гебров в Иране и парсов (персов) в Индии. В этой книге слышен проникновенный голос пророка. Скорее всего Заратуштра родился в семье жреца. Он выполнял обязанности заотара, служителя, возносящего моления и производящего жертвоприношения. Повинуясь божественному голосу он удалился в пустыню. Здесь на тридцатом году жизни, испытав экстатический восторг, он был взыскан Ахурамаздой, (Ормуздом), единственным Богом, «Мудрецом» и «Праведником», творцом всего сущего, возвестившим ему его предстоящую миссию очищения древних верований и ритуалов. Проповедь Заратуштры встречала лишь непонимание и преследования со стороны жрецов до тех пор, пока он не обратил в свою веру принявшего его царя Виштаспу. Благодаря этому покровительству, реформа, предпринятая Заратуштрой, пошла быстрее от одного верующего к другому по всему Ирану. [...] Древний обрядовый формализм, связанный с жертвоприношением, Заратуштра заменил культом единого бога Ахурамазды (Ормузда), при этом остальные боги превратились либо в его помощников, в «Бессмертных благодетелей», либо в демонов. Но могуществу Ахурамазды угрожает Дух Зла - Аихра-Манью (Ариман), представляющий собою антитезу Святому Духу-Спента-Майнью, хотя и тот и другой подчинены «Господу Мудрому». Этот дуализм восходит, вероятно, к самому Заратустре, но приобретает решающее значение значительно позже. Запретив кровавые жертвы, Заратуштра возвёл в культ почитание Огня, очевидного проявления божественного могущества. Этот культ до сих пор сохранился в маздаизме. При династии Ахеменидов маздаизм стал официальным культом, а при династии Сахсанидов (III-VII века) был провозглашен государственной религией. Когда Иран был завоеван Исламом (VII век), маздаизм сохранился в виде небольших островков в горах, тогда как часть поклонников Ахурамазды бежала в Индию; это парсы, ныне процветающая индийская община, насчитывающая около 150 000 человек».

Жак Бросс, Духовные учителя, СПб, «Академический проект», 1998 г., с. 91-92.

 

В период с 1883 по 1885 годы Фридрих Ницше написал книгу: Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого / Also sprach Zarathustra. Ein Buch für Alle und Keinen, где изложил не данные историков о пророке Зараустре, а использовал его имя как символ для выражения своих идей о сверхчеловеке…

Характерный пример текста:

«Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке!Сверхчеловек - смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: «Да будет сверхчеловек смыслом земли!»Я заклинаю вас, братья мои, оставайтесь верны земле и не верьте тем, кто говорит вам о надземных надеждах! Они отравители, все равно, знают ли они это или нет. Они презирают жизнь, эти умирающие и сами себя отравившие, от которых устала земля: пусть же исчезнут они!Прежде хула на Бога была величайшей хулой; но Бог умер, и вместе с ним умерли и эти хулители. Теперь хулить землю – самое ужасное преступление,  так же как чтить сущность непостижимого выше, чем смысл земли!Некогда смотрела душа на  тело с презрением: и тогда не было ничего выше, чем это презрение, - она хотела видеть тело тощим, отвратительным и голодным. Так думала она бежать от тела и от земли».

Фридрих Ницше, Так говорил Заратустра: книга для всех и ни для кого, М., «Издательство Московского университета», 1990 г., с. 11-13. 

vikent.ru