Нил Гейман «Звёздная пыль». Звездная пыль книга


Книга Звездная пыль читать онлайн Нил Гейман

Нил Гейман. Звездная пыль

 

Посвящается Джин и Розмари Волф

 

Песня

 

 

Поймай рукой метеорит,

Сорви мне папоротник-цвет,

Найди след чертовых копыт

И место всех ушедших лет.

Учи внимать русалок пенью

И от завистников терпенью.

И есть ли слух

От злых старух

Чтоб укреплял высокий дух?

 

Когда провидцем ты рожден,

Что видит скрытый смысл вещей,

Скачи за дальний небосклон

И проплыви все сто морей,

Вернись, и расскажи мне честно

Все тайны, что тебе известны,

Но там и тут

Напрасен труд

Искать красавиц, что не лгут.

 

Скажи мне, если из людей

Такую кто-нибудь найдет,

Но нет, не поспешу я к ней,

Пусть в двух шагах она живет.

Уж такова красавиц суть —

Она сумеет обмануть.

Пока в пути,

Как ни крути,

Двух-трех успеет провести[1].

 

Джон Донн

 

Глава первая,

 

 

в которой мы узнаем о селении под названием Застенье и о загадочном событии, которое происходит там каждые девять лет  

Жил на свете молодой человек, который хотел обрести Мечту своего сердца.

Это не совсем обычный роман, как можно решить из первых строк (ведь на самом деле все истории о молодых людях, какие только жили или живут на свете, обречены начинаться совершенно одинаково). В нашем молодом человеке и в том, что с ним произошло, было много необыкновенного – так много, что всего целиком не знал даже он сам.

Эта история – как и многие ей подобные – началась в Застенье.

Селение под названием Застенье и сейчас, как шестьсот лет назад, стоит на гранитном выступе посреди лесной чащи. Дома в Застенье старые, похожие на кубики серого камня, крытые темными шиферными крышами. Стараясь использовать каждый дюйм гранита, строения лепятся одно к другому; то тут, то там к стене жмется деревце или кустик.

Из Застенья ведет всего одна дорога – извилистая тропа через лес, с двух сторон окаймленная отдельными валунами и камнями помельче. Она идет далеко на юг и за лесом становится настоящей дорогой, покрытой асфальтом. Чем дальше, тем она делается шире; по ней круглые сутки из города в город снуют автомобили. В конце концов дорога приводит в Лондон – но от Застенья до Лондона целая ночь езды.

Жители Застенья по большей части народ немногословный. Они делятся на коренных застенцев – таких же твердых и бледных, как гранит, на котором построено их селение, – и остальных, сравнительно недавно нашедших в Застенье пристанище для себя и своих потомков.

С запада Застенье окружено густым лесом, на юге есть озеро, обманчиво тихое на вид, которое подпитывается горными ручьями, стекающими с холмов к северу от деревни. На пастбищах в холмах пасутся овцы. А к востоку – вновь сплошной лес.

С этого самого востока Застенье отгорожено серой каменной стеной, от которой и происходит название селения. Стена очень старая, сложена из крупных, грубо обработанных глыб гранита; она начинается в лесу и, пройдя по краю деревни, снова уходит в лес.

В стене есть одно-единственное отверстие. Брешь футов шести в ширину находится на северо-востоке Застенья.

Сквозь брешь можно разглядеть широкий зеленый луг. За лугом – ручей, а на дальнем его берегу встают высокие деревья. Время от времени меж стволами мелькают какие-то тени, смутные фигуры. Большие странные существа и совсем маленькие мерцающие создания, которые исчезают, едва блеснув мгновенной вспышкой. Хотя луг выглядит просто великолепно, никому из селян и в голову не придет пасти скот на траве по ту сторону стены. Как, впрочем, и пустить луг под посевы.

knijky.ru

Нил Гейман «Звёздная пыль»

«Обычный состав: кошачье дыхание, рыбья чешуя и лунный свет с мельничной запруды»

Прочитав этот роман и сев за написание отзыва, я посмотрел в окно на закат и понял одну важную вещь, которая иногда почему-то выпадает из головы: мир полон красок. Банально вроде бы это звучит, но всё равно с годами и с кучей дел приходится себе напоминать эту простую мысль. Практически каждая страница, каждый абзац книги наполнены пёстрыми, яркими, разноцветными лоскутками волшебного мира произведения, чудесными персонажами вроде упавшей звезды, всё понимающего единорога или экипажа воздушного корабля, охотящегося за молниями, и, конечно же, чистыми и наивными грёзами главного героя Тристрана Торна, который хотел найти Мечту своего сердца.

Сказка для взрослых в исполнении Нила Геймана вышла великолепной. Как уже сказал ранее, очаровывает красочность мира произведения, отличный легкий и милый юмор, безграничная фантазия автора, коей подвергнуты даже самые мелкие и незначительные детали, которые можно было бы и пропустить, но спасибо Нилу, что они упомянуты, добавляя порцию шарма (например, момент пробуждения звезды после падения, когда описывается пейзаж, где заколдованный мышонок собирался съесть волшебный Орех мудрости , пока его не схватила заколдованная сова). Благодаря этим деталям вся история выигрывает многократно. Также добавлю, что все персонажи, которые вначале казались ненужными и довольно разрозненными (рабыня колдуньи на ярмарке с кошачьими ушками или те же три колдуньи и три наследника Штормхолда) сплетаются в единый клубок, и выстреливают там, где надо: в конце, конечно же.

Тристран Торн своей наивностью и готовностью самоотдачи даже ради того, кто называет его мальчишкой на побегушках, напоминает нам нашу наивную молодость. Как поется в песне: «Как молоды мы были, как искренно любили, как верили в себя...» Мы даже не особо осуждаем его за то, что он отправился в такое опасное путешествие. Мы чувствуем, что и сами не прочь были бы туда отправиться:) И лишь когда другие персонажи указывают на это, смеются, только тогда понимаем уже с взрослой позиции: «Черт, а ведь правда, Тристран что-то сглупил так-то.» Но концовка радует и греет душу, как и должно быть в хорошей сказке. И, как уж повелось, то, что мы на самом деле не замечали, и было нашим самым главным счастьем.

Слышал, что эта книга в определенной степени вобрала в себя опыт прошлых фэнтезийных знаковых произведений, и во многом не оригинальна. На это могу ответить только так. Я человек простой, не критик и не специалист по жанру фэнтези, поэтому если мне очень понравилось и хочется поставить 9 — ставлю 9:)

fantlab.ru

Аудиокнига Звездная пыль, Нил Гейман, (1998 г.). Описание, отзывы, рейтинг книги Звездная пыль

По-моему, более чем неудачная книга во всех смыслах. От книги я ожидала - волшебства, легкости, сказочности, увлекательности, хорошо прописанный фэнтезийный мир, в общем, я ждала хорошую, увлекательную взрослую сказку. Да и фильм очень уж мне понравился. Однако, сюрпризы не заставили себя ждать слишком уж долго.

Если это взрослая сказка, а это сказка для взрослых, потому что герои практически на каждой странице какают, мочатся, занимаются сексом и много крови, то почему она написана в детском стиле? Причем, в детском стиле для не особо развитых детей, где абсолютно не прописаны характеры героев, их мотивы скомканы и неубедительны, где герои ведут себя как полные дураки, и по возрасту они мало различаются в поведении, хоть 17-летний Тристан, хоть его взрослый отец. Каждая линия поверхностна, не углублена ни в ширину, ни в глубину. Такие яркие персонажи, как ведьмы или семейство лордов Штормфорта или сама звезда Ивэйн, прописаны вяло, каждая история будто высосана из пальца: где начало, где конец, где корни, где, наконец, характеры? Характеры ведьм, характеры наследников престола? Где характер звезды? Только лишь в том, что она ругалась - ''идиот''? На самом деле, что меня неприятно поразило – эротические сцены в сказке. Нет, я понимаю, что Гейман писал, чтобы продавалось, чтобы порадовать взрослых читателей, так сказать, но как-то это мало соответствует жанру, даже взрослой сказки, особенно, когда описание секса следует за пасторальными картинами (а может Гейман писал сценарий фильма для взрослых?). Книга, которая слишком по-детски написана для взрослых и слишком по-взрослому написана для детей. Удивительно ещё то, что на одних моментах Гейман акцентирует внимание читателя, например, отрезание головы единорога занимает почти страницу со всеми кровавыми подробностями, а путешествие Тристана и Звезды по лесу ( по сказочному лесу, смею напомнить) скупыми фразами и руганью Звезды.

Сам скелет сюжета – великолепен, но напоминает скорее набросок, незавершенный и необработанный набросок-план сюжета, чем полноценную сказочную историю для взрослых; в книге множество неразвернутых линий: что за воздушный корабль был, откуда, кто прислал, почему наблюдали за Тристаном? как Уна попала в плен к ведьме? как каждый из лордов стал призраком и о чем они вообще думали/размышляли, наблюдая этот мир и борьбу оставшихся братьев? вяло закончилась история Королевы ведьм и Звезды. Более того, книга под завязку нашпигована штампами из фэнтезийных вещей, которые должны по идее придавать сказочность и разделять мир обычный и мир волшебный, на самом же деле, штампы и глуповатые стишки утомляет невероятно. Этому миру не веришь, он мертвый, не настоящий, в отличие от того же Средиземья или Нарнии, которые переливаются всеми оттенками жизни. Ещё здесь есть типо ирония, которая совсем не иронична и не смешна, читаешь и будто картон жуешь, в отличие от одноименного фильма, который не просто ироничен, а самоироничен. Один капитан в исполнении Роберта де Ниро чего стоит! Фильм как яркий калейдоскоп с более-менее внятными героями, легкой иронией, а книга же пуста и бесцветна. Неудачная книга. Очень удивилась, что это тот же самый Гейман, что написал ''Американских богов''.

abook.com.ua

Книга: Звездная пыль

Нэн РайанЗвездная пыльОн родился в нищете и безнадежности - и вознесся к вершинам звездной славы. В его жизни было все - блеск и роскошь, радость побед и боль предательства, борьба и успех. Он любил самых красивых женщин… — АСТ, (формат: 84x108/32, 432 стр.) Интрига Подробнее...1999230бумажная книга
Гейман, НилЗвездная пыльЮноша по имени Тристран отправляется на поиски упавшей с неба звезды для своей возлюбленной. Только он и не подозревает, что эта звезда - молодая девушка с весьма дерзким характером. И становиться… — АСТ, (формат: 180.00mm x 115.00mm x 13.00mm, 256 стр.) эксклюзив миллениум Подробнее...2017183бумажная книга
Гейман, НилЗвездная пыльЮноша по имени Тристран отправляется на поиски упавшей с неба звезды для своей возлюбленной. Только он и не подозревает, что эта звезда - молодая девушка с весьма дерзким характером. И становиться… — АСТ, (формат: 180.00mm x 115.00mm x 15.00mm, 256 стр.) мастера магического реализма (покет) Подробнее...2017183бумажная книга
Гейман Н., Весс Ч.Звездная пыльПредлагаем вашему вниманию книгу "Звездная пыль. Романтическая история, случившаяся в Волшебной Стране" Нила Геймана — Азбука СПб, (формат: Твердая бумажная, 264 стр.) Подробнее...20181180бумажная книга
Гейман Н.Звездная пыль 171;Звёздная пыль. Романтическая история, случившаяся в Волшебной Стране 187;— повесть о приключениях простого юноши Тристрана и девушки-звезды Ивейн. Эта история давно стала одной из визитных… — Азбука, (формат: 180.00mm x 115.00mm x 15.00mm, 256 стр.) Больше, чем книга Подробнее...20181122бумажная книга
Гейман Н.Звездная пыль«Звёздная пыль. Романтическая история, случившаяся в Волшебной Стране» — повесть о приключениях простого юноши Тристрана и девушки-звезды Ивейн. Эта история давностала одной из визитных карточек Нила… — Азбука, (формат: 190х285, 264 стр.) больше чем книга Подробнее...20171194бумажная книга
Нил ГейманЗвездная пыльМир волшебный – лишь в шаге от мира реального…Сделай шаг – и окажешься в королевстве Фейри, живущем по чуждым людям законам «меча и магии». Но сделать этот шаг решится не каждый. Разве что отважный… — Аудиокнига, аудиокнига можно скачать Подробнее...1998199аудиокнига
Владимир ЛещенкоЗвездная пыльВся эта история, потрясшая Галактику, столкнувшая в битвах огромные флоты и межзвездные империи, началась с нездорового интереса капитана заштатного космическогосухогруза «Туш-Кан» к маленькой… — Автор, (формат: 84x108/32, 432 стр.) электронная книга Подробнее...200559.9электронная книга
Владимир ЛещенкоЗвездная пыльВся эта история, потрясшая Галактику, столкнувшая в битвах огромные флоты и межзвездные империи, началась с нездорового интереса капитана заштатного космическогосухогруза "Туш-Кан" к маленькой… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 480 стр.) Абсолютное оружие Подробнее...2005200бумажная книга
Нил ГейманЗвездная ПыльНовая и, как всегда, необычная грань таланта Нила Геймана, автора шедевров "черной готики" : "Американские боги", "Задверье" и "Сыновья Ананси", легенды современного постмодернизма - сборника "Дым и… — АСТ, ВКТ, (формат: 84x109/32, 256 стр.) Подробнее...2008300бумажная книга
Гейман НилЗвездная пыльЮноша по имени Тристран отправляется на поиски упавшей с неба звезды для своей возлюбленной. Только он и не подозревает, что эта звезда - молодая девушка с весьма дерзким характером. И становиться… — АСТ, (формат: 84x109/32, 256 стр.) Подробнее...2014397бумажная книга
Нил ГейманЗвездная пыльЮноша по имени Тристан отправляется на поиски упавшей с неба звезды для своей возлюбленной. Только он и не подозревает, что эта звезда – молодая девушка с весьма дерзким характером. И становиться… — АСТ, (формат: 84x109/32, 256 стр.) Звездная пыль электронная книга Подробнее...1998176электронная книга
Нил ГейманЗвездная пыльЮноша по имени Тристран отправляется на поиски упавшей с неба звезды для своей возлюбленной. Только он и не подозревает, что эта звезда - молодая девушка с весьма дерзким характером. И становиться… — АСТ, Mainstream, (формат: 84x108/32, 256 стр.) Подробнее...2015257бумажная книга
Владимир ЛещенкоЗвездная пыльВся эта история, потрясшая Галактику, столкнувшая в битвах огромные флоты и межзвездные империи, началась с нездорового интереса капитана заштатного космическогосухогруза «Туш-Кан» к маленькой… — Владимир Лещенко, (формат: 84x108/32, 256 стр.) Подробнее...бумажная книга
Нил ГейманЗвездная пыльЮноша по имени Тристан отправляется на поиски упавшей с неба звезды для своей возлюбленной. Только он и не подозревает, что эта звезда – молодая девушка с весьма дерзким характером. И становиться… — АСТ, (формат: 84x108/32, 256 стр.) Звездная пыль Подробнее...2016бумажная книга

dic.academic.ru

Читать онлайн книгу «Звездная пыль» бесплатно — Страница 1

Нил Гейман

Звездная пыль

Посвящается Джин и Розмари Волф

Песня

Поймай рукой метеорит,

Сорви мне папоротник-цвет,

Найди след чертовых копыт

И место всех ушедших лет.

Учи внимать русалок пенью

И от завистников терпенью.

И есть ли слух

От злых старух

Чтоб укреплял высокий дух?

Когда провидцем ты рожден,

Что видит скрытый смысл вещей,

Скачи за дальний небосклон

И проплыви все сто морей,

Вернись, и расскажи мне честно

Все тайны, что тебе известны,

Но там и тут

Напрасен труд

Искать красавиц, что не лгут.

Скажи мне, если из людей

Такую кто-нибудь найдет,

Но нет, не поспешу я к ней,

Пусть в двух шагах она живет.

Уж такова красавиц суть —

Она сумеет обмануть

Пока в пути,

Как ни крути,

Двух-трех успеет провести[1].Джон Донн

Глава первая,

в которой мы узнаем о селении под названием Застенье и о загадочном событии, которое происходит там каждые девять лет

Жил на свете молодой человек, который хотел обрести Мечту своего сердца.

Это не совсем обычный роман, как можно решить из первых строк (ведь на самом деле все истории о молодых людях, какие только жили или живут на свете, обречены начинаться совершенно одинаково). В нашем молодом человеке и в том, что с ним произошло, было много необыкновенного – так много, что всего целиком не знал даже он сам.

Эта история – как и многие ей подобные – началась в Застенье.

Селение под названием Застенье и сейчас, как шестьсот лет назад, стоит на гранитном выступе посреди лесной чащи. Дома в Застенье старые, похожие на кубики серого камня, крытые темными шиферными крышами. Стараясь использовать каждый дюйм гранита, строения лепятся одно к другому; то тут, то там к стене жмется деревце или кустик.

Из Застенья ведет всего одна дорога – извилистая тропа через лес, с двух сторон окаймленная отдельными валунами и камнями помельче. Она идет далеко на юг и за лесом становится настоящей дорогой, покрытой асфальтом. Чем дальше, тем она делается шире; по ней круглые сутки из города в город снуют автомобили. В конце концов дорога приводит в Лондон – но от Застенья до Лондона целая ночь езды.

Жители Застенья по большей части народ немногословный. Они делятся на коренных застенцев – таких же твердых и бледных, как гранит, на котором построено их селение, – и остальных, сравнительно недавно нашедших в Застенье пристанище для себя и своих потомков.

С запада Застенье окружено густым лесом, на юге есть озеро, обманчиво тихое на вид, которое подпитывается горными ручьями, стекающими с холмов к северу от деревни. На пастбищах в холмах пасутся овцы. А к востоку – вновь сплошной лес.

С этого самого востока Застенье отгорожено серой каменной стеной, от которой и происходит название селения. Стена очень старая, сложена из крупных, грубо обработанных глыб гранита; она начинается в лесу и, пройдя по краю деревни, снова уходит в лес.

В стене есть одно-единственное отверстие. Брешь футов шести в ширину находится на северо-востоке Застенья.

Сквозь брешь можно разглядеть широкий зеленый луг. За лугом – ручей, а на дальнем его берегу встают высокие деревья. Время от времени меж стволами мелькают какие-то тени, смутные фигуры. Большие странные существа и совсем маленькие мерцающие создания, которые исчезают, едва блеснув мгновенной вспышкой. Хотя луг выглядит просто великолепно, никому из селян и в голову не придет пасти скот на траве по ту сторону стены. Как, впрочем, и пустить луг под посевы.

Вместо этого они регулярно – в течение нескольких сотен, а то и тысяч лет – выставляют стражу по краям бреши, после чего изо всех сил стараются выбросить из головы самую мысль о землях за стеной.

И по сей день местные жители круглые сутки по двое охраняют брешь, сменяя караулы каждые восемь часов. Караульные вооружены тяжелыми деревянными дубинками; стоят они, конечно же, со стороны деревни.

Основная их задача – не пропускать на ту сторону деревенских детишек. Иногда им приходится отгонять от бреши случайных бродяг или какого-нибудь любопытного приезжего.

Чтобы отпугнуть детей, достаточно погрозить дубинкой. Отвадить взрослых посетителей сложнее, и стражникам приходится проявлять больше изобретательности, пуская в ход физическую силу как последнее средство, если не срабатывают истории о свежепосаженной траве, которую нельзя топтать, или о страшном быке, сорвавшемся с привязи.

Очень редко в Застенье появляется кто-нибудь знающий, что именно он хочет найти. Таких гостей стража незамедлительно пропускает на ту сторону. Их отличают по особенному взгляду – кто единожды видел его, тот не перепутает.

На протяжении всего двадцатого века никому, по мнению местных жителей, не удавалось пробраться за стену – и они этим очень гордятся.

Застенцы снимают стражу только раз в девять лет, на Майский праздник, когда на лугу за стеной открывается ярмарка.

События, о которых я расскажу, произошли много лет назад. Тогда Англией правила королева Виктория, еще не успевшая стать черной виндзорской вдовой: в то время она отличалась прекрасным цветом лица и необычайной легкостью походки, и лорду Мельбурну частенько приходилось упрекать юную королеву за легкомыслие. Она была не замужем, хотя уже очень влюблена.

Мистер Чарльз Диккенс выпускал по частям свой новый роман «Оливер Твист»; мистер Дрейпер только что сделал первый снимок Луны, запечатлев ее бледный лик на фотобумаге; мистер Морзе недавно заявил, что изобрел способ передавать послания по металлическим проводам.

Если бы вы упомянули при ком-нибудь из этих джентльменов о Волшебной Стране, они бы только презрительно усмехнулись. Кроме разве что мистера Диккенса, который в то время был молод и еще не носил бороды. Тот, пожалуй, взглянул бы на вас грустно и задумчиво.

Той весной на Британские острова прибыло немало странных людей. Они приплывали поодиночке и парами, высаживались на берег в Дувре, Лондоне или Ливерпуле: мужчины и женщины, говорившие на разных языках, одни – с кожей цвета белой бумаги, другие – с кожей цвета корицы, третьи вовсе темные, как камень вулкана. Они прибывали беспрерывно на протяжении апреля и неизменно отправлялись в одну и ту же сторону – на паровозах или на лошадях, в повозках и двуколках, а некоторые путешествовали пешком.

Дунстану Тёрну в то время исполнилось восемнадцать лет. У него были коричневые, как ореховая скорлупа, волосы, такие же глаза и такие же коричневые веснушки. Роста он был немногим выше среднего, разговорчивостью не отличался. Улыбался он приятно – улыбка как будто освещала его лицо изнутри. Иногда – чаще всего на отцовском лугу – он предавался мечтам, и мечты его сводились к тому, чтобы уехать подальше из Застенья, от всего тутошнего непредсказуемого волшебства, и осесть где-нибудь в Лондоне, или Эдинбурге, или в Дублине – в общем, в любом большом городе, где ничего не зависит от направления ветра. Дунстан работал на ферме отца, и не было у него никакого богатства, кроме маленького домика на дальнем поле, который подарили ему родители.

Понаехавшие в Застенье в апреле на ярмарку посетители Дунстана раздражали. Трактир мистера Бромиоса, «Седьмая сорока», обычно пустовал целыми днями – а тут весь оказался забит чужеземцами. Все до одной тамошние комнаты были заняты за неделю до ярмарки, и новые гости начали снимать жилье на фермах и в частных домах, расплачиваясь за проживание странными монетами, травами, пряностями и даже драгоценными камнями.

По мере приближения ярмарочного дня гости делались все шумней и нетерпеливее. Они просыпались на рассвете, считали дни, часы и минуты. Стражи у бреши тоже нервничали – на дальнем краю луга среди деревьев мелькали тени и странные фигуры.

В «Седьмой сороке» девица Бриджет Комфри, которую в округе считали самой красивой служанкой на памяти застенцев, сделалась причиной разногласий между Томми Форестером, с которым Бриджет гуляла уже целый год, и высоким темноглазым человеком с лопочущей обезьянкой на плече. Этот верзила почти не говорил по-английски, однако всякий раз при виде Бриджет многозначительно улыбался.

В питейном зале трактира постоянные клиенты не без опаски подсаживались к гостям и вели примерно такие беседы:

– Да-да, каждые девять лет…

– Говорят, что в прежние времена это случалось раз в год, на летнее солнцестояние…

– Вы мистера Бромиоса спросите. Уж он-то знает.

Мистер Бромиос был высоким зеленоглазым брюнетом с вьющимися волосами и оливковой кожей. Все местные девочки, делаясь девушками, неизменно обращали внимание на мистера Бромиоса – но он не отвечал им взаимностью. Говорили, что некогда он сам явился в деревню в числе ярмарочных гостей. А потом решил остаться в Застенье навсегда, и его вино так понравилось тутошним жителям, что они не имели ничего против.

Неожиданно в питейном зале вспыхнула громкая ссора. Ругались Томми Форестер и темноглазый человек, которого, как выяснилось, звали Алум-Бей.

– Ах, остановите их! Ах, Бога ради! – вскричала Бриджет. – Они собрались драться из-за меня!

И она в отчаянии встряхивала кудрями, так что отсветы масляных ламп вспыхивали на ее прелестных золотых локонах.

Никто и рукой не шевельнул, чтобы остановить соперников; зато целая толпа народа – как местных, так и приезжих – высыпала наружу посмотреть на поединок.

Томми Форестер сбросил рубашку и выставил перед собой кулаки. Чужеземец засмеялся, сплюнул на траву, а потом перехватил правую руку Томми и швырнул его на землю, так что бедняга ударился подбородком. Он вскочил и яростно бросился на противника, даже успел вскользь смазать его по щеке, прежде чем снова полететь лицом в грязь. Через мгновение Алум-Бей уже сидел на нем верхом и смеялся, приговаривая что-то по-арабски.

Так быстро и бесславно окончился бой.

Алум-Бей слез наконец с Томми, важно подошел к Бриджет и отвесил ей глубокий поклон, сверкнув белыми зубами. Но Бриджет, не обращая на него никакого внимания, подбежала к Томми.

– Ах, миленький мой, что он с тобой сделал? – приговаривала она, стирая краем фартука грязь с лица кавалера и называя его разными ласковыми именами.

Алум-Бей в сопровождении большинства зрителей вернулся в трактир и купил у мистера Бромиоса бутылку шабли, которую благородно презентовал Томми по его возвращении. Так что еще вопрос, кто из поединщиков на самом деле остался в выигрыше.

Дунстан Тёрн не принимал участия в посиделках в «Седьмой сороке»: он был парень практичный и вот уже полгода ухаживал за Дейзи Хемпсток, столь же практичной молодой девицей. Поэтому каждый ясный вечер они проводили вместе, чинно прогуливаясь по деревне рука об руку. Гуляя, они обычно обсуждали погоду, перспективы на урожай в этом году и прочие не менее важные материи. Во время этих прогулок, неизменно сопровождаемые матерью Дейзи и ее младшей сестрой, которые следовали за ними на почтительном расстоянии шести шагов, молодые люди время от времени бросали друг на друга любящие взгляды.

У дверей дома Хемпстоков Дунстан приостанавливался, раскланивался с девицей и прощался с ней до следующего раза.

После чего Дейзи Хемпсток входила в прихожую, снимала шляпку и говорила что-нибудь вроде: «Я в самом деле буду не против, если мистер Тёрн сделает мне предложение. Думаю, папа одобрит такое решение».

– Я уверена, что уж он-то одобрит, – ответила Дейзи ее матушка тем самым вечером – как, впрочем, она отвечала каждый вечер после прогулки. С этими словами миссис Хемпсток тоже сняла шляпку и перчатки и вместе с дочерьми поспешила в гостиную, где очень высокий джентльмен с длиннющей бородой распаковывал свой багаж. Дейзи, ее матушка и сестренка вежливо поздоровались с джентльменом, который плохо говорил по-английски; он прибыл в деревню несколько дней назад. Постоялец, в свою очередь, привстал и ответил им учтивым поклоном, после чего продолжил разбирать чемодан, протирая и раскладывая по кучкам какие-то деревянные штуковины.

Апрель в том году выдался прохладный, с обычной переменчивостью английской весны.

Гости деревни прибывали с юга, по узкой дороге через лес; они заняли все свободные комнаты, останавливались на ночлег даже в коровниках и пустых сараях. Некоторые ставили для себя разноцветные палатки, кое-кто прибывал в собственных фургонах, в которые были впряжены крупные серые лошади или маленькие лохматые пони.

В лесу под деревьями раскинулся ковер синих колокольчиков.

Утром 29 апреля Дунстан Тёрн в паре с Томми Форестером нес стражу у стены.

Дунстану множество раз приходилось исполнять обязанности стража, но до сих пор они сводились к тому, чтобы просто стоять и ничего не делать. Ну, может быть, пару раз случалось шугать детей.

Сегодня же он чувствовал себя важной персоной: они с Томми не выпускали из рук толстых дубинок, и, если к стене подходил кто-то из чужестранцев, караульные сурово сообщали: «Завтра, завтра, добрые сэры. Сегодня никого пропускать не положено».

Тогда пришлецы отходили, но продолжали заглядывать в брешь в камне, рассматривая ничем не примечательный луг за стеной, окаймлявшие луг совершенно обычные деревья, довольно скучный лес вдалеке. Кое-кто пытался завязать беседу с Томми и Дунстаном, однако молодые люди, гордые своими обязанностями постовых, в разговоры не вступали: демонстративно вскидывали головы, поджимали губы – в общем, всячески старались выглядеть поважнее.

Когда подошло время обеда, Дейзи Хемпсток принесла в маленьком горшочке картофельную запеканку с мясом, а Бриджет Комфри – по кружке эля с пряностями.

В сумерки на пост заступили двое других молодых людей с фонариками, а Дунстан с Томми отправились в трактир, где мистер Бромиос выдал им в награду за успешную стражу еще по кружке эля – своего лучшего эля, который в самом деле оказался весьма хорош. Трактир гудел возбужденными голосами, набитый посетителями так, что яблоку негде было упасть. Здесь собрались гости со всех концов света – по крайней мере так казалось Дунстану, который не имел ни малейшего представления о мире за лесами, окружающими Застенье. Так что он созерцал высокого джентльмена в черном цилиндре, приехавшего из Лондона, с не меньшим благоговением, нежели его соседа по столику – еще более высокого темнокожего джентльмена, носившего цельнокроеную белую мантию.

Дунстан знал, что разглядывать людей в упор невежливо, а также – что он как коренной житель Застенья имеет право чувствовать свое превосходство над любым пришлым. Однако в воздухе носились удивительные ароматы далеких земель, мужчины и женщины разговаривали друг с другом на сотне самых разных наречий – и Дунстан беззастенчиво глазел вокруг, да что там – откровенно таращился на гостей.

Господин в черном шелковом цилиндре наконец заметил, что Дунстан на него пялится, и поманил молодого человека рукой.

– Вы любите пудинг с патокой? – спросил он совершенно неожиданно, вместо того чтобы представиться. – Мутанабби срочно ушел по делам, а пудинга осталось больше, чем мне под силу одолеть в одиночку.

Дунстан кивнул. От пудинга с патокой поднимался ароматный пар.

– Вот и славно, – сказал новый друг нашего героя. – Тогда угощайтесь. – И он пододвинул Дунстану чистую фарфоровую чашку и ложку. Дунстана не нужно было долго уговаривать – он тут же принялся за пудинг, и борьба с ним давалась ему весьма успешно.

– Что же, юноша, – обратился к Дунстану джентльмен в черном цилиндре, когда блюдо из-под пудинга окончательно опустело. – Похоже, в этом трактире не осталось комнат на сдачу. И во всей деревне тоже.

– Да что вы? – вежливо отозвался Дунстан, ничуть не удивившись.

– Да вот так уж, – кивнул джентльмен в цилиндре. – О чем, собственно, я и хотел вас спросить: не знаете ли вы в округе семейства, где можно снять комнату?

Дунстан пожал плечами.

– По-моему, все уже занято. Помнится, когда мне было девять, родители целую предъярмарочную неделю меня посылали спать на сеновал. А мою комнату снимала какая-то леди с востока со своими домочадцами и слугами. Уезжая, она в благодарность подарила мне воздушный змей, и я запускал его на лугу, пока однажды бечева не порвалась, и змей не улетел в небо…

– А где вы сейчас живете? – быстро спросил джентльмен.

– У меня собственный домик на краю отцовского поля, – ответил Дунстан. – Раньше там жил наш пастух, но он скончался летом позапрошлого года, и родители отдали домик мне.

– Покажите его, – тут же отозвался джентльмен в шляпе, и Дунстан не счел возможным ему отказать.

Весенняя луна ярко светила в высоте, ночь пока была ясной. Дунстан и его спутник миновали деревню и прошли по краю леса, мимо фермы семьи Тёрнов, где приезжий джентльмен умудрился испугаться спавшей на лугу коровы, всхрапнувшей во сне. Наконец они добрались до искомого домика на краю поля, состоявшего всего-то из единственной комнатки с камином. Гость довольно кивнул.

– Отлично. Это мне подходит. Вот что, Дунстан Тёрн, я хочу снять у вас коттедж на трое суток.

– А какова будет ваша плата?

– Золотой соверен, еще полшиллинга и медный пенни плюс новенький блестящий фартинг, – отозвался приезжий господин.

В те времена, когда работник на ферме получал в лучшем случае пятнадцать фунтов в год, золотой соверен за крышу над головой в течение двух ночей мог считаться более чем честной платой. Однако Дунстан все медлил соглашаться.

– Если вы приехали на ярмарку, – сказал он своему гостю, – тогда вы, должно быть, торгуете чудесами и колдовством.

Высокий джентльмен кивнул.

– Значит, вот что вам нужно, молодой человек, – чудеса и колдовство? – Он оглядел крохотную комнату Дунстанова домика. Снаружи начал накрапывать дождь, и по соломенной крыше забарабанили капли. – Ну хорошо, – сказал гость, то ли шутя, то ли серьезно. – Ох уж эти мне чудеса и колдовство… Завтра вы обретете Мечту своего сердца. А пока вот вам деньги.

И он легким движением руки вытащил монеты из уха Дунстана.

Молодой человек по очереди прикоснулся ими к железному гвоздю на двери, проверяя, не эльфийское ли это золото, после чего раскланялся с джентльменом и вышел под дождь. Деньги он завязал в уголок носового платка.

К коровнику Дунстан явился уже под проливным дождем. Вскарабкался на сеновал и быстро заснул.

Всю ночь гремел гром и сверкали молнии. Дунстан слышал грохот, но не просыпался. Перед рассветом его разбудил кто-то, неуклюже споткнувшийся об его ноги.

– Ой, – произнес голосок. – Так сказать, иж-жви-няйте.

– Кто это? Кто здесь? – спросил Дунстан.

– Да просто я, – отозвался голос. – Я на ярмарку приехал. Ну, лег спать в дупле, а тут в дерево молния ударила, расколола его, как яичную скорлупку, сломала пополам, как прутик сухой, и на меня полился дождь, он мог даже промочить мою поклажу, а там есть очень ценные вещи, которые нужно держать сухими как порох, и я умудрился дотащить вещи сухими до этого сараюшки, хотя снаружи мокро, как…

– В воде? – подсказал Дунстан.

– Вроде того, – подтвердил голосок в темноте. – Так что я подумал – если вы не возражаете, я бы заночевал здесь, под вашим кровом. Я ведь не особенно велик и ничем вам не помешаю.

– Только постарайтесь больше на меня не наступать, – попросил Дунстан.

Вспышка молнии осветила сеновал, и в синеватом свете юноша заметил в углу что-то маленькое и лохматое, увенчанное широкополой кривой шляпой.

– Надеюсь, я не очень вас обеспокоил, – сказал голос, который, по здравом размышлении Дунстана, звучал весьма лохмато.

– Нет-нет, что вы, – ответил сонный и усталый Дунстан.

– Вот и прекрасно, – обрадовался лохматый голосок, – замечательно, потому что я вовсе не хочу вас обеспокоить!

– Пожалуйста, – взмолился юноша, – дайте поспать. Пожалуйста.

Незнакомец повозился, посопел – и наконец из угла послышалось негромкое похрапывание.

Дунстан заворочался на сене. Лохматое существо, кем бы оно ни было, на миг утихло, почесалось, пукнуло – и снова начало храпеть.

Дунстан слушал, как дождь барабанит по крыше, и думал о Дейзи Хемпсток. Будто бы они рука об руку гуляли по дорожке, а в шести шагах за ними следовал высокий джентльмен в шелковом цилиндре на пару с лохматым маленьким существом, чье лицо Дунстан никак не мог разглядеть. Они вышли на прогулку, чтобы посмотреть на Мечту его сердца…

На лицо Дунстана падал солнечный свет. В коровнике было пусто. Юноша умылся и поспешил домой, на ферму.

Там он переоделся в свою лучшую куртку, лучшую рубашку и лучшие штаны. Грязь, присохшую к ботинкам, Дунстан соскреб карманным ножом. Потом прошел на кухню, поцеловал в щеку матушку и перекусил пышной булкой и солидным кружком свежесбитого масла.

После чего, завязав новые монетки в уголок воскресного батистового платка, Дунстан прошел через всю деревню к стене, где пожелал доброго утра стражам у бреши.

Сквозь отверстие можно было разглядеть, как на лугу натягивают цветные навесы, ставят палатки, устраивают прилавки и поднимают яркие флажки. В этой разноцветной кутерьме суетилось множество народу.

– Пропускать никого до полудня не велено, – сообщил караульный.

Дунстан пожал плечами и отправился в трактир, где уселся размышлять, что бы такое купить на свои сбережения. У него имелись полкроны, давно ожидавшие подобного случая, и «счастливый» шестипенсовик с проверченной в нем дыркой, висевший у Дунстана на шее на кожаном шнурке. Это если не считать нежданного богатства, увязанного в уголок платка. К тому времени Дунстан успел совершенно забыть, что прошлой ночью ему было обещано кое-что еще в качестве платы.

Едва пробило полдень, юноша явился к стене и взволнованно, как будто он делал что-то ужасно запретное, прошел через отверстие на ту сторону. Джентльмен в черном цилиндре сразу попался ему на глаза и приветливо кивнул.

– А, вот и мой квартирный хозяин. Как ваше нынешнее самочувствие, сэр?

– Превосходно, – отозвался Дунстан.

– Идемте со мной, – предложил высокий господин. – Давайте немного прогуляемся вместе.

Они пошли по широкому лугу по направлению к палаткам.

– Вы бывали здесь прежде? – спросил джентльмен.

– Да, я ходил на прошлую ярмарку, девять лет назад. Я тогда был совсем мальчишкой, – признался Дунстан.

– Что же, – сказал его арендатор, – тогда вы помните, что нужно держаться вежливо и не брать никаких подарков. Помните, что вы здесь только гость. Сегодня я собираюсь заплатить вам то, что задолжал за жилье. Понимаете ли, я поклялся это сделать. Все мои дары долговременны: этот будет принадлежать вам, и вашему первенцу, и первенцу вашего первенца, независимо от пола… Этот дар будет действовать на протяжении всей моей жизни.

– И что ж это такое, сэр?

– Как, вы забыли? Мечта вашего сердца, конечно, – ответил джентльмен в цилиндре. – Мечта сердца, именно так.

Дунстан слегка поклонился ему, не зная, что сказать. Они медленно шли меж рядами палаток и навесов.

– Глаза, кому глаза? Меняем ваши старые на наши новейшие! – выкрикивала крохотная женщина. Прилавок перед ней был уставлен бутылями и колбами, полными глаз всех форм и цветов.

– Музыкальные инструменты из ста далеких земель!

– Свистки по пенни! Гудки по два пенни! Церковные хоралы по три!

– Все к нам! Испытайте удачу! Отгадайте простую загадку – и получите свеженький анемон!

– Неувядающая лаванда! Колокольчиковое полотно!

– Сны в розлив, по шиллингу флакон!

– Ночные плащи! Сумеречные плащи! Плащи из полумрака!

– Мечи судьбы! Жезлы власти! Кольца вечности! Карты фортуны! Заворачивайте к нам, не пожалеете!

– Бальзамы и мази, зелья и панацеи!

Дунстан замер у прилавка, уставленного крохотными хрустальными вещицами. Он рассматривал прозрачных зверьков, размышляя, не приобрести ли одного для Дейзи Хемпсток. Юноша осторожно взял в руки хрустального котенка, в длину не больше пальца. Вдруг фигурка моргнула обоими глазами, и Дунстан от неожиданности уронил ее; но зверек перевернулся в воздухе и, как настоящий котенок, приземлился на четыре лапы. После чего отбежал на край прилавка и принялся вылизываться.

Дунстан зашагал дальше по переполненному рынку.

Народу на лугу было невпроворот. Здесь собрались все чужеземцы, понаехавшие в Застенье за последние недели, а также многие из жителей деревни. Мистер Бромиос под отдельным навесом торговал вином и пирожками, а покупали их в основном местные, наученные дедушками и бабушками (некогда получившими это знание от своих старших родственников), что есть еду из Волшебной Страны, пить тамошние напитки и лакомиться тамошними фруктами очень и очень опасно. Несмотря на огромную привлекательность некоторых угощений, которыми торговал народ с Той Стороны Стены, деревенские жители стойко противостояли искушениям.

Ведь народ с Той Стороны раскидывал свои палатки на этом лугу каждые девять лет с незапамятных времен, и на день и ночь луг превращался в Волшебную Ярмарку. На целые сутки каждые девять лет между двумя мирами устанавливались торговые отношения.

Здесь торговали чудесами, волшебством и чародейством; на ярмарку привозили вещи, какие и во сне не приснятся, товары, которые и представить-то трудно (зачем бы, например, могут кому-нибудь понадобиться шторма, разлитые в яичные скорлупки?). Юноша перебирал в кармане монетки, завязанные в угол платка, и высматривал что-нибудь маленькое и не слишком дорогое, красивую безделушку, пригодную для подарка Дейзи.

Дунстан услышал в воздухе нежный перезвон колокольцев, едва различимый в ярмарочном шуме, – и пошел на этот звук.

Он миновал прилавок, где пятеро здоровенных мужиков отплясывали под заунывную музыку шарманки, ручку которой крутил грустный черный медведь; прошел мимо лотка, за которым лысоватый субъект в ярком кимоно, зазывая покупателей, бил фарфоровые тарелки и бросал осколки в кипящий котел, откуда валил разноцветный дым.

Мелодичный перезвон стал громче.

Наконец Дунстан добрался до палатки, откуда исходил привлекший его звук. Торговца видно не было. На широком прилавке красовалось множество цветов: колокольчики простые и круглолистные, наперстянки, желтые нарциссы, и лилии, и фиалки, и крохотные алые цветки шиповника, бледные подснежники, голубые незабудки – и множество прочих, которым Дунстан не знал названий. Каждый цветок был отлит или вырезан из стекла или, может, из хрусталя – юноша опять же не мог сказать; однако соцветия в точности напоминали настоящие. Это они издавали мелодичный звон, как маленькие стеклянные колокола.

– Кто-нибудь есть? – позвал Дунстан.

– Доброго вам утра в этот ярмарочный день, – отозвалась хозяйка прилавка, выпрыгивая из разукрашенного фургона, что стоял невдалеке. Она широко улыбнулась юноше, сверкнув белоснежными зубами. Она, несомненно, принадлежала к народу С Той Стороны, это Дунстан сразу понял по ее глазам – и по ушкам, видневшимся из-под густо вьющихся черных волос. Глаза девушки были темно-лилового цвета, а уши – как у кошечки, только более закругленные, поросшие нежной темной шерсткой. При этом девица оставалась весьма красивой.

Дунстан взял с прилавка стеклянный цветок.

– Что за прелесть! – Лиловый цветок звенел и пел у него в руке: похожий звук можно извлечь, если водить влажным пальцем по кромке хрустального бокала. – Сколько он стоит?

Торговка очаровательно пожала плечиками.

– Цена не устанавливается изначально, – сказала девушка. – Иначе она может оказаться более, чем ты готов заплатить, и тогда ты уйдешь ни с чем, и это сделает беднее нас обоих. Давай лучше обсудим вопрос цены обычным образом.

Дунстан так и замер с открытым ртом, потому что сзади неожиданно подошел джентльмен в черном цилиндре.

1 2 3

www.litlib.net