Долг, стр. 1. Долг книга


Читать книгу «Долг» онлайн

========== 1 глава ======

Долг.

Сон никак не шёл. Я смотрела в потолок уже пару часов. Голова что-то болела. Быть может, не стоило так долго бегать сегодня? Погода стояла пасмурная, могла и простудиться. Я перевернулась на бок. Всю спину уже отлежала! Перина эта ещё… раза три взбивала её вместе с первой подушкой, а толку? Мне всё мешало!

Я зажгла свечу и уселась, тупо смотря перед собой. Надо к лекарю было с утра сходить и взять у него снотворного. Давненько я к нему начала захаживать. Последнее время сон вообще никак не идёт. Может, нервы или гормоны штурмуют моё тело, не знаю, но сплю я очень мало и урывками. Мучают страшные кошмары, порой я даже путаю реальность и сон. Мерещится всякая чепуха. Даже в церковь ходила. Я не особо люблю там находиться: скрюченные старухи, плачущие женщины и изуродованные горожане, жалующиеся на свою судьбу. От этого мои кошмары только усилились. Священник, который не внушал мне доверия, поводил над моей головой крестом, прочитал молитву и отправил восвояси. Стоит ли упоминать, что от едкого запаха ладана голова у меня только ещё сильнее разболелась? Да и не особо я верующая… Нет, Бог есть, но вот наша церковь — это совершенно другое. Не знаю, откуда у людей возникло желание поклоняться неизвестному мужчине (Богу) всякий раз, когда им плохо? На этом, разумеется, решили заработать. Думаю, так всё и было. Церковь стала чем-то вроде культа. Чуть что — сразу крестятся и бегут ставить свечку. Чушь! Убедилась я в этом, когда увидела, как наш старший священник зажимает какого-то пацана за обычной городской грязной таверной. Недвусмысленная поза дала ясно мне понять, чем они там занимаются. И этот человек втолковывает нам про веру и душевную красоту?! И да, им всё позволено. Попробуй слово поперёк сказать, сразу на площадь выволокут и плетью так отходят, что поверишь не только в Бога, но и в Бабу Ягу, в слезливые рассказы куртизанок и слову чиновника. Так дела идут, сколько я себя помню. Ничего не меняется. Да, можно было бы воспротивиться, но… нет. Я не из того числа глупцов, кто встаёт на табурет и выкрикивает слова о чести, справедливости и надежде. Я скорее та, кто плывёт по течению, старательно огибая все препятствия. Та самая серая масса, кои большинство. Я за свою жизнь цепляюсь, поэтому подчиняюсь.

Я поддёрнула полы ночнушки. Чего мне тут делать-то? Просто лежать и ждать непонятно чего? Нет уж. Сейчас около двенадцати часов, поэтому можно смело наведаться к папаше.

Стянула через голову тонкую ткань, чепец с головы упал сам. Быстро отрыла на дне сундука свои штаны для верховой езды и натянула их. Сверху накинула свободную рубаху и застегнула несколько пуговиц. Волосы пришлось стягивать в тугую косу на затылке, потому что они, как семена одуванчика, летели в разные стороны! Обрежу! Но сразу же вспомнилось данное матери обещание. Волосы не трогать. Они уже ниже середины спины вымахали! Расчёсывание — это жуть, а про мытьё вообще молчу. Могу весь день провозиться! Но… я же девушка — мне положено.

Злобно бурча себе под нос проклятья в адрес тех, кто решил-таки дать определение леди, зашла в ванную комнату. Обошла большую бадью, несколько стульев и за ворохом мочалок и веников (адское изобретение) нащупала углубление. Засунула туда два пальца и сильно надавила. Щелчок, и потайной лаз явил мне себя. Небольшой, всего метр в высоту и примерно столько же в ширину, но я в него пролезала совершенно спокойно. Там было очень темно и тянуло затхлостью и сыростью, но я уверенно встала на четвереньки и полезла внутрь.

Свечи я с собой не взяла, ибо смотреть мне там всё равно не на что. С женщинами никогда не делились проблемами и важными новостями. За успокоением приходили и всё. Меня это оскорбляло до глубины души! Значит, Авдею всё, а мне кукиш с маслом?! Нет уж, я такой же член семьи, как и он! Отец у меня градоначальник этого города. Самый серьёзный «дядя» во всей округе. Злой, мелочный, алчный. Я его почти не знала. Когда была жива мама, то он иногда общался со мной, а после её кончины я видела его урывками. Он пропадал в своём кабинете или разъезжал по соседним городам, а я была одна. Авдей — мой брат, лет до шестнадцати любил со мной водиться, пока его интерес не перешёл на других девочек. Перепортил всех служанок, кухарок и добрался до городских. Перечить ему, конечно же, никто не смел, а отец, скорее всего, одобрил бы увлечения единственного сына. Зато я, кажется, с самого рождения была обещана какому-то заморскому лорду, с которым отец давно хотел наладить связи. Там, где выгода, там и мой папа. Больше своей жизни он любил золото. Словно заворожённый любил начищать до блеска подаренный каким-то богатым феодалом набор золотых столовых приборов. Мог часами пересчитывать деньги, никакого казначея не надо было. Нет, я его любила, как отца, но больше ничего не было. Даже омерзение лёгкое. Сейчас мне семнадцать лет, и я абсолютно точно понимаю, как ведутся дела и чем дышит наш город. В основном из-за того, что подслушиваю. Давно нашла потайные ходы во всём нашем немалом доме. Они были спрятаны, но скучное детство сыграло свою роль. Одно вышивание! Это утомительное и никому ненужное занятие! Но… увы и ах, я же леди. Лучше бы родилась в другой семье. Голод, холод, страшные болезни — минус, но безграничная свобода — плюс, перевешивающий всё!

Кабинет отца находился на этаж ниже, буквально в соседней комнате. То есть, ползать мне долго не надо было. Первое время шаркалась тут только со свечой, ибо боялась, а потом привыкла. Лазы тут были очень простыми. Нужно было просто знать дом и всё. Никаких потайных комнат тут не было, скелетов нигде не висело и ловушек не стояло. Я даже задумывалась, что это старая заброшенная вентиляция, так как часто чувствовала дуновение ветра на лице. Поначалу крестилась, приняв этот сквозняк за призрак.

Я осторожно полезла в первое углубление в полу. Это так называемая лестница вниз. Аккуратно спустившись, я поцарапала локоть об угол. Чёрт! Дальше путь шёл с уклоном вниз. Ползая, я думала о своей жизни. Неужели меня действительно ждёт лорд? Неужели я уеду из этого зловонного и прогнившего города? Даже не верится. Я очень хочу вырваться отсюда и наконец-то увидеть что-то новое. Наверное, это желание первый раз подстегнуло меня смыться из дома. Мне было тринадцать. Год прошёл после смерти матери. Помню, тряслась, как трусливый зайчишка, выползая в город. Много раз видела, какими путями смывается Авдей, вот и запомнила. Теперь настала моя очередь вылезать из пелёнок. И что, вы думаете, случилось? Меня побила местная шпана! Я ведь оделась в пацана, дворового такого. Они признали во мне сопливого чужака и наехали. У меня тогда чуть сердце из груди не выпрыгнуло от ужаса. Меня успели только толкнуть, а я успела упасть и разбить себе оба локтя разом. После этого я так сквозанула домой, что меня не догнали бы самые лучшие гончие! Полдня проревела. Потом долго оправдывалась перед няньками. Сказала, что рухнула с кровати. Они мне поверили. Знали, что если им придётся докладывать о моих травмах, то кто-то очень сильно пострадает, поскольку не усмотрели за резкой мною. Да и няньки эти были ни туда, ни сюда. Покормят, оденут, всучат пяльце, ворох тряпок и корзину цветных ниток, а потом забывают до обеда. Потом снова кормят и уходят. Помогают мыться. Да и всё. У меня была бы очень одинокая и скучная жизнь, если бы не эти частые вылазки в город. Особенно нравится тереться около пекарни. Там такие запахи!.. Ну и, конечно же, у таверн. Девка — не девка, а поглядеть, что там и как, хочется и мне. Краснею до сих пор, видя целующиеся парочки на улицах. Как мужчины зажимают дам, те стонут от удовольствия и ещё сильнее вцепляются в своего партнёра. Меня это сильно возмущало. Слюни… чужого мужика… Фу! Аж передёрнулась. А потом… один раз видела, как мужчина за конюшней «любил» пышнотелую захмелевшую барышню. Ужасное зрелище! Волосатый, толстый зад полного мужика ходил туда-сюда, выбивая из женщины стоны. Меня тогда чуть от омерзения не вырвало. Фу! Как же так можно?!.. Потом подумала об Авдее. Он ведь тоже этим занимается! Какой кошмар!..

 — …нет, пусть обойдутся! — послышался вскрик отца. — Чтобы ноги не было в этом городе этих попрошаек!

 — Они говорят, что бегут из города… — раздался еле слышимый голос какого-то мужчины. — Им нужно пристанище. Они готовы работать.

Ага, почти приползла. Ещё пара метров, и я нащупала справа маленькую ручку. Взялась за неё и осторожно потянула в сторону. Десять круглых маленьких дырочек тут же разогнали тьму в лазе и наполнили её звуками, исходящими из кабинета. Я вполне свободно легла на спину и вздохнула. Теперь буду просто слушать. Только бы не уснуть. Иначе бедные няньки опять потеряют меня.

Я находилась почти под потолком. Этих дырок не видно вообще, там паутиной всё поросло. Потолки-то у папы в кабинете высокие, метра три, поэтому никто и не убирает. Зато я тут обосновалась знатно. Даже, где-то подальше, оставляла свечи на всякий случай. А что мне ещё делать? Ночью в город идти? Я вроде как на самоубийцу не похожа. Хотя иногда проскальзывали моменты, когда хотелось покончить с этой несправедливой жизнью.

 — Отбери самых здоровых, остальных выгони, — решил папа. — Распредели по городу, пусть помогают мусор убирать да сточные канавы чистить.

 — Слушаюсь, — коротко бросил мужчина, и послышался хлопок двери.

Дальше всё было нудно. Какие-то поставки продуктов задерживались, потом папе рассказали слухи, бродящие по городу и, конечно же, о доходах. Мне было неинтересно, но ничего другого я придумать не могла. Альтернатива была — спать. Но куда там?! Я лежала, закрыв глаза, и ощущала обычный прилив сил. Словно проснулась недавно. Почему сон меня избегает?!

Вспомнилась мама. Она была очень женственной, а как она меня любила?.. Единственная девочка, младшенькая. Она чуть ли все дни и ночи проводила рядом со мной. Она обожала расчёсывать мои волосы и заплетать забавные косички, которые мне нравились до ужаса.

— Никогда даже не думай обрезать волосы, — смеялась мама, видя, как я пытаюсь развязать резинку на косе. — Они — твоя гордость.

 — Мам! — простонала я. — Ну, зачем они мне?! Скажи! Одна морока! Я во сне задыхаюсь!

 — Надевай чепец, — резонно предложила она, улыбаясь. — Со временем ты поймёшь, что ты — истинная леди. Твои волосы должны вызывать благоговение и трепет. Ты же будущая мать, Дана, ты должна выглядеть великолепно.

 — Ну, давай чуточку обрежем! — стонала я, глядя на себя в зеркало. — Хотя бы по плечи!

 — Потом ещё благодарить меня будешь, — подходя ко мне, засмеялась она. — Женихи проходу давать не будут.

 — Ну их всех! — насупилась я, глядя, как мама легко справляется с резинкой. — Я буду жить всегда с тобой!

 — Я тебе ещё надоесть успею.

 — Не успеешь, заберу тебя за моря, и мы будем выращивать виноград! — уверенно забубнила я. — Может, Авдея возьмём, но это неточно.

 — А как же папа? — смешно прищурилась она.

 — Он с нами не поедет, — почесала нос. — Будет приезжать на выходные…

 — Тут ты права, папа свой город никогда и ни за что не променяет, — вздохнула мама и в её голосе почувствовалась грусть. — Так, стой смирно или опять будет больно!

Она так любила возиться с моей головой… Всякие ленточки придумывала, мазала мои волосы мёдом и поливала отварами. А потом её свалила с ног болезнь. Она упала. Случайно оступилась на лестнице и повредила локоть. Никому ничего не сказала, ведь это была просто царапина… Отец тогда вернулся с охоты и приволок в дом медведя. Сказал, что он был бешеным и сам напал на их отряд. Есть мясо было нельзя, но вот шкура… Её он приказал снять. Весь двор был в медвежьей крови. Как так случилось, что мама подхватила этот недуг, непонятно. Отец приказал вырвать один клык у зверя и хорошенькое его отмыть, дабы хозяин смог носить его, как трофей. Наверное, отец плохо вымыл руки и полез к маме, или она сама где-то подхватила… Это уже не столько важно. Мама через пару дней начала температурить. Пропал аппетит, она всё реже проводила со мной время, и я сильно за неё беспокоилась. Потом, конечно, около недели мама более-менее пришла в себя, и мы даже сумели прогуляться по саду. Но после этого… она свалилась. Несколько дней мучилась от озноба и лихорадки. Рвота и понос не оставляли её ни на миг. Меня к маме пускали редко и близко подходить запрещали. Отец, конечно же, волновался. Присылал всё новых лекарей, потом даже священника вызвал, чтобы тот помог ей силой Божьей. Но всё было тщетно. Помню, она испустила дух у меня на глазах. Я как всегда пришла к ней в обед, села почти у самой двери и начала читать книжку. Она ничего не говорила, но я знала, что ей одиноко. Поэтому я развлекала её рассказами и своим неумелым чтением. А потом… страшная картина встала перед глазами. Мама и так дышала порывисто, но вдруг её как-то затрясло, и обессиленная женщина схватилась руками за горло. Служанки пытались ей помочь, сажали, открывали рот, чтобы та могла свободно вздохнуть, но… её полные ужаса и боли глаза замерли на моей фигуре. Я стояла и обливалась слезами, молясь всем существующим Богам, чтобы моя мать поправилась. Умоляла забрать меня, а не её… Губы что-то прошептали, но я ничего не услышала. Последний сиплый, еле слышимый вдох, и прелестные зелёные глаза матери замерли. Остекленели. Я не сразу поняла, что с ней. Служанки тут же заохали и побежали на выход. Взгляд потускнел, рот так и остался приоткрыт… на ней был глупый голубой чепец, но капли пота всё равно виднелись на её бледном измученном лице.

knigochei.net

Читать Долг - Рус Дмитрий - Страница 1

Дмитрий Рус

ДОЛГ

«Выдержка из автоматического обновления Вики Друмира:

Ллос: бывшая жена Кореллона, главы эльфийского пантеона и создателя расы эльфов. Замыслив свергнуть супруга, Ллос подняла мятеж, который продолжался многие тысячелетия, однако проиграла и в образе гигантского паука была низвергнута в бездну. Вставшие на ее сторону эльфы оказались прокляты, породив расу дроу.

Ллос любит появляться в виде „черной вдовы“, прекрасной женщины-дроу, либо комбинации этих обликов. Зачастую Ллос предпочитает показать свое присутствие женской ухмылкой, возникшей на ближайшем пауке.

Явление Королевы Пауков страшно, она жестока и злобна, а единственная в мире воля — она сама. Ллос постоянно интригует, поддерживая разногласия среди своих жриц.

Ллос презирает младших богов пантеона дроу и светлых эльфов.

Она ненавидит своего сына Ваэрауна, стремящегося свергнуть матриархат и покровительствующего мужчинам. Она воюет с Шар за власть и презирает свою дочь Элистрию, которая хочет вернуть дроу к свету…»

Глава 1

— Хрусь! — С тошнотворным хрустом выломался плечевой сустав, одаривая меня вспышкой боли, заставляя резко клюнуть носом и впечататься лицом в шершавый камень пола.

— Клац! — Сдалось, наконец, очередное ребро, не рассчитанное на запредельные нагрузки, что создавала бронированная лапа гигантского паука.

— Ненавижу… — пробулькал я в лужу собственной крови, успевшую натечь из разбитого в хлам лица.

Вид крови не пугал, а скорее бесил. Друмир сам по себе щедр на алые брызги. Посмотришь, как работает клинками высокоуровневый рога, и возникает крепкое чувство, что персонаж принимает кровавый душ. Каждое комбо выбивает из жертвы тугие фонтаны, намекая на вскрытые артерии и нанесенные критические повреждения.

В какой-то мере я понимал разработчиков, достучаться до чувств и забренчать душевными струнами современного потребителя — задача бесконечно сложная. Обыватель скучающе зевает, лениво пережевывая бутерброд с кетчупом и ветчиной, во время просмотра 4-Д ужастика, густо замешанного на суровой расчлененке.

Все труднее зацепить наши эмоции, все серее краски окружающего мира, особенно на фоне яркого прессинга рекламы и глянцевых журналов с рафинированными красотками.

А ведь еще несколько поколений назад ребенок был абсолютно счастлив, весь вечер гоняя палочкой по улице металлический обод от телеги. А сейчас? Опухшая от фастфуда школота сидит у компьютера, забитого хитами индустрии развлечений, и тоскливо нудится, не зная, чем себя занять. Деградируем-с…

— Хрусь! — Вернул меня в реальность щелчок во втором плече.

Уроды! Как же я теперь ненавижу пауков и с некоторых пор княгинь дроу! Отольются кошке мышкины слезки! Руата, у меня абсолютная память, а жить я намереваюсь очень до-о-лго, так что каждую сломанную косточку, каждую каплю крови буду помнить и через тысячу лет!

Я стоял на коленях, удерживаемый хитиновыми лапами в позе «Высочайшего и Унизительного Почтения». Не знаю, для существ с какой анатомией она рассчитана, но явно не гуманоидных. Связки звенели от натуги, растянутые мышцы дрожали в нервном спазме, суставы и кости временами сдавали позиции и позорно капитулировали, награждая меня вспышками боли и вышибая волны холодного пота.

Интересно, меня просто плющит от неизвестности и страха или здесь, в подземельях Темных Чертогов, реально повышенная болевая чувствительность? Ох, не нравится мне это все…

За моей спиной пара огромных пауков твердо стояла на четырех расставленных в стороны конечностях, свободными лапами формируя из моей плоти такую композицию, в которой не стыдно будет встретить саму Ллос.

Пещерный дворец Королевы Пауков рождался в тяжких мучениях. В лучших традициях Сальвадора Дали стены текли, плавились и трансформировались. Готическая лепнина сменяла серый камень, благородный мрамор осыпался, открывая взгляду унылые плиты бетонного бункера с вкраплениями ржавых арматурных балок.

Похоже, что едва пришедшая в Друмир Ллос еще не определилась с внешним видом своего жилища и теперь с удовольствием играется в дизайнера. А может, у нее просто сил не хватает?

Эй, Неназываемый! Ты бы поторопился, пока богиня слаба, а твой жрец еще более или менее цел и в здравом рассудке. Вообще-то я за себя не ручаюсь. Становиться персонажем ужастика и клиентом инквизиции инсектоидов у меня нет никакого желания…

К сожалению, мои просьбы вряд ли были услышаны. В логове Ллос большинство жреческих умений оказались заблокированы.

Нет, я не терял веры и раз за разом активировал «Обращение к Богу» в тайной надежде, что существует хотя бы односторонняя связь. При этом больше всего я напоминал себе связиста из военных фильмов прошлого века, что с размеренностью метронома уставшим голосом бубнит в допотопную рацию: «Сосна, Сосна, я Береза, как слышите, прием? Срочно пришлите еще карандашей…». Да, подкрепление бы сейчас не помешало…

— Хлоп! Хлоп! — Вторя моим надеждам, ударила по ушам акустическая волна портальных переходов.

— Ага, вот ты где! Что это за безумная смесь орла со страусом, который решил спрятать голову в бетонном, э-э… гранитном… да блин, неважно каком полу?

Несмотря на показное ехидство, в голосе Павшего слышалось явственное облегчение и не особо скрываемая угроза.

Ржавым роботом напрягаю непослушные мышцы и до хруста выворачиваю шею. Вот теперь я мог видеть не только хаотично меняющиеся плиты пола, но и Неназываемого в комплекте с Макарией.

С натугой улыбаюсь, демонстрируя радость при виде сладкой парочки, и скашиваю глаза к себе за спину, указывая на пауков и намекая на желание избавиться от тюремщиков.

— Клац! — Присоединилось к моей просьбе очередное сломанное ребро.

Ноздри Неназываемого разъяренно раздулись, а сочувственно охнувшая Макария вскинула руку, формируя ударную волну, что многотонным молотом влепила по восьминогим тварям, отправляя их в короткий полет и размазывая по стене зелеными кляксами.

У снесенных невидимой битой пауков так и не хватило времени или желания отпустить мои руки, и теперь я корчился на плитах с травматической ампутацией обеих кистей. Макария, твою же мать!

— Ой, прости! — вскрикнула специалистка по самоубийствам, полностью исцеляя меня одной лишь силой своего желания и чисто символическим жестом.

— Бог простит… — тихонько пробурчал я, поднимаясь с хрустального пола и недоверчиво разминая пальцы, по которым даже не успел соскучиться. Расставание было недолгим, но впечатляющим.

— Внимание! Получено новое достижение: «Стоик!»

— В течение целого часа вы изнуряли себя тренировкой на полном пределе физической и психической нагрузки.

— Награда: Ловкость +10, Телосложение +10, Мудрость +10.

— Для получения достижения «Стоик II» необходимо увеличить время выполнения упражнения до трех часов. Желаете начать тренировку прямо сейчас?

Ну уж нет! Я в ужасе отмахнулся от сообщения, удивляясь фантазии админов. Или это сами законы магического мира реагируют на экстремальные, выпадающие из безликой массы события и достижения?

Со стороны высокого арочного прохода раздался шелест многочисленных лап. Блин, я с неудовольствием заметил, как внутри меня что-то испуганно сжалось — вот же твари, смогли-таки привить страх перед пауками.

Я успел лишь на секунду поднять взгляд и оценить разъяренную богиню, явившуюся в мифическом образе гигантской Черной Вдовы с женским торсом, и окружающую ее свиту из тварей поменьше, как Ллос злобно прошипела:

— Кто посмел?!

— Хрусь! Клац! — Могучая сила одним рывком вновь свернула меня в улитку с растопыренными крыльями.

Ух! Пока я смаргивал брызнувшие помимо воли слезы и обещал сам себе, что именно с таким вот звуком буду давить всех встреченных мной по жизни пауков, невидимое давление чужой воли сменило вектор и с натугой принялось разгибать меня в обратную сторону.

online-knigi.com

Книга Долг или..., глава Глава 1., страница 1 читать онлайн

Глава 1.

Долг или... Глава 1

      Диана Гримм ! Это мой подарок тебе. Спасибо, звездочка, за дружбу!

     Лил.

Зачем мне все это? Уже сто раз пожалела, подписавшись на эту авантюру. Разве не так называется желание поискать на задницу приключения ? Лучше расскажу все по порядку. Жила себе спокойно, своей размеренной жизнью... Вру. Или лукавлю ? Не такая она и размеренная. С тех пор, как я повстречала Алана, жизнь приобрела цвета как после взрыва на фабрике по производству красок. И не соскучишься и убить кое-кого хочется. При том с особой жестокостью... Иногда. Познакомились мы год назад, на улице. Был канун Нового года и я спешила подруге за подарком и, поскользнувшись, чуть не навернулась прямо у входа в огромный супермаркет. Сильные руки не дали мне упасть. Первым, что меня сразило, это были синие как весеннее небо глаза, затем, шикарная копна белокурых волос, лежащих в художественном беспорядке. Но, когда белозубая улыбка осветила чуть ли не пол улицы, я пропала. Не нужно, думаю, говорить, что и с остальным у него было все в порядке. Тут же, на втором этаже, устроились в кафешке и познакомились. Дальше уже по накатанной дорожке.  Поссорились мы уже через неделю. Он ушел и исчез недельки на две, но вернулся. И так все время. Никогда его не спрашивала, куда он уходит, чем занимается. Он отвечал той же монетой. Но, в последнее время, такие отношения стали напрягать. Тем более, что Алан стал замкнутым и раздражительным. Оказалось, что теперь мой парень безработный. На мои доходы от частных уроков музыки, вряд ли мы проживем вдвоем. Единственная радость - двухкомнатная квартирка, моя. Два дня назад на мое имя пришло письмо. Оно было от двоюродной тетки по матери. Тетя Синтия жила в Бразилии. Еще в молодости, по большой любви, выскочила за своего мачо замуж и укатила в чужую страну. С чего это, вдруг, она обо мне вспомнила? В последний раз виделись пять лет назад на маминых похоронах и то мельком.  В послании сообщалось, что тетка серьезно больна и хочет меня видеть. В конверте лежало два билета. Один туда - до Рио де Жанейро, а второй обратно - в Нью Йорк. Бросила конверт в ящик и забыла о нем до вечера. А вечером, Алан пришел пьяный и это стало последней каплей моего терпения, которое переполнило чашу.  Дав выспаться этой сволочи, утром выставила его за дверь, сменила замки и поспешила на самолет, на ближайший рейс до Бразилии. У меня было несколько дней свободных и могла себе позволить поразвлечься за чужой счет. С момента, как я села на самолет, меня не покидало чувство тревоги. Была у меня такая особенность. Всегда чувствовала приближение беды. Сначала вскочила с кресла и поперлась на выход. Шла быстро, не поднимая головы и поэтому со всей дури ткнулась в грудь пассажира. Тонкий аромат дорогого одеколона и запах чистого тела мужчины. Вернее парня. Лет двадцати пяти, на несколько лет моложе меня. Выше среднего роста, стройный брюнет, с серыми глазами. Высокий лоб, прямой нос, пухлые, упрямо сжатые губы. Белая футболка со смайликом, джинсовый костюм немыслимого брэнда. На макушку нацеплена белая кепка, козырьком назад. Полноватый, лысеющий мужчина попытался прорваться вперед, но парень остановил его движением руки. - Дорогу уступить не собираешься ? - красивый грудной голос раздался прямо над ухом, обдав теплым дыханием. - К...конечно,- выдавила я из себя. Еще находясь во власти своих переживаний, я чуть не задохнулась от новых эмоций. На ослабевших ногах вернулась на свое место. Пот мелким холодным бисером покрыл лоб, руки мелко дрожали, вдруг став липкими. Что это со мной ? Надо успокоиться. Достала из сумочки таблетку и проглотила. Запить было нечем. Горький след, оставленный лекарством во рту и глотке, слегка привел меня в чувство. Машинально заметила, что белая кепка исчезла вместе с сопровождающими в салоне первого класса. Знакомая физиономия. Но заморачиваться не стала. Самолеты я не любила, хоть и не боялась. Никогда не представляла себе, какой многокилометровый слой воздушного пространства отделяет машину от земной поверхности. Лететь больше десяти часов. Лучше поспать.        Майк.

Как же его бесили эти незапланированные полеты. Правда на этот раз, он был виноват сам. Очередная девица решила связать его  скандалом. Фотографии не очень презентабельного вида могли бы похоронить его карьеру. Но к счастью, сама несостоявшаяся охотница за знаменитостями и испортила всю малину, уронив телефон в бассейн. Пока выяснилось, что фотографий нет, пришлось попотеть.  Еле успели на рейс. А в салоне еще и с этой девицей столкнулся. Непонятно почему, но она не выходила у него из головы. Он настолько ушел в свои мысли, что на вопросы менеджера просто огрызнулся, попросив оставить его в покое. Стоило ему закрыть глаза, она тут как тут. Хорошенькая шатенка, с карими глазами. Именно хорошенькая. Тонкие черты лица, большие глаза, маленький нос и рот. Эти выглядящие сочными пухлые губы и привлекли его внимание. Она не пацанка, даже не молодая девушка, а такой привлекательный рот. Да и в декольте есть, что увидеть. Он мрачно усмехнулся.  " Заносит тебя, чувак. Не стоит думать о невозможном,"- подумал он и решил отдохнуть, пока есть время для отдыха. Майк был известной личностью в музыкальном мире. Его красивый грудной голос бередил миллионы сердец. Только его сердце было пусто. Там поселилась вечная зима. Кэрол убила его и, одновременно, заставила наперекор судьбе, взлететь вверх. На немыслимую высоту славы. Потихоньку он уплыл в страну грез. На лице появилось умиротворение.

   Лил.     Из сна выдернул пронзительный крик. Широко открыв глаза, попыталась осмотреться и, по возможности, вырубить этот ультрозвук, не сбавлявший обороты. И вдруг, самолет тряхнуло. Затем еще. Раздались крики уже по всему самолету. Мы падали. Как ни странно, я чувствовала себя превосходно. Моя голова прояснилась, в теле появилась легкость. " Я не умру. Просто не имею на это право,"- сказала я себе. Пристегнула ремень, застегнула все пуговицы на жакете и накинула на голову капюшон.  " Не забыть бы пригнуться вниз при ударе корпуса о землю,"- подумала я.  В салон выскочил давешний парень. Он отыскал меня глазами и ринулся прямо ко мне. - Вставай,- сказал он. - Что? - уставилась на него я. - Вставай, кому говорю,- рявкнул парень. Он отстегнул меня, схватил за руку и потащил в хвост самолета. Через минуту закрылся вместе со мной в туалете. - Что ты творишь ? - возмутилась я. - Возможно спасаю нам жизнь,- сказал он.  Самолет накренился, парень присел на пол и прижал меня к себе. Уже напуганная вцепилась что есть сил в его куртку. - Спасибо, что подумал обо мне. Скажи хоть как тебя зовут. Мне показалось, что узнать его имя на сей момент самая важная задача. Крики за дверью вызвали панику, накатывающую волнами. Но мне не хотелось, чтобы этот красивый парень видел меня слабой.  - Майк. А тебя ? - наконец ответил он. - Лил. Летчики боролись до конца. Потому, что самолет то кренился вперед, то выравнивался. Раздался жуткий скрежет. Машина неистово задрожала. Я еще крепче прижалась к парню. - Лил!? Я не могла это услышать, но теплое дыхание прошлось по виску моим именем. Я с трудом приподняла голову. - Мне тоже страшно. Кажется, он сказал именно это. Майк приподнял мое лицо за подбородок и мягкие, горячие губы накрыли мой рот. Всего секунда. И опять моя голова крепко прижата к теплой груди, меня обнимают сильные руки, лицо Майка зарыто в мои волосы. Так и умереть не страшно. Первый же удар машины об землю выбил из меня дух. Скорее всего, это длилось всего минуты, мне показалось, что вечность. Но самолет приземлился и мы были все еще живы.  

litnet.com

Читать онлайн книгу «Долг» бесплатно — Страница 1

Долг

«Выдержка, из автоматического обновления Вики Друмира:

- Ллос: бывшая жена Кореллона, главы эльфийского пантеона и создателя расы эльфов. Замыслив свергнуть супруга, Ллос подняла мятеж, что продолжался многие тысячелетия, однако проиграла, и в образе гигантского паука была низвергнута в бездну. Вставшие на ее сторону эльфы оказались прокляты, породив расу дроу.

Ллос любит появляться в виде «черной вдовы», прекрасной женщины-дроу, либо комбинации этих обликов. Зачастую Ллос предпочитает показать свое присутствие женской ухмылкой, возникшей на ближайшем пауке.

Явление Королевы Пауков страшно, она жестока и злобна, а единственная в мире воля – она сама. Ллос постоянно интригует, поддерживая разногласия среди своих жриц.

Ллос презирает младших богов пантеона дроу и светлых эльфов.

Она ненавидит своего сына Ваэрауна, стремящегося свергнуть матриархат и покровительствующий мужчинам. Она воюет с Шар за власть и презирает свою дочь Элистрию, которая хочет вернуть дроу к свету…»

Глава 1

– Хрусь! - с тошнотворным хрустом выломался плечевой сустав, одаривая меня вспышкой боли, заставляя резко клюнуть носом и впечататься лицом в шершавый камень пола.

– Клац! - сдалось, наконец, очередное ребро, не рассчитанное на запредельные нагрузки, что создавала бронированная лапа гигантского паука.

– Ненавижу… - пробулькал я в лужу собственной крови, успевшую натечь из разбитого в хлам лица.

Вид крови не пугал, а скорее бесил. Друмир сам по себе щедр на алые брызги. Посмотришь, как работает клинками высокоуровневый рога – и возникает крепкое чувство, что персонаж принимает кровавый душ. Каждое комбо выбивает из жертвы тугие фонтаны, намекая на вскрытые артерии и нанесенные критические повреждения.

В какой-то мере я понимал разработчиков – достучаться до чувств и забренчать душевными струнами современного потребителя - задача бесконечно сложная. Обыватель скучающе зевает, лениво пережёвывая бутерброд с кетчупом и ветчиной, во время просмотра 4-Д ужастика, густо замешанного на суровой расчлененке.

Все труднее зацепить наши эмоции, все серее краски окружающего мира, особенно на фоне яркого прессинга рекламы и глянцевых журналов с рафинированными красотками.

А ведь еще несколько поколений назад, ребенок был абсолютно счастлив, весь вечер гоняя палочкой по улице металлический обод от телеги. А сейчас? Опухшая от фастфуда школота сидит у компьютера, забитого хитами индустрии развлечений, и тоскливо нудится, не зная чем себя занять. Деградируем-с…

– Хрусь! – вернул меня в реальность щелчок во втором плече.

Уроды! Как же я теперь ненавижу пауков и, с некоторых пор, княгинь дроу! Отольются кошке мышкины слезы! Руата, у меня абсолютная память, а жить я намереваюсь очень до-о-лго – каждую сломанную косточку, каждую каплю крови буду помнить и через тысячу лет!

Я стоял на коленях, удерживаемый хитиновыми лапами в позе «Высочайшего и Унизительного Почтения». Не знаю, для существ с какой анатомией она рассчитана, но явно не гуманоидных. Связки звенели от натуги, растянутые мышцы дрожали в нервном спазме, суставы и кости временами сдавали позиции и позорно капитулировали, награждая меня вспышками боли и вышибая волны холодного пота.

Интересно, меня просто плющит от неизвестности и страха или здесь, в подземельях Темных Чертогов, реально повышенная болевая чувствительность? Ох, не нравится мне это все…

За моей спиной пара огромных пауков твердо стояла на четырех расставленных в стороны конечностях, свободными лапами формируя из моей плоти такую композицию, в которой не стыдно будет встретить саму Ллос.

Пещерный дворец Королевы Пауков рождался в тяжких мученьях. В лучших традициях Сальвадора Дали, стены текли, плавились и трансформировались. Готическая лепнина сменяла серый камень, благородный мрамор осыпался, открывая взгляду унылые плиты бетонного бункера с вкраплениями ржавых арматурных балок.

Похоже, что едва пришедшая в Друмир Ллос еще не определилась с внешним видом своего жилища, и теперь с удовольствием играется в дизайнера. А может у нее просто сил не хватает?

Эй, Неназываемый! Ты бы поторопился, пока богиня слаба, а твой жрец еще более или менее цел и в здравом рассудке. Вообще-то, я за себя не ручаюсь. Становиться персонажем ужастика и клиентом инквизиции инсектоидов - у меня нет никакого желания…

К сожалению, мои просьбы вряд ли были услышаны. В логове Ллос, большинство жреческих умений оказались заблокированы.

Нет, я не терял веры, и раз за разом активировал «Обращение к Богу», в тайной надежде, что существует хотя бы односторонняя связь. При этом больше всего я напоминал себе связиста из военных фильмов прошлого века, что с размеренностью метронома, уставшим голосом бубнит в допотопную рацию: «Сосна, Сосна, я Береза, как слышите, прием? Срочно пришлите еще карандашей…». Да, подкрепление бы сейчас не помешало…

– Хлоп! Хлоп! – вторя моим надеждам, ударила по ушам акустическая волна портальных переходов.

– Ага, вот ты где! Что это за безумная смесь орла со страусом, который решил спрятать голову в бетонном, э-э… гранитном… да блин, неважно каком полу?

Несмотря на показное ехидство, в голосе Павшего слышалось явственное облегчение и не особо скрываемая угроза.

Ржавым роботом напрягаю непослушные мышцы и до хруста выворачиваю шею. Вот теперь, я мог видеть не только хаотично меняющиеся плиты пола, но и Неназываемого в комплекте с Макарией.

С натугой улыбаюсь, демонстрируя радость при виде сладкой парочки, и скашиваю глаза к себе за спину, указывая на пауков и намекая на желание избавиться от тюремщиков.

– Клац! – присоединилось к моей просьбе очередное сломанное ребро.

Ноздри Неназываемого разъяренно раздулись, а сочувственно охнувшая Макария вскинула руку, формируя ударную волну, что многотонным молотом влепила по восьминогим тварям, отправляя их в короткий полет и размазывая по стене зелеными кляксами.

Ох, млин! У снесенных невидимой битой пауков, так и не хватило времени или желания отпустить мои руки, и теперь я корчился на плитах, с травматической ампутацией обеих кистей. Макария, твою же мать!

– Ой, прости! – вскрикнула специалистка по самоубийствам, полностью исцеляя меня одной лишь силой своего желания и чисто символическим жестом.

– Бог простит… - тихонько пробурчал я, поднимаясь с хрустального пола и недоверчиво разминая пальцы, за которыми даже успел соскучиться. Расставание было недолгим, но впечатляющим.

– Внимание! Получено новое достижение: «Стоик!».

– В течение целого часа вы изнуряли себя тренировкой на полном пределе физической и психической нагрузки.

– Награда: Ловкость +10, Телосложение +10, Мудрость +10.

– Для получения достижения «Стоик II» необходимо увеличить время выполнения упражнения до трех часов. Желаете начать тренировку прямо сейчас?

Ну уж нет! Я в ужасе отмахнулся от сообщения, удивляясь фантазии админов. Или это сами законы магического мира реагируют на экстремальные, выпадающие из безликой массы события и достижения?

Со стороны высокого арочного прохода раздался шелест многочисленных лап. Блин, я с неудовольствием заметил, как внутри меня что-то испугано сжалось – вот же твари, смогли-таки привить страх перед пауками.

Я успел лишь на секунду поднять взгляд, и оценить разъяренную богиню, явившуюся в мифическом образе гигантской Черной Вдовы с женским торсом и окружающую ее свиту из тварей поменьше, как Ллос злобно прошипела:

– Кто посмел!?

– Хрусь! Клац! - могучая сила одним рывком вновь свернула меня в улитку с растопыренными крыльями.

Ух! Пока я смаргивал брызнувшие помимо воли слезы, и обещал сам себе что именно с таким вот звуком буду давить всех встреченных мной по жизни пауков, невидимое давление чужой воли сменило вектор, и с натугой принялось разгибать меня в обратную сторону.

– Это…Мой…Слуга! – с усилием, сквозь сжатые зубы, отпечатал Павший.

– Это мой РАБ! – рявкнула Ллос, опять вминая меня в пол.

Хрусь, клац…

– Он мой! – уже не на шутку обозлился Неназываемый, и щедро зачерпнув силу, вновь развернул меня.

Хрусь, хрусь – пожаловались мне позвонки. Да знаю я, что не сгибаетесь вы под таким углом, перестарался наш Глава Пантеона, божественные терки понимаешь ли, не до деликатности ему, мудаку искусственному…

Боги мерялись силой, уточняя свое место на иерархической лестнице и борясь за лидерство в стае. Жаль только, что в роли эспандера, они выбрали меня. Сочувственно глядящая Макария, делала незаметные пассы рукой, подлечивая меня после особо резких рывков.

Несмотря на то, что полученные травмы причиняли боль и усердно кровили, умереть в Темных Чертогах было нереально – полоса жизни была серого цвета и не реагировала на полученный урон. Эдакий нерушимый бетонный монолит…

Противостояние богов затягивалось. Я уже начал различать потоки силы, что от невероятной концентрации проступили даже в нашей реальности. Фиолетовые у Ллос, черные у Павшего, и серебряные у Макарии.

А ведь сильна паучиха, чуть даже отстраненно подумал я, наблюдая, как из носа Неназываемого бодро побежали алые капли. Сила и статус главы пантеона, против древнего и могущественного божества…

Макария, так же разглядевшая у любимого кровь, в одно мгновенье пришла в ярость и не по-джентльменски вклинилась в дуэль, вновь применяя столь полюбившийся ей воздушный молот, только вот на порядок более мощный.

С хрустом сминаясь, словно раздавленное в кулаке куриное яйцо, теряя на ходу лапы и куски брони, разлетелась по углам немалая свита Ллос. Досталось и самой богине – хотя паучиха мгновенно среагировала на опасность и успела прикрыться магическим щитом, однако удар сырой силой был столь силен, что края полупрозрачной защитной сферы размочалило в рваные клочья. Щит деформировался, сохраняя целостность лишь в центре, и подставляя под удар конечности и голову. Ллос поволокло по хрустальным плитам, с чавканьем выворачивая впившиеся в хрупкий кристалл когти. Пострадал и прекрасный облик – теперь богиня больше походила на зомби, которому молодецким ударом сабли снесли половину лица, оголив ослепительно белые кости черепа.

Однако не похоже, что Ллос впечатлилась полученными повреждениями, скорее она приняла удар за смачную пощечину, неожиданное влепленную конкуренткой во время терок серьезных авторитетов. Богиня взбеленилась, сохранившуюся часть лица исказила чистая, незамутненная ненависть. Вид второй половины был не менее страшен – судорожно подергивающиеся оголенные мышцы, сверкающий оскал нечеловеческих клыков.

На концах поврежденных лап с характерным щелчком фиксатора выдвинулись новые когти, на этот раз из триумфально сверкающего адаманта. Оценив, как вздрогнул Павший, я, судорожно двигаясь, попытался отползти подальше – благо, боги отбросили в сторону спорную игрушку, засучили рукава и перешли к следующей фазе разборок, с хлюпающими юшкой носами и сбитыми костяшками пальцев.

Ллос, тем временем, добронировалась – хитин утолщался и наливался сиреневым светом, явно напитываясь мифрилом и на порядок повышая свою прочность. Фигура Макарии сверкала, воздух вокруг нее дрожал от собранной силы.

Богиня отвела для удара руку и замерла в нерешительности, поглядывая на Павшего и ожидая «добро» на эскалацию конфликта.

Я ее понимал - даже имея в кармане нож, трижды задумаешься: вытаскивать ли его в драке, превращая тривиальный мордобой в судьболомное мероприятие.

Напряженный, как струна, Павший, покачал головой:

– Хватит! Ллос, ты не сможешь противостоять двоим, опомнись! Снова желаешь окунуться в вечность забвения?

Лицо богини теперь было полностью упрятано в мифриловую маску и изуродовано выступившими из челюстей жвалами, обильно украшенными разноцветными каплями яда. Тварь зашипела, извергая из носовых щелей брони фиолетовые клубы дыма.

– От Ллос теперь не так-то просто избавиться! Я завязала свою сущность на алтарь. Уничтожив меня, ты собственноручно разрушишь храм. Сколько святилищ у тебя останется после этого? Одно? – паучиха заскрипела ржавым смехом. – И это не считая того, что в довесок ко всем проблемам, ты станешь врагом для расы воинственных дроу. Оно тебе надо?

Неназываемый раздраженно поджал губы и заговорил, взывая к разуму древнего божества:

– Ллос! Мы ведь по одну сторону баррикад! Шестнадцать светлых богов, против трех темных, не стоит радовать противника грызней в собственном стане!

Грузное паучье тело затряслось от утробного хохота:

– Наивный глупец, личинка бога! Ты проводишь воображаемую линию, разделяя всех - на своих и чужих, забывая о том, что мир многогранен и бесконечно далек от дуальности! Ты, я, светлые – мы по разные стороны ТРЕУГОЛЬНИКА! И это я еще упрощаю, чтобы такой несмышленыш, как ты, смог охватить своим скудным разумом суть проблемы. Реальное же количество граней мироздания ты начнешь осознавать лишь через тысячи лет…

Павший скептически усмехнулся:

– Ллос, ты в своем праве, думай, как хочешь. Но не забывай, что твой треугольник балансирует на хрупком основании Первохрама. Придет армия света – и не посмотрит на оттенки серого и удаленность грани от центральной линии – достанется всем и каждому. А сейчас… - Неназываемый резко выбросил в сторону руку и указал на меня пальцем. – Отпусти моего жреца! Иначе, клянусь своей Силой, это будет последняя душа, перешагнувшая порог Темных Чертогов!

Паучья Королева возмущенно дернулась, вновь зашипела и пружинно присела на заднюю четверку лап, намекая на готовность к атаке. В руках у Павшего сформировался сотканный из прядей тьмы щит, и уже знакомый мне антрацитово-черный клинок. Секундная игра в гляделки, дуэль взглядов и попытка убедить противника в своей решимости умереть, но не отступить.

Наконец Ллос разочаровано фыркнула, передние пластины шлема разошлись, открывая взгляду полностью восстановившееся женское лицо.

– Хорошо… Я сделаю тебе одолжение… На этот раз…

Ф-ух… Я облегченно выдохнул и прекратил попытки закопаться в останки пауков. Типа свободен, да? Можно идти?

– Я отпущу его, через жалкие сто лет. Вечность в Мире Теней он еще не заслужил.

Э, але?! Какие сто лет, да у меня тут через неделю крыша уедет!

Павший был со мной солидарен.

– Год! Не больше!

Ик! Неназываемый, ты чего – сдурел? Давай я тебе яйца дверью прищемлю, ненадолго так, на годик всего? Нет желания?

Затравленно заозирался – лежку в паучьих останках я уже засветил, да и терзают меня смутные сомненья, что удалось бы скрыться от многоглазых тварей, закопайся я хоть на сотню метров под землю.

Божественные торги тем временем продолжались:

– Сорок! Не меньше! Его душа скованна древним ритуалом и отдана мне по праву!

– Пять! С тех самых древних времен, души союзных жрецов не могут быть переданы стороннему богу!

– Тридцать! Никогда о таком не слышала!

– Шесть! Уши надо мыть! Девятый слет Высших Сущностей в мире Ева Вульгарис!

Нет, ну надо же до такого бреда додуматься, ох блефует, Павший. Однако ребята, надо брать дело в свои руки, куда-то не туда переговоры зашли.

Откашлявшись, я, как примерный школьник, потянул вверх заляпанную кровью руку:

– Замена!

– Что!? – синхронно повернули ко мне головы раздраженные вмешательством божества.

Ллос морщила лоб и непонимающе глядела на меня: да-да, говорящая игрушка.

– Хочу предложить замену! Меня ведь самого запихнули сюда вместо князя дроу, предлагаю повторить операцию еще раз.

В глазах паучихи мелькнул огонек интереса – мой вариант давал ей возможность уступить Павшему и сохранить лицо. Задумчиво причмокнув губами, Ллос принялась набивать цену:

– Душа должна быть очень не простой! На тебе – десяток уникальных печатей и занятная подборка умений, где ты еще найдешь такой экземпляр?

Блин, филателистка – марку редкую откопала с нестандартным гашением… Ладно, есть у меня одна раритетная марочка…

– Тебе понравится! Душа Высшего Жреца Светлоликого, обласканного божественным вниманием и наделенного немалой силой. Он, кстати, на мне тоже расписался.

Мысленно я извинился перед зловредным старикашкой – жрец хоть и гад, но попасть в лапы Ллос – судьба очень незавидная. А вот нечего было на меня проклятье вешать, да еще завязывать его на свою жизнь! Как оно там звучало?

– Под светом солнечного дня скорость регенерации маны падает на 90%!

– Срок проклятья: пока живы Патриарх или верховное божество.

Нет, однозначно валить! Конечно, манопоток алтаря компенсирует любые штрафы, но сам факт!

Ллос задумалась – душа такого калибра могла генерировать солидный поток маноэнергии, да еще и столь редкого, для темного божества, оттенка. К тому же, это знатная оплеуха Светлоликому, причем слегка ослабляющая его мощь.

– Мало! Замена не равноценна! Но… Сегодня я милостива…

Речь богини прервало тонкое подвывание – чуть оклемавшийся паук из свиты, выкопался из кучи останков и хромая сразу на все шесть уцелевших лап, добрался до своего места подле Ллос. Его морда была знатно размочалена и густая смесь слюны с фосфоресцирующей кровью и ядом - капала на хрусталь пола и разъедала драгоценны плиты.

– Не ной! – рявкнула Ллос, ударом адамантового когтя вспарывая хитиновый панцирь и добивая скулящую тварь.

Богиня, одним коротким движением стряхнула с лапы кровь, слегка забрызгав присутствующих, а затем мило улыбнулась:

– О чем я говорила? Ах, да – сегодня я милостива… Поэтому приму замену и отпущу тебя. Однако есть одно маленькое «но»… - вновь ехидно ухмыльнулась паучиха.

Я напрягся – не нравится мне все это…

– Твоя душа прошла через ритуальную смерть, и была накрепко привязана к Темным Чертогам. Разрушить эту печать, не уничтожив саму душу – невозможно!

Я вопросительно глянул на Павшего – не брешет ли? Тот скривился, и не очень уверенно пожал плечами.

– И что делать?

– Ждать. Со временем печать ослабнет и разрушится сама по себе. Только вот умирать я тебе очень не советую – где бы ты ни установил точку воскрешения, в случае смерти - попадешь все равно ко мне, и так дешево я тебя уже не отпущу.

Богиня многообещающе улыбнулась, а я с трудом сглотнул ставший в горле комок. Приплыли…

– И… Как быстро спадет печать?

Паучиха, с деланым безразличием, пожала плечами.

– Год… Год без единой смерти, это ведь несложно, правда?

М-да, засада. Условие нереальное, но выбора, похоже, нет. Соберу весь мифрил и сделаю себе танк…

Ладно, утро вечера мудреней, сейчас главное – выбраться и этих проклятых подземелий.

Вновь взглянул на Павшего – тот согласно прикрыл веки, намекая, что надо соглашаться. Я уже было открыл рот, но в разговор вмешалась Макария. Тряхнув роскошной гривой волос, девушка резко бросила:

– Не согласна! Как Первожрец, Лаит наделен моим умением «Блаженной Смерти». Его применение не должно быть засчитано как смерть с переносом души!

Е-мое! Макарушка, тебя сегодня как подменили! Если предложение пройдет - ноги твои целовать буду, желательно от колен, и выше…

Нахмурившаяся паучиха, раздраженно пыхнула клубами сиреневого дыма – похоже, что Макария ее жутка бесила. Наконец, после томительной паузы, Ллос выплюнула сквозь зубы:

– Одна добровольная смерть в течение года! И никаких больше условий, я уже жалею, что согласилась!

Резко повернувшись ко мне, она прошипела прямо в лицо, болезненно обжигая капельками кислотной слюны:

– Любая смерть - и ты мой! Любая! Хоть грибами отравись! Также, даю тебе один месяц, в течение которого Верховный Жрец Светлоликого должен уйти в Мир Теней вот от этого клинка! Все, свободен, пшел вон!

Ллос сделала сложный пасс лапой, и перед моими глазами, прямо в воздухе, материализовался уже знакомый мне паучий клинок. Блеснув коваными гранями, он с коротким свистом рухнул вниз, пробивая хрусталь и глубоко вонзаясь в пол, причем именно в том месте, где мгновенье назад стояла моя нога.

Как ни в чем не бывало, я опустил на плиты вовремя отдёрнутую ногу, и нагнувшись, коротким рывком вытащил кинжал.

Ллос, я ведь ничего не забываю… Возможности мои постоянно растут, а фантазия безгранична. Когда-нибудь, и на моей улице перевернется фура с пивом, отольются тогда кошке мышкины слезы…

Павший подмигнул, незаметно показал большой палец – мол, еще легко отделался, и одним движением кисти смахнул меня в открывшийся прямо за спиной портал.

Бум! Жахнуло по ушам.

Оп! Не удержал я равновесие и рухнул на задницу.

– Ай! Какой мудак?! – раздался подо мной голос восьмиклассницы Лены.

Огляделся: двор Первохрама, за спиной арка входа, под задницей – крыльцо и Лена. Ф-ух, дома!

С кряхтеньем поднялся сам и протянул девушке руку, предлагая ей принять помощь и перестать изображать из себя раздавленную медузу.

Лена вытянутую ладонь проигнорировала, резиновым мячиком вскочила на ноги и, прищурив глаза, обошла меня вокруг, осматривая и осуждающе цокая языком. Вновь оказавшись передо мной, она приняла подсмотренную где-то позу сварливой жены, и принялась отчитывать:

– Ты где был и что у тебя за вид! Кровь, слизь, дыры прожжённые какие-то! Качаешься себе, значит, монстров фаршируешь, а я тут с малышней возись, да?! И что за дурацкий восьмой «А»?! Драконов кормить нечем, твой зомбо-гном мифрил не дает! Да ладно гном, меня даже замковая повариха игнорит, а детсаду давно есть пора, вот!..

Девушка неожиданно прервалась и слегка покраснела, уставившись мне за спину. Оглянувшись, я увидел ошарашенного Кирилла. Ага, мотай на ус, братишка, женишься лет через пять – и превратится твоя чудо-эльфа в такого вот домашнего тирана, по струнке будешь у нее ходить.

Я улыбнулся, пожал протянутую руку. Кирилл оценил буро-зеленые пятна на своей ладони, вытер ее о брючину:

– Ты откуда такой красивый?

Я лишь устало махнул рукой:

– На свободу, с чистой совестью. По УДО вышел, год – условно. Но больше попадаться мне никак нельзя…

Глава 2

Отрывок статьи из ежедневной онлайн-газеты «Новости Друмира»:

«… За последние дни в русском кластере зафиксировано не менее трех случаев практически моментальных вскрытий стационарных защитных куполов различных классов. Данное событие вызвало тихую панику среди топ-кланов и частных владельцев игровой недвижимости. Если раньше, в случае даже абсолютно неожиданной осады, обороняющаяся сторона имела в своем распоряжении энное количество часов для мобилизации и найма дополнительных сил, то сейчас никто не может чувствовать себя в безопасности.

Судя по последним данным, универсальной отмычкой служит эпический свиток неизвестного ранее заклинания «Астрального Поглощения Маны». Зафиксирована одна продажа на аукционе и применение другого такого свитка при нашумевших событиях на главной городской площади Ясного Города. Нам так и не удалось выяснить, сколько еще экземпляров читерской магии остается на руках у неизвестных торговцев, в какой локации они добыты и с каких монстров падают. Наиболее логичная версия связывает обнаружение свитков с появившимся на днях предложением анонимного брокера об открытии рейдового портала в Инферно. Те, кто следит за нашей экономической колонкой, уже в курсе, что данный лот вызвал немалый ажиотаж среди покупателей. На данный момент цена достигла двухсот тысяч золотых, и это не учитывая того, что до конца торгов осталось еще более суток!

Вполне вероятно, что одному из кланов средней величины удалось пробить более или менее стабильный канал в Инфернальные планы. И судя по всему, они спешно монетизируют данное достижение, выбрасывая на торговую площадку как невиданную ранее добычу, так и саму возможность перемещения. Напомним, что полгода назад в качестве награды за глобальный клан-квест: «Мировая Сеть», гильдией «Портеров» было получено заклинание портала в планы Страха.

Вчера состоялась публичная конференция «Олдеров», на которой был озвучен тезис о «…несбалансированности заклинания АсПоМ., ведущего к нарушению хрупкого баланса и подвергающего ежесекундному риску глобальной финансовой катастрофы всех владельцев недвижимости». Одноименная петиция с более чем девятью тысячами цифровых подписей была отправлена администрации Друмира.

Также, наш штатный финансовый аналитик просит обратить внимание на взрывной рост интереса к Малым Защитным Куполам. За последнюю неделю их цена подскочила более чем вдвое! Вероятно, спрос вызван реорганизацией систем защитных полей, в сторону многослойного перекрытия особо важных объектов и направлений. Любителям рисковых спекуляций и желающим сделать быстрые деньги – настоятельно рекомендуем присмотреться к данному активу!»

Всегда мечтал жить в своем доме. Чтобы можно было выйти утречком на крыльцо с чашечкой ароматного кофе, удобно развалиться в кресле и, щурясь на ласковое солнышко, созерцать благую пастораль… Что ни говори - ощущение земли под ногами, а не слоеного пирога из бетонных плит и пустот, набитых сотнями жильцов многоквартирного дома – совершенно уникально и неповторимо.

Своим домом я пока так и не разжился, но вот замок класса «Супер Нова» – приобрел. И мечту это совсем даже не портило. Поэтому вместо завтрака в своих апартаментах, дал команду организовать кофе с бутерами прямо на улице, в таком уютном нынче храмовом дворе. Надо бы там еще беседочку ажурную пристроить – с грилем, диванчиками и уютным пламенем очага, как раз для таких вот случаев.

Умывшись, я телепортнулся к алтарю – что позволило мне избежать спуска с пятого этажа по крутым замковым ступеням, отполированным до зеркального состояния тысячами виртуальных ног.

Вчера мы с ребятами неплохо посидели, в тесном и дружеском кругу соклановцев. Поначалу я делился впечатлениями о посещении Ллос, затем - выводами, а после просто отдыхал в хорошей компании. Нужно такие посиделки сделать регулярными - позволяют чуть расслабить внутреннюю пружину и заодно сближают коллектив.

Вот бы Танюха поскорее присоединилась… Все-таки неполноценен мужчина без любящей женщины, чувствуется какой-то дискомфорт и незаполненность - гуляют сквозняки и тоскливо воет ветер по пустым закоулкам души. Только не кукла нужна с ботоксными губами, а настоящая женщина. Ты обернешься – и ловишь ее веселый взгляд, сделаешь что-то толковое, пусть даже и крохотное – она восхищенно захлопает в ладоши, ты не успеешь – а она подхватит… Друг, напарник, партнер…

Однако моя хандра уже практически в прошлом, осталось одно лишь нетерпеливое ожидание. Сегодня утром, я получил приватное сообщение от персонажа-однодневки, замаскированное под обычное попрошайничество:

– Приму в дар три золотых, а то сам по нулям – на пути в столицу остался без средств! Помогите, чем не жалко!

Это был последний кодированный «привет» от Таниной группы подстраховки. Ключевые слова: «3:0» и «на пути в столицу», означали, что все три цели исполнены чисто, девушка успешно выведена из города и сейчас уже по дороге в Москву. Еще сутки – и юная паладинша вновь продемонстрирует мне свои татуировки. Ух!

Выйдя на улицу из полумрака храма, я одобрительно кивнул вытянувшейся в струнку орковской охране, но тут же возмущено засопел при виде открывшегося зрелища. На крыльце сидела чуть сонная и демонстративно растрепанная Макария, нагло дула мой кофе, из моей же любимой синей чашки, сделанной, между прочим, под заказ - точной копией кружки, что подарила мне мама два года назад.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

www.litlib.net


Смотрите также