Книга: Вишневская Галина Павловна «Галина. История жизни». Галина книга


Читать Галина. История жизни - Вишневская Галина Павловна - Страница 1

Галина Павловна Вишневская

Галина. История жизни

Славе, Ольге, Елене

Галина. История жизни - i_001.jpg

1

Галина. История жизни - i_002.pngГалина. История жизни - i_003.png

Яркий солнечный день… Я бегу по зеленому изумрудному лугу — мне неполных четыре года — и с размаха вслед за мальчишками прыгаю с крутого берега в речку… В памяти навсегда остался мутно-зеленый цвет воды, я стою на дне, сжимая и разжимая ладошки вытянутых на поверхность рук — вероятно, чтобы ухватиться за что-то… Мои руки и увидели с берега взрослые и вытащили меня. Я, наверное, не успела испугаться, но помню, что отлупила меня мать как следует. А я ревела и не понимала, почему меня ругают, а мальчишек — нет. Почему им можно нырять, а мне нельзя? Как это так — я не умею плавать? Раз они умеют — значит, и я умею! Вероятно, тогда я впервые пыталась отстаивать свое человеческое достоинство и право на свободу действий.

Это лето — 1930 года — я живу с матерью и отцом «на даче», в небольшой деревне. Взяли меня от бабушки — погостить.

Я не помню своей привязанности к родителям — они всегда были мне чужими. Возможно, оттого, что с самого младенчества — шести недель — меня взяла на воспитание бабушка и все мое детство я слышала обращенное ко мне жалостливое слово «сиротка».

Моя мать — наполовину цыганка, наполовину полька: мать ее была цыганкой, но я никогда не знала деда и бабушку с материнской стороны — они умерли еще до моего рождения.

Когда мой отец впервые увидел свою будущую жену, ему было лишь 20 лет, ей же не исполнилось и восемнадцати. Незадолго перед тем порвав со своим прежним возлюбленным, беременная от него, она переживала тогда свою первую жизненную драму. Мой отец полюбил ее и женился на ней. Вскоре она родила сына, а через два года появилась я. Мать была очень красива — среднего роста, черноглазая блондинка, с длинными, стройными ногами. Помню ее поразительно красивые руки. Но я всегда восхищалась ею как бы со стороны, она никогда не была «моей».

Наверное, от нее — в крови — передалась мне страсть к пению: она играла на гитаре, пела цыганские романсы, а я, конечно, за нею повторяла «Очи черные», «Бирюзовые колечки» или городские романсы. Бывало, соберутся гости, и тут же: «Галя, спой!» В таких случаях я почему-то залезала под стол. Публики я совершенно не боялась — наоборот, очень рано почувствовала в ней потребность: петь для себя самой было неинтересно, нужны были сопереживатели, сочувствующие. Но, вероятно, мне хотелось особой, таинственной атмосферы, хотелось уйти от реальности и создать свой мир. И вот из-под стола несется: «Очи чер-ные, очи страст-ные, очи жгучие и прекра-а-а-а-с-ные…» Мне только три года, а голос мой как у взрослой. Я родилась с поставленным от природы голосом, и окружающим странно было слышать такой сильный грудной звук, воспроизводимый горлом совсем маленькой девочки. Услышав аплодисменты, я вылезала из-под стола, раскланивалась и, окрыленная успехом, начинала изображать то, что пою. Вот такая, например, песенка:

Девушку из маленькой таверны

Полюбил суровый капитан,

Девушку с глазами дикой серны

И с улыбкой, как ночной туман.

Я исполняла этот «шедевр», стоя на стуле, — такая мизансцена казалась мне очень эффектной, потому что, когда подходил смертный час несчастной девицы «с глазами дикой серны», можно было кинуться в море с маяка (то есть со стула на пол) и изображать утопленницу. Все были в восторге. Тут же я плясала цыганочку, трясла-поводила плечами и кричала: «Чавелла!»

У матери, от природы музыкальной, был небольшой приятный голос. Отца Бог наградил замечательным драматическим тенором. Когда-то он мечтал стать певцом, но, как многие русские люди, был подвержен «слабости», весьма распространенной, — пьянству.

Напившись, любил петь ариозо Германа из «Пиковой дамы»:

Что наша жизнь? — Игра!

Тот единственный год, что я прожила со своими родителями, оставил в моей памяти лишь несколько коротких, но на всю жизнь четко запомнившихся эпизодов.

Вот я сижу у окна нашей «дачи». Это такая же изба, как и все остальные в деревне, только чистая, с ситцевыми занавесками на окнах, да еще с городской мебелью. Осенняя слякоть, идет дождь, но по улице бегут люди, что-то крича и плача. Из распахнутых дверей избы напротив какие-то мужчины выволакивают узлы, кастрюли, одеяла, подушки и кидают в телегу, запряженную тощей лошадью. Рядом стоит хозяйка избы, за ее подол ухватились ревущие дети, с которыми я всегда играю на улице. А у телеги мечется и воет их бабка. Она вцепилась своими корявыми руками в медный самовар, и ни за что не хочет отдавать его двум здоровенным мужикам, и все кричит только одно:

— Ироды!.. Ироды!.. ироды!..

В детскую память навсегда врезалась картина того осеннего хмурого дня: грязная дорога, толпа крестьян, и на их серо-черном фоне — прыгающий в руках старухи ярко-желтый, блестящий солнцем медный самовар. И еще — впервые услышанное странное слово «ироды».

Через много лет я пойму, что это было начало коллективизации, «раскулачивание», что мой детский мозг запечатлел картину разорения русского крестьянства.

А вот мы с матерью идем лесной дорогой, и вдруг из машины, идущей навстречу, какой-то мужчина на ходу выбрасывает нам две буханки хлеба. Мать прячет эти сокровища в сумку, а мне велит никому не рассказывать. Того незнакомца я встречу потом у нас в доме. Я очень хорошо понимаю, что мать не любит отца. Когда его нет дома, появляются мужчины, мать совершенно преображается, становится еще красивей. Мне кажется, что она и меня не любит. Я за нею тихонько наблюдаю, подсматриваю — каким-то странным чутьем ощущаю, что мать меня боится — боится, что расскажу отцу. Меня это ужасно обижает. Когда отец дома, то и дня не проходит без скандала — наверное, соседи рассказывают ему, что в его отсутствие часто бывают гости.

Однажды ночью я проснулась от крика: мать в одной рубашке бегала по комнате, а за нею с топором в руке — пьяный, совершенно обезумевший отец. Я закричала — вероятно, он опомнился, во всяком случае, удар пришелся не по матери, а по зеркальному шкафу. Грохот был страшный, зеркало разлетелось вдребезги. Отец схватил меня, кричит: «Говори, кто был у мамы? Какой мужчина? Как его зовут?»

Я видела устремленные на меня огромные глаза матери — она не умоляла молчать, она просто на меня смотрела. Возможно, я впервые почувствовала, что никогда не буду предательницей, — бессознательно, как маленькая женщина, я встала на сторону матери, хотя и не была к ней близка и хорошо знала, «как его зовут».

— Был здесь кто без меня?

— Не был.

— Врешь! Говори правду — или убью! Кто был у матери?

— Никого не было.

К утру скандал начал стихать. Решили разъехаться. Женаты они были всего пять лет. Отец спросил меня:

— С кем ты хочешь жить — с мамой или со мной?

— С тобой.

Это значило, что с бабушкой. С матерью я рассталась, как с чужой женщиной.

Когда я родилась, мать посмотрела на меня и отвернулась:

— Унесите ее, какая некрасивая!

Я в самом деле родилась маленькой, некрасивой обезьянкой — вся волосатая, даже лицо в волосах, да еще недоношенная. Но горластая невероятно — все время требовала есть, а мать грудь не давала. В трудный час своей жизни, с отчаянья вышла она замуж за моего отца, не любя его, и это равнодушие перешло и на меня. А сына своего она обожала.

online-knigi.com

Галина читать онлайн, Вишневская Галина Павловна

Annotation

Книга воспоминаний великой певицы — яркий и эмоциональный рассказ о том, как ленинградская девочка, едва не погибшая от голода в блокаду, стала примадонной Большого театра; о встречах с Д. Д. Шостаковичем и Б. Бриттеном, Б. А. Покровским и А. Ш. Мелик-Пашаевым, С. Я. Лемешевым и И. С. Козловским, А. И. Солженицыным и А. Д. Сахаровым, Н. А. Булганиным и Е. А. Фурцевой; о триумфах и закулисных интригах; о высоком искусстве и жизненном предательстве. «Эту книга я должна была написать, — говорит певица. — В ней было мое спасение. Когда нас выбросили из нашей страны, во мне была такая ярость… Она мешала мне жить… Мне нужно было рассказать людям, что случилось с нами. И почему».

Текст настоящего издания воспоминаний дополнен новыми, никогда прежде не публиковавшимися фрагментами.

Галина Павловна Вишневская

1

2

3

4

5

Галина Павловна Вишневская

Галина

Славе, Ольге, Елене

1

Яркий солнечный день… Я бегу по зеленому изумрудному лугу — мне неполных четыре года — и с размаха вслед за мальчишками прыгаю с крутого берега в речку… В памяти навсегда остался мутно-зеленый цвет воды, я стою на дне, сжимая и разжимая ладошки вытянутых на поверхность рук — вероятно, чтобы ухватиться за что-то… Мои руки и увидели с берега взрослые и вытащили меня. Я, наверное, не успела испугаться, но помню, что отлупила меня мать как следует. А я ревела и не понимала, почему меня ругают, а мальчишек — нет. Почему им можно нырять, а мне нельзя? Как это так — я не умею плавать? Раз они умеют — значит, и я умею! Вероятно, тогда я впервые пыталась отстаивать свое человеческое достоинство и право на свободу действий.

Это лето — 1930 года — я живу с матерью и отцом «на даче», в небольшой деревне. Взяли меня от бабушки — погостить.

Я не помню своей привязанности к родителям — они всегда были мне чужими. Возможно, оттого, что с самого младенчества — шести недель — меня взяла на воспитание бабушка и все мое детство я слышала обращенное ко мне жалостливое слово «сиротка».

Моя мать — наполовину цыганка, наполовину полька: мать ее была цыганкой, но я никогда не знала деда и бабушку с материнской стороны — они умерли еще до моего рождения.

Когда мой отец впервые увидел свою будущую жену, ему было лишь 20 лет, ей же не исполнилось и восемнадцати. Незадолго перед тем порвав со своим прежним возлюбленным, беременная от него, она переживала тогда свою первую жизненную драму. Мой отец полюбил ее и женился на ней. Вскоре она родила сына, а через два года появилась я. Мать была очень красива — среднего роста, черноглазая блондинка, с длинными, стройными ногами. Помню ее поразительно красивые руки. Но я всегда восхищалась ею как бы со стороны, она никогда не была «моей».

Наверное, от нее — в крови — передалась мне страсть к пению: она играла на гитаре, пела цыганские романсы, а я, конечно, за нею повторяла «Очи черные», «Бирюзовые колечки» или городские романсы. Бывало, соберутся гости, и тут же: «Галя, спой!» В таких случаях я почему-то залезала под стол. Публики я совершенно не боялась — наоборот, очень рано почувствовала в ней потребность: петь для себя самой было неинтересно, нужны были сопереживатели, сочувствующие. Но, вероятно, мне хотелось особой, таинственной атмосферы, хотелось уйти от реальности и создать свой мир. И вот из-под стола несется: «Очи чер-ные, очи страст-ные, очи жгучие и прекра-а-а-а-с-ные…» Мне только три года, а голос мой как у взрослой. Я родилась с поставленным от природы голосом, и окружающим странно было слышать такой сильный грудной звук, воспроизводимый горлом совсем маленькой девочки. Услышав аплодисменты, я вылезала из-под стола, раскланивалась и, окрыленная успехом, начинала изображать то, что пою. Вот такая, например, песенка:

Девушку из маленькой таверны

Полюбил суровый капитан,

Девушку с глазами дикой серны

И с улыбкой, как ночной туман.

Я исполняла этот «шедевр», стоя на стуле, — такая мизансцена казалась мне очень эффектной, потому что, когда подходил смертный час несчастной девицы «с глазами дикой серны», можно было кинуться в море с маяка (то есть со стула на пол) и изображать утопленницу. Все были в восторге. Тут же я плясала цыганочку, трясла-поводила плечами и кричала: «Чавелла!»

У матери, от природы музыкальной, был небольшой приятный голос. Отца Бог наградил замечательным драматическим тенором. Когда-то он мечтал стать певцом, но, как многие русские люди, был подвержен «слабости», весьма распространенной, — пьянству.

Напившись, любил петь ариозо Германа из «Пиковой дамы»:

Что наша жизнь? — Игра!

Тот единственный год, что я прожила со своими родителями, оставил в моей памяти лишь несколько коротких, но на всю жизнь четко запомнившихся эпизодов.

Вот я сижу у окна нашей «дачи». Это такая же изба, как и все остальные в деревне, только чистая, с ситцевыми занавесками на окнах, да еще с городской мебелью. Осенняя слякоть, идет дождь, но по улице бегут люди, что-то крича и плача. Из распахнутых дверей избы напротив какие-то мужчины выволакивают узлы, кастрюли, одеяла, подушки и кидают в телегу, запряженную тощей лошадью. Рядом стоит хозяйка избы, за ее подол ухватились ревущие дети, с которыми я всегда играю на улице. А у телеги мечется и воет их бабка. Она вцепилась своими корявыми руками в медный самовар, и ни за что не хочет отдавать его двум здоровенным мужикам, и все кричит только одно:

— Ироды!.. Ироды!.. ироды!..

В детскую память навсегда врезалась картина того осеннего хмурого дня: грязная дорога, толпа крестьян, и на их серо-черном фоне — прыгающий в руках старухи ярко-желтый, блестящий солнцем медный самовар. И еще — впервые услышанное странное слово «ироды».

Через много лет я пойму, что это было начало коллективизации, «раскулачивание», что мой детский мозг запечатлел картину разорения русского крестьянства.

А вот мы с матерью идем лесной дорогой, и вдруг из машины, идущей навстречу, какой-то мужчина на ходу выбрасывает нам две буханки хлеба. Мать прячет эти сокровища в сумку, а мне велит никому не рассказывать. Того незнакомца я встречу потом у нас в доме. Я очень хорошо понимаю, что мать не любит отца. Когда его нет дома, появляются мужчины, мать совершенно преображается, становится еще красивей. Мне кажется, что она и меня не любит. Я за нею тихонько наблюдаю, подсматриваю — каким-то странным чутьем ощущаю, что мать меня боится — боится, что расскажу отцу. Меня это ужасно обижает. Когда отец дома, то и дня не проходит без скандала — наверное, соседи рассказывают ему, что в его отсутствие часто бывают гости.

Однажды ночью я проснулась от крика: мать в одной рубашке бегала по комнате, а за нею с топором в руке — пьяный, совершенно обезумевший отец. Я закричала — вероятно, он опомнился, во всяком случае, удар пришелся не по матери, а по зеркальному шкафу. Грохот был страшный, зеркало разлетелось вдребезги. Отец схватил меня, кричит: «Говори, кто был у мамы? Какой мужчина? Как его зовут?»

Я видела устремленные на меня огромные глаза матери — она не умоляла молчать, она просто на меня смотрела. Возможно, я впервые почувствовала, что никогда не буду предательницей, — бессознательно, как маленькая женщина, я встала на сторону матери, хотя и не была к ней близка и хорошо знала, «как его зовут».

— Был здесь кто без меня?

— Не был.

— Врешь! Говори правду — или убью! Кто был у матери?

— Никого не было.

К утру скандал начал стихать. Решили разъехаться. Женаты они были всего пять лет. Отец спросил меня:

— С кем ты хочешь жить — с мамой или со мной?

— С тобой.

Это значило, что с бабушкой. С матерью я рассталась, как с чужой женщиной.

Когда я родилась, мать посмотрела на меня и отвернулась:

— Унесите ее, какая некрасивая!

Я в самом деле родилась маленькой, некрасивой обезьянкой — вся волосатая, даже лицо в волосах, да еще недоношенная. Но горластая невероятно — все время требовала есть, а мать грудь не давала. В трудный час своей жизни, с отчаянья вышла она замуж за моего отца, не любя его, и это равнодушие перешло и на меня. А сына своего она обожала.

Тогда меня, шестинедельную, взяла к себе бабушка, мать отца Дарья Александровна Иванова, и увезла в Кронштадт, где она жила с дедушкой, замужней дочерью — тетей Катей — и неженатым младшим сыном Андреем. Бабушка, конечно, умела нянчить детей. Тут же нашла женщину, у которой в те голодные годы чудом сохранилась коза, брала у нее молоко и кормила меня из соски, а по вечерам, когда плита в кухне остывала, клала меня в теплую духовку — так и выхаживала. А то еще нажует хлеба в тряпку — и мне в рот. Лишь бы молчала.

Мои дедушка и бабушка — русские, из Вологодской губернии. Дед, Андрей Андреевич Иванов, рабочий-печник, был замечательный мастер своего дела, золотые руки. До сих пор во многих старых домах Кронштадта стоят сложенные им красивые изразцовые печи и камины. Поселились они в Кронштадте задолго до революции, нарожали восемь детей. Четверо умерли, остались две дочери и два сына. Все получили образование — в гимназии или в реальном училище, хотя дед работал один. Перешли в другое сословие — кроме младшего сына Андрея: тот пошел по стопам отца, стал печным мастером. Ну, и была, конечно, у деда «слабость» — пил горькую, по русской традиции, да еще с запоями. Но в пьяном виде не буянил. Я его помню смутно. Знаю, что любил он меня и звал «Вишенка» за черные глаза. Потом цвет глаз у меня изменился — стали зелеными.

Дед был добрый, всегда нес мне гостинец — то конфе ...

knigogid.ru

Читать онлайн "Галина. История жизни" автора Вишневская Галина Павловна - RuLit

Галина Павловна Вишневская

Галина. История жизни

Славе, Ольге, Елене

Яркий солнечный день… Я бегу по зеленому изумрудному лугу — мне неполных четыре года — и с размаха вслед за мальчишками прыгаю с крутого берега в речку… В памяти навсегда остался мутно-зеленый цвет воды, я стою на дне, сжимая и разжимая ладошки вытянутых на поверхность рук — вероятно, чтобы ухватиться за что-то… Мои руки и увидели с берега взрослые и вытащили меня. Я, наверное, не успела испугаться, но помню, что отлупила меня мать как следует. А я ревела и не понимала, почему меня ругают, а мальчишек — нет. Почему им можно нырять, а мне нельзя? Как это так — я не умею плавать? Раз они умеют — значит, и я умею! Вероятно, тогда я впервые пыталась отстаивать свое человеческое достоинство и право на свободу действий.

Это лето — 1930 года — я живу с матерью и отцом «на даче», в небольшой деревне. Взяли меня от бабушки — погостить.

Я не помню своей привязанности к родителям — они всегда были мне чужими. Возможно, оттого, что с самого младенчества — шести недель — меня взяла на воспитание бабушка и все мое детство я слышала обращенное ко мне жалостливое слово «сиротка».

Моя мать — наполовину цыганка, наполовину полька: мать ее была цыганкой, но я никогда не знала деда и бабушку с материнской стороны — они умерли еще до моего рождения.

Когда мой отец впервые увидел свою будущую жену, ему было лишь 20 лет, ей же не исполнилось и восемнадцати. Незадолго перед тем порвав со своим прежним возлюбленным, беременная от него, она переживала тогда свою первую жизненную драму. Мой отец полюбил ее и женился на ней. Вскоре она родила сына, а через два года появилась я. Мать была очень красива — среднего роста, черноглазая блондинка, с длинными, стройными ногами. Помню ее поразительно красивые руки. Но я всегда восхищалась ею как бы со стороны, она никогда не была «моей».

Наверное, от нее — в крови — передалась мне страсть к пению: она играла на гитаре, пела цыганские романсы, а я, конечно, за нею повторяла «Очи черные», «Бирюзовые колечки» или городские романсы. Бывало, соберутся гости, и тут же: «Галя, спой!» В таких случаях я почему-то залезала под стол. Публики я совершенно не боялась — наоборот, очень рано почувствовала в ней потребность: петь для себя самой было неинтересно, нужны были сопереживатели, сочувствующие. Но, вероятно, мне хотелось особой, таинственной атмосферы, хотелось уйти от реальности и создать свой мир. И вот из-под стола несется: «Очи чер-ные, очи страст-ные, очи жгучие и прекра-а-а-а-с-ные…» Мне только три года, а голос мой как у взрослой. Я родилась с поставленным от природы голосом, и окружающим странно было слышать такой сильный грудной звук, воспроизводимый горлом совсем маленькой девочки. Услышав аплодисменты, я вылезала из-под стола, раскланивалась и, окрыленная успехом, начинала изображать то, что пою. Вот такая, например, песенка:

Девушку из маленькой таверны Полюбил суровый капитан, Девушку с глазами дикой серны И с улыбкой, как ночной туман.

Я исполняла этот «шедевр», стоя на стуле, — такая мизансцена казалась мне очень эффектной, потому что, когда подходил смертный час несчастной девицы «с глазами дикой серны», можно было кинуться в море с маяка (то есть со стула на пол) и изображать утопленницу. Все были в восторге. Тут же я плясала цыганочку, трясла-поводила плечами и кричала: «Чавелла!»

У матери, от природы музыкальной, был небольшой приятный голос. Отца Бог наградил замечательным драматическим тенором. Когда-то он мечтал стать певцом, но, как многие русские люди, был подвержен «слабости», весьма распространенной, — пьянству.

Напившись, любил петь ариозо Германа из «Пиковой дамы»:

Что наша жизнь? — Игра!

Тот единственный год, что я прожила со своими родителями, оставил в моей памяти лишь несколько коротких, но на всю жизнь четко запомнившихся эпизодов.

Вот я сижу у окна нашей «дачи». Это такая же изба, как и все остальные в деревне, только чистая, с ситцевыми занавесками на окнах, да еще с городской мебелью. Осенняя слякоть, идет дождь, но по улице бегут люди, что-то крича и плача. Из распахнутых дверей избы напротив какие-то мужчины выволакивают узлы, кастрюли, одеяла, подушки и кидают в телегу, запряженную тощей лошадью. Рядом стоит хозяйка избы, за ее подол ухватились ревущие дети, с которыми я всегда играю на улице. А у телеги мечется и воет их бабка. Она вцепилась своими корявыми руками в медный самовар, и ни за что не хочет отдавать его двум здоровенным мужикам, и все кричит только одно:

www.rulit.me

Галина Вишневская. Галина. История жизни

Галина. История жизни

О чем эта книга?В книге "Галина. История жизни" история жизни великой певицы и актрисы Галины Вишневской рассказана из первых уст. "Эту кн

Издательство: "Никея" (2017)

ISBN: 978-5-91761-639-1

Купить за 1219 грн (только Украина) в Grenka UA

Галина Вишневская

Биография Галины Вишневской

Оперная певица (лирико-колоратурное сопрано обширного диапазона), педагог, Народная артистка СССР Галина Павловна Вишневская родилась 25 октября 1926 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Девичья фамилия - Иванова (фамилию Вишневская она оставила от первого мужа). Ее отец Павел Антонович был рабочим, мать Зинаида Антоновна вела домашнее хозяйство. Когда Галине было 5 лет, родители разошлись. Внучку на воспитание взяла бабушка по отцовской линии, которая проживала в Кронштадте. Бабушка умерла в блокаду в феврале 1942 года, Галина осталась одна. Весной 1942 года ее взяли в отряд МПВО - местной противовоздушной обороны. В 1943 году она устроилась на работу в Выборгский дом культуры помощником осветителя сцены. Когда в городе начала работать музыкальная школа имени Римского-Корсакова, она стала заниматься там вокалом.

Свою сценическую деятельность Галина Вишевская начала в 1944 году в Ленинградском областном театре оперетты, затем стала солисткой Ленинградской филармонии, выступала как эстрадная певица.

С 1952 года по 1974 год была солисткой Большого театра, на сцене которого она спела около 30 партий: Татьяна и Лиза ("Евгений Онегин" и "Пиковая дама" Петра Чайковского), Купава ("Снегурочка" Николая Римского Корсакова), Аида и Виолетта ("Аида" и "Травиата" Джузеппе Верди), Чио Чио сан ("Чио Чио сан" Джакомо Пуччини), Катерина ("Катерина Измайлова" Дмитрия Шостаковича), Леонора ("Фиделио" Бетховена) и др. Певица стала первой исполнительницей партии Наташи Ростовой в опере Сергея Прокофьева "Война и мир" и партии Катарины в опере Шебалина "Укрощение строптивой". Вишневская принимала участие в первых постановках на русской сцене оперы "Игрок" Прокофьева (1974, партия Полины), монооперы "Человеческий голос" Пуленка (1965). Галина Вишневская выступала и как камерная певица, в том числе в ансамбле с виолончелистом и дирижером Мстиславом Ростроповичем, за которого вышла замуж в 1955 году.

В декабре 1959 года Вишневская впервые вылетела на гастроли в США с Государственным симфоническим оркестром. В ее программу входили партии из "Аиды", "Чио-Чио-сан" и других опер.

В 1962 году Вишневская дебютировала в театре "Ковент Гарден" (Лондон) в партии Аиды ("Аида" Джузеппе Верди).

В 1965 году состоялся ее дебют в миланском театре "Ла Скала".

В конце 1960 х годов вместе с мужем Мстиславом Ростроповичем Вишневская оказывала поддержку писателю Александру Солженицыну, что стало одной из причин постоянного внимания и давления со стороны спецслужб.

В 1974 году Галина Вишневская и Мстислав Ростропович покинули Советский Союз, проживали в США, затем во Франции и Великобритании.

В 1978 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Галина Вишневская и Мстислав Ростропович были лишены гражданства, почетных званий и наград.

Галина Вишневская пела на всех крупнейших сценах мира ("Ковент-Гарден", "Метрополитен-опера", "Гранд-Опера", "Ла Скала", "Мюнхенская Опера" и др.). Исполнила партию Марины в записи оперы "Борис Годунов" (дирижер Герберт фон Караян), в 1989 году пела эту же партию в одноименном фильме. В числе ее записей, сделанных в период эмиграции, полная редакция оперы Прокофьева "Война и мир", пять дисков с романсами русских композиторов Глинки, Даргомыжского, Мусоргского, Бородина и Чайковского.

В 1982 году после триумфального исполнения партии Татьяны на сцене "Гранд-опера" в Париже Вишневская оставила профессиональную сцену и занялась преподавательской деятельностью, а также выступала как драматическая актриса. Она продолжала концертную деятельность, записывала пластинки, проводила мастер-классы.

В 1990 году Галина Вишневская и Мстислав Ростропович были восстановлены в гражданстве. В начале 1990-х годов Вишневская вернулась в Россию, стала почетным профессором Московской консерватории.

В 1993 году Галина Вишневская дебютировала как драматическая актриса в роли Екатерины II в спектакле МХАТ им. А.П. Чехова "За зеркалом". Она снялась в фильмах "Провинциальный бенефис" (1993), "Александра" (2007).

1 сентября 2002 года в Москве на Остоженке открылся Центр оперного пения Галины Вишневской, где она передавала свой опыт и знания талантливым молодым певцам. Также она являлась художественным руководителем центра.

Галина Вишневская была награждена самыми престижными российскими и иностранными наградами. В 1956 году Вишневской было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР, в 1966 году - Народной артистки СССР. Она награждена медалью "За оборону Ленинграда" (Указ о присвоении медали был подписан в 1942 году, медаль вручена 23 февраля 1994 года), орденом Ленина (1971), орденом "За заслуги перед Отечеством" III (1996), II (2006) и I (2012) степеней.

Галина Вишневская была награждена Алмазной медалью города Парижа (1977), Grand officier Ордена литературы и искусства (Франция, 1982), Командор Ордена Почетного Легиона (Франция, 1983).

В 2004 году она была награждена орденом Святой равноапостольной княгини Ольги Русской Православной Церкви и орденом Петра Великого Академии МВД.

20 мая 2005 года Галине Вишневской была вручена международная награда - орден "За вклад в Победу".

В 2006 году по инициативе певицы впервые состоялся Международный конкурс оперных артистов Галины Вишневской. Конкурс проводится в Москве каждые два года.

Свой жизненный путь Вишневская описала в книге "Галина. История жизни". В середине 1990-х годов по книге певицы композитор Мишель Ландовский создал одноименную оперу и пригласил Вишневскую помочь в постановке. Премьера этой оперы состоялась в Лионе (Франция) в 1996 году.

В 2011 году Галина Вишневская презентовала юбилейное переиздание автобиографической книги "Галина. История жизни ", дополненное справками и фотографиями.

25 октября 2011 года Галина Вишневская отпраздновала 85-летний юбилей. В день рождения оперной дивы на сцене московского Концертного зала им. Чайковского состоялся гала-концерт "Вишневская, Vivat!".

11 декабря 2012 года Галина Вишневская скончалась на 87-м году жизни.

Вишевская трижды была замужем. Первый раз он вышла замуж в 17 лет за морского офицера Георгия Вишневского, с которым вскоре развелась. Вторым ее мужем был директор театра оперетты, скрипач Марк Рубин. Третьим мужем стал знаменитый виолончелист Мстислав Ростропович.

У нее осталось две дочери: Ольга и Елена. Ольга с 2008 года является президентом Фонда Мстислава Ростроповича по поддержке молодых музыкантов, Елена - президент Благотворительного Фонда Ростроповича-Вишневской, который занимается медицинской помощью.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Аудио: Заключительная сцена из оперы Чайковского "Евгений Онегин". Поет Галина Вишневская

Оркестр Гостелерадио СССР. Дирижер - Владимир Дельман

Предоставлено ФГУП "Фирма "Мелодия"

Галина Вишневская — гордость мировой оперы. Архивные кадры

Галина Вишневская: Моя книга – это энциклопедия для всех

Оперная певица Галина Вишневская

Оперная певица Галина Вишневская

Источник: Галина Вишневская

dic.academic.ru

Книга: Галина Вишневская. Галина

Галина

★★★★★

Серия: "Мой 20 век"

Книга воспоминаний великой певицы - яркий и эмоциональный рассказ о том, как ленинградская девочка, едва не погибшая от голода в блокаду, стала примадонной Большоготеатра; о встречах с Д. Д. Шостаковичем и Б. Бриттеном, Б. А. Покровским и А. Ш. Мелик-Пашаевым, С. Я. Лемешевым и И. С. Козловским, А. И. Солженицыным и А. Д. Сахаровым, Н. А. Булганиным и Е. А. Фурцевой; о триумфах и закулисных интригах; о высоком искусстве и жизненном предательстве. "Эту книгу я должна была написать, - говорит певица. - В ней было моеспасение. Когда нас выбросили из нашей страны, во мне была такая ярость... Она мешала мне жить... Мне нужно было рассказать людям, что случилось с нами. И почему" . Текстнастоящего издания воспоминаний дополнен новыми, никогда прежде не публиковавшимися фрагментами.

Издательство: "Вагриус" (2007)

Формат: 60x90/16, 608 стр.

Отзывы о книге:

★★★★★

Интересно читать, написана замечательным языком. Если интересна жизнь наших знаменитых современников - не пожалеете!

Ольга Пономарева

Галина Вишневская

Биография Галины Вишневской

Оперная певица (лирико-колоратурное сопрано обширного диапазона), педагог, Народная артистка СССР Галина Павловна Вишневская родилась 25 октября 1926 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Девичья фамилия - Иванова (фамилию Вишневская она оставила от первого мужа). Ее отец Павел Антонович был рабочим, мать Зинаида Антоновна вела домашнее хозяйство. Когда Галине было 5 лет, родители разошлись. Внучку на воспитание взяла бабушка по отцовской линии, которая проживала в Кронштадте. Бабушка умерла в блокаду в феврале 1942 года, Галина осталась одна. Весной 1942 года ее взяли в отряд МПВО - местной противовоздушной обороны. В 1943 году она устроилась на работу в Выборгский дом культуры помощником осветителя сцены. Когда в городе начала работать музыкальная школа имени Римского-Корсакова, она стала заниматься там вокалом.

Свою сценическую деятельность Галина Вишевская начала в 1944 году в Ленинградском областном театре оперетты, затем стала солисткой Ленинградской филармонии, выступала как эстрадная певица.

С 1952 года по 1974 год была солисткой Большого театра, на сцене которого она спела около 30 партий: Татьяна и Лиза ("Евгений Онегин" и "Пиковая дама" Петра Чайковского), Купава ("Снегурочка" Николая Римского Корсакова), Аида и Виолетта ("Аида" и "Травиата" Джузеппе Верди), Чио Чио сан ("Чио Чио сан" Джакомо Пуччини), Катерина ("Катерина Измайлова" Дмитрия Шостаковича), Леонора ("Фиделио" Бетховена) и др. Певица стала первой исполнительницей партии Наташи Ростовой в опере Сергея Прокофьева "Война и мир" и партии Катарины в опере Шебалина "Укрощение строптивой". Вишневская принимала участие в первых постановках на русской сцене оперы "Игрок" Прокофьева (1974, партия Полины), монооперы "Человеческий голос" Пуленка (1965). Галина Вишневская выступала и как камерная певица, в том числе в ансамбле с виолончелистом и дирижером Мстиславом Ростроповичем, за которого вышла замуж в 1955 году.

В декабре 1959 года Вишневская впервые вылетела на гастроли в США с Государственным симфоническим оркестром. В ее программу входили партии из "Аиды", "Чио-Чио-сан" и других опер.

В 1962 году Вишневская дебютировала в театре "Ковент Гарден" (Лондон) в партии Аиды ("Аида" Джузеппе Верди).

В 1965 году состоялся ее дебют в миланском театре "Ла Скала".

В конце 1960 х годов вместе с мужем Мстиславом Ростроповичем Вишневская оказывала поддержку писателю Александру Солженицыну, что стало одной из причин постоянного внимания и давления со стороны спецслужб.

В 1974 году Галина Вишневская и Мстислав Ростропович покинули Советский Союз, проживали в США, затем во Франции и Великобритании.

В 1978 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Галина Вишневская и Мстислав Ростропович были лишены гражданства, почетных званий и наград.

Галина Вишневская пела на всех крупнейших сценах мира ("Ковент-Гарден", "Метрополитен-опера", "Гранд-Опера", "Ла Скала", "Мюнхенская Опера" и др.). Исполнила партию Марины в записи оперы "Борис Годунов" (дирижер Герберт фон Караян), в 1989 году пела эту же партию в одноименном фильме. В числе ее записей, сделанных в период эмиграции, полная редакция оперы Прокофьева "Война и мир", пять дисков с романсами русских композиторов Глинки, Даргомыжского, Мусоргского, Бородина и Чайковского.

В 1982 году после триумфального исполнения партии Татьяны на сцене "Гранд-опера" в Париже Вишневская оставила профессиональную сцену и занялась преподавательской деятельностью, а также выступала как драматическая актриса. Она продолжала концертную деятельность, записывала пластинки, проводила мастер-классы.

В 1990 году Галина Вишневская и Мстислав Ростропович были восстановлены в гражданстве. В начале 1990-х годов Вишневская вернулась в Россию, стала почетным профессором Московской консерватории.

В 1993 году Галина Вишневская дебютировала как драматическая актриса в роли Екатерины II в спектакле МХАТ им. А.П. Чехова "За зеркалом". Она снялась в фильмах "Провинциальный бенефис" (1993), "Александра" (2007).

1 сентября 2002 года в Москве на Остоженке открылся Центр оперного пения Галины Вишневской, где она передавала свой опыт и знания талантливым молодым певцам. Также она являлась художественным руководителем центра.

Галина Вишневская была награждена самыми престижными российскими и иностранными наградами. В 1956 году Вишневской было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР, в 1966 году - Народной артистки СССР. Она награждена медалью "За оборону Ленинграда" (Указ о присвоении медали был подписан в 1942 году, медаль вручена 23 февраля 1994 года), орденом Ленина (1971), орденом "За заслуги перед Отечеством" III (1996), II (2006) и I (2012) степеней.

Галина Вишневская была награждена Алмазной медалью города Парижа (1977), Grand officier Ордена литературы и искусства (Франция, 1982), Командор Ордена Почетного Легиона (Франция, 1983).

В 2004 году она была награждена орденом Святой равноапостольной княгини Ольги Русской Православной Церкви и орденом Петра Великого Академии МВД.

20 мая 2005 года Галине Вишневской была вручена международная награда - орден "За вклад в Победу".

В 2006 году по инициативе певицы впервые состоялся Международный конкурс оперных артистов Галины Вишневской. Конкурс проводится в Москве каждые два года.

Свой жизненный путь Вишневская описала в книге "Галина. История жизни". В середине 1990-х годов по книге певицы композитор Мишель Ландовский создал одноименную оперу и пригласил Вишневскую помочь в постановке. Премьера этой оперы состоялась в Лионе (Франция) в 1996 году.

В 2011 году Галина Вишневская презентовала юбилейное переиздание автобиографической книги "Галина. История жизни ", дополненное справками и фотографиями.

25 октября 2011 года Галина Вишневская отпраздновала 85-летний юбилей. В день рождения оперной дивы на сцене московского Концертного зала им. Чайковского состоялся гала-концерт "Вишневская, Vivat!".

11 декабря 2012 года Галина Вишневская скончалась на 87-м году жизни.

Вишевская трижды была замужем. Первый раз он вышла замуж в 17 лет за морского офицера Георгия Вишневского, с которым вскоре развелась. Вторым ее мужем был директор театра оперетты, скрипач Марк Рубин. Третьим мужем стал знаменитый виолончелист Мстислав Ростропович.

У нее осталось две дочери: Ольга и Елена. Ольга с 2008 года является президентом Фонда Мстислава Ростроповича по поддержке молодых музыкантов, Елена - президент Благотворительного Фонда Ростроповича-Вишневской, который занимается медицинской помощью.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Аудио: Заключительная сцена из оперы Чайковского "Евгений Онегин". Поет Галина Вишневская

Оркестр Гостелерадио СССР. Дирижер - Владимир Дельман

Предоставлено ФГУП "Фирма "Мелодия"

Галина Вишневская — гордость мировой оперы. Архивные кадры

Галина Вишневская: Моя книга – это энциклопедия для всех

Оперная певица Галина Вишневская

Оперная певица Галина Вишневская

Источник: Галина Вишневская

dic.academic.ru

Вишневская Галина Павловна. Галина. История жизни

Галина ВишневскаяГалина. История жизниВпервые эта книга была издана в 1984 году в США на английском языке. Затем последовали ее переводы в Швеции, Франции, Италии, Финляндии... На русском языке книга вышла в 1985 году в Париже. Теперь… — СЛОВО/SLOVO, Горизонт, (формат: 60x84/16, 576 стр.) Подробнее...1991830бумажная книгаГалина ВишневскаяГалина. История жизниО чем эта книга?В книге "Галина. История жизни" история жизни великой певицы и актрисы Галины Вишневской рассказана из первых уст. "Эту кн — Никея, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...20171219бумажная книгаГалина ВишневскаяГалина. История жизниЭту книгу я должна была написать,- говорит Галина Вишневская.-Когда нас выбросили из нашей страны... мне нужно было рассказать людям о том, что случилось с нами. И почему . Книга была написана для… — Никея, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...20131703бумажная книгаГалина ВишневскаяГалина. История жизниВпервые эта книга была издана в 1984 году в США на английском языке. Затем последовали ее переводы в Швеции, Франции, Италии, Финляндии... На русском языке книга вышла в 1985 году в Париже. Теперь… — Слово, (формат: 60x84/16, 576 стр.) Подробнее...19911300бумажная книгаВишневская Галина ПавловнаГалина. История жизниО чем эта книга? В книге `Галина. История жизни` история жизни великой певицы и актрисы Галины Вишневской рассказана из первых уст. `Эту книгу я должна была написать,- говорит Галина Вишневская. … — Никея, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...20171147бумажная книгаВишневская, Галина ПавловнаГалина. История жизниВ книге «Галина. История жизни» история жизни великой певицы и актрисы Галины Вишневской рассказана из первых уст. «Эту книгу я должна была написать, — говорит Галина Вишневская. — Когда нас… — Никея, (формат: 243.00mm x 167.00mm x 50.00mm, 800 стр.) Подробнее...20171658бумажная книгаВишневская Галина ПавловнаГалина. История жизниВ этой книге история жизни великой певицы и актрисы Галины Вишневской рассказана из первых уст. Книга является уникальным свидетельством непростой, удивительной жизни. Девушка, окончившая 7 классов… — Никея, (формат: 70x100/16, 560 стр.) Подробнее...20172274бумажная книгаВишневская Г.Галина. История жизни800 стр. Эту книгу я должна была написать, - говорит Галина Вишневская. - Когда нас выбросили из нашей страны мне нужно было рассказать людям о том, что случилось с нами. И почему . Книга является… — (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...20111703бумажная книгаВишневская Г.Галина. История жизни"Эту книгу я должна была написать, — говорит Галина Вишневская. — Когда нас выбросили из нашей страны мне нужно было рассказать людям о том, что случилось с нами. И почему" . Книга была написана для… — Никея, (формат: 70x100/16, 560 стр.) - Подробнее...20171485бумажная книгаВишневская Г.Галина История жизни"Эту книгу я должна была написать, - говорит Галина Вишневская. - Когда нас выбросили из нашей страны... мне нужно было рассказать людям о том, что случилось с нами. И почему" . Книга была написана… — Никея, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...20171931бумажная книгаГ. ВишневскаяГалина. История жизниКнига о том, как ленинградская девочка, брошенная родителями, едва не погибшая в блокаду, стала примадонной Большого театра и лучшей певицей страны, и как эта странаотторгла ее от себя, о встречах с… — Новости, (формат: 70x100/16, 560 стр.) Подробнее...1991780бумажная книгаГалина ГамперИстория заблудших. Биографии Перси Биши и Мери Шелли (сборник)Книга включает два романа: жизнеописание великого английского поэта Перси Биши Шелли («Дух сам себе отчизна») и романтизированная биография его жены, создательницы легендарного Франкенштейна… — Геликон Плюс, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) электронная книга Подробнее...149.9электронная книгаГалина ГамперИстория заблудших. Биографии Перси Биши и Мери Шелли (сборник)Книга включает два романа: жизнеописание великого английского поэта Перси Биши Шелли («Дух сам себе отчизна») и романтизированная биография его жены, создательницы легендарного Франкенштейна… — Геликон Плюс, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...2016бумажная книгаГампер Галина СергеевнаИстория заблудших. Биографии Перси Биши и Мери ШеллиРомантизированные биографии английского поэта Перси Биши Шелли и его жены, создательницы легендарного Франкенштейна, Мэри Шелли. Книга иллюстрирована. Биографиипохожи на авантюрный роман. Тут и… — Геликон Плюс, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...2016991бумажная книгаТюкавкин В. Г., Аксенова Галина Владимировна, Клименко А. В.История России. Х I Х век. Учебник для студентов вузов. В 2-х частях. Часть 2Учебник написан профессорами и доцентами кафедры истории России МГПУ на основе новейших исторических исследований и новых источников. В отличие от прежних учебников больше внимания уделено освещению… — Владос, (формат: 70x100/16, 560 стр.) Учебник для ВУЗов Подробнее...2004209бумажная книга

dic.academic.ru


Смотрите также